Детская религиозная литература

Детская религиозная литература

(3 голоса5.0 из 5)

– А чтобы такое для ребенка взять почи­тать? – на самом деле, этот вопрос не так уж и часто зву­чит в мага­зи­нах пра­во­слав­ной лите­ра­туры и цер­ков­ных лавках.

Все мы знаем, что выбор книги дол­жен быть обду­ман­ным. Мно­гие пом­нят настав­ле­ние свя­ти­теля Игна­тия Брян­ча­ни­нова о том, что прежде, чем взяться за чте­ние, нужно разо­брать «бла­го­ра­зумно и осто­рожно, кто писа­тель и что он пишет», чтобы не «исчер­кать скри­жали души раз­но­об­раз­ными поня­ти­ями и впе­чат­ле­ни­ями». Поэтому, навер­ное, и идем в «про­ве­рен­ные», как счи­таем, места, и с лег­ко­стью берем любое при­гля­нув­ше­еся изда­ние. Мы ста­ра­емся поку­пать для ребенка «пра­во­слав­ную лите­ра­туру», кото­рая его пло­хому уж точно не научит, но так ли все про­сто? Все ли книги, отно­си­мые к раз­ряду «пра­во­слав­ной лите­ра­туры», оди­на­ково полезны? И что дол­жен знать роди­тель, стоя возле полки с дет­скими книж­ками в пра­во­слав­ном мага­зине? Попро­буем разо­браться, а за помо­щью обра­тимся к сотруд­ни­кам цер­ков­ных лавок и пра­во­слав­ных биб­лио­тек, док­тору фило­ло­ги­че­ских наук, про­фес­сору кафедры рус­ской лите­ра­туры и жур­на­ли­стики ХХ-ХХI веков МПГУ Ирине Геор­ги­евне Мине­ра­ло­вой и кли­рику храма иконы Божьей Матери Живо­нос­ный Источ­ник в Цари­цыне иерею Миха­илу Пото­кину.

Внеш­нее

«Если ребе­нок выби­рает сам, – рас­ска­зы­вает про­да­вец книж­ной лавки одного из круп­ных мос­ков­ских хра­мов Ксе­ния, – то он бро­са­ется на кра­си­вые иллю­стри­ро­ван­ные книжки, и ему абсо­лютно все равно, кто напи­сал, Шарль Перро или монах Лазарь». Не только дети, но и взрос­лые в первую оче­редь обра­щают вни­ма­ние на внеш­ний вид книги. Если книга яркая, если ее при­ятно дер­жать в руках, то выбор будет в ее пользу, заме­чают про­давцы. Как выгля­дит книга – нема­ло­важ­ный фак­тор. Малень­кого ребенка, напри­мер, боль­шой объем тек­ста утом­ляет, а без иллю­стра­ций ему вообще сложно пред­ста­вить, о чем идет речь. «Если меня спра­ши­вают, – про­дол­жает Ксе­ния, – я реко­мен­дую книги, где круп­ный шрифт и кра­си­вые кар­тинки. Чтобы ребе­нок запо­ми­нал по кар­тин­кам. Ведь часто он сам читать еще не умеет, и вос­при­ни­мает именно визу­ально. Даже Еван­ге­лия для детей бывают раз­ные – вот у нас есть оформ­лен­ное в ико­но­пис­ном стиле, это удобно и кра­сиво, ребе­нок при­вы­кает. А бывают даже и пра­во­слав­ные раз­ные изда­ния, но кар­тинки какие-то ужас­ные, смот­реть их – тоска и грусть». Еще одна внеш­няя при­мета, на кото­рую сове­туют обра­щать вни­ма­ние про­давцы, – это пометка, что книга издана по бла­го­сло­ве­нию Свя­тей­шего Пат­ри­арха или пра­вя­щего архи­ерея. Хотя и это не все­гда дает сто­про­цент­ную гаран­тию, что книга под­хо­дит вашему ребенку. Во-пер­вых, для каж­дого чита­теля есть свой писа­тель, а во-вто­рых, даже через мно­гие уровни «цен­зуры» про­ска­ки­вают не самые луч­шие лите­ра­тур­ные труды.  

«Цен­зура»

Под сло­вом «цен­зура» в дан­ном слу­чае, конечно же, не под­ра­зу­ме­ва­ется жест­кая про­верка каж­дого слова. Бла­го­сло­ве­ние Пат­ри­арха, а ино­гда даже про­сто раз­ре­ше­ние к изда­нию Изда­тель­ского совета РПЦ всего лишь обо­зна­чает, что эта книга не несет в себе бого­бор­че­ских идей и мыс­лей, про­ти­во­ре­ча­щих хри­сти­ан­ской морали. Затем реше­ние о выходе в свет той или иной книги при­ни­мают редак­торы и дирек­торы изда­тельств. Уже издан­ные книги, прежде чем ока­заться на пол­ках мага­зи­нов, попа­дают в руки сотруд­ни­кам, отве­ча­ю­щим за закупки, кото­рые опыт­ным взгля­дом оце­ни­вают, насколько та или иная книга будет полезна и нужна поку­па­телю. И даже в самой цер­ков­ной лавке книга может быть под­вер­жена еще одной оценке – со сто­роны про­давца. «Я должна отве­чать за товар, кото­рым тор­гую, – пояс­няет Ксе­ния, – поэтому я утром, когда немного народа, смотрю, где у меня какие книги, новые поступ­ле­ния, читаю или про­ли­сты­ваю незна­ко­мые. Ино­гда даже при­хо­дится под­хо­дить к свя­щен­нику, уточ­нять, если есть какие-то сомне­ния, и, бывает, неко­то­рые книги мы уби­раем». Нередко пере­сказы или пере­ло­же­ния Биб­лей­ской исто­рии, или же какие-то нра­во­учи­тель­ные тек­сты гото­вят мир­ские люди и ино­гда по незна­нию допус­кают досад­ные ляпы. Правда, в дет­ской лите­ра­туре, отме­чают про­давцы, такое встре­ча­ется редко. В этой сфере слу­ча­ются дру­гие недо­ра­зу­ме­ния. Стар­ший биб­лио­те­карь одной из мос­ков­ских пра­во­слав­ных биб­лио­тек Ирина Вла­ди­ми­ровна Сер­ге­ева вспо­ми­нает, как одно из изда­тельств пред­ла­гало Тол­ко­вый сло­варь В.И.Даля: «У нас есть сло­варь Даля, тот, кото­рый был все­гда, а тут при­несли какое-то очень совре­мен­ное изда­ние: посмот­рите, какое кра­си­вое, в одном томе. А у Даля их вообще-то четыре. Я стала листать, а там поло­вины ста­тей нет, а остав­ши­еся все уре­заны. Видимо, счи­та­ется, что мно­гое уста­рело, не акту­ально. Но ведь это необ­хо­димо детям! Это ведь корни нашей куль­туры».  

Про­ве­рено временем

«Давайте не будем изоб­ре­тать вело­си­пед, – пред­ла­гает иерей Михаил Пото­кин, кли­рик храма иконы Божьей Матери Живо­нос­ный Источ­ник в Цари­цыне, отец троих детей. – До нас ведь вос­пи­ты­ва­лись мно­гие поко­ле­ния хри­стиан. Вер­немся хотя бы в XIX век и посмот­рим, на чем тогда учили детей». Сего­дня стали пере­из­да­ваться мно­гие книги конца XIX – пер­вой поло­вины ХХ веков. Пере­из­даны «Закон Божий» про­то­и­е­рея Сера­фима Сло­бод­ского и «Азбука», созда­ва­е­мая им сов­местно с супру­гой Еле­ной Алек­се­ев­ной Сло­бод­ской. «В книгу вхо­дит и Закон Божий для детей, – рас­ска­зы­вает Ирина Вла­ди­ми­ровна Сер­ге­ева, – и бук­варь. Бук­варь напо­до­бие того, по кото­рому и я учи­лась много лет назад. Почему-то от таких книг душа гре­ется – несрав­нимо со мно­гим, что при­ду­мы­вают сей­час». Что каса­ется дет­ской Биб­лии, то, по мне­нию мно­гих спе­ци­а­ли­стов, самой луч­шей явля­ется пере­ра­ботка про­то­и­е­рея Алек­сандра Соко­лова. «Либо репринт­ное изда­ние рубежа ХIХ-ХХ веков, или же издан­ная в новой орфо­гра­фии с иллю­стра­ци­ями Доре, – реко­мен­дует док­тор фило­ло­ги­че­ских наук Ирина Геор­ги­евна Мине­ра­лова. – Это книга из тех, кото­рые ребе­нок, только научив­шийся читать, будет читать вновь и вновь, потому что она постро­ена в форме беседы с ребен­ком. Заме­ча­тель­ная книга, и в смысле житей­ско-педа­го­ги­че­ском тоже». Кла­дезь житей­ской муд­ро­сти – жития свя­тых. Но и в них далеко не все будет понятно ребенку. «Напри­мер, житие свя­ти­теля Нико­лая Чудо­творца можно изу­чать с самого ран­него дет­ства, – пояс­няет отец Михаил, – потому что оно все ска­зоч­ное. А вот что каса­ется житий муче­ни­ков, то их понять трудно. Вот Вера, Надежда, Любовь и матерь их София – очень сложно для малень­кого чело­вечка, для кото­рого роди­тели состав­ляют всю его жизнь, они и защита, и глав­ная опора. Надо очень изби­ра­тельно под­хо­дить к этому вопросу. Может быть, лучше брать факты из жизни свя­тых, свя­зан­ные с исто­ри­че­скими собы­ти­ями – князь Вла­ди­мир, Кон­стан­тин Вели­кий, Алек­сандр Нев­ский». Исто­ри­че­ская лите­ра­тура для под­рост­ков поль­зу­ется боль­шой попу­ляр­но­стью у юных чита­те­лей, гово­рит стар­ший биб­лио­те­карь Ирина Вла­ди­ми­ровна и пока­зы­вает книгу почти забы­того уже сего­дня автора начала про­шлого века Павла Ампли­е­вича Рос­си­ева «Свя­ти­тель Алек­сий. Исто­ри­че­ская повесть». «В рус­ской дет­ской лите­ра­туре есть тра­ди­ция, есть бли­ста­тель­ные авторы, – напо­ми­нает фило­лог Ирина Геор­ги­евна Мине­ра­лова, – Напри­мер, Иши­мова или Чар­ская». Сего­дня эти авторы, выбро­шен­ные из педа­го­ги­че­ской среды после­ре­во­лю­ци­он­ной эпохи, вновь воз­вра­ща­ются к чита­телю. Так с начала 90‑х годов было издано 54 тома пол­ного собра­ния сочи­не­ний Лидии Алек­се­евны Чарской.

Вещи, кото­рые нельзя упрощать

Уже более 15 лет под­ряд боль­шой попу­ляр­но­стью поль­зу­ется «Дет­ская Биб­лия», выпус­ка­е­мая Рос­сий­ским Биб­лей­ским обще­ством. Она ярко оформ­лена, а тек­сты в ней про­стые и понят­ные. «Детям очень нра­вится», – отме­чают в биб­лио­теке. Тем не менее, даже ее созда­тели утвер­ждают, что она полна недо­стат­ков: «опу­щено много муд­рых поуче­ний и уди­ви­тель­ных собы­тий, – отме­чено в пре­ди­сло­вии к изда­нию начала 90‑х. – А мно­гое из того, что вклю­чено в “Дет­скую Биб­лию” в виде пере­сказа могло бы быть изло­жено гораздо ярче. Биб­лия – это Слово Божие, и все попытки пере­ска­зать ее, пусть даже самым луч­шими тол­ко­ва­те­лями и масте­рами слова, дают лишь блед­ное отра­же­ние этой Книги книг». С мне­нием изда­те­лей согла­ша­ется и отец Михаил Пото­кин: «Как можно адап­ти­ро­вать под опре­де­лен­ный воз­раст, напри­мер, музыку или живо­пись? И если Вет­хий Завет детям еще можно давать в пере­сказе, то Новый Завет сложно пред­ста­вить в сокра­ще­нии». Духов­ное чте­ние – это серьез­ная работа, и не все­гда стоит под­ме­нять ее чем-то упро­щен­ным, счи­тает свя­щен­ник. «До какого-то момента в жизни чело­веку Еван­ге­лие понять сложно, – пояс­няет отец Михаил. – Поня­тие жертвы, любви при­хо­дят с опы­том. Но ребенку можно читать Еван­ге­лие, как мне кажется, не в пере­сказе, а как оно есть. Пола­га­ясь, может быть, на память больше, чем на разум. Что-то в памяти оста­нется, в под­со­зна­нии – и читать стоит, ско­рее рас­счи­ты­вая именно на это. Есть вещи, кото­рые упро­щать нельзя». Бояться же слож­но­стей и потому пытаться под­су­нуть ребенку уже раз­же­ван­ную инфор­ма­цию не надо, сове­тует свя­щен­ник: «Ведь учи­лись же дети когда-то по Псал­тири читать. А сей­час и не каж­дый взрос­лый справится».

Откуда есть пошла «пра­во­слав­ная литература»?

Читать то, что неиз­менно и акту­ально в веках, конечно, хорошо. Но каж­дое время ста­вит все новые и новые вопросы, искать ответы на кото­рые в преды­ду­щем опыте чело­ве­че­ства ребенку порой не под силу. Юному чита­телю хочется читать не только о про­шлом, но и о насто­я­щем, не только о пред­ше­ствен­ни­ках, но и о совре­мен­ни­ках. И опять же, выис­ки­вая что-то совре­мен­ное для ребенка, мы наде­емся на ярлык «пра­во­слав­ное». Если раньше была про­сто лите­ра­тура, и было духов­ное чте­ние, то сего­дня мы можем наблю­дать новое явле­ние в куль­тур­ной жизни страны – «пра­во­слав­ную лите­ра­туру». С одной сто­роны, понятно, в доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии писа­тели не назы­вали себя тако­выми, но были вос­пи­таны и ста­ра­лись жить как хри­сти­ане. «Досто­ев­ский, Пуш­кин, Чехов – пра­во­слав­ные это писа­тели? – задает вопрос отец Михаил. – Нет такого поня­тия, чтобы писать только о пра­во­сла­вии. Пра­во­слав­ный писа­тель может рас­ска­зы­вать о чем угодно, как и пра­во­слав­ный худож­ник не обя­за­тельно дол­жен только храмы рисо­вать. Про­сто есть опре­де­лен­ное миро­воз­зре­ние, кото­рое свя­зано с лич­ным нашим путем бла­го­че­стия, нашим выбо­ром, фило­со­фией нашей жизни». Объ­яс­нить воз­ник­но­ве­ние нового направ­ле­ния пыта­ется про­фес­сор Ирина Геор­ги­евна Мине­ра­лова: «Пред­ста­вить, что столько бы вни­ма­ния уде­ля­лось подоб­ному лет 50–30 назад, про­сто невоз­можно. Однако это не озна­чает, что та эпоха была “пло­хая”, что о нрав­ствен­но­сти под­рас­та­ю­щего поко­ле­ния не забо­ти­лись. Забо­ти­лись очень! А в сего­дняш­ней жизни схо­дятся две край­но­сти: дирек­тивы про­шлого, твер­дя­щие, что задача состоит в том, чтобы вос­пи­тать гар­мо­ни­че­ски раз­ви­тую лич­ность, и выска­зы­ва­ния тепе­реш­них чинов­ни­ков, что необ­хо­димо вос­пи­тать гра­мот­ного потре­би­теля. Кого позвать на помощь? Как встарь, так и сего­дня, ждут, что “Бог в помощь”». Но, к сожа­ле­нию, ино­гда забы­ва­ется ста­рая рус­ская посло­вица: на Бога надейся, да сам не пло­шай, и цер­ков­ная рито­рика, кото­рая, конечно же, вовсе не залог высо­кой худо­же­ствен­но­сти, так и оста­ется лишь кра­си­выми сло­вами. «В афи­ши­ро­ва­нии внеш­них состав­ля­ю­щих веры мне видится жела­ние не БЫТЬ, а КАЗАТЬСЯ, некое лице­дей­ство, кото­рое опасно для воцер­ков­ля­ю­ще­гося чело­века, – про­дол­жает Ирина Геор­ги­евна. – Вера есть глу­боко лич­ное дело, в ней и тайна и таин­ства, поэтому, когда гово­рят об этом всуе да порой еще на высо­ких нотах, лично меня это оскорб­ляет. В само­объ­яв­ле­нии писа­теля “пра­во­слав­ным” есть и нескром­ность, и, как бы помягче ска­зать, само­на­де­ян­ность и ожи­да­ние похвалы». А это ли нужно ребенку от книги и ее автора? Нет, вряд ли. Ирина Геор­ги­евна напо­ми­нает о мно­гих и мно­гих писа­те­лях совет­ской эпохи, кото­рые «хло­по­тали о том, чтобы граж­дане выросли любя­щими Родину, ува­жали стар­ших и память об ушед­ших в мир иной, доро­жили наслед­ством, остав­лен­ным и заве­щан­ным нам дедами и роди­те­лями… В этих уро­ках, хоть и не назван­ное, – про­дол­жает она, – было – скажу, поль­зу­ясь тер­ми­но­ло­гией Соло­вьева, – “бла­го­го­ве­ние перед выс­шим”, “состра­да­ние к рав­ным” и “жалость к низ­шим”. В этом смысле, назван­ная ате­и­сти­че­ской, эпоха сохра­нила и сбе­регла немало цер­ков­ных рари­те­тов и цен­но­стей». Отец Михаил Пото­кин также пред­ла­гает для дет­ского чте­ния книги совет­ских писа­те­лей: «Вот хотя бы про Незнайку можно много раз читать в опре­де­лен­ном воз­расте. А я, между про­чим, знаю одного заме­ча­тель­ного батюшку, кото­рый сво­бодно цити­рует эту книгу и из нее при­во­дит житей­ские примеры».

Лите­ра­тура воцерковления

Ничего уди­ви­тель­ного в том, что частенько авторы, пози­ци­о­ни­ру­ю­щие себя как «пра­во­слав­ные», ухо­дят в край­но­сти, часто рас­кра­ши­вая свои про­из­ве­де­ния, героев и собы­тия всего лишь двумя цве­тами – чер­ным и белым, пло­хим и хоро­шим, стре­мясь напи­сать «как пра­вильно», стре­мясь рас­ста­вить чет­кие и ясные гра­ницы, где «по-пра­во­слав­ному», а где – нет. «Воцер­ко­в­ле­ние все­гда сопро­вож­да­ется поле­ми­че­ским пафо­сом по отно­ше­нию к тому, что не-цер­ковь», – пояс­няет Ирина Геор­ги­евна Мине­ра­лова. При­ме­ров такого пове­де­ния немало и среди чита­те­лей. При­ме­ров пара­док­саль­ных. Когда, поку­пая в пода­рок пле­мян­нику книгу ска­зок Пуш­кина, любя­щая тетушка акку­ратно выре­зает из нового, еще пах­ну­щего типо­граф­ской крас­кой, изда­ния сказку «О попе и работ­нике его Балде». «Да нет, ну нельзя выре­зать! – не скры­вая удив­ле­ния, пыта­ется разъ­яс­нить отец Михаил. – Это же дей­стви­тельно пра­во­слав­ная сказка. Потому что ведь и в Еван­ге­лии Хри­ста пре­дают фари­сеи и пер­во­свя­щен­ники. Наобо­рот, чело­века, кото­рый про­чтет эту сказку, когда он, не дай Бог, конечно, столк­нется в церкви с рав­но­ду­шием, с среб­ро­лю­бием, это не оттолк­нет. Он будет знать, что так бывает, что это есть ошибка, грех, чело­ве­че­ская немощь, но не поря­док цер­ков­ный. Ребенку необ­хо­димо при­во­дить не только хоро­шие и при­вле­ка­тель­ные при­меры, но и рас­ска­зы­вать о суще­ство­ва­нии зла, иначе он не будет к нему готов». А будет ли ребе­нок готов к реаль­ной жизни, читая навяз­чиво-вос­пи­та­тель­ные тек­сты? Помо­гут ли ему бес­сю­жет­ные, но зато «про пра­во­сла­вие» рас­ска­зики? Про­да­вец цер­ков­ной лавки Роман недо­уменно пере­ли­сты­вает одну из выстав­лен­ных на про­дажу книг: «Ино­гда возь­мешь почи­тать, а исто­рии какие-то бес­смыс­лен­ные, глу­пые. Сюжет сла­бый, к чему, зачем, какой вывод делать? Зато есть пра­во­слав­ный ком­по­нент, мол, герои сего повест­во­ва­ния живут пра­во­слав­ной жиз­нью – с утра до ночи молятся, радост­ные и доволь­ные вме­сте на службы ходят». «За дело часто берутся люди только что воцер­ко­вив­ши­еся, – пояс­няет Ирина Геор­ги­евна Мине­ра­лова, – но не име­ю­щие поня­тия о писа­тель­ском деле, не начи­тан­ные, педа­го­ги­че­ски наив­ные». И пишут-то они из луч­ших побуж­де­ний, и наме­ре­ния у них бла­гие, но…

Мода

Но только ли писа­тель вино­ват в том, что «пра­во­слав­ная лите­ра­тура» не может выйти за рамки нра­во­учи­тель­ной бел­ле­три­стики не все­гда хоро­шего каче­ства? Чита­тели также при­кла­ды­вают к этому руку, созда­вая моду на про­из­ве­де­ния опре­де­лен­ных авто­ров, опре­де­лен­ной направ­лен­но­сти. Чита­тель полу­чает то, что он хочет – про­стой, прак­ти­че­ски раз­го­вор­ный язык и объ­яс­ня­е­мые на паль­цах пра­вила хри­сти­ан­ской морали. Биб­лио­те­карь Ирина Вла­ди­ми­ровна пока­зы­вает повесть про­то­и­е­рея Алек­сандра Торика «Diмон»: «Мне было не все­гда при­ятно читать, – гово­рит она. – Но совре­мен­ный язык такой, такое время, зато то, что напи­сано в книге, понятно под­ростку». Моло­дые люди, по утвер­жде­нию мно­гих роди­те­лей, после про­чте­ния книги сами про­сятся на испо­ведь. В общем-то, цель достиг­нута. И тут стоит вспом­нить о том, что хоро­шая лите­ра­тура вовсе не ста­вит перед собой цели взять чита­теля за руку и куда-то при­ве­сти или вдол­бить ему в голову какую-то истину. Хоро­шая лите­ра­тура пред­ла­гает пораз­мыш­лять, учит раз­ли­чать истину и под­делку, но при этом остав­ляет чело­веку пол­ную сво­боду выбора. Книги не должны воцер­ков­лять, за воцер­ко­в­ле­нием надо идти в храмы и вос­крес­ные школы. На вопрос, как пра­вильно выбрать хоро­шее пра­во­слав­ное чте­ние для ребенка, биб­лио­те­карь Ирина Вла­ди­ми­ровна отве­чает: «Надо пойти в вос­крес­ную школу, самому чему-то научиться, и тогда легко будет выбрать книгу для сво­его чада».

Автор: Алек­сандра Оболонкова

Источ­ник: жур­нал “Батя”

Ссылки на дет­скую лите­ра­туру в фор­мате MP‑3 можно посмот­реть здесь .

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки