сайт для родителей

О воспитании детей. — Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Ириней

Print This Post

1842


О воспитании детей. — Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Ириней
(2 голоса: 5 из 5)

В поучениях, опубликованных в этом сборнике, епископ Ириней рассматривает вопросы развития у детей добродетелей и искоренения пороков. Труды владыки, его мудрые мысли и советы, несмотря на свою давность, актуальны и поныне

Иерарх Русской Православной Церкви, преосвященный Ириней (Харисим Михайлович Орда, 1837 — 1904), был замечательным духовным писателем, редактором и переводчиком. Особое внимание в своих трудах он уделял проблемам обучения и воспитания подрастающего поколения.

Поучение о том, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста

Есть у тебя сыновья, учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7, 25)

Один пустынник, великий по святости жизни и знанию души человеческой, повелел однажды своему ученику: «вырви это дерево из земли!» и при этом указал ему на моло­дое, пустившее уже, однако, глубокие корни, пальмовое дерево. Беспрекословно исполняя послушание старцу, ученик приступил к делу, но, несмотря на все усилия, не мог пошатнуть его. «Отче, — сказал он своему авве, — ты приказал мне сделать невозможное!» Тогда старец указал ему на другое совсем еще молодое деревце, которое послушник без особенных уси­лий тотчас вырвал с корнем. Ничего не мог поделать ученик с деревом, которое уже крепко укоренилось, но легко совладал с молодым.

Если эту повесть применить к воспитанию, то смысл дастся такой: бессильны роди­тели над взрослыми детьми, если не начинали воспитания их с юных лет, так как «чему тонкое детство обучено бывает», (к чему привык человек с малых лет), того и «дряхлая ста­рость неудобь оставляет» (того и глубокая старость нелегко оставляет).1 Поэтому Прему­дрый учит: Есть у тебя сыновья? учи их и с юности нагибай шею их (Сир. 7, 25).

Немногие ныне могут похвалиться, что воспитали детей своих, как бы следовало. У некоторых, даже по-своему благочестивых и добрых, родителей дети оказываются с совсем нежелательным и неожиданным для них характером. Одну из главных причин этого нужно видеть в самих родителях. Многие часто бывают или вообще беспечны к религиозно-нрав­ственному воспитанию своих детей, или же до того ослепляются неосмысленной любовью к своим маленьким детям, что ничего не хотят в них видеть нехорошего и бывают глухи к пре­достережениям со стороны благожелательных людей, не слушаются истины и добрых сове­тов. Когда же затем детские пороки становятся невыносимыми уже и для самих родителей, вот тогда только они начинают подумывать об исправлении своего мальчика или девочки, приступают к воспитанию; но уже слишком поздно.

Полезным нахожу выяснить вам, слушатели, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста. Всем известно, как скоро прорастает в земле зерно или посеян­ное семя. Причины, содействующие его развитию, тотчас начинают оказывать свое влия­ние. Теплота, влажность почвы пробуждают дремлющий в почве росток, и он показывается наружу. Так и с ребенком, который является на свет, как зерно, имеющее постепенно расти и расти. Известно, далее, что никогда природа человеческая не развивается так быстро и все­сторонне, как в детском возрасте; но никогда также столько не нуждается она в заботливом попечении и уходе, как в первые годы детства. Телесный рост идет быстро и сильно, но еще больше душевное развитие. Дитя начинает говорить, у него образуются определенные поня­тия, оно учится мыслить, думать; воля в нем укрепляется и начинает действовать. Обогаща­ясь понятиями об окружающих его предметах, оно получает вместе с тем понятие о Боге, о своем назначении, учится различать добро и зло; в нем пробуждается совесть, начинает действовать любовь или ненависть, проявляется чувство чести и стыда. Чтобы дать надле­жащее направление развитию в ребенке всех сил, которые возвышают человека до богопо­добия, родители должны внимательно следить за нравственным развитием своего ребенка. И так как воспитание имеет двоякую задачу: насаждать добро и искоренять зло, — то они должны начинать это воспитание с самого раннего возраста.

Но кто же не знает, как многие родители безответно согрешают в этом! Они совсем даже как будто не знают, что дитя можно и должно воспитывать едва ли не с пеленок. Неко­торые родители, особенно молодые, долго смотрят на ребенка, как на игрушку или куклу. Они кормят его, кладут спать, ласкают, играют и шалят с ним, берегут всячески от простуды, и прочее, а в остальном позволяют ему бегать, ходить и делать, что хочет, если только не беспокоит их своим плачем и ревом. И долго не замечают они, что ненаглядный их «ангел», в сущности, — упрямое, капризное, своенравное, необузданное, непослушное, жадное, алч­ное, злое дитя. Но вот случайно открылись глаза их; тогда они решаются приступить к вос­питанию своего баловника! Но, любезные родители, теперь уже поздно: «деревце» слишком велико стало.

Другие родители не меньше также погрешают, исходя из ложных, усвоенных в некото­рых слоях общества, понятий о воспитании. Господствующие неправильные понятия, уко­ренившись в головах родителей, тем труднее могут быть устранены, что они служат, с одной стороны, — к оправданию и извинению недостатков и пороков детей, а с другой, — к при­крытию их опущений и небрежности в отношении к детям. «Да ведь это дети, — говорят нежные родители, и разве можно строго смотреть на их недостатки?». Такими и подобными суждениями обыкновенно извиняются все детские поступки. Конечно, они дети, но что за дети! И что из них будет? Да притом же: дает ли детский или юношеский возраст право на зло? И разумно ли оставлять без внимания злой проступок потому только, что его совершает дитя? Когда в доме начинается пожар, то заметивший его не говорит: «Ах, это показался только огонёк!» — но изо всех сил взывает о помощи. Неужели же спокойно смотреть нам на детей наших, когда в них начинает полыхать огонь страстей, угрожающий временной и вечной погибелью? «С годами и ум придет, — говорят также не совсем умные родители, — ребенок станет рассуждать и сам поймет, что хорошо, что дурно!» — Увы, какое это пагубное заблуждение! Рассудок — обоюдоострый меч: его можно направить к добру и злу. И притом познание добра само по себе еще ничего не дает, нужно еще хотеть добра и иметь навык к совершению его. К такому-то навыку с самого детства должен быть направляем человек посредством воспитания, чтобы познанное рассудком добро он делал силою воли. Без над­лежащего, с детства начинающегося воспитания рассудок очень опасный дар. Замечают, что в тюрьмах и острогах сидит много людей с большим умом; почему же сидят они там? Веро­ятно, потому, что разум у них «пришел с годами»!.. О, не думайте, родители, что человек сам по себе бывает добрым и честным. И при большом уме, но без своевременного в детстве доброго воспитания мало добра, так как человек, по свидетельству Слова Божия, от юности склонен ко злу (см: Быт. 8, 21).

Оправдывая недобрые поступки детей и юношей, а также и свое нерадение в воспи­тании их, беззаботные родители с упреком могут сказать: «нельзя же требовать и ожидать каких-либо добродетелей в детском возрасте!» — Но отчего же и нет? Разве не был в дет­ском и отроческом возрасте давший образ нам, чтоб и мы Ему последовали Господь Иисус Христос? Разве не говорится в Евангелии, что в детстве и отрочестве Он преуспевал в пре­мудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков (Лк. 2, 52; см: ст. 40). Разве мало сказа­ний о жизни святых, которые с детства украшались детскими добродетелями, благочестием, послушанием, невинностью? И если Спаситель говорит о детях: пустите детей и не пре­пятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное (Мф. 19,14), и еще: горе тому, кто соблазнит одного из малых (ср.: Мф. 18, 6), то есть соблазнит на грех, — то следует ли отсюда, что в детях невозможны добродетели? — Нет, Спаситель говорит так потому, что добродетель в детском возрасте бескорыстнее и чище и что Он хочет, чтоб она обитала во всех детских сердцах. Поэтому и говорю я: горе тем родителям, которые безза­ботны в насаждении в душах детей своих добрых навыков, доброго нравственного настро­ения с самого юного возраста. Они ответят за это пред Богом. Нет для родителей никакого извинения, если они не радели о воспитании своих детей. Возможно воспитывать самое маленькое дитя, а потому и должно.

Поэтому вы, родители, и в маленьком ребенке не должны пропускать без внимания никаких проявлений зла; и самое малое дитя имеет уже свои недостатки и пороки — печаль­ное наследство от прародительского греха, — сначала бессознательные, а потом и сознатель­ные. Так например, если маленький ребенок знает и скоро это замечает, что криком и плачем своим он может достигнуть того, чего хочет, то кричит до тех пор, пока не получит желае­мого, и чем чаще это бывает, тем своевольнее и капризнее он делается. То же бывает и со всеми пороками человека, которые в дальнейшей жизни его обнаруживаются во всей своей силе: зародыши их были уже в самом раннем возрасте. Так, об одном из самых жесточайших гонителей христиан (Домициане) читаем, что он, еще будучи мальчиком, любил мучить и убивать мух, потом и других животных. Жестокость, значит, была в нем с детства. Поэтому- то и нужно начинать воспитание с раннего возраста. Замечайте склонности ребенка, и что найдете в нем нехорошего, «вырывайте» добрым воспитанием все недоброе. Садовник свое­временно обрезает на дереве дикие побеги; то же должны делать и родители в отношении к своим детям. Сердце ребенка можно сравнить с садом, а родителей — с приставленными Богом садовниками, которые с раннего детства должны очищать сад — сердца своих детей — от бурьяна и плевелов греха и греховных привычек. А если они будут ожидать, пока зло твердо вкоренится в сердцах, пока детское сердце как бы зарастет пороками, тогда им уже не совладать с сорняками. «Ты жалуешься, говорит святитель Иоанн Златоуст, на необуз­данность своего сына? Ты легко мог обуздать его, когда он был еще очень юн, научить его порядку, приучить к обязанностям и излечить болезнь души его. Когда нива сердца его была более способна к удобрению, тогда ты мог бы повырывать терние, еще не сильно вкоренив­шееся; тогда страсти детей нерадением твоим не были бы столь непреодолимы!».

Но действие воспитания должно состоять не только в том, чтобы искоренять в ребенке зло, но и приучать его измлада к добру. К каким добродетелям следует приучать детей, о том речь моя будет в дальнейшем. Священное Писание указывает основание, почему с самого раннего возраста дети должны быть укрепляемы в добре. Премудрый говорит: Наставь юношу при начале пути его: он не уклонится от него, когда и состарится (Притч. 22, 6); то есть если человек еще в юности стал на добрый путь, если еще с детства полюбил добро, то он и в старости не разлюбит его. Эту мысль выражает и народная мудрость: «каков в колы­бельке, таков и в могилку».

Помните же, родители, слова Премудрого: «если есть у тебя дети, учи их и с юности нагибай шею их» (Сир. 7, 25). Не забывайте и этих мудрых слов: «Чему тонкое детство обучено бывает, того дряхлая старость не легко оставляет». Аминь.

Поучение о воспитании в детях набожности и благочестия

Из уст младенцев и грудных детей Ты устроил хвалу (Пс. 8, 3)

Да, духовное воспитание должно начинать с самого раннего возраста детской жизни, так как первые 5-6 лет — самые важные годы и большей частью решающие для всей последу­ющей жизни ребенка. Воспитание должно состоять в том, что родители обязаны искоренять в детях все злое и направлять их ко всему доброму Какие же особенно недостатки нужно исправлять в своих малых детях и какие добрые качества, главным образом, должны наса­ждать в них? Об этом и поговорим.

По словам Премудрого, начало мудрости — страх Господень (Притч. 1, 7). На этом основании первой добродетелью, которую родители сколько возможно ранее должны наса­ждать в сердцах своих детей, я полагаю страх Божий, то есть религиозность, благочестие и набожность.

Но почему же спросите родители, особенно матери, должны учить своих детей набож­ности и благочестию с самого раннего возраста? Ответ на это такой: потому что если ребенок с младенчества воспитан будет в благочестии, приобретет религиозные навыки, усвоит цер­ковные обычаи, тогда только можно надеяться, что он и в зрелом возрасте, когда соблазны со всех сторон окружат его, когда злые страсти станут действовать сильнее, он останется бла­гочестивым и сохранит добрые обычаи и христианские привычки, приобретенные от матери еще на руках у неё. Религиозные наставления, которые ребенок получает от благочестивой матери в самом нежном возрасте, как бы всасываются с молоком матери, остаются обыкно­венно на всю жизнь.

И если такой ребенок, впоследствии увлеченный злыми страстями или дурными при­мерами, пойдет дурной дорогой, то ему в большинстве случаев легче возвратиться на пра­вый путь, чем тому, который не видел в детстве материнских религиозных о нем забот и попечений. В таких благочестиво воспитанных, хотя после и совратившихся с доброго пути, детях часто внезапно побуждается с непреодолимой силой воспоминание о невинных счаст­ливых детских годах; им припоминаются те детские простые молитвы, которым выучились из уст матери, давно уже, может быть, покоящейся в могиле, те простые наставления, кото­рые в детстве слышали от матери, еще будучи на коленях у неё. Забывший о молитве, зако­ренелый в беззакониях, ложась спать, вспоминает невольно, как мать учила его креститься перед сном, как сама крестила его, и делает на себе крестное знамение. Воспоминание о счастливых днях детства многих пробуждало от сна греховного и возвращало к Богу. Из этого видите, какое великое счастье для детей, если у них благочестивые матери, которые от младых ногтей, с самого нежного возраста, приучают к религии и благочестию. От матери, — а не от няни, гувернера, репетитора, — должен ребенок получить первое наставление в рели­гии; в семье от матери, а не в школе у законоучителя, ребенок должен научиться ежедневным кратким утренним и вечерним молитвам, и от матери же он должен научиться молиться. Так издревле было во всех истинно благочестивых, богобоязненных семействах. «Как только дети начинают понимать, — повествует нам святитель Иоанн Златоуст, родители обучают их апостольскому исповеданию веры (то есть Символу веры) и учат их молитвам, песням и обрядам, соблюдаемым при богослужении». Тот же святитель дает такое наставление мате­рям: «Учите, матери, своих малюток полагать крестное знамение на челе своем; но прежде чем сами они в состоянии будут это делать, крестите их своею рукою». Древний блаженный учитель Церкви пишет к вдове, некоей Лете: «Для христианской матери должно быть радо­стью учить дитя свое и тогда уже, когда голос его еще слаб и язык еще лепечет, произносить сладчайшее имя Иисуса» (Речь идет о блаженном Иерониме Стридонском. — Ред.).

Из сказанного понятно, думаю, почему родители, а особенно матери, на долю которых, вообще большею частью выпадает воспитание детей в первые годы жизни, должны с ран­него возраста насадить в них религиозное чувство как основание религии и благочестия.

Естественно, что вы желаете услышать: как это делать? как воспитывать в детях рели­гиозное чувство? Это достигается, когда родители, а особенно матери, знакомят детей своих с раннего возраста с основными истинами нашей святой веры. Не пугайтесь! Это очень про­сто. Это всякая мать может сделать. Пусть она в простых сердечных словах, сколько воз­можно чаще, говорит со своими малютками о милосердном добром Отце Небесном, Кото­рый так любит детей и так много посылает им всякого добра. Пусть она, далее, время от времени рассказывает им о жизни первых людей в раю, как им там было хорошо, пока они слушались Бога и были добрыми, и как некогда на небе будет еще гораздо лучше тем, кто слушается Бога и родителей. Пусть она рассказывает им также, как Адам и Ева согрешили, и через это и самих себя и всех людей сделали несчастными, и как имел прийти и пришел на землю Спаситель, чтоб люди снова могли входить на небо, которое Бог затворил было за грехи наших прародителей. Пусть она расскажет своим малюткам о Рождестве Иисуса Хри­ста, о благочестивых пастухах, о трех волхвах — мудрецах-царях, о злом Ироде и о невин­ных младенцах, о двенадцатилетнем Иисусе во храме, о Его трудовой жизни в Назарете, а также и о Его страданиях и смерти на Кресте за наши грехи, что все это Он претерпел за то, что люди были так злы, — и ребенок тотчас поймет, что нельзя быть злым. Пусть расскажет о Воскресении Христовом и вознесении на небо: ребенок будет просить мать, чтобы она еще и еще продолжала… Благочестивая мать сумеет рассказать своим малюткам и о Матери Божией, о введении Её трехлетней девочкой в храм и жизни в храме, о том, как Матерь Божия любит детей и исполняет прошения молящихся к ней. Добрая мать расскажет также и о свя­тых Ангелах, особенно о святом Ангеле-хранителе, так любящем добрых деток. Разумная мать-христианка воспользуется также разными праздниками и праздничным временем для наставлений детей своих в важнейших истинах нашей святой веры. В каждом христианском доме есть святые иконы; сама мать носит на груди святой крест, надевает на шею своим детям. Этим она должна воспользоваться для христианского наставления детей, объяснив им, Кто изображен пригвожденным к Кресту, и рассказывая о лицах и событиях, изображен­ных на иконах. Поднося ежедневно к святым иконам своего ребенка и изображая сама на себе крестное знамение и делая ручкой младенца таковое же, благочестивая мать приучит своего младенца, по мере его возрастания, и самому креститься и молиться перед святыми иконами. Благочестивая мать ежегодно в день рождения и день Ангела своего ребенка не преминет принести или привести его в храм Господень для Причастия Святых Тайн.

Таким и подобным образом добрая мать, задолго до поступления детей своих в школу, научит их основным истинам христианства, для усвоения которых и малое дитя имеет необ­ходимое разумение; притом же дети восприимчивее взрослых к Божественному, нужно им только расти под благочестивым настроением матери, или хотя бы даже няни. Как, например, легко с елкой можно связать рассказ о Рождестве Спасителя; как легко на Пасху объяснить ребенку, что Спаситель пострадал и умер за грехи людей (ребенок поймет, что не должно грешить), но Бог воскресил Его, что и мы умрем, но, если будем добрыми, то Спаситель и нас позовет из гроба, как вызвал Лазаря. Как легко можно поселить в ребенке благоговение и любовь к богослужению! Следует только внушать ему, что в церкви присутствует особенным образом Вездесущий Господь Бог, любящий детей, что и его зовет к Себе милосердный Спаситель, но в церкви нужно стоять тихо, внимательно креститься и молиться.

Да, родители, если сердце ваше исполнено веры и любви к Богу, вы найдете тысячу средств и путей сделать свое дитя благочестивым. Величайшую несправедливость делаем мы своим детям, не приучая их к благочестию и вере. Совершенно справедливо сказано, что «душа человека — а, следовательно, и душа ребенка, — по природе христианка».3 Дей­ствительно, Бог ожидает уже христианских качеств и от детской души. Не напрасно же ска­зано: Из уст младенец и грудных детей совершил ecu хвалу (ср.: Пс. 8, 3). Поэтому для раз­вития и вкоренения в детях религиозных чувств родители обязаны учить их с малых лет молиться Богу. Как бы мал ни был ребенок, он уже может молиться; он же ведь просит чего- либо у своих родителей, — почему же не просить ему у Отца Небесного? Поэтому учите ребенка молиться, только начинайте это с детства; приучайте его, чтобы молитва стала для него потребностью. Совершайте регулярно со своими детьми утренние и вечерние молитвы, а также перед и после принятия пищи, чтобы они не шли к столу, как животные к корыту, но чтобы знали, что кто хочет пользоваться дарами Божиими, должен просить и благодарить о них. «Отче наш», «Богородице Дево» и другие краткие молитвы должен знать каждый ребенок, умеющий хорошо говорить. Печальное явление нашего времени, что общая в семье молитва теперь изгнана везде. Поистине, оттого так много несчастий в семействах и так много неудач в воспитании, что перестали молиться. Вечно истины слова: Просите, и дано будет вам (Мф. 7, 7). Следовательно, получение связано с молитвой.

Но мне, думаю, возразят некоторые: «ребенок не понимает молитвы». Конечно, он еще не поймет вполне содержания молитв, но в этом нет крайней необходимости, а сколько нужно для благоговейной молитвы, поймет и самый маленький ребенок. Если он не может еще составить себе ясного понятия о Боге, однако чувствует Его, ощущает своим духом, что есть высшее Существо, Которое нас любит и Которое мы должны любить; и если ребенок произносит слова молитвы, то он думает о Боге, возносит к Нему свои чувства. И такая молитва, выходящая из невинного детского сердца, несомненно, приятнее Богу, чем молитва ученого, вполне и точно понимающего каждое слово молитвы, которую он читает, но читает с холодной рассудочностью, без сердечного чувства. Как благоприятна Богу молитва ребенка, ясно сказал Псалмопевец, говоря: Из уст младенец и ссущих совер­шил ecu хвалу (Пс. 8, 3).

Но чтобы исполнить долг воспитания детей в религиозности и набожности, роди­тели сами должны быть благочестивыми, богобоязненными, сами должны любить молиться. Если мать не из числа богобоязненных и благочестивых, если она не находит (так как и не ищет) утешения и радости в молитве, то она не воспитает своих детей в благочестии. Только если мать сама истинно благочестива, и если ребенок видит её часто усердно молящейся, он и сам научится благочестию и усердной молитве.

Итак, вы знаете, почему важно с самого раннего детства приучать детей к благочестию; вы слышали, что матери особенно должны наставлять детей своих в вере и благочестии и приучать их к молитве до поступления в школу. Потому-то к вам обращаюсь, христианские матери: самое лучшее наследство вы оставите детям своим, само лучшее приданное вы при­готовите дочерям своим, если дадите им истинно религиозное воспитание. Учите же их, как я кратко сегодня указал вам, основным истинам святой нашей веры, учите их словом своим и примером с самого нежного возраста благочестию и молитвам. Будьте уверены, что зако­ноучители и учителя напрасно будут трудиться сделать ваших детей добрыми и богобояз­ненными христианами, если вы не положите этому основание дома. Воспитывайте детей в набожности и страхе Божием, и вы тогда можете надеяться, что дети после будут утешать вас радовать. Потому что, если ваши дети будут благочестивыми и богобоязненными, тогда они будут и послушны, и благодарны вам самим; если вы научите детей своих исполнять обязанности к Богу, то они будут исполнять свои обязанности и к вам.

Поэтому, отцы и матери, воспитывайте детей своих для Бога и для Неба, тогда вы будете иметь от них радость и на земле. Аминь

Поучение о том, как воспитывать детей, чтобы они были послушны

Отрок, оставленный в небрежении, делает стыд своей матери (Притч. 29, 15)

Не много в Евангелии повествуется о детстве и отрочестве Господа нашего Иисуса Христа; но это немногое весьма важно многоучительно. О двенадцатилетнем Иисусе Еванге­лист Лука записал следующее: Иисус пошел и пришел с Иосифом и Марией Матерью Своей в Назарет; и был в повиновении у них (ср.: Л к. 2, 51). То самое, что Евангелист поставляет в похвалу отроку Иисусу то есть послушание лицам, которые на земле занимали Ему место родителей, — то самое апостол Павел прославляет в Иисусе, достигшем мужеского возра­ста, — прославляет послушание Его Небесному Отцу: Он послушным был, — свидетельствует апостол, — даже до смерти, и смерти крестной (ср.: Флп. 2, 8). Апостол идет еще дальше и от этого послушания выводит спасение мира: как от непослушания одного Адама пришел грех, так от послушания одного Христа пришло оправдание (ср.: Рим. 5, 17).

Нет нужды говорить о величайшей важности послушания вообще в жизни людей; как оно безмерно важно в воспитании детей — знают родители. Можно даже сказать: кому уда­лось воспитать своих детей послушными, тот исполнил свою обязанность, разрешил свою воспитательную задачу.

Не буду я говорить ныне о важности послушания, а предложу только родителям крат­кий путь, идя по которому они могут достигнуть того, что дети их будут послушными детьми. Предмет речи, думаю, далеко не безразличен для отцов и матерей.

Прежде всего, мы должны здесь сказать, что послушание есть такое «растение», кото­рое может расти и созревать не в каждом доме; это «растение» созревает только там, где почва для него благоприятна. Но, к общему прискорбию, есть такие семейства, в которых нет ничего благоприятствующего воспитанию детей в послушании. Это все те семейства, в которых господствует дух вольномыслия, неуважения к законам Божиим и человеческим, — тот дух, который не хочет знать никаких авторитетов. Обыкновенно большей частью тогда только прибегают к защите Божеского или человеческого закона, когда это находят удобным для себя и полезным. Где родители заражены этим духом, там невозможно воспитать детей в послушании. Кто хочет иметь послушных детей, тот сам должен уважать всякий признанный авторитет, всякую власть и закон. Такие авторитеты: Бог, Церковь, установленная власть; такие законы: заповеди Божий и церковные и законы правительства. Но достаточно ли ныне сохраняется уважение к этим авторитетам?!

В иных семействах Бог самое последнее лицо, на которое обращают внимание; о Нем не принято говорить, разве только при разговорах после прочтения чего-либо в книге, где между строк выражается неверие в Бога и отрицание той или иной истины откровения. Вера в живого, личного Бога обращается в тех книгах конечно, прикровенно в сказку, которой могут верить только старые женщины. Что есть обязанности к Богу, об этом многие совер­шенно не думают, и кто надлежащим образом исполняет их, такой, по меньшей мере, возбу­ждает в обществе удивление. Все это ребенок видит и слышит. Какое же выведет он отсюда заключение? Очень простое: если отец мой не почитает Бога, не слушается Бога, то и я могу не почитать, не слушаться отца; если Бог и заповеди Его — вымысел, то и пятая заповедь ( Господь наш Иисус Христос так говорит об этом в Евангелии: Ибо Бог заповедал: почитай отца и мать; и: злосло­вящий отца или мать смертию да умрет (Мф. 15, 4). — Ред.) также; следовательно, родители для меня не имеют никакого значения. И, согласитесь, при таком рассуждении логика ведь будет на стороне детей!..

Далее, если взять во внимание, что для многих родителей власть Церкви и авторитет духовенства не имеют ни малейшего значения, то понятно, что в таких семействах не может быть и речи о воспитании детей в послушании. «Что мне священник? Что мне его выдумки?.. Разве можно верить тому, что он говорит?» — такие речи нередко ныне приходиться слы­шать и детям! И между тем, слушая дома такие речи, ребенок в школе и в церкви слышит от священника, что дети должны быть послушными своим родителям и всем, кто занимает их место. Дома подкапывается авторитет священника, часто грубой насмешкой, а он дол­жен твердить детям: почитай отца твоего и мать твою. Ребенок отсюда выведет прямое заключение: если отец мой не признает никаких заповедей, о каких говорит священник, то и мне его нечего слушать, быть внимательным к словам его, когда он учит, объясняя пятую заповедь. И логика опять на стороне ребенка!

То же самое бывает и относительно авторитета начальственного. «Что мне начальство? Я сам себе господин: что хочу, то и делаю!» — говорит иной, говорит нередко и хуже… и не смотрит на то, кто его слушает. Конечно, эти речи против власти не для неё опасны, потому что начальство может принудить к послушанию имеющейся в её распоряжении силою, чего не делают ни Бог, ни Церковь; тем не менее здесь почва для развития в детях вообще непо­слушания к родителям. Везде, где только не признается и не уважается Божеская и устано­вленная Богом власть, где законы исполняются только страха ради, там воспитание послу­шания не имеет почвы. Кто презирает авторитет Божий, авторитет Церкви, авторитет всякого начальства, тот не может требовать от своих детей, чтобы они уважали его родительский авторитет; и кто добровольно и по чувству долга не следует названным авторитетам, тот никогда не сможет воспитать своих детей послушными. Поэтому, родители, если вы хотите, чтобы дети ваши были послушны, то уважайте законные авторитеты, сами следуйте их зако­нам и, прежде всего, учите этому своих детей. Это основа послушания.

Но предположим, что почва для развития послушания в детях имеется благоприятная, и оно может на ней хорошо расти. Что же делать, чтобы вырастить его? Послушание в своей сущности есть подчинение воли нашей воле чужой. Но чтобы подчинить свою волю воле другого, надобно иметь расположение и уважение к тому, перед кем должна склоняться моя воля, надобно любить его, чтобы следовать ему.

Между всеми душевными силами самая сильная есть воля; она господствует над дру­гими; чего мы хотим, о чем только думаем, говорим, — то только делаем. Бог дал нам эту душевную силу, чтоб мы хотели и делали добро, ненавидели и отвращались от зла. Но наша воля ослаблена грехом и склонна ко злу; если мы и познаем доброе, то мы слишком слабы, чтобы серьезно хотеть и исполнить его. Лучшее вижу и одобряю, однако следую злому (см.: Рим. 7, 19). Эта слабость пришла к нам с первородным грехом, привнесшим к тому свое­нравие и упорство, которое с детства должно быть обуздываемо и искореняемо. Виноград­ная лоза приносит благородные и сладкие плоды, но не тогда, когда дают ей расти, как она хочет, но когда ее обрезают и привязывают к ней жерди. Что в виноградной лозе обрезание и привязывание, то производит дисциплина и обуздывание своенравия и упорства в ребенке, чтобы он приносил благородные «сладкие» плоды послушания. А чтобы вам «собрать» на ваших детях эти плоды, заметьте правила, которым вы должны следовать. Не допускайте в ребенке с малых лет упорства и своенравия, если хотите, чтобы он был послушен. Это не то значит, чтобы вы ни в чем не давали ребенку воли: дитя может хотеть того, на что имеет право, и тогда охотно, где возможно, исполняйте его волю. Если дитя в надлежащее время просит пищи, так как чувствует голод, то это его хотение должно исполнить, потому что отказать в этом было бы жестоко и безжалостно. Просит дитя вещь, необходимую ему в школе, — нужно исполнить его волю, иначе мы подвергаем его опасности, что оно приобретет эту вещь бесчестным путем. Совершенно иное дело, когда ребенок хочет чего-нибудь непозволительного: в этом должно ему отказать, не обращая внимания на слезы. Никогда не следует обращать внимания на капризы детей; кто раз показал слабость, будет и впредь рабом ребенка, и его своенравие будет господствовать над родителями.

Желая сломить детское своенравие и упорство, родители должны действовать согласно между собой: нельзя одному разрушать того, что строит другой. Ничто столько не укрепляет дитя в своенравии, как если один из родителей дает ему то, в чем другой отказал. Приходит ребенок с плачем к матери и жалуется, что отец ему отказал в том-то; мать не должна выка­зывать сожаления, а тем более высказывать свое неудовольствие на отца, что тот не испол­нил просьбы. Так должны поступать и старшие братья и сестры, родственники и слуги, а особенно бабушки и дедушки. Известно, что старые люди ищут в ком-либо привязанности, и так как молодежь не любит оставаться подле них, то они стараются привлечь к себе детей; и чем? тем, что исполняют их волю. Поэтому внуки так часто льнут к дедушкам и бабушкам, потому что они обыкновенно надеются на исполнение того, что придет им в голову.

Никогда нельзя давать пищи детскому своенравию: нельзя допускать, чтобы дети что- либо приказывали старшим братьям и сестрам, или прислуге, или другим взрослым, или же делали своевольно какие-либо распоряжения. Если дети чего-либо хотят от старших, то должны просить, а не приказывать; что им дают, тем должны быть довольны и благодарить за то. Не следует никогда терпеть, чтобы дети выходили из послушания: что сказал отец или мать, дитя должно тотчас исполнить это без замедления и отлагательства. Сказано — должно быть сделано. Дитя должно знать: если я тотчас не делаю, то поступаю дурно. И при этом родители всегда должны быть убеждены, что повеленное ими должно быть исполнено. Только таким образом можно сломить своенравие и образовать сильную, на добро напра­вленную волю, послушную родителям.

Искореняя таким образом в детях своенравие и упорство, поступайте, далее, так, чтобы ваши дети имели почтение к вам. Почтение к повелевающему составляет существенное побуждение к послушанию. Дети уже по природе с особым почтением смотрят на родите­лей; это природное чувство. Это же внушает и пятая заповедь. Казалось бы, поэтому, совер­шенно излишне говорить родителям: поступайте так, чтобы дети имели почтение к вам; но, однако, повторить это необходимо. Конечно, ребенок знает, что нужно почитать отца и мать, что Бог это повелевает; но как быть, если он видит иногда в родителях такое, что и невин­ному его детскому чувству является противным и омерзительным? Что, если он не может почитать родителей при всем своем желании? Что, если он видит постоянно отца пьяным, мать с ругательствами и проклятьями на устах, а обоих—в вечной ссоре и брани; может ли он почитать их? Дурной пример родителей не только уничтожает к ним почтение, но и подкапывает фундамент послушания. Не подумает ли разве ребенок: «что вы мне за настав­ники?». Поэтому родители должны всячески избегать поводов неуважения к себе детей.

Никогда родители не должны унижать друг друга и тем подрывать в детях уважение. Отец и мать должны взаимно с величайшим уважением относиться к друг другу: никогда они не должны позволять себе перед детьми неприличных речей; никогда они не должны порицать друг друга; никогда дети не должны слышать, как бывает часто: «ты так же изол­гался, как отец твой», «ты будешь таким же негодным, как отец»; или же: «ты будешь такая мотовка, как и мать твоя», «не будет в тебе толку, как в твоей матери»… Где дети слышат такие речи, там прощай почтение и послушание!

Никогда родители не должны позволять себе с детьми неприличных игр и шуток. Отец, который любит паясничать перед своими детьми, не может рассчитывать на их почтение; они будут дерзки к нему в словах и в поведении. Это не значит, что с детьми нужно быть всегда суровыми, серьезными; серьезность с ласковостью и родительской нежностью не трудно отличить от неразумного шутовства, которое унижает родительский авторитет. К серьезно ласковому и нежному отцу дети больше всего питают почтение: одного взгляда его довольно — и послушание готово.

Хотите вы, чтобы дети ваши были послушны, — оказывайте и доказывайте им свою любовь, но не ту любовь обезьян, которая изнеживает ребенка и готова бывает сластями закормить его до смерти, но сердечную, направленную ко благу детей. Где есть такая любовь, там ребенок оказывает послушание не из страха, но из любви.

Не будьте никогда равнодушны к радостям и горю ребенка. Не говорите никогда, что дети тяжесть и мука для вас; не показывайте никогда, что какая-либо жертва ради детей с вашей стороны слишком велика или тяжела. Доставляйте им все, что должны доставлять, охотно и с радостью. Если родители с упреком и ропотом бросают своему ребенку кусок хлеба, как в нем может держаться любовь к ним?

Доставляйте детям иногда небольшие удовольствия и радости. Незначительный пода­рок к праздникам или в день Ангела, данный с любовью, поддерживает детскую любовь. Привлекайте к себе сердце детей доверчивостью и искренностью обращения с ними; ребенку всегда должно доверять в добром, пока нет оснований убедиться в противном. Подо­зрение и недоверие огорчает и убивает любовь. Не усиливайте заслуженных детьми наказа­ний презрительными насмешками или язвительными замечаниями; это ожесточает сердце и изглаждает всякую любовь.

Показал я вам, родители, главнейшие средства к воспитанию детей послушными. Упо­требляйте эти средства добросовестно. Прежде всего, приучайте своих детей к тому, чтобы они слушались вас, зная, что на это воля Божия. Своевременно не допускайте вкорениться в них своенравию, не терпите в них упорства и дерзости к кому бы то ни было. Не все давайте им, чего бы им хотелось; напротив, приучайте их к самоограничению, воздержанности и умеренности. Требуйте от детей всегда скорого и пунктуального послушания, приучайте их к тому, чтобы они по первому слову исполняли ваши приказания. Твердо настаивайте на исполнении того, что раз вами приказано. Но чтобы они могли это сделать, не прика­зывайте им чего-либо слишком трудного; не будьте сами капризны и произвольны в своих приказаниях, сегодня позволяя то, что вчера запрещали. Не противоречьте сами друг другу в своих действиях относительно детей. Поддерживайте, далее, необходимое к себе уваже­ние детей; заботливо избегайте всего, что может поколебать уважение к вам со стороны их. Наконец, никогда не забывайте призывать благословение Божие на свое дело воспитания, и ваши труды, попечения и заботы, при благословении Божием, увенчаются тем, что дети ваши выйдут послушными детьми. Аминь.

Поучение о воспитании в детях правдивости

Гнусное пятно в человеке — ложь (ср.: Сир. 20, 24)

Как воспитать в детях правдивость, любовь к истине и отвращение ко лжи?

Чувство истины, потребность правды природа вложила в душу всякого человека, а, следовательно, в душу ребенка. И хотя первородный грех помутил и ослабил это чувство, но не уничтожил его совсем. Стремление к истине осталось в человеке; оно обнаруживается в ребенке желанием его все знать; дитя обо всем спрашивает и все, что взрослые говорят ему, принимает за чистую истину. Неиспорченное дитя не знает лжи и притворства; напротив, оно краснеет не только тогда, когда само как-нибудь, вследствие поспешности и необдуман­ности, скажет неправду, но и когда слышит, что другие говорят ложь. Чувство и любовь к истине Самим Богом вложены в сердце ребенка; нужно только эту природную склонность поддержать, развить и укрепить. И это дело родителей. Но как же они могут и должны дости­гать этого?

Первое средство к развитию в детях чувства истины состоит в том, чтобы родители с самых ранних лет внушали детям любовь к истине. Но тут снова является вопрос: как же это сделать? В ответ укажу три главных правила.

Учите своих детей любить правду по религиозным побуждениям, с мыслью о Боге. Дитя тогда будет любить правду и истину, когда оно будет твердо знать, что Бог, Который есть вечная и непогрешимая Истина, хочет, чтобы мы всегда говорили правду, что Он нена­видит всякую ложь и гнушается её, и что всякая неправда есть грех. Только та любовь к истине, которая основывается на вере в Бога и любви к Богу, при всяком случае выдержит испытание.

Поступайте с детьми прямодушно и искренно. Верьте детям на слово, пока не заметили в них лживости. Никогда не требуйте от них и не допускайте божбы для подтверждения их слов; довольствуйтесь евангельскими: да, да! нет, нет! (Мф. 5, 37).

Если имеете основательную причину усомниться в словах ваших детей, то не давайте на первый раз заметить, что вы не верите их словам, но постарайтесь убедиться, действи­тельно ли дитя солгало. Если это, к вашему огорчению, случилось на самом деле, позовите ребенка к себе, посмотрите серьезно, но с любовью, в глаза ему и скажите вроде этого: «Бог запретил лгать; Он всеведущ, всезнающ, Он знает все наши тайные мысли; лживые уста — мерзость пред Ним», — и краска стыда появится на лице ребенка; он не замедлит сказать истину и не станет лгать впредь.

Доказывайте сами всегда перед детьми вашими любовь к истине и уважение к ней; будьте правдивы и без фальши во всех ваших отношениях и действиях. Прежде всего, чтите Божественную истину, веру и закон Христов. Опасайтесь в чем бы то ни было обнаружить равнодушие к вере, а особенно не допускайте возможности детям слышать неразумные речи, что можно обойтись без религии и без веры, лишь бы быть «честным человеком». В таких речах, которые, к сожалению, нередко ведутся по местам, высказывается дух лжи ,5 и если вы перед своими детьми говорите такие лживые по существу речи, то этим не только вырываете из сердца их любовь и уважение к религиозной истине, но убиваете в них и всякое чувство истины.

Если бы действительно для Бога было все равно, имеем ли мы истинное или ложное понятие о Нем и Его существе, исповедуем ли мы истинную или ложную религию, то почему и человеку не быть безразличным к истине и в обыкновенных делах? И если одинаково бла­гоугоден Богу и тот, кто по собственной вине исповедует ложную религию или совершенно отвергает откровение истинного Бога, если такой пред Богом был бы одинаково хорош, как и тот, кто право верует и исповедует истинного Бога и Его Сына Господа Иисуса Христа, если ничего не значит держаться истины или лжи, — то почему же истина в житейских делах должна иметь столь великое значение? Если бы, наконец, были правы те, которые говорят, что нет такой религии, которую бы Бог открыл, и если бы поэтому Бог истинный не благо­волил открыть нам истину относительно важнейших вопросов жизни, — то как требовать от людей (а здесь, следовательно, от детей), чтобы они говорили правду в самых незначитель­ных случаях и обстоятельствах своей жизни? Поэтому, родители, если вы хотите, чтобы дети ваши были правдивы, то, прежде всего, внушайте им особенное благоговение к Божествен­ной истине; не допускайте поэтому в сердцах своих и в сердцах ваших детей равнодушия в религиозных делах. Если дети ваши заметят, что вы легкомысленно относитесь к истинам христианской веры и церковным установлениям, что вы фальшивите в делах религиозных, то как вы можете надеяться, что они будут верить вашим словам, и что они сами не так же точно будут относиться к истине? Будьте для детей примером любви к религиозной истине и насаждайте также эту любовь к вере в их сердцах — и вы воспитаете своих детей любя­щими истину. Но будьте также и во всех других отношениях правдивыми и честными; бере­гитесь фальши, лицемерия и притворства в обращении с другими. Если ваши дети видят, что вы обманываете других таким или иным способом, что вы хитрите и лицемерите, что вы фальшивите, что вы не искренни в обращении со своими родственниками, друзьями и знакомыми, что вы, например, к известным людям в лицо дружелюбны, а за глаза браните их, смеетесь над ними, — будьте уверены, что и дети ваши в отношении к вам и другим лицам будут не лучше. Если хотите, чтобы дети ваши были правдолюбивы и искренни, то старай­тесь везде сами и в делах веры, и в обсуждении современных явлений и случаев жизни, и во всем вашем поведении обнаруживать отвращение ото лжи и фальши, от лицемерия и при­творства, от лести и коварства. Во всех своих действиях и отношениях к людям в своих сло­вах и мыслях будьте правдолюбивы и искренни — тогда вы приучите детей своих говорить истину в сердце своем, не клясться лестью (ср.: Пс. 14, 2-3).

Насаждая в сердцах детей своих таким образом, с одной стороны, — уважение и любовь к истине, вы, родители, должны, с другой стороны, всеми силами воевать против лжи. Но как же вам достигнуть этого? Укажу следующие правила.

Учите своих детей с самых ранних лет ненавидеть ложь потому, что Бог праведен и правду любит, что всякая неправда есть грех. Ваши дети не потому должны, главным обра­зом, избегать лжи, что знают, что если будут обличены во лжи, то будут за это наказаны, но потому, что знают, что Бог запретил ложь, потому что всякая ложь есть грех перед Богом. Покажите детям словами Священного Писания, как ненавистна перед истинным и правед­ным Богом всякая ложь. Мерзость пред Господом — уста лживые (Притч. 12, 22). Учите их, что ложь изобрел диавол, почему Спаситель и говорит о нем: он лжец и отец лжи. (Ин. 8, 44), и что, следовательно, дети, которые лгут, подражают сатане и уподобляются ему.

Не терпите в детях никогда самой малой лжи. Если ребенок сделал какой-либо посту­пок, и если он тотчас откровенно сознается, на первый раз простите ему, или, если посту­пок серьезный, смягчите наказание, сказав ему при этом, что вы потому не наказываете его или назначаете меньшее наказание, что он тотчас сказал правду. Однако нельзя здесь идти слишком далеко. Если каждый раз прощать и уменьшать наказание, как скоро ребенок сразу сознается в своих проступках, то отсюда может получиться двойной вред: ребенок, с одной стороны, мало-помалу приучится не придавать значения своим поступкам, а, с другой сто­роны, привыкнет к тому, чтобы говорить правду только тогда, когда будет усматривать в этом выгоду, и, напротив, будет скрывать правду, если будет видеть вред от сознания в истине. Но если ребенок сделал что-либо нехорошее и притом еще лжет, запираясь в этом, нужно поста­вить всегдашним правилом — удваивать наказание, но при этом должно объявлять ребенку, что он вдвойне наказывается и за проступок, и за ложь. Если ребенок из мести или по злобе к другим лживо сказал что-нибудь нехорошее, — следовательно, наклеветал, то за это не только должно строго наказать, но и без снисхождения заставить, чтобы он перед всеми, кто слы­шал его ложь, опроверг её. Этого требует христианский нравственный закон.

Никогда сами ни в чем не обманывайте детей и не позволяйте, чтобы старшие — при­слуга и вообще кто бы ни был — обманывали малюток. Как часто бывает, что для того, чтобы успокоить раскапризничавшееся дитя, родители позволяют себе солгать что-либо, или же делают угрозы и обещания, которые после никогда не исполняются. Как это вредно! Дитя скоро замечает, что его обманывают, и его вера словам родителей, его чувство истины глу­боко этим подрываются.

Не доводите сами своих детей намеренно и ненамеренно до лжи. Ненамеренно это может происходить, когда вы, если что случится, грубо накидываетесь на своих детей, если вы в горячности и с поднятой рукой для наказания кричите: «Это ты сделал? Вот я тебе!» — или: «Будешь ты мне помнить, если ты это сделал», и т. п. Нужно ли удивляться, если ребенок в страхе за свою кожу станет лгать? А что сказать, если родители улыбаются лжи своих детей, хвалят их за хитрую ложь? Или что нужно думать о таких родителях, которые побуждают ко лжи детей своих, учат, как обмануть учителя и других людей, чтобы выйти из затруднительного положения или избежать наказания?

Такие родители, если они вообще заслуживают этого имени, суть соблазнители своих детей. Можно ли удивляться, если после этого дети не только бранятся, но и лгут, и воруют? Нужно хорошенько помнить, что кто не считает лжи за грех, тот способен воровать и обма­нывать. Нечестивый и лживый в слове — таковым будет и на деле.

Показал я вам, родители, как воспитывать в детях правдивость, как с ранних лет должны вы воспитывать в них чувство истины. Я указал важнейшие правила, как, с одной стороны, должны вы укреплять в детях уважение и любовь к истине, а с другой, — глубо­кое отвращение ко лжи. Помните эти правила и добросовестно применяйте их. Учите детей своих любить истину потому, что Бог есть истина и не терпит лжи; будьте всегда сами прав­дивы и искренни во всех ваших действиях и поведении пред детьми; покажите им, как гнусна и омерзительна в очах Божиих всякая ложь. Не терпите ни малейшей лжи пред вашими детьми, не обманывайте их, не лгите сами и не допускайте, чтобы другие обманывали их. Не забывайте мудрых слов: гнусное пятно в человеке — ложь. Обращайте внимание, чтобы вам намеренно или ненамеренно не привести детей ко лжи. Таким образом, вы воспитаете детей своих правдолюбивыми людьми, к которым и Бог и все добрые люди будут иметь бла­говоление. Аминь.

Поучение о воспитании в детях невинности и чистоты сердца

Блаженны чистые сердцем (Мф. 5, 8)

Есть ветер, называемый самум, или сирокко; дует он из жаркой, сухой пустыни, и сам страшно жаркий, жгучий, гибельный для всего живого: где продул этот ветер, засыхает и погибает всё цветущее и растущее на полях и в садах. На терновник и репейник, которые его могут переносить, он, впрочем, не производит действия, а погибают от него полезные растения, плоды которых служат пищей человеку и животным. Этот убийственный, гибель­ный ветер мне представляется образом одного из пагубных направлений нашего времени, которое, как самум, сушит и уничтожает в жизни людей все прекрасное: и начинающее цве­тение, и зрелые плоды добродетели. Это разрушительное поветрие в нравственной обла­сти есть разнузданность чувственных плотских похотей и любострастия. Это величайшее зло и гибель нашего времени. От него гибнут семейства, оно позорит и мужчин и женщин, губит юношество, оставляет следы своего ядовитого, отвратительного дыхания и на малых детях. Не видится и преград этому гибельному направлению духа времени. Тем необхо­димее, поэтому, с нашей стороны, внушить вам, родители, чтобы вы неустанной заботливо­стью и неумолимой строгостью предохраняли детей своих от этой гибельной заразы. Если вы надлежащим образом поймете пагубность преобладания в ваших детях чувственности, тогда поймете слова Господа: блаженны чистые сердцем, — и тогда все свои заботы вы упо­требите на то, чтобы уберечь невинность и чистоту своих детей.

Чудным существом вышел человек из рук Божиих: душа его носит образ Божий, а по телу он близко подходит к высшим породам мира животного. По намерениям Божествен­ным, душа должна господствовать над плотью, над её чувственными побуждениями. Так и было вначале, когда душа человека была послушна и покорна Богу, тело со своими чув­ственными влечениями стремлениями подчинялось душе, не отягощая её и не подвергая её искушениям.

Иначе стало дело после грехопадения. Душа человеческая возмутилась против Бога: низшее отказалось от послушания высшему. И чем согрешил человек против Бога, тем он и наказан. Как дух человека восстал против Бога, так и плоть его восстала против духа. Вслед­ствие праведного наказания, чувственные стремления и похоти телесной природы человека стали тиранствовать над духовными стремлениями человека, требуя, чтобы он слушался и служил плотским похотям. Так произошла в человеке склонность делать то, что ласкает чув­ственность и услаждает её: человек стал плотским.6 Сущность чувственности и плотской похоти состоит в том, что душа подчиняется плотским похотям, что плотская похоть гос­подствует над человеком, разнуздывает, ослепляет его, не дает подумать о Боге, о вере, о заповедях и воле Божией и убивает в человеке чистое, божественное, святое.

Эта чувственность — величайшее зло и пагуба для человека. Если справедливо, что дерево узнаётся по плодам, то должно сказать, что чувственность человека есть ядовитое дерево, так как оно приносит столь ужасные плоды.

Первый гнусный плод его есть леность, отвращение к труду и ко всему доброму где тре­буется какое-либо усилие и напряжение. Чувственный человек не знает наслаждения труда и разумной деятельности, это всегда для него тяжесть, бремя, проклятие, но никогда — средство добродетели, серьезная, важная обязанность и установленный Богом порядок. Чувственный человек боится телесного труда, так как он причиняет беспокойство его изнеженности; он боится умственного труда, так как тот требует напряжения духовных сил. Немало, конечно, встречалось вам в жизни людей, о которых в обществе такое мнение: «Человек этот мог бы сделать много прекрасного в своей профессии; какой вышел бы из него образцовый мастер! Но он ничего не делает!» Где же причина? Чувственность, которая делает человека лени­вым, так что он ничего не может делать, и при самых благоприятных обстоятельствах терпит нужду и бедность. Он целый день готов о чем угодно толковать: и о Боге, и о мире, и о худых временах; он мог бы пользоваться благосостоянием, если бы для него ленивая жизнь в его чувственном ничегонеделании не была бы приятнее благосостояния при честном труде.

То же и с духовной деятельностью. Это часто можно видеть и в школе. Часто встре­чаются там богато одаренные, талантливые дети, которые учатся играючи, так что от них склонны бывают ожидать великого в жизни; и, однако, из них ничего не выходит! Почему? Потому, что из таких детей выросли чувственные, ленивые юноши и мужи, закопавшие в землю талант свой, вместо того, чтобы усиленной деятельностью удвоить его. Такие люди столь же малоспособны и к высшему стремлению и добродетели; как по причине чувствен­ности они убегают и боятся всякого телесного и душевного напряжения, так они негодны и для всякого напряжения. Болото чувственности «засосало» немало добра; иной имел от Бога призвание и расположение быть образцом нравственного совершенства, но погиб потому, что чувственность, как свинцовая гора, повисла над ним, и стремление к совершенству погрязло в лености и недеятельности.

Второй плод чувственности есть неумеренность в пище и пьянство. Недаром гово­рится: «в рюмке утонуло больше людей, чем в Волге». Нет здесь надобности выяснять, сколько горя, бедствий и страданий причиняет людям пьянство. Это видит всякий на своих знакомых, соседях, а то, пожалуй, и более близких себе лицах, которых чувственность довела до потери образа Божия и утраты человеческого подобия.

Третий плод чувственности — это распутство. Если есть что на земле прекрасного и небесного, то это именно невинность детская, юношеская, девическая; но если есть на земле что-либо гнусного, омерзительного, скотского, то это изувеченная развратом душа. Не буду ныне говорить об этом плоде чувственности. Вы сами знаете, куда распутство приводит пленников своих: в больницу, в дом сумасшедших и острог!

Родители! Если хотите спасти детей своих от этих мест, берегите от чувственности и плодов её; помните слова Христовы: Блаженны чистые сердцем.

Но что же нам делать, спросите вы, против развития в детях чувственности? Прежде всего, учите детей своих трудиться, внушайте им уважение ко всякому честному труду и работе, пусть они заучат и твердо помнят слова апостола: кто не хочет трудиться, тот и не ешь (2 Фес. 3, 10). Учите их, что труд никогда не составляет стыда, но что, напротив, стыд человеку — леность и праздность его. Указывайте им на пример Святого семейства, где Господь Иисус Христос помогал в труде Своей Пречистой Матери и Своему воспитателю Иосифу-древоделу  (См.: Лк. 2, 51 — 52). И если даже вашим детям и не предвидится надобности трудами рук своих зарабатывать хлеб, тем не менее, учите их телесному труду. Известно, что в некото­рых царских и княжеских семействах все члены обязаны учиться какому-либо ремеслу (Этот обычай известен с глубокой древности. Так, еще в ветхозаветные времена в благочестивых иудейских семей­ствах, независимо от достатка, считалось, что не обучить ребенка какому-либо ремеслу — значит, научить его разбою. — Ред.). Не будет, поэтому, стыдом, если и ваши дети станут учиться, например, ручному труду. Апостол Павел был избранный человек Божий и великий проповедник, апостол веры, и не стыдился заниматься ремеслом, которому он научился в детстве, хотя был сыном знатных родителей.

Рассказывайте об этом своим детям и не терпите в них праздности, которая есть начало и матерь всех пороков.

Приучайте детей своих к простой пище, приучайте есть в определенное время, чтобы они не в уголке где-нибудь глотали сласти, а всегда за столом получали и ели назначенное для них. Учите детей пользоваться с благодарностью к Богу всем, что дается им в пищу, и внушайте им, что человек живет не для того, чтобы есть, но ест для того, чтобы жить. Хотите обрадовать и наградить ребенка, никогда не давайте таких подарков, которые служат к развитию сластолюбия; учите дитя презирать рабов этой страсти.

Но главное берегите сколько возможно больше детей своих от употребления чего бы то ни было возбуждающего и хмельного; самый здоровый напиток для детей — вода и молоко. Какой страшный и физический и нравственный вред причиняют родители своим детям, при­учая их пить вино или другое что хмельное.

Наконец, родители, убеждаю вас, примите к сердцу слова Господа: Блаженны чистые сердцем. Вы должны заботиться о том, чтобы на детях ваших исполнились слова эти! Каким же образом?

Прежде всего, сохраняйте в сердцах детей прирожденную детям стыдливость. Мило­стивый Господь Сам существенно облегчил ваш труд: чистое и невинное дитя дал Он в ваши руки, и в помощь вам Ангела-хранителя невинности его. Он вложил в детскую душу сты­дливость. Родители должны только охранять и развивать вложенное Богом в душу ребенка. Большей частью они и сами виноваты, если погибает в ребенке нежный цвет невинности; но в таком случае к родителям относятся слова Друга детей: невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят (Лк. 17, 1).

Прежде всего необходимо поэтому, чтобы родители сами в своих сердцах были чисты и целомудренны. Древний опыт — что страсти, как наследство, переходят от родителей к детям. Большей частью страсти, отличающие родителей, рано обнаруживаются в их детях.

Необходимо, чтобы родители осмотрительны были в своих речах и поступках. О, сколько зла можно причинить неосторожностью и откровенностью в одежде и поступках! Сколько горя можно причинить разнузданными словами, грязными и гнилыми, сказанными в присутствии детей! Смотрите также, родители, какие у вас в комнатах картины, статуэтки. Если есть что-либо соблазнительное, то подумайте только: дети ваши смотрят на это всякий день, а когда подрастут, станут думать о том, говорить о том. Какие же будут последствия? Пусть не говорят, что дитя тут еще ничего не понимает. Может быть. Но несомненно, что у него есть любопытство и что найдется кто-нибудь удовлетворить его любопытству. Вы, как христиане, должны думать о том, чтобы ваши дети никогда при вас не слышали и не видели ничего противного честной стыдливости.

Укрепляйте в детях врожденную в них стыдливость. Не допускайте, чтобы дитя перед другими показывалось голым или раздетым; не допускайте, чтобы дети одевались и разде­вались вместе. Не оскорбляйте никогда чувство стыдливости ребенка, требуя от него сде­лать то, что противно врожденной стыдливости. Не смейтесь над ним, когда он обнаружи­вает чувство стыда; напротив, благодарите Бога, что имеете такое дитя, и хвалите его за это! Обращайте внимание ребенка на всякое сделанное им неприличие в стоянии, сидении, походке, движениях и словах. Исправляйте это немедленно — сначала словами: «Стыдно это! Ангел-хранитель твой увидит это!» — а если это не помогает, то в следующий раз без даль­нейших разглагольствий и речей нужно сделать соответственное наказание.

Берегите, родители, берегите своих детей, чтобы кто-либо из недобрых людей не соблазнил их на бесстыдный поступок. Не думайте, что это наставление излишне. К стыду нашего времени, ныне детьми совершаются такие грехи, которые среди взрослых христиан не должны быть называемы. Смотрите за детьми в их постелях, в их играх; не позволяйте детям разных полов оставаться в уединенных местах; наблюдайте за знакомством и товари­ществом своих детей; запрещайте им сношение с бесстыдными, распущенными детьми.

Обращайте внимание на прислугу вашу; прислуга имеет огромное влияние на нрав­ственность ваших детей. Встречается диавол в человеческом виде, который семя разврата сеет в детской душе бесстыдными речами, знакомящими детей с такими вещами, которые на веки могут погубить ребенка.

И еще одно: не забывайте молиться о невинности ваших детей! Поручайте их жизнь охранению Пречистой Девы Матери Божией и святому Ангелу — хранителю, вознося к ним ежедневно горячие молитвы о сохранении детей своих.

Отцы и матери! Не забывайте слова Господа Спасителя, Друга детей: Блаженны чистые сердцем! Если у них будет нечистое сердце, то они не узрят Бога; а если это слу­чится по вашей вине, то и вы не узрите Бога, и Господь от рук ваших взыщет душу детей ваших! Заботьтесь поэтому, чтобы к ним можно было применить слова: Блаженны чистые сердцем. Аминь.

Поучение об искоренении преобладающего в ребенке порока

Филистимляне, увидев, что силач их у мер, побежали (1Цар. 17, 51)

Послушание, правдивость и стыдливость, — это такие добродетели, которые родители должны с ранних лет насаждать в сердцах своих детей и к которым должны приучать их с особенной заботливостью. Но, родители, вы не только должны насаждать в сердцах детей ваших доброе, но и препобеждать и искоренять злое. И, прежде всего, вы должны высту­пить на борьбу с главным пороком, какой заметили в своем ребенке, и истребить в нем с корнем этот порок. Каждый ребенок имеет свой выдающийся недостаток, преобладающую греховную склонность; и если бы у вас в семействе было, пожалуй, и десятеро детей, то каждое дитя имело бы свой недостаток. Один ребенок от природы склонен к тщеславию, самолюбию, задорливости; другой — к скупости, своекорыстию; третий — к чувственности; четвертый — к зависти и злорадству; пятый — к лености и праздности. Обыкновенно каждая страсть один из семи главных грехов. Но почему же, спросите, нужно первее всего искоре­нять в детях главные их недостатки и пороки?

Вы знаете историю о Голиафе. Воевали филистимляне с израильтянами, и враждебные войска стояли против строя в ожидании сражения. В это время выступил исполинского роста филистимлянин Голиаф, стал издеваться над израильтянами, поносить как их самих, так и Бога их, и дерзко вызывал себе единоборца. Никто не дерзал вступить в единоборство со страшным великаном, пока молодой пастух Давид, в уповании на помощь Божию, с пасту­шеской сумкой и пращей в руках не выступил против него. Искусно и с силою брошенным камнем он повалил Голиафа на землю и умертвил его. Тогда Филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали (1 Цар. 17, 51).

Применим эту историю к предмету нашей беседы. Среди различных недобрых склонностей, которые имеют дети, в каждом есть и своего рода «голиаф», — то есть главный недостаток, главная страсть, главный порок. И против него-то и нужно вам первее всего направлять удары, чтобы свалить его с ног; ибо если только будет убит этот «великан» между злыми наклонностями ваших детей, то «войско» его тут же предастся бегству. Говоря просто, это значит: старайтесь искоренить главный порок ваших детей, и мало-помалу все другие пороки исчезнут сами собой. Хотите вы, чтобы плевелы и бурьян не росли на ниве вашей, вам нужно первее всего уничтожить корни их, тогда цветы и листья этих сорных трав засох­нут и отпадут сами собой. А главный порок вашего ребенка и есть тот корень, из которого вырастают другие пороки и грехи; и если вы исторгнете из сердца вашего ребенка этот гре­ховный корень, тогда сами собой завянут и отпадут другие его грехи и пороки. Кто хочет осушить ручей, тот должен преградить исток его. А главный порок — любимый грех твоего ребенка, и есть источник, из которого проистекают все его пороки, и если ты преградил этот источник, удалил главный этот порок, тогда скоро не будут более показываться другие.

Неоднократно уже в предыдущих своих беседах я указывал на то, что воспитание нужно начинать как можно раньше. Это вообще относится ко всему делу воспитания, но особенно к искоренению главной страсти. Отсюда вытекает чрезвычайно важное правило: искореняй как можно раньше главный порок своего ребенка, ибо чем больше ты замедлишь, тем сильнее и крепче станет страсть и тем труднее тебе будет возобладать над нею. Один отец, по словам Евангелиста, привел к Спасителю своего сына, одержимого бесом, и про­сил Его об исцелении, так как апостолы не могли изгнать беса. Но почему же апостолы не

могли изгнать его? Причина этому видна из вопроса, с каким Спаситель обратился к отцу бесноватого: как давно это сделалось с ним? — и из ответа отца, который сказал: с детства (Мк. 9, 21). Следовательно, потому сатана получил такую власть над этим отроком, который в страшных муках испускал пену, скрежетал, цепенел, бросался на землю, в огонь и воду, — потому, что диавол еще с детства возобладал над ним и не был раньше изгнан.

Видите, родители, то же самое бывает, когда бес лживости, бес тщеславия, бес лено­сти, чувственности и т. д. поселяется в сердцах детей ваших. Если не изгнать его в раннем детстве, то он усаживается так твердо и получает такую власть, что впоследствии возобла­дать над ним бывает очень трудно или и совсем нельзя, и потребно бывает для этого чудо милости Божией, чтобы освободить от него детей. Неужели достанет у вас столько дерзо­сти, чтобы рассчитывать на такое чудо? А если нет, то пораньше прогоняйте из сердец детей ваших беса главной страсти!

Но чтобы победить и искоренить главный порок ребенка вашего, вы сначала должны узнать, какой это порок. Потому представляется весьма важный вопрос: как родителям узнать, какой главный порок гнездится в том или другом из их детей? В ответ заметьте сле­дующие правила.

Старайтесь узнать, какие у вас самих главные пороки и употребляйте все силы к тому, чтобы преодолеть их. Кто хорошо знает самого себя, тому не слишком трудно узнать и дру­гого. Это вообще положение имеет особенное отношение к родителям. Отец, мать, которые хорошо знают свое сердце, родители, которые знают свою слабую сторону, свои излюблен­ные и главные пороки, без затруднения заметят их и в своих детях, и тем более, что дети весьма часто получают в наследство дурные наклонности своих родителей, так что сын и дочь большей частью имеют те же главные недостатки, какие у отца или матери. Но нужно сказать, что такое самопознание — дело нелегкое и составляет великое и трудное искусство, которое может быть достигнуто с великим усилием и с помощью благодати Божией. Если вы, родители, хотите обладать таким самопознанием, то вам нужно с особой внимательно­стью следить за самими собой, за склонностями и стремлениями своего сердца; вы должны часто и усердно молить Бога, чтобы Он просветил вас познанием вас самих; вы должны ежедневно поверять свою совесть и вообще стремиться к истинному благочестию сердца. Ибо только искренне благочестивый человек надлежащим образом может знать самого себя.

Но если ты по недостатку истинного благочестия, недостаточно знаешь самого себя, не знаешь своего главного порока, то может быть тем лучше знаешь недостатки своего мужа, своей жены, прекрасно знаешь слабую его или её сторону. И это также может навести тебя на надлежащий путь к отысканию главных недостатков твоих детей. Будь внимателен, отец: не замечаешь ли ты в своей девочке тех именно недостатков, которые так неприятны для тебя в жене твоей? А ты мать, смотри, не видишь ли в своем мальчике тех самых недобрых наклонностей, которые в твоем муже причиняют тебе столько неприятностей и огорчений?

Прислушивайтесь, что другие люди говорят о ваших детях. Чужие люди обыкновенно гораздо лучше видят недостатки в наших детях, чем вы, родители, так как они не бывают ослеплены ложной родительской любовью. Поэтому, если кто обратит ваше внимание на тот или другой проступок ваших детей, то не обижайтесь на это; особенно если священник или учитель укажут вам с благожелательной целью на неодобрительное поведение ваших детей, не сердитесь на это; напротив, будьте благодарны им: это указание может послужить ко благу вашему и детей ваших.

Любите своих детей разумной христианской любовью. Безрассудная родительская любовь, какую, к прискорбию, большинство родителей питают к своим детям, служит обык­новенной причиной того, что они не обращают внимания на важные проступки детей, что они видят в них одно только хорошее, и самые их непростительные шалости считают часто хорошим качеством.

Наблюдайте внимательно за детьми своими особенно тогда, когда они и не подозре­вают, что за ними кто-то смотрит. Например, в играх, когда они находятся в среде своих сверстников, когда их истинная природа лучше всего сказывается, и как добрые, так и худые их наклонности скорее всего обнаруживаются.

Вы знаете теперь, родители, почему при добром воспитании должно первее всего обра­щать внимание на искоренение главных пороков детей. Я указал вам важнейшие правила, как отыскать в ребенке главный его порок. Если вы хотите с успехом исправить пороки ваших детей и искоренить в них зло, то будьте уверены, что вы этого не в состоянии достиг­нуть, если не будете знать главной страсти детей. А чтобы узнать, какой в вашем ребенке главный недостаток, главный порок, следуйте тем правилам, которые указал я. Старайтесь, прежде всего, знать свои слабые стороны и исправлять их. Прислушивайтесь, что другие люди говорят о ваших детях, и не раздражайтесь, когда придется услышать что и нехорошее. Любите детей разумной и истинной христианской любовью. Имейте, наконец, зоркие глаза за детьми. Если вы таким способом заметили этого «голиафа» — главный порок в ваших детях — то смело идите против него в надежде на помощь Божию и не переставайте воевать с ним, пока не поразите его совершенно. Если удастся вам истребить корень греха, то мало- помалу исчезнут плевелы прочих пороков в саду сердца детей ваших, и взоры Божий и их святых Ангелов-хранителей с благословением почиют на них. Аминь.

Поучение об искоренении в детях гордости

Итак, кто умалится, как… дитя, тот и больше в Царстве Небесном (Мф. 18, 4)

Итак, теперь ясно основание, почему родители в своей борьбе с дурными наклонно­стями своих детей должны обращать главное внимание на то, чтобы искоренить и уничто­жить в каждом ребенке отличительный его нравственный недостаток, победить «голиафа», чтобы «войско» его разбежалось. Указал я и главнейшие правила, как отыскать в ребенке этот выдающийся в нем порок. Обыкновенно, как я уже заметил в последний раз, этот глав­ный порок — один из семи так называемых смертных грехов. Начну с первого смертного греха — гордости.

Но что же делать нам, когда замечаем в ребенке ростки этого греха, и как насаждать в душе его противоположную добродетель — скромность, смирение?

Скромность, кротость, смирение так естественны слабому дитяти, во всех отношениях нуждающемуся в помощи других, что тщеславие и гордость являются в нем вследствие пре­вратного воспитания и неправильного развития врожденного каждому человеку честолю­бия. Сам Спаситель, чтобы наглядно показать ученикам своим образец истинного смирения, поставил среди них дитя и сказал: итак, кто умалится, как это дитя, тот и больше в Цар­стве Небесном (Мф. 18, 4). Тем не менее, и в детях, большей частью вследствие ложного воспитания, уже может в разных формах обнаруживаться гордость.

Раньше всего она обнаруживается в тщеславии одеждой. Дело совершенно естествен­ное и невинное, когда малые дети рады бывают, что им сошьют новую одежду, если только эта радость не преступает надлежащих границ. Но граница переходится, когда дети без­мерно и слишком уже выражают свою радость этой красивой одежде, когда они тщеславятся своим нарядом и с презрением смотрят на других детей, хуже их одетых. Большей частью эта смешная суетность и пустое тщеславие возбуждаются самими неразумными родителями, которые нередко наряжают своих детей, девочек и мальчиков, как кукол, сами восхищаются их нарядом, подводят их смотреться и любоваться к зеркалу и т. п. Чтобы не возбуждать в детях своих тщеславие одеждой, родители должны избегать этих и подобных недостатков. Напротив, они должны дать понять своим детям, что пред Богом нарядные, дорогие одежды не имеют никакой цены, что Бог взирает не на одежду, но на сердце, что прекраснее дитя в бедной и плохой одежде, но у которого благочестивое и чистое сердце. Указание на то, что Иисус Младенец в яслях был повит бедными пеленами, может также служить предостере­жением для детей не придавать значения дорогим и красивым нарядам. Разумные родители будут говорить своим детям не о дорогих и красивых нарядах, но о чистых и опрятных, так как дети, конечно, должны быть приучаемы к опрятности. Поэтому не следует порицать и считать за гордость, когда ребенок не хочет одевать грязную и разорванную одежду, если он аккуратно моет руки и лицо, если он отказывается есть и пить из немытой посуды, и если вообще любит, чтобы все вокруг было чисто и аккуратно. Напротив, всячески нужно разви­вать в детях вкус к опрятности и чистоте.

Второй род гордости, обнаруживающийся даже еще и в детях, состоит в том, что дети много думают о богатстве или высоком чине своих родителей и потому низко смотрят на детей бедных и невысокочиновных родителей, считают себя лучше их и потому уклоняются от сношения с ними, грубо обращаются с прислугой и т. д. Чтобы дети ваши не усвоили этого противного порока, приучайте их к тому, чтобы они ко всякому — богатому и бедному, знатному и простому — были внимательны, ласковы, учтивы. Не мешайте им сближаться с бедными, но хорошими детьми. Не позволяйте, чтобы дети ваши о ком бы то ни было дурно отзывались. Внушайте им, что Бог смотрит не на богатство, не на знатность, но на добродетель и честность. Укажите особенно на Младенца Иисуса, Который избрал Себе не богатых и знатных родителей, но плотника — своим воспитателем, а бедную Деву — Матерью.

Третий род гордости обнаруживается в детях в том, что они много думают о своих действительных или мнимых добрых качествах и преимуществах. Есть немало детей, кото­рые гордятся своим прилежанием, своим благочестием и своей скромностью, которые много о себе воображают, что занимают первое место в списке учеников и т. д. Конечно, нет еще ничего предосудительного в том, что дитя считает для себя честью, если оно успевает хорошо в науках и отличается прекрасным поведением, так как честолюбие такого рода свойственно всякому человеку — следовательно, и ребенку вложено в сердце Творцом. Но это честолюбие должно быть в известных границах, не должно вырождаться в искание чести, в тщеславие. Ребенок должен быть прилежным, скромным, благочестивым не потому только, что за это его хвалят, но потому, что этого требует от него Бог. И чем старше становится ребенок, тем больше он должен быть приучен к тому, чтобы делать добро по чувству долга, с мыслью о Боге, а не для того только, чтобы пожинать похвалу у людей. Он потому должен главным образом избегать греха и зла, что Бог запретил грех, а не потому только, чтобы избе­жать порицания и наказания. Берегитесь сами, чтобы не насадить в детях ваших самомнения и высокомерия, самохвальства, славолюбия и хвастовства, позволяя им толковать и судить о предметах, которых они не понимают совсем, или же, как часто это бывает, расточать им похвалу за доброе поведение. Ласковый взор, довольная улыбка, краткое замечание, что вы довольны им, должно быть для ребенка достаточной наградой за исполнение им своих обя­занностей. Не допускайте никогда, чтобы дети хвалили самих себя, много говорили о самих себе или же вмешивались в разговоры взрослых, осмеивали или же дерзко поправляли их мнения.

Приучайте их, наконец, к пунктуальному послушанию, потому что послушание есть самый лучший учитель смирения и кротости.

Чтобы внушить детям отвращение ко всякого рода тщеславию, самомнению и суетно­сти, указывайте им на то, какой великий грех перед Богом — гордость, что она, по словам Священного Писания, начало всякого греха (ср.: Сир. 10, 15) и мерзость пред Богом (ср.: Притч. 8, 13; 16, 5). Указывайте им на примеры злых духов (они, известно, за гордость свер­жены с Неба), на пример наших прародителей в раю (по внушению диаволом гордости, они захотели быть как боги); учите их, к чему приводит гордость, как страшно Господь нака зывает за неё и как высокомерие предшествует падению. При этом не забывайте учить их, как богоугодна добродетель смирения и скромность, как Бог возвышает смиренного, как это мы видим на Матери Божией и святых. Но высочайшим образцом как всех прочих добро­детелей, так и смирения, должен быть для них Спаситель, Который сказал о Себе Самом: научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем (Мф. И, 29).

Родители! Вы все желаете, чтобы дети ваши были добрыми, послушными детьми. Если этого вы истинно хотите, то побеждайте в них гордое высокомерие, потому что высоко­мерные дети будут своенравны и непослушны; насаждайте в них смирение и скромность, потому что скромные дети всегда бывают послушными. Вы все хотите, чтобы дети ваши были благодарны, — не допускайте в них вкорениться высокомерию и гордости, потому что человек гордый большей частью неблагодарен. Все вы хотите, чтобы дети ваши были счаст­ливы, — насаждайте в них скромность и смирение, потому что скромный и непритязательный человек бывает спокоен и доволен своим положением, а человек довольный, в сущности, и есть честный и счастливый. Все вы, без сомнения, хотите чтобы на детях ваших почивало благоволение Божие, — сохраняйте их от гордости; учите их словом и примером смирению и скромности, потому что Бог гордым противится, а смиренным дает благодать (Иак. 4, 6). Аминь.

Поучение о предохранении детей от любостяжания

Корень всех зол есть сребролюбие (1 Тим. 6, 10)

Второй смертный грех есть любостяжание. Он состоит в том, что человек всей душой, всем сердцем, всем помышлением своим отдается деньгам, приобретению и накоплению имущества, оставаясь бесчувственным и жестокосердным к нуждающимся. Едва ли есть другой столь распространенный порок, гнусность и греховность которого была бы столь мало сознаваема, как любостяжание. А между тем, Слово Божие корнем всех зол называет сребролюбие, и о тех, которые желают обогащаться, апостол Павел говорит, что они впа­дают в искушения и в сеть и во многие безрассудные и вредные похоти, которые погру­жают людей в бедствие и пагубу (1 Тим. 6, 9). В другом же месте тот же апостол любостя­жание поставляет в числе тех пороков, которые исключают человека из Царства Небесного. Так, он учит: знайте, что никакой… любостяжатель, который есть идолослужитель, не имеет наследия в Царстве Христа и Бога (Еф. 5, 5). Апостол Петр приученных к любостя­жанию называет сынами проклятия (ср.: 2 Пет. 2, 14). Если же это так, то отсюда видите, родители, что вам самим необходимо беречься этого порока и в то же время предохранять от него детей своих. Я коснусь только последнего пункта и представлю ответ на вопрос: как нужно поступать родителям, чтобы предохранить детей своих от любостяжания и скупости?

Весьма многие родители — сознательно или бессознательно сами сеют, насаждают и вкореняют в душах детей своих страсть любостяжания. Во многих, даже можно сказать в большей части семейств, дети день ото дня ни о чем почти не слышат больше разговоров, как о деньгах, о доходах, о жаловании, о заработках. Получить хорошее, доходное место и большое жалованье поставляется для них главной задачей жизни; богатство прославля­ется как высшее счастье, бедность как величайшее несчастье. К таким речам представляют примеры, которые дети ежедневно видят перед глазами. С детства они замечают, что людей уважают и ценят по той мере, в какой кто обладает состоянием, имуществом. В некоторых семействах, особенно ремесленников, для увеличения хозяйственных денежных заработков даже малых детей заставляют, иногда непосильно, даже в воскресные и праздничные дни, работать с ущербом для их здоровья и телесного развития. А потому иначе и быть не может, как только то, что дети постепенно приучаются к мысли, что люди для того существуют, чтобы так или иначе приобретать деньги, что деньги на свете — самое главное.

В некоторых приходах, как сообщают мне, мальчики, обученные в приходской школе церковному пению и еще продолжающие свое школьное обучение, не хотят петь даром в церковном хоре своей приходской церкви и, по наставлению родителей, требуют, чтобы им давали по нескольку копеек за каждую службу. Очевидно, что жалкие родители этих несчаст­ных детей смотрят на них, как на доходную статью в хозяйстве. Но что выйдет из этих детей? Вырастут они и будут делать только то, за что можно получить деньги; в храме Божием их уже никто не увидит, так как за посещение церкви денег никто не дает… Родители, таким образом, оказываются виновниками нравственной порчи и отпадения своих детей от Бога; сознательно или бессознательно — они приучают детей своих служению мамоне и золотому тельцу и отчуждению от Бога. Танцы евреев в пустыне у Синая вокруг золотого тельца наглядно показывают, как действует любостяжание на религиозную жизнь. Где кланяются золотому тельцу — деньгам, там уже нет почтения и поклонения истинному Богу.

Любостяжание может обнаружиться в детях различным образом. Большей частью оно в малых детях высказывается в том, что некоторые из них все стараются захватить и при­своить, а из того, что получают, ничего не хотят дать братьям и сестрам, или другому кому-либо. Чтобы предохранить детей от этой гнусной страсти, родители должны направлять их к противоположной сему пороку добродетели, именно — к щедрости. Это может быть достиг­нуто, когда вы будете приучать детей делиться с другими тем, что они получили, а также чтобы они собственноручно подавали нищему милостыню, оказывали услуги бедняку и т. п. Но учите детей щедрости не только из естественного сострадания, но и по религиозным основаниям, внушая им, что данное нищим Спаситель принимает, как если это дано было ему Самому; учите детей словам Господа: лучше давать, чем принимать (ср.: Деян. 20, 35); пусть рука его учится благотворению, чтобы ребенок узнал, какое блаженство в дая­нии.

Далее, любостяжание часто обнаруживается в детях в виде недовольства всем окру­жающим их. Поэтому, если вы хотите предотвратить своих детей от любостяжания, то ста­райтесь приучить их довольствоваться тем, что имеют. Они должны быть довольны пищей, довольны своей одеждой, довольны своими играми, довольны всем окружающим их. Дер­житесь по отношению к детям правила: «Кто недоволен тем, что ему дано, тот ничего не получит». Недовольно дитя той пищей, которую вы ему предлагаете, одеждой или игруш­ками, которые вы ему купили, кажутся они ему не очень хорошими и красивыми, — возьмите назад: это полезно подействует на неиспорченное дитя.

Нередко случается, что дети по любостяжанию позволяют присваивать себе чужие вещи. Будьте особенно внимательны на этот счет. Если заметите у ваших детей вещи, каких вы не давали, например, игрушки, школьные письменные принадлежности и т. п., спраши­вайте всегда, откуда взялись у них эти вещи, и если окажется, что они взяли у товарищей, строго приказывайте немедленно возвратить. Пересматривайте время от времени классные их вещи, нет ли там чужих предметов: перьев, ручек, карандашей, тетрадей и книг. Если дети приносят домой найденное на улице или в классе, требуйте, чтобы они объявили в классе, не потерял ли кто найденной им вещи. Не допускайте также, чтобы дети обменивались сво­ими вещами между собой, а тем более продавали их, потому что при этом они легко могут научиться обману. Внушайте им сколько возможно раньше, что неправдой нажитое впрок не пойдет. Научите своих детей с ранних лет их жизни уметь различать «мое» и «твое». Поэтому не допускайте, чтобы они самовольно брали вещи своих братьев и сестер и пользо­вались ими, потому что через это ослабляется чувство права и уважения к чужой собствен­ности. Напротив, вы должны наставлять детей, чтобы они помогали друг другу и, в случае надобности, не отказывались одарить брата или товарища своими вещами.

Если вы, родители, желаете сохранить своих детей от любостяжания, в каком бы виде то ни проявлялось у них, если не хотите воспитать их рабами мамоны, то должны словом и примером своим учить их понимать истинную цену земных благ. Учите словом, разъяс­няя им, что деньги и имущество — не высшее благо на земле, что существует высшее благо, именно — добродетель и правда, которые единственно имеют цену пред Богом, что чело­веку нет пользы, хотя бы он приобрел весь мир, и при этом повредил душе своей. Учите своим примером, не нарушая из-за любостяжания своих религиозных обязанностей, как например, молитвы, посещения богослужения и тому подобного, показывая им, наконец, всей своей жизнью, что деньги и имущество — не самое главное для вас, что главное для вас — будущее блаженство ваших душ.

Показал я вам, как вы должны побеждать в детях ваших склонность к любостяжанию и предохранять их от этого гнусного и весьма опасного порока. Учите же детей своих быть щедрыми и довольными; воспитывайте в них чувство честности, внушайте им глубокое отвращение ко всякого рода неправде, учите их словом и примером знать надлежащую цену земных благ. Воспитывайте таким образом своих детей не только для земли, но для Бога и Неба, заботясь не только о смертном их теле, но и о бессмертной душе; воспитывайте их не только для краткого срока предстоящей им земной жизни, но и для бесконечной вечности. Аминь.

Поучение о сохранении детей от зависти

Завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его (Прем. 2, 24)

Третий, весьма распространенный у детей порок, на своевременное искоренение кото­рого родители должны обращать самое заботливое, самое серьезное внимание, есть зависть. Для человека завистливого невыносимо благополучие ближнего: он терзается скорбью, его гложет печаль, когда ближний его наслаждается благоденствием и счастьем жизни; зато сердце его исполняется радостью и удовольствием, когда ближний испытывает злополучие и несчастье. Дал бы Бог, чтобы среди вас, слушатели, не нашлось ни одного такого человека. Задача моя — дать вам ответ на вопрос: что должны делать родители, дабы не допустить раз­виваться в сердцах детей зависти и недоброжелательству. В ответ на этот вопрос заметьте следующие пять правил.

Первое правило. Задерживайте своевременно всякое проявление в детях зависти. Она может проявиться в них в самых различных формах. Обращу ваше внимание на некоторые примеры того, как обнаруживается этот гнусный порок в самых маленьких детях, так как общие замечания мало могут помочь в данном случае. Если дети за столом торопливо спе­шат подставить свои тарелки в видимом беспокойстве, что пока дойдет очередь до них, дру­гим роздано будет, а им останется не много; если они, бросая по сторонам взоры, начинают быстро есть, чтобы упредить других и получить еще добавку; если ребенок мрачным взо­ром оглядывает тарелки братьев и сестер, думая, что они больше его получили; если он полученную порцию сравнивает с другими, чтобы видеть, не получил ли кто больше; если он сравнивает купленные для него игрушки, классные принадлежности и платье с такими же вещами у братьев и сестер, не получил ли кто лучшей вещи, — если вы это и подобное замечаете в своем ребенке, то это — видимый знак его завистливого сердца. Таких порочных проявлений вы, родители, не должны терпеть, обязаны всячески искоренять их, где бы и когда бы они ни проявились. Напротив, вы должны приучать своих детей к тому, чтобы они довольны были тем, что получают. Если ребенок отталкивает подаваемую ему вещь, потому что и другой получил то же, то это доказательство, что зависть пустила уже в нем глубокие корни, и он за такой свой поступок заслуживает всегда серьезного и чувствительного нака­зания. Другая сторона зависти есть злорадство, которое весьма часто встречается у детей. Оно также обнаруживается в детях различным образом. Если дети злобно улыбаются, когда кого-либо из братьев или товарищей наказывают за что-нибудь, или еще насмехаются над наказываемым, то эти недобрые дети заслуживают такого же наказания, как и наказанный. Если дети лживо жалуются друг на друга, лживым образом сваливают вину друг на друга с злобной целью, то это должно быть всегда строго наказываемо. Если дети передают и о действительных проступках своих братьев или товарищей, то и этого нельзя оставлять без порицания, ибо это делается ими с целью, чтобы другой был наказан. Вообще доношение от детей только тогда должно терпеть, когда отец или мать, законоучитель или учитель поста­вляют их для надзора или порядка и требуют правдивых ответов. Но при этом нужно учить их, чтобы они, подобно Иосифу Прекрасному, сообщали о поступках своих братьев, сестер или товарищей не из злорадства, но дабы предохранить от греха.

Второе правило. Не вызывайте сами зависти в сердцах детей своих. Это происходит часто оттого, что родители пристрастно поступают в отношении детей: одного предпочи­тают другому. Христианские родители не должны иметь между своими детьми так называ­емых любимцев; долг их относиться ко всем с равной любовью, мерить всех одной и той же мерой, так как в противном случае родители сами возбуждают зависть в сердцах тех детей, которые считают себя нелюбимыми. В пище, в одежде, в подарках, не должно одному давать предпочтение перед другим, но для всех должна быть одна мерка. Похвала и порицание, награды и наказания также должны быть для всех соразмеряемы: нельзя попускать без вни­мания младшему то, что обыкновенно порицается и наказывается в старших. Какие печаль­ные последствия могут происходить оттого, что неодинаково относятся к детям, видим на примере братьев Иосифа, которого отец любил больше, чем других; и это до того ожесто­чило братьев, что они продали его в рабство.

Третье правило. Не учите детей этому гнусному пороку своим примером. Если дети часто слышат, как отец или мать с завистью и зложелательством говорят о своих знако­мых и сослуживцах, позволяют себе злорадные о них рассказы; если недостаточные роди­тели в присутствии детей своих бранят людей богатых, часто выражают свое недовольство, что они не так богаты, не так счастливы в своих делах, в своих предприятиях, как тот или этот, — вообще, если дети дома почти ежедневно и ежечасно ничего другого не слышат, кроме завистливых, зложелательных речей о своих ближних, то может ли быть иное, как не то, что зависть, зложелательство пустит корни в нежные души детей, которые ко злу гораздо восприимчивее, чем к добру?

Четвертое правило. Учите своих детей ненавидеть зависть и гнушаться её, как бого­противного порока. Зависть есть гнусный порок, но не это должно быть главным основа­нием, почему ваши дети должны избегать его. Зависть — это глупый порок, так как он не только не приносит завистливому никакой пользы и выгоды, а, напротив, один вред, отра­вляя ему жизнь ядовитым своим зложелательством. Но и не это только должно побуждать вас предостерегать от зависти детей ваших.

Они потому должны прежде всего избегать этой страсти и гнушаться её, что это перед Богом величайший грех, что Бог запретил её. Как противна зависть в очах Божиих, вы лучше всего можете, родители, показать своим детям, указав, что зависть происходит от диавола: он принес зависть в мир, позавидовавши счастью Адама и Евы, которым они наслаждались в раю. Как отвратителен перед Богом порок зависти, вы можете, далее, научить детей своих, указав, какое великое зло произошло из зависти: из зависти сатана соблазнил наших праро­дителей на грех; зависть сделала Каина братоубийцей; по зависти братья продали Иосифа; зависть побудила фарисеев ложно обвинять Господа Иисуса Христа и требовать Его смерти. Как богоненавистна зависть, можете, наконец, показать своим детям, разъяснив им, что завистливый подражает диаволу уподобляется ему, и потому некогда будет разделять и его жребий. Самое худшее, что можно сказать о зависти, сказано Словом Божиим устами Пре­мудрого: завистью диавола вошла в мир смерть, и испытывают ее принадлежащие к уделу его (Прем. 2, 24).

Последнее правило. Насаждайте с самых ранних лет в сердцах детей ваших проти­воположную этому пороку добродетель, именно — благорасположение ко всем и доброже­лательство, вообще ту любовь к ближним, которая всегда и во всяком случае поступает по словам Спасителя: во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними (Мф. 7, 12). Родители должны словом и примером учить детей своих искренней, деятельной любви к ближним, быть сострадательными к бедным и нуждающимся, к бра­тьям, сестрам и другим детям, быть уступчивыми, услужливыми и добрыми. Дети должны приучаться радоваться благополучию ближнего и скорбеть о его несчастье; они должны, по слову апостола, радоваться с радующимися и плакать с плачущими (ср.: Рим. 12, 15). Они должны учиться взаимно переносить недостатки и не быть доносчиками о проступках своих братьев, сестер и соучеников. С самых ранних лет ими должно быть усвоено высокое зна­чение заповеди о любви к ближним, которую Спаситель поставляет наравне с заповедью о любви к Богу, и следование которой Он считает признаком своих учеников: По тому, говорит Он, узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Ин.13, 35).

Указал я вам, родители, главные способы, как побеждать и искоренять в сердцах детей ваших зависть и недоброжелательство. Вы слышали, какой глупый порок зависть, так как тому, кто одержим завистью, она не приносит никакой пользы, напротив, только отравляет жизнь; вы слышали, какой противохристианский грех зависть, так как она идет наперекор главной заповеди христианской: возлюби ближнего твоего, как самого себя (Мф. 22, 39). Указал я вам, что зависть — истинно диавольский порок, ибо он происходит от диавола и уподобляет ему. Потому, родители, берегитесь сами зависти и недоброжелательства и забо­тливо предохраняйте детей ваших от этого порока.

Препятствуйте со всей решительностью всякому проявлению в детях ваших зависти; не вызывайте сами в сердцах их недоброжелательства пристрастным отношением; своим словом и примером учите, что зависть — самый гнусный порок в очах Божиих; насаждайте, наконец, в нежных и восприимчивых сердцах детей противоположную зависти добродетель — сердечное ко всем благожелательство. Учите детей своих, чтобы они были истинными детьми Небесного Отца, Который с равной любовью обнимает все свои создания, Который повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных (Мф. 5, 45). Аминь.

Поучение о том, что родители ничем не могут оправдать своей виновности в небрежном воспитании детей

Пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие (Ак. 18, 16)

Однажды вечером, после трудового дня, проведенного Господом Иисусом Христом в непрерывной проповеди и беседах с народом, с фарисеями и учениками, пришли к Нему матери со своими детьми и хотели подвести их к Нему, чтобы Он благословил их. Ученики не хотели уже беспокоить Спасителя и не допустили матерей; тогда Иисус Христос сказал вечно памятные слова: пустите детей приходить ко Мне. В этих словах выражена сущность обязанностей христианских родителей к своим детям, именно: долг матерей и отцов — при­водить детей своих к Спасителю.

Но как же, скажут, делать это, когда Спаситель самолично не проповедует ныне на земле? Это достигается тем именно способом, когда родители приводят чад своих к соеди­нению со Христом Спасителем посредством веры в Него, Таинствами Святой Церкви, наса­ждением в сердцах детей пламенной любви к Нему и послушанием учению Его. Путь к этому — христианское воспитание детей.

Общая жалоба в наше время что большая часть наших детей, не говоря о юношестве, плохо воспитывается; сами родители много и часто жалуются на это. И жалобы эти, к сожа­лению, вполне основательны.

Недомогание, болезненность в нашем воспитании выше всякого сомнения. Болезнь же не следует запускать, болезнь нужно лечить. А когда хотят лечить больного, то прежде всего спрашивают у него: что болит, где болит? Спросим и мы: что «болит» в воспитании детей?

Кому приходится обращаться с детьми, те скажут нам, если будут добросовестны, что в нашем юношестве прежде всего бросается в глаза запущенность в религиозном отноше­нии. Законоучители учебных заведений поведают нам, что часто поступают в школу такие дети, для религиозного развития которых в семье почти ничего не сделано; нет в детях страха Божия, нет у них религиозных навыков и привычек. Спросишь иногда такое дитя: «Молишься ты Богу?» — и получаешь в ответ: «Никто дома со мной не молится». Уроки законоучителя в школе не встречают содействия в семье родителей. Нет почти возможности устроить правильное посещение детьми церковного богослужения. В детях уже замечается равнодушие, неохота к молитве и хождению в церковь. Нередко можно слышать из уст детей старшего возраста, обучающихся в школах, дерзкие речи о предметах веры, божбу, ложь, непристойные ругательства и даже проявление неверия.

Далее, в детях нашего времени замечается недостаток тех добрых качеств, кото­рые должны украшать детский возраст. О двенадцатилетнем Иисусе читаем: он ходил с родителями в Иерусалимский храм и повиновался им, возрастал мудростью и благодатью, а также и возрастом у Бога и людей. Это образец для всех детей; Ему должны они подражать. Но так ли бывает? Вы не станете, думаю, спорить со мной, если я вам перечислю хоть неко­торые недостатки нынешних детей, на которые вы сами жалуетесь.

Прежде всего, вы указываете на отсутствие в детях скромности, на грубость, своенра­вие, дерзость, дикость. Стоит только взять во внимание непочтительное обращение детей с родителями, учителями и старшими… Вы сами жалуетесь на непослушание, на лживость детей; вы сами не скрываете их легкомыслия, которое не хочет заняться никаким серьезным делом; вы сами указываете на рассеянность, страсть к удовольствиям, на испорченность дет­ского сердца, на то, что дети уже знакомы с тем, что и взрослыми честными людьми произ­носится с краской на лице и что, по словам апостола, не должно быть именуемо у христиан. Но кто же виноват во всем этом?

Верный и короткий ответ на этот вопрос будет такой: если дети дурно воспитаны, то большая часть вины падает на родителей. Не многие, конечно, родители согласятся с этим; большинство же говорит и думает, что они добросовестно исполняют свои обязанности. Но кто же в таком случае виноват, если дети ваши не так воспитаны, как бы следовало? Может быть, станете жаловаться на Бога? Но Бог все устроил, чтобы сделать возможным доброе воспитание ваших детей. Он от начала установил брак и сделал неразрывным брач­ный союз, чтобы отец и мать своей совокупной любовью к детям направляли их к добру. Господь Иисус Христос возвысил брачный союз в Таинство, даруя родителям необходимую благодатную помощь к исполнению обязанностей христианского воспитания детей. Он дал ребенку Ангела-хранителя; в Таинстве Крещения смыл с души его первородный грех, и в Таинстве Миропомазания снабдил его особенными благодатными силами, так что всякое посеянное доброе семя должно восходить и расти, если только родители содействуют сему; в Таинстве Причащения они теснейшим образом соединяются со Христом, укрепляют свою духовную жизнь и получают залог вечной жизни. Что же еще больше мог сделать Бог, чтобы облегчить родителям их задачу? Нет, не в Боге вина, если воспитание не удается, если дети наши плохи.

Но, может быть, виноваты законоучители и учителя? На это отвечу словами одного древнего языческого писателя (Квинтилиана): «Дети не в школе получают испорченные нравы, но приносят их с собой в школу. Обыкновенно зло приходит от родителей, которые подают им дурной пример в самом раннем возрасте. Дети слышат и видят в доме такие вещи, которые должны бы долго в их жизни оставаться неизвестными; многое беззаконное и гре­ховное становится рано для них привычкой; бедные дети делаются порочными прежде, чем узнают, что такое порок». Это верно; поступившие в школу дети, с которыми приходится заниматься законоучителю и учителю, уже часто бывают испорченными в доме и приносят в школу дурные навыки, привычки, как, например, ложь, обман, скрытность, дерзость в обра­щении и т. п. Да и что в короткое время пребывания в школе могут сделать законоучитель и учитель, когда бывает так, что в семье встречается прямое противодействие тому, что вну­шается в школе? Это знает и видит каждый законоучитель и ничего не поделает против этого.

Но, может быть, вина в самих детях, что они бывают неудачникам? Нет, слушатели! Из ребенка можно сделать, что угодно. Его душа подобна мягкому воску; на ней можно начер­тать образ Божий или образ диавола. Каждый человек становится тем, к чему его воспиты­вают. Часто родители называют своих маленьких детей ангелами, но превратным воспита­нием делают все, чтобы из них вышло существо, совершенно противоположное ангелу.

Но, скажете, что в некоторых детях имеются дурные наклонности?

Действительно, это часто бывает, как следствие первородного греха: иное дитя явилось на свет с такой или иной наклонностью ко злу; иное дитя от природы строптиво, самолю­биво, сердито, лениво; но не забывайте, что это в нем наклонность и расположение ко злу. Для того и воспитание существует, для того и родители, чтобы не допустить развиться этим наклонностям. Посредством «дрессировки» можно укрощать ведь и львов и гиен, которые как бы забывают свою лютость и свирепость; почему же у разумного человека нельзя обуз­дать злых наклонностей «добрым воспитанием»? Они становятся только тогда пороками, когда оставляют их расти беспрепятственно, не сдерживая их здравым христианским вос­питанием.

Но скажете: «мой мальчик, моя девочка такие прекрасные были дети, но от своих това­рищей и подруг они усвоили дурные привычки и пороки, каких прежде не имели»; значит, виной всему соблазн, пример. Но хотя бы и так, — скажите, однако, кто виноват в том, что дети ваши вступают в знакомство и ведут компанию в нехорошем обществе?

Разве не входит в обязанность родителей смотреть, с кем ведут дружбу дети их? Хоро­ший ли то пастух, который смотрит, как стадо его идет, куда хочет, и потом часть его застря­нет в болоте? И если родители предоставляют своим детям свободу идти, куда и к кому хотят, на ком же ответственность за испорченность детей? Конечно, ни на ком больше, как на родителях.

Посмотрим еще, не могут ли родители свалить вину дурного воспитания на пагубный дух времени? Многие родители это и делают, жалуясь: «Время стало ныне гораздо хуже прежнего; прежде, когда мы были еще молоды, было совершенно иначе: было больше страха Божия, дети слушались родителей и почитали их гораздо больше». Нельзя отрицать, что в этих словах много правды.

К сожалению, нынешнее время и господствующий дух времени действительно нехо­роши: признание авторитетов ныне не в обычае, уважение к духовной и светской власти, почтение к учителям и старшим не у многих ныне обязательны. К сожалению, несомненный факт, что злой дух времени оказывает свое влияние на детей, особенно на обучающееся юно­шество. Но неужели родители ради этого свободны от обвинения? Разве нет никакого сред­ства защищаться от этого духа времени и воспрепятствовать пагубному влиянию на детей?

Скажите сами: если на дворе дует холодный ветер, не притворяете ли вы дверей и окон, чтобы холодный воздух не врывался в комнату? Так и злому духу времени можно преградить доступ в семью христианским воспитанием и порядками дома. Конечно, если сами роди­тели, особенно отцы, благоговеют перед духом времени, думают, что нельзя плыть против течения, тогда и дети не могут защититься от вредного влияния его.

Если отец из числа так называемых либералов и прогрессистов, или эволюционистов, если он не обращает внимания на религиозные свои обязанности, церкви почти никогда не посещает, презрительно или иронически, даже в присутствии детей, отзывается о религиоз­ных предметах, то он не может ожидать, чтобы дети имели к нему самому большее уваже­ние; потому что если родители не хотят почитать Бога и святой Его Церкви, не признают авторитетов, то как дети будут признавать авторитет отца или матери? Или если родители в присутствии детей глумятся над существующими церковными и христианскими поряд­ками, поносят духовную и светскую власть, хулят и бранят свое начальство, критикуют его распоряжения, то естественно детям терять уважение к родительской власти. Поэтому, если хотите, чтобы пагубный дух времени не заражал ваших детей, то не допускайте его прежде к самим себе, твердо держась закона Христова и учения Православной Церкви.

Думаю, достаточно ясно показано, что большая часть вины лежит на вас, родители, если ваши дети не так воспитаны, как должно быть.

Что я говорю, подтверждается и Словом Божиим, потому что в нем говорит Святой Дух — дух Истины: «Не хвали человека прежде смерти его, — сказано еще в Ветхом Завете, так как человек узнается по детям своим». По образу жизни детей, значит, узнаются роди­тели, а также их деятельность в воспитании детей; и в языческом мире родители были ответ­ственны за проступки своих детей. Спартанский законодатель Ликург постановил, чтобы за известные проступки сыновей и дочерей были наказываемы отцы и матери. Почему?

Потому что родители добрым воспитанием могли и должны были предотвратить про­ступки детей своих. Философ Диоген ударил по щеке отца, сын которого говорил в присут­ствии его беспутные речи. За что? За то, что отец не воспитал своего сына так, чтобы тот стыдился произносить подобные речи.

Итак, вы видите, слушатели, что именно родители виновны перед Богом, если дети их не таковы, какими должны быть. Когда вы видите в саду одичавшее дерево, то никому из вас не придет на ум бранить дерево, так как владелец сада ответственен за состояние растущего в его саду дерева; равным образом, если кто имеет в своем доме недобрые, не христианские порядки, непослушных, недобрых детей, то он сам ответственен за это. Примите же к сердцу это, все родители! Подумайте об этой ответственности. Ваша задача — привести ваших детей к Спасителю. Пустите детей приходить ко Мне, — говорит Он. Горе родителям, которые препятствуют в этом свои детям; горе родителям, которые своим нерадением в воспитании виновны в поги­бели детей своих. Аминь.

Преосвященный Ириней (Орда)

Владыка Ириней, епископ Екатеринбургский и Ирбитский, был замечательным иерар­хом нашей Православной Церкви, духовным писателем и переводчиком. Множество его талантов, соединенных с даром умелого церковного управления и сегодня не могут не вызы­вать чувства искренней радости за Русское Православие.

Будущий владыка, Харисим Михайлович Орда, родился в 1837 году на Полтавщине, в селе Самовице, в семье священника. Он закончил Полтавскую Духовную семинарию, а затем, в 1861 году, Киевскую Духовную Академию. После окончания Академии был назна­чен преподавать в Екатеринославскую Духовную семинарию. Через три года, после утвер­ждения в степени магистра богословия он был переведен в Киевскую духовную семинарию преподавателем Священного Писания, а в 1877 году состоялось его посвящение в сан иерея.

Одновременно продолжалась и большая преподавательская деятельность тридцати­летнего священника: он ведет курс Закона Божия в 3-й Киевской гимназии и в Духовной семинарии. Через три года его назначают благочинным Киево-Подольского благочиния.

Надо сказать, что все эти годы Харисим Михайлович не только учил, но и учился сам. Он был очень одаренным лингвистом: знал греческий, английский, французский и немецкий языки, много переводил и писал.

4 августа 1883 года он принимает монашество с именем Ириней и назначается ректо­ром Киевской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита, а также становится председателем Киевского епархиального училищного совета. Через пять лет в Киево-Печер­ской Лавре его хиротонисали во епископа Уманского, викария Киевской митрополии. С этого времени, главным образом, и начинается наиболее плодотворный, как духовного писателя и проповедника, период его жизни. Он редактирует журналы «Воскресное чтение» и «Руко­водство для сельских пастырей», где периодически появляются и собственные статьи вла­дыки. В качестве приложения к «Руководству» издает «Библиографический листок», в кото­ром публиковались сообщения о новых книгах и поступлениях. По инициативе владыки при Епархиальном училищном совете начинает издаваться журнал «Церковно-приходская школа».

Владыка Ириней занимается не только издательской деятельностью. Он ревностно следит за состоянием духовно-учебных заведений, вникая во все подробности их устава, порядка и общего содержания внутренней жизни. Дух церковности, общая молитва, пение — все становится предметом его пристальной заботы. Школа, считал владыка, — это родное дитя Церкви и ее первая помощница в деле учительства, а потому церковно-приходские школы, получившие развитие во время правления императора Александра III, стали люби­мым «духовным чадом» епископа. Большое внимание преосвященный Ириней обращал и на состояние богослужения, заповедуя готовить в стенах церковно-приходских школ чтецов и певцов для храмов.

Совершенно особая сторона попечений владыки — его забота о женском просвещении. Им было заведено много женских церковных школ, так как он понимал, какое большое зна­чение в крестьянском быту имеет образование девочек — будущих матерей семейств.

Такая плодотворная деятельность епископа не могла остаться незамеченной: через два года его назначают епископом Чигиринским, викарием Киевской митрополии, еще через два года, в 1892 году, — епископом Могилевским и Мстиславским, с сохранением викарианства в Киевской митрополии; менее чем через год он становится епископом Тульским и Белевским, а в 1896 году — епископом Подольским и Брацлавским.

Во всех епархиях при обозрении приходов владыка Ириней обращал особое внима­ние на пастырскую деятельность священнослужителей, интересовался всеми сторонами

их жизни, не исключая и материальных трудностей быта. Забота владыки направлялась на благоустроение приходов — как основу церковной жизни. Ему хотелось восстановить первоначальный, свойственный древнему христианскому благочестию дух жизни церков­ной общины, когда интересы прихода сосредотачивались бы вокруг храма, со всеми его нуждами, и церковной школы. Епископ Ириней много сделал для возрождения церковных братств и попечительств, был членом Комиссии по организации «Общества ревнителей Пра­вославия и благочестивой жизни», стремился поставить дело церковной благотворительно­сти и миссионерства на прочную духовную и материальную основу. Во время пребывания владыки на Подольской и Брацлавской кафедре он преобразовал школу для псаломщиков при архиерейском доме во второклассную церковноприходскую с трехгодичным обучением и специальными курсами церковного устава и церковного пения. Вообще церковные хоры были особой радостью владыки, и при обозрении епархий он обращал особое внимание на церковное пение, возрождение древних распевов. Во время пребывания в Каменец-Подоль­ске епископ создал Братскую школу с курсом церковного пения.

Все эти годы, несмотря на огромную занятость и просветительскую работу, владыка много пишет, переводит. Список его трудов насчитывает не один десяток наименований, среди которых «История Церковной истории», «Руководство к последовательному чтению пророческих книг Ветхого Завета» (в 1898 году удостоена Макарьевской премии), «Руковод­ство к изучению Псалтири», перевод «Толковой Псалтири» Евфимия Зигабена с изъяснени­ями по святоотеческим толкованиям, перевод книги Ците «Земная жизнь Господа нашего Иисуса Христа», французского издания «Пастырские послания святого апостола Павла» и английской книжки для детей «Мученики Колизея»; к этому надо добавить и многочислен­ные отзывы и рецензии владыки на начавшие печататься тогда в России различные переводы книг западных протестантских и католических богословов, и, конечно же, собственные про­поведи епископа.

В 1898 году владыка Ириней был избран почетным членом Казанской Духовной Ака­демии. В конце марта 1900 года последовало назначение его на Екатеринбургскую и Ирбит- скую кафедру. Он возглавлял её почти два года. Именно к этому периоду и относится собра­ние его замечательных проповедей, посвященных самым различным вопросам насущной жизни, часть которых — о воспитании детей — мы публикуем в этой книге. Проповеди, под­готовленные к публикации Братством святого Симеона Верхотурского, увидели свет в 1901 году и сразу же обратили на себя внимание не только церковного, но и светского общества. Да, не покажется странным, но и сегодня, почти через сто лет, мы почерпнем из них много важного и полезного.

В марте 1902 года преосвященный Ириней получил назначение на Орловскую и Сев- скую кафедру, ставшую последним местом его служения, — 10 апреля 1904 года он внезапно скончался от разрыва сердца…

Но остались книги, которые продолжают нас удивлять глубиной суждений, и по-преж­нему современны, более того: они будут актуальны и для последующих поколений, ибо все мы были, есть и будем чадами Церкви и Господа нашего Иисуса Христа.

О. Шашкова

Оставить комментарий

Обсудить на форуме

Система Orphus