сайт для родителей

Душа и разум языка

Print This Post

306


Душа и разум языка
(1 голос: 5 из 5)

Куда движется «великий и могучий русский язык»? Способен ли он по-прежнему воспитывать лучшие чувства и стремления в наших детях? По  мнению популярного филолога и писателя Василия ИРЗАБЕКОВА, русский не растерял свое содержание и не утратил сакральной природы: он свидетельствует о Боге, его творили святые, и поэтому у него есть разум и душа. О неожиданном духовном смысле привычных слов читайте в нашей статье и в его книгах.

 

 Свежий взгляд на привычное

Этот удивительный исследователь не вписывается в привычный образ специалиста по русской словесности. Лично для него, азербайджанца и мусульманина по рождению,  живая русская речь открыла другой мир – Православие. Он считает, что русский язык – это великая тайна, через которую можно познать весь мир

Все свои наблюдения и ощущения  автор – прежде Фазиль, а в святом крещении Василий Ирзабеков – опубликовал в книге «Тайна русского слова» с подзаголовком «Заметки нерусского человека».

Рекомендуем почитать ее и  обсудить вместе с детьми. Это издание – из разряда тех редких книг, которые меняют наши представления и разрушают стереотипы.

Листая страницы и других книг Ирзабекова, понимаешь, насколько порой важен свежий и «незамыленный» взгляд на привычное – взгляд со стороны,  ведь, принимая дистанцию автора,  начинаешь прозревать простые  и очевидные истины в словах родного языка.

Богоносный и Богослужебный

В церковной среде не стихают дебаты об  судьбе  церковно-славянского языка в храме. Такие разговоры Василий Ирзабеков пресекает на корню. Для него как филолога очевидно, что церковно-славянский жив и жизнеспособен. И это стало понятно ему не  путем собственных умозаключений, а благодаря русским классикам.

«Алексей Константинович Толстой сказал: нельзя служить Богу на ежедневном языке.

Пушкин написал стихотворение «Пророк». Посмотрите, оно просто изобилует церковно-славянской лексикой! А ведь он тогда не был в такой степени воцерковлен.

А почему? Потому, что Пушкин – гений. Он нам подает подсказку: с Богом нужно разговаривать только на этом языке. Святые равноапостольные Кирилл и Мефодий создали этот язык.

Знаете, чем он отличается от других? У этого языка нет языческих корней. Его создали святые. Он родился в чистой христианской купели».

Диалекты уходят, акцент появляется…

О процессах в современном языке Ирзабеков размышляет так: «Мы сегодня очень плохо говорим.

Я любил бывать на севере, там всегда интересно разговаривали, такой удивительный диалект: «быват», «хватат». Я заходил в Архангельске в магазин и задавал какие-то вопросы девушкам-продавщицам, с одной только целью – послушать эту музыку северной речи.

А вот недавно был на севере, хотел наслушаться – и не получилось! Сегодня, к сожалению, уходят диалекты. Молодежь сегодня разговаривает, как ди-джеи московских радиостанций, как американцы. Вы можете поехать на Дальний Восток, в Восточную Сибирь, на север, на юг – все то же. Никогда русская речь таковой не была!

Если назвать одним словом – это холуйство. Самая, быть может, отвратительная форма холуйства, потому что касается величайшей после веры святыни – нашего великорусского языка».

Человек – потому что… словесный?

«Вот, мы – венец творения Божия, мы называем себя «человек».

И я начал ко всем приставать: а что такое человек? И только благодаря Александру Шишкову, а позже игумену Пафнутию, протоиерею Георгию Дьяченко с его замечательным «Полным церковно-славянским словарем», я, наконец, понял.

Ведь лет 500–700 назад в наших землях не говорили «человек», а говорили «словек». А почему? А потому, что мы же единственные во всей Вселенной словесные существа!

Кроме нас, больше никто не мыслит, не говорит словами. Мне приходилось видеть документальный фильм с мальчиком, уже юношей, который вырос среди волков в Индии. Он уже никогда не станет человеком. У него нет речи, и уже не будет.

И на это печально смотреть, потому что речь – это великий дар. И именно поэтому мы словеки – мы словесны.

Вот тогда мне стало понятно, почему в Евангелии от Иоанна Христос наш Бог называется Словом. А потому, что к словесному можно придти только Словом. Только в… языке тебе дается Божественное достоинство.

Господь говорит: Я, твой Отец, а русский язык это подтверждает. Потому, что если Отец – родитель Слова, то Его ребеночек – словек.

Посмотрите, в тюркских языках человек – это «адам», в английском – это «мэн». Но это никакого отношения не имеет к Самому Богу.

Оказывается, не «гуд бай» полная форма английского прощания. Это тоже усеченная форма. А поначалу было «Год бай ю». То есть, Бог с вами. Как мы говорим, «оставайся с Богом».

Осталось, как лай – бай. А у нас это «чел».

Сбережение чистоты нашей речи, русского языка, нашей жемчужины, и церковно-славянского благодатнейшего языка – это защита нашей веры. Мужества и крепости желаю всем нам в их защите, которые, по сути, теперь слились в одно».

«Любовь» и «боль» – одного корня

Исследователь задался вопросом, что означает слово «невеста» и ответил на свой вопрос так: «Это не ведающая греха, чистая, святая, честная».

Слова, связанные с семьей, Ирзабекову особенно интересны: «Обязательно среди приглашенных на свадьбу найдется человек, который, поздравляя новобрачных, скажет, с позволения сказать, шутку: «Хорошее дело браком не назовут». И меня, светского и  советского человека, так даже тогда это коробило. Ну как же? Только что сказали, что закладывается новая ячейка общества, и тут – брак.

Да, когда испорчена резьба – это брак. Плохо выпеченный хлеб – это брак. И то, что Церковь наша таинственно именует малой церковью, – тоже брак? Обратите внимание: не маленькой церковью. Малая – это духовное смирение. Так почему и то «брак», и это «брак»?

Слава Богу, что когда-то в России жил и творил удивительный человек, в котором не было ни капли русской крови, Владимир Иванович Даль. Он оставил нам настоящее сокровище – чудный «Словарь живаго великорусскаго языка».

Даль пишет, что, несмотря на орфоэпическое сходство, это разные слова, и происхождение у них разное. Тот брак, который означает некондиционное изделие, слово немецкое. А вот слово «брак», который «семья» – исконно русское.

Все исконно русские слова нам говорят о Христе. А еще каждое русское слово имеет как бы два уровня. Один очевидный, а другой всегда таинственный.

Так вот, «брак» – это от брашно, яство, питие. Первое, что мы можем предположить – это пошло из Евангелия. Помните чудо, которое сотворил Господь в Кане Галилейской, одним Своим приходом освятив институт семьи?

Второе – это из Таинства Венчания. Вспомните, кто венчался, – когда Таинство близится к завершению, священник выносит чашу с вином, и каждый супруг, сначала муж, потом жена, делают по глотку. И это тоже таинственно, ведь вино в себе всегда сочетает и сладость, и горечь. И чаша тоже символ: отныне все, что жизнь будет посылать супругам, надо делить поровну. И потом «не сошлись характерами» приниматься не будет.

Удивителен небесный смысл простого русского слова.

Семья русская – это семя, это евангельское семя, которое должно прорасти. А чтобы оно проросло, нужна жертва.

Любовь немыслима без жертв, ибо в русском языке слово «любовь» и слово «боль» – слова одного корня».

Если друг оказался вдруг…

«Поразительно, но мы совершенно спокойно произносим фразы типа «избили друг друга» или же «оскорбили друг друга». Но если вдуматься: друг избил друга! Друг оскорбил (нанёс скорбь) друга! Напрочь позабыв при этом древнюю истину, что гласит: «Рана, нанесённая оружием, порой заживает, словом же – никогда».

А между тем, друг (самый близкий) и другой (чужой) – слова однокорневые! Непонятное, а потому не объяснимое здравым смыслом и формальной логикой оказывается совершенно правильным с евангельской точки зрения: мы все другие, потому как разные, и все други, ибо мы – дети Адама и Евы, сотворенных Отцом Небесным.

Так что, согласитесь, друг не может избить и оскорбить друга по определению. В противном случае один из них, а то и оба сразу же перестают быть друзьями. И тогда все по-иному: просто один может поколошматить или обозвать другого. Но никак не друг друга!»

А вот что еще открывает нам Василий Ирзабеков о лексике  конфликтов.

«…Что, собственно, означает слово «стерва»? Полез, как водится, в словарь В.И. Даля. И тут… а впрочем, предоставим слово корифею нашего языка: «СТЕРВА ж. и стерво ср. труп околевшего животного, скота; падаль, мертвечина, дохлятина, упадь, дохлая, палая скотина. Ныне корова, завтра стерва. Стервяной, ко стерву относящ. Стервятина, падалина, мертвечина, мясо палого животного. Стервятник или стервяник, медведь самой крупной породы, охотнее прочих питающийся падалью; различают: овсяника, муравейника и стервятника, но учёные утверждают, что они разнятся только летами. | Пск. бранное также стервень, стервюжник, бешеный сорванец, неистовый буян. Стервятничье логово. | Стервятник, большой чёрный орёл, могильник, следящий стаями за гуртами и войсками. Стервоядные животные. Стервенеть, стервениться, стать, приходить в остервененье, в бешенство, неистовство, ярость, зверство; начать остервеняться».

Определение Даля – вполне достаточное и в комментариях не нуждается…

«Право правящие»

… «Слово «правитель» – как разительно отличается оно коренным своим смыслом от всевозможных лидеров, генеральных секретарей, президентов и премьер-министров. Только вслушаемся, правитель – это ведь тот, кто призван вести вверенный ему Богом народ по правому, сиречь спасительному пути, дабы восстал он, когда прейдут времена и наступят сроки, справа – одесную Престола Божия.

А потому и в акафисте преподобному Сергию, игумену Радонежскому, поём: «Радуйся, добрый стада своего иночествующих наставниче и правителю» (Икос 9).

…Заглянуть – хотя б разок – в канон Ангелу-хранителю и замереть, прочитав молитвенное обращение к нему: «руководителю мой».

А ещё… автор этих строк горячо советовал бы людям, несущим службу в милиции, всерьёз задуматься над словом «правопорядок». 

Кстати, о насущном: тех, кто в силу каких–то причин не годился для самого почётного для мужчины занятия – службы в армии, на Руси испокон называли негодяями или  негодниками. Почему? Возможно, и потому, что изоляция в юные годы от здорового мужского коллектива способствовала развитию в этих молодых людях черт, не годных для мужчины вообще».

Слово с Благодатным Огнем

Автора давно интересовало происхождение и смысл ещё одного слова, светлого и радостного – «воскресение».

«Ни разу, ни в одной аудитории не услышал сколько-нибудь внятного ответа. А ведь слово это, согласитесь, из разряда ключевых, поскольку речь идёт о нашем с вами спасении.

Подсказка была неожиданной и радостной. В «Слове о полку Игореве» читаем: «Игореве храброго полку не кресити». Чтобы понять смысл этой фразы, нужно раскрыть том Далева словаря и прочесть о том, что «кресать» означало некогда «высекать огонь».

А потому и слово «воскресение», которым в языке нашем названо само чудо Воскресения Христа Спасителя из мёртвых, есть некий таинственный Божественный Огонь, тепло и свет вопреки адским холоду и мраку.

И опять, уже в который раз, это не только красивый поэтический образ, но и констатация непреложной истины, потрясающего научного факта! Вспомним: одно из чудес православной веры, Туринская плащаница, которую именуют ещё и Пятым Евангелием, Евангелием Страстей Господних, свидетельствует – по бесстрастному мнению учёных, обследовавших её, – о необычайной силы и мощности вспышке, неимоверном выбросе таинственной энергии».

Верный – значит, верующий

«Как часто слышим мы в чей-то адрес, что он, дескать, неверный муж, а кто-то выбрал в этой жизни неверный путь.

Если же вслушаться, то неверный муж – это прежде неверующий человек, живущий не по-христиански. Потому как если бы жил по-христиански, то хранил бы верность супруге своей, памятуя о том, что измена ей, прелюбодеяние, есть смертный грех.

Верный же своей второй половине есть супруг благоверный. А вот избравший неверный путь есть также уклонившийся от спасительного пути, иначе – грешник.

Таким образом, быть верным значит быть верующим во Христа!

Неслучайно в тексте Евангелия слова неверный и развращённый в речи Спасителя не просто соседствуют, но и звучат как синонимы: «О, род неверный и развращённый! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Мф.17:17).

Маленьких измен как таковых не бывает. И об этом убедительно свидетельствует Евангелие устами Самого Христа: «Верный в малом и во многом верен, а неверный в малом неверен и во многом» (Лк.16:10). Неудивительно, что некогда в языке нашем оба эти понятия обозначались одним словом».

Язык, который спасает

«Сегодня наш святой язык подвергается настоящим гонениям и издевательствам. Раньше я часто говорил, что надо спасать, надо оберегать язык, не понимая, какая это… самонадеянность.

Нас оберегает, нас спасает сам русский язык.

И когда встает задача: а что мы должны и можем сделать для языка, я думаю, самое важное, что может сделать человек, для которого русский язык родной, – это служить языку. А что требуется от слуги? Верность. Ибо защита русского языка, сбережение его сегодня задача не филологическая, не культурологическая и не эстетическая.

Сегодня, когда мы охраняем наш язык, мы охраняем нашу веру, нацию, землю и, в конечном счете…русскую душу».

Валентина Киденко по материалам православных интернет–СМИ  

Фото из открытых источников

 

 

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus