Неблагополучная семья – неблагополучный ребенок

Неблагополучная семья – неблагополучный ребенок

(4 голоса4.0 из 5)

Теоретические аспекты феномена неблагополучной семьи

Уве­ли­че­ние числа раз­во­дов и сни­же­ние рож­да­е­мо­сти, рост пре­ступ­но­сти в сфере семейно- быто­вых отно­ше­ний и повы­ше­ние риска под­вер­жен­но­сти детей нев­ро­зам из — за небла­го­по­луч­ного пси­хо­ло­ги­че­ского кли­мата в семье. «На фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти огром­ную роль ока­зы­вает внут­ри­се­мей­ная жизнь, и не только вза­и­мо­от­но­ше­ния ребенка и роди­те­лей, но и самих взрос­лых. Посто­ян­ные ссоры между ними, ложь, кон­фликты, драки, дес­по­тизм спо­соб­ствуют сры­вам в нерв­ной дея­тель­но­сти ребенка и нев­ро­ти­че­ским состо­я­нием». Эти и дру­гие при­знаки дез­ор­га­ни­за­ции семьи сви­де­тель­ствуют о кри­зис­ном состо­я­нии ее раз­ви­тия на совре­мен­ном этапе и уве­ли­че­нии коли­че­ства небла­го­по­луч­ных семей­ных сою­зов. Именно в таких семьях люди чаще всего полу­чают серьез­ные пси­хо­ло­ги­че­ские травмы, кото­рые далеко не луч­шим обра­зом ска­зы­ва­ются на их даль­ней­шей судьбе.

Извест­ный дет­ский пси­хи­атр М. И. Буя­нов счи­тает, что все в мире отно­си­тельно — и бла­го­по­лу­чие, и небла­го­по­лу­чие. При этом семей­ное небла­го­по­лу­чие он рас­смат­ри­вает как созда­ние небла­го­при­ят­ных усло­вий для раз­ви­тия ребенка. Согласно его трак­товке, небла­го­по­луч­ная для ребенка семья — это не сино­ним асо­ци­аль­ной семьи. Суще­ствует мно­же­ство семей, о кото­рых с фор­маль­ной точки зре­ния ничего пло­хого ска­зать нельзя, но для кон­крет­ного ребенка эта семья будет небла­го­по­луч­ной, если в ней есть фак­торы, небла­го­при­ятно воз­дей­ству­ю­щие на лич­ность ребенка, усу­губ­ля­ю­щие его отри­ца­тель­ное эмо­ци­о­нально — пси­хи­че­ское состо­я­ние. «Для одного ребенка, — под­чер­ки­вает М. И. Буя­нов, — семья может быть под­хо­дя­щей, а для дру­гого эта же семья ста­нет при­чи­ной тягост­ных душев­ных пере­жи­ва­ний и даже пси­хи­че­ского заболевания.

Раз­ные бывают семьи, раз­ные встре­ча­ются дети, так, что только система отно­ше­ний «семья — ребе­нок» имеет право рас­смат­ри­ваться как «бла­го­по­луч­ная» или «небла­го­по­луч­ная».

Таким обра­зом, душев­ное состо­я­ние и пове­де­ние ребенка явля­ется свое­об­раз­ным инди­ка­то­ром семей­ного бла­го­по­лу­чия. «Дефекты вос­пи­та­ния» — счи­тает М. И. Буя­нов, — это есть пер­вей­ший и глав­ней­ший пока­за­тель небла­го­по­лу­чия семьи».

Небла­го­по­луч­ные семьи — это семьи с низ­ким соци­аль­ным ста­ту­сом, в какой — либо из сфер жиз­не­де­я­тель­но­сти или несколь­ких одно­вре­менно, не справ­ля­ю­щи­еся с воз­ло­жен­ными на них функ­ци­ями, их адап­тив­ные спо­соб­но­сти суще­ственно сни­жены, про­цесс семей­ного вос­пи­та­ния ребенка про­те­кает с боль­шим труд­но­стями, мед­ленно, малорезультативно.

Под тер­ми­ном «небла­го­по­луч­ной», мы склонны пони­мать такую семью, в кото­рой нару­шена струк­тура, раз­мыты внут­рен­ние гра­ницы, обес­це­ни­ва­ются или игно­ри­ру­ются основ­ные семей­ные функ­ции, име­ются явные или скры­тые дефекты вос­пи­та­ния, вслед­ствие чего нару­ша­ется пси­хо­ло­ги­че­ский кли­мат в ней, и появ­ля­ются «труд­ные дети».

С уче­том доми­ни­ру­ю­щих фак­то­ров, ока­зы­ва­ю­щих нега­тив­ное вли­я­ние на раз­ви­тие лич­но­сти ребенка, небла­го­по­луч­ные семьи мы условно раз­де­лили на две боль­шие группы, каж­дая из кото­рых вклю­чает несколько разновидностей.

  1. Первую группу состав­ляют семьи с явной (откры­той) фор­мой небла­го­по­лу­чия — так назы­ва­е­мые кон­фликт­ные, про­блем­ные семьи, асо­ци­аль­ные, амо­рально — кри­ми­наль­ные и семьи с недо­стат­ком вос­пи­та­тель­ных ресур­сов (в част­но­сти — неполные).
  2. Вто­рую группу пред­став­ляют внешне респек­та­бель­ные семьи, образ жизни кото­рых не вызы­вает бес­по­кой­ства и наре­ка­ний со сто­роны обще­ствен­но­сти. Однако цен­ност­ные уста­новки и пове­де­ние роди­те­лей резко рас­хо­дятся с обще­че­ло­ве­че­скими мораль­ными цен­но­стями, что не может не ска­заться на нрав­ствен­ном облике вос­пи­ты­ва­ю­щихся в таких семьях детей. Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью этих семей явля­ется то, что вза­и­мо­от­но­ше­ния их чле­нов на внеш­нем, соци­аль­ном уровне про­из­во­дят бла­го­при­ят­ное впе­чат­ле­ние, а послед­ствия непра­виль­ного вос­пи­та­ния на пер­вый взгляд неза­метны, что ино­гда вво­дит окру­жа­ю­щих в заблуж­де­ние, тем не менее, они ока­зы­вают деструк­тив­ное вли­я­ние на лич­ност­ное фор­ми­ро­ва­ние детей. Эти семьи отне­сены нами к кате­го­рии внут­ренне небла­го­по­луч­ных (со скры­той фор­мой небла­го­по­лу­чия) и раз­но­вид­но­сти таких семей довольно многообразны.

Виды неблагополучных семей в современном обществе

Отли­чи­тель­ной осо­бен­но­стью семей с явной (внеш­ней) фор­мой небла­го­по­лу­чия явля­ется то, что формы этого типа семей имеют ярко выра­жен­ный харак­тер, про­яв­ля­ю­щийся одно­вре­менно в несколь­ких сфе­рах жиз­не­де­я­тель­но­сти семьи (напри­мер, на соци­аль­ном и мате­ри­аль­ном уровне), или же исклю­чи­тельно на уровне меж­лич­ност­ных отно­ше­ний, что при­во­дит к небла­го­при­ят­ному пси­хо­ло­ги­че­скому кли­мату в семей­ной группе. Обычно в семье с явной фор­мой небла­го­по­лу­чия ребе­нок испы­ты­вает физи­че­скую и эмо­ци­о­наль­ную отвер­жен­ность со сто­роны роди­те­лей (недо­ста­точ­ная забота о нем, непра­виль­ный уход и пита­ние, раз­лич­ные формы семей­ного наси­лия, игно­ри­ро­ва­ние его душев­ного мира пере­жи­ва­ний). Вслед­ствие этих небла­го­при­ят­ных внут­ри­се­мей­ных фак­то­ров у ребенка появ­ля­ются чув­ство неадек­ват­но­сти, стыд за себя и роди­те­лей перед окру­жа­ю­щими, страх и боль за свое насто­я­щее и будущее.

Среди внешне небла­го­по­луч­ных семей наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ными явля­ются те, в кото­рых один или несколько чле­нов зави­симы от упо­треб­ле­ния пси­хо­ак­тив­ных веществ, прежде всего алко­голя и нар­ко­ти­ков. Чело­век, стра­да­ю­щий от алко­го­лизма и нар­ко­ти­ков, вовле­кает в свое забо­ле­ва­ние всех близ­ких людей. Поэтому неслу­чайно спе­ци­а­ли­сты стали обра­щать вни­ма­ние не только на самого боль­ного, но и на его семью, при­знав тем самым, что зави­си­мость от алко­голя и нар­ко­ти­ков — семей­ная забо­ле­ва­ние, семей­ная проблема.

Одним из самых мощ­ных небла­го­по­луч­ных фак­то­ров, раз­ру­ша­ю­щих не только семью, но и душев­ное рав­но­ве­сие ребенка, явля­ется алко­го­лизм роди­те­лей. Оно может отри­ца­тельно вли­ять не только в момент зача­тья и во время бере­мен­но­сти, но и на про­тя­же­нии всей жизни ребенка. Семьи с алко­голь­ной зави­си­мо­стью. Как отме­чают пси­хо­логи (Б. С. Бра­тусь, В. Д. Мос­ка­ленко, Е. М. Мастю­кова, Ф. Г. Углов и др.), взрос­лые в такой семье, забыв о роди­тель­ских обя­зан­но­стях, цели­ком и пол­но­стью погру­жа­ются в «алко­голь­ную суб­куль­туру», что сопро­вож­да­ется поте­рей обще­ствен­ных и нрав­ствен­ных цен­но­стей и ведет к соци­аль­ной и духов­ной дегра­да­ции. В конеч­ном итоге семьи с хими­че­ской зави­си­мо­стью ста­но­вятся соци­ально и пси­хо­ло­ги­че­ски неблагополучными.

Жизнь детей в подоб­ной семей­ной атмо­сфере ста­но­вится невы­но­си­мой, пре­вра­щает их в соци­аль­ных сирот при живых родителях.

Сов­мест­ная жизнь с боль­ным алко­го­лиз­мом при­во­дит к серьез­ным пси­хи­че­ским нару­ше­ниям у дру­гих чле­нов семьи, ком­плекс кото­рых обо­зна­ча­ется спе­ци­а­ли­стами таким тер­ми­ном, как созависимость.

Соза­ви­си­мость воз­ни­кает в ответ на затя­нув­шу­юся стрес­со­вую ситу­а­цию в семье и при­во­дит к стра­да­ниям всех чле­нов семей­ной группы. Осо­бенно в этом плане уяз­ви­мыми явля­ются дети. Отсут­ствие необ­хо­ди­мого жиз­нен­ного опыта, неокреп­шая пси­хика — все это при­во­дит к тому, что царя­щая в доме дис­гар­мо­ния, ссоры и скан­далы, непред­ска­зу­е­мость и отсут­ствие без­опас­но­сти, а так же отчуж­ден­ное пове­де­ние роди­те­лей глу­боко трав­ми­рует дет­скую душу, и послед­ствия этого морально — пси­хо­ло­ги­че­ского трав­ми­ро­ва­ния зача­стую накла­ды­вают глу­бо­кий отпе­ча­ток на всю даль­ней­шую жизнь.

Важ­ней­шие осо­бен­но­сти про­цесса взрос­ле­ния детей из «алко­голь­ных» семей заклю­ча­ются в том, что:

  1. Дети вырас­тают с убеж­де­нием, что мир — это небез­опас­ное место и дове­рять людям нельзя;
  2. Дети вынуж­дены скры­вать свои истин­ные чув­ства и пере­жи­ва­ния, чтобы быть при­ня­тыми взрос­лыми; не осо­знают своих чувств, не знают, в чем их при­чина и что делать с этим, но именно сооб­разно с ними они строят свою жизнь, отно­ше­ния с дру­гими людьми, с алко­го­лем и нар­ко­ти­ками. Дети пере­но­сят свои душев­ные раны и опыт во взрос­лую жизнь, часто ста­но­вясь хими­че­ски зави­си­мыми. И вновь появ­ля­ются те же про­блемы, что были в доме их пью­щих родителей;
  3. Дети чув­ствуют эмо­ци­о­наль­ное отвер­же­ние взрос­лых, когда по неосмот­ри­тель­но­сти допус­кают ошибки, когда не оправ­ды­вают ожи­да­ния взрос­лых, когда открыто, про­яв­ляют свои чув­ства и заяв­ляют о своих потребностях;
  4. Дети, осо­бенно стар­шие в семье, вынуж­денно берут на себя ответ­ствен­ность за пове­де­ние их родителей;
  5. Роди­тели могут не вос­при­ни­мать ребенка как отдель­ное суще­ство, обла­да­ю­щее соб­ствен­ной цен­но­стью, счи­тают, что ребе­нок дол­жен чув­ство­вать, выгля­деть и делать то же, что и они;
  6. Само­оценка роди­те­лей может зави­сеть от ребенка. Роди­тели могут отно­ситься к нему, как к рав­ному не давая ему воз­мож­но­сти быть ребенком;
  7. Семья с алко­го­ле­за­ви­се­мыми роди­те­лями опасна своим десо­ци­а­ли­зи­ру­ю­щим вли­я­нием не только на соб­ствен­ных детей, но и рас­про­стра­не­нием раз­ру­ши­тель­ное воз­дей­ствия на лич­ност­ное ста­нов­ле­ние детей из дру­гих семей. Как пра­вило, вокруг таких домов воз­ни­кают целые ком­па­нии сосед­ских ребят, бла­го­даря взрос­лым они при­об­ща­ются к алко­голю и кри­ми­нально — амо­раль­ной суб­куль­туре, кото­рая царит в среде пью­щих людей.

Среди явно небла­го­по­луч­ных семей боль­шую группу состав­ляют семьи с нару­ше­нием дет­ско-роди­тель­ских отно­ше­ний. В них десо­ци­а­ли­зи­ру­ются вли­я­ние на детей про­яв­ля­ются не прямо через образцы амо­раль­ного пове­де­ния роди­те­лей, как это бывает в «алко­голь­ных» семьях, а кос­венно, вслед­ствие хро­ни­че­ских ослож­нен­ных, фак­ти­че­ски нездо­ро­вых отно­ше­ний между супру­гами, кото­рые харак­те­ри­зу­ются отсут­ствием вза­и­мо­по­ни­ма­ния и вза­и­мо­ува­же­ния, нарас­та­нием эмо­ци­о­наль­ного отчуж­де­ния и пре­об­ла­да­нием кон­фликт­ного взаимодействия.

Есте­ственно, кон­фликт­ной семья ста­но­вится не сразу, а спу­стя неко­то­рое время после обра­зо­ва­ния брач­ного союза. И в каж­дом отдель­ном слу­чае есть свои при­чины, поро­див­шие семей­ную атмо­сферу. Однако не все семьи раз­ру­ша­ются, мно­гим уда­ется не только усто­ять, но сде­лать более проч­ными семей­ные узы. Все это зави­сит от того, чем обу­слов­лено появ­ле­ние кон­фликт­ной ситу­а­ции и каково отно­ше­ние к ней каж­дого из супру­гов, а так же от их ори­ен­ти­ро­ван­но­сти на кон­струк­тив­ной или деструк­тив­ный путь раз­ре­ше­ния семей­ного кон­фликта. Поэтому сле­дует раз­гра­ни­чи­вать такие поня­тия, как «семей­ные кон­фликты» и «кон­фликт­ные семьи», так как кон­фликт в семье, пусть и доста­точно бур­ный, еще не озна­чает, что это — кон­фликт­ная семья, не все­гда сви­де­тель­ствует о ее неустойчивости

«Кон­фликт­ными супру­же­скими сою­зами» — отме­ча­ется в одном из спра­воч­ни­ков по про­бле­мам семьи, — назы­ва­ются такие семьи, в кото­рых посто­янно име­ются сферы, где стал­ки­ва­ются инте­ресы, наме­ре­ния, жела­ния всех или несколь­ких чле­нов семьи (супру­гов, детей, дру­гих род­ствен­ни­ков, про­жи­ва­ю­щих сов­местно), порож­дая силь­ные и про­дол­жи­тель­ные отри­ца­тель­ные эмо­ци­о­наль­ные состо­я­ния, непре­кра­ща­ю­щу­юся непри­язнь супру­гов друг к другу. Кон­фликт — хро­ни­че­ское состо­я­ние такой семьи.

Неза­ви­симо от того явля­ется ли кон­фликт­ная семья шум­ной, скан­даль­ными, где повы­шен­ные тона, раз­дра­жен­ность ста­но­вятся нор­мой вза­и­мо­от­но­ше­ний супру­гов, или тихая, где супру­же­ские отно­ше­ния отме­чены пол­ным отчуж­де­ние, стрем­ле­ние избе­гать вся­кого вза­и­мо­дей­ствия, она отри­ца­тельно вли­яет на фор­ми­ро­ва­ние лич­но­сти ребенка и может стать при­чи­ной раз­лич­ных асо­ци­аль­ных про­яв­ле­ний в виде откло­ня­ю­ще­гося поведения.

В кон­фликт­ных семьях часто отсут­ствует мораль­ная, пси­хо­ло­ги­че­ская под­держка. Харак­тер­ной осо­бен­но­стью кон­фликт­ных семей явля­ется так же нару­ше­ние обще­ния между ее чле­нами. Как пра­вило, за затяж­ными, нераз­ре­шен­ным кон­флик­том или ссо­рой скры­ва­ется неуме­ние общаться.

Кон­фликт­ные семьи более «мол­ча­ливы», чем бес­кон­фликт­ные, в них супруги реже обме­ни­ва­ются инфор­ма­цией, избе­гают лиш­них раз­го­во­ров. В таких семьях прак­ти­че­ски нико­гда не гово­рят «мы», пред­по­чи­тая гово­рить только «я», что сви­де­тель­ствует о пси­хо­ло­ги­че­ской изо­ли­ро­ван­но­сти брач­ных парт­не­ров, их эмо­ци­о­наль­ной раз­об­щен­но­сти. И нако­нец, в про­блем­ных, вечно ссо­ря­щихся семьях обще­ние друг с дру­гом стро­ится в режиме моно­лога, напо­ми­ная раз­го­вор глу­хих: каж­дый гово­рит свое, самое важ­ное, набо­лев­шее, но никто его не слы­шит; в ответ зву­чит такой же монолог.

Дети, пере­жив­шие ссоры между роди­те­лями, полу­чают небла­го­при­ят­ный опыт в жизни. Нега­тив­ные образы дет­ства очень вредны, они обу­слав­ли­вают мыш­ле­ние, чув­ства и поступки уже в зре­лом воз­расте. Поэтому, роди­тели, не уме­ю­щие найти вза­и­мо­по­ни­ма­ния друг с дру­гом, обя­заны все­гда пом­нить о том, что даже при неудач­ном браке в семей­ные кон­фликты не должны втя­ги­ваться дети. О про­бле­мах ребенка сле­дует думать, по крайне мере, столько же, сколько о своих собственных.

Свое­об­раз­ным инди­ка­то­ром семей­ного бла­го­по­лу­чия или небла­го­по­лу­чия ока­зы­ва­ется пове­де­ние ребенка. Корни небла­го­по­лу­чия в пове­де­нии детей раз­гля­деть легко, если дети вырас­тают в семьях явно небла­го­по­луч­ных. Гораздо труд­нее сде­лать это при­ме­ни­тельно к тем «труд­ным» детям и под­рост­кам, кото­рые вос­пи­ты­ва­лись в семьях вполне бла­го­по­луч­ных. И только при­сталь­ное вни­ма­ние к ана­лизу семей­ной атмо­сферы, в кото­рой про­хо­дила жизнь ребенка, попав­шего в «группу риска», поз­во­ляет выяс­нить, что бла­го­по­лу­чие было отно­си­тель­ным. Внешне уре­гу­ли­ро­ван­ные отно­ше­ния в семьях зача­стую явля­ются свое­об­раз­ным при­кры­тием царя­щего в них эмо­ци­о­наль­ного отчуж­де­ния как на уровне супру­же­ских, так и дет­ско — роди­тель­ских отно­ше­ний. Дети нередко испы­ты­вают ост­рый дефи­цит роди­тель­ской любви, ласки и вни­ма­ния из — за слу­жеб­ной или лич­ной заня­то­сти супругов.

След­ствием такого семей­ного вос­пи­та­ния детей довольно часто ста­но­вится ярко выра­жен­ный эго­изм, занос­чи­вость, нетер­пи­мость, труд­но­сти обще­ния со сверст­ни­ками и взрослыми.

В этом плане небезын­те­ресна клас­си­фи­ка­ция семей­ных сою­зов, пред­ло­жен­ная В. В. Юстиц­ки­сом, кото­рый выде­ляет семью «недо­вер­чи­вую», «лег­ко­мыс­лен­ную», «хит­рую» — этими мета­фо­рич­ными назва­ни­ями он обо­зна­чает опре­де­лен­ные формы скры­того семей­ного неблагополучия.

«Недо­вер­чи­вая» семья. Харак­тер­ная черта — повы­шен­ная недо­вер­чи­вость к окру­жа­ю­щим (сосе­дям, зна­ко­мым, това­ри­щам по работе, работ­ни­кам учре­жде­ний, с кото­рыми пред­ста­ви­те­лям семьи при­хо­дится общаться). Члены семьи заве­домо счи­тают всех недоб­ро­же­ла­тель­ными или про­сто рав­но­душ­ными, а их наме­ре­ния по отно­ше­нию к семье враждебными.

Такая пози­ция роди­те­лей фор­ми­рует и у самого ребенка недо­вер­чиво-враж­деб­ное отно­ше­ние к дру­гим. У него раз­ви­ва­ются подо­зри­тель­ность, агрес­сив­ность, ему все труд­нее всту­пать в дру­же­ские кон­такты со сверстниками

Дети из подоб­ных семей наи­бо­лее уяз­вимы для вли­я­ния анти­об­ще­ствен­ных групп, так как им близка пси­хо­ло­гия этих трупп: враж­деб­ность к окру­жа­ю­щим, агрес­сив­ность. Поэтому с ними, нелегко уста­но­вить душев­ный кон­такт и заво­е­вать их дове­рие, так как они зара­нее не верят в искрен­ность и ждут подвоха.

«Лег­ко­мыс­лен­ная» семья. Отли­ча­ется без­за­бот­ным отно­ше­нием к буду­щему, стрем­ле­нием жить одним днем, не забо­тясь о том, какие послед­ствия сего­дняш­ние поступки будут иметь зав­тра. Члены такой семьи тяго­теют к сию­ми­нут­ным удо­воль­ствиям, планы на буду­щее, как пра­вило, неопре­де­ленны. Если кто-то и выра­жает неудо­вле­тво­рен­ность насто­я­щим и жела­ние жить иначе, он не заду­мы­ва­ется об этом всерьез.

Дети в таких семьях вырас­тают сла­бо­воль­ными, неор­га­ни­зо­ван­ными, их тянет к при­ми­тив­ным раз­вле­че­ниям. Про­ступки они совер­шают чаще всего по при­чине без­дум­ного отно­ше­ния к жизни, отсут­ствия твер­дых прин­ци­пов и нес­фор­ми­ро­ван­но­сти воле­вых качеств.

В «хит­рой» семье, прежде всего, ценят пред­при­им­чи­вость, удач­ли­вость и лов­кость в дости­же­нии жиз­нен­ных целей. Глав­ным счи­та­ется уме­ние доби­ваться успеха крат­чай­шим путем, при мини­маль­ной затрате труда и вре­мени. При этом члены такой семьи порой легко пере­хо­дят гра­ницы доз­во­лен­ного. Законы и нрав­ствен­ные нормы.

К таким каче­ствам, как тру­до­лю­бие, тер­пе­ние, настой­чи­вость, отно­ше­ние в подоб­ной семье скеп­ти­че­ское, даже пре­не­бре­жи­тель­ное. В резуль­тате такого «вос­пи­та­ния» фор­ми­ру­ется уста­новка: глав­ное — не попадаться.

Суще­ствует мно­же­ство раз­но­вид­но­стей семей­ного уклада, где эти при­знаки сгла­жены, а послед­ствия непра­виль­ного вос­пи­та­ния не так заметны. Но все же они есть. Пожа­луй, самое замет­ное — душев­ное оди­но­че­ство детей.

Рас­смот­рим неко­то­рые виды семей, отно­ся­щихся к скры­тым фор­мам семей­ного неблагополучия:

Семьи, ори­ен­ти­ро­ван­ные на успех ребенка. Воз­мож­ная раз­но­вид­ность внут­ренне небла­го­по­луч­ной семьи — кажу­щи­еся совер­шенно нор­маль­ными типич­ные семьи, где роди­тели вроде бы уде­ляют детям доста­точно вни­ма­ния и при­дают им зна­че­ние. Весь диа­па­зон семей­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний раз­во­ра­чи­ва­ется в про­стран­стве между воз­раст­ными и инди­ви­ду­аль­ными осо­бен­но­стями детей и предъ­яв­ля­е­мыми им со сто­роны роди­те­лей ожи­да­ни­ями, кото­рые, в конеч­ном счете, фор­ми­руют отно­ше­ние ребенка к себе и к сво­ему окру­же­нию. Роди­тели вну­шают детям стрем­ле­ние к дости­же­ниям, что часто сопро­вож­да­ется чрез­мер­ной бояз­нью неудачи. Ребе­нок чув­ствует, что все его поло­жи­тель­ные связи с роди­те­лями зави­сят от его успе­хов, боится, что его будут любить, лишь пока он все делает хорошо. Эта уста­новка даже не тре­бует спе­ци­аль­ных фор­му­ли­ро­вок: она так ясно выра­жа­ется через повсе­днев­ные дей­ствия, что ребе­нок посто­янно нахо­дится в состо­я­нии повы­шен­ного эмо­ци­о­наль­ного напря­же­ния только по при­чине ожи­да­ния вопроса о том, как обстоят его школь­ные (спор­тив­ные, музы­каль­ные и т.п.) дела. Он зара­нее уве­рен, что его ждут «спра­вед­ли­вые» упреки, нази­да­ния, а то и более серьез­ные нака­за­ния, если ему не уда­лось добиться ожи­да­е­мых успехов.

Псев­до­вза­им­ные и псев­до­враж­деб­ные семьи. Для опи­са­ния нездо­ро­вых семей­ных отно­ше­ний, кото­рые носят скры­тый, заву­а­ли­ро­ван­ный харак­тер, неко­то­рые иссле­до­ва­тели исполь­зуют поня­тие гомео­стаза, под­ра­зу­ме­вая под этим семей­ные узы, кото­рые явля­ются сдер­жи­ва­ю­щими, обед­нен­ными, сте­рео­тип­ными и почти нераз­ру­ши­мыми. Наи­бо­лее извест­ными явля­ются две формы таких отно­ше­ний — псев­до­вза­им­ность и псев­до­враж­деб­ность. В обоих слу­чаях речь идет о семьях, члены кото­рых свя­заны между собой бес­ко­нечно повто­ря­ю­щи­мися сте­рео­ти­пами эмо­ци­о­наль­ных вза­и­мо­ре­а­ги­ро­ва­ний и нахо­дятся в фик­си­ро­ван­ных пози­циях в отно­ше­нии друг к другу, пре­пят­ству­ю­щих лич­ност­ному и пси­хо­ло­ги­че­скому отде­ле­нию чле­нов семьи. Псев­до­вза­им­ные семьи поощ­ряют выра­же­ние только теп­лых, любя­щих, под­дер­жи­ва­ю­щих чувств, а враж­деб­ность, гнев, раз­дра­же­ние и дру­гие нега­тив­ные чув­ства вся­че­ски скры­вают и подав­ляют. В псев­до­враж­деб­ных семьях, наобо­рот, при­нято выра­жать лишь враж­деб­ные чув­ства, а неж­ные — отвер­гать. Пер­вый тип семей оте­че­ствен­ными авто­рами назван псев­до­со­ли­дар­ными, или псевдосотрудничающими.

Подоб­ная форма супру­же­ского вза­и­мо­дей­ствия может быть пере­не­сена и в сферу дет­ско-роди­тель­ских отно­ше­ний, что не может не отра­зиться на фор­ми­ро­ва­нии лич­но­сти ребенка. Он не столько учится чув­ство­вать, сколько «играть в чув­ства», при­чем ори­ен­ти­ру­ясь исклю­чи­тельно на поло­жи­тель­ную сто­рону их про­яв­ле­ния, оста­ва­ясь при этом эмо­ци­о­нально холод­ным и отчуж­ден­ным. Став взрос­лым, ребе­нок из такой семьи, несмотря на нали­чие внут­рен­ней потреб­но­сти в заботе и любви, будет пред­по­чи­тать невме­ша­тель­ство в лич­ные дела чело­века, пусть даже самого близ­кого, а эмо­ци­о­наль­ное отстра­не­ние вплоть до пол­ного отчуж­де­ния воз­ве­дет в свой глав­ный жиз­нен­ный принцип.

Иссле­до­ва­тели, зани­ма­ю­щи­еся изу­че­нием пси­хо­ло­гии подоб­ных семей, выде­ляют в каче­стве наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ных три кон­крет­ных формы наблю­да­ю­ще­гося в них небла­го­по­лу­чия: сопер­ни­че­ство, мни­мое сотруд­ни­че­ство и изоляция.

Сопер­ни­че­ство про­яв­ля­ется в виде стрем­ле­ния двух или более чле­нов семьи обес­пе­чить себе гла­вен­ству­ю­щее поло­же­ние в доме. На пер­вый взгляд, это — гла­вен­ство в при­ня­тии реше­ний: финан­со­вых, хозяй­ствен­ных, педа­го­ги­че­ских (каса­ю­щихся вос­пи­та­ния детей), орга­ни­за­ци­он­ных и т.п. Известно, что про­блема лидер­ства в семье осо­бенно остро стоит в пер­вые годы брака: муж и жена нередко ссо­рятся из-за того, кому из них быть гла­вой семьи

Сопер­ни­че­ство явля­ется сви­де­тель­ством того, что насто­я­щего главы в семье нет.

Ребе­нок в такой семье рас­тет с отсут­ствием тра­ди­ци­он­ного раз­де­ле­ния ролей в семье, что явля­ется нор­мой выяс­не­ние кто в «семье глав­ный» при каж­дом удоб­ном слу­чае. У ребенка фор­ми­ру­ется мне­ние, что кон­фликты это норма.

Мни­мое сотруд­ни­че­ство. Такая форма семей­ного небла­го­по­лу­чия, как мни­мое сотруд­ни­че­ство тоже довольно рас­про­стра­нена, хотя на внеш­нем, соци­аль­ном, уровне «при­крыта» кажу­щи­мися гар­мо­нич­ными отно­ше­ни­ями супру­гов и дру­гих чле­нов семьи. Кон­флик­тов между мужем и женой или супру­гами и их роди­те­лями на поверх­но­сти не видно. Но это вре­мен­ное зати­шье про­дол­жа­ется лишь до того момента, пока кто-то из чле­нов семьи не меняет своей жиз­нен­ной пози­ции. Мни­мое сотруд­ни­че­ство может отчет­ливо про­явиться и в ситу­а­ции, когда, наобо­рот, кто-то из чле­нов семьи-(чаще жена) после дли­тель­ного пери­ода заня­тий только домаш­ними делами решает вклю­читься в про­фес­си­о­наль­ную дея­тель­ность. Карьера тре­бует много сил и вре­мени, поэтому, есте­ственно, домаш­ние дела, кото­рые выпол­няла только жена, при­хо­дится пере­рас­пре­де­лять между дру­гими чле­нами семьи и чему они не готовы.

В такой семье у ребенка не фор­ми­ру­ется уста­новка на сотруд­ни­че­ство с чле­нами своей семьи, нахо­дить ком­про­мисс. Наобо­рот, он счи­тает, что каж­дый дол­жен под­дер­жи­вать дру­гого, пока это не идет враз­рез его лич­ным интересам.

Изо­ля­ция. Наряду с сопер­ни­че­ством и мни­мым сотруд­ни­че­ством довольно рас­про­стра­нен­ной фор­мой семей­ной небла­го­по­лу­чия явля­ется изо­ля­ция. Отно­си­тельно про­стой вари­ант подоб­ной труд­но­сти в семье — пси­хо­ло­ги­че­ская изо­ли­ро­ван­ность кого-то одного в семье от дру­гих, чаще всего это овдо­вев­ший роди­тель одного из супру­гов. Несмотря на то, что живет в доме своих детей непо­сред­ствен­ного уча­стия в жизни семьи он не при­ни­мает: никто не инте­ре­су­ется его мне­нием по тем или иным вопро­сам, его не при­вле­кают к обсуж­де­нию важ­ных семей­ных про­блем и даже о само­чув­ствии не спра­ши­вают, так, как всем известно, что «он все­гда хво­рает» К нему про­сто при­выкли, как к пред­мету инте­рьера и счи­тают своим дол­гом только поза­бо­титься о том, чтобы он был свое­вре­менно накормлен.

Воз­мо­жен вари­ант вза­им­ной изо­ля­ции двух или более чле­нов семьи. Напри­мер, эмо­ци­о­наль­ное отчуж­де­ние супру­гов может при­ве­сти к тому, что каж­дый из них пред­по­чи­тает боль­шую часть вре­мени про­во­дить за пре­де­лами семьи, имея свой круг зна­ко­мых, дел и раз­вле­че­ний. Оста­ва­ясь супру­гами чисто фор­мально, оба ско­рее отбы­вают, чем про­во­дят время дома. Семья дер­жится либо на необ­хо­ди­мо­сти вос­пи­ты­вать детей, либо из пре­стиж­ных, финан­со­вых и дру­гих подоб­ных соображений.

Вза­и­мо­изо­ли­ро­ван­ными могут стать моло­дая и роди­тель­ская семьи, про­жи­ва­ю­щие под одной кры­шей. Под­час они и домаш­нее хозяй­ство ведут отдельно, как две семьи в ком­му­наль­ной квар­тире. Раз­го­воры вра­ща­ются, глав­ным обра­зом, вокруг быто­вых про­блем: чья оче­редь уби­рать в местах общего поль­зо­ва­ния, кому и сколько пла­тить за ком­му­наль­ные услуги и т.п.

В такой семье ребе­нок наблю­дает ситу­а­цию эмо­ци­о­наль­ного, пси­хо­ло­ги­че­ского, а под­час и физи­че­ской изо­ли­ро­ван­но­сти чле­нов семьи. У такого ребенка нет чув­ства при­вя­зан­но­сти к семье, он не знает что такое пере­жи­ва­ние за дру­гого члена семьи, если тот ста­рый или больной.

Пере­чис­лен­ные фор­мами не исчер­пы­ва­ются раз­но­вид­но­сти семей­ного небла­го­по­лу­чия. При этом каж­дый из взрос­лых созна­тельно или неосо­знанно стре­мится исполь­зо­вать детей в выгод­ной для себя функ­ции. Дети, по мере взрос­ле­ния и осо­зна­ния семей­ной ситу­а­ции, начи­нают играть со взрос­лыми в игры, пра­вила кото­рых им были навя­заны. Осо­бенно отчет­ливо непро­стое поло­же­ние детей в семьях с теми или иными фор­мами пси­хо­ло­ги­че­ского небла­го­по­лу­чия про­яв­ля­ется в ролях, кото­рые они вынуж­дены при­ни­мать на себя по ини­ци­а­тиве взрос­лых. Какая бы ни была роль — поло­жи­тель­ная или отри­ца­тель­ная — она в рав­ной сте­пени нега­тивно ска­зы­ва­ется на фор­ми­ро­ва­нии лич­но­сти ребенка, что не замед­лит отра­зиться на его само­ощу­ще­нии и на вза­и­мо­от­но­ше­ниях с окру­жа­ю­щими не только в дет­ском воз­расте, но и во взрос­лом состоянии.

Кроме того, семей­ное бла­го­по­лу­чие явле­ние отно­си­тель­ное и может носить вре­мен­ный харак­тер. Часто вполне бла­го­по­луч­ная семья пере­хо­дит в кате­го­рию либо явно, либо скрыто небла­го­по­луч­ных семей. Поэтому необ­хо­димо посто­янно про­во­дить работу по про­фи­лак­тике семей­ного неблагополучия.

Влияние неблагополучной семьи на развитие и воспитание ребенка

Семей­ное вос­пи­та­ние — это управ­ля­е­мая система вза­и­мо­от­но­ше­ний роди­те­лей с детьми, и веду­щая роль в ней при­над­ле­жит роди­те­лям. Именно им необ­хо­димо знать, какие формы вза­и­мо­от­но­ше­ний с соб­ствен­ными детьми спо­соб­ствуют гар­мо­нич­ному раз­ви­тию дет­ской пси­хики и лич­ност­ных качеств, а какие, наобо­рот, пре­пят­ствуют фор­ми­ро­ва­нию у них нор­маль­ного пове­де­ния и в боль­шин­стве своем ведут к труд­но­вос­пи­ту­е­мо­сти и дефор­ма­ции личности.

Непра­виль­ный выбор форм, мето­дов и средств педа­го­ги­че­ского воз­дей­ствия, как пра­вило, ведет к воз­ник­но­ве­нию у детей нездо­ро­вых пред­став­ле­ний, при­вы­чек и потреб­но­стей, кото­рые ста­вят их в ненор­маль­ные отно­ше­ния с обще­ством. Довольно часто роди­тели видят свою вос­пи­та­тель­ную задачу в том, чтобы добиться послу­ша­ния. Поэтому нередко даже не пыта­ются понять ребенка, а стре­мятся как можно больше поучать, ругать, читать длин­ные нота­ции, забы­вая о том, что нота­ция — это не живая беседа, не раз­го­вор по душам, а навя­зы­ва­ние «истин», кото­рые взрос­лым кажутся бес­спор­ными, а ребен­ком зача­стую не вос­при­ни­ма­ются и не при­ни­ма­ются, потому что про­сто не пони­ма­ются. Подоб­ный спо­соб сур­ро­гат­ного вос­пи­та­ния дает фор­маль­ное удо­вле­тво­ре­ние роди­те­лям и совер­шенно бес­по­ле­зен (и даже вре­ден) для вос­пи­ты­ва­е­мых таким обра­зом детей.

Одной из осо­бен­но­стей семей­ного вос­пи­та­ния явля­ется посто­ян­ное при­сут­ствие перед гла­зами детей образца пове­де­ния своих роди­те­лей. Под­ра­жая им, дети копи­руют как поло­жи­тель­ные, так и отри­ца­тель­ные пове­ден­че­ские харак­те­ри­стики, науча­ются пра­ви­лам вза­и­мо­от­но­ше­ний, кото­рые не все­гда соот­вет­ствуют обще­ственно одоб­ря­е­мым нор­мам. В конеч­ном итоге это может вылиться в асо­ци­аль­ные и про­ти­во­прав­ные формы поведения.

Спе­ци­фи­че­ские осо­бен­но­сти семей­ного вос­пи­та­ния наи­бо­лее ярко про­яв­ля­ются в целом ряде труд­но­стей, с кото­рыми стал­ки­ва­ются роди­тели, и ошиб­ках, кото­рые они допус­кают, что не может не ска­заться нега­тив­ным обра­зом на фор­ми­ро­ва­нии лич­но­сти их детей. В первую оче­редь это каса­ется стиля семей­ного вос­пи­та­ния, выбор кото­рого чаще всего опре­де­ля­ется лич­ными взгля­дами роди­те­лей на про­блемы раз­ви­тия и лич­ност­ного ста­нов­ле­ния своих детей.

Стиль вос­пи­та­ния зави­сит не только от соци­о­кулъ­тур­ных пра­вил и норм, пред­став­лен­ных в виде наци­о­наль­ных тра­ди­ций в вос­пи­та­нии, но и от педа­го­ги­че­ской пози­ции (точки зре­ния) роди­теля отно­си­тельно того, как должны стро­иться дет­ско-роди­тель­ские отно­ше­ния в семье, на фор­ми­ро­ва­ние каких лич­ност­ных черт и качеств у детей должны направ­ляться его вос­пи­та­тель­ные воз­дей­ствия. В соот­вет­ствии с этим роди­тель опре­де­ляет модель сво­его пове­де­ния в обще­нии с ребенком.

Варианты родительского поведения

  • Стро­гий — роди­тель дей­ствует в основ­ном сило­выми, дирек­тив­ными мето­дами, навя­зы­вая свою систему тре­бо­ва­ний, жестко направ­ляя ребенка по пути соци­аль­ных дости­же­ний, при этом зача­стую бло­ки­руя соб­ствен­ную актив­ность и ини­ци­а­тив­ность ребенка. Этот вари­ант в целом соот­вет­ствует авто­ри­тар­ному стилю.
  • Объ­яс­ни­тель­ный — роди­тель апел­ли­рует к здра­вому смыслу ребенка, при­бе­гает к сло­вес­ному объ­яс­не­нию, пола­гая ребенка рав­ным себе и спо­соб­ным к пони­ма­нию обра­щен­ных к нему разъяснений.
  • Авто­ном­ный — роди­тель не навя­зы­вает реше­ние ребенку, поз­во­ляя ему самому найти выход из сло­жив­шейся ситу­а­ции, предо­став­ляя ему мак­си­мум сво­боды в выборе и при­ня­тии реше­ния, мак­си­мум само­сто­я­тель­но­сти, неза­ви­си­мо­сти; роди­тель поощ­ряет ребенка за про­яв­ле­ние этих качеств.
  • Ком­про­мисс­ный — для реше­ния про­блемы роди­тель пред­по­ла­гает ребенку что — либо при­вле­ка­тель­ное вза­мен совер­ше­ния им непри­вле­ка­тель­ного для него дей­ствия или раз­де­лить обя­зан­но­сти, труд­но­сти попо­лам. Роди­тель ори­ен­ти­ру­ется в инте­ре­сах и пред­по­чте­ниях ребенка, знает, что можно пред­ло­жить вза­мен, на что пере­клю­чить вни­ма­ние ребенка.
  • Содей­ству­ю­щий — роди­тель пони­мает, в какой момент ребенку нужна его помощь и в какой сте­пени он может и дол­жен ее ока­зать. Он реально участ­вует в жизни ребенка, стре­мится помочь, раз­де­лить с ним его трудности.
  • Сочув­ству­ю­щий — роди­тель искренне и глу­боко сочув­ствует и сопе­ре­жи­вает ребенку в кон­фликт­ной ситу­а­ции, не пред­при­ни­мая, однако, каких — либо кон­крет­ных дей­ствий. Он тонко и чутко реа­ги­рует на изме­не­ния в состо­я­нии, настро­е­нии ребенка.
  • Пота­ка­ю­щий — роди­тель готов пред­при­нять любые дей­ствия, даже в ущерб себе, для обес­пе­че­ния физио­ло­ги­че­ского и пси­хо­ло­ги­че­ского ком­форта ребенка. Роди­тель пол­но­стью ори­ен­ти­ро­ван на ребенка: он ста­вит его потреб­но­сти и инте­ресы выше своих, а часто и выше инте­ре­сов семьи в целом.
  • Ситу­а­тив­ный — роди­тель при­ни­мает соот­вет­ству­ю­щее реше­ние в зави­си­мо­сти от той ситу­а­ции, в кото­рой он нахо­дится; у нет уни­вер­саль­ной стра­те­гии вос­пи­та­ния ребенка. Система тре­бо­ва­ний роди­теля и стра­те­гия вос­пи­та­ния лабиль­ная и гибкая.
  • Зави­си­мый — роди­тель не чув­ствует уве­рен­но­сти в себе, своих силах и пола­га­ется на помощь и под­держку более ком­пе­тент­ного окру­же­ния (вос­пи­та­тели, педа­гоги и уче­ные) или пере­кла­ды­вает на него свои обя­зан­но­сти. Боль­шое вли­я­ние на роди­теля ока­зы­вает педа­го­ги­че­ская и пси­хо­ло­ги­че­ская лите­ра­тура, из кото­рой он пыта­ется почерп­нуть необ­хо­ди­мые све­де­ния о «пра­виль­ном» вос­пи­та­нии своих детей.

Внут­рен­няя педа­го­ги­че­ская пози­ция, взгляды на вос­пи­та­ние в семье все­гда нахо­дят отра­же­ние в манере роди­тель­ского пове­де­ния, харак­тере обще­ния и осо­бен­но­стях вза­и­мо­от­но­ше­ний с детьми.

След­ствием этого убеж­де­ния явля­ется то, что роди­тели реши­тельно не знают, как спра­виться с ребен­ком, про­яв­ля­ю­щим нега­тив­ные эмоции.

Выде­ля­ются сле­ду­ю­щие стили роди­тель­ского поведения:

  1.  «Коман­дир-гене­рал». Этот стиль исклю­чает аль­тер­на­тивы, дер­жит собы­тия под кон­тро­лем и не поз­во­ляет выра­жать нега­тив­ные эмо­ции. Основ­ными сред­ствами воз­дей­ствия на ребенка такие роди­тели счи­тают при­казы, команды и угрозы, при­зван­ные эффек­тивно кон­тро­ли­ро­вать ситуацию.
  2. «Роди­тель-пси­хо­лог». Неко­то­рые роди­тели высту­пают в роли пси­хо­лога и пыта­ются ана­ли­зи­ро­вать про­блему. Они задают вопросы, направ­лен­ные на диа­гно­стику, интер­пре­та­цию и оценку, пред­по­ла­гая, что обла­дают выс­шим зна­нием. Это в корне уби­вает попытки ребенка открыть свои чув­ства. Роди­тель-пси­хо­лог стре­мится вник­нуть во все детали с един­ствен­ной целью — напра­вить ребенка по пра­виль­ному пути.
  3. «Судья». Этот стиль роди­тель­ского пове­де­ния поз­во­ляет счи­тать ребенка винов­ным да выне­се­ния при­го­вора. Един­ствен­ное, к чему стре­мится такой роди­тель, — дока­зать соб­ствен­ную правоту.
  4. «Свя­щен­ник». Стиль роди­тель­ского пове­де­ния, близ­кий к учи­тель­скому. Поуче­ния сво­дятся пре­иму­ще­ственно к мора­ли­зи­ро­ва­нию по поводу про­ис­хо­дя­щего. К сожа­ле­нию, этот стиль без­лик и не имеет успеха в реше­нии семей­ных проблем.
  5. «Циник». Такие роди­тели обычно полны сар­казма и ста­ра­ются, так или иначе, уни­зить ребенка. Основ­ное его «ору­жие» — насмешки, про­звища, сар­казм или шутки, спо­соб­ные «поло­жить ребенка на лопатки».

Кроме того, рас­смот­рен­ные выше стили роди­тель­ского пове­де­ния никоим обра­зом не моти­ви­руют ребенка испра­виться, а только под­ры­вают глав­ную цель — помочь ему научиться решать про­блемы. Роди­тель добьется только того, что ребе­нок будет чув­ство­вать себя отвер­жен­ным. А когда ребе­нок испы­ты­вает нега­тив­ные чув­ства по отно­ше­нию к себе, он ста­но­вится замкну­тым, не желает общаться с дру­гими, ана­ли­зи­ро­вать свои чув­ства и поведение. 

При этом среди небла­го­при­ят­ных фак­то­ров семей­ного вос­пи­та­ния отме­чают, прежде всего, такие, как непол­ная семья, амо­раль­ный образ жизни роди­те­лей, асо­ци­аль­ные анти­об­ще­ствен­ные взгляды и ори­ен­та­ции роди­те­лей, их низ­кий обще­об­ра­зо­ва­тель­ный уро­вень, педа­го­ги­че­ская несо­сто­я­тель­ность семьи, эмо­ци­о­нально-кон­фликт­ные отно­ше­ния в семье. 

Оче­видно, что обще­об­ра­зо­ва­тель­ный уро­вень роди­те­лей, нали­чие или отсут­ствие пол­ной семьи сви­де­тель­ствуют о таких важ­ных усло­виях семей­ного вос­пи­та­ния, как обще­куль­тур­ный уро­вень семьи, ее спо­соб­ность раз­ви­вать духов­ные потреб­но­сти, позна­ва­тель­ные инте­ресы детей, то есть в пол­ной мере выпол­нять функ­ции инсти­тута соци­а­ли­за­ции. Вме­сте с тем, сами по себе такие фак­торы, как обра­зо­ва­ние роди­те­лей и состав семьи еще с пол­ной досто­вер­но­стью не харак­те­ри­зуют образа жизни семьи, цен­ност­ных ори­ен­та­ции роди­те­лей, соот­но­ше­ния мате­ри­аль­ных и духов­ных потреб­но­стей семьи, ее пси­хо­ло­ги­че­ского кли­мата и эмо­ци­о­наль­ных отношений.

Таким обра­зом, исходя из резуль­та­тов кри­ми­но­ло­ги­че­ских, пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ских и медико-соци­аль­ных иссле­до­ва­ний, можно выде­лить сле­ду­ю­щие фак­торы соци­аль­ного риска, отри­ца­тельно ска­зы­ва­ю­щи­еся на репро­дук­тив­ных функ­циях семьи: 

  • соци­ально-эко­но­ми­че­ские фак­торы (низ­кий мате­ри­аль­ный уро­вень жизни семьи, пло­хие жилищ­ные условия);
  • медико-сани­тар­ные фак­торы (эко­ло­ги­че­ски небла­го­при­ят­ные усло­вия, хро­ни­че­ские забо­ле­ва­ния роди­те­лей и отя­го­щен­ная наслед­ствен­ность, вред­ные про­из­вод­ствен­ные усло­вия роди­те­лей и осо­бенно матери” анти­са­ни­та­рия и пре­не­бре­же­ние сани­тарно-гиги­е­ни­че­скими нор­мами, непра­виль­ное репро­дук­тив­ное пове­де­ние семьи и осо­бенно матери);
  • соци­ально-демо­гра­фи­че­ские фак­торы (непол­ная либо мно­го­дет­ная семья, семьи с пре­ста­ре­лыми роди­те­лями, семьи с повтор­ными бра­ками и свод­ными детьми);
  • соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­ские фак­торы (семьи с деструк­тив­ными эмо­ци­о­нально-кон­фликт­ными отно­ше­ни­ями супру­гов, роди­те­лей и детей, педа­го­ги­че­ской несо­сто­я­тель­но­стью роди­те­лей и их низ­ким обще­об­ра­зо­ва­тель­ным уров­нем, дефор­ми­ро­ван­ными цен­ност­ными ориентациями);
  • кри­ми­наль­ные фак­торы (алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния, амо­раль­ный и пара­зи­ти­че­ский образ жизни роди­те­лей, семей­ные дебоши, про­яв­ле­ния жесто­ко­сти и садизма, нали­чие суди­мых чле­нов семьи, при­вер­жен­ных к суб­куль­туре пре­ступ­ного мира).

Нали­чие того или иного фак­тора соци­аль­ного риска не озна­чает обя­за­тель­ного воз­ник­но­ве­ния соци­аль­ных откло­не­ний в пове­де­нии детей, оно лишь ука­зы­вает на боль­шую сте­пень веро­ят­но­сти этих откло­не­ний. При этом одни фак­торы соци­аль­ного риска про­яв­ляют свое нега­тив­ное вли­я­ние довольно ста­бильно и посто­янно, дру­гие с тече­нием вре­мени либо уси­ли­вают, либо ослаб­ляют свое влияние. 

Среди функ­ци­о­нально несо­сто­я­тель­ных, не справ­ля­ю­щихся с вос­пи­та­нием детей боль­шин­ство семей и состав­ляют семьи, харак­те­ри­зу­ю­щи­еся небла­го­при­ят­ными соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­скими фак­то­рами, так назы­ва­е­мые кон­фликт­ные семьи, где хро­ни­че­ски обострены отно­ше­ния супру­гов, и педа­го­ги­че­ски несо­сто­я­тель­ные семьи с низ­кой пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ской куль­ту­рой роди­те­лей, непра­виль­ным сти­лем дет­ско-роди­тель­ских отно­ше­ний. Наблю­да­ются самые раз­но­об­раз­ные непра­виль­ные стили дет­ско-роди­тель­ских отно­ше­ний: жестко-авто­ри­тар­ный, педан­тично-подо­зри­тель­ный, уве­ще­ва­тель­ный, непо­сле­до­ва­тель­ный, отстра­нено-рав­но­душ­ный, попу­сти­тель­ски-снис­хо­ди­тель­ный и др. Как пра­вило, роди­тели с соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­скими и пси­хо­лого-педа­го­ги­че­скими про­бле­мами осо­знают свои труд­но­сти, стре­мятся обра­щаться за помо­щью к педа­го­гам, пси­хо­ло­гам, однако далеко не все­гда без помощи спе­ци­а­ли­ста спо­собны спра­виться с ними, понять свои ошибки, осо­бен­но­сти сво­его ребенка, пере­стро­ить стиль отно­ше­ний в семье, выйти из затя­нув­ше­гося внут­ри­се­мей­ного, школь­ного или дру­гого конфликта.

Вме­сте с тем, есть зна­чи­тель­ное число не осо­зна­ю­щих свои про­блемы семей, усло­вия в кото­рых, тем не менее, столь тяжелы, что они угро­жают жизни и здо­ро­вью детей. Это, как пра­вило, семьи с кри­ми­наль­ными фак­то­рами риска, где роди­тели из-за сво­его анти­об­ще­ствен­ного или пре­ступ­ного образа жизни не создают эле­мен­тар­ных усло­вий для вос­пи­та­ния детей, допус­ка­ется жесто­кое обра­ще­ние с детьми, жен­щи­нами, имеет место вовле­че­ние детей, под­рост­ков в пре­ступ­ную и анти­об­ще­ствен­ную деятельность. 

Наи­боль­шую опас­ность по сво­ему нега­тив­ному воз­дей­ствию на детей пред­став­ляют кри­ми­нально-амо­раль­ные семьи. Жизнь детей в таких семьях из-за жесто­кого обра­ще­ния, пья­ных дебо­шей, сек­су­аль­ной рас­пу­щен­но­сти роди­те­лей, отсут­ствия эле­мен­тар­ной заботы о содер­жа­нии детей зача­стую нахо­дится под угро­зой. Это так назы­ва­е­мые соци­аль­ные сироты (сироты при живых роди­те­лях), вос­пи­та­ние кото­рых должно быть воз­ло­жено на госу­дар­ственно-обще­ствен­ное попе­че­ние. В про­тив­ном слу­чае ребенка ждет ран­нее бро­дяж­ни­че­ство, побеги из дома, пол­ная соци­аль­ная неза­щи­щен­ность как от жесто­кого обра­ще­ния в семье, так и от кри­ми­на­ли­зи­ру­ю­щего вли­я­ния пре­ступ­ных образований.

Асо­ци­ально-амо­раль­ные семьи, кото­рые со сво­ими спе­ци­фи­че­скими соци­ально-пси­хо­ло­ги­че­скими харак­те­ри­сти­ками тре­буют иного подхода.

На прак­тике к асо­ци­ально-амо­раль­ным семьям чаще всего отно­сят семьи с откро­вен­ными стя­жа­тель­скими ори­ен­та­ци­ями, живу­щие по прин­ципу “цель оправ­ды­вает сред­ства”, в кото­рых отсут­ствуют мораль­ные нормы и огра­ни­че­ния. Внешне обста­новка в этих семьях может выгля­деть вполне бла­го­при­стой­ной, уро­вень жизни доста­точно высок, но духов­ные цен­но­сти под­ме­нены исклю­чи­тельно стя­жа­тель­скими ори­ен­та­ци­ями с весьма нераз­бор­чи­выми сред­ствами их дости­же­ния. Такие семьи, несмотря на свою внеш­нюю респек­та­бель­ность, бла­го­даря своим иска­жен­ным мораль­ным пред­став­ле­ниям, также ока­зы­вают на детей пря­мое вли­я­ние, непо­сред­ственно при­ви­вая им анти­об­ще­ствен­ные взгляды и цен­ност­ные ориентации.

Иного под­хода тре­буют семьи с кос­вен­ным вли­я­нием — кон­фликт­ные и педа­го­ги­че­ски несостоятельные. 

Кон­фликт­ная семья, в кото­рой по раз­лич­ным пси­хо­ло­ги­че­ским при­чи­нам лич­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния супру­гов стро­ятся не по прин­ципу вза­и­мо­ува­же­ния и вза­и­мо­по­ни­ма­ния, а по прин­ципу кон­фликта, отчуждения.

Педа­го­ги­че­ски несо­сто­я­тель­ные, как и кон­фликт­ные, семьи не ока­зы­вают на детей пря­мого вли­я­ния. Фор­ми­ро­ва­ние анти­об­ще­ствен­ных ори­ен­та­ции у детей в этих семьях про­ис­хо­дит потому, что за счет педа­го­ги­че­ских оши­бок, тяже­лой морально-пси­хо­ло­ги­че­ской атмо­сферы здесь утра­чи­ва­ется вос­пи­та­тель­ная роль семьи, и она по сте­пени сво­его воз­дей­ствия начи­нает усту­пать дру­гим инсти­ту­там соци­а­ли­за­ции, игра­ю­щим небла­го­при­ят­ную роль.

На прак­тике педа­го­ги­че­ски несо­сто­я­тель­ные семьи ока­зы­ва­ются наи­бо­лее труд­но­до­ступ­ными для выяв­ле­ния при­чин и небла­го­при­ят­ных усло­вий, ока­зав­ших нега­тив­ное воз­дей­ствие на детей, чаще всего харак­те­ри­зу­ю­щи­еся наи­бо­лее типич­ными, непра­вильно сло­жив­ши­мися педа­го­ги­че­скими сти­лями в функ­ци­о­нально несо­сто­я­тель­ных семьях, не справ­ля­ю­щихся с вос­пи­та­нием детей.

Попу­сти­тель­ски-снис­хо­ди­тель­ный стиль, когда роди­тели не при­дают зна­че­ния про­ступ­кам детей, не видят в них ничего страш­ного, счи­тают, что “все дети такие”, либо рас­суж­дают так: “Мы сами такими же были. Пози­ция кру­го­вой обо­роны, кото­рую также может зани­мать опре­де­лен­ная часть роди­те­лей, строя свои отно­ше­ния с окру­жа­ю­щими по прин­ципу “наш ребе­нок все­гда прав”. Такие роди­тели весьма агрес­сивно настро­ены ко всем, кто ука­зы­вает на непра­виль­ное пове­де­ние их детей. Дети из таких семей стра­дают осо­бенно тяже­лыми дефек­тами мораль­ного созна­ния, они лживы и жестоки, весьма трудно под­да­ются перевоспитанию.

Демон­стра­тив­ный стиль, когда роди­тели, чаще мать, не стес­ня­ясь, всем и каж­дому жалу­ются на сво­его ребенка, рас­ска­зы­вает на каж­дом углу о его про­ступ­ках, явно пре­уве­ли­чи­вая сте­пень их опас­но­сти, вслух заяв­ляют, что сын рас­тет “бан­ди­том” и про­чее. Это при­во­дит к утрате у ребенка стыд­ли­во­сти, чув­ства рас­ка­я­ния за свои поступки, сни­мает внут­рен­ний кон­троль за своим пове­де­нием, про­ис­хо­дит озлоб­ле­ние по отно­ше­нию к взрос­лым, родителям.

Педан­тично-подо­зри­тель­ный стиль, при кото­ром роди­тели не верят, не дове­ряют своим детям, под­вер­гают их оскор­би­тель­ному тоталь­ному кон­тролю, пыта­ются пол­но­стью изо­ли­ро­вать от сверст­ни­ков, дру­зей, стре­мятся абсо­лютно кон­тро­ли­ро­вать сво­бод­ное время ребенка, круг его инте­ре­сов, заня­тий, общения.

Жестко-авто­ри­тар­ный стиль, харак­те­рен роди­те­лям, зло­упо­треб­ля­ю­щим физи­че­скими нака­за­ни­ями. К такому стилю отно­ше­ний больше скло­нен отец, стре­мя­щийся по вся­кому поводу жестоко избить ребенка, счи­та­ю­щий, что суще­ствует лишь один эффек­тив­ный вос­пи­та­тель­ный прием — физи­че­ская рас­права. Дети обычно в подоб­ных слу­чаях рас­тут агрес­сив­ными, жесто­кими, стре­мятся оби­жать сла­бых, малень­ких, беззащитных.

Уве­ще­ва­тель­ный стиль, кото­рый в про­ти­во­по­лож­ность жестко-авто­ри­тар­ному стилю в этом слу­чае роди­тели про­яв­ляют по отно­ше­нию к своим детям пол­ную бес­по­мощ­ность, пред­по­чи­тают уве­ще­вать, бес­ко­нечно уго­ва­ри­вать, объ­яс­нять, не при­ме­нять ника­ких воле­вых воз­дей­ствий и наказаний.

Отстра­ненно-рав­но­душ­ный стиль воз­ни­кает, как пра­вило, в семьях, где роди­тели, в част­но­сти мать, погло­щена устрой­ством своей лич­ной жизни. Выйдя вто­рично замуж, мать не нахо­дит ни вре­мени, ни душев­ных сил для своих детей от пер­вого брака, рав­но­душна как к самим детям, так и к их поступ­кам. Дети предо­став­лены самим себе, чув­ствуют себя лиш­ними, стре­мятся меньше бывать дома, с болью вос­при­ни­мают рав­но­душно-отстра­нен­ное отно­ше­ние матери.

Вос­пи­та­ние по типу “кумир семьи” часто воз­ни­кает по отно­ше­нию к “позд­ним детям”, когда дол­го­ждан­ный ребе­нок нако­нец-то рож­да­ется у немо­ло­дых роди­те­лей или оди­но­кой жен­щины. В таких слу­чаях на ребенка готовы молиться, все его просьбы и при­хоти выпол­ня­ются, фор­ми­ру­ется край­ний эго­цен­тризм, эго­изм, пер­выми жерт­вами кото­рого ста­но­вятся сами же родители.

Непо­сле­до­ва­тель­ный стиль — когда у роди­те­лей, осо­бенно у матери, не хва­тает выдержки, само­об­ла­да­ния для осу­ществ­ле­ния после­до­ва­тель­ной вос­пи­та­тель­ной так­тики в семье. Воз­ни­кают рез­кие эмо­ци­о­наль­ные пере­пады в отно­ше­ниях с детьми — от нака­за­ния, слез, ругани до уми­ли­тельно-лас­ка­тель­ных про­яв­ле­нии, что при­во­дит к потери роди­тель­ского вли­я­ния на детей. Под­ро­сток ста­но­вится неуправ­ля­е­мым, непред­ска­зу­е­мым, пре­не­бре­га­ю­щим мне­нием стар­ших, роди­те­лей. Нужна тер­пе­ли­вая, твер­дая, после­до­ва­тель­ная линия пове­де­ния вос­пи­та­теля, психолога. 

Пере­чис­лен­ными при­ме­рами далеко не исчер­пы­ва­ются типич­ные ошибки семей­ного вос­пи­та­ния. Однако испра­вить их гораздо труд­нее, чем обна­ру­жить, поскольку педа­го­ги­че­ские про­счеты семей­ного вос­пи­та­ния чаще всего имеют затяж­ной хро­ни­че­ский харак­тер. Осо­бенно трудно попра­вимы и тяжелы по своим послед­ствиям холод­ные, отчуж­ден­ные, а порою и враж­деб­ные отно­ше­ния роди­те­лей и детей, утра­тив­шие свою теп­лоту и вза­и­мо­по­ни­ма­ние Вза­им­ное отчуж­де­ние, враж­деб­ность, бес­по­мощ­ность роди­те­лей в таких слу­чаях порою дохо­дит до того, что они сами обра­ща­ются за помо­щью в мили­цию, комис­сию по делам несо­вер­шен­но­лет­них, про­сят, чтобы их сына, дочь отпра­вили в спецПТУ, в спец­школу. В ряде слу­чаев эта мера, дей­стви­тельно, ока­зы­ва­ется оправ­дан­ной, поскольку дома исчер­паны все сред­ства, и пере­стройка отно­ше­ний, не про­изо­шед­шая свое­вре­менно, прак­ти­че­ски уже ста­но­вится невоз­мож­ной вслед­ствие обострен­но­сти кон­флик­тов и вза­им­ной неприязни. 

Ошибки семей­ной педа­го­гики осо­бенно ярко про­яв­ля­ются в системе нака­за­ний и поощ­ре­ний, прак­ти­ку­е­мой в семье. В этих вопро­сах нужна осо­бен­ная осто­рож­ность, осмот­ри­тель­ность, чув­ство меры, под­ска­зы­ва­е­мые роди­тель­ской инту­и­цией и любо­вью. Как чрез­мер­ное попу­сти­тель­ство, так и чрез­мер­ная жесто­кость роди­те­лей оди­на­ково опасны в вос­пи­та­нии ребенка.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки