Александра Бахметева – «Полная история Христианской Церкви»

Александра Бахметева – «Полная история Христианской Церкви»

(6 голосов5.0 из 5)

«Пол­ная исто­рия Хри­сти­ан­ской Церкви» А. Н. Бах­ме­те­вой – фун­да­мен­таль­ный труд по цер­ков­ной исто­рии для  стар­ших детей и под­рост­ков, напи­сан в сере­дине поза­про­шлого века. Его ана­ло­гов до сих пор не суще­ствует. Мас­штабы работы впечатляют.

Пред­ла­гаем вашему вни­ма­нию 2‑е изда­ние книги 2010 года, над кото­рым рабо­тало изда­тель­ство «Лепта Книга», «Эксмо» (Москва). Его пол­ную вер­сию вы можете ска­чать на нашем сайте после всту­пи­тель­ной ста­тьи, кото­рую мы при­во­дим целиком.

1011254851 - Александра Бахметева – «Полная история Христианской Церкви»

Изда­тели сооб­щают, что «…Алек­сандра Нико­ла­евна Бах­ме­тева (1825–1901) – извест­ная писа­тель­ница XIX века, почёт­ный член Обще­ства люби­те­лей рос­сий­ской сло­вес­но­сти. В своих кни­гах, выдер­жав­ших много изда­ний, она изла­гала собы­тия биб­лей­ской и цер­ков­ной исто­рии и пере­ска­зы­вала их для детей.

Пред­ла­га­е­мая книга повест­вует о вре­ме­нах появ­ле­ния и укреп­ле­ния Хри­сти­ан­ской Церкви на земле. 

Судьбы импе­рий и пра­ви­те­лей, войны, народ­ные дви­же­ния и тра­ге­дии ере­сей тесно пере­пле­та­ются с исто­рией хри­сти­ан­ского уче­ния, кото­рое, соб­ственно, и стало глав­ной дви­жу­щей силой жизни чело­ве­че­ского общества. 

Книга охва­ты­вает собы­тия пер­вого тыся­че­ле­тия со вре­мени Рож­де­ства Хри­стова. Напи­сан­ная живым и ярким язы­ком, она дает запо­ми­на­ю­щи­еся образы извест­ных людей про­шлого и подвиж­ни­ков Церкви».

Изда­ние под­го­тов­лено по бла­го­сло­ве­нию архи­епи­скопа Тирас­поль­ского и Дубоссар­ского Юсти­ни­ана. Реко­мен­до­вано к пуб­ли­ка­ции Изда­тель­ским Сове­том Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви.

А. Н. Бахметева. «Полная история Христианской Церкви»

cover 1200x800 1 - Александра Бахметева – «Полная история Христианской Церкви»

От издателей

Столп и утвер­жде­ние истины – так назы­вает нашу Цер­ковь свя­той апо­стол Павел (1 Тим. 3, 15).

Муче­ники и испо­вед­ники, свя­ти­тели и пре­по­доб­ные, бла­го­че­сти­вые цари и кня­зья – их вели­кое мно­же­ство, и все они посвя­тили свои труды, силы, а часто и саму жизнь осно­ва­нию вели­че­ствен­ного зда­ния Все­лен­ской Церкви. Ее исто­рия – это, по сути, исто­рия чело­ве­че­ского обще­ства: его воз­врата из мно­го­ве­ко­вого пери­ода вар­вар­ства и оди­ча­ния на путь духов­ного возрождения.

Спа­си­тель при­шёл на землю тогда, когда наш мир стоял на краю гибели. Язы­че­ское обще­ство, лишён­ное морали, уже не испы­ты­вало потреб­но­сти в нрав­ствен­но­сти, что с горе­чью при­зна­вали его луч­шие пред­ста­ви­тели. Но, не имея нрав­ствен­ного век­тора, оно было неиз­бежно обре­чено на ката­строфу и, как след­ствие, на вырождение. 

Обшир­ная Рим­ская импе­рия сто­яла на грани раз­вала, а тес­нив­шие ее сви­ре­пые вар­вары с евро­пей­ских окраин гро­зили уни­что­жить послед­ние про­блески мысли и духов­ных надежд. Каза­лось, древ­ний мир уже пере­шёл ту черту, откуда чело­веку, не име­ю­щему веры в Бога, воз­врата нет. Но в этой духов­ной немощи вдруг совер­ши­лась вели­кая сила Божия (2 Кор. 12, 9). Одно имя Хри­стово – имя вели­кой надежды страж­ду­щего чело­ве­че­ства – подвигло сотни тысяч людей изме­нить тече­ние жизни и дать начало новой жизни во Христе.

Исто­рия Церкви стала неот­де­лима от исто­рии чело­ве­че­ского обще­ства, и собы­тия, опи­сы­ва­е­мые в книге заме­ча­тель­ной писа­тель­ницы Алек­сан­дры Нико­ла­евны Бах­ме­те­вой (1825–1901), вновь пока­зы­вают, что только нрав­ствен­ная сила, зижду­ща­яся на Божиих запо­ве­дях, спо­собна спа­сти от дегра­да­ции и изме­нить наш мир к луч­шему. Кро­вию Спа­си­теля, Его стра­да­ни­ями и доб­ро­воль­ной чистой жерт­вой Его после­до­ва­те­лей был утвер­жден новый закон суще­ство­ва­ния чело­ве­че­ства – за други своя.

Введение. Состояние мира до явления Спасителя. Краткий очерк

Исто­рия Церкви, то есть обще­ства веру­ю­щих в Спа­си­теля и Иску­пи­теля мира, раз­де­ля­ется на исто­рию Церкви вет­хо­за­вет­ной и исто­рию Церкви ново­за­вет­ной. Пер­вая излагает

исто­рию сотво­ре­ния мира и чело­века, опи­сы­вает жизнь людей, жив­ших до Потопа, и судьбы народа, кото­рому Гос­подь дал откро­ве­ние и с кото­рым Он заклю­чил Свой Завет.

Что такое Завет? Завет (или дого­вор) заклю­чался в мило­сти­вом обе­ща­нии Бога даро­вать спа­се­ние людям, уве­ро­вав­шим в Него, послать им Спа­си­теля. Пер­вые люди (Адам и Ева) через свое непо­слу­ша­ние, дове­рив­шись диа­волу, утра­тили бла­жен­ство; а за ними и все потом­ство их, зара­жен­ное бесов­ским пре­воз­но­ше­нием и обес­си­лен­ное гре­хом, сде­ла­лось рабом стра­стей и смерти. Никто уже не мог наде­яться соб­ствен­ными силами достиг­нуть утра­чен­ного бла­жен­ства и заслу­жить про­ще­ние. Но вслед за гре­хо­па­де­нием чело­века и нака­за­нием его явля­ется и бес­пре­дель­ное мило­сер­дие Божие. Гос­подь обе­щает людям Изба­ви­теля и неод­но­кратно повто­ряет Свое обе­ща­ние через пророков.

Веро­вав­шие в обе­ща­ние Бога и хра­нив­шие закон Его состав­ляли вет­хо­за­вет­ную Цер­ковь. Это были пат­ри­архи, про­роки, пра­вед­ники, кото­рые жили до явле­ния Спа­си­теля. Диа­вол – кле­вет­ник, обо­льсти­тель (греч.). Под этим име­нем разу­ме­ется сила зла – пад­шие духи, иначе назы­ва­е­мые нечи­стыми или злыми, бесами, духами бесов­скими, пад­шими анге­лами. Глава их назы­ва­ется Вель­зе­ву­лом, Вели­а­ром, кня­зем мира сего, кня­зем бесов­ским, отцом лжи. При­чину паде­ния злых духов уче­ние Церкви нахо­дит в гор­до­сти и высо­ко­ме­рии, в зави­сти к Творцу. Паде­ние бесов при­зна­ется за неиз­мен­ное и окон­ча­тель­ное, без воз­мож­но­сти рас­ка­я­ния и прощения.

Бес – ана­лог гре­че­ского слова «демон» – один из древ­них духов, анге­лов, в начале вре­мен вовле­чен­ных вер­хов­ным архан­ге­лом Сата­ни­и­лом (сата­ной, диа­во­лом) в мятеж про­тив Бога, и низ­вер­жен­ный с Неба за это. Уде­лом пад­ших анге­лов с этих пор ста­но­вится сопро­тив­ле­ние Боже­ствен­ным силам и козни про­тив людей, с наме­ре­нием запо­лу­чить после смерти души их в свою власть. В Биб­лии дан­ный тер­мин упо­треб­ля­ется также для обо­зна­че­ния язы­че­ских божеств-идолов.

Грех – в гре­че­ском языке этому соот­вет­ствует поня­тие откло­не­ния или про­маха (сле­дует разу­меть, мимо жиз­нен­ной цели). В наи­бо­лее общем зна­че­нии грех пред­став­ляет собой укло­не­ние тво­ре­ния от преду­смот­рен­ного Твор­цом харак­тера и пред­на­зна­че­ния, иска­же­ние замысла Божия о мире и чело­ве­че­стве, отказ от Боже­ствен­ной бла­го­дати с пред­по­чте­нием своей воли. В Биб­лей­ском кон­тек­сте «грех» часто сосед­ствует с поня­тием «зла» и «смерти». Апо­стол Павел гово­рит о грехе как о жале смерти (1 Кор. 15, 56), а о смерти – как о воз­мез­дии за грех (Рим. 6, 23).

Грех есть осу­ществ­ле­ние, вопло­ще­ние зла – как про­ти­во­ре­чия Боже­ствен­ной воле. В инди­ви­ду­аль­ном зна­че­нии грех – это поступки, мысли и чув­ства кон­крет­ного чело­века, рас­хо­дя­щи­еся с голо­сом сове­сти и запо­ве­дями Бога. Кроме того, для вет­хо­за­вет­ного и ново­за­вет­ного нрав­ствен­ного бого­сло­вия кра­е­уголь­ным явля­ется пред­став­ле­ние о т. н. «пер­во­род­ном грехе» – повре­жде­нии, кото­рое вно­сится в мир после пре­ступ­ле­ния Адама и Евы. Пер­во­род­ным гре­хом харак­те­ри­зу­ется общее несо­вер­шен­ство пад­шей чело­ве­че­ской при­роды и обсто­я­тельств чело­ве­че­ской жизни, их склон­ность ко злу.

Раз­об­ще­ние между людьми, болезни и смерть – это след­ствия пер­во­род­ного греха, кото­рыми охва­чены все люди земли. В Таин­стве Кре­ще­ния (воз­рож­де­ния верой и вступ­ле­ния в Цер­ковь) закон пер­во­род­ного греха утра­чи­вает без­услов­ную власть над душой. Кре­стив­шись, чело­век по-преж­нему оста­ётся несо­вер­шен­ным и смерт­ным, но лич­ная воля его осво­бож­да­ется из-под гре­хов­ной пред­опре­де­лен­но­сти и полу­чает воз­мож­но­сти выбора между доб­ром и злом, исти­ной и ложью.

Грехи бывают неволь­ными – когда совер­ша­ются по незна­нию; воль­ными – когда чело­век знает и не пред­при­ни­мает попы­ток сопро­тив­ляться про­ти­во­за­кон­ному. В Писа­нии, кроме того, упо­ми­на­ется о гре­хах к смерти (созна­тель­ных, тяж­ких, омертв­ля­ю­щих душу) и гре­хах не к смерти (совер­шен­ных по неосто­рож­но­сти, вре­мен­ной сла­бо­сти или обы­чаю). Тяже­лей­шими из гре­хов явля­ются хула на Бога, поку­ше­ние на свя­тыню, отча­я­ние в мило­сер­дии Божием, само­убий­ство, гор­дыня или бес­печ­ность о спа­се­нии. Неко­то­рые грехи, состо­я­щие в осо­бен­ной неспра­вед­ли­во­сти – напри­мер, обида, нане­сён­ная сироте или вдо­вице, – назы­ва­ются гре­хами, вопи­ю­щими к Богу об отмщении.

Бла­го­ве­ще­ние – общее зна­че­ние этого слова – доб­рая, радост­ная весть, бла­го­ве­стие. Более узко в ново­за­вет­ной исто­рии Бла­го­ве­ще­нием назы­ва­ется собы­тие встречи Пре­свя­той Девы Марии с Архан­ге­лом Гав­ри­и­лом, про­изо­шед­шее в гали­лей­ском городе Наза­рете. Боже­ствен­ный послан­ник воз­ве­стил Марии о ско­ром рож­де­нии от Нее Мес­сии, Спа­си­теля мира.

В память об этом Цер­ко­вью уста­нов­лен празд­ник Бла­го­ве­ще­ния, отме­ча­е­мый еже­годно 25 марта (7 апреля по граж­дан­скому кален­дарю) и вхо­дя­щий в число дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков. С днем Бла­го­ве­ще­ния сим­во­ли­че­ски сов­па­дает при­ход весны и про­буж­де­ние при­роды. По народ­ной тра­ди­ции, в этот празд­ник при­нято выпус­кать птиц на волю, что также пони­ма­ется как оли­це­тво­ре­ние жизни, духов­ного взлета, освобождения.

Вре­ме­нами Цер­ковь бывала очень немно­го­чис­ленна, ибо народ изра­иль­ский часто забы­вал Бога и пре­да­вался идо­ло­по­клон­ству. Но все­гда нахо­ди­лись люди, свято хра­нив­шие закон, дан­ный Богом, и с непо­ко­ле­би­мой верой ожи­дали явле­ния обе­щан­ного Мессии.

Обе­ща­ние испол­ни­лось. Хри­стос, Еди­но­род­ный Сын Божий, сошёл на землю, чтобы стра­да­ни­ями и смер­тью иску­пить грехи мира, при­ми­рить людей с Богом и даро­вать уве­ро­вав­шим в Него жизнь веч­ную и Цар­ство Небес­ное. Ново­за­вет­ная Цер­ковь, осно­ван­ная Иису­сом Хри­стом и рас­про­стра­нён­ная апо­сто­лами при содей­ствии Свя­того Духа, состоит из всех тех, кото­рые веруют в при­шед­шего Спа­си­теля и при­ни­мают Свя­тое Кре­ще­ние во имя Отца, и Сына, и Свя­того Духа, как пове­лел Христос.

Нераз­рыв­ная, живая связь соеди­няет вет­хо­за­вет­ную Цер­ковь с ново­за­вет­ной. Гос­подь Сам зако­но­да­тель Сво­его народа; Он чрез Мои­сея уста­но­вил образ слу­же­ния и прав­ле­ния вет­хо­за­вет­ной Церкви. Но и в законе, и в обря­дах виден про­об­раз буду­щей Церкви, – точно так же, как и в собы­тиях вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зу­ется буду­щее спа­се­ние чрез обе­щан­ного Изба­ви­теля, или Мес­сию. Вет­хо­за­вет­ные про­роки, вдох­но­вен­ные свыше, посто­янно ука­зы­вают на буду­щее явле­ние Спа­си­теля, на новый закон, кото­рый впи­шется в сердца, на вели­кий Свет, кото­рый оза­рит сидя­щих во тьме неве­де­ния, на вели­чие и непо­ко­ле­би­мость Церкви Христовой.

Пред­мет нашего повест­во­ва­ния состав­ляет исто­рия ново­за­вет­ной Церкви. Мы рас­ска­жем, как слово Божие, про­по­ве­дан­ное вна­чале в Иудее, про­ни­кало даже в самые отда­лен­ные страны и воз­рож­дало уве­ро­вав­ших во Хри­ста к новой, луч­шей жизни. Мы поста­ра­емся пока­зать дея­тель­ность свя­тых бла­го­вест­ни­ков, чистый образ жизни пер­вых хри­стиан, твер­дость и тер­пе­ние хри­сти­ан­ских испо­вед­ни­ков и мучеников.

Каж­дому члену хри­сти­ан­ской Церкви необ­хо­димо вни­ма­тельно изу­чить ее исто­рию. Как в жизни отдель­ного чело­века, так и в жизни целого народа непре­менно про­яв­ля­ется его вера. По мере того как люди при­ни­мали уче­ние Хри­стово, жизнь их ста­но­ви­лась нрав­ствен­нее, стрем­ле­ния – чище, законы улуч­ша­лись; ибо должны были соот­вет­ство­вать образ­цам нрав­ствен­ного совер­шен­ства, кото­рое дано в хри­сти­ан­ском учении.

Для нас, хри­стиан, истин­ное про­све­ще­ние страны опре­де­ля­ется сте­пе­нью адек­ват­но­сти ее зако­нов и обы­чаев уче­нию Хри­ста как еди­ного источ­ника света и истины. Поэтому исто­рия рас­про­стра­не­ния Церкви Хри­сто­вой несрав­ненно важ­нее, чем опи­са­ние жизни наро­дов, состо­я­щее, глав­ным обра­зом, из пере­чис­ле­ния битв и заво­е­ва­ний. Она наглядно пока­зы­вает силу и бла­гость Бога. 

Мы видим труды и стра­да­ния вер­ных слу­жи­те­лей Гос­пода; видим, что Цер­ковь вна­чале была мало­чис­ленна, окру­жена силь­ными и мно­го­чис­лен­ными вра­гами. Вла­сти и кос­ное обще­ствен­ное созна­ние вос­стали на нее, всеми сред­ствами ста­ра­ясь погу­бить, упо­треб­ляя наси­лие и гоне­ние. По вре­ме­нам лож­ные тол­ко­ва­ния омра­чают чистоту ее уче­ния, но все тщетно.

Цер­ковь, освя­щен­ная Духом Божиим, хра­ни­мая Богом, не может погиб­нуть. Все уси­лия вра­гов ее обра­ща­ются на ее же пользу, а гоне­ния слу­жат лишь к ее славе и воз­ве­ли­че­нию. Испол­ня­ется в точ­но­сти про­ро­че­ство Исайи: «Вся­кое ору­дие, сде­лан­ное во вред тебе, будет бес­сильно, и вся­кий язык, кото­рый ста­нет судиться с тобой, ты обли­чишь» (Ис. 54,17).

Доселе Цер­ковь Кафо­ли­че­ская, или Все­лен­ская, Пра­во­слав­ная, Апо­столь­ская, хра­нит все, что запо­ве­дал Гос­подь уче­ни­кам Своим и что впо­след­ствии вну­шил им Дух Свя­той. Вера Хри­стова, про­ник­шая в самые отда­лен­ные страны, напо­ми­нает ныне могу­чее дерево, вырос­шее из малого зерна. Цер­ковь осе­нила сво­ими вет­вями весь мир, даруя веру­ю­щим силу, отраду, уте­ше­ние, жизнь духов­ную со всеми ее благами.

* * *

Прежде чем при­сту­пить к изло­же­нию собы­тий цер­ков­ной исто­рии, необ­хо­димо ска­зать вкратце о том состо­я­нии мира, в кото­ром он нахо­дился ко вре­мени явле­ния миру Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста. Кроме иудеев, полу­чив­ших откро­ве­ние о еди­ном Боге, все народы мира тогда покло­ня­лись мно­го­чис­лен­ным богам и куми­рам (их изоб­ра­же­ниям), то есть были язычниками.

В дан­ном повест­во­ва­нии нет необ­хо­ди­мо­сти рас­ска­зы­вать о том подробно. Народы нахо­ди­лись на раз­ных сту­пе­нях раз­ви­тия. Их куль­тура и рели­ги­оз­ные культы были во мно­гом обу­слов­лены при­род­ными и кли­ма­ти­че­скими усло­ви­ями, сте­пе­нью вли­я­ния сосе­дей, сло­жив­ши­мися исто­ри­че­скими тра­ди­ци­ями и т. д.

В раз­ное время народы дости­гали то сво­его рас­цвета, то упадка. В тот исто­ри­че­ский период, с кото­рого мы начи­наем свое повест­во­ва­ние, самым силь­ным наро­дом были рим­ляне. Силой ору­жия они поко­рили себе мно­гие страны, достиг­нув выс­шей сте­пени могу­ще­ства и славы. Но их рели­ги­оз­ные пред­став­ле­ния были в упадке. Самое неле­пое идо­ло­по­клон­ство или совер­шен­ное без­ве­рие, соеди­нен­ное с гру­бым суе­ве­рием, гос­под­ство­вало в пыш­ной сто­лице мира, Риме. В бого­по­чи­та­нии рим­лян не было ничего, что могло бы воз­вы­сить душу и вну­шить чело­веку пра­вила нрав­ствен­но­сти и добра; раз­врат и жесто­кость, вме­сте с изне­жен­но­стью и неимо­вер­ной рос­ко­шью, достигли в Риме до край­них пределов.

«Хлеба и зре­лищ» – вот основ­ной девиз и кредо рим­лян. Языч­ники (по край­ней мере, тех стран, что вхо­дили в состав Рим­ской импе­рии) в ту пору уже мало верили в могу­ще­ство своих богов, хотя и про­дол­жали совер­шать поло­жен­ные обряды, уста­нов­лен­ные зако­ном и обы­чаем. Но чело­веку свой­ственно верить в выс­шую силу и стре­миться к позна­нию истины. Пока эти стрем­ле­ния не заглу­шены пустой и сует­ной жиз­нью, они предо­хра­няют от нрав­ствен­ного падения.

В Риме в этот период такие стрем­ле­ния про­яв­ля­лись уже слабо, хотя в про­вин­циях, осо­бенно в Гре­ции и на Востоке, они про­буж­дали в умах стрем­ле­ние ура­зу­меть еди­ное Боже­ство. Гре­ция, страна когда-то силь­ная, в то время уже поте­ряла граж­дан­скую неза­ви­си­мость и вошла в состав Рим­ской импе­рии. Но она сто­яла выше Рима обра­зо­ван­но­стью; в ней про­цве­тали науки и искус­ства, из дру­гих стран при­ез­жали учиться именно в Гре­цию. Уче­ные греки не могли верить преж­ним богам, ста­ра­лись уяс­нить себе цель и назна­че­ние человека.

Тол­ко­ва­ния и заклю­че­ния их были очень раз­но­об­разны; так воз­никли раз­лич­ные школы или системы фило­со­фов (фило­соф, соб­ственно, зна­чит «люби­тель муд­ро­сти»). Неко­то­рые из уче­ний фило­со­фов были довольно воз­вы­шенны, про­слав­ляли доб­ро­де­тель и сооб­щали (хотя и смут­ное) поня­тие о еди­ном Боже­стве и бес­смер­тии души. Но без откро­ве­ния свыше чело­век не может познать выс­шей истины – Боже­ства; и муд­рые фило­софы, при всех уси­лиях ума и воли, словно блуж­дали во мраке и томи­лись сомне­нием и неизвестностью.

Един­ствен­ные сла­бые лучи истины про­никли в их уче­ния чрез иудеев, кото­рые были тогда рас­се­яны в раз­ных стра­нах мира и зна­ко­мили ино­пле­мен­ные народы с поня­тием о еди­ном Боге, Творце мира. Мно­гие ино­пле­мен­ники даже при­ни­мали закон Мои­сеев, чему сильно спо­соб­ство­вало то, что лет за 280 до Рож­де­ства Хри­ста Свя­щен­ное Писа­ние было пере­ве­дено на гре­че­ский язык, рас­про­стра­нен­ный тогда по всему Востоку.

О разо­ча­ро­ван­но­сти гре­ков в своих богах упо­ми­нает и св. апо­стол Павел, уви­дев­ший на одной из пло­ща­дей Афин жерт­вен­ник с над­пи­сью «Неве­до­мому Богу» (см.: Деян. 17, 23). Это слу­чи­лось в эпоху Пто­ле­меев, когда царь Египта Пто­ле­мей II Фила­дельф (285–246 гг. до Р. Х.) послал в Иеру­са­лим началь­ника своей стражи Ари­стея Алек­сан­дрийца к пер­во­свя­щен­нику Еле­азару, прося текст Пяти­кни­жия. Иудей­ский пер­во­свя­щен­ник вме­сте с тек­стом при­слал к Пто­ле­мею II и 72 муд­рых книж­ни­ков, каж­дый из кото­рых рабо­тал над пере­во­дом отдельно.

Но и на Востоке поня­тия, заим­ство­ван­ные от иудеев, сли­ва­лись с раз­но­об­раз­ными тол­ко­ва­ни­ями, кото­рыми восточ­ные муд­рецы ста­ра­лись объ­яс­нить сотво­ре­ние мира и явле­ния при­роды. Рим­ляне под­чи­нили себе страны ойку­мены не только силой ору­жия, но и веро­тер­пи­мо­стью. Они при­зна­вали за каж­дым наро­дом право почи­тать свои богов, даже постро­или в Риме Пан­теон (Храм всех богов), куда поме­стили изоб­ра­же­ния божеств всех под­власт­ных им про­вин­ций. Един­ствен­ное тре­бо­ва­ние, выпол­не­ние кото­рого они тре­бо­вали неукос­ни­тельно, – воз­да­вать боже­ские поче­сти импе­ра­то­рам. Иначе говоря, при­зна­вая ино­пле­мен­ных богов, рим­ляне тре­бо­вали при­зна­ния боже­ствен­ного про­ис­хож­де­ния своей власти.

Осталь­ные народы к бого­по­чи­та­нию рим­скому или гре­че­скому при­ме­ши­вали еще более неле­пые басни и более гру­бые суе­ве­рия. О стра­нах север­ных, и в том числе о тех, кото­рые ныне состав­ляют Рос­сию, почти нет досто­вер­ных све­де­ний; народы, насе­ляв­шие их, боль­шею частью покло­ня­лись кумирам.

Земля Обе­то­ван­ная в те вре­мена была очень бла­го­дат­ным угол­ком пла­неты, поэтому посто­янно под­вер­га­лась напа­де­нию со сто­роны более силь­ных госу­дарств и наро­дов. Из-за сво­его непо­сто­ян­ства и раз­но­гла­сий между коле­нами (пле­ме­нами) евреи ока­зы­ва­лись под вла­ды­че­ством то вави­ло­нян, то егип­тян, то гре­ков, то сирий­цев. Перед явле­нием Хри­ста иудеи, сохра­нив­шие види­мость поли­ти­че­ской неза­ви­си­мо­сти, были под гос­под­ством римлян.

Мно­гие из них ничуть не тяго­ти­лись их вла­ды­че­ством, а, напро­тив, активно их под­дер­жи­вали, их помо­щью укреп­ляя и свою власть. В основ­ном это была поли­ти­че­ская и духов­ная элита. Однако народ в подав­ля­ю­щем боль­шин­стве своем нена­ви­дел рим­лян и ждал при­ше­ствия Мес­сии, Кото­рый изба­вил бы их от заво­е­ва­те­лей. Задолго до этого сошел с исто­ри­че­ской арены и Изра­иль. Иудеи боя­лись повто­ре­ния с ними его тра­ге­дии, поэтому счи­тали, что только сохра­не­нием сво­его закона и пре­дан­но­сти Сущему смо­гут усто­ять перед про­цес­сом асси­ми­ля­ции с сосед­ними наро­дами. В силу кон­крет­ных исто­ри­че­ских усло­вий культ еди­но­бо­жия евреев стал все больше при­об­ре­тать ярко выра­жен­ные наци­о­наль­ные черты.

Можно было сохра­нить един­ство нации только сохра­не­нием веры. Ощу­щая свою исклю­чи­тель­ность среди мно­го­бо­жия языч­ни­ков, евреи с пре­зре­нием отно­си­лись к рели­гии сосед­них наро­дов. Чтобы уско­рить при­ше­ствие Мес­сии, они ста­ра­лись в точ­но­сти соблю­дать поло­же­ния Закона Мои­сея. Но дух его по-преж­нему оста­вался для них сокрыт. Они усво­или только букву его, его обряды и пре­ди­ден­тичны. Среди этих 72‑х тол­ков­ни­ков был и св. Симеон Бого­при­и­мец, дожив­ший до Рож­де­ства Иисуса Хри­ста. Именно пере­вод 70 – Сеп­ту­а­гинта (так для крат­ко­сти назы­вают труд 72 тол­ков­ни­ков) и лег в основу цер­ков­но­сла­вян­ского пере­вода Вет­хого Завета.

Именно это и послу­жило в даль­ней­шем основ­ной при­чи­ной гоне­ний на хри­стиан, кото­рые отка­зы­ва­лись при­знать иного Бога, кроме Христа.

Суще­ствен­ным момен­том преды­ду­щей исто­рии вет­хо­за­вет­ной Церкви, в зна­чи­тель­ной мере пред­опре­де­лив­шей даль­ней­шее пора­бо­ще­ние Земли Обе­то­ван­ной, стало раз­де­ле­ние Иудеи в 980 г. до Р. Х., слу­чив­ше­еся в цар­ство­ва­ние Ровоама, сына и пре­ем­ника царя Соло­мона. Под­дан­ному царя Соло­мона, Иеро­во­аму, уда­лось воз­му­тить десять колен из две­на­дцати про­тив закон­ной власти.

Соло­мон хотел умерт­вить Иеро­воама, но тот убе­жал в Еги­пет и был там до смерти закон­ного царя, а затем воз­вра­тился в Сихем. Явив­шись с собра­нием изра­иль­тян к новому царю в каче­стве народ­ного пред­ста­ви­теля, Иеро­воам потре­бо­вал от него облег­че­ния пода­тей. Когда Ровоам отка­зался это испол­нить, десять колен, взбун­то­вав­шись, поста­вили себе царем Иеро­воама. Только Иудино и Вени­а­ми­ново колена оста­лись вер­ными Рово­аму. Опа­са­ясь, чтобы дом Дави­дов вновь не воца­рился над Изра­и­лем, Иеро­воам ввел в цар­стве Изра­иль­ском идо­ло­по­клон­ство и язы­че­ские обряды.

Пер­во­на­чально сто­ли­цей Изра­иль­ского цар­ства был Сихем, а затем Сама­рия. Изра­иль­ское цар­ство имело 18 царей и, про­су­ще­ство­вав 254 года, пало в 721 г. до Р. Х. со взя­тием Сама­рии Сал­ма­насса­ром. Иудей­ское цар­ство суще­ство­вало несколько дольше – около 392 лет – и имело 20 царей. Оно пало около 588 г. до Р. Х. после заво­е­ва­ния Иудеи Наву­хо­до­но­со­ром и раз­ру­ше­ния Иеру­са­лима. К несча­стью, цари его в своем боль­шин­стве, как и народ, также часто забы­вали Истин­ного Бога и укло­ня­лись в идо­ло­по­клон­ство. Потому-то народ иудей­ский пере­се­ле­ние в Вави­лон при Наву­хо­до­но­соре вос­при­нял как нака­за­ние от Бога.

Начав­шая еще до Алек­сандра Маке­дон­ского и уве­ли­чив­ша­яся в элли­ни­сти­че­скую эпоху, еврей­ская мигра­ция из Пале­стины при­вела к тому, что почти в каж­дом городе импе­рии воз­ни­кали шум­ные, но обособ­лен­ные еврей­ские квар­талы, жители кото­рых сохра­няли через сина­гогу ред­кое един­ство. По под­сче­там исто­ри­ков, в этом еврей­ском рас­се­я­нии жило не меньше 4 мил­ли­о­нов евреев, при том, что рим­ское насе­ле­ние состав­ляло около 50 миллионов.

Евреи хра­нили писа­ния, и стре­ми­лись соблю­дать их неукос­ни­тельно, убеж­ден­ные в том, что этого вполне доста­точно. Как соб­ствен­ными заслу­гами, вели­ча­лись они бла­го­де­я­ни­ями, ока­зан­ными им Богом; но не любовь и бла­го­дар­ность вну­шали им эти мило­сти, а гор­дое чув­ство сво­его пре­вос­ход­ства над про­чими наро­дами, кото­рых они счи­тали навсе­гда отлу­чен­ными от мило­сти Божией и от спа­се­ния. Одних себя счи­тали евреи по праву потом­ками Авра­ама, пред­на­зна­чен­ными к славе и спа­се­нию. Блага, кото­рые они ожи­дали от при­ше­ствия Мес­сии, тоже были чисто внешние.

Евреи были уве­рены, что Он будет вели­ким царем, осво­бо­дит их от вла­ды­че­ства рим­лян и воз­ве­ли­чит над всеми наро­дами мира. Конечно, между ними были души, гото­вые оза­риться бла­го­да­тью Хри­сто­вой, – про­роки, но число их было неве­лико. Именно они яви­лись пред­воз­вест­ни­ками явле­ния Мес­сии не в цар­ском вели­чии, а в уни­чи­жен­ном виде, не рев­ност­ным испол­ни­те­лем буквы закона, а его духа. Евреи, однако, не пони­мали, что в про­ро­че­ствах о Спа­си­теле гово­рится о сво­боде духов­ной, о бла­гах небес­ных, о цар­стве не зем­ном и что надо гото­виться к при­ня­тию Мес­сии пока­я­нием, сми­ре­нием и любовью.

Понятно, как тяжко было для них осо­зна­вать под­дан­ство народу, кото­рый они пре­зи­рали и нена­ви­дели, и с каким нетер­пе­нием они ожи­дали Изба­ви­теля. Но иудеи были раз­де­лены на мно­же­ство сект, раз­лично объ­яс­няв­ших смысл Свя­щен­ного Писа­ния и враж­до­вав­ших между собой.

Вни­ма­тель­ный взгляд на состо­я­ние древ­него мира пока­зы­вает, что все чело­ве­че­ские сред­ства были исчер­паны и ока­за­лись бес­силь­ными дать чело­веку то, что ему больше всего нужно, – даро­вать его душе покой и отраду. 

Несмотря на то, что язы­че­ский мир достиг высо­кой сте­пени умствен­ного раз­ви­тия и зем­ного вели­чия, в духов­ном отно­ше­нии он ока­зался в тупике: идо­ло­по­клон­ство, гру­бое суе­ве­рие, состо­я­ние томи­тель­ного сомне­ния, самое тяж­кое для души чело­ве­че­ской, раз­врат и страш­ная жесто­кость нра­вов. Образ жизни иудеев убеж­дал в том, что недо­ста­точно полу­чить и небес­ное откро­ве­ние, если оже­сто­читься про­тив него своим сердцем.

Образ жизни про­ро­ков и их вдох­но­вен­ные речи вну­шали мысль о том, что небес­ная истина про­си­яет лучами бла­го­дати лишь в тех серд­цах, кото­рые при­ни­мают ее со сми­ре­нием, с бла­го­дар­но­стью и любо­вью. Кроме того, для при­ня­тия истины нужно содей­ствие и чело­ве­че­ской воли. Мир как бы томился и стра­дал в ожи­да­нии света и спа­се­ния. Зна­ме­на­тельно, что в ту пору во мно­гих стра­нах рас­про­стра­ни­лась мысль, что в Иудее дол­жен и ско­ром вре­мени явиться вождь, кото­рый поко­рит себе все народы мира.

И это время настало. Близ Виф­ле­ема, малень­кого города Иудеи, раз­да­ется вдруг песнь Анге­лов, воз­ве­ща­ю­щая людям мир и радость избав­ле­ния: Слава в выш­них Богу и на земли мир, в чело­ве­ках бла­го­во­ле­ние (Лк. 2, 14). Хри­стос, Сын Божий, Спа­си­тель мира, родился.

Стра­да­ние – тягост­ное, болез­нен­ное состо­я­ние чело­ве­че­ской души, воз­ни­ка­ю­щее вслед­ствие отказа чело­века от истин­ного бытия в Боге, отвер­же­ния Боже­ствен­ного мира и бла­го­дати. Источ­ни­ком стра­да­ний явля­ется сам неесте­ствен­ный иска­жен­ный зем­ной поря­док вещей и вза­и­мо­от­но­ше­ний, а также гре­хов­ные поступки людей.

В деле исправ­ле­ния и спа­се­ния души стра­да­ния имеют про­мыс­ли­тель­ное зна­че­ние, так как отвле­кают чело­века от мир­ских дел и утех, убеж­дают в брен­но­сти его суще­ство­ва­ния и обра­щают к Богу. Биб­лия гово­рит: чело­век рож­да­ется на стра­да­ние, как искры, чтобы устрем­ляться вверх (Иов 5, 7). Помимо этого, за стра­да­нием при­зна­ется испы­ту­ю­щее и очи­ща­ю­щее значение. 

Встре­чать невзгоды и пере­но­сить стра­да­ния не есть при­знаки отвер­же­ния Богом, но осо­бой заботы Небес­ного Отца о благе людей:

Гос­подь, кого любит, того нака­зы­вает; бьет же вся­кого сына, кото­рого при­ни­мает (Евр. 12, 6). В Новом Завете путь стра­даль­че­ства освя­ща­ется обра­зом и при­ме­ром Спа­си­теля. Тер­пе­ливо, с бла­го­да­ре­нием пере­но­сить стра­да­ния – созна­тель­ный выбор хри­сти­а­нина, иду­щего крест­ным путем, по сто­пам Сво­его Господа.

Про­блема стра­да­ний из плос­ко­сти этики (за что стра­дает пра­вед­ный Иов?) пере­но­сится в плос­кость аске­тики и домо­стро­и­тель­ства Божия. Крат­ко­вре­мен­ное лег­кое стра­да­ние наше, – сви­де­тель­ствует ап. Павел, – про­из­во­дит в без­мер­ном пре­из­бытке веч­ную славу (2 Кор. 4, 17).

Иисус Хри­стос – Вопло­щен­ный Боже­ствен­ный Логос, вто­рое Лицо Свя­той Тро­ицы, Спа­си­тель мира, Бого­че­ло­век. Слово «Хри­стос» зна­чит «пома­зан­ник» и пред­став­ляет собой гре­че­ский пере­вод еврей­ского «машиах» – обе­то­ван­ный Мес­сия, Царь и Изба­ви­тель. В эпоху, пред­ше­ству­ю­щую Рож­де­ству Хри­стову, евреи ожи­дали видеть в Мес­сии чело­века – посланца Яхве, наци­о­наль­ного вождя и изба­ви­теля от вла­сти рим­лян, пра­вед­ного, непо­бе­ди­мого и веч­ного царя из рода Давида. При­шед­ший в мир Спа­си­тель Иисус Хри­стос имеет не чело­ве­че­ское, но Боже­ствен­ное досто­ин­ство. Сам

Сын Божий вопло­тился в смерт­ного чело­века и таким обра­зом наде­лил чело­ве­че­скую при­роду спо­соб­но­стью воз­вы­шаться до Бого­че­ло­ве­че­ства. Мис­сия Хри­ста не укла­ды­ва­лась в зем­ные пред­став­ле­ния о славе и все­мо­гу­ще­стве; она состо­яла в том, чтобы, пройдя через стра­да­ния и смерть, Боже­ствен­ной силой пре­воз­мочь эти послед­ствия грехопадения.

Хри­стос явля­ется в Виф­ле­еме, от бед­ной Девы цар­ского рода Дави­дова. Царь мира рож­да­ется в пещере, куда заго­няли ско­тину; кла­дется в ясли; и вели­кое собы­тие воз­ве­ща­ется Анге­лами небес­ными сми­рен­ным пас­ту­хам, кото­рые пер­вые покло­ня­ются Хри­сту. В чудес­ном повест­во­ва­нии Еван­ге­лия о рож­де­стве Спа­си­теля как бы про­об­ра­зу­ется весь ход ново­за­вет­ной истории.

Царь мира – и ясли! Бед­ные пас­тухи – и Ангелы во славе небес­ной! Небес­ное вели­чие рядом с край­ней зем­ной нище­той и сла­бо­стью! И это соче­та­ние нас уди­вит не раз. Нам бес­пре­станно будет являться сила небес­ная в сопри­кос­но­ве­нии с чело­ве­че­скою сла­бо­стью. Пер­вые после­до­ва­тели Хри­ста – не муд­рые, не силь­ные, не слав­ные мира сего.

Гос­подь являет Себя немощ­ным и сми­рен­ным; они – сви­де­тели Его чудес, слу­ша­тели Его слова; они поне­сут Его уче­ние до края земли. Он откроет Себя не гор­дым, наде­ю­щимся на соб­ствен­ные силы и упо­ва­ю­щим на соб­ствен­ную пра­вед­ность, но тем, кото­рые сми­рен­ным серд­цем осо­знали свою духов­ную немощь. Тем Он явит небес­ную славу Свою, укре­пит силой Своей, обо­га­тит бла­гами, оза­рит све­том, перед кото­рым скудны и ничтожны все блага мира сего и луч­шие про­яв­ле­ния чело­ве­че­ского разума и чело­ве­че­ской силы.

Испол­ни­лось то, о чем гово­рили закон и про­роки: Сын Божий сошел с неба, чтобы уче­нием Своим про­све­тить и Кро­вию Своей иску­пить пад­шего чело­века. Он при­нял на себя плоть чело­ве­че­скую, жил с людьми, учил их, исце­лял недуги, про­щал грехи, пред­ло­жил им отраду и уте­ше­ние: При­и­дите ко Мне все труж­да­ю­щи­еся и обре­ме­нен­ные, и Я упо­кою вас (Мф. 11, 28); явил свет истины: Я свет при­шел в мир, чтобы вся­кий веру­ю­щий в Меня не оста­вался во тьме (Ин. 12, 46). Но, ослеп­лен­ные гор­дыми меч­тами о зем­ном вели­чии, иудеи не при­знали Хри­ста Гос­пода в сми­рен­ном Иисусе и пре­дали Его на смерть как злодея.

Совер­ша­ется искуп­ле­ние рода чело­ве­че­ского кро­вию Сына Божия. Он, без­вин­ный, стра­дает за нас, винов­ных. Он, как пред­рекли про­роки, язвен за грехи наши, мучим за без­за­ко­ния наши, при­чис­лен к зло­деям, на кре­сте иску­пает грех Адама, при­ми­ряет людей с Богом. Он при­зван осво­бо­дить чело­века от пред­опре­де­лен­но­сти к адскому плену.

Наружно это слу­же­ние выгля­дело как сми­рен­ное при­ня­тие всех тягот и бед­ствий чело­ве­че­ского суще­ство­ва­ния, и меньше всего напо­ми­нало тор­же­ство Боже­ствен­ной спра­вед­ли­во­сти и уста­нов­ле­ние зем­ного Цар­ства Изра­и­лева. По этой при­чине Сын Божий ока­зался не узнан в Своем насто­я­щем, Небес­ном досто­ин­стве, в т. ч. и бли­жай­шими уче­ни­ками. Иудей­ские же началь­ники и народ с пре­зре­нием отвергли и рас­пяли своего

Изба­ви­теля. И только сверхъ­есте­ствен­ные собы­тия Вос­кре­се­ния, мно­го­крат­ные явле­ния Спа­си­теля уче­ни­кам, Воз­не­се­ние и Соше­ствие Духа Свя­того заста­вили иначе при­нять подвиг и Лич­ность Того, Кото­рого, по сло­вам ап. Иоанна Бого­слова, видели очи и ося­зали руки, – Слова жизни (1 Ин. 1, 1).С этих пор Еван­ге­лие – бла­гая весть о Вопло­ще­нии и Крест­ной победе Иисуса Хри­ста ста­но­вится стерж­нем зем­ной исто­рии, всех чело­ве­че­ских судеб.

Вопрос об Иисусе Хри­сте – веры в Боже­ство и спа­си­тель­ность Его мис­сии, про­ник­но­ве­ния в замы­сел Бого­во­пло­ще­ния – явля­ется цен­траль­ным вопро­сом чело­ве­че­ской сове­сти. Окон­ча­ние вре­мен, по Писа­нию, насту­пит тогда, когда свой выбор перед лицом Еван­гель­ской веры в Иисуса Хри­ста совер­шат все народы земные.

Рож­де­ство Хри­стово. Глав­ное чудо Рож­де­ства, как пояс­няют отцы Церкви, заклю­чено в самом Бого­во­пло­ще­нии или Воче­ло­ве­че­нии, когда Бог не про­сто вре­менно при­нял внеш­ний вид чело­века, но под­линно стал чело­ве­ком, сохра­няя за Собой чело­ве­че­скую при­роду и по Своем отше­ствии из мира. Далее, в Рож­де­стве рас­кры­ва­ется таин­ство Бого­ма­те­рин­ства – дан­ной от Бога чудес­ной воз­мож­но­сти жен­щине земли стать Мате­рью Самого Бога.

Нако­нец, заме­ча­тельны и сверхъ­есте­ственны собы­тия, пред­ва­ряв­шие и сопро­вож­дав­шие Рож­де­ство Спа­си­теля: Бла­го­ве­ще­ние Пре­свя­той Бого­ро­дицы (изве­ще­ние Ее о буду­щем Рож­де­стве), Непо­роч­ное Зача­тие Иисуса Хри­ста от Духа Свя­того, зна­ме­ния Рож­де­ства. Хри­сти­ан­ская Цер­ковь празд­нует вели­кое собы­тие Рож­де­ства Хри­стова 25 декабря (7 января). К этому дню завер­ша­ется 40-днев­ный Рож­де­ствен­ский пост. Общим обы­чаем хри­стиан явля­ется Рож­де­ствен­ская елка. Веч­но­зе­ле­ное древо, среди зимы она напо­ми­нает о непре­кра­ща­ю­щейся жизни и наря­жа­ется в знак при­но­ше­ний Христу.

По сво­ему зна­че­нию празд­ник Рож­де­ства Хри­стова почи­та­ется вто­рым после Свя­той Пасхи. Начи­ная со дня Рож­де­ства, вплоть до Кре­щен­ского сочель­ника, про­дол­жа­ются Святки – дни хри­сти­ан­ского лико­ва­ния о при­шед­шем в мир Сыне Божием.

Рас­пя­тие и Искуп­ле­ние. Послед­ними собы­ти­ями зем­ной жизни Спа­си­теля, име­ю­щими осо­бен­ное зна­че­ние для Искуп­ле­ния (букв. «выкупа», «осво­бож­де­ния от вины») чело­ве­че­ства, явля­ются Суд, Рас­пя­тие и Вос­кре­се­ние Хри­стовы. Не испол­нив надежды евреев на избав­ле­ние от вла­ды­че­ства рим­лян и воз­вы­ше­ние цар­ства Изра­и­лева, Иисус Наза­ря­нин в гла­зах их стал казаться пре­зрен­ным обманщиком.

Фари­сеи, свя­щен­ники и началь­ники иудей­ские, кото­рых Хри­стос неод­но­кратно обли­чал в грехе, и вовсе питали к Нему лич­ную нена­висть. Они решили изба­виться от опас­ного бун­тов­щика, для чего при­ме­нили под­лож­ные обви­не­ния и осу­дили неви­нов­ного на мучи­тель­ную и позор­ную казнь – рас­пя­тие, – кото­рая и совер­ши­лась на тре­тий день на Гол­гофе, невы­со­ком холме возле Иерусалима.

Пра­во­слав­ное уче­ние исхо­дит из несколь­ких зна­че­ний Рас­пя­тия и Крест­ной Смерти Спа­си­теля. В целом оно не отвер­гает того гла­вен­ству­ю­щего в запад­ном бого­сло­вии пони­ма­ния, согласно кото­рому Хри­стос отдал Себя на смерть вме­сто людей. Однако Пра­во­сла­вие реши­тельно не согла­ша­ется с трак­тов­кой Боже­ствен­ного замысла как юри­ди­че­ского прин­ципа, постав­ля­ю­щего Самого Бога в зави­си­мость от закона.

Он уми­рает смер­тью обыч­ного зем­ного чело­века, но на тре­тий день вос­кре­сает, побе­див смерть и тем самым даруя вос­кре­се­ние и жизнь всем, веру­ю­щим в Него; через сорок дней по вос­кре­се­нии Он со сла­вою воз­но­сится на небо.

Гос­подь устроил и упро­чил Цер­ковь Свою на земле, обе­щал уче­ни­кам Свое посто­ян­ное при­сут­ствие между веру­ю­щими и нис­по­сла­ние им бла­го­дати и помощи свыше. Апо­сто­лам, кото­рые сле­до­вали за Ним и слы­шали уче­ние Его, Он пове­ле­вает рас­про­стра­нять это уче­ние по всей земле. Он дает им власть вязать и раз­ре­шать, про­щать грехи и силу, чтобы тво­рить чудеса, ска­зав в пред­смерт­ной беседе: Запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас… По тому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою (Ин. 13, 34–35).

Любовь к Богу и ближ­нему – вот что должно оду­шев­лять веру­ю­щих, воз­буж­дать их дея­тель­ность, вну­шать им бод­рость и тер­пе­ние. Гос­подь знает, что уче­ники Его – люди сла­бые и немощ­ные и что дело, кото­рое Он пору­чил им, труд­ное; но Он обе­щает послать им Уте­ши­теля, Духа Истины, Кото­рый наста­вит их на вся­кую правду, напом­нит им все, что Он гово­рил, и даст им пре­муд­рость и силу. Гос­подь знает, что Его уче­ни­кам пред­стоят гоне­ния: Будут гнать вас, пре­да­вая в сина­гоги и тем­ницы, и пове­дут пред царей и пра­ви­те­лей за имя Мое… Итак поло­жите себе на сердце не обду­мы­вать зара­нее, что отве­чать, ибо Я дам вам пре­муд­рость… кото­рой не воз­мо­гут про­ти­виться (Лк. 21, 12, 14–15).

В про­дол­же­ние сорока дней Гос­подь являлся уче­ни­кам, бесе­до­вал с ними о Цар­стве Небес­ном и, конечно, в это время дал им все настав­ле­ния, нуж­ные для пред­сто­яв­шего бла­го­вест­во­ва­ния, но обе­щал, что посто­ян­ным их настав­ни­ком будет Дух Свя­той, Кото­рого, по молитве Сына, пошлет им Отец Небес­ный. Идите по всему миру, – гово­рит Гос­подь уче­ни­кам, – и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари. Кто будет веро­вать и кре­стится, спа­сен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет.

Уве­ро­вав­ших же будут сопро­вож­дать сии зна­ме­ния: име­нем Моим будут изго­нять бесов, будут гово­рить новыми язы­ками, будут брать змей; и если что смер­то­нос­ное выпьют, не повре­дит им; воз­ло­жат руки на боль­ных, и они будут здо­ровы (Мк. 16,15–18). Идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца, и Сына и Свя­того Духа, уча их соблю­дать все, что Я пове­лел вам; и се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века (Мф. 28, 19–20).

Гос­подь в послед­ний раз собрал уче­ни­ков Своих на гору Еле­он­скую (или Мас­лич­ную) и повто­рил им пове­ле­ние воз­ве­щать Еван­ге­лие и про­по­ве­до­вать во имя Его пока­я­ние и остав­ле­ние гре­хов. Он ска­зал им: Я пошлю обе­то­ва­ние Отца Моего на вас: вы же оста­вай­тесь в… Иеру­са­лиме, доколе не обле­че­тесь силою свыше (Лк. 24, 49). Иоанн кре­стил водою, а вы через несколько дней… будете кре­щены Духом Свя­тым (Деян. 1, 5).

Грех тре­бо­вал спра­вед­ли­вого воз­да­я­ния, тре­бу­ю­щего, чтобы без­мер­ная жертва Хри­стова, вза­мен чело­ве­че­ства, при­но­си­лась в уми­ло­стив­ле­ние Небес­ного Отца и Судии. Еван­ге­лие сви­де­тель­ствует о вели­кой любви Бога Отца к людям как о пер­во­при­чине При­ше­ствия Хри­стова: так воз­лю­бил Бог мир, что отдал Сына Сво­его Еди­но­род­ного, дабы вся­кий веру­ю­щий в Него не погиб, но имел жизнь веч­ную (Ин. 3, 16).

В соот­вет­ствии с этим Пре­свя­тая Тро­ица должна пред­став­ляться Пред­веч­ным Сове­том Любви, в Кото­ром согласно совер­ша­ется жертва для испол­не­ния замысла о чело­ве­че­стве. Каков этот замы­сел? Отцы Церкви свя­зы­вают его с наме­ре­нием Бога не про­сто вер­нуть чело­века к рай­скому состо­я­нию, но, при­об­щив к Себе, при­ве­сти к Бого­че­ло­ве­че­скому достоинству.

Любое дру­гое дело не тре­бо­вало бы Вопло­ще­ния Сына Божия в зем­ного чело­века. Даже победа над адом могла быть достиг­нута по одному изъ­яв­ле­нию Божией воли, без вся­кого чело­ве­че­ского участия.

Но Бог ста­но­вится чело­ве­ком, дабы Своей силой исце­лить боль­ное гре­хом чело­ве­че­ское есте­ство, про­ведя его через иску­ше­ния зем­ной жизни, смерть, адский плен к Вос­кре­се­нию и Воз­не­се­нию на Боже­ствен­ную высоту. В плане кос­ми­че­ском Рас­пя­тие и Вос­кре­се­ние в корне меняют все­лен­ную. Ад, быв­ший прежде закры­той, обособ­лен­ной частью кос­моса, опло­том демо­ни­че­ских сил, после Соше­ствия Хри­ста утра­чи­вает свою преж­нюю власть над душой человека.

Для объ­яс­не­ния про­ис­шед­шего свя­тые отцы исполь­зуют образ ловушки или удочки, на кото­рую по зло­сти и гор­до­сти попа­да­ется диа­вол. Взи­рая на Сына Божия, ходя­щего по земле в образе сла­бого, уяз­ви­мого чело­века, он не может удер­жаться от соблазна умерт­вить Его и запо­лу­чить к себе в ад.

Однако добыча ока­зы­ва­ется не по нутру пре­ис­под­ней: смерть не имеет вла­сти над Тем, Кто Сам есть Веч­ная Жизнь. Ад при­нуж­ден вме­сте со Хри­стом изрыг­нуть из своей утробы души пра­вед­ных. Подроб­ному вос­по­ми­на­нию собы­тий Рас­пя­тия и Крест­ной Смерти Спа­си­теля в Церкви посвя­щены бого­слу­же­ния Страст­ной Пят­ницы. Это – куль­ми­на­ция дней Вели­кого поста и Страст­ной сед­мицы, пере­ход к ожи­да­нию Вели­кой Суб­боты и сле­ду­ю­щей за ней Пас­халь­ной Вос­крес­ной ночи.

Сами уче­ники в то время еще не вполне пони­мали все зна­че­ние при­ше­ствия Спа­си­теля на землю. Это пони­ма­ние должно было рас­крыться в них посте­пенно, при помощи Свя­того Духа; теперь же, и по вос­кре­се­нии Хри­сто­вом, они ожи­дали от Спа­си­теля, что Он воз­вра­тит Изра­илю вели­чие и свободу.

– Гос­поди, – спро­сили они, – не в сие ли время Ты вос­ста­но­вишь цар­ство Израилю?

Гос­подь отве­чал им:

– Не ваше дело знать вре­мена или сроки, кото­рые Отец пред­ста­вил Себе; но вы при­мете силу, когда сой­дет на вас Дух Свя­тый; и будете Мне сви­де­те­лями в Иеру­са­лиме и во всей Иудее и Сама­рии даже до послед­него края земли (Деян. 1, 6–8).

Затем Он бла­го­сло­вил их и воз­несся на небо. Долго изум­лен­ные уче­ники сле­дили за Ним, пока свет­лое облако не скрыло Его от очей их; вдруг пред­стали им два Ангела и ска­зали: Гали­ле­яне, что вы сто­ите и смот­рите на небо? Сей Иисус, воз­нес­шийся от вас па небо, при­дет таким же обра­зом, как вы видели Его вос­хо­дя­щим на небо (Деян. 1, 11). Тогда уче­ники воз­вра­ти­лись в Иеру­са­лим с вели­кой радо­стью. При­чи­ной их радо­сти было, конечно, мило­сти­вое обе­ща­ние Гос­пода быть все­гда с ними и послать им все­силь­ного Утешителя.

Пер­вые изве­стия о рас­про­стра­не­нии Церкви Хри­сто­вой сооб­щены свя­тым еван­ге­ли­стом Лукой в Книге Дея­ний апо­сто­лов. Вели­кое бла­го­де­я­ние Божие, что для изу­че­ния пер­вого вре­мени мы имеем бого­вдох­но­вен­ные Писа­ния, не допус­ка­ю­щие и тени сомне­ния в их досто­вер­но­сти: Дея­ния Апо­столь­ские и Посла­ния Апостольские.

Обык­но­венно начало граж­дан­ского быта наро­дов скры­ва­ется во мраке неиз­вест­но­сти; пер­вые изве­стия о них смутны и недо­сто­верны. Это обсто­я­тель­ство не пред­став­ляет вели­кой важ­но­сти в граж­дан­ской исто­рии; но не так в исто­рии цер­ков­ной: в ней начало – самое важ­ное, ибо этому началу, поло­жен­ному ее Боже­ствен­ным Осно­ва­те­лем, должна она оста­ваться вер­ной в посте­пен­ном своем развитии.

Потому осо­бенно важно и необ­хо­димо изу­че­ние апо­столь­ских вре­мен. При­ба­вим, что оно и весьма отрадно для нас; ибо мы можем убе­диться, что Пра­во­слав­ная Восточ­ная Цер­ковь, к кото­рой мы при­над­ле­жим, сохра­нила верно все, заве­щан­ное Хри­стом; что она дей­стви­тельно утвер­ждена на осно­ва­нии апо­сто­лов и про­ро­ков, имея Самого Иисуса Хри­ста кра­е­уголь­ным кам­нем (Еф. 2, 20).

Несо­мненно, однако же, что не все поста­нов­ле­ния и настав­ле­ния апо­сто­лов содер­жатся в Посла­ниях и Дея­ниях. Из самих посла­ний мы знаем, что, кроме пись­мен­ных, апо­столы давали и уст­ные настав­ле­ния. Поэтому необ­хо­димо знать, как посту­пала Цер­ковь в пер­вые вре­мена сво­его суще­ство­ва­ния, при апо­сто­лах и их бли­жай­ших пре­ем­ни­ках; как пони­мала она и объ­яс­няла свя­тое учение.

Это мы знаем через Свя­щен­ное Пре­да­ние. Пре­да­ние есть изве­стие об устрой­стве Церкви, обря­дах бого­слу­же­ния, обы­чаях, уче­нии и управ­ле­нии, при­ня­тых Цер­ко­вью в пер­вые века ее суще­ство­ва­ния. Оно сохра­ни­лось в опи­са­ниях свя­тых мужей, жив­ших в пер­вые века хри­сти­ан­ства, в образе дей­ствий Церкви; сло­жи­лось из учре­жде­ний апо­столь­ских и их уст­ного уче­ния, кото­рым свято руко­вод­ство­ва­лась Апо­столь­ская Цер­ковь.

Воз­не­се­ние Гос­подне – собы­тие, опи­сан­ное в книге Дея­ний (1, 4—12), когда Вос­крес­ший Спа­си­тель собрал уче­ни­ков на горе Еле­он­ской, дал им послед­ние настав­ле­ния и под­нялся от земли на Небо. Чтобы апо­столы не печа­ли­лись о раз­лу­че­нии с Гос­по­дом, им было обе­щано, что вскоре с Неба на них сни­зой­дет Уте­ши­тель, Дух истины, а Иисус Хри­стос, воз­нес­шийся к Богу Отцу, вер­нется на землю во Вто­ром При­ше­ствии. В честь этого собы­тия Цер­ко­вью при­нято отме­чать празд­ник Воз­не­се­ния. Он совер­ша­ется на 40‑й день после Пасхи и имеет древ­нюю историю.

Известно, в част­но­сти, что уже в IV и V веках празд­ник Воз­не­се­ния Гос­подня был общим для всей Церкви. В насто­я­щее время он при­над­ле­жит к числу самых глав­ных, дву­на­де­ся­тых празд­ни­ков. С празд­ни­ком Воз­не­се­ния завер­ша­ется соро­ка­днев­ное пас­халь­ное торжество…

Анно­та­ция Вален­тины Киденко

Пол­ный текст книги здесь: Бах­ме­тева А.Н. — Пол­ная исто­рия Хри­сти­ан­ской Церкви — 2010

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки