Наш опыт летней выездной воскресной школы

Наш опыт летней выездной воскресной школы

(1 голос5.0 из 5)

Ура – кани­кулы, лето нача­лось! А зна­чит, пра­во­слав­ные лет­ние лагеря и выезд­ные школы открыли новый сезон, дети соби­рают рюк­заки  и ждут похо­дов и при­клю­че­ний. Для них это и опыт веры, и радость обще­ния  с дру­зьями и при­ро­дой, и новые впе­чат­ле­ния. А взрос­лым самое время поде­литься друг с дру­гом опы­том орга­ни­за­ции такого заме­ча­тель­ного и полез­ного досуга.

Пер­вая смена Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школы при Свято-Тро­иц­ком храме в г. п. Россь про­хо­дила с 13 по 26 июля 2009 года. Через день после окон­ча­ния пер­вой смены, то есть 28 июля, начала работу вто­рая смена, кото­рая завер­ши­лась 10 авгу­ста 2009 года.

Pohod klss 5 300x226 - Наш опыт летней выездной воскресной школыПо мысли мит­ро­по­лита Анто­ния Сурож­ского, «зани­маться детьми может вся­кий чело­век, кото­рый их пони­мает и может им пере­дать свою веру, – не только голов­ные, умствен­ные зна­ния на рели­ги­оз­ные темы, но горе­ние соб­ствен­ного сердца и пони­ма­ние путей Божиих. Мне кажется, что в иде­але этим должны зани­маться роди­тели на дому или те люди при церкви, кото­рые на это спо­собны. Есть семьи, где дети хорошо обра­зо­ваны пра­во­славно, но в сред­нем роди­те­лям труд­нее научить сво­его ребенка, чем свя­щен­нику, потому что свя­щен­ника ребе­нок слу­шает иначе».

Хорошо то, что в Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школе рабо­тают не только одни вос­пи­та­тели, а еще вме­сте с детьми посто­янно одной семьей живет свя­щен­ник. Дети все­гда имеют воз­мож­ность обра­титься к нему за сове­том или с какой-нибудь прось­бой. Это спо­соб­ствует тому, что свя­щен­ник для ребенка ста­но­вится намного ближе, и дети  начи­нают видеть в нем забот­ли­вого пас­тыря и любя­щего отца.

Правило с пением

День в школе начи­нался и закан­чи­вался молит­вой. Для того чтобы молитва не была слиш­ком уто­ми­тель­ной для детей, было решено сокра­тить утрен­нее и вечер­нее пра­вило (оста­вить только неболь­шие молитвы). По этой при­чине для каж­дого ребенка был состав­лен и рас­пе­ча­тан спе­ци­аль­ный молит­во­слов. Это спо­соб­ство­вало тому, что дети сле­дили за оче­ред­но­стью молитв и имели воз­мож­ность в своем лич­ном молит­во­слове делать раз­лич­ные пометки (пере­во­дить непо­нят­ные слова, выра­же­ния, ста­вить уда­ре­ния и др.). Духов­ник смены зара­нее рас­пре­де­лял между детьми, кому какую молитву читать, после чего с каж­дым ребен­ком зани­мался инди­ви­ду­ально. Свя­щен­ник сле­дил, чтобы каж­дая молитва была пра­вильно про­чи­тана, и чтобы гра­мотно ста­ви­лись уда­ре­ния. Через два-три дня дети начи­нали учиться читать новые молитвы. После утрен­него молит­вен­ного пра­вила каж­дый отды­ха­ю­щий съе­дал часть просфоры и пил свя­тую воду. Молитва на при­ня­тие просфоры и свя­той воды была напе­ча­тана в молит­во­слове, и каж­дый ее читал самостоятельно.

Утрен­нее и вечер­нее молит­вен­ное пра­вило состо­яло не только из моно­тон­ного чте­ния. Такие молитвы как «Царю Небес­ный», «Отче Наш», «Бого­ро­дице Дево, радуйся», «Спаси, Боже, люди Твоя», «Взбран­ной Вое­воде», «Достойно есть» мы не читали, а пели. Это помо­гало детям еще больше сосре­до­то­читься на молитве.

На вто­рой смене в пер­вый же день были собраны те дети, кото­рые умеют петь, и обра­зо­вался хор Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школы.  После про­чте­ния общего пра­вила каж­дый имел воз­мож­ность помо­литься сво­ими сло­вами столько вре­мени, сколько ему этого хоте­лось. Таким обра­зом, дети учи­лись именно молиться, а не только читать тек­сты молитв. Каж­дый отды­ха­ю­щий мог ощу­тить сла­дость молитвы и радость от бого­об­ще­ния. Этот опыт был поза­им­ство­ван у пра­во­слав­ного дет­ского лагеря на Кипре, кото­рый нахо­дится под руко­вод­ством и духов­ным окорм­ле­нием про­то­и­е­рея Геор­гия Анто­ниу. В пер­спек­тиве можно еще вве­сти перед нача­лом молитвы «минуту молчания».

Очень хорошо было бы про­во­дить хотя бы вечер­ние молитвы не в доме, а в храме. Это поже­ла­ние самих детей. Ска­зали они об этом после того, как молитвы перед при­ча­стием мы про­чи­тали именно в храме.

Закон Божий на природе

Еже­дневно про­хо­дили уроки Закона Божьего. Для каж­дого урока выби­ра­лась опре­де­лен­ная тема: молитва, при­ча­стие, испо­ведь и др. В зави­си­мо­сти от акту­аль­но­сти темы, рас­по­ло­жен­но­сти детей слу­шать, их заин­те­ре­со­ван­но­сти неко­то­рые темы обсуж­да­лись более одного урока. Для более эффек­тив­ного пре­по­да­ва­ния хорошо было бы при­об­ре­сти доску, на кото­рой можно было бы делать необ­хо­ди­мые записи, схе­ма­ти­че­ские изоб­ра­же­ния и др.

Обя­за­тель­ной частью урока являлся раз­бор какой-нибудь молитвы из утрен­него или вечер­него пра­вила. Объ­яс­нялся смысл каж­дого слова, зачи­ты­вался пере­вод на рус­ский язык.

Свя­щен­нику было легче про­во­дить беседы от того, что все вос­пи­тан­ники были при­мерно одного воз­раста. На пер­вой смене в основ­ном были те, кому по 9–11 лет, а на вто­рой – 14–15 лет. Это облег­чало задачу сде­лать урок инте­рес­ным для всех. Если стар­шим ребя­там рас­ска­зы­вать все в ска­зоч­ной форме, то им это пока­жется скуч­ным, а если млад­шим все гово­рить на серьез­ном языке, то они, во-пер­вых, не смо­гут мно­гого понять, а во-вто­рых, уроки им пока­жутся слиш­ком нуд­ными. Так как на вто­рой смене отды­хали дети пере­ход­ного воз­раста, то с ними была про­ве­дена беседа на тему «Поло­вое вос­пи­та­ние». Отдельно с девоч­ками бесе­до­вала вос­пи­та­тель­ница, а с маль­чи­ками священник.

При про­ве­де­нии уро­ков я руко­вод­ство­вался сове­тами мит­ро­по­лита Анто­ния Сурож­ского: «Если же гово­рить о вере, то надо пере­да­вать детям Живого Бога, – не устав, не какие-то фор­маль­ные зна­ния, а тот огонь, кото­рый Хри­стос при­нес на землю для того, чтобы вся земля или, во вся­ком слу­чае, каж­дый веру­ю­щий стал бы купи­ной неопа­ли­мой, горел, был бы све­том, теп­лом, откро­ве­нием для дру­гих людей… Детям нужна не осве­дом­лен­ность, а те вещи, кото­рые могут дойти до них; нужен живой кон­такт, кото­рый может взвол­но­вать душу, вдохновить».

Дли­тель­ность уро­ков не была строго регла­мен­ти­ро­вана, хоть и был ори­ен­тир – не больше 40 минут. Если же у детей воз­ни­кал боль­шой инте­рес, и они готовы были слу­шать, то ино­гда урок затя­ги­вался до часу и более.

В храме интересно!

Про­во­дился также урок в храме. Дети узнали об общем устрой­стве и об отдель­ных частях храма. Были спе­ци­ально открыты Цар­ские Врата, чтобы каж­дый мог уви­деть, что нахо­дится в алтаре. Из алтаря были выне­сены Евха­ри­сти­че­ские сосуды и дру­гие пред­меты, необ­хо­ди­мые для свя­щен­но­дей­ствий: копие, лжица, покровцы, воз­дух, кре­стиль­ный ящик, напре­столь­ное Еван­ге­лие, анти­минс, кадило, ладан, свя­щен­ни­че­ские одежды и др.

Дети не только смогли уви­деть все это сво­ими гла­зами, но также узнали о прак­ти­че­ском при­ме­не­нии и сим­во­ли­че­ском зна­че­нии этих предметов.

Под­ни­ма­лись мы также на коло­кольню. В буду­щем надо будет с бла­го­сло­ве­ния насто­я­теля раз­ре­шать детям зво­нить, чтобы у ребенка в душе как можно больше оста­ва­лось радост­ных вос­по­ми­на­ний о храме.

При объ­яс­не­нии темы, в каче­стве нагляд­ного посо­бия исполь­зо­вался… кар­то­фель. Именно на нем детям было пока­зано, как выре­за­ется Агнец, как рас­кла­ды­ва­ются частички на дис­косе и др.

Сами вос­пи­тан­ники при­зна­ва­лись, что после того, как они кое-что узнали о смысле свя­щен­но­дей­ствий, им стало инте­рес­нее ходить на бого­слу­же­ния. Поэтому в буду­щем в Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школе было бы очень неплохо про­во­дить «Мис­си­о­нер­скую литур­гию», а также слу­жить хотя бы одну литур­гию на бело­рус­ском языке. Как пока­зы­вает опыт, незна­ние смысла бого­слу­же­ния делает его для моля­щихся чем-то нуд­ным и неин­те­рес­ным. Это в свою оче­редь может спо­соб­ство­вать тому, что ребе­нок воз­не­на­ви­дит цер­ков­ные службы. И то, что должно, по сути, быть чистой радо­стью, для детей может пре­вра­титься в непри­ят­ную обя­зан­ность. Поэтому мы никого из отды­ха­ю­щих не застав­ляли сто­ять на бого­слу­же­нии от начала до конца. На Все­нощ­ное бде­ние все при­хо­дили к началу, а ухо­дили после «Поли­е­лея». Те, кто желал помо­литься дольше, оста­вался в храме, пре­ду­пре­див при этом кого-нибудь из вос­пи­та­те­лей. На литур­гии дети сто­яли до конца, но при­во­дили мы их не к самому началу. Для жела­ю­щих прийти пораньше дей­ство­вало то же пра­вило, что и отно­си­тельно Все­нощ­ного бдения.

Во время уро­ков, осо­бенно на пер­вой смене, у детей воз­ни­кало много вопро­сов о Римо-Като­ли­че­ской Церкви. Поэтому была орга­ни­зо­вана экс­кур­сия в Рос­син­ский костел, где дети смогли задать все инте­ре­су­ю­щие их вопросы мест­ному ксен­дзу и срав­нить его ответы с теми, кото­рые слы­шали от пра­во­слав­ного священника.

Чтобы обожиться, надо очеловечиться

Каж­дый раз на пол­днике и на вто­ром ужине, когда все дети соби­ра­лись вме­сте, про­во­ди­лись беседы на раз­лич­ные духов­ные темы. А перед сном зачи­ты­ва­лись исто­рии с глу­бо­ким нрав­ствен­ным содер­жа­нием. Как ска­зал мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский: «Раньше, чем вырасти в меру хри­сти­а­нина, чело­век дол­жен быть про­сто чело­ве­ком».

Поэтому в лагере кроме духов­ных зна­ний детям при­ви­ва­лись обще­че­ло­ве­че­ские каче­ства: прав­ди­вость, вер­ность, муже­ство, доб­рота, отзыв­чи­вость, това­ри­ще­ство, состра­да­ние и др. Дья­кон Андрей Кураев под­ме­тил, что «прежде чем обо́житься, нужно сна­чала оче­ло­ве­читься».

В пер­вое вос­кре­се­нье обеих смен все вос­пи­тан­ники поис­по­ве­до­ва­лись и при­ча­сти­лись. Было решено пра­вило к При­ча­стию вычи­ты­вать не всё пол­но­стью, а сокра­тить его для того, чтобы молитва детям, опять же, не каза­лась каким-то нуд­ным обя­за­тель­ством. Для каж­дого отды­ха­ю­щего был состав­лен спе­ци­аль­ный молит­во­слов, в кото­рый вошли Канон ко Свя­тому При­ча­ще­нию,  несколько корот­ких молитв перед При­ча­ще­нием и три бла­го­дар­ствен­ные молитвы. Для того, чтобы дети глубже осо­знали содер­жа­ние и смыл Евха­ри­сти­че­ских молитв, Пра­вило ко Свя­тому При­ча­стию было рас­пе­ча­тано на рус­ском языке. Про­чи­тали пра­вило мы в суб­боту вече­ром после Все­нощ­ного бде­ния. После молитвы состо­я­лась испо­ведь. Во время Литур­гии дети смогли пол­но­стью сосре­до­то­читься на Таин­стве Евха­ри­стии и не отвле­каться на то, что надо еще исповедоваться.

На пер­вой и на вто­рой смене после урока на тему «Как часто нужно при­ча­щаться?» отды­ха­ю­щим было пред­ло­жено при­сту­пить к Таин­ству При­ча­стия во вто­рое вос­кре­се­нье. На обеих сме­нах при­бли­зи­тельно треть детей изъ­явили жела­ние снова при­ча­ститься. Для этого мы опять нака­нуне вече­ром про­чи­тали молитвы и поисповедовались.

Летний колорит

В жар­кую погоду дети ездили на озеро, где  кроме купа­ния ката­лись на ката­ма­ране. На вто­рой смене, как и обе­щал детям дирек­тор школы, за хоро­шее пове­де­ние все отды­ха­ю­щие посе­тили аква­парк сана­то­рия «Про­леска».

На каж­дой смене про­во­ди­лась игра «День тай­ного друга». Смысл ее состоит в том, что каж­дый вытя­ги­вает себе по жре­бию «тай­ного друга» (записку с име­нем кого-нибудь из участ­ни­ков лагеря) и целый день тайно пере­дает ему подарки. На пер­вой смене после про­ве­де­ния этой игры мно­гие дети выска­за­лись о своем недо­воль­стве, что они сами делали доро­гие подарки, а от сво­его «тай­ного друга» полу­чили одну деше­вую без­де­лушку. Поэтому на вто­рой смене было объ­яв­лено, что дарить можно только те подарки, кото­рые сде­ланы сво­ими руками. Целый день дети при­ду­мы­вали инте­рес­ные открытки, букеты из поле­вых цве­тов и мно­гое дру­гое, на что хва­тало дет­ской фантазии.

На вто­рой смене в пер­вое вос­кре­се­нье дети сами орга­ни­зо­вали для своих пап и мам «Роди­тель­ский день». Смена по тра­ди­ции нача­лась с откры­тия, на кото­ром были пред­став­лены вокаль­ные, теат­раль­ные и дру­гие номера с уча­стием самих отды­ха­ю­щих. Детям было пред­ло­жено при­гла­сить в один из дней своих роди­те­лей и повто­рить все пред­став­ле­ния для них. Идея была с радо­стью вос­при­нята. Дос­ко­нально отре­пе­ти­ро­вав ста­рые номера и при­ду­мав новые, отды­ха­ю­щие высту­пили перед сво­ими папами и мамами.

Про­во­дить «Роди­тель­ский день» имеет боль­шой смысл, потому что это, во-пер­вых, дает воз­мож­ность свя­щен­но­на­ча­лию лагеря обра­титься ко всем собрав­шимся роди­те­лям. Во-вто­рых, боль­шин­ство пред­став­ле­ний содер­жали в себе глу­бо­кий хри­сти­ан­ский смысл. Таким обра­зом, «Роди­тель­ский день» – это про­по­ведь для роди­те­лей устами их же детей.

Состо­я­лась экс­кур­сия в рай­он­ный Центр народ­ного твор­че­ства, где дети позна­ко­ми­лись с бело­рус­скими народ­ными про­мыс­лами: пле­те­ние солом­кой, выши­ва­ние, вяза­ние, лепка из глины, «писанка» (рос­пись вос­ком по яйцу) и др., а также посе­тили музей пред­ме­тов народ­ного быта. Была орга­ни­зо­вана экс­кур­сия в Рос­скую воен­ную часть, где смогли уви­деть бое­вые само­леты и озна­ко­миться с бытом сол­дат. Вос­пи­тан­ники вто­рой смены при­сут­ство­вали на при­ня­тии воин­ской присяги.

Отды­ха­ю­щие пер­вой и вто­рой смены ездили в Жиро­вичи. Побы­вав на экс­кур­сии в мона­стыре, оку­нув­шись в свя­том источ­нике, мы посе­тили мона­стыр­скую ферму, где дети смогли пока­таться вер­хом на лоша­дях. На обрат­ном пути заез­жали в Сын­ко­вичи в Свято-Михай­лов­ский храм-кре­пость. Запла­ни­ро­вано было еще посе­тить усадьбу «Верас», кото­рая нахо­дится рядом с Сын­ко­ви­чами, но мы не смогли этого сде­лать в связи с тем, что авто­бус дол­жен был вер­нуться в Россь не позже пяти вечера. В пер­спек­тиве хорошо было бы зака­зы­вать транс­порт, кото­рый поз­во­лял бы иметь больше вре­мени в запасе. Также нам очень хоте­лось на обрат­ном пути оста­но­виться где-нибудь у дороги и устро­ить пик­ник, но вре­мени на это нам не оставалось.

Когда ехали в Жиро­вичи, мы не стали в авто­бусе читать ака­фи­сты и дру­гие молитвы, а всю дорогу пели песни, при­чем, как цер­ков­ные, так и свет­ские. Дела­лось это для того, чтобы у юных палом­ни­ков было бод­рое и при­под­ня­тое настро­е­ние. Таким обра­зом, у ребенка в буду­щем будут только радост­ные вос­по­ми­на­ния о посе­ще­нии свя­того места.

Спорт, кино и танцы

В сво­бод­ное время дети играли в подвиж­ные спор­тив­ные игры на све­жем воз­духе. На обоих сме­нах про­во­ди­лась спар­та­ки­ада.

Пери­о­ди­че­ски по вече­рам про­во­ди­лись кино­се­ансы. Мы не ста­вили перед собой цель пока­зы­вать отды­ха­ю­щим сугубо пра­во­слав­ные фильмы, а стре­ми­лись научить детей заме­чать хри­сти­ан­ские мотивы даже в свет­ском кино. Так, напри­мер, худо­же­ствен­ный фильм «Костя­ника» (про­из­вод­ство Рос­сия) послу­жил хоро­шим допол­не­нием к беседе на тему «Поло­вое воспитание».

На вто­рой смене также орга­ни­зо­вы­ва­лись тан­це­валь­ные вечера. В интер­вью жур­налу «Сту­пени» вла­дыка Арте­мий ска­зал: «Я все­гда вос­хи­щался теми, кто умеет кра­сиво тан­це­вать. Счи­таю, что это не поме­шает моло­дому чело­веку в сфере его общения.…У нас, к сожа­ле­нию, полу­ча­ется так, что чело­век не при­спо­соб­лен к обык­но­вен­ной свет­ской жизни, но нахо­дит себе какое-то при­ста­нище в Церкви… Он свою неспо­соб­ность при­кры­вает рели­ги­оз­но­стью… А надо быть пол­но­цен­ным. Моло­дым надо уметь кра­сиво и тан­це­вать, и общаться, и орга­ни­зо­вы­вать семью». (№ 2 (34) 2009)

При орга­ни­за­ции тан­це­валь­ных вече­ров под­би­ра­лась такая музыка, кото­рая не содер­жит про­па­ганды секса и ника­кой дру­гой пош­ло­сти. Во время самой тан­це­валь­ной про­граммы дей­ство­вал импро­ви­зи­ро­ван­ный бар, в кото­ром были только без­ал­ко­голь­ные напитки. Для того чтобы отды­ха­ю­щие тан­це­вали кра­сиво и пра­вильно, вос­пи­та­тели про­во­дили с ними мастер-классы по мед­лен­ным тан­цам.

Можно детям много и долго рас­ска­зы­вать о том, какое без­об­ра­зие тво­рится на совре­мен­ных дис­ко­те­ках, но при этом нельзя тре­бо­вать от ребенка, чтобы он вообще нико­гда не тан­це­вал. Кроме объ­яв­ле­ния запре­тов нужно еще созда­вать аль­тер­на­тивы. При пра­виль­ном вос­пи­та­нии, если пра­во­слав­ный моло­дой чело­век все же ока­жется на типич­ной совре­мен­ной дис­ко­теке, то он будет знать, что не под вся­кую музыку стоит тан­це­вать, а жажду можно уто­лить и без пива. Ведь прин­цип педа­го­гики состоит не в том, чтобы огра­дить ребенка от всего нега­тив­ного. Глав­ной зада­чей педа­гога явля­ется сфор­ми­ро­вать лич­ность, создать «внут­рен­ний стер­жень», чтобы вос­пи­ты­ва­е­мый мог все­гда найти в себе силы усто­ять перед любым искушением.

Друг о друге откровенно

На пер­вой смене состо­ялся так назы­ва­е­мый «Вечер откро­ве­ний». Жела­ю­щие собра­лись в одной ком­нате за круг­лым сто­лом, и каж­дый выска­зался, что ему нра­вится и что не нра­вится в каж­дом из при­сут­ству­ю­щих. Обя­за­тель­ными усло­ви­ями были следующие:

  • гово­рить пре­дельно искренне;
  • не гово­рить ничего пло­хого про тех, кто отсутствовал;
  • гово­рить не только о недо­стат­ках, но и поло­жи­тель­ных каче­ствах других;
  • никого не перебивать;
  • не сме­яться над чужими недостатками;
  • все услы­шан­ное не исполь­зо­вать потом для изде­ва­тельств и оскорблений.

Как гово­рится, со сто­роны все­гда вид­ней, и, таким обра­зом, дети узнали о тех своих недо­стат­ках, о кото­рых они могли даже не подо­зре­вать. Вечер откро­ве­ний про­хо­дил под лозун­гом: «Наши недо­статки – это про­дол­же­ние наших достоинств».

На пер­вой и вто­рой смене ока­зался недо­бор отды­ха­ю­щих, не смотря на то, что все анкеты раз­дали на руки. Мно­гие роди­тели отка­за­лись отда­вать своих детей в Лет­нюю выезд­ную вос­крес­ную школу чуть ли не в послед­ний момент. Дру­гих детей при­во­зили роди­тели на тре­тий-чет­вер­тый день работы лагеря. Таким обра­зом, ребенку при­хо­ди­лось вжи­ваться в уже сфор­ми­ро­вав­шийся кол­лек­тив. Чтобы подоб­ного не повто­ри­лось, дирек­тор лагеря про­то­и­е­рей Вик­тор Коло­сов­ский пред­ло­жил со сле­ду­ю­щего года сде­лать обя­за­тель­ной пред­оплату и вести спи­сок тех, кто берет анкету для запол­не­ния, и тех, кто желал бы отдать ребенка в Лет­нюю выезд­ную вос­крес­ную школу. Тогда жела­ю­щих отка­заться будет намного меньше, а, если все-таки кто-нибудь отка­жется, то можно будет  сразу про­из­ве­сти замену.

На вто­рой смене была при­слана одна девочка с осо­бен­но­стями раз­ви­тия, по-дру­гому таких детей назы­вают еще умственно-отста­лыми. Кроме того, Лида (так звали эту девочку) дол­гое время вос­пи­ты­ва­лась в дет­ском доме. Довольно часто в ее пове­де­нии про­сле­жи­ва­лись те манеры, кото­рых она, по всей види­мо­сти, набра­лась в интер­нате, напри­мер, она могла зата­ить обиду, а потом при удоб­ном слу­чае ото­мстить; все, что при­над­ле­жало лично ей, пря­тала как можно глубже в сумку, зато чужими вещами она поль­зо­ва­лась, не счи­тая нуж­ным спра­ши­вать раз­ре­ше­ние. Она абсо­лютно не реа­ги­ро­вала на про­стые уст­ные уго­воры и, когда ее отчи­ты­вали за какую-нибудь про­вин­ность, она, глядя в глаза, нагло ухмы­ля­лась. Самих отды­ха­ю­щих с тру­дом уда­лось уго­во­рить, чтобы они к этой девочке отно­си­лись с пони­ма­нием, не изли­вая на нее свой гнев, а покры­вали все хри­сти­ан­ской любовью.

В даль­ней­шем таких детей, как Лида, не стоит при­ни­мать в лагерь. Во-пер­вых, такой ребе­нок отни­мает очень много сил как физи­че­ских, так и душев­ных. Во-вто­рых, Лида посто­янно пред­став­ляла угрозу для отды­ха­ю­щих, потому что никто не знал, что от нее можно ожи­дать в любой момент. Рабо­тать с такими детьми, конечно же, можно и нужно. Никто от них не отка­зы­ва­ется. Но только для этого нужны педа­гоги-спе­ци­а­ли­сты, и рабо­тать с такими детьми нужно отдельно.

Воспитательный момент

На вто­рой смене очень много детей болело так назы­ва­е­мым «лет­ним грип­пом». Очень неплохо было бы, чтобы в лагере или где-то побли­зо­сти посто­янно нахо­дился медик, кото­рый смог бы в любой момент прийти, пра­вильно опре­де­лить диа­гноз и назна­чить курс лече­ния. За неиме­нием тако­вого чело­века нам при­хо­ди­лось дей­ство­вать почти наугад.

В пер­спек­тиве хорошо было бы для свя­щен­ника, кото­рый при­ез­жает в лагерь духов­ни­ком, четко опре­де­лить его обя­зан­но­сти и его пол­но­мо­чия. Иначе при­хо­дится все узна­вать мето­дом проб и оши­бок. Так, напри­мер, в послед­ний день пер­вой смены меня спро­сили, дого­во­рился ли я с транс­пор­том, чтобы отве­сти детей в Гродно. В тече­ние же всей смены никто ни разу не ска­зал, что именно я дол­жен об этом договариваться.

Дирек­тору лагеря еже­годно при­хо­дится про­сить кого-нибудь поехать в лагерь вос­пи­та­те­лем. В основ­ном согла­ша­ются те девушки, кото­рые пре­по­дают в вос­крес­ной школе. Однако было заме­чено, что не все вос­пи­та­тели рабо­тали в лагере доб­ро­со­вестно. Не раз дети оста­ва­лись абсо­лютно без при­смотра взрос­лых. При пере­ходе про­ез­жей части не соблю­да­лись эле­мен­тар­ные пра­вила без­опас­но­сти. На пер­вой смене даже был слу­чай, что одна девочка чуть не попала под колеса трак­тора. Дирек­тор лагеря не раз про­сил вос­пи­та­те­лей сле­дить, чтобы дети не ходили в одной обуви на улице и в цер­ков­ном доме, но его просьбы игнорировались.

Отдель­ные вос­пи­та­тели не желали сопро­вож­дать детей на экс­кур­сию в воен­ную часть по той про­стой при­чине, что они сами там уже были и им уже не инте­ресно туда идти. На пер­вой смене не про­ве­ря­лось сани­тар­ное состо­я­ние ком­нат и содер­жи­мое тум­бо­чек. Неко­то­рые вос­пи­та­тели отка­зы­вали детям про­во­жать их в мага­зин по при­чине соб­ствен­ной лени. В ответ на раз­лич­ные просьбы детей довольно часто слы­шался отказ в очень гру­бой форме. Одна вос­пи­та­тель­ница, сослав­шись на свою уста­лость, поз­во­лила себе уехать на день раньше из лагеря, не согла­со­вав этого с духов­ни­ком смены. Каж­дый день после отбоя, в спаль­нях был слы­шен шум, и было ясно, что никто из отды­ха­ю­щих не соби­ра­ется засы­пать. Вос­пи­та­тели при этом закры­ва­лись в своей ком­нате, не обра­щая на это ника­кого вни­ма­ния. В начале смены обе вос­пи­та­тель­ницы еще про­сы­па­лись и при­хо­дили вовремя на утрен­нюю молитву, а потом вовсе пере­стали ходить.

Одна­жды я попы­тался сде­лать заме­ча­ние. В резуль­тате вос­пи­та­тель­ница серьезно на меня оби­де­лась и после этого вся­че­ски ста­ра­лась избе­гать встречи со мной. В итоге она вовсе ото­шла от работы и от своих пря­мых обязанностей.

Для того чтобы подоб­ное не повто­ря­лось, можно сде­лать сле­ду­ю­щее. Зара­нее объ­явить о том, что тре­бу­ются вос­пи­та­тели в дет­ский пра­во­слав­ный лагерь, пообе­щав за работу достой­ное денеж­ное воз­на­граж­де­ние. Жела­ю­щих поехать потру­диться будет немало. Тогда можно будет уже не упра­ши­вать кого-то побыть вос­пи­та­те­лем, а выби­рать луч­шие кан­ди­да­туры, под­хо­дя­щие для работы с детьми. Совсем не обя­за­тельно, чтобы вос­пи­та­тель­ница была боль­шой молит­вен­ни­цей. От того, что она запрется в своей ком­нате и будет целыми днями молиться, толку от такого «педа­гога» будет мало. Очень важно, чтобы любой чело­век, рабо­та­ю­щий с детьми, любил их и был любим ими.

В Еван­ге­лии есть такие слова: «Тру­дя­щийся достоин про­пи­та­ния» (Мф. 10, 10). Но именно тру­дя­щийся, а не так как выра­зи­лась одна вос­пи­та­тель­ница: «Хорошо сюда при­ез­жать: отдох­нешь, а тебе еще денежку запла­тят». Дирек­тор лагеря дей­стви­тельно все­гда денежно воз­на­граж­дает вос­пи­та­те­лей. Только это воз­на­граж­де­ние полу­ча­ется не за труд, а за отдых. Если же кто-то согла­сится рабо­тать вос­пи­та­те­лем, то нужно предъ­яв­лять к этому чело­веку самые серьез­ные тре­бо­ва­ния. В слу­чае игно­ри­ро­ва­ния просьб адми­ни­стра­ции уволь­нять таких людей из лагеря. При обе­ща­нии серьез­ного денеж­ного воз­на­граж­де­ния все­гда будут жела­ю­щие, кото­рыми можно будет заме­нить нера­ди­вых «педа­го­гов». Иначе полу­ча­ется, что еже­годно при­ез­жают почти одни и те же люди, при­чем с пол­ной уве­рен­но­стью, что они незаменимы.

Для повы­ше­ния про­фес­си­о­наль­ного уровня вос­пи­та­те­лей можно было бы пред­ла­гать им поехать пора­бо­тать в дру­гие дет­ские пра­во­слав­ные лагеря. Напри­мер, лагерь, кото­рый каж­дое лето орга­ни­зо­вы­вает моло­дежно-мис­си­о­нер­ское брат­ство при Мин­ских Духов­ных Шко­лах в Жиро­ви­чах, посто­янно нуж­да­ется в волон­те­рах. Очень боль­шой извест­но­стью поль­зу­ется лагерь, воз­глав­ля­е­мый про­то­дья­ко­ном Мак­си­мом Логви­но­вым в Куч­ку­нах (Мин­ский район). Есть много и дру­гих пра­во­слав­ных дет­ских лаге­рей, и у каж­дого из них есть какие-то свои осо­бен­но­сти. Таким обра­зом, вос­пи­та­тели Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школы смо­гут набраться опыта, необ­хо­ди­мого для работы в лагере, и при­везти много новых и све­жих идей.

Очень важно, чтобы каж­дое слово пред­ста­ви­те­лей адми­ни­стра­ции для отды­ха­ю­щих было авто­ри­тет­ным. Тогда не надо будет повы­шать голос на ребенка, грубо отве­чать ему или кри­чать на всех детей сразу.

Для заво­е­ва­ния авто­ри­тета каж­дому, кто задей­ство­ван в работе лагеря, хорошо было бы соблю­дать сле­ду­ю­щие пра­вила:

  1. Во время работы с детьми каж­дому из нас необ­хо­димо тща­тельно сле­дить за собой: ни в коем слу­чае нельзя допус­кать, чтобы внутри нас воз­ни­кали и раз­ви­ва­лись отри­ца­тель­ные эмо­ции (гнев, злость, раз­дра­же­ние и т. д.). При­чин этого две: во-пер­вых, дети очень чутко реа­ги­руют на нашу настро­ен­ность, наш внут­рен­ний нега­тив может зна­чи­тельно осла­бить и без того сла­бую душев­ную связь с ребен­ком; во-вто­рых, отри­ца­тель­ные чув­ства не поз­во­лят нам в пол­ной мере поль­зо­ваться в работе нашим основ­ным инстру­мен­том – любовью.
  2. Все обе­щан­ное детям должно быть с точ­но­стью и в срок выпол­нено – малей­шая ложь может раз­ру­шить хоро­шие отно­ше­ния с ребен­ком, поко­ле­бать авто­ри­тет взрос­лого, под­толк­нуть самого ребенка к обману. Обе­щать что-то сле­дует крайне осто­рожно и редко.
  3. Очень важно уметь пра­вильно выстро­ить свои отно­ше­ния с ребен­ком: они должны быть теп­лыми, про­стыми и дру­же­скими (без этого ребе­нок не будет нас слу­шать), но ни в коем слу­чае не дохо­дя­щими до пани­брат­ства (иначе наше слово не будет иметь серьез­ного значения).
  4. Сле­дует жестко и мгно­венно пре­се­кать любые попытки оскорб­ле­ния или уни­же­ния (пусть даже шуточ­ные) кого бы то ни было из стар­ших со сто­роны детей, иначе вос­ста­но­вить авто­ри­тет будет почти невоз­можно. При этом надо уметь очень четко (но не грубо!) объ­яс­нить свою позицию.
  5. При при­ме­не­нии неко­то­рых видов «вра­зум­ле­ния» сле­дует объ­яс­нять ребенку, что мы не желаем его уни­зить или таким обра­зом само­утвер­диться, а посту­паем так исклю­чи­тельно потому, что он (ребе­нок) нам небез­раз­ли­чен. После неко­то­рого про­ме­жутка вре­мени хорошо опять вос­ста­но­вить с ребен­ком дру­же­ские отно­ше­ния – раз­го­во­ром пока­зать, что мы не оби­жа­емся на него, что по-преж­нему отно­симся к нему с ува­же­нием. Сле­дует пом­нить, что два­жды за один про­сту­пок нака­зы­вать нельзя: после при­ме­не­ния нака­за­ния ни сло­вом, ни жестом не вспо­ми­нать произошедшего.
  6. Когда мы нахо­димся вме­сте с детьми, совер­шенно необ­хо­димо раз­де­лять с ними любые воз­ни­ка­ю­щие неудоб­ства (напри­мер, если дети под дождем – нельзя быть самому под зон­ти­ком, если нет запаса еды – нельзя тай­ком что-то кушать и т. д.). В про­тив­ном слу­чае дети не при­знают нас за «своих».
  7. При про­ве­де­нии любого меро­при­я­тия необ­хо­димо поста­раться орга­ни­зо­вать работу таким обра­зом, чтобы всем нашлось дело, при­чем рав­ного объ­ема. Надо «от души» рабо­тать не только самим, но и тре­бо­вать этого от детей.

Дан­ные пра­вила состав­лены на осно­ва­нии 5‑летнего опыта работы осно­ва­те­лей моло­дежно-мис­си­о­нер­ского Брат­ства при Мин­ских Духов­ных Школах.

Памятка для взрослых

Для боль­шей эффек­тив­но­сти работы Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школы было бы неплохо, чтобы вос­пи­та­тели и духов­ник смены пом­нили следующее:

  1. Пер­вая обя­зан­ность стар­ших в Лагере – это уме­ние рабо­тать вме­сте, одной коман­дой. Исклю­чи­тельно в этом заклю­ча­ется глав­ное усло­вие жиз­не­спо­соб­но­сти Лагеря.
  2. Команда – это: 
    • дру­же­ская атмо­сфера (дружба обя­за­тельно должна быть актив­ной и бью­щей ключом);
    • вза­и­мо­по­ни­ма­ние не менее чем на 90%;
    • под­держка каждого;
    • память о том, что каж­дый чело­век имеет потреб­ность если не в лидер­стве, то хотя бы в том, чтобы к нему при­слу­ши­ва­лись; не у каж­дого полу­ча­ется гово­рить кра­сиво и «в точку» – мы должны под­дер­жать друг друга в этом – это зна­чи­тель­ная часть пути к силь­ной команде;
  3. В нашем мире за все надо пла­тить – день­гами, рабо­тай, здо­ро­вьем или душев­ной энер­гией. Это жестоко, но это правда. Ты хочешь, чтобы Лагерь жил и рабо­тал, чтобы наше Дело дви­га­лось? Тогда плати. Плати силами духов­ными и физи­че­скими. ТЫ ЭТО МОЖЕШЬ, И ВСЕ В ТВОИХ СИЛАХ – ГЛАВНОЕ ЗАХОТЕТЬ! Пока мы в Деле – мы не имеем права на пло­хое настро­е­ние или пло­хое само­чув­ствие – сна­чала дело, а осталь­ное – потом.
  4. Без­дей­ству­ю­щий чело­век в команде сни­жает бое­спо­соб­ность каж­дого на 40%. Чело­век с пло­хим настро­е­нием – на 60%.
  5. Самые слож­ные – пер­вые два дня. Тон, задан­ный в этот период, опре­де­лит жиз­нен­ную мело­дию на все остав­ше­еся время про­ве­де­ния лагеря.
  6. Каж­дому надо тре­ни­ро­вать соб­ствен­ную силу воли – дав некое зада­ние, или объ­явив меро­при­я­тие, нужно быть в силах дове­сти его до конца, при­чем чтобы все в нем задей­ство­ван­ные также про­были в этом меро­при­я­тии до его завершения.
  7. Чаще всего детям нельзя идти навстречу, если они начи­нают воз­му­щаться рас­по­ряд­ком дня или не желают выпол­нять какую-то работу. Но все­гда надо уметь узнать у них истин­ную при­чину бунта – лишь в 13 слу­чаях из 100 она заслу­жи­вает внимания.
  8. Нужно уметь объ­яс­нить детям свою пози­цию – сослаться можно даже на лич­ную «завер­ну­тость» – это умень­шает силу их сопротивления.
  9. Рас­по­ря­док дня обя­за­те­лен, но все же сохра­няет все­гда неко­то­рую гибкость.
  10. При детях ни один стар­ший не имеет права серьезно спо­рить с дру­гим – это умень­шает авто­ри­тет обоих.
  11. Нельзя делать всю работу самим стар­шим – необ­хо­димо при­вле­кать к ней детей (если они не осо­бенно и нужны – надо про­сто при­ду­мать для них занятие).
  12. При мак­си­маль­ном един­стве в команде каж­дый стар­ший все же дол­жен иметь свои, немного отли­ча­ю­щи­еся от осталь­ных, отно­ше­ния с детьми – это облег­чит работу всех (срав­нить это можно с набо­ром отмы­чек, кото­рых все­гда чем больше – тем лучше).
  13. Много уси­лий надо тра­тить на то, чтобы дети не отры­ва­лись от кол­лек­тива. Если кто-то из детей не хочет играть со всеми – фраза «ты будешь со мной» или «ради меня» или «ты очень нужен именно мне» напо­ло­вину сотрет неже­ла­ние ребенка.
  14. Нужно ста­раться выра­жать свои эмо­ции доста­точно понятно для детей (но делать это надо не искус­ственно, а естественно!)
  15. При серьез­ных «раз­бор­ках» НЕОБХОДИМО обя­за­тельно под­чер­ки­вать и объ­яс­нять детям, что вы их руга­ете или нака­зы­ва­ете не для само­утвер­жде­ния, а потому, что эти дети вам не чужие, что лагерь для вас – очень бли­зок, как и все про­ис­хо­дя­щее в нем.
  16. При наве­де­нии порядка в лагере наи­бо­лее важны два момента: 
    • ува­же­ние к стар­шим лагеря;
    • ува­же­ние детей друг к другу.

Ни в коем слу­чае нельзя остав­лять без вни­ма­ния ни один слу­чай оскорб­ле­ния детьми более сла­бого или доб­рого или девочки – это начало гни­е­ния атмо­сферы в лагере. Любыми сред­ствами необ­хо­димо «выбить» из обид­чика просьбу о про­ще­нии, направ­лен­ную к тому, кого он оби­дел, или потре­бо­вать, чтоб обид­чик пуб­лично взял свои слова назад. Но здесь при­хо­дится при­ме­нять хитрость.

  1. Необ­хо­димо высмот­реть среди детей тех, кто наи­бо­лее авто­ри­те­тен для дру­гих, и пору­чать им ответ­ствен­ные зада­ния, под­чер­ки­вая их осо­бую важ­ность (ино­гда это надо делать перед всеми, но ино­гда – и наедине). Таким дет­ским лиде­рам сле­дует демон­стра­тивно ока­зы­вать осо­бое доверие.
  2. Труд стар­ших очень тяжел, поэтому каж­дый стар­ший дол­жен уметь отды­хать. Это тре­тий важ­ный момент для обес­пе­че­ния жиз­не­спо­соб­но­сти лагеря.

(Взято из мето­ди­че­ского мате­ри­ала моло­дежно-мис­си­о­нер­ского Брат­ства при Мин­ских Духов­ных Школах)

Дружба в приоритете

В Лет­ней выезд­ной вос­крес­ной школе мы должны не только ста­раться обу­чить детей осно­вам веры, но также сде­лать все необ­хо­ди­мое, чтобы они подру­жи­лись между собой. «Это, – по сло­вам мит­ро­по­лита Анто­ния Сурож­ского, – создает между детьми отно­ше­ния, поз­во­ля­ю­щие им, когда они под­рас­тут и дой­дут до воз­раста, в кото­ром под­ростки бун­туют про­тив роди­те­лей, делиться сво­ими впе­чат­ле­ни­ями или искать совета и помощи не в школе или на улице, а идти к своим това­ри­щам по лагерю, по вос­крес­ной школе, то есть по Церкви, в конеч­ном итоге, – и полу­чать, конечно, совер­шенно иного рода ответы».

Порой при работе с детьми хочется сразу уви­деть резуль­таты своих тру­дов. Однако очень важно пом­нить, что мы явля­емся только «сея­те­лями» (Мф. 13, 3–8). Как в свое время отме­тил вели­кий педа­гог Васи­лий Алек­сан­дро­вич Сухом­лин­ский, «…труд учи­теля ни с чем не срав­ним и не сопо­ста­вим. Ткач уже через час видит плоды своих работ, ста­ле­вар через несколько часов раду­ется огнен­ному потоку металла – это вер­шина его мечты; пахарь, сея­тель, хле­бо­роб через несколько меся­цев любу­ется коло­сьями и гор­стью зерна, выра­щен­ного в поле… Учи­телю же надо тру­диться годы и годы, чтобы уви­деть пред­мет сво­его тво­ре­ния; бывает, про­хо­дят деся­ти­ле­тия, и еле-еле начи­нает обо­зна­чаться то, что ты замыс­лил…» (из книги «Как вос­пи­тать насто­я­щего чело­век»). Однако, несмотря на то, что плоды нашего труда заметны не сразу, мы все равно должны при­ла­гать мак­си­мум уси­лий в работе с дет­скими душами.

Иерей Алек­сандр Бо́гдан

 

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки