Благодатные дары учительства — прот. Артемий Владимиров

Благодатные дары учительства — прот. Артемий Владимиров

(4 голоса5.0 из 5)

Сего­дня пре­по­да­ва­ние и вос­пи­та­ние ста­но­вится все более труд­ным делом. Наши уче­ники и вос­пи­тан­ники все менее готовы к вос­при­я­тию уро­ков добра. У детей гас­нет любо­зна­тель­ность и про­па­дает тяга к зна­ниям. Но дело, конечно, не только в уче­ни­ках, и не столько в них, сколько в учи­те­лях: соль оску­де­вает (см. Лк. 14:34). На смену умуд­рен­ным, но оску­дев­шим силой при­хо­дят моло­дые педа­гоги, кото­рые уже не в состо­я­нии питать детей здо­ро­вой пищей, т. е. поло­жи­тель­ными нрав­ствен­ными установками.

Что же делать, как «горю посо­бить»? Как жить, и вос­пи­ты­вать, и обра­зо­вы­вать?.. Сего­дня каж­дый педа­гог Рос­сии дол­жен быть готов вме­сте с геро­ями-пан­фи­лов­цами ска­зать: «Ни шагу назад, отсту­пать нельзя: позади Москва!» Наши питомцы хотят видеть в тех, кто их учит, кто с ними обща­ется, кто их вос­пи­ты­вает, вдох­но­ве­ние. Спро­сим поэта: «Можешь ли ты тво­рить без вдох­но­ве­ния?» И он отве­тит: «Если бы я не знал, что такое вдох­но­ве­ние, я был бы про­сто риф­мо­плет, а не поэт». Но если мы будем иссле­до­вать при­роду поэ­ти­че­ского вдох­но­ве­ния, то узнаем, что это вещь нена­деж­ная. Как пра­вило, вдох­но­ве­ние явля­ется пло­дом страст­ного, не вполне чистого, с хри­сти­ан­ской точки зре­ния, состо­я­ния души. Да и к тому же кто знает, когда при­дет эта муза? Мно­гие поэты меся­цами ждали вдохновения.

Но педа­гоги нахо­дятся в дру­гом поло­же­нии: у них уроки бывают каж­дый Божий день. Вот почему можно и должно, осо­бенно сего­дня, в наше безы­дей­ное, совсем неге­ро­и­че­ское время, гово­рить о пома­за­нии Духа, пома­за­нии, кото­рым мы все запе­чат­лены в Таин­ствах Кре­ще­ния и Миро­по­ма­за­ния. Сего­дня каж­дый педа­гог и учи­тель дол­жен осо­бенно глу­боко раз­мыш­лять об этих Таин­ствах и всей своей жиз­нью при­об­щаться сокры­той в них силе. Сде­лать это нужно прежде, чем мы при­дем к нашим детям. Во вся­ком слу­чае, войти в силу Духа и обре­сти уже не поэ­ти­че­ское, а педа­го­ги­че­ское, твор­че­ское вдох­но­ве­ние мы при­званы в ходе самого дела, как гово­рили в ста­рину: «Docendo discimus» — уча, и сами чему-то науча­емся. Вспом­ним: Спа­си­тель при­ни­мает Кре­ще­ние на Иор­дане от Иоанна ради нашего спа­се­ния, Дух Божий снис­хо­дит на Бого­че­ло­века, дабы мы знали, что обле­ка­емся в Кре­ще­нии таин­ствен­ной силой; затем Гос­подь отра­жает иску­ше­ние лука­вого в пустыне и только после этого отвер­зает уста Свои, говоря: «…покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное» (Мф. 4:17), и начи­нает учить народы. Сле­до­ва­тельно, педа­го­ги­че­ское вдох­но­ве­ние — та духов­ная сила, кото­рой всего более ждут сего­дня наши слу­ша­тели, наши вос­пи­тан­ники, — должно быть выстра­дано. Педа­гог дол­жен мно­гое изжить из сво­его сердца, прежде чем душа его, говоря сло­вами поэта, ста­нет «доступ­ной утешению».

Я хотел бы посвя­тить свое слово-раз­мыш­ле­ние педа­го­ги­че­скому вдох­но­ве­нию и пого­во­рить о том, как даро­ван­ная хри­сти­а­нам в Таин­ствах Церкви бла­го­дать помо­гает учи­телю учить, а вос­пи­та­телю вос­пи­ты­вать. Без этой помощи каж­дый из нас может потер­петь лишь пора­же­ние на нашем свя­том поприще.

Сего­дня мы при­сту­паем к детям с искрен­ним, ясным созна­нием и ощу­ще­нием нашей духов­ной бес­по­мощ­но­сти. Мы при­знаем, что при­об­ре­тен­ные нами зем­ные зна­ния — все­сто­рон­ние, ака­де­ми­че­ские или частич­ные, фраг­мен­тар­ные — вовсе не гаран­ти­руют нам успеха. Не гаран­ти­руют оттого, что нас почему-то не слу­шают: мы хотим про­бу­дить актив­ность в слу­ша­те­лях, а они спят; мы хотим научить их не любить неправду, а они сме­ются над прав­дой. Мы воз­дей­ствуем на их умы, но их сердца оста­ются холод­ными. Сле­до­ва­тельно, зем­ные зна­ния должны быть погру­жены в нечто более суще­ствен­ное, важ­ное, что состав­ляет основу педа­го­ги­че­ского, вос­пи­та­тель­ского дела. Такой осно­вой явля­ется бла­го­дат­ная сила Духа Свя­таго, кото­рой при­ча­стен каж­дый кре­ще­ный чело­век. Эта сила явит в нас свое дей­ствие только тогда, когда мы восчув­ствуем пол­ную свою бес­по­мощ­ность пред лицом Божиим, когда мы осо­знаем вели­кую меру ответ­ствен­но­сти пред нашими учениками.

При­го­тов­ляя себя к педа­го­ги­че­ским буд­ням постом и молит­вою, пока­я­нием и конечно же уча­стием в Боже­ствен­ной Евха­ри­стии; пере­смат­ри­вая накоп­лен­ные нами прежде зем­ные зна­ния и отби­рая те, кото­рые необ­хо­димы для сего­дняш­него дня, мы при­зы­ваем на помощь Гос­пода и выхо­дим на риста­лище. Мы живем в такое время, когда от нас тре­бу­ется явить чудеса духа, веры, любви и пре­муд­ро­сти не пред лицом мучи­те­лей и гони­те­лей не пред лицом силь­ных мира сего, но пред лицом наших соб­ствен­ных детей”, они более всего нуж­да­ются в нрав­ствен­ном воз­рож­де­нии, в явле­ниях силы Божией, кото­рая нахо­дится не где-нибудь, а в нашем соб­ствен­ном сердце, если мы кре­щены во имя Свя­той Троицы.

Итак, при­зы­вая на помощь Гос­пода, мы осмыс­ляем, как именно Божия сила помо­гает нам в деле обу­че­ния и вос­пи­та­ния. Эта сила, явля­ясь живой и дей­ствен­ной через подвиг сми­ре­ния и молитвы, откры­вает, что перед нами — бес­смерт­ные чело­ве­че­ские души. Каж­дая из них сво­бодна в своем выборе, спо­собна к раз­ли­че­нию добра и зла, алчет и жаж­дет бла­го­дати Божьей. За каж­дую из них Вла­дыка-Хри­стос про­лил Свою дра­го­цен­ную Кровь. Вот такое вос­при­я­тие учи­те­лем его уче­ни­ков как бес­цен­ных созда­ний Гос­пода, искуп­лен­ных Кро­вию Спа­си­теля и пред­на­зна­чен­ных для насле­дия Цар­ства бла­го­дати и любви, во мно­гом меняет ход и атмо­сферу урока. Когда заме­ча­тель­ного педа­гога сво­его вре­мени, свя­ти­теля Гри­го­рия Двое­слова, папу Рим­ского, спро­сил кто-то из кли­ри­ков: «Как нужно отно­ситься к чело­веку?» — он отве­тил: «С бла­го­го­ве­нием», имея в виду, что чело­век — это искуп­лен­ное Гос­по­дом разум­ное Его созда­ние. И если мы вве­римся силе Божией, вну­ша­ю­щей нам береж­ное, тре­пет­ное, осто­рож­ное, бла­го­го­вей­ное, так­тич­ное, а глав­ное, теп­лое рас­по­ло­же­ние к нашим слу­ша­те­лям, они невольно встре­пе­нутся и почув­ствуют в нас что-то такое, чего, может быть, еще не чув­ство­вали, не “имели, не осо­зна­вали в себе. Между нами таин­ственно явит Себя Бог, ска­зав­ший: «Потому узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35), «…где двое или трое (или трид­цать чело­век — прот. А. В.) собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф.18:20).

Педа­гог, осе­нен­ный бла­го­да­тью Божьей, от Гос­пода полу­чает дар обще­ния, дар про­ник­но­ве­ния в души люд­ские. Как это далеко от холод­ного пси­хо­ло­гизма или мрач­ных оккульт­ных спо­соб­но­стей, как это далеко от житей­ской умуд­рен­но­сти и так назы­ва­е­мого объ­ек­тив­ного науч­ного зна­ния! Обще­ние душ — вот тайна педа­го­ги­че­ского твор­че­ства. При этом Спа­си­тель, говоря Своим уче­ни­кам о бла­го­дати, дей­ству­ю­щей в сердце, сви­де­тель­ствует о ней: «…гря­ду­щее воз­ве­стит вам» (Ин. 16:13). Конечно, это «очень высоко. Мы не про­зор­ливцы и совсем не про­роки, но когда педа­гог, любя­щий свое дело и любя­щий детей, смот­рит на них, обща­ется с ними, таин­ственно сопри­ка­са­ется душой с их серд­цами, он дей­стви­тельно мно­гое уга­ды­вает, мно­гое про­гно­зи­рует, мно­гое пред­чув­ствует. Если учи­тель — скром­ный и сми­рен­ный тру­же­ник, то Гос­подь дает хотя бы частич­ное виде­ние или веде­ние дове­рив­шейся настав­нику чело­ве­че­ской души. На основе этого пред­чув­ствия, созву­чия духов­ного, педа­гог шестым чув­ством начи­нает ура­зу­ме­вать, что глав­ное в педа­го­ги­че­ском деле — это про­фи­лак­тика духов­ных заболеваний.

Вот тебе дано пре­по­да­вать в пер­вом классе. Ты можешь пред­ста­вить, что с этими детьми будет в 7‑м или 10‑м классе? Вот ты живешь и тру­дишься в област­ном цен­тре, горо­дишке, где по ста­ти­стике 70% моло­дежи до 20 лет пора­жены нар­ко­ма­нией, а перед тобой сидят души, еще совсем не иску­шен­ные злом. Дух Гос­по­день вра­зум­ляет и про­стой чело­ве­че­ский разум под­ска­зы­вает тебе, что пре­по­да­вать, как вести уроки, дабы детей укре­пить, защи­тить, влить им, если это воз­можно, некую инъ­ек­цию добра, чтобы они, опе­рив­шись, сде­ла­лись силь­ными, спо­соб­ными к выбору, сумели про­ти­во­стать тем «чуди­щам рога­тым», кото­рые навер­няка вторг­нутся в их жизнь через несколько лет. Это веде­ние чело­ве­че­ской души, души ребенка, соеди­нен­ное с уме­нием выби­рать нуж­ный пред­мет пре­по­да­ва­ния, отыс­ки­вать необ­хо­ди­мую тему, есть искон­ное каче­ство насто­я­щего педа­гога. Свя­ти­тель Тихон Задон­ский, говоря о педа­го­гике и о бла­го­дат­ном пома­за­нии педа­гога, заме­чает: «Любовь поды­щет слова». Любовь о Хри­сте Иисусе поды­щет слова. Божья бла­го­дать вну­шит вам и жанр, и стиль обще­ния, и слово, про­стое или высо­кое, но все­гда ясное, то слово, посред­ством кото­рого вам будет дано досту­чаться, и не только досту­чаться, но и согреть и осве­тить чело­ве­че­скую душу.

Говоря о бла­го­дат­ном пома­за­нии, про­яв­ля­ю­щемся в обще­нии с людьми, вспом­ним слова Иисуса Хри­ста, обра­щен­ные к уче­ни­кам: Радость Мою даю вам, и радо­сти Моей никто у вас не отни­мет (См. Ин. 15:11, 16:22, 17:13). «Все­гда радуй­тесь», — убеж­дает хри­стиан апо­стол (1 Фес. 5:16). Почему часто мы бываем неуспешны в наших педа­го­ги­че­ских поту­гах и изыс­ка­ниях? Потому что наше твор­че­ство какое-то безрадостное.

Под­час мы делаем важ­ные откры­тия, мы пред­ла­гаем детям здо­ро­вую пищу, но душа наша почему-то оста­ется неосе­нен­ной, чуж­дой вдох­но­ве­ния. А между тем дело вос­пи­та­ния, нрав­ствен­ного исправ­ле­ния тре­бует прежде всего избытка сердца, кото­рый выра­жа­ется в радо­сти обще­ния, той радо­сти, пред кото­рой без­оружны даже сомне­ва­ю­щи­еся, подо­зри­тель­ные, уны­ва­ю­щие, склон­ные к раз­дра­жи­тель­но­сти. Поник­ший, скуч­ный, зачерст­вев­ший педа­гог, педа­гог упре­ка­ю­щий, обра­ща­ю­щий вни­ма­ние только на умствен­ные спо­соб­но­сти чело­века, зани­ма­ю­щийся док­три­нер­ством, мора­ли­за­тор­ством, воз­дей­ствует, как пра­вило, на отри­ца­тель­ные эмо­ции и не тро­гает в душе слу­ша­теля ни еди­ной струны. А ведь каю­щийся греш­ник спе­шит в объ­я­тия Небес­ного Отца, потому что пред­вку­шает ту радость, кото­рая, как сви­де­тель­ствует Сам Хри­стос, пере­да­ется и Анге­лам Божиим (См. Лк. 15:10).

И нако­нец, вспом­ним еще слово Иисуса Хри­ста, нашего Спа­си­теля, обра­щен­ное к апо­сто­лам: «Дух Свя­тый от Моего возь­мет и наста­вит вас на вся­кую истину» (См. Ин. 16:13–14). Речь идет о про­све­ща­ю­щей, вра­зум­ля­ю­щей, умуд­ря­ю­щей силе пома­за­ния бла­го­дати Божией. Для педа­гога, осо­бенно начи­на­ю­щего, это очень важно, потому что часто, обла­дая нема­лым бага­жом зна­ний, доб­ро­со­вестно гото­вясь к уроку, мы все-таки ока­зы­ва­емся бес­по­мощ­ными и рас­те­рян­ными. Ибо одно дело — знать, дру­гое дело — пре­по­дать; одно дело — нако­пить самому, дру­гое дело — сде­лать вашего слу­ша­теля спо­соб­ным к вос­при­я­тию, усво­е­нию зна­ния. Дух Свя­тый настав­ляет на вся­кую истину, Он настав­ляет и педа­гога, что взять из име­ю­ще­гося в сокро­вищ­нице его памяти, какое исполь­зо­вать зна­ние, какие при­влечь при­меры, как сопрячь между собою зна­ния точ­ных, есте­ствен­ных и гума­ни­тар­ных наук. Дух Свя­тый помо­жет пре­по­да­вать детям образно, выпукло, жиз­ненно, так чтобы были вос­тре­бо­ваны ими самими накоп­лен­ные зна­ния и они слу­шали бы вас, узна­вая то, что имеют в сердце своем в резуль­тате пред­ше­ству­ю­щих уро­ков. Несо­мненно, не только зем­ной опыт, но и некая бла­го­дат­ная сила должна сопри­сут­ство­вать педа­гогу, дабы истина, сама по себе про­стая, неслож­ная, само­до­ка­зу­ю­щая, осле­пи­тель­ная в своей кра­соте и чистоте, запе­чат­ле­ва­лась бы в умах и серд­цах слу­ша­те­лей, в том числе и с помо­щью тех средств, кото­рые умело при­вле­кает педа­гог, чтобы по пес­чинке, по кир­пи­чику вло­жить в сердца слу­ша­те­лей все, что он задумал.

Закан­чи­ваю слово, осо­зна­вая и свою соб­ствен­ную, и все­об­щую чело­ве­че­скую немощь в деле педа­го­ги­че­ском. Потому с тем боль­шей сер­деч­но­стью при­сту­пая к вос­пи­та­нию и обра­зо­ва­нию детей, мы должны испо­ве­дать истину Хри­ста: «…без Меня не можете делать ничего (истинно доб­рого — прот. А. В.)» (Ин. 15:5). А зна­чит, только со Хри­стом в сердце и в устах мы пре­успеем в нашем свя­том деле.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Опер, 10.02.2016

    Мно­гие гово­рят о слож­но­сти обще­ния в школе. Я пре­по­да­вал в кол­ле­дже, после выхода в отставку из МВД, здесь осо­бенно сложно рабо­тать с под­рост­ками, ведь они уже усто­яв­ши­еся юноши и девушки, про­шед­шие школь­ную под­го­товку к даль­ней­шей обра­зо­ва­тельно-про­фес­си­о­наль­ной дея­тель­но­сти. Встре­ча­ясь с обу­ча­ю­щи­мися необ­хо­димо думать о себе люби­мом, ибо ска­зано в Еван­ге­лие, что воз­люби ближ­него тво­его, как самого себя. Ведь если ты отно­сишься к себе с пре­вос­ход­ством, без ува­же­ния, то и с дру­гими ты высо­ко­ме­рен и лице­ме­рен. Школь­ники и сту­денты тоже люди, но с необуз­дан­ным харак­те­ром и фан­та­зией, неопре­де­лив­ши­еся в жизни, ищу­щие себя. Вот тут то педа­гог, любя­щий чело­века и свою про­фес­сию, обла­да­ю­щий жиз­нен­ной пози­цией и навы­ками пред­стает перед ними и раз­го­ва­ри­вает с ними на рав­ных, без пре­вос­ход­ства, но с ува­же­нием ко всем и к каж­дому. Инфор­ма­ция, исхо­дя­щая из уст учи­теля, пре­по­да­ва­теля, должна быть досто­вер­ной, понят­ной и вос­при­им­чи­вой для обу­ча­е­мого. Сего­дня от педа­гога тре­буют много пустого и неопре­де­лен­ного, а ведь в арсе­нале учи­теля должно быть много полез­ного для уха и глаза обу­ча­е­мого, для этого есть инстру­мент: ком­пью­тер, с кото­рым сего­дня обра­ща­ются вольно и без долж­ного ува­же­ния, потому что мно­гая инфор­ма­ция затруд­няет вос­при­я­тие ее же. Вот тут то учи­тель и обя­зан настав­лять своих под­опеч­ных отно­си­тельно обра­зо­ва­тель­ного пред­мета. Любовь к обу­ча­е­мым, зна­ния и жела­ние ими поде­литься вот тот козырь в педа­го­ги­че­ской дея­тель­но­сти. Если учи­тель с ува­же­нием и пони­ма­нием отно­сится к уча­ще­муся, то и полу­чит поло­жи­тель­ный ответ в свой адрес. Оскорб­ле­ния и раз­го­воры на повы­шен­ных тонах с уче­ни­ками пока­зы­вают бес­си­лие, глу­пость и без­дар­ность учи­теля, таких нужно гнать из учеб­ных заведений.Ученики должны сожа­леть, что их учи­тель не при­шел на заня­тия вслед­ствие болезни или недо­мо­га­ния. Такое сего­дня есть, но страшно мало. Педа­гог дол­жен иметь тер­пе­ние и выдержку при раз­го­воре с уче­ни­ками, при­учая их раз­го­ва­ри­вать по оче­реди, а не хором, замол­кать, когда раз­го­ва­ри­вают стар­шие, больше слу­шать чем гово­рить. Но этому уча­щийся дол­жен научиться дома, от своих роди­те­лей. Слож­ного в обще­нии нет, если себя ува­жа­ешь, обла­да­ешь позна­ни­ями в той отрасли науки и тех­ники, кото­рые при­го­дятся уже им, твоим уче­ни­кам. Ува­же­ние учи­теля заво­е­вы­ва­ется ува­же­нием к уче­нику, как к лич­но­сти, жела­нием встречи со сво­ими уче­ни­ками. Может ли сего­дня кто-то из учи­те­лей желать встречи с ними — уче­ни­ками? Навер­ное не мно­гие, даже самые успеш­ные педа­гоги, обла­да­ю­щие награ­дами и поче­том в среде пре­по­да­ва­тель­ской. Навер­ное так, а все это от гор­дыни и пре­вос­ход­ства перед дру­гими. Воцер­ко­в­ле­ние дает воз­мож­ность педа­гогу при­кос­нуться к вели­чай­шей тайне бытия, где чело­век любит чело­века и ува­жает его дей­ствия, полу­чает настав­ле­ния по жизни и сопри­ка­са­ется с Богом, кото­рый ведет нас по пути непро­то­рен­ному и непо­нят­ному. Спасибо.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки