Автору «Конька Горбунка»  писателю  Петру Ершову – 205 лет

Автору «Конька Горбунка» писателю Петру Ершову – 205 лет

(4 голоса5.0 из 5)

В марте 2020 года испол­ни­лось 205 лет  поэту, про­за­ику, дра­ма­тургу, педа­гогу Петру Ершову, автору  сказки «Конек-Гор­бу­нок». О чем его сказка? Есть ли в ней хри­сти­ан­ские смыслы и цен­но­сти?  Об этом можно судить, осве­жив в памяти факты из жизни и твор­че­ства писателя.

Далеко не все роди­тели сего­дня зна­ко­мят  своих малы­шей с твор­че­ством Петра Ершова. Да и можно ли дове­рять вос­пи­та­ние детей таким «сомни­тель­ным», с обы­ва­тель­ской точки зре­ния,  ска­зоч­ным примерам?

p411 poster - Автору «Конька Горбунка» писателю Петру Ершову – 205 летДей­стви­тельно, герои писа­теля далеки от «супер­ге­рой­ского»  облика  пер­со­на­жей совре­мен­ных муль­ти­ков, кни­жек и комик­сов – их подвиги не пора­жают мас­шта­бом, а их скром­ный и дураш­ли­вый  имидж не отве­чает совре­мен­ным пред­став­ле­ниям о кра­соте, силе, уве­рен­но­сти в себе и успешности.

Посу­дите с точки зре­ния совре­мен­ной потре­би­тель­ской логики, кто они, эти сомни­тель­ные лич­но­сти  – Иван-Дурак и его гор­ба­тый Конек – два убо­гих пер­со­нажа, кото­рые стоят друг друга, а потому, навер­ное, и встре­ти­лись, и полю­би­лись друг другу  в ска­зоч­ном мире Петра Ершова?

Правы, навер­ное,  были Еври­пид и Сер­ван­тес, в раз­ные века и из раз­ных мест Зем­ного Шара, но почти в уни­сон заме­тив­шие: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты».

Итак, два жал­ких несчаст­ных друга, два изгоя, обде­лен­ных при­ро­дой и судь­бой? Да – но  только с точки зре­ния праг­ма­тич­ного сего­дняш­него сознания.

Истинно наш, оте­че­ствен­ный автор Петр Ершов с  при­су­щей его рус­ской душе тон­ко­стью и дели­кат­но­стью чувств, кроме того – наде­лен­ный с мла­ден­че­ства живой и креп­кой пра­во­слав­ной верой, совсем дру­гое имел в виду.

В отли­чие от боль­шин­ства народ­ных ска­зок, собран­ных  и запи­сан­ных иссле­до­ва­те­лями  фольк­лора  (кстати, дошед­ших до наших детей в очень сильно адап­ти­ро­ван­ном  и избав­лен­ном  от страш­ных  и без­нрав­ствен­ных эпи­зо­дов виде), в его сказке тор­же­ствует именно Русь пра­во­слав­ная  – не языческая.

Поэтому, наблю­дая за уди­ви­тель­ными геро­ями – Ива­ном-дура­ком  и Гор­бун­ком – вспо­ми­наем ста­рин­ную Русь, рус­ских юро­ди­вых, бла­жен­ных (то есть, в бук­валь­ном  пони­ма­нии этого слова – счаст­ли­вых), особо почи­та­е­мых в род­ном Отечестве.

Отречься от себя, от сво­его «я» – от гор­дыни и себя­лю­бия – чтобы обре­сти себя насто­я­щего – это как раз их житей­ское (или, точ­нее, житий­ное) кредо, это о них: о рус­ских Хри­ста ради  юро­ди­вых и блаженных.

Точно также можно ска­зать, и когда речь идет о ска­зоч­ных героях Петра Ершова –  ведь поиск истин­ного лица – облика души – для них бес­ко­нечно важен. Неслу­чайно в  раз­вязке  сказки Иван-дурак нако­нец-то пред­стаёт перед нами самим собой –  выйдя изо всех огней, вод и мед­ных кот­лов пре­об­ра­жен­ным пре­крас­ным царевичем.

Как же про­изо­шел этот, не побо­имся  такого сло­во­со­че­та­ния, ска­зоч­ный  катар­сис? Где его корни? Что ему предшествовало?

Вспом­ним сказку: чтобы выйти из всех жиз­нен­ных пере­дряг, млад­шему сыну Ивану-дураку при­шлось… пове­рить, уве­риться.  То есть совер­шить подвиг веры. 

При­чем – опять же вопреки совре­мен­ной логике кино и мульт­филь­мов о супер­ге­роях – пове­рить не кому-нибудь силь­ному, боль­шому, зна­чи­мому, вели­кому или пре­крас­ному (Царю, Жар-птице или даже царевне), а… сво­ему  малень­кому  и  несчаст­ному  Коньку-горбунку! 

Именно пове­рить и дове­риться,  чтобы  дальше по ходу дей­ствия сказки со сми­ре­нием во всем слу­шаться его ука­за­ний. Да, пус­кай одна­жды ослу­шаться  – и полу­чить в ответ мно­же­ство бед и непри­ят­но­стей. Но все-таки, вера героя сво­ему Коньку выру­чила Ивана изо всех пери­пе­тий и при­вела к ска­зоч­ному хоро­шему концу – то есть к избав­ле­нию от бед – к спасению.

Как не раз­ли­чить в фабуле Петра Ершова  не только нрав­ствен­ный акцент – победу добра над злом (свой­ствен­ную, кстати, и  мно­гим народ­ным  сказ­кам), но и хри­сти­ан­ские смыслы, цен­но­сти, парал­лели  и подтексты?

И, наблю­дая за геро­ями, как не вспом­нить Писа­ние,  Новый Завет, Пасху Хри­стову,  встречу и союз сла­бого, повре­жден­ного гре­хом в своей душев­ной при­роде чело­века – и Бога, не три­ум­фально шеству­ю­щего, а уни­жен­ного и рас­пя­того, въе­хав­шего в свя­той город на убо­гом ослёнке.

Писа­тель поза­про­шлого сто­ле­тия, Ершов был пра­во­слав­ным хри­сти­а­ни­ном, чело­ве­ком доб­рой  и пра­вед­ной веры и поста­рался поде­литься ею с чита­те­лем. Кстати, читая  автор­ские сказки того отда­лен­ного от нас вре­мени, зача­стую мы забы­ваем о том уди­ви­тель­ном факте, что адре­со­ва­лись они отнюдь не ребенку, а взрос­лому, и только потом прочно пере­шли в круг дет­ского чте­ния и вошли в школь­ную программу.

Так что «Конек-Гор­бу­нок» – это хри­сти­ан­ское посла­ние всем нам, потом­кам писа­теля и поэта, о кото­ром, увы, мы знаем  и пом­ним так мало, а если совсем начи­стоту, то почти ничего.

В год и месяц юби­лея пред­ла­гаем вам ста­тью об авторе сказки, кото­рая кое-что напом­нит о писа­теле. Воз­можно, она под­твер­дит, а может быть, и чем-то опро­верг­нет  эти раз­мыш­ле­ния о  Петре Пав­ло­виче Ершове – выдум­щике, ска­зоч­нике, сочи­ни­теле, и при этом тро­га­тель­ном чело­веке и доб­ром христианине.

Пре­ди­сло­вие Вален­тины Киденко

Клад души

Автор этой ста­тьи – Ксе­ния Каза­кова, мето­дист Дома-музея В. В. Вере­са­ева (Тула) – раз­ра­бот­чица интер­ак­тив­ных раз­ви­ва­ю­щих музей­ных про­грамм и самых необыч­ных твор­че­ских заня­тий с детьми. Пере­даём ей слово.

«Кто из нас не читал эту извест­ную сказку Ершова, или хотя бы не смот­рел одно­имен­ный фильм или мульт­фильм? Пер­выми слу­ша­те­лями сказки были одно­курс­ники буду­щего писателя.

7135 900 - Автору «Конька Горбунка» писателю Петру Ершову – 205 летОдна­жды пре­по­да­ва­тель рос­сий­ской сло­вес­но­сти Санкт-Петер­бург­ского уни­вер­си­тета Петр Алек­се­е­вич Плет­нев вме­сто лек­ции к огром­ному удив­ле­нию сту­ден­тов про­чи­тал… сказку, а автор, кото­рому испол­ни­лось всего девят­на­дцать лет, крас­нел от сму­ще­ния и радо­сти. В ответ на апло­дис­менты  Плет­нев ука­зал на сту­дента Ершова.

«Конек-Гор­бу­нок» сразу полю­бился всем, сказку не уста­вали пере­ска­зы­вать друг другу. Не уди­ви­тельно, что впо­след­ствии она стала жить не как автор­ская сказка Петра Ершова, а как народ­ное про­из­ве­де­ние. Вышло даже несколько десят­ков под­дель­ных «Конь­ков-Гор­бун­ков».

Рас­ска­зы­вают, что Алек­сандра Сер­ге­е­вича Пуш­кина вос­хи­тило мастер­ство моло­дого поэта, и он, про­чи­тав Конька-Гор­бунка, ска­зал: «Теперь этот род сочи­не­ний можно мне и оставить».

По вос­по­ми­на­ниям дру­зей и близ­ких, Петр Пав­ло­вич умел искренне вос­тор­гаться кра­со­той и совер­шен­ством Божьего мира. Одна­жды он при­знался: «Я готов всем изящ­ным любо­ваться до голо­во­кру­же­ния». И это свое вос­хи­ще­ние он с любо­вью, талант­ливо пере­дал нам, своим читателям.

Мир Гос­по­день так чудесен!
Так отра­ден воль­ный путь!
Сколько зёрен звуч­ных песен
Запа­дёт тогда мне в грудь!

Я вос­тор­гом их обвею,
Слёз стру­ями напою,
Жар­ким чув­ством их согрею,
В рус­ской речи разолью.

Нельзя не упо­мя­нуть и его тон­кое чув­ство юмора:

Не забыта мать-Россия
У Небес­ного Царя.

Всюду реки медовые
И молоч­ные моря.

И бога­тым, и убогим
Пир готов на каж­дый день.

Дело только за немногим:
Ложку в руки взять нам лень.

Ершов любил людей, все­гда мог понять про­стого чело­века, ценил его муд­рость. Как вспо­ми­нают его дру­зья, он от «бес­по­щад­ных напа­док на нашего про­сто­лю­дина реши­тельно отво­ра­чи­вался как от неве­же­ства». Об этом гово­рят его стихи.

Клад души

Богач! К чему твои укоры?
Зачем, чер­вон­цами звеня,
Полу­пре­зри­тель­ные взоры
Ты гордо бро­сил на меня!
О нет! Совсем не беден я!
Меня при­рода не забыла:
Бога­тый клад мне подарила.

О, если б мог ты заглянуть
В мою сокро­вищ­ницу – грудь!
Твой жад­ный взор бы растерялся
В рос­кош­ной сердца полноте,
И ты бы зави­стью снедался
К моей бога­той нищете.

Смотри: я грудь мою раскрою,
Рас­крою сердца глубину
И этой бед­ною рукою,
Богач, рас­сыплю пред тобою
Мою несмет­ную казну.

Цени ж!..

Вот здесь сап­фир бесценный –
Свя­тая вера. В мраке дней,
В тумане бед, во тьме скорбей
Он жарко льет душе смущенной
Отрад­ный блеск своих лучей.

Не мощь земли его родила,
Излит небес­ным он огнем,
И чудо­дей­ствен­ная сила
Таин­ственно хра­нится в нем.

Он мне бле­стит звез­дой завета,
В молитве теп­лится свечой;
Любви духов­ной в цар­стве света
Он обру­чаль­ный пер­стень мой…

Вот перлы здесь – живые чувства
К чудес­ным мира красотам,
К высо­кой пре­ле­сти искусства,
Ко вдох­но­ви­тель­ным мечтам.

Всмот­рись, богач, в мои монисты:
В них нет пылинки для хулы;
Они, как снег нагор­ный, чисты,
Как небо Божие, светлы!..

Зна­ко­мясь с жиз­нью и твор­че­ством Ершова, читая его письма, не уста­ешь удив­ляться и вос­хи­щаться его застен­чи­во­стью и скром­но­стью, чут­ким умом и тон­кой наблю­да­тель­но­стью, так­тич­но­стью, доб­ро­той и любо­вью ко всем и всему, что его окружает.

portrait 7 - Автору «Конька Горбунка» писателю Петру Ершову – 205 летОн очень ценил насто­я­щую дружбу. Верил, что доб­рое това­ри­ще­ство спо­собно тво­рить чудеса. Во время учебы в уни­вер­си­тете у него был такой друг, с кото­рым они меч­тали вме­сте все свои силы отдать на про­цве­та­ние Рос­сии, быть полезными.

По окон­ча­нии учебы в Петер­бурге Ершов воз­вра­ща­ется в Тобольск, питая надежду на широ­кую про­све­ти­тель­скую дея­тель­ность в Сибири.

Он начи­нает рабо­тать учи­те­лем в Тополь­ской гим­на­зии, затем дирек­то­ром и, нако­нец, инспек­то­ром всех народ­ных учи­лищ обшир­ной губер­нии. В числе его уче­ни­ков был и Дмит­рий Менделеев.

Несмотря на боль­шую заня­тость, Петр Пав­ло­вич не пре­кра­щает писа­тель­ской дея­тель­но­сти. В его сти­хах все ожи­вает, потому читать их уди­ви­тельно легко.

Писа­тель­ская дея­тель­ность Ершова раз­но­об­разна, это стихи, проза, пере­воды и даже либ­ретто боль­шой вол­шебно-геро­и­че­ской оперы «Страш­ный меч», посвя­щен­ной исто­рии Киев­ской Руси во время прав­ле­ния свя­того рав­ноап­о­столь­ного князя Владимира.

Попро­буем только пред­ста­вить, насколько мно­го­трудна долж­ность дирек­тора, а Петр Пав­ло­вич ведь был еще и инспек­то­ром гимназий.

По долгу службы ему при­хо­ди­лось много ездить по вве­рен­ной губер­нии, но он все­гда пом­нил и любил то место, где родился. В письме к жене он писал:

«…Были …с смот­ри­те­лем в Без­ру­ко­вой, месте моего рож­де­ния, и пили чай. Тут яви­лось несколько кре­стьян с сель­ским голо­вой, с прось­бами о моем содей­ствии – соору­дить в Без­ру­ко­вой цер­ковь.

Мое дело будет испро­сить раз­ре­ше­ние на постройку церкви, доста­вить план и помочь по воз­мож­но­сти. Смот­ри­тель ска­зал, что цер­ковь надобно соору­дить во имя пре­по­доб­ного Петра, и кре­стьяне согласились. 

Место они выбрали то самое, где был …дом…, где я родился. При­зна­юсь, я целую ночь не спал, раз­ду­мы­вал о том: неужели Гос­подь так мило­стив, что испол­нится дав­ниш­нее мое жела­ние и освя­тится место моего рож­де­ния, и вос­хва­лится имя моего святого».

Заботы об устрой­стве церкви в род­ном селе состав­ляли для него одно из самых важ­ных заня­тий до послед­них минут жизни.

Как же тре­петно Петр Пав­ло­вич отно­сился к вере! Несмотря на все труд­но­сти и удары судьбы (потери роди­те­лей, брата, жены, детей), он не поте­рял веры в Бога, Кото­рого искренно любил всей душой.

Как горько и тро­га­тельно он пишет кузине после потери жены:

«Письмо моё будет коротко, милая кузина. Только радость гово­рит, а печаль мол­ча­лива. И что ска­зать мне, когда я до сих пор не могу ещё обра­зу­миться. Удар был так неожи­дан, так вне­за­пен, что не пасть под ним надобны были вера и осо­бен­ная помощь Божия. 

Вы знали умер­шего Ангела, знали и чув­ства мои к ней: почему пове­рите моей печали. Да, из всех потерь, какие испы­тал я (а каких я не испы­ты­вал?), потеря люби­мой жены – самая ужас­ная. Точно поло­вины самого себя не стало.

Только рели­гия согре­вает осты­лую душу, только она одна осве­щает мрак могиль­ный, и за гро­бо­вой дос­кой пред­став­ляет её ещё лучше, чем она была на земле. А что было бы без этого небес­ного утешения!»

Уди­ви­тель­ный, кра­си­вой души чело­век, несмотря ни на что Петр Пав­ло­вич не рас­те­рял таланты, кото­рыми наде­лил его Гос­подь. Сколько доб­рого он успел сде­лать в своей жизни, и сколь­ких чита­те­лей сво­ими про­из­ве­де­ни­ями он побуж­дает заду­маться, порас­суж­дать, порадоваться.

Но мно­гие знают Ершова все-таки не как дирек­тора учи­лища, кото­рым он был дол­гое время, и не как хра­мо­зда­теля, а как чудес­ного ска­зоч­ника, автора «Конька-Гор­бунка».

Умер Петр Пав­ло­вич 18 (30) авгу­ста 1869 года. Похо­ро­нен на Тоболь­ском клад­бище. Над­пись на могиль­ном памят­нике гла­сит: «Петр Пав­ло­вич Ершов, автор народ­ной сказки «Конек-Гор­бу­нок».

Уже много лет ска­чет Конек-Гор­бу­нок от одного поко­ле­ния к дру­гому, и весе­лый стук его копыт, верю, пора­дует еще мно­гих читателей».

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки