О воспитании детей. — Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Ириней

О воспитании детей. — Епископ Екатеринбургский и Ирбитский Ириней

(3 голоса3.7 из 5)

В поуче­ниях, опуб­ли­ко­ван­ных в этом сбор­нике, епи­скоп Ири­ней рас­смат­ри­вает вопросы раз­ви­тия у детей доб­ро­де­те­лей и иско­ре­не­ния поро­ков. Труды вла­дыки, его муд­рые мысли и советы, несмотря на свою дав­ность, акту­альны и поныне

Иерарх Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, прео­свя­щен­ный Ири­ней (Хари­сим Михай­ло­вич Орда, 1837 — 1904), был заме­ча­тель­ным духов­ным писа­те­лем, редак­то­ром и пере­вод­чи­ком. Осо­бое вни­ма­ние в своих тру­дах он уде­лял про­бле­мам обу­че­ния и вос­пи­та­ния под­рас­та­ю­щего поколения.

Поучение о том, что воспитание детей нужно начинать с самого раннего возраста

Есть у тебя сыно­вья, учи их и с юно­сти наги­бай шею их (Сир. 7, 25)

Один пустын­ник, вели­кий по свя­то­сти жизни и зна­нию души чело­ве­че­ской, пове­лел одна­жды сво­ему уче­нику: «вырви это дерево из земли!» и при этом ука­зал ему на моло­дое, пустив­шее уже, однако, глу­бо­кие корни, паль­мо­вое дерево. Бес­пре­ко­словно испол­няя послу­ша­ние старцу, уче­ник при­сту­пил к делу, но, несмотря на все уси­лия, не мог пошат­нуть его. «Отче, — ска­зал он сво­ему авве, — ты при­ка­зал мне сде­лать невоз­мож­ное!» Тогда ста­рец ука­зал ему на дру­гое совсем еще моло­дое деревце, кото­рое послуш­ник без осо­бен­ных уси­лий тот­час вырвал с кор­нем. Ничего не мог поде­лать уче­ник с дере­вом, кото­рое уже крепко уко­ре­ни­лось, но легко совла­дал с молодым.

Если эту повесть при­ме­нить к вос­пи­та­нию, то смысл дастся такой: бес­сильны роди­тели над взрос­лыми детьми, если не начи­нали вос­пи­та­ния их с юных лет, так как «чему тон­кое дет­ство обу­чено бывает», (к чему при­вык чело­век с малых лет), того и «дрях­лая ста­рость неудобь остав­ляет» (того и глу­бо­кая ста­рость нелегко оставляет).1 Поэтому Прему­дрый учит: Есть у тебя сыно­вья? учи их и с юно­сти наги­бай шею их (Сир. 7, 25).

Немно­гие ныне могут похва­литься, что вос­пи­тали детей своих, как бы сле­до­вало. У неко­то­рых, даже по-сво­ему бла­го­че­сти­вых и доб­рых, роди­те­лей дети ока­зы­ва­ются с совсем неже­ла­тель­ным и неожи­дан­ным для них харак­те­ром. Одну из глав­ных при­чин этого нужно видеть в самих роди­те­лях. Мно­гие часто бывают или вообще бес­печны к рели­ги­озно-нрав­ствен­ному вос­пи­та­нию своих детей, или же до того ослеп­ля­ются неосмыс­лен­ной любо­вью к своим малень­ким детям, что ничего не хотят в них видеть нехо­ро­шего и бывают глухи к пре­достережениям со сто­роны бла­го­же­ла­тель­ных людей, не слу­ша­ются истины и доб­рых сове­тов. Когда же затем дет­ские пороки ста­но­вятся невы­но­си­мыми уже и для самих роди­те­лей, вот тогда только они начи­нают поду­мы­вать об исправ­ле­нии сво­его маль­чика или девочки, при­сту­пают к вос­пи­та­нию; но уже слиш­ком поздно.

Полез­ным нахожу выяс­нить вам, слу­ша­тели, что вос­пи­та­ние детей нужно начи­нать с самого ран­него воз­раста. Всем известно, как скоро про­рас­тает в земле зерно или посеян­ное семя. При­чины, содей­ству­ю­щие его раз­ви­тию, тот­час начи­нают ока­зы­вать свое влия­ние. Теп­лота, влаж­ность почвы про­буж­дают дрем­лю­щий в почве росток, и он пока­зы­ва­ется наружу. Так и с ребен­ком, кото­рый явля­ется на свет, как зерно, име­ю­щее посте­пенно расти и расти. Известно, далее, что нико­гда при­рода чело­ве­че­ская не раз­ви­ва­ется так быстро и все­сторонне, как в дет­ском воз­расте; но нико­гда также столько не нуж­да­ется она в забот­ли­вом попе­че­нии и уходе, как в пер­вые годы дет­ства. Телес­ный рост идет быстро и сильно, но еще больше душев­ное раз­ви­тие. Дитя начи­нает гово­рить, у него обра­зу­ются опре­де­лен­ные поня­тия, оно учится мыс­лить, думать; воля в нем укреп­ля­ется и начи­нает дей­ство­вать. Обогаща­ясь поня­ти­ями об окру­жа­ю­щих его пред­ме­тах, оно полу­чает вме­сте с тем поня­тие о Боге, о своем назна­че­нии, учится раз­ли­чать добро и зло; в нем про­буж­да­ется совесть, начи­нает дей­ство­вать любовь или нена­висть, про­яв­ля­ется чув­ство чести и стыда. Чтобы дать надле­жащее направ­ле­ние раз­ви­тию в ребенке всех сил, кото­рые воз­вы­шают чело­века до богопо­добия, роди­тели должны вни­ма­тельно сле­дить за нрав­ствен­ным раз­ви­тием сво­его ребенка. И так как вос­пи­та­ние имеет дво­я­кую задачу: насаж­дать добро и иско­ре­нять зло, — то они должны начи­нать это вос­пи­та­ние с самого ран­него возраста.

Но кто же не знает, как мно­гие роди­тели без­от­ветно согре­шают в этом! Они совсем даже как будто не знают, что дитя можно и должно вос­пи­ты­вать едва ли не с пеле­нок. Неко­торые роди­тели, осо­бенно моло­дые, долго смот­рят на ребенка, как на игрушку или куклу. Они кор­мят его, кла­дут спать, лас­кают, играют и шалят с ним, бере­гут вся­че­ски от про­студы, и про­чее, а в осталь­ном поз­во­ляют ему бегать, ходить и делать, что хочет, если только не бес­по­коит их своим пла­чем и ревом. И долго не заме­чают они, что нена­гляд­ный их «ангел», в сущ­но­сти, — упря­мое, каприз­ное, свое­нрав­ное, необуз­дан­ное, непо­слуш­ное, жад­ное, алч­ное, злое дитя. Но вот слу­чайно откры­лись глаза их; тогда они реша­ются при­сту­пить к вос­питанию сво­его балов­ника! Но, любез­ные роди­тели, теперь уже поздно: «деревце» слиш­ком велико стало.

Дру­гие роди­тели не меньше также погре­шают, исходя из лож­ных, усво­ен­ных в некото­рых слоях обще­ства, поня­тий о вос­пи­та­нии. Гос­под­ству­ю­щие непра­виль­ные поня­тия, уко­ренившись в голо­вах роди­те­лей, тем труд­нее могут быть устра­нены, что они слу­жат, с одной сто­роны, — к оправ­да­нию и изви­не­нию недо­стат­ков и поро­ков детей, а с дру­гой, — к при­крытию их опу­ще­ний и небреж­но­сти в отно­ше­нии к детям. «Да ведь это дети, — гово­рят неж­ные роди­тели, и разве можно строго смот­реть на их недо­статки?». Такими и подоб­ными суж­де­ни­ями обык­но­венно изви­ня­ются все дет­ские поступки. Конечно, они дети, но что за дети! И что из них будет? Да при­том же: дает ли дет­ский или юно­ше­ский воз­раст право на зло? И разумно ли остав­лять без вни­ма­ния злой про­сту­пок потому только, что его совер­шает дитя? Когда в доме начи­на­ется пожар, то заме­тив­ший его не гово­рит: «Ах, это пока­зался только ого­нёк!» — но изо всех сил взы­вает о помощи. Неужели же спо­койно смот­реть нам на детей наших, когда в них начи­нает полы­хать огонь стра­стей, угро­жа­ю­щий вре­мен­ной и веч­ной поги­бе­лью? «С годами и ум при­дет, — гово­рят также не совсем умные роди­тели, — ребе­нок ста­нет рас­суж­дать и сам пой­мет, что хорошо, что дурно!» — Увы, какое это пагуб­ное заблуж­де­ние! Рас­су­док — обо­ю­до­ост­рый меч: его можно напра­вить к добру и злу. И при­том позна­ние добра само по себе еще ничего не дает, нужно еще хотеть добра и иметь навык к совер­ше­нию его. К такому-то навыку с самого дет­ства дол­жен быть направ­ляем чело­век посред­ством вос­пи­та­ния, чтобы познан­ное рас­суд­ком добро он делал силою воли. Без над­лежащего, с дет­ства начи­на­ю­ще­гося вос­пи­та­ния рас­су­док очень опас­ный дар. Заме­чают, что в тюрь­мах и остро­гах сидит много людей с боль­шим умом; почему же сидят они там? Веро­ятно, потому, что разум у них «при­шел с годами»!.. О, не думайте, роди­тели, что чело­век сам по себе бывает доб­рым и чест­ным. И при боль­шом уме, но без свое­вре­мен­ного в дет­стве доб­рого вос­пи­та­ния мало добра, так как чело­век, по сви­де­тель­ству Слова Божия, от юно­сти скло­нен ко злу (см: Быт. 8, 21).

Оправ­ды­вая недоб­рые поступки детей и юно­шей, а также и свое нера­де­ние в воспи­тании их, без­за­бот­ные роди­тели с упре­ком могут ска­зать: «нельзя же тре­бо­вать и ожи­дать каких-либо доб­ро­де­те­лей в дет­ском воз­расте!» — Но отчего же и нет? Разве не был в дет­ском и отро­че­ском воз­расте дав­ший образ нам, чтоб и мы Ему после­до­вали Гос­подь Иисус Хри­стос? Разве не гово­рится в Еван­ге­лии, что в дет­стве и отро­че­стве Он пре­успе­вал в пре­мудрости и воз­расте и в любви у Бога и чело­ве­ков (Лк. 2, 52; см: ст. 40). Разве мало сказа­ний о жизни свя­тых, кото­рые с дет­ства укра­ша­лись дет­скими доб­ро­де­те­лями, бла­го­че­стием, послу­ша­нием, невин­но­стью? И если Спа­си­тель гово­рит о детях: пустите детей и не пре­пятствуйте им при­хо­дить ко Мне, ибо тако­вых есть Цар­ство Небес­ное (Мф. 19,14), и еще: горе тому, кто соблаз­нит одного из малых (ср.: Мф. 18, 6), то есть соблаз­нит на грех, — то сле­дует ли отсюда, что в детях невоз­можны доб­ро­де­тели? — Нет, Спа­си­тель гово­рит так потому, что доб­ро­де­тель в дет­ском воз­расте бес­ко­рыст­нее и чище и что Он хочет, чтоб она оби­тала во всех дет­ских серд­цах. Поэтому и говорю я: горе тем роди­те­лям, кото­рые безза­ботны в насаж­де­нии в душах детей своих доб­рых навы­ков, доб­рого нрав­ствен­ного настро­ения с самого юного воз­раста. Они отве­тят за это пред Богом. Нет для роди­те­лей ника­кого изви­не­ния, если они не радели о вос­пи­та­нии своих детей. Воз­можно вос­пи­ты­вать самое малень­кое дитя, а потому и должно.

Поэтому вы, роди­тели, и в малень­ком ребенке не должны про­пус­кать без вни­ма­ния ника­ких про­яв­ле­ний зла; и самое малое дитя имеет уже свои недо­статки и пороки — печаль­ное наслед­ство от пра­ро­ди­тель­ского греха, — сна­чала бес­со­зна­тель­ные, а потом и сознатель­ные. Так напри­мер, если малень­кий ребе­нок знает и скоро это заме­чает, что кри­ком и пла­чем своим он может достиг­нуть того, чего хочет, то кри­чит до тех пор, пока не полу­чит желае­мого, и чем чаще это бывает, тем свое­воль­нее и каприз­нее он дела­ется. То же бывает и со всеми поро­ками чело­века, кото­рые в даль­ней­шей жизни его обна­ру­жи­ва­ются во всей своей силе: заро­дыши их были уже в самом ран­нем воз­расте. Так, об одном из самых жесто­чай­ших гони­те­лей хри­стиан (Доми­ци­ане) читаем, что он, еще будучи маль­чи­ком, любил мучить и уби­вать мух, потом и дру­гих живот­ных. Жесто­кость, зна­чит, была в нем с дет­ства. Поэтому- то и нужно начи­нать вос­пи­та­ние с ран­него воз­раста. Заме­чайте склон­но­сти ребенка, и что най­дете в нем нехо­ро­шего, «выры­вайте» доб­рым вос­пи­та­нием все недоб­рое. Садов­ник свое­временно обре­зает на дереве дикие побеги; то же должны делать и роди­тели в отно­ше­нии к своим детям. Сердце ребенка можно срав­нить с садом, а роди­те­лей — с при­став­лен­ными Богом садов­ни­ками, кото­рые с ран­него дет­ства должны очи­щать сад — сердца своих детей — от бурьяна и пле­ве­лов греха и гре­хов­ных при­вы­чек. А если они будут ожи­дать, пока зло твердо вко­ре­нится в серд­цах, пока дет­ское сердце как бы зарас­тет поро­ками, тогда им уже не совла­дать с сор­ня­ками. «Ты жалу­ешься, гово­рит свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, на необуз­данность сво­его сына? Ты легко мог обуз­дать его, когда он был еще очень юн, научить его порядку, при­учить к обя­зан­но­стям и изле­чить болезнь души его. Когда нива сердца его была более спо­собна к удоб­ре­нию, тогда ты мог бы повы­ры­вать тер­ние, еще не сильно вкоренив­шееся; тогда стра­сти детей нера­де­нием твоим не были бы столь непреодолимы!».

Но дей­ствие вос­пи­та­ния должно состо­ять не только в том, чтобы иско­ре­нять в ребенке зло, но и при­учать его измлада к добру. К каким доб­ро­де­те­лям сле­дует при­учать детей, о том речь моя будет в даль­ней­шем. Свя­щен­ное Писа­ние ука­зы­вает осно­ва­ние, почему с самого ран­него воз­раста дети должны быть укреп­ля­емы в добре. Пре­муд­рый гово­рит: Наставь юношу при начале пути его: он не укло­нится от него, когда и соста­рится (Притч. 22, 6); то есть если чело­век еще в юно­сти стал на доб­рый путь, если еще с дет­ства полю­бил добро, то он и в ста­ро­сти не раз­лю­бит его. Эту мысль выра­жает и народ­ная муд­рость: «каков в колы­бельке, таков и в могилку».

Помните же, роди­тели, слова Пре­муд­рого: «если есть у тебя дети, учи их и с юно­сти наги­бай шею их» (Сир. 7, 25). Не забы­вайте и этих муд­рых слов: «Чему тон­кое дет­ство обу­чено бывает, того дрях­лая ста­рость не легко остав­ляет». Аминь.

Поучение о воспитании в детях набожности и благочестия

Из уст мла­ден­цев и груд­ных детей Ты устроил хвалу (Пс. 8, 3)

Да, духов­ное вос­пи­та­ние должно начи­нать с самого ран­него воз­раста дет­ской жизни, так как пер­вые 5–6 лет — самые важ­ные годы и боль­шей частью реша­ю­щие для всей последу­ющей жизни ребенка. Вос­пи­та­ние должно состо­ять в том, что роди­тели обя­заны иско­ре­нять в детях все злое и направ­лять их ко всему доб­рому Какие же осо­бенно недо­статки нужно исправ­лять в своих малых детях и какие доб­рые каче­ства, глав­ным обра­зом, должны наса­ждать в них? Об этом и поговорим.

По сло­вам Пре­муд­рого, начало муд­ро­сти — страх Гос­по­день (Притч. 1, 7). На этом осно­ва­нии пер­вой доб­ро­де­те­лью, кото­рую роди­тели сколько воз­можно ранее должны наса­ждать в серд­цах своих детей, я пола­гаю страх Божий, то есть рели­ги­оз­ность, бла­го­че­стие и набожность.

Но почему же спро­сите роди­тели, осо­бенно матери, должны учить своих детей набож­ности и бла­го­че­стию с самого ран­него воз­раста? Ответ на это такой: потому что если ребе­нок с мла­ден­че­ства вос­пи­тан будет в бла­го­че­стии, при­об­ре­тет рели­ги­оз­ные навыки, усвоит цер­ковные обы­чаи, тогда только можно наде­яться, что он и в зре­лом воз­расте, когда соблазны со всех сто­рон окру­жат его, когда злые стра­сти ста­нут дей­ство­вать силь­нее, он оста­нется бла­гочестивым и сохра­нит доб­рые обы­чаи и хри­сти­ан­ские при­вычки, при­об­ре­тен­ные от матери еще на руках у неё. Рели­ги­оз­ные настав­ле­ния, кото­рые ребе­нок полу­чает от бла­го­че­сти­вой матери в самом неж­ном воз­расте, как бы вса­сы­ва­ются с моло­ком матери, оста­ются обыкно­венно на всю жизнь.

И если такой ребе­нок, впо­след­ствии увле­чен­ный злыми стра­стями или дур­ными при­мерами, пой­дет дур­ной доро­гой, то ему в боль­шин­стве слу­чаев легче воз­вра­титься на пра­вый путь, чем тому, кото­рый не видел в дет­стве мате­рин­ских рели­ги­оз­ных о нем забот и попе­че­ний. В таких бла­го­че­стиво вос­пи­тан­ных, хотя после и совра­тив­шихся с доб­рого пути, детях часто вне­запно побуж­да­ется с непре­одо­ли­мой силой вос­по­ми­на­ние о невин­ных счаст­ливых дет­ских годах; им при­по­ми­на­ются те дет­ские про­стые молитвы, кото­рым выучи­лись из уст матери, давно уже, может быть, поко­я­щейся в могиле, те про­стые настав­ле­ния, кото­рые в дет­стве слы­шали от матери, еще будучи на коле­нях у неё. Забыв­ший о молитве, зако­ренелый в без­за­ко­ниях, ложась спать, вспо­ми­нает невольно, как мать учила его кре­ститься перед сном, как сама кре­стила его, и делает на себе крест­ное зна­ме­ние. Вос­по­ми­на­ние о счаст­ли­вых днях дет­ства мно­гих про­буж­дало от сна гре­хов­ного и воз­вра­щало к Богу. Из этого видите, какое вели­кое сча­стье для детей, если у них бла­го­че­сти­вые матери, кото­рые от мла­дых ног­тей, с самого неж­ного воз­раста, при­учают к рели­гии и бла­го­че­стию. От матери, — а не от няни, гувер­нера, репе­ти­тора, — дол­жен ребе­нок полу­чить пер­вое настав­ле­ние в рели­гии; в семье от матери, а не в школе у зако­но­учи­теля, ребе­нок дол­жен научиться еже­днев­ным крат­ким утрен­ним и вечер­ним молит­вам, и от матери же он дол­жен научиться молиться. Так издревле было во всех истинно бла­го­че­сти­вых, бого­бо­яз­нен­ных семей­ствах. «Как только дети начи­нают пони­мать, — повест­вует нам свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, роди­тели обу­чают их апо­столь­скому испо­ве­да­нию веры (то есть Сим­волу веры) и учат их молит­вам, пес­ням и обря­дам, соблю­да­е­мым при бого­слу­же­нии». Тот же свя­ти­тель дает такое настав­ле­ние мате­рям: «Учите, матери, своих малю­ток пола­гать крест­ное зна­ме­ние на челе своем; но прежде чем сами они в состо­я­нии будут это делать, кре­стите их своею рукою». Древ­ний бла­жен­ный учи­тель Церкви пишет к вдове, некоей Лете: «Для хри­сти­ан­ской матери должно быть радо­стью учить дитя свое и тогда уже, когда голос его еще слаб и язык еще лепе­чет, про­из­но­сить слад­чай­шее имя Иисуса» (Речь идет о бла­жен­ном Иеро­ниме Стри­дон­ском. — Ред.).

Из ска­зан­ного понятно, думаю, почему роди­тели, а осо­бенно матери, на долю кото­рых, вообще боль­шею частью выпа­дает вос­пи­та­ние детей в пер­вые годы жизни, должны с ран­него воз­раста наса­дить в них рели­ги­оз­ное чув­ство как осно­ва­ние рели­гии и благочестия.

Есте­ственно, что вы жела­ете услы­шать: как это делать? как вос­пи­ты­вать в детях рели­гиозное чув­ство? Это дости­га­ется, когда роди­тели, а осо­бенно матери, зна­ко­мят детей своих с ран­него воз­раста с основ­ными исти­нами нашей свя­той веры. Не пугай­тесь! Это очень про­сто. Это вся­кая мать может сде­лать. Пусть она в про­стых сер­деч­ных сло­вах, сколько воз­можно чаще, гово­рит со сво­ими малют­ками о мило­серд­ном доб­ром Отце Небес­ном, Кото­рый так любит детей и так много посы­лает им вся­кого добра. Пусть она, далее, время от вре­мени рас­ска­зы­вает им о жизни пер­вых людей в раю, как им там было хорошо, пока они слу­ша­лись Бога и были доб­рыми, и как неко­гда на небе будет еще гораздо лучше тем, кто слу­ша­ется Бога и роди­те­лей. Пусть она рас­ска­зы­вает им также, как Адам и Ева согре­шили, и через это и самих себя и всех людей сде­лали несчаст­ными, и как имел прийти и при­шел на землю Спа­си­тель, чтоб люди снова могли вхо­дить на небо, кото­рое Бог затво­рил было за грехи наших пра­ро­ди­те­лей. Пусть она рас­ска­жет своим малют­кам о Рож­де­стве Иисуса Хри­ста, о бла­го­че­сти­вых пас­ту­хах, о трех волх­вах — муд­ре­цах-царях, о злом Ироде и о невин­ных мла­ден­цах, о две­на­дца­ти­лет­нем Иисусе во храме, о Его тру­до­вой жизни в Наза­рете, а также и о Его стра­да­ниях и смерти на Кре­сте за наши грехи, что все это Он пре­тер­пел за то, что люди были так злы, — и ребе­нок тот­час пой­мет, что нельзя быть злым. Пусть рас­ска­жет о Вос­кре­се­нии Хри­сто­вом и воз­не­се­нии на небо: ребе­нок будет про­сить мать, чтобы она еще и еще про­дол­жала… Бла­го­че­сти­вая мать сумеет рас­ска­зать своим малют­кам и о Матери Божией, о вве­де­нии Её трех­лет­ней девоч­кой в храм и жизни в храме, о том, как Матерь Божия любит детей и испол­няет про­ше­ния моля­щихся к ней. Доб­рая мать рас­ска­жет также и о свя­тых Анге­лах, осо­бенно о свя­том Ангеле-хра­ни­теле, так любя­щем доб­рых деток. Разум­ная мать-хри­сти­анка вос­поль­зу­ется также раз­ными празд­ни­ками и празд­нич­ным вре­ме­нем для настав­ле­ний детей своих в важ­ней­ших исти­нах нашей свя­той веры. В каж­дом хри­сти­ан­ском доме есть свя­тые иконы; сама мать носит на груди свя­той крест, наде­вает на шею своим детям. Этим она должна вос­поль­зо­ваться для хри­сти­ан­ского настав­ле­ния детей, объ­яс­нив им, Кто изоб­ра­жен при­гвож­ден­ным к Кре­сту, и рас­ска­зы­вая о лицах и собы­тиях, изображен­ных на ико­нах. Под­нося еже­дневно к свя­тым ико­нам сво­его ребенка и изоб­ра­жая сама на себе крест­ное зна­ме­ние и делая руч­кой мла­денца тако­вое же, бла­го­че­сти­вая мать при­учит сво­его мла­денца, по мере его воз­рас­та­ния, и самому кре­ститься и молиться перед свя­тыми ико­нами. Бла­го­че­сти­вая мать еже­годно в день рож­де­ния и день Ангела сво­его ребенка не пре­ми­нет при­не­сти или при­ве­сти его в храм Гос­по­день для При­ча­стия Свя­тых Тайн.

Таким и подоб­ным обра­зом доб­рая мать, задолго до поступ­ле­ния детей своих в школу, научит их основ­ным исти­нам хри­сти­ан­ства, для усво­е­ния кото­рых и малое дитя имеет необ­ходимое разу­ме­ние; при­том же дети вос­при­им­чи­вее взрос­лых к Боже­ствен­ному, нужно им только расти под бла­го­че­сти­вым настро­е­нием матери, или хотя бы даже няни. Как, напри­мер, легко с елкой можно свя­зать рас­сказ о Рож­де­стве Спа­си­теля; как легко на Пасху объ­яс­нить ребенку, что Спа­си­тель постра­дал и умер за грехи людей (ребе­нок пой­мет, что не должно гре­шить), но Бог вос­кре­сил Его, что и мы умрем, но, если будем доб­рыми, то Спа­си­тель и нас позо­вет из гроба, как вызвал Лазаря. Как легко можно посе­лить в ребенке бла­го­го­ве­ние и любовь к бого­слу­же­нию! Сле­дует только вну­шать ему, что в церкви при­сут­ствует осо­бен­ным обра­зом Вез­де­су­щий Гос­подь Бог, любя­щий детей, что и его зовет к Себе мило­серд­ный Спа­си­тель, но в церкви нужно сто­ять тихо, вни­ма­тельно кре­ститься и молиться.

Да, роди­тели, если сердце ваше испол­нено веры и любви к Богу, вы най­дете тысячу средств и путей сде­лать свое дитя бла­го­че­сти­вым. Вели­чай­шую неспра­вед­ли­вость делаем мы своим детям, не при­учая их к бла­го­че­стию и вере. Совер­шенно спра­вед­ливо ска­зано, что «душа чело­века — а, сле­до­ва­тельно, и душа ребенка, — по при­роде христианка».3 Дей­ствительно, Бог ожи­дает уже хри­сти­ан­ских качеств и от дет­ской души. Не напрасно же ска­зано: Из уст мла­де­нец и груд­ных детей совер­шил ecu хвалу (ср.: Пс. 8, 3). Поэтому для раз­вития и вко­ре­не­ния в детях рели­ги­оз­ных чувств роди­тели обя­заны учить их с малых лет молиться Богу. Как бы мал ни был ребе­нок, он уже может молиться; он же ведь про­сит чего- либо у своих роди­те­лей, — почему же не про­сить ему у Отца Небес­ного? Поэтому учите ребенка молиться, только начи­найте это с дет­ства; при­учайте его, чтобы молитва стала для него потреб­но­стью. Совер­шайте регу­лярно со сво­ими детьми утрен­ние и вечер­ние молитвы, а также перед и после при­ня­тия пищи, чтобы они не шли к столу, как живот­ные к корыту, но чтобы знали, что кто хочет поль­зо­ваться дарами Божи­ими, дол­жен про­сить и бла­го­да­рить о них. «Отче наш», «Бого­ро­дице Дево» и дру­гие крат­кие молитвы дол­жен знать каж­дый ребе­нок, уме­ю­щий хорошо гово­рить. Печаль­ное явле­ние нашего вре­мени, что общая в семье молитва теперь изгнана везде. Поис­тине, оттого так много несча­стий в семей­ствах и так много неудач в вос­пи­та­нии, что пере­стали молиться. Вечно истины слова: Про­сите, и дано будет вам (Мф. 7, 7). Сле­до­ва­тельно, полу­че­ние свя­зано с молитвой.

Но мне, думаю, воз­ра­зят неко­то­рые: «ребе­нок не пони­мает молитвы». Конечно, он еще не пой­мет вполне содер­жа­ния молитв, но в этом нет край­ней необ­хо­ди­мо­сти, а сколько нужно для бла­го­го­вей­ной молитвы, пой­мет и самый малень­кий ребе­нок. Если он не может еще соста­вить себе ясного поня­тия о Боге, однако чув­ствует Его, ощу­щает своим духом, что есть выс­шее Суще­ство, Кото­рое нас любит и Кото­рое мы должны любить; и если ребе­нок про­из­но­сит слова молитвы, то он думает о Боге, воз­но­сит к Нему свои чув­ства. И такая молитва, выхо­дя­щая из невин­ного дет­ского сердца, несо­мненно, при­ят­нее Богу, чем молитва уче­ного, вполне и точно пони­ма­ю­щего каж­дое слово молитвы, кото­рую он читает, но читает с холод­ной рас­су­доч­но­стью, без сер­деч­ного чув­ства. Как бла­го­при­ятна Богу молитва ребенка, ясно ска­зал Псал­мо­пе­вец, говоря: Из уст мла­де­нец и ссу­щих совер­шил ecu хвалу (Пс. 8, 3).

Но чтобы испол­нить долг вос­пи­та­ния детей в рели­ги­оз­но­сти и набож­но­сти, роди­тели сами должны быть бла­го­че­сти­выми, бого­бо­яз­нен­ными, сами должны любить молиться. Если мать не из числа бого­бо­яз­нен­ных и бла­го­че­сти­вых, если она не нахо­дит (так как и не ищет) уте­ше­ния и радо­сти в молитве, то она не вос­пи­тает своих детей в бла­го­че­стии. Только если мать сама истинно бла­го­че­стива, и если ребе­нок видит её часто усердно моля­щейся, он и сам научится бла­го­че­стию и усерд­ной молитве.

Итак, вы зна­ете, почему важно с самого ран­него дет­ства при­учать детей к бла­го­че­стию; вы слы­шали, что матери осо­бенно должны настав­лять детей своих в вере и бла­го­че­стии и при­учать их к молитве до поступ­ле­ния в школу. Потому-то к вам обра­ща­юсь, хри­сти­ан­ские матери: самое луч­шее наслед­ство вы оста­вите детям своим, само луч­шее при­дан­ное вы при­готовите доче­рям своим, если дадите им истинно рели­ги­оз­ное вос­пи­та­ние. Учите же их, как я кратко сего­дня ука­зал вам, основ­ным исти­нам свя­той нашей веры, учите их сло­вом своим и при­ме­ром с самого неж­ного воз­раста бла­го­че­стию и молит­вам. Будьте уве­рены, что зако­ноучители и учи­теля напрасно будут тру­диться сде­лать ваших детей доб­рыми и богобояз­ненными хри­сти­а­нами, если вы не поло­жите этому осно­ва­ние дома. Вос­пи­ты­вайте детей в набож­но­сти и страхе Божием, и вы тогда можете наде­яться, что дети после будут уте­шать вас радо­вать. Потому что, если ваши дети будут бла­го­че­сти­выми и бого­бо­яз­нен­ными, тогда они будут и послушны, и бла­го­дарны вам самим; если вы научите детей своих испол­нять обя­зан­но­сти к Богу, то они будут испол­нять свои обя­зан­но­сти и к вам.

Поэтому, отцы и матери, вос­пи­ты­вайте детей своих для Бога и для Неба, тогда вы будете иметь от них радость и на земле. Аминь

Поучение о том, как воспитывать детей, чтобы они были послушны

Отрок, остав­лен­ный в небре­же­нии, делает стыд своей матери (Притч. 29, 15)

Не много в Еван­ге­лии повест­ву­ется о дет­стве и отро­че­стве Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста; но это немно­гое весьма важно мно­го­учи­тельно. О две­на­дца­ти­лет­нем Иисусе Еванге­лист Лука запи­сал сле­ду­ю­щее: Иисус пошел и при­шел с Иоси­фом и Марией Мате­рью Своей в Наза­рет; и был в пови­но­ве­нии у них (ср.: Л к. 2, 51). То самое, что Еван­ге­лист постав­ляет в похвалу отроку Иисусу то есть послу­ша­ние лицам, кото­рые на земле зани­мали Ему место роди­те­лей, — то самое апо­стол Павел про­слав­ляет в Иисусе, достиг­шем муже­ского возра­ста, — про­слав­ляет послу­ша­ние Его Небес­ному Отцу: Он послуш­ным был, — сви­де­тель­ствует апо­стол, — даже до смерти, и смерти крест­ной (ср.: Флп. 2, 8). Апо­стол идет еще дальше и от этого послу­ша­ния выво­дит спа­се­ние мира: как от непо­слу­ша­ния одного Адама при­шел грех, так от послу­ша­ния одного Хри­ста при­шло оправ­да­ние (ср.: Рим. 5, 17).

Нет нужды гово­рить о вели­чай­шей важ­но­сти послу­ша­ния вообще в жизни людей; как оно без­мерно важно в вос­пи­та­нии детей — знают роди­тели. Можно даже ска­зать: кому уда­лось вос­пи­тать своих детей послуш­ными, тот испол­нил свою обя­зан­ность, раз­ре­шил свою вос­пи­та­тель­ную задачу.

Не буду я гово­рить ныне о важ­но­сти послу­ша­ния, а пред­ложу только роди­те­лям крат­кий путь, идя по кото­рому они могут достиг­нуть того, что дети их будут послуш­ными детьми. Пред­мет речи, думаю, далеко не без­раз­ли­чен для отцов и матерей.

Прежде всего, мы должны здесь ска­зать, что послу­ша­ние есть такое «рас­те­ние», кото­рое может расти и созре­вать не в каж­дом доме; это «рас­те­ние» созре­вает только там, где почва для него бла­го­при­ятна. Но, к общему при­скор­бию, есть такие семей­ства, в кото­рых нет ничего бла­го­при­ят­ству­ю­щего вос­пи­та­нию детей в послу­ша­нии. Это все те семей­ства, в кото­рых гос­под­ствует дух воль­но­мыс­лия, неува­же­ния к зако­нам Божиим и чело­ве­че­ским, — тот дух, кото­рый не хочет знать ника­ких авто­ри­те­тов. Обык­но­венно боль­шей частью тогда только при­бе­гают к защите Боже­ского или чело­ве­че­ского закона, когда это нахо­дят удоб­ным для себя и полез­ным. Где роди­тели зара­жены этим духом, там невоз­можно вос­пи­тать детей в послу­ша­нии. Кто хочет иметь послуш­ных детей, тот сам дол­жен ува­жать вся­кий при­знан­ный авто­ри­тет, вся­кую власть и закон. Такие авто­ри­теты: Бог, Цер­ковь, уста­нов­лен­ная власть; такие законы: запо­веди Божий и цер­ков­ные и законы пра­ви­тель­ства. Но доста­точно ли ныне сохра­ня­ется ува­же­ние к этим авторитетам?!

В иных семей­ствах Бог самое послед­нее лицо, на кото­рое обра­щают вни­ма­ние; о Нем не при­нято гово­рить, разве только при раз­го­во­рах после про­чте­ния чего-либо в книге, где между строк выра­жа­ется неве­рие в Бога и отри­ца­ние той или иной истины откро­ве­ния. Вера в живого, лич­ного Бога обра­ща­ется в тех кни­гах конечно, при­кро­венно в сказку, кото­рой могут верить только ста­рые жен­щины. Что есть обя­зан­но­сти к Богу, об этом мно­гие совер­шенно не думают, и кто над­ле­жа­щим обра­зом испол­няет их, такой, по мень­шей мере, возбу­ждает в обще­стве удив­ле­ние. Все это ребе­нок видит и слы­шит. Какое же выве­дет он отсюда заклю­че­ние? Очень про­стое: если отец мой не почи­тает Бога, не слу­ша­ется Бога, то и я могу не почи­тать, не слу­шаться отца; если Бог и запо­веди Его — вымы­сел, то и пятая запо­ведь ( Гос­подь наш Иисус Хри­стос так гово­рит об этом в Еван­ге­лии: Ибо Бог запо­ве­дал: почи­тай отца и мать; и: злосло­вящий отца или мать смер­тию да умрет (Мф. 15, 4). — Ред.) также; сле­до­ва­тельно, роди­тели для меня не имеют ника­кого зна­че­ния. И, согла­си­тесь, при таком рас­суж­де­нии логика ведь будет на сто­роне детей!..

Далее, если взять во вни­ма­ние, что для мно­гих роди­те­лей власть Церкви и авто­ри­тет духо­вен­ства не имеют ни малей­шего зна­че­ния, то понятно, что в таких семей­ствах не может быть и речи о вос­пи­та­нии детей в послу­ша­нии. «Что мне свя­щен­ник? Что мне его выдумки?.. Разве можно верить тому, что он гово­рит?» — такие речи нередко ныне при­хо­диться слы­шать и детям! И между тем, слу­шая дома такие речи, ребе­нок в школе и в церкви слы­шит от свя­щен­ника, что дети должны быть послуш­ными своим роди­те­лям и всем, кто зани­мает их место. Дома под­ка­пы­ва­ется авто­ри­тет свя­щен­ника, часто гру­бой насмеш­кой, а он дол­жен твер­дить детям: почи­тай отца тво­его и мать твою. Ребе­нок отсюда выве­дет пря­мое заклю­че­ние: если отец мой не при­знает ника­ких запо­ве­дей, о каких гово­рит свя­щен­ник, то и мне его нечего слу­шать, быть вни­ма­тель­ным к сло­вам его, когда он учит, объ­яс­няя пятую запо­ведь. И логика опять на сто­роне ребенка!

То же самое бывает и отно­си­тельно авто­ри­тета началь­ствен­ного. «Что мне началь­ство? Я сам себе гос­по­дин: что хочу, то и делаю!» — гово­рит иной, гово­рит нередко и хуже… и не смот­рит на то, кто его слу­шает. Конечно, эти речи про­тив вла­сти не для неё опасны, потому что началь­ство может при­ну­дить к послу­ша­нию име­ю­щейся в её рас­по­ря­же­нии силою, чего не делают ни Бог, ни Цер­ковь; тем не менее здесь почва для раз­ви­тия в детях вообще непо­слушания к роди­те­лям. Везде, где только не при­зна­ется и не ува­жа­ется Боже­ская и устано­вленная Богом власть, где законы испол­ня­ются только страха ради, там вос­пи­та­ние послу­шания не имеет почвы. Кто пре­зи­рает авто­ри­тет Божий, авто­ри­тет Церкви, авто­ри­тет вся­кого началь­ства, тот не может тре­бо­вать от своих детей, чтобы они ува­жали его роди­тель­ский авто­ри­тет; и кто доб­ро­вольно и по чув­ству долга не сле­дует назван­ным авто­ри­те­там, тот нико­гда не смо­жет вос­пи­тать своих детей послуш­ными. Поэтому, роди­тели, если вы хотите, чтобы дети ваши были послушны, то ува­жайте закон­ные авто­ри­теты, сами сле­дуйте их зако­нам и, прежде всего, учите этому своих детей. Это основа послушания.

Но пред­по­ло­жим, что почва для раз­ви­тия послу­ша­ния в детях име­ется бла­го­при­ят­ная, и оно может на ней хорошо расти. Что же делать, чтобы вырас­тить его? Послу­ша­ние в своей сущ­но­сти есть под­чи­не­ние воли нашей воле чужой. Но чтобы под­чи­нить свою волю воле дру­гого, надобно иметь рас­по­ло­же­ние и ува­же­ние к тому, перед кем должна скло­няться моя воля, надобно любить его, чтобы сле­до­вать ему.

Между всеми душев­ными силами самая силь­ная есть воля; она гос­под­ствует над дру­гими; чего мы хотим, о чем только думаем, гово­рим, — то только делаем. Бог дал нам эту душев­ную силу, чтоб мы хотели и делали добро, нена­ви­дели и отвра­ща­лись от зла. Но наша воля ослаб­лена гре­хом и склонна ко злу; если мы и познаем доб­рое, то мы слиш­ком слабы, чтобы серьезно хотеть и испол­нить его. Луч­шее вижу и одоб­ряю, однако сле­дую злому (см.: Рим. 7, 19). Эта сла­бость при­шла к нам с пер­во­род­ным гре­хом, при­внес­шим к тому свое­нравие и упор­ство, кото­рое с дет­ства должно быть обуз­ды­ва­емо и иско­ре­ня­емо. Виноград­ная лоза при­но­сит бла­го­род­ные и слад­кие плоды, но не тогда, когда дают ей расти, как она хочет, но когда ее обре­зают и при­вя­зы­вают к ней жерди. Что в вино­град­ной лозе обре­за­ние и при­вя­зы­ва­ние, то про­из­во­дит дис­ци­плина и обуз­ды­ва­ние свое­нра­вия и упор­ства в ребенке, чтобы он при­но­сил бла­го­род­ные «слад­кие» плоды послу­ша­ния. А чтобы вам «собрать» на ваших детях эти плоды, заметьте пра­вила, кото­рым вы должны сле­до­вать. Не допус­кайте в ребенке с малых лет упор­ства и свое­нра­вия, если хотите, чтобы он был послу­шен. Это не то зна­чит, чтобы вы ни в чем не давали ребенку воли: дитя может хотеть того, на что имеет право, и тогда охотно, где воз­можно, испол­няйте его волю. Если дитя в над­ле­жа­щее время про­сит пищи, так как чув­ствует голод, то это его хоте­ние должно испол­нить, потому что отка­зать в этом было бы жестоко и без­жа­лостно. Про­сит дитя вещь, необ­хо­ди­мую ему в школе, — нужно испол­нить его волю, иначе мы под­вер­гаем его опас­но­сти, что оно при­об­ре­тет эту вещь бес­чест­ным путем. Совер­шенно иное дело, когда ребе­нок хочет чего-нибудь непоз­во­ли­тель­ного: в этом должно ему отка­зать, не обра­щая вни­ма­ния на слезы. Нико­гда не сле­дует обра­щать вни­ма­ния на капризы детей; кто раз пока­зал сла­бость, будет и впредь рабом ребенка, и его свое­нра­вие будет гос­под­ство­вать над родителями.

Желая сло­мить дет­ское свое­нра­вие и упор­ство, роди­тели должны дей­ство­вать согласно между собой: нельзя одному раз­ру­шать того, что строит дру­гой. Ничто столько не укреп­ляет дитя в свое­нра­вии, как если один из роди­те­лей дает ему то, в чем дру­гой отка­зал. При­хо­дит ребе­нок с пла­чем к матери и жалу­ется, что отец ему отка­зал в том-то; мать не должна выка­зывать сожа­ле­ния, а тем более выска­зы­вать свое неудо­воль­ствие на отца, что тот не испол­нил просьбы. Так должны посту­пать и стар­шие бра­тья и сестры, род­ствен­ники и слуги, а осо­бенно бабушки и дедушки. Известно, что ста­рые люди ищут в ком-либо при­вя­зан­но­сти, и так как моло­дежь не любит оста­ваться подле них, то они ста­ра­ются при­влечь к себе детей; и чем? тем, что испол­няют их волю. Поэтому внуки так часто льнут к дедуш­кам и бабуш­кам, потому что они обык­но­венно наде­ются на испол­не­ние того, что при­дет им в голову.

Нико­гда нельзя давать пищи дет­скому свое­нра­вию: нельзя допус­кать, чтобы дети что- либо при­ка­зы­вали стар­шим бра­тьям и сест­рам, или при­слуге, или дру­гим взрос­лым, или же делали свое­вольно какие-либо рас­по­ря­же­ния. Если дети чего-либо хотят от стар­ших, то должны про­сить, а не при­ка­зы­вать; что им дают, тем должны быть довольны и бла­го­да­рить за то. Не сле­дует нико­гда тер­петь, чтобы дети выхо­дили из послу­ша­ния: что ска­зал отец или мать, дитя должно тот­час испол­нить это без замед­ле­ния и отла­га­тель­ства. Ска­зано — должно быть сде­лано. Дитя должно знать: если я тот­час не делаю, то посту­паю дурно. И при этом роди­тели все­гда должны быть убеж­дены, что пове­лен­ное ими должно быть испол­нено. Только таким обра­зом можно сло­мить свое­нра­вие и обра­зо­вать силь­ную, на добро напра­вленную волю, послуш­ную родителям.

Иско­ре­няя таким обра­зом в детях свое­нра­вие и упор­ство, посту­пайте, далее, так, чтобы ваши дети имели почте­ние к вам. Почте­ние к пове­ле­ва­ю­щему состав­ляет суще­ствен­ное побуж­де­ние к послу­ша­нию. Дети уже по при­роде с осо­бым почте­нием смот­рят на родите­лей; это при­род­ное чув­ство. Это же вну­шает и пятая запо­ведь. Каза­лось бы, поэтому, совер­шенно излишне гово­рить роди­те­лям: посту­пайте так, чтобы дети имели почте­ние к вам; но, однако, повто­рить это необ­хо­димо. Конечно, ребе­нок знает, что нужно почи­тать отца и мать, что Бог это пове­ле­вает; но как быть, если он видит ино­гда в роди­те­лях такое, что и невин­ному его дет­скому чув­ству явля­ется про­тив­ным и омер­зи­тель­ным? Что, если он не может почи­тать роди­те­лей при всем своем жела­нии? Что, если он видит посто­янно отца пья­ным, мать с руга­тель­ствами и про­кля­тьями на устах, а обоих—в веч­ной ссоре и брани; может ли он почи­тать их? Дур­ной при­мер роди­те­лей не только уни­что­жает к ним почте­ние, но и под­ка­пы­вает фун­да­мент послу­ша­ния. Не поду­мает ли разве ребе­нок: «что вы мне за настав­ники?». Поэтому роди­тели должны вся­че­ски избе­гать пово­дов неува­же­ния к себе детей.

Нико­гда роди­тели не должны уни­жать друг друга и тем под­ры­вать в детях ува­же­ние. Отец и мать должны вза­имно с вели­чай­шим ува­же­нием отно­ситься к друг другу: нико­гда они не должны поз­во­лять себе перед детьми непри­лич­ных речей; нико­гда они не должны пори­цать друг друга; нико­гда дети не должны слы­шать, как бывает часто: «ты так же изол­гался, как отец твой», «ты будешь таким же негод­ным, как отец»; или же: «ты будешь такая мотовка, как и мать твоя», «не будет в тебе толку, как в твоей матери»… Где дети слы­шат такие речи, там про­щай почте­ние и послушание!

Нико­гда роди­тели не должны поз­во­лять себе с детьми непри­лич­ных игр и шуток. Отец, кото­рый любит паяс­ни­чать перед сво­ими детьми, не может рас­счи­ты­вать на их почте­ние; они будут дерзки к нему в сло­вах и в пове­де­нии. Это не зна­чит, что с детьми нужно быть все­гда суро­выми, серьез­ными; серьез­ность с лас­ко­во­стью и роди­тель­ской неж­но­стью не трудно отли­чить от нера­зум­ного шутов­ства, кото­рое уни­жает роди­тель­ский авто­ри­тет. К серьезно лас­ко­вому и неж­ному отцу дети больше всего питают почте­ние: одного взгляда его довольно — и послу­ша­ние готово.

Хотите вы, чтобы дети ваши были послушны, — ока­зы­вайте и дока­зы­вайте им свою любовь, но не ту любовь обе­зьян, кото­рая изне­жи­вает ребенка и готова бывает сла­стями закор­мить его до смерти, но сер­деч­ную, направ­лен­ную ко благу детей. Где есть такая любовь, там ребе­нок ока­зы­вает послу­ша­ние не из страха, но из любви.

Не будьте нико­гда рав­но­душны к радо­стям и горю ребенка. Не гово­рите нико­гда, что дети тяжесть и мука для вас; не пока­зы­вайте нико­гда, что какая-либо жертва ради детей с вашей сто­роны слиш­ком велика или тяжела. Достав­ляйте им все, что должны достав­лять, охотно и с радо­стью. Если роди­тели с упре­ком и ропо­том бро­сают сво­ему ребенку кусок хлеба, как в нем может дер­жаться любовь к ним?

Достав­ляйте детям ино­гда неболь­шие удо­воль­ствия и радо­сти. Незна­чи­тель­ный пода­рок к празд­ни­кам или в день Ангела, дан­ный с любо­вью, под­дер­жи­вает дет­скую любовь. При­вле­кайте к себе сердце детей довер­чи­во­стью и искрен­но­стью обра­ще­ния с ними; ребенку все­гда должно дове­рять в доб­ром, пока нет осно­ва­ний убе­диться в про­тив­ном. Подо­зрение и недо­ве­рие огор­чает и уби­вает любовь. Не уси­ли­вайте заслу­жен­ных детьми наказа­ний пре­зри­тель­ными насмеш­ками или язви­тель­ными заме­ча­ни­ями; это оже­сто­чает сердце и изгла­ждает вся­кую любовь.

Пока­зал я вам, роди­тели, глав­ней­шие сред­ства к вос­пи­та­нию детей послуш­ными. Упо­требляйте эти сред­ства доб­ро­со­вестно. Прежде всего, при­учайте своих детей к тому, чтобы они слу­ша­лись вас, зная, что на это воля Божия. Свое­вре­менно не допус­кайте вко­ре­ниться в них свое­нра­вию, не тер­пите в них упор­ства и дер­зо­сти к кому бы то ни было. Не все давайте им, чего бы им хоте­лось; напро­тив, при­учайте их к само­огра­ни­че­нию, воз­дер­жан­но­сти и уме­рен­но­сти. Тре­буйте от детей все­гда ско­рого и пунк­ту­аль­ного послу­ша­ния, при­учайте их к тому, чтобы они по пер­вому слову испол­няли ваши при­ка­за­ния. Твердо наста­и­вайте на испол­не­нии того, что раз вами при­ка­зано. Но чтобы они могли это сде­лать, не прика­зывайте им чего-либо слиш­ком труд­ного; не будьте сами капризны и про­из­вольны в своих при­ка­за­ниях, сего­дня поз­во­ляя то, что вчера запре­щали. Не про­ти­во­речьте сами друг другу в своих дей­ствиях отно­си­тельно детей. Под­дер­жи­вайте, далее, необ­хо­ди­мое к себе уваже­ние детей; забот­ливо избе­гайте всего, что может поко­ле­бать ува­же­ние к вам со сто­роны их. Нако­нец, нико­гда не забы­вайте при­зы­вать бла­го­сло­ве­ние Божие на свое дело вос­пи­та­ния, и ваши труды, попе­че­ния и заботы, при бла­го­сло­ве­нии Божием, увен­ча­ются тем, что дети ваши вый­дут послуш­ными детьми. Аминь.

Поучение о воспитании в детях правдивости

Гнус­ное пятно в чело­веке — ложь (ср.: Сир. 20, 24)

Как вос­пи­тать в детях прав­ди­вость, любовь к истине и отвра­ще­ние ко лжи?

Чув­ство истины, потреб­ность правды при­рода вло­жила в душу вся­кого чело­века, а, сле­до­ва­тельно, в душу ребенка. И хотя пер­во­род­ный грех пому­тил и осла­бил это чув­ство, но не уни­что­жил его совсем. Стрем­ле­ние к истине оста­лось в чело­веке; оно обна­ру­жи­ва­ется в ребенке жела­нием его все знать; дитя обо всем спра­ши­вает и все, что взрос­лые гово­рят ему, при­ни­мает за чистую истину. Неис­пор­чен­ное дитя не знает лжи и при­твор­ства; напро­тив, оно крас­неет не только тогда, когда само как-нибудь, вслед­ствие поспеш­но­сти и необдуман­ности, ска­жет неправду, но и когда слы­шит, что дру­гие гово­рят ложь. Чув­ство и любовь к истине Самим Богом вло­жены в сердце ребенка; нужно только эту при­род­ную склон­ность под­дер­жать, раз­вить и укре­пить. И это дело роди­те­лей. Но как же они могут и должны дости­гать этого?

Пер­вое сред­ство к раз­ви­тию в детях чув­ства истины состоит в том, чтобы роди­тели с самых ран­них лет вну­шали детям любовь к истине. Но тут снова явля­ется вопрос: как же это сде­лать? В ответ укажу три глав­ных правила.

Учите своих детей любить правду по рели­ги­оз­ным побуж­де­ниям, с мыс­лью о Боге. Дитя тогда будет любить правду и истину, когда оно будет твердо знать, что Бог, Кото­рый есть веч­ная и непо­гре­ши­мая Истина, хочет, чтобы мы все­гда гово­рили правду, что Он нена­видит вся­кую ложь и гну­ша­ется её, и что вся­кая неправда есть грех. Только та любовь к истине, кото­рая осно­вы­ва­ется на вере в Бога и любви к Богу, при вся­ком слу­чае выдер­жит испытание.

Посту­пайте с детьми пря­мо­душно и искренно. Верьте детям на слово, пока не заме­тили в них лжи­во­сти. Нико­гда не тре­буйте от них и не допус­кайте божбы для под­твер­жде­ния их слов; доволь­ствуй­тесь еван­гель­скими: да, да! нет, нет! (Мф. 5, 37).

Если име­ете осно­ва­тель­ную при­чину усо­мниться в сло­вах ваших детей, то не давайте на пер­вый раз заме­тить, что вы не верите их сло­вам, но поста­рай­тесь убе­диться, действи­тельно ли дитя солгало. Если это, к вашему огор­че­нию, слу­чи­лось на самом деле, позо­вите ребенка к себе, посмот­рите серьезно, но с любо­вью, в глаза ему и ска­жите вроде этого: «Бог запре­тил лгать; Он все­ве­дущ, все­знающ, Он знает все наши тай­ные мысли; лжи­вые уста — мер­зость пред Ним», — и краска стыда появится на лице ребенка; он не замед­лит ска­зать истину и не ста­нет лгать впредь.

Дока­зы­вайте сами все­гда перед детьми вашими любовь к истине и ува­же­ние к ней; будьте прав­дивы и без фальши во всех ваших отно­ше­ниях и дей­ствиях. Прежде всего, чтите Боже­ствен­ную истину, веру и закон Хри­стов. Опа­сай­тесь в чем бы то ни было обна­ру­жить рав­но­ду­шие к вере, а осо­бенно не допус­кайте воз­мож­но­сти детям слы­шать нера­зум­ные речи, что можно обой­тись без рели­гии и без веры, лишь бы быть «чест­ным чело­ве­ком». В таких речах, кото­рые, к сожа­ле­нию, нередко ведутся по местам, выска­зы­ва­ется дух лжи ‚5 и если вы перед сво­ими детьми гово­рите такие лжи­вые по суще­ству речи, то этим не только выры­ва­ете из сердца их любовь и ува­же­ние к рели­ги­оз­ной истине, но уби­ва­ете в них и вся­кое чув­ство истины.

Если бы дей­стви­тельно для Бога было все равно, имеем ли мы истин­ное или лож­ное поня­тие о Нем и Его суще­стве, испо­ве­дуем ли мы истин­ную или лож­ную рели­гию, то почему и чело­веку не быть без­раз­лич­ным к истине и в обык­но­вен­ных делах? И если оди­на­ково бла­гоугоден Богу и тот, кто по соб­ствен­ной вине испо­ве­дует лож­ную рели­гию или совер­шенно отвер­гает откро­ве­ние истин­ного Бога, если такой пред Богом был бы оди­на­ково хорош, как и тот, кто право верует и испо­ве­дует истин­ного Бога и Его Сына Гос­пода Иисуса Хри­ста, если ничего не зна­чит дер­жаться истины или лжи, — то почему же истина в житей­ских делах должна иметь столь вели­кое зна­че­ние? Если бы, нако­нец, были правы те, кото­рые гово­рят, что нет такой рели­гии, кото­рую бы Бог открыл, и если бы поэтому Бог истин­ный не благо­волил открыть нам истину отно­си­тельно важ­ней­ших вопро­сов жизни, — то как тре­бо­вать от людей (а здесь, сле­до­ва­тельно, от детей), чтобы они гово­рили правду в самых незначитель­ных слу­чаях и обсто­я­тель­ствах своей жизни? Поэтому, роди­тели, если вы хотите, чтобы дети ваши были прав­дивы, то, прежде всего, вну­шайте им осо­бен­ное бла­го­го­ве­ние к Божествен­ной истине; не допус­кайте поэтому в серд­цах своих и в серд­цах ваших детей рав­но­ду­шия в рели­ги­оз­ных делах. Если дети ваши заме­тят, что вы лег­ко­мыс­ленно отно­си­тесь к исти­нам хри­сти­ан­ской веры и цер­ков­ным уста­нов­ле­ниям, что вы фаль­ши­вите в делах рели­ги­оз­ных, то как вы можете наде­яться, что они будут верить вашим сло­вам, и что они сами не так же точно будут отно­ситься к истине? Будьте для детей при­ме­ром любви к рели­ги­оз­ной истине и насаж­дайте также эту любовь к вере в их серд­цах — и вы вос­пи­та­ете своих детей любя­щими истину. Но будьте также и во всех дру­гих отно­ше­ниях прав­ди­выми и чест­ными; бере­гитесь фальши, лице­ме­рия и при­твор­ства в обра­ще­нии с дру­гими. Если ваши дети видят, что вы обма­ны­ва­ете дру­гих таким или иным спо­со­бом, что вы хит­рите и лице­ме­рите, что вы фаль­ши­вите, что вы не искренни в обра­ще­нии со сво­ими род­ствен­ни­ками, дру­зьями и зна­ко­мыми, что вы, напри­мер, к извест­ным людям в лицо дру­же­любны, а за глаза бра­ните их, сме­е­тесь над ними, — будьте уве­рены, что и дети ваши в отно­ше­нии к вам и дру­гим лицам будут не лучше. Если хотите, чтобы дети ваши были прав­до­лю­бивы и искренни, то старай­тесь везде сами и в делах веры, и в обсуж­де­нии совре­мен­ных явле­ний и слу­чаев жизни, и во всем вашем пове­де­нии обна­ру­жи­вать отвра­ще­ние ото лжи и фальши, от лице­ме­рия и при­творства, от лести и ковар­ства. Во всех своих дей­ствиях и отно­ше­ниях к людям в своих сло­вах и мыс­лях будьте прав­до­лю­бивы и искренни — тогда вы при­учите детей своих гово­рить истину в сердце своем, не клясться лестью (ср.: Пс. 14, 2–3).

Насаж­дая в серд­цах детей своих таким обра­зом, с одной сто­роны, — ува­же­ние и любовь к истине, вы, роди­тели, должны, с дру­гой сто­роны, всеми силами вое­вать про­тив лжи. Но как же вам достиг­нуть этого? Укажу сле­ду­ю­щие правила.

Учите своих детей с самых ран­них лет нена­ви­деть ложь потому, что Бог пра­ве­ден и правду любит, что вся­кая неправда есть грех. Ваши дети не потому должны, глав­ным обра­зом, избе­гать лжи, что знают, что если будут обли­чены во лжи, то будут за это нака­заны, но потому, что знают, что Бог запре­тил ложь, потому что вся­кая ложь есть грех перед Богом. Пока­жите детям сло­вами Свя­щен­ного Писа­ния, как нена­вистна перед истин­ным и правед­ным Богом вся­кая ложь. Мер­зость пред Гос­по­дом — уста лжи­вые (Притч. 12, 22). Учите их, что ложь изоб­рел диа­вол, почему Спа­си­тель и гово­рит о нем: он лжец и отец лжи. (Ин. 8, 44), и что, сле­до­ва­тельно, дети, кото­рые лгут, под­ра­жают сатане и упо­доб­ля­ются ему.

Не тер­пите в детях нико­гда самой малой лжи. Если ребе­нок сде­лал какой-либо посту­пок, и если он тот­час откро­венно созна­ется, на пер­вый раз про­стите ему, или, если посту­пок серьез­ный, смяг­чите нака­за­ние, ска­зав ему при этом, что вы потому не нака­зы­ва­ете его или назна­ча­ете мень­шее нака­за­ние, что он тот­час ска­зал правду. Однако нельзя здесь идти слиш­ком далеко. Если каж­дый раз про­щать и умень­шать нака­за­ние, как скоро ребе­нок сразу созна­ется в своих про­ступ­ках, то отсюда может полу­читься двой­ной вред: ребе­нок, с одной сто­роны, мало-помалу при­учится не при­да­вать зна­че­ния своим поступ­кам, а, с дру­гой сто­роны, при­вык­нет к тому, чтобы гово­рить правду только тогда, когда будет усмат­ри­вать в этом выгоду, и, напро­тив, будет скры­вать правду, если будет видеть вред от созна­ния в истине. Но если ребе­нок сде­лал что-либо нехо­ро­шее и при­том еще лжет, запи­ра­ясь в этом, нужно поста­вить все­гдаш­ним пра­ви­лом — удва­и­вать нака­за­ние, но при этом должно объ­яв­лять ребенку, что он вдвойне нака­зы­ва­ется и за про­сту­пок, и за ложь. Если ребе­нок из мести или по злобе к дру­гим лживо ска­зал что-нибудь нехо­ро­шее, — сле­до­ва­тельно, накле­ве­тал, то за это не только должно строго нака­зать, но и без снис­хож­де­ния заста­вить, чтобы он перед всеми, кто слы­шал его ложь, опро­верг её. Этого тре­бует хри­сти­ан­ский нрав­ствен­ный закон.

Нико­гда сами ни в чем не обма­ны­вайте детей и не поз­во­ляйте, чтобы стар­шие — при­слуга и вообще кто бы ни был — обма­ны­вали малю­ток. Как часто бывает, что для того, чтобы успо­ко­ить рас­ка­приз­ни­чав­ше­еся дитя, роди­тели поз­во­ляют себе солгать что-либо, или же делают угрозы и обе­ща­ния, кото­рые после нико­гда не испол­ня­ются. Как это вредно! Дитя скоро заме­чает, что его обма­ны­вают, и его вера сло­вам роди­те­лей, его чув­ство истины глу­боко этим подрываются.

Не дово­дите сами своих детей наме­ренно и нена­ме­ренно до лжи. Нена­ме­ренно это может про­ис­хо­дить, когда вы, если что слу­чится, грубо наки­ды­ва­е­тесь на своих детей, если вы в горяч­но­сти и с под­ня­той рукой для нака­за­ния кри­чите: «Это ты сде­лал? Вот я тебе!» — или: «Будешь ты мне пом­нить, если ты это сде­лал», и т. п. Нужно ли удив­ляться, если ребе­нок в страхе за свою кожу ста­нет лгать? А что ска­зать, если роди­тели улы­ба­ются лжи своих детей, хва­лят их за хит­рую ложь? Или что нужно думать о таких роди­те­лях, кото­рые побуж­дают ко лжи детей своих, учат, как обма­нуть учи­теля и дру­гих людей, чтобы выйти из затруд­ни­тель­ного поло­же­ния или избе­жать наказания?

Такие роди­тели, если они вообще заслу­жи­вают этого имени, суть соблаз­ни­тели своих детей. Можно ли удив­ляться, если после этого дети не только бра­нятся, но и лгут, и воруют? Нужно хоро­шенько пом­нить, что кто не счи­тает лжи за грех, тот спо­со­бен воро­вать и обма­нывать. Нече­сти­вый и лжи­вый в слове — тако­вым будет и на деле.

Пока­зал я вам, роди­тели, как вос­пи­ты­вать в детях прав­ди­вость, как с ран­них лет должны вы вос­пи­ты­вать в них чув­ство истины. Я ука­зал важ­ней­шие пра­вила, как, с одной сто­роны, должны вы укреп­лять в детях ува­же­ние и любовь к истине, а с дру­гой, — глубо­кое отвра­ще­ние ко лжи. Помните эти пра­вила и доб­ро­со­вестно при­ме­няйте их. Учите детей своих любить истину потому, что Бог есть истина и не тер­пит лжи; будьте все­гда сами прав­дивы и искренни во всех ваших дей­ствиях и пове­де­нии пред детьми; пока­жите им, как гнусна и омер­зи­тельна в очах Божиих вся­кая ложь. Не тер­пите ни малей­шей лжи пред вашими детьми, не обма­ны­вайте их, не лгите сами и не допус­кайте, чтобы дру­гие обма­ны­вали их. Не забы­вайте муд­рых слов: гнус­ное пятно в чело­веке — ложь. Обра­щайте вни­ма­ние, чтобы вам наме­ренно или нена­ме­ренно не при­ве­сти детей ко лжи. Таким обра­зом, вы вос­пи­та­ете детей своих прав­до­лю­би­выми людьми, к кото­рым и Бог и все доб­рые люди будут иметь бла­говоление. Аминь.

Поучение о воспитании в детях невинности и чистоты сердца

Бла­женны чистые серд­цем (Мф. 5, 8)

Есть ветер, назы­ва­е­мый самум, или сирокко; дует он из жар­кой, сухой пустыни, и сам страшно жар­кий, жгу­чий, гибель­ный для всего живого: где про­дул этот ветер, засы­хает и поги­бает всё цве­ту­щее и рас­ту­щее на полях и в садах. На тер­нов­ник и репей­ник, кото­рые его могут пере­но­сить, он, впро­чем, не про­из­во­дит дей­ствия, а поги­бают от него полез­ные рас­те­ния, плоды кото­рых слу­жат пищей чело­веку и живот­ным. Этот убий­ствен­ный, гибель­ный ветер мне пред­став­ля­ется обра­зом одного из пагуб­ных направ­ле­ний нашего вре­мени, кото­рое, как самум, сушит и уни­что­жает в жизни людей все пре­крас­ное: и начи­на­ю­щее цве­тение, и зре­лые плоды доб­ро­де­тели. Это раз­ру­ши­тель­ное повет­рие в нрав­ствен­ной обла­сти есть раз­нуз­дан­ность чув­ствен­ных плот­ских похо­тей и любо­стра­стия. Это вели­чай­шее зло и гибель нашего вре­мени. От него гиб­нут семей­ства, оно позо­рит и муж­чин и жен­щин, губит юно­ше­ство, остав­ляет следы сво­его ядо­ви­того, отвра­ти­тель­ного дыха­ния и на малых детях. Не видится и пре­град этому гибель­ному направ­ле­нию духа вре­мени. Тем необхо­димее, поэтому, с нашей сто­роны, вну­шить вам, роди­тели, чтобы вы неустан­ной заботливо­стью и неумо­ли­мой стро­го­стью предо­хра­няли детей своих от этой гибель­ной заразы. Если вы над­ле­жа­щим обра­зом пой­мете пагуб­ность пре­об­ла­да­ния в ваших детях чув­ствен­но­сти, тогда пой­мете слова Гос­пода: бла­женны чистые серд­цем, — и тогда все свои заботы вы упо­требите на то, чтобы убе­речь невин­ность и чистоту своих детей.

Чуд­ным суще­ством вышел чело­век из рук Божиих: душа его носит образ Божий, а по телу он близко под­хо­дит к выс­шим поро­дам мира живот­ного. По наме­ре­ниям Божествен­ным, душа должна гос­под­ство­вать над пло­тью, над её чув­ствен­ными побуж­де­ни­ями. Так и было вна­чале, когда душа чело­века была послушна и покорна Богу, тело со сво­ими чув­ственными вле­че­ни­ями стрем­ле­ни­ями под­чи­ня­лось душе, не отя­го­щая её и не под­вер­гая её искушениям.

Иначе стало дело после гре­хо­па­де­ния. Душа чело­ве­че­ская воз­му­ти­лась про­тив Бога: низ­шее отка­за­лось от послу­ша­ния выс­шему. И чем согре­шил чело­век про­тив Бога, тем он и нака­зан. Как дух чело­века вос­стал про­тив Бога, так и плоть его вос­стала про­тив духа. Вслед­ствие пра­вед­ного нака­за­ния, чув­ствен­ные стрем­ле­ния и похоти телес­ной при­роды чело­века стали тиран­ство­вать над духов­ными стрем­ле­ни­ями чело­века, тре­буя, чтобы он слу­шался и слу­жил плот­ским похо­тям. Так про­изо­шла в чело­веке склон­ность делать то, что лас­кает чув­ственность и услаж­дает её: чело­век стал плотским.6 Сущ­ность чув­ствен­но­сти и плот­ской похоти состоит в том, что душа под­чи­ня­ется плот­ским похо­тям, что плот­ская похоть гос­подствует над чело­ве­ком, раз­нуз­ды­вает, ослеп­ляет его, не дает поду­мать о Боге, о вере, о запо­ве­дях и воле Божией и уби­вает в чело­веке чистое, боже­ствен­ное, святое.

Эта чув­ствен­ность — вели­чай­шее зло и пагуба для чело­века. Если спра­вед­ливо, что дерево узна­ётся по пло­дам, то должно ска­зать, что чув­ствен­ность чело­века есть ядо­ви­тое дерево, так как оно при­но­сит столь ужас­ные плоды.

Пер­вый гнус­ный плод его есть леность, отвра­ще­ние к труду и ко всему доб­рому где тре­буется какое-либо уси­лие и напря­же­ние. Чув­ствен­ный чело­век не знает насла­жде­ния труда и разум­ной дея­тель­но­сти, это все­гда для него тяжесть, бремя, про­кля­тие, но нико­гда — сред­ство доб­ро­де­тели, серьез­ная, важ­ная обя­зан­ность и уста­нов­лен­ный Богом поря­док. Чув­ствен­ный чело­век боится телес­ного труда, так как он при­чи­няет бес­по­кой­ство его изне­жен­но­сти; он боится умствен­ного труда, так как тот тре­бует напря­же­ния духов­ных сил. Немало, конечно, встре­ча­лось вам в жизни людей, о кото­рых в обще­стве такое мне­ние: «Чело­век этот мог бы сде­лать много пре­крас­ного в своей про­фес­сии; какой вышел бы из него образ­цо­вый мастер! Но он ничего не делает!» Где же при­чина? Чув­ствен­ность, кото­рая делает чело­века лени­вым, так что он ничего не может делать, и при самых бла­го­при­ят­ных обсто­я­тель­ствах тер­пит нужду и бед­ность. Он целый день готов о чем угодно тол­ко­вать: и о Боге, и о мире, и о худых вре­ме­нах; он мог бы поль­зо­ваться бла­го­со­сто­я­нием, если бы для него лени­вая жизнь в его чув­ствен­ном ниче­го­не­де­ла­нии не была бы при­ят­нее бла­го­со­сто­я­ния при чест­ном труде.

То же и с духов­ной дея­тель­но­стью. Это часто можно видеть и в школе. Часто встре­чаются там богато ода­рен­ные, талант­ли­вые дети, кото­рые учатся игра­ючи, так что от них склонны бывают ожи­дать вели­кого в жизни; и, однако, из них ничего не выхо­дит! Почему? Потому, что из таких детей выросли чув­ствен­ные, лени­вые юноши и мужи, зако­пав­шие в землю талант свой, вме­сто того, чтобы уси­лен­ной дея­тель­но­стью удво­ить его. Такие люди столь же мало­спо­собны и к выс­шему стрем­ле­нию и доб­ро­де­тели; как по при­чине чувствен­ности они убе­гают и боятся вся­кого телес­ного и душев­ного напря­же­ния, так они негодны и для вся­кого напря­же­ния. Болото чув­ствен­но­сти «засо­сало» немало добра; иной имел от Бога при­зва­ние и рас­по­ло­же­ние быть образ­цом нрав­ствен­ного совер­шен­ства, но погиб потому, что чув­ствен­ность, как свин­цо­вая гора, повисла над ним, и стрем­ле­ние к совер­шен­ству погрязло в лено­сти и недеятельности.

Вто­рой плод чув­ствен­но­сти есть неуме­рен­ность в пище и пьян­ство. Неда­ром гово­рится: «в рюмке уто­нуло больше людей, чем в Волге». Нет здесь надоб­но­сти выяс­нять, сколько горя, бед­ствий и стра­да­ний при­чи­няет людям пьян­ство. Это видит вся­кий на своих зна­ко­мых, сосе­дях, а то, пожа­луй, и более близ­ких себе лицах, кото­рых чув­ствен­ность довела до потери образа Божия и утраты чело­ве­че­ского подобия.

Тре­тий плод чув­ствен­но­сти — это рас­пут­ство. Если есть что на земле пре­крас­ного и небес­ного, то это именно невин­ность дет­ская, юно­ше­ская, деви­че­ская; но если есть на земле что-либо гнус­ного, омер­зи­тель­ного, скот­ского, то это изу­ве­чен­ная раз­вра­том душа. Не буду ныне гово­рить об этом плоде чув­ствен­но­сти. Вы сами зна­ете, куда рас­пут­ство при­во­дит плен­ни­ков своих: в боль­ницу, в дом сума­сшед­ших и острог!

Роди­тели! Если хотите спа­сти детей своих от этих мест, бере­гите от чув­ствен­но­сти и пло­дов её; помните слова Хри­стовы: Бла­женны чистые сердцем.

Но что же нам делать, спро­сите вы, про­тив раз­ви­тия в детях чув­ствен­но­сти? Прежде всего, учите детей своих тру­диться, вну­шайте им ува­же­ние ко вся­кому чест­ному труду и работе, пусть они заучат и твердо пом­нят слова апо­стола: кто не хочет тру­диться, тот и не ешь (2 Фес. 3, 10). Учите их, что труд нико­гда не состав­ляет стыда, но что, напро­тив, стыд чело­веку — леность и празд­ность его. Ука­зы­вайте им на при­мер Свя­того семей­ства, где Гос­подь Иисус Хри­стос помо­гал в труде Своей Пре­чи­стой Матери и Сво­ему вос­пи­та­телю Иосифу-дре­во­делу  (См.: Лк. 2, 51 — 52). И если даже вашим детям и не пред­ви­дится надоб­но­сти тру­дами рук своих зара­ба­ты­вать хлеб, тем не менее, учите их телес­ному труду. Известно, что в некото­рых цар­ских и кня­же­ских семей­ствах все члены обя­заны учиться какому-либо реме­слу (Этот обы­чай изве­стен с глу­бо­кой древ­но­сти. Так, еще в вет­хо­за­вет­ные вре­мена в бла­го­че­сти­вых иудей­ских семей­ствах, неза­ви­симо от достатка, счи­та­лось, что не обу­чить ребенка какому-либо реме­слу — зна­чит, научить его раз­бою. — Ред.). Не будет, поэтому, сты­дом, если и ваши дети ста­нут учиться, напри­мер, руч­ному труду. Апо­стол Павел был избран­ный чело­век Божий и вели­кий про­по­вед­ник, апо­стол веры, и не сты­дился зани­маться ремеслом, кото­рому он научился в дет­стве, хотя был сыном знат­ных родителей.

Рас­ска­зы­вайте об этом своим детям и не тер­пите в них празд­но­сти, кото­рая есть начало и матерь всех пороков.

При­учайте детей своих к про­стой пище, при­учайте есть в опре­де­лен­ное время, чтобы они не в уголке где-нибудь гло­тали сла­сти, а все­гда за сто­лом полу­чали и ели назна­чен­ное для них. Учите детей поль­зо­ваться с бла­го­дар­но­стью к Богу всем, что дается им в пищу, и вну­шайте им, что чело­век живет не для того, чтобы есть, но ест для того, чтобы жить. Хотите обра­до­вать и награ­дить ребенка, нико­гда не давайте таких подар­ков, кото­рые слу­жат к раз­ви­тию сла­сто­лю­бия; учите дитя пре­зи­рать рабов этой страсти.

Но глав­ное бере­гите сколько воз­можно больше детей своих от упо­треб­ле­ния чего бы то ни было воз­буж­да­ю­щего и хмель­ного; самый здо­ро­вый напи­ток для детей — вода и молоко. Какой страш­ный и физи­че­ский и нрав­ствен­ный вред при­чи­няют роди­тели своим детям, при­учая их пить вино или дру­гое что хмельное.

Нако­нец, роди­тели, убеж­даю вас, при­мите к сердцу слова Гос­пода: Бла­женны чистые серд­цем. Вы должны забо­титься о том, чтобы на детях ваших испол­ни­лись слова эти! Каким же образом?

Прежде всего, сохра­няйте в серд­цах детей при­рож­ден­ную детям стыд­ли­вость. Мило­стивый Гос­подь Сам суще­ственно облег­чил ваш труд: чистое и невин­ное дитя дал Он в ваши руки, и в помощь вам Ангела-хра­ни­теля невин­но­сти его. Он вло­жил в дет­скую душу сты­дливость. Роди­тели должны только охра­нять и раз­ви­вать вло­жен­ное Богом в душу ребенка. Боль­шей частью они и сами вино­ваты, если поги­бает в ребенке неж­ный цвет невин­но­сти; но в таком слу­чае к роди­те­лям отно­сятся слова Друга детей: невоз­можно не придти соблаз­нам, но горе тому, через кого они при­хо­дят (Лк. 17, 1).

Прежде всего необ­хо­димо поэтому, чтобы роди­тели сами в своих серд­цах были чисты и цело­муд­ренны. Древ­ний опыт — что стра­сти, как наслед­ство, пере­хо­дят от роди­те­лей к детям. Боль­шей частью стра­сти, отли­ча­ю­щие роди­те­лей, рано обна­ру­жи­ва­ются в их детях.

Необ­хо­димо, чтобы роди­тели осмот­ри­тельны были в своих речах и поступ­ках. О, сколько зла можно при­чи­нить неосто­рож­но­стью и откро­вен­но­стью в одежде и поступ­ках! Сколько горя можно при­чи­нить раз­нуз­дан­ными сло­вами, гряз­ными и гни­лыми, ска­зан­ными в при­сут­ствии детей! Смот­рите также, роди­тели, какие у вас в ком­на­тах кар­тины, ста­ту­этки. Если есть что-либо соблаз­ни­тель­ное, то поду­майте только: дети ваши смот­рят на это вся­кий день, а когда под­рас­тут, ста­нут думать о том, гово­рить о том. Какие же будут послед­ствия? Пусть не гово­рят, что дитя тут еще ничего не пони­мает. Может быть. Но несо­мненно, что у него есть любо­пыт­ство и что най­дется кто-нибудь удо­вле­тво­рить его любо­пыт­ству. Вы, как хри­сти­ане, должны думать о том, чтобы ваши дети нико­гда при вас не слы­шали и не видели ничего про­тив­ного чест­ной стыдливости.

Укреп­ляйте в детях врож­ден­ную в них стыд­ли­вость. Не допус­кайте, чтобы дитя перед дру­гими пока­зы­ва­лось голым или раз­де­тым; не допус­кайте, чтобы дети оде­ва­лись и разде­вались вме­сте. Не оскорб­ляйте нико­гда чув­ство стыд­ли­во­сти ребенка, тре­буя от него сде­лать то, что про­тивно врож­ден­ной стыд­ли­во­сти. Не смей­тесь над ним, когда он обнаружи­вает чув­ство стыда; напро­тив, бла­го­да­рите Бога, что име­ете такое дитя, и хва­лите его за это! Обра­щайте вни­ма­ние ребенка на вся­кое сде­лан­ное им непри­ли­чие в сто­я­нии, сиде­нии, походке, дви­же­ниях и сло­вах. Исправ­ляйте это немед­ленно — сна­чала сло­вами: «Стыдно это! Ангел-хра­ни­тель твой уви­дит это!» — а если это не помо­гает, то в сле­ду­ю­щий раз без даль­нейших раз­гла­голь­ствий и речей нужно сде­лать соот­вет­ствен­ное наказание.

Бере­гите, роди­тели, бере­гите своих детей, чтобы кто-либо из недоб­рых людей не соблаз­нил их на бес­стыд­ный посту­пок. Не думайте, что это настав­ле­ние излишне. К стыду нашего вре­мени, ныне детьми совер­ша­ются такие грехи, кото­рые среди взрос­лых хри­стиан не должны быть назы­ва­емы. Смот­рите за детьми в их посте­лях, в их играх; не поз­во­ляйте детям раз­ных полов оста­ваться в уеди­нен­ных местах; наблю­дайте за зна­ком­ством и товари­ществом своих детей; запре­щайте им сно­ше­ние с бес­стыд­ными, рас­пу­щен­ными детьми.

Обра­щайте вни­ма­ние на при­слугу вашу; при­слуга имеет огром­ное вли­я­ние на нрав­ственность ваших детей. Встре­ча­ется диа­вол в чело­ве­че­ском виде, кото­рый семя раз­врата сеет в дет­ской душе бес­стыд­ными речами, зна­ко­мя­щими детей с такими вещами, кото­рые на веки могут погу­бить ребенка.

И еще одно: не забы­вайте молиться о невин­но­сти ваших детей! Пору­чайте их жизнь охра­не­нию Пре­чи­стой Девы Матери Божией и свя­тому Ангелу — хра­ни­телю, воз­нося к ним еже­дневно горя­чие молитвы о сохра­не­нии детей своих.

Отцы и матери! Не забы­вайте слова Гос­пода Спа­си­теля, Друга детей: Бла­женны чистые серд­цем! Если у них будет нечи­стое сердце, то они не узрят Бога; а если это слу­чится по вашей вине, то и вы не узрите Бога, и Гос­подь от рук ваших взы­щет душу детей ваших! Заботь­тесь поэтому, чтобы к ним можно было при­ме­нить слова: Бла­женны чистые серд­цем. Аминь.

Поучение об искоренении преобладающего в ребенке порока

Фили­стим­ляне, уви­дев, что силач их у мер, побе­жали (1Цар. 17, 51)

Послу­ша­ние, прав­ди­вость и стыд­ли­вость, — это такие доб­ро­де­тели, кото­рые роди­тели должны с ран­них лет насаж­дать в серд­цах своих детей и к кото­рым должны при­учать их с осо­бен­ной забот­ли­во­стью. Но, роди­тели, вы не только должны насаж­дать в серд­цах детей ваших доб­рое, но и пре­по­беж­дать и иско­ре­нять злое. И, прежде всего, вы должны высту­пить на борьбу с глав­ным поро­ком, какой заме­тили в своем ребенке, и истре­бить в нем с кор­нем этот порок. Каж­дый ребе­нок имеет свой выда­ю­щийся недо­ста­ток, пре­об­ла­да­ю­щую гре­хов­ную склон­ность; и если бы у вас в семей­стве было, пожа­луй, и деся­теро детей, то каж­дое дитя имело бы свой недо­ста­ток. Один ребе­нок от при­роды скло­нен к тще­сла­вию, само­лю­бию, задор­ли­во­сти; дру­гой — к ску­по­сти, свое­ко­ры­стию; тре­тий — к чув­ствен­но­сти; чет­вер­тый — к зави­сти и зло­рад­ству; пятый — к лено­сти и празд­но­сти. Обык­но­венно каж­дая страсть один из семи глав­ных гре­хов. Но почему же, спро­сите, нужно пер­вее всего искоре­нять в детях глав­ные их недо­статки и пороки?

Вы зна­ете исто­рию о Голиафе. Вое­вали фили­стим­ляне с изра­иль­тя­нами, и враж­деб­ные вой­ска сто­яли про­тив строя в ожи­да­нии сра­же­ния. В это время высту­пил испо­лин­ского роста фили­стим­ля­нин Голиаф, стал изде­ваться над изра­иль­тя­нами, поно­сить как их самих, так и Бога их, и дерзко вызы­вал себе еди­но­борца. Никто не дер­зал всту­пить в еди­но­бор­ство со страш­ным вели­ка­ном, пока моло­дой пас­тух Давид, в упо­ва­нии на помощь Божию, с пасту­шеской сум­кой и пра­щей в руках не высту­пил про­тив него. Искусно и с силою бро­шен­ным кам­нем он пова­лил Голиафа на землю и умерт­вил его. Тогда Фили­стим­ляне, уви­дев, что силач их умер, побе­жали (1 Цар. 17, 51).

При­ме­ним эту исто­рию к пред­мету нашей беседы. Среди раз­лич­ных недоб­рых склон­но­стей, кото­рые имеют дети, в каж­дом есть и сво­его рода «голиаф», — то есть глав­ный недо­ста­ток, глав­ная страсть, глав­ный порок. И про­тив него-то и нужно вам пер­вее всего направ­лять удары, чтобы сва­лить его с ног; ибо если только будет убит этот «вели­кан» между злыми наклон­но­стями ваших детей, то «вой­ско» его тут же пре­дастся бег­ству. Говоря про­сто, это зна­чит: ста­рай­тесь иско­ре­нить глав­ный порок ваших детей, и мало-помалу все дру­гие пороки исчез­нут сами собой. Хотите вы, чтобы пле­велы и бурьян не росли на ниве вашей, вам нужно пер­вее всего уни­что­жить корни их, тогда цветы и листья этих сор­ных трав засох­нут и отпа­дут сами собой. А глав­ный порок вашего ребенка и есть тот корень, из кото­рого вырас­тают дру­гие пороки и грехи; и если вы исторг­нете из сердца вашего ребенка этот гре­ховный корень, тогда сами собой завя­нут и отпа­дут дру­гие его грехи и пороки. Кто хочет осу­шить ручей, тот дол­жен пре­гра­дить исток его. А глав­ный порок — люби­мый грех тво­его ребенка, и есть источ­ник, из кото­рого про­ис­те­кают все его пороки, и если ты пре­гра­дил этот источ­ник, уда­лил глав­ный этот порок, тогда скоро не будут более пока­зы­ваться другие.

Неод­но­кратно уже в преды­ду­щих своих бесе­дах я ука­зы­вал на то, что вос­пи­та­ние нужно начи­нать как можно раньше. Это вообще отно­сится ко всему делу вос­пи­та­ния, но осо­бенно к иско­ре­не­нию глав­ной стра­сти. Отсюда выте­кает чрез­вы­чайно важ­ное пра­вило: иско­ре­няй как можно раньше глав­ный порок сво­его ребенка, ибо чем больше ты замед­лишь, тем силь­нее и крепче ста­нет страсть и тем труд­нее тебе будет воз­об­ла­дать над нею. Один отец, по сло­вам Еван­ге­ли­ста, при­вел к Спа­си­телю сво­его сына, одер­жи­мого бесом, и про­сил Его об исце­ле­нии, так как апо­столы не могли изгнать беса. Но почему же апо­столы не

могли изгнать его? При­чина этому видна из вопроса, с каким Спа­си­тель обра­тился к отцу бес­но­ва­того: как давно это сде­ла­лось с ним? — и из ответа отца, кото­рый ска­зал: с дет­ства (Мк. 9, 21). Сле­до­ва­тельно, потому сатана полу­чил такую власть над этим отро­ком, кото­рый в страш­ных муках испус­кал пену, скре­же­тал, цепе­нел, бро­сался на землю, в огонь и воду, — потому, что диа­вол еще с дет­ства воз­об­ла­дал над ним и не был раньше изгнан.

Видите, роди­тели, то же самое бывает, когда бес лжи­во­сти, бес тще­сла­вия, бес лено­сти, чув­ствен­но­сти и т. д. посе­ля­ется в серд­цах детей ваших. Если не изгнать его в ран­нем дет­стве, то он уса­жи­ва­ется так твердо и полу­чает такую власть, что впо­след­ствии возобла­дать над ним бывает очень трудно или и совсем нельзя, и потребно бывает для этого чудо мило­сти Божией, чтобы осво­бо­дить от него детей. Неужели доста­нет у вас столько дерзо­сти, чтобы рас­счи­ты­вать на такое чудо? А если нет, то пораньше про­го­няйте из сер­дец детей ваших беса глав­ной страсти!

Но чтобы побе­дить и иско­ре­нить глав­ный порок ребенка вашего, вы сна­чала должны узнать, какой это порок. Потому пред­став­ля­ется весьма важ­ный вопрос: как роди­те­лям узнать, какой глав­ный порок гнез­дится в том или дру­гом из их детей? В ответ заметьте сле­дующие правила.

Ста­рай­тесь узнать, какие у вас самих глав­ные пороки и упо­треб­ляйте все силы к тому, чтобы пре­одо­леть их. Кто хорошо знает самого себя, тому не слиш­ком трудно узнать и дру­гого. Это вообще поло­же­ние имеет осо­бен­ное отно­ше­ние к роди­те­лям. Отец, мать, кото­рые хорошо знают свое сердце, роди­тели, кото­рые знают свою сла­бую сто­рону, свои излюблен­ные и глав­ные пороки, без затруд­не­ния заме­тят их и в своих детях, и тем более, что дети весьма часто полу­чают в наслед­ство дур­ные наклон­но­сти своих роди­те­лей, так что сын и дочь боль­шей частью имеют те же глав­ные недо­статки, какие у отца или матери. Но нужно ска­зать, что такое само­по­зна­ние — дело нелег­кое и состав­ляет вели­кое и труд­ное искус­ство, кото­рое может быть достиг­нуто с вели­ким уси­лием и с помо­щью бла­го­дати Божией. Если вы, роди­тели, хотите обла­дать таким само­по­зна­нием, то вам нужно с осо­бой внимательно­стью сле­дить за самими собой, за склон­но­стями и стрем­ле­ни­ями сво­его сердца; вы должны часто и усердно молить Бога, чтобы Он про­све­тил вас позна­нием вас самих; вы должны еже­дневно пове­рять свою совесть и вообще стре­миться к истин­ному бла­го­че­стию сердца. Ибо только искренне бла­го­че­сти­вый чело­век над­ле­жа­щим обра­зом может знать самого себя.

Но если ты по недо­статку истин­ного бла­го­че­стия, недо­ста­точно зна­ешь самого себя, не зна­ешь сво­его глав­ного порока, то может быть тем лучше зна­ешь недо­статки сво­его мужа, своей жены, пре­красно зна­ешь сла­бую его или её сто­рону. И это также может наве­сти тебя на над­ле­жа­щий путь к отыс­ка­нию глав­ных недо­стат­ков твоих детей. Будь вни­ма­те­лен, отец: не заме­ча­ешь ли ты в своей девочке тех именно недо­стат­ков, кото­рые так непри­ятны для тебя в жене твоей? А ты мать, смотри, не видишь ли в своем маль­чике тех самых недоб­рых наклон­но­стей, кото­рые в твоем муже при­чи­няют тебе столько непри­ят­но­стей и огорчений?

При­слу­ши­вай­тесь, что дру­гие люди гово­рят о ваших детях. Чужие люди обык­но­венно гораздо лучше видят недо­статки в наших детях, чем вы, роди­тели, так как они не бывают ослеп­лены лож­ной роди­тель­ской любо­вью. Поэтому, если кто обра­тит ваше вни­ма­ние на тот или дру­гой про­сту­пок ваших детей, то не оби­жай­тесь на это; осо­бенно если свя­щен­ник или учи­тель ука­жут вам с бла­го­же­ла­тель­ной целью на неодоб­ри­тель­ное пове­де­ние ваших детей, не сер­ди­тесь на это; напро­тив, будьте бла­го­дарны им: это ука­за­ние может послу­жить ко благу вашему и детей ваших.

Любите своих детей разум­ной хри­сти­ан­ской любо­вью. Без­рас­суд­ная роди­тель­ская любовь, какую, к при­скор­бию, боль­шин­ство роди­те­лей питают к своим детям, слу­жит обык­новенной при­чи­ной того, что они не обра­щают вни­ма­ния на важ­ные про­ступки детей, что они видят в них одно только хоро­шее, и самые их непро­сти­тель­ные шало­сти счи­тают часто хоро­шим качеством.

Наблю­дайте вни­ма­тельно за детьми сво­ими осо­бенно тогда, когда они и не подозре­вают, что за ними кто-то смот­рит. Напри­мер, в играх, когда они нахо­дятся в среде своих сверст­ни­ков, когда их истин­ная при­рода лучше всего ска­зы­ва­ется, и как доб­рые, так и худые их наклон­но­сти ско­рее всего обнаруживаются.

Вы зна­ете теперь, роди­тели, почему при доб­ром вос­пи­та­нии должно пер­вее всего обра­щать вни­ма­ние на иско­ре­не­ние глав­ных поро­ков детей. Я ука­зал вам важ­ней­шие пра­вила, как отыс­кать в ребенке глав­ный его порок. Если вы хотите с успе­хом испра­вить пороки ваших детей и иско­ре­нить в них зло, то будьте уве­рены, что вы этого не в состо­я­нии достиг­нуть, если не будете знать глав­ной стра­сти детей. А чтобы узнать, какой в вашем ребенке глав­ный недо­ста­ток, глав­ный порок, сле­дуйте тем пра­ви­лам, кото­рые ука­зал я. Ста­рай­тесь, прежде всего, знать свои сла­бые сто­роны и исправ­лять их. При­слу­ши­вай­тесь, что дру­гие люди гово­рят о ваших детях, и не раз­дра­жай­тесь, когда при­дется услы­шать что и нехо­ро­шее. Любите детей разум­ной и истин­ной хри­сти­ан­ской любо­вью. Имейте, нако­нец, зор­кие глаза за детьми. Если вы таким спо­со­бом заме­тили этого «голиафа» — глав­ный порок в ваших детях — то смело идите про­тив него в надежде на помощь Божию и не пере­ста­вайте вое­вать с ним, пока не пора­зите его совер­шенно. Если удастся вам истре­бить корень греха, то мало- помалу исчез­нут пле­велы про­чих поро­ков в саду сердца детей ваших, и взоры Божий и их свя­тых Анге­лов-хра­ни­те­лей с бла­го­сло­ве­нием почиют на них. Аминь.

Поучение об искоренении в детях гордости

Итак, кто ума­лится, как… дитя, тот и больше в Цар­стве Небес­ном (Мф. 18, 4)

Итак, теперь ясно осно­ва­ние, почему роди­тели в своей борьбе с дур­ными наклонно­стями своих детей должны обра­щать глав­ное вни­ма­ние на то, чтобы иско­ре­нить и уничто­жить в каж­дом ребенке отли­чи­тель­ный его нрав­ствен­ный недо­ста­ток, побе­дить «голиафа», чтобы «вой­ско» его раз­бе­жа­лось. Ука­зал я и глав­ней­шие пра­вила, как отыс­кать в ребенке этот выда­ю­щийся в нем порок. Обык­но­венно, как я уже заме­тил в послед­ний раз, этот глав­ный порок — один из семи так назы­ва­е­мых смерт­ных гре­хов. Начну с пер­вого смерт­ного греха — гордости.

Но что же делать нам, когда заме­чаем в ребенке ростки этого греха, и как насаж­дать в душе его про­ти­во­по­лож­ную доб­ро­де­тель — скром­ность, смирение?

Скром­ность, кро­тость, сми­ре­ние так есте­ственны сла­бому дитяти, во всех отно­ше­ниях нуж­да­ю­ще­муся в помощи дру­гих, что тще­сла­вие и гор­дость явля­ются в нем вслед­ствие пре­вратного вос­пи­та­ния и непра­виль­ного раз­ви­тия врож­ден­ного каж­дому чело­веку честолю­бия. Сам Спа­си­тель, чтобы наглядно пока­зать уче­ни­кам своим обра­зец истин­ного сми­ре­ния, поста­вил среди них дитя и ска­зал: итак, кто ума­лится, как это дитя, тот и больше в Цар­стве Небес­ном (Мф. 18, 4). Тем не менее, и в детях, боль­шей частью вслед­ствие лож­ного вос­пи­та­ния, уже может в раз­ных фор­мах обна­ру­жи­ваться гордость.

Раньше всего она обна­ру­жи­ва­ется в тще­сла­вии одеж­дой. Дело совер­шенно естествен­ное и невин­ное, когда малые дети рады бывают, что им сошьют новую одежду, если только эта радость не пре­сту­пает над­ле­жа­щих гра­ниц. Но гра­ница пере­хо­дится, когда дети без­мерно и слиш­ком уже выра­жают свою радость этой кра­си­вой одежде, когда они тще­сла­вятся своим наря­дом и с пре­зре­нием смот­рят на дру­гих детей, хуже их оде­тых. Боль­шей частью эта смеш­ная сует­ность и пустое тще­сла­вие воз­буж­да­ются самими нера­зум­ными роди­те­лями, кото­рые нередко наря­жают своих детей, дево­чек и маль­чи­ков, как кукол, сами вос­хи­ща­ются их наря­дом, под­во­дят их смот­реться и любо­ваться к зер­калу и т. п. Чтобы не воз­буж­дать в детях своих тще­сла­вие одеж­дой, роди­тели должны избе­гать этих и подоб­ных недо­стат­ков. Напро­тив, они должны дать понять своим детям, что пред Богом наряд­ные, доро­гие одежды не имеют ника­кой цены, что Бог взи­рает не на одежду, но на сердце, что пре­крас­нее дитя в бед­ной и пло­хой одежде, но у кото­рого бла­го­че­сти­вое и чистое сердце. Ука­за­ние на то, что Иисус Мла­де­нец в яслях был повит бед­ными пеле­нами, может также слу­жить предостере­жением для детей не при­да­вать зна­че­ния доро­гим и кра­си­вым наря­дам. Разум­ные роди­тели будут гово­рить своим детям не о доро­гих и кра­си­вых наря­дах, но о чистых и опрят­ных, так как дети, конечно, должны быть при­уча­емы к опрят­но­сти. Поэтому не сле­дует пори­цать и счи­тать за гор­дость, когда ребе­нок не хочет оде­вать гряз­ную и разо­рван­ную одежду, если он акку­ратно моет руки и лицо, если он отка­зы­ва­ется есть и пить из немы­той посуды, и если вообще любит, чтобы все вокруг было чисто и акку­ратно. Напро­тив, вся­че­ски нужно разви­вать в детях вкус к опрят­но­сти и чистоте.

Вто­рой род гор­до­сти, обна­ру­жи­ва­ю­щийся даже еще и в детях, состоит в том, что дети много думают о богат­стве или высо­ком чине своих роди­те­лей и потому низко смот­рят на детей бед­ных и невы­со­ко­чи­нов­ных роди­те­лей, счи­тают себя лучше их и потому укло­ня­ются от сно­ше­ния с ними, грубо обра­ща­ются с при­слу­гой и т. д. Чтобы дети ваши не усво­или этого про­тив­ного порока, при­учайте их к тому, чтобы они ко вся­кому — бога­тому и бед­ному, знат­ному и про­стому — были вни­ма­тельны, лас­ковы, учтивы. Не мешайте им сбли­жаться с бед­ными, но хоро­шими детьми. Не поз­во­ляйте, чтобы дети ваши о ком бы то ни было дурно отзы­ва­лись. Вну­шайте им, что Бог смот­рит не на богат­ство, не на знат­ность, но на доб­ро­де­тель и чест­ность. Ука­жите осо­бенно на Мла­денца Иисуса, Кото­рый избрал Себе не бога­тых и знат­ных роди­те­лей, но плот­ника — своим вос­пи­та­те­лем, а бед­ную Деву — Матерью.

Тре­тий род гор­до­сти обна­ру­жи­ва­ется в детях в том, что они много думают о своих дей­стви­тель­ных или мни­мых доб­рых каче­ствах и пре­иму­ще­ствах. Есть немало детей, кото­рые гор­дятся своим при­ле­жа­нием, своим бла­го­че­стием и своей скром­но­стью, кото­рые много о себе вооб­ра­жают, что зани­мают пер­вое место в списке уче­ни­ков и т. д. Конечно, нет еще ничего предо­су­ди­тель­ного в том, что дитя счи­тает для себя честью, если оно успе­вает хорошо в нау­ках и отли­ча­ется пре­крас­ным пове­де­нием, так как често­лю­бие такого рода свой­ственно вся­кому чело­веку — сле­до­ва­тельно, и ребенку вло­жено в сердце Твор­цом. Но это често­лю­бие должно быть в извест­ных гра­ни­цах, не должно вырож­даться в иска­ние чести, в тще­сла­вие. Ребе­нок дол­жен быть при­леж­ным, скром­ным, бла­го­че­сти­вым не потому только, что за это его хва­лят, но потому, что этого тре­бует от него Бог. И чем старше ста­но­вится ребе­нок, тем больше он дол­жен быть при­учен к тому, чтобы делать добро по чув­ству долга, с мыс­лью о Боге, а не для того только, чтобы пожи­нать похвалу у людей. Он потому дол­жен глав­ным обра­зом избе­гать греха и зла, что Бог запре­тил грех, а не потому только, чтобы избе­жать пори­ца­ния и нака­за­ния. Бере­ги­тесь сами, чтобы не наса­дить в детях ваших само­мне­ния и высо­ко­ме­рия, само­хваль­ства, сла­во­лю­бия и хва­стов­ства, поз­во­ляя им тол­ко­вать и судить о пред­ме­тах, кото­рых они не пони­мают совсем, или же, как часто это бывает, рас­то­чать им похвалу за доб­рое пове­де­ние. Лас­ко­вый взор, доволь­ная улыбка, крат­кое заме­ча­ние, что вы довольны им, должно быть для ребенка доста­точ­ной награ­дой за испол­не­ние им своих обя­занностей. Не допус­кайте нико­гда, чтобы дети хва­лили самих себя, много гово­рили о самих себе или же вме­ши­ва­лись в раз­го­воры взрос­лых, осме­и­вали или же дерзко поправ­ляли их мнения.

При­учайте их, нако­нец, к пунк­ту­аль­ному послу­ша­нию, потому что послу­ша­ние есть самый луч­ший учи­тель сми­ре­ния и кротости.

Чтобы вну­шить детям отвра­ще­ние ко вся­кого рода тще­сла­вию, само­мне­нию и суетно­сти, ука­зы­вайте им на то, какой вели­кий грех перед Богом — гор­дость, что она, по сло­вам Свя­щен­ного Писа­ния, начало вся­кого греха (ср.: Сир. 10, 15) и мер­зость пред Богом (ср.: Притч. 8, 13; 16, 5). Ука­зы­вайте им на при­меры злых духов (они, известно, за гор­дость свер­жены с Неба), на при­мер наших пра­ро­ди­те­лей в раю (по вну­ше­нию диа­во­лом гор­до­сти, они захо­тели быть как боги); учите их, к чему при­во­дит гор­дость, как страшно Гос­подь нака зывает за неё и как высо­ко­ме­рие пред­ше­ствует паде­нию. При этом не забы­вайте учить их, как бого­угодна доб­ро­де­тель сми­ре­ния и скром­ность, как Бог воз­вы­шает сми­рен­ного, как это мы видим на Матери Божией и свя­тых. Но высо­чай­шим образ­цом как всех про­чих добро­детелей, так и сми­ре­ния, дол­жен быть для них Спа­си­тель, Кото­рый ска­зал о Себе Самом: научи­тесь от Меня, ибо Я кро­ток и сми­рен серд­цем (Мф. И, 29).

Роди­тели! Вы все жела­ете, чтобы дети ваши были доб­рыми, послуш­ными детьми. Если этого вы истинно хотите, то побеж­дайте в них гор­дое высо­ко­ме­рие, потому что высоко­мерные дети будут свое­нравны и непо­слушны; насаж­дайте в них сми­ре­ние и скром­ность, потому что скром­ные дети все­гда бывают послуш­ными. Вы все хотите, чтобы дети ваши были бла­го­дарны, — не допус­кайте в них вко­ре­ниться высо­ко­ме­рию и гор­до­сти, потому что чело­век гор­дый боль­шей частью небла­го­да­рен. Все вы хотите, чтобы дети ваши были счаст­ливы, — насаж­дайте в них скром­ность и сми­ре­ние, потому что скром­ный и непри­тя­за­тель­ный чело­век бывает спо­коен и дово­лен своим поло­же­нием, а чело­век доволь­ный, в сущ­но­сти, и есть чест­ный и счаст­ли­вый. Все вы, без сомне­ния, хотите чтобы на детях ваших почи­вало бла­го­во­ле­ние Божие, — сохра­няйте их от гор­до­сти; учите их сло­вом и при­ме­ром сми­ре­нию и скром­но­сти, потому что Бог гор­дым про­ти­вится, а сми­рен­ным дает бла­го­дать (Иак. 4, 6). Аминь.

Поучение о предохранении детей от любостяжания

Корень всех зол есть среб­ро­лю­бие (1 Тим. 6, 10)

Вто­рой смерт­ный грех есть любо­с­тя­жа­ние. Он состоит в том, что чело­век всей душой, всем серд­цем, всем помыш­ле­нием своим отда­ется день­гам, при­об­ре­те­нию и накоп­ле­нию иму­ще­ства, оста­ва­ясь бес­чув­ствен­ным и жесто­ко­серд­ным к нуж­да­ю­щимся. Едва ли есть дру­гой столь рас­про­стра­нен­ный порок, гнус­ность и гре­хов­ность кото­рого была бы столь мало созна­ва­ема, как любо­с­тя­жа­ние. А между тем, Слово Божие кор­нем всех зол назы­вает среб­ро­лю­бие, и о тех, кото­рые желают обо­га­щаться, апо­стол Павел гово­рит, что они впа­дают в иску­ше­ния и в сеть и во мно­гие без­рас­суд­ные и вред­ные похоти, кото­рые погру­жают людей в бед­ствие и пагубу (1 Тим. 6, 9). В дру­гом же месте тот же апо­стол любостя­жание постав­ляет в числе тех поро­ков, кото­рые исклю­чают чело­века из Цар­ства Небес­ного. Так, он учит: знайте, что ника­кой… любо­с­тя­жа­тель, кото­рый есть идо­ло­слу­жи­тель, не имеет насле­дия в Цар­стве Хри­ста и Бога (Еф. 5, 5). Апо­стол Петр при­учен­ных к любостя­жанию назы­вает сынами про­кля­тия (ср.: 2 Пет. 2, 14). Если же это так, то отсюда видите, роди­тели, что вам самим необ­хо­димо беречься этого порока и в то же время предо­хра­нять от него детей своих. Я кос­нусь только послед­него пункта и пред­ставлю ответ на вопрос: как нужно посту­пать роди­те­лям, чтобы предо­хра­нить детей своих от любо­с­тя­жа­ния и скупости?

Весьма мно­гие роди­тели — созна­тельно или бес­со­зна­тельно сами сеют, насаж­дают и вко­ре­няют в душах детей своих страсть любо­с­тя­жа­ния. Во мно­гих, даже можно ска­зать в боль­шей части семейств, дети день ото дня ни о чем почти не слы­шат больше раз­го­во­ров, как о день­гах, о дохо­дах, о жало­ва­нии, о зара­бот­ках. Полу­чить хоро­шее, доход­ное место и боль­шое жало­ва­нье постав­ля­ется для них глав­ной зада­чей жизни; богат­ство прославля­ется как выс­шее сча­стье, бед­ность как вели­чай­шее несча­стье. К таким речам пред­став­ляют при­меры, кото­рые дети еже­дневно видят перед гла­зами. С дет­ства они заме­чают, что людей ува­жают и ценят по той мере, в какой кто обла­дает состо­я­нием, иму­ще­ством. В неко­то­рых семей­ствах, осо­бенно ремес­лен­ни­ков, для уве­ли­че­ния хозяй­ствен­ных денеж­ных зара­бот­ков даже малых детей застав­ляют, ино­гда непо­сильно, даже в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни, рабо­тать с ущер­бом для их здо­ро­вья и телес­ного раз­ви­тия. А потому иначе и быть не может, как только то, что дети посте­пенно при­уча­ются к мысли, что люди для того суще­ствуют, чтобы так или иначе при­об­ре­тать деньги, что деньги на свете — самое главное.

В неко­то­рых при­хо­дах, как сооб­щают мне, маль­чики, обу­чен­ные в при­ход­ской школе цер­ков­ному пению и еще про­дол­жа­ю­щие свое школь­ное обу­че­ние, не хотят петь даром в цер­ков­ном хоре своей при­ход­ской церкви и, по настав­ле­нию роди­те­лей, тре­буют, чтобы им давали по нескольку копеек за каж­дую службу. Оче­видно, что жал­кие роди­тели этих несчаст­ных детей смот­рят на них, как на доход­ную ста­тью в хозяй­стве. Но что вый­дет из этих детей? Вырас­тут они и будут делать только то, за что можно полу­чить деньги; в храме Божием их уже никто не уви­дит, так как за посе­ще­ние церкви денег никто не дает… Роди­тели, таким обра­зом, ока­зы­ва­ются винов­ни­ками нрав­ствен­ной порчи и отпа­де­ния своих детей от Бога; созна­тельно или бес­со­зна­тельно — они при­учают детей своих слу­же­нию мамоне и золо­тому тельцу и отчуж­де­нию от Бога. Танцы евреев в пустыне у Синая вокруг золо­того тельца наглядно пока­зы­вают, как дей­ствует любо­с­тя­жа­ние на рели­ги­оз­ную жизнь. Где кла­ня­ются золо­тому тельцу — день­гам, там уже нет почте­ния и покло­не­ния истин­ному Богу.

Любо­с­тя­жа­ние может обна­ру­житься в детях раз­лич­ным обра­зом. Боль­шей частью оно в малых детях выска­зы­ва­ется в том, что неко­то­рые из них все ста­ра­ются захва­тить и при­своить, а из того, что полу­чают, ничего не хотят дать бра­тьям и сест­рам, или дру­гому кому-либо. Чтобы предо­хра­нить детей от этой гнус­ной стра­сти, роди­тели должны направ­лять их к про­ти­во­по­лож­ной сему пороку доб­ро­де­тели, именно — к щед­ро­сти. Это может быть достиг­нуто, когда вы будете при­учать детей делиться с дру­гими тем, что они полу­чили, а также чтобы они соб­ствен­но­ручно пода­вали нищему мило­стыню, ока­зы­вали услуги бед­няку и т. п. Но учите детей щед­ро­сти не только из есте­ствен­ного состра­да­ния, но и по рели­ги­оз­ным осно­ва­ниям, вну­шая им, что дан­ное нищим Спа­си­тель при­ни­мает, как если это дано было ему Самому; учите детей сло­вам Гос­пода: лучше давать, чем при­ни­мать (ср.: Деян. 20, 35); пусть рука его учится бла­го­тво­ре­нию, чтобы ребе­нок узнал, какое бла­жен­ство в даянии.

Далее, любо­с­тя­жа­ние часто обна­ру­жи­ва­ется в детях в виде недо­воль­ства всем окру­жающим их. Поэтому, если вы хотите предот­вра­тить своих детей от любо­с­тя­жа­ния, то ста­райтесь при­учить их доволь­ство­ваться тем, что имеют. Они должны быть довольны пищей, довольны своей одеж­дой, довольны сво­ими играми, довольны всем окру­жа­ю­щим их. Дер­житесь по отно­ше­нию к детям пра­вила: «Кто недо­во­лен тем, что ему дано, тот ничего не полу­чит». Недо­вольно дитя той пищей, кото­рую вы ему пред­ла­га­ете, одеж­дой или игруш­ками, кото­рые вы ему купили, кажутся они ему не очень хоро­шими и кра­си­выми, — возь­мите назад: это полезно подей­ствует на неис­пор­чен­ное дитя.

Нередко слу­ча­ется, что дети по любо­с­тя­жа­нию поз­во­ляют при­сва­и­вать себе чужие вещи. Будьте осо­бенно вни­ма­тельны на этот счет. Если заме­тите у ваших детей вещи, каких вы не давали, напри­мер, игрушки, школь­ные пись­мен­ные при­над­леж­но­сти и т. п., спраши­вайте все­гда, откуда взя­лись у них эти вещи, и если ока­жется, что они взяли у това­ри­щей, строго при­ка­зы­вайте немед­ленно воз­вра­тить. Пере­смат­ри­вайте время от вре­мени класс­ные их вещи, нет ли там чужих пред­ме­тов: перьев, ручек, каран­да­шей, тет­ра­дей и книг. Если дети при­но­сят домой най­ден­ное на улице или в классе, тре­буйте, чтобы они объ­явили в классе, не поте­рял ли кто най­ден­ной им вещи. Не допус­кайте также, чтобы дети обме­ни­ва­лись сво­ими вещами между собой, а тем более про­да­вали их, потому что при этом они легко могут научиться обману. Вну­шайте им сколько воз­можно раньше, что неправ­дой нажи­тое впрок не пой­дет. Научите своих детей с ран­них лет их жизни уметь раз­ли­чать «мое» и «твое». Поэтому не допус­кайте, чтобы они само­вольно брали вещи своих бра­тьев и сестер и пользо­вались ими, потому что через это ослаб­ля­ется чув­ство права и ува­же­ния к чужой собствен­ности. Напро­тив, вы должны настав­лять детей, чтобы они помо­гали друг другу и, в слу­чае надоб­но­сти, не отка­зы­ва­лись ода­рить брата или това­рища сво­ими вещами.

Если вы, роди­тели, жела­ете сохра­нить своих детей от любо­с­тя­жа­ния, в каком бы виде то ни про­яв­ля­лось у них, если не хотите вос­пи­тать их рабами мамоны, то должны сло­вом и при­ме­ром своим учить их пони­мать истин­ную цену зем­ных благ. Учите сло­вом, разъяс­няя им, что деньги и иму­ще­ство — не выс­шее благо на земле, что суще­ствует выс­шее благо, именно — доб­ро­де­тель и правда, кото­рые един­ственно имеют цену пред Богом, что чело­веку нет пользы, хотя бы он при­об­рел весь мир, и при этом повре­дил душе своей. Учите своим при­ме­ром, не нару­шая из-за любо­с­тя­жа­ния своих рели­ги­оз­ных обя­зан­но­стей, как напри­мер, молитвы, посе­ще­ния бого­слу­же­ния и тому подоб­ного, пока­зы­вая им, нако­нец, всей своей жиз­нью, что деньги и иму­ще­ство — не самое глав­ное для вас, что глав­ное для вас — буду­щее бла­жен­ство ваших душ.

Пока­зал я вам, как вы должны побеж­дать в детях ваших склон­ность к любо­с­тя­жа­нию и предо­хра­нять их от этого гнус­ного и весьма опас­ного порока. Учите же детей своих быть щед­рыми и доволь­ными; вос­пи­ты­вайте в них чув­ство чест­но­сти, вну­шайте им глу­бо­кое отвра­ще­ние ко вся­кого рода неправде, учите их сло­вом и при­ме­ром знать над­ле­жа­щую цену зем­ных благ. Вос­пи­ты­вайте таким обра­зом своих детей не только для земли, но для Бога и Неба, забо­тясь не только о смерт­ном их теле, но и о бес­смерт­ной душе; вос­пи­ты­вайте их не только для крат­кого срока пред­сто­я­щей им зем­ной жизни, но и для бес­ко­неч­ной веч­но­сти. Аминь.

Поучение о сохранении детей от зависти

Зави­стью диа­вола вошла в мир смерть, и испы­ты­вают ее при­над­ле­жа­щие к уделу его (Прем. 2, 24)

Тре­тий, весьма рас­про­стра­нен­ный у детей порок, на свое­вре­мен­ное иско­ре­не­ние кото­рого роди­тели должны обра­щать самое забот­ли­вое, самое серьез­ное вни­ма­ние, есть зависть. Для чело­века завист­ли­вого невы­но­симо бла­го­по­лу­чие ближ­него: он тер­за­ется скор­бью, его гло­жет печаль, когда ближ­ний его насла­жда­ется бла­го­ден­ствием и сча­стьем жизни; зато сердце его испол­ня­ется радо­стью и удо­воль­ствием, когда ближ­ний испы­ты­вает зло­по­лу­чие и несча­стье. Дал бы Бог, чтобы среди вас, слу­ша­тели, не нашлось ни одного такого чело­века. Задача моя — дать вам ответ на вопрос: что должны делать роди­тели, дабы не допу­стить раз­виваться в серд­цах детей зави­сти и недоб­ро­же­ла­тель­ству. В ответ на этот вопрос заметьте сле­ду­ю­щие пять правил.

Пер­вое пра­вило. Задер­жи­вайте свое­вре­менно вся­кое про­яв­ле­ние в детях зави­сти. Она может про­явиться в них в самых раз­лич­ных фор­мах. Обращу ваше вни­ма­ние на неко­то­рые при­меры того, как обна­ру­жи­ва­ется этот гнус­ный порок в самых малень­ких детях, так как общие заме­ча­ния мало могут помочь в дан­ном слу­чае. Если дети за сто­лом тороп­ливо спе­шат под­ста­вить свои тарелки в види­мом бес­по­кой­стве, что пока дой­дет оче­редь до них, дру­гим роз­дано будет, а им оста­нется не много; если они, бро­сая по сто­ро­нам взоры, начи­нают быстро есть, чтобы упре­дить дру­гих и полу­чить еще добавку; если ребе­нок мрач­ным взо­ром огля­ды­вает тарелки бра­тьев и сестер, думая, что они больше его полу­чили; если он полу­чен­ную пор­цию срав­ни­вает с дру­гими, чтобы видеть, не полу­чил ли кто больше; если он срав­ни­вает куп­лен­ные для него игрушки, класс­ные при­над­леж­но­сти и пла­тье с такими же вещами у бра­тьев и сестер, не полу­чил ли кто луч­шей вещи, — если вы это и подоб­ное заме­ча­ете в своем ребенке, то это — види­мый знак его завист­ли­вого сердца. Таких пороч­ных про­яв­ле­ний вы, роди­тели, не должны тер­петь, обя­заны вся­че­ски иско­ре­нять их, где бы и когда бы они ни про­яви­лись. Напро­тив, вы должны при­учать своих детей к тому, чтобы они довольны были тем, что полу­чают. Если ребе­нок оттал­ки­вает пода­ва­е­мую ему вещь, потому что и дру­гой полу­чил то же, то это дока­за­тель­ство, что зависть пустила уже в нем глу­бо­кие корни, и он за такой свой посту­пок заслу­жи­вает все­гда серьез­ного и чув­стви­тель­ного нака­зания. Дру­гая сто­рона зави­сти есть зло­рад­ство, кото­рое весьма часто встре­ча­ется у детей. Оно также обна­ру­жи­ва­ется в детях раз­лич­ным обра­зом. Если дети злобно улы­ба­ются, когда кого-либо из бра­тьев или това­ри­щей нака­зы­вают за что-нибудь, или еще насме­ха­ются над нака­зы­ва­е­мым, то эти недоб­рые дети заслу­жи­вают такого же нака­за­ния, как и нака­зан­ный. Если дети лживо жалу­ются друг на друга, лжи­вым обра­зом сва­ли­вают вину друг на друга с злоб­ной целью, то это должно быть все­гда строго нака­зы­ва­емо. Если дети пере­дают и о дей­стви­тель­ных про­ступ­ках своих бра­тьев или това­ри­щей, то и этого нельзя остав­лять без пори­ца­ния, ибо это дела­ется ими с целью, чтобы дру­гой был нака­зан. Вообще доно­ше­ние от детей только тогда должно тер­петь, когда отец или мать, зако­но­учи­тель или учи­тель поста­вляют их для над­зора или порядка и тре­буют прав­ди­вых отве­тов. Но при этом нужно учить их, чтобы они, подобно Иосифу Пре­крас­ному, сооб­щали о поступ­ках своих бра­тьев, сестер или това­ри­щей не из зло­рад­ства, но дабы предо­хра­нить от греха.

Вто­рое пра­вило. Не вызы­вайте сами зави­сти в серд­цах детей своих. Это про­ис­хо­дит часто оттого, что роди­тели при­страстно посту­пают в отно­ше­нии детей: одного предпочи­тают дру­гому. Хри­сти­ан­ские роди­тели не должны иметь между сво­ими детьми так называ­емых любим­цев; долг их отно­ситься ко всем с рав­ной любо­вью, мерить всех одной и той же мерой, так как в про­тив­ном слу­чае роди­тели сами воз­буж­дают зависть в серд­цах тех детей, кото­рые счи­тают себя нелю­би­мыми. В пище, в одежде, в подар­ках, не должно одному давать пред­по­чте­ние перед дру­гим, но для всех должна быть одна мерка. Похвала и пори­ца­ние, награды и нака­за­ния также должны быть для всех сораз­ме­ря­емы: нельзя попус­кать без вни­мания млад­шему то, что обык­но­венно пори­ца­ется и нака­зы­ва­ется в стар­ших. Какие печаль­ные послед­ствия могут про­ис­хо­дить оттого, что неоди­на­ково отно­сятся к детям, видим на при­мере бра­тьев Иосифа, кото­рого отец любил больше, чем дру­гих; и это до того ожесто­чило бра­тьев, что они про­дали его в рабство.

Тре­тье пра­вило. Не учите детей этому гнус­ному пороку своим при­ме­ром. Если дети часто слы­шат, как отец или мать с зави­стью и зло­же­ла­тель­ством гово­рят о своих знако­мых и сослу­жив­цах, поз­во­ляют себе зло­рад­ные о них рас­сказы; если недо­ста­точ­ные роди­тели в при­сут­ствии детей своих бра­нят людей бога­тых, часто выра­жают свое недо­воль­ство, что они не так богаты, не так счаст­ливы в своих делах, в своих пред­при­я­тиях, как тот или этот, — вообще, если дети дома почти еже­дневно и еже­часно ничего дру­гого не слы­шат, кроме завист­ли­вых, зло­же­ла­тель­ных речей о своих ближ­них, то может ли быть иное, как не то, что зависть, зло­же­ла­тель­ство пустит корни в неж­ные души детей, кото­рые ко злу гораздо вос­при­им­чи­вее, чем к добру?

Чет­вер­тое пра­вило. Учите своих детей нена­ви­деть зависть и гну­шаться её, как бого­противного порока. Зависть есть гнус­ный порок, но не это должно быть глав­ным основа­нием, почему ваши дети должны избе­гать его. Зависть — это глу­пый порок, так как он не только не при­но­сит завист­ли­вому ника­кой пользы и выгоды, а, напро­тив, один вред, отра­вляя ему жизнь ядо­ви­тым своим зло­же­ла­тель­ством. Но и не это только должно побуж­дать вас предо­сте­ре­гать от зави­сти детей ваших.

Они потому должны прежде всего избе­гать этой стра­сти и гну­шаться её, что это перед Богом вели­чай­ший грех, что Бог запре­тил её. Как про­тивна зависть в очах Божиих, вы лучше всего можете, роди­тели, пока­зать своим детям, ука­зав, что зависть про­ис­хо­дит от диа­вола: он при­нес зависть в мир, поза­ви­до­вавши сча­стью Адама и Евы, кото­рым они насла­жда­лись в раю. Как отвра­ти­те­лен перед Богом порок зави­сти, вы можете, далее, научить детей своих, ука­зав, какое вели­кое зло про­изо­шло из зави­сти: из зави­сти сатана соблаз­нил наших праро­дителей на грех; зависть сде­лала Каина бра­то­убий­цей; по зави­сти бра­тья про­дали Иосифа; зависть побу­дила фари­сеев ложно обви­нять Гос­пода Иисуса Хри­ста и тре­бо­вать Его смерти. Как бого­не­на­вистна зависть, можете, нако­нец, пока­зать своим детям, разъ­яс­нив им, что завист­ли­вый под­ра­жает диа­волу упо­доб­ля­ется ему, и потому неко­гда будет раз­де­лять и его жре­бий. Самое худ­шее, что можно ска­зать о зави­сти, ска­зано Сло­вом Божиим устами Пре­мудрого: зави­стью диа­вола вошла в мир смерть, и испы­ты­вают ее при­над­ле­жа­щие к уделу его (Прем. 2, 24).

Послед­нее пра­вило. Насаж­дайте с самых ран­них лет в серд­цах детей ваших проти­воположную этому пороку доб­ро­де­тель, именно — бла­го­рас­по­ло­же­ние ко всем и доброже­лательство, вообще ту любовь к ближ­ним, кото­рая все­гда и во вся­ком слу­чае посту­пает по сло­вам Спа­си­теля: во всем, как хотите, чтобы с вами посту­пали люди, так посту­пайте и вы с ними (Мф. 7, 12). Роди­тели должны сло­вом и при­ме­ром учить детей своих искрен­ней, дея­тель­ной любви к ближ­ним, быть состра­да­тель­ными к бед­ным и нуж­да­ю­щимся, к бра­тьям, сест­рам и дру­гим детям, быть уступ­чи­выми, услуж­ли­выми и доб­рыми. Дети должны при­учаться радо­ваться бла­го­по­лу­чию ближ­него и скор­беть о его несча­стье; они должны, по слову апо­стола, радо­ваться с раду­ю­щи­мися и пла­кать с пла­чу­щими (ср.: Рим. 12, 15). Они должны учиться вза­имно пере­но­сить недо­статки и не быть донос­чи­ками о про­ступ­ках своих бра­тьев, сестер и соуче­ни­ков. С самых ран­них лет ими должно быть усво­ено высо­кое зна­чение запо­веди о любви к ближ­ним, кото­рую Спа­си­тель постав­ляет наравне с запо­ве­дью о любви к Богу, и сле­до­ва­ние кото­рой Он счи­тает при­зна­ком своих уче­ни­ков: По тому, гово­рит Он, узнают все, что вы Мои уче­ники, если будете иметь любовь между собою (Ин.13, 35).

Ука­зал я вам, роди­тели, глав­ные спо­собы, как побеж­дать и иско­ре­нять в серд­цах детей ваших зависть и недоб­ро­же­ла­тель­ство. Вы слы­шали, какой глу­пый порок зависть, так как тому, кто одер­жим зави­стью, она не при­но­сит ника­кой пользы, напро­тив, только отрав­ляет жизнь; вы слы­шали, какой про­ти­во­хри­сти­ан­ский грех зависть, так как она идет напе­ре­кор глав­ной запо­веди хри­сти­ан­ской: воз­люби ближ­него тво­его, как самого себя (Мф. 22, 39). Ука­зал я вам, что зависть — истинно диа­воль­ский порок, ибо он про­ис­хо­дит от диа­вола и упо­доб­ляет ему. Потому, роди­тели, бере­ги­тесь сами зави­сти и недоб­ро­же­ла­тель­ства и забо­тливо предо­хра­няйте детей ваших от этого порока.

Пре­пят­ствуйте со всей реши­тель­но­стью вся­кому про­яв­ле­нию в детях ваших зави­сти; не вызы­вайте сами в серд­цах их недоб­ро­же­ла­тель­ства при­страст­ным отно­ше­нием; своим сло­вом и при­ме­ром учите, что зависть — самый гнус­ный порок в очах Божиих; насаж­дайте, нако­нец, в неж­ных и вос­при­им­чи­вых серд­цах детей про­ти­во­по­лож­ную зави­сти доб­ро­де­тель — сер­деч­ное ко всем бла­го­же­ла­тель­ство. Учите детей своих, чтобы они были истин­ными детьми Небес­ного Отца, Кото­рый с рав­ной любо­вью обни­мает все свои созда­ния, Кото­рый пове­ле­вает солнцу Сво­ему вос­хо­дить над злыми и доб­рыми и посы­лает дождь на пра­вед­ных и непра­вед­ных (Мф. 5, 45). Аминь.

Поучение о том, что родители ничем не могут оправдать своей виновности в небрежном воспитании детей

Пустите детей при­хо­дить ко Мне и не воз­бра­няйте им, ибо тако­вых есть Цар­ствие Божие (Ак. 18, 16)

Одна­жды вече­ром, после тру­до­вого дня, про­ве­ден­ного Гос­по­дом Иису­сом Хри­стом в непре­рыв­ной про­по­веди и бесе­дах с наро­дом, с фари­се­ями и уче­ни­ками, при­шли к Нему матери со сво­ими детьми и хотели под­ве­сти их к Нему, чтобы Он бла­го­сло­вил их. Уче­ники не хотели уже бес­по­ко­ить Спа­си­теля и не допу­стили мате­рей; тогда Иисус Хри­стос ска­зал вечно памят­ные слова: пустите детей при­хо­дить ко Мне. В этих сло­вах выра­жена сущ­ность обя­зан­но­стей хри­сти­ан­ских роди­те­лей к своим детям, именно: долг мате­рей и отцов — при­водить детей своих к Спасителю.

Но как же, ска­жут, делать это, когда Спа­си­тель само­лично не про­по­ве­дует ныне на земле? Это дости­га­ется тем именно спо­со­бом, когда роди­тели при­во­дят чад своих к соеди­нению со Хри­стом Спа­си­те­лем посред­ством веры в Него, Таин­ствами Свя­той Церкви, наса­ждением в серд­цах детей пла­мен­ной любви к Нему и послу­ша­нием уче­нию Его. Путь к этому — хри­сти­ан­ское вос­пи­та­ние детей.

Общая жалоба в наше время что боль­шая часть наших детей, не говоря о юно­ше­стве, плохо вос­пи­ты­ва­ется; сами роди­тели много и часто жалу­ются на это. И жалобы эти, к сожа­лению, вполне основательны.

Недо­мо­га­ние, болез­нен­ность в нашем вос­пи­та­нии выше вся­кого сомне­ния. Болезнь же не сле­дует запус­кать, болезнь нужно лечить. А когда хотят лечить боль­ного, то прежде всего спра­ши­вают у него: что болит, где болит? Спро­сим и мы: что «болит» в вос­пи­та­нии детей?

Кому при­хо­дится обра­щаться с детьми, те ска­жут нам, если будут доб­ро­со­вестны, что в нашем юно­ше­стве прежде всего бро­са­ется в глаза запу­щен­ность в рели­ги­оз­ном отноше­нии. Зако­но­учи­тели учеб­ных заве­де­ний пове­дают нам, что часто посту­пают в школу такие дети, для рели­ги­оз­ного раз­ви­тия кото­рых в семье почти ничего не сде­лано; нет в детях страха Божия, нет у них рели­ги­оз­ных навы­ков и при­вы­чек. Спро­сишь ино­гда такое дитя: «Молишься ты Богу?» — и полу­ча­ешь в ответ: «Никто дома со мной не молится». Уроки зако­но­учи­теля в школе не встре­чают содей­ствия в семье роди­те­лей. Нет почти воз­мож­но­сти устро­ить пра­виль­ное посе­ще­ние детьми цер­ков­ного бого­слу­же­ния. В детях уже заме­ча­ется рав­но­ду­шие, неохота к молитве и хож­де­нию в цер­ковь. Нередко можно слы­шать из уст детей стар­шего воз­раста, обу­ча­ю­щихся в шко­лах, дерз­кие речи о пред­ме­тах веры, божбу, ложь, непри­стой­ные руга­тель­ства и даже про­яв­ле­ние неверия.

Далее, в детях нашего вре­мени заме­ча­ется недо­ста­ток тех доб­рых качеств, кото­рые должны укра­шать дет­ский воз­раст. О две­на­дца­ти­лет­нем Иисусе читаем: он ходил с роди­те­лями в Иеру­са­лим­ский храм и пови­но­вался им, воз­рас­тал муд­ро­стью и бла­го­да­тью, а также и воз­рас­том у Бога и людей. Это обра­зец для всех детей; Ему должны они под­ра­жать. Но так ли бывает? Вы не ста­нете, думаю, спо­рить со мной, если я вам пере­числю хоть неко­торые недо­статки нынеш­них детей, на кото­рые вы сами жалуетесь.

Прежде всего, вы ука­зы­ва­ете на отсут­ствие в детях скром­но­сти, на гру­бость, своенра­вие, дер­зость, дикость. Стоит только взять во вни­ма­ние непо­чти­тель­ное обра­ще­ние детей с роди­те­лями, учи­те­лями и стар­шими… Вы сами жалу­е­тесь на непо­слу­ша­ние, на лжи­вость детей; вы сами не скры­ва­ете их лег­ко­мыс­лия, кото­рое не хочет заняться ника­ким серьез­ным делом; вы сами ука­зы­ва­ете на рас­се­ян­ность, страсть к удо­воль­ствиям, на испор­чен­ность дет­ского сердца, на то, что дети уже зна­комы с тем, что и взрос­лыми чест­ными людьми произ­носится с крас­кой на лице и что, по сло­вам апо­стола, не должно быть име­ну­емо у хри­стиан. Но кто же вино­ват во всем этом?

Вер­ный и корот­кий ответ на этот вопрос будет такой: если дети дурно вос­пи­таны, то боль­шая часть вины падает на роди­те­лей. Не мно­гие, конечно, роди­тели согла­сятся с этим; боль­шин­ство же гово­рит и думает, что они доб­ро­со­вестно испол­няют свои обя­зан­но­сти. Но кто же в таком слу­чае вино­ват, если дети ваши не так вос­пи­таны, как бы сле­до­вало? Может быть, ста­нете жало­ваться на Бога? Но Бог все устроил, чтобы сде­лать воз­мож­ным доб­рое вос­пи­та­ние ваших детей. Он от начала уста­но­вил брак и сде­лал нераз­рыв­ным брач­ный союз, чтобы отец и мать своей сово­куп­ной любо­вью к детям направ­ляли их к добру. Гос­подь Иисус Хри­стос воз­вы­сил брач­ный союз в Таин­ство, даруя роди­те­лям необ­хо­ди­мую бла­го­дат­ную помощь к испол­не­нию обя­зан­но­стей хри­сти­ан­ского вос­пи­та­ния детей. Он дал ребенку Ангела-хра­ни­теля; в Таин­стве Кре­ще­ния смыл с души его пер­во­род­ный грех, и в Таин­стве Миро­по­ма­за­ния снаб­дил его осо­бен­ными бла­го­дат­ными силами, так что вся­кое посе­ян­ное доб­рое семя должно вос­хо­дить и расти, если только роди­тели содей­ствуют сему; в Таин­стве При­ча­ще­ния они тес­ней­шим обра­зом соеди­ня­ются со Хри­стом, укреп­ляют свою духов­ную жизнь и полу­чают залог веч­ной жизни. Что же еще больше мог сде­лать Бог, чтобы облег­чить роди­те­лям их задачу? Нет, не в Боге вина, если вос­пи­та­ние не уда­ется, если дети наши плохи.

Но, может быть, вино­ваты зако­но­учи­тели и учи­теля? На это отвечу сло­вами одного древ­него язы­че­ского писа­теля (Квин­ти­ли­ана): «Дети не в школе полу­чают испор­чен­ные нравы, но при­но­сят их с собой в школу. Обык­но­венно зло при­хо­дит от роди­те­лей, кото­рые подают им дур­ной при­мер в самом ран­нем воз­расте. Дети слы­шат и видят в доме такие вещи, кото­рые должны бы долго в их жизни оста­ваться неиз­вест­ными; мно­гое без­за­кон­ное и гре­ховное ста­но­вится рано для них при­выч­кой; бед­ные дети дела­ются пороч­ными прежде, чем узнают, что такое порок». Это верно; посту­пив­шие в школу дети, с кото­рыми при­хо­дится зани­маться зако­но­учи­телю и учи­телю, уже часто бывают испор­чен­ными в доме и при­но­сят в школу дур­ные навыки, при­вычки, как, напри­мер, ложь, обман, скрыт­ность, дер­зость в обра­щении и т. п. Да и что в корот­кое время пре­бы­ва­ния в школе могут сде­лать зако­но­учи­тель и учи­тель, когда бывает так, что в семье встре­ча­ется пря­мое про­ти­во­дей­ствие тому, что вну­шается в школе? Это знает и видит каж­дый зако­но­учи­тель и ничего не поде­лает про­тив этого.

Но, может быть, вина в самих детях, что они бывают неудач­ни­кам? Нет, слу­ша­тели! Из ребенка можно сде­лать, что угодно. Его душа подобна мяг­кому воску; на ней можно начер­тать образ Божий или образ диа­вола. Каж­дый чело­век ста­но­вится тем, к чему его воспиты­вают. Часто роди­тели назы­вают своих малень­ких детей анге­лами, но пре­врат­ным воспита­нием делают все, чтобы из них вышло суще­ство, совер­шенно про­ти­во­по­лож­ное ангелу.

Но, ска­жете, что в неко­то­рых детях име­ются дур­ные наклонности?

Дей­стви­тельно, это часто бывает, как след­ствие пер­во­род­ного греха: иное дитя яви­лось на свет с такой или иной наклон­но­стью ко злу; иное дитя от при­роды строп­тиво, самолю­биво, сер­дито, лениво; но не забы­вайте, что это в нем наклон­ность и рас­по­ло­же­ние ко злу. Для того и вос­пи­та­ние суще­ствует, для того и роди­тели, чтобы не допу­стить раз­виться этим наклон­но­стям. Посред­ством «дрес­си­ровки» можно укро­щать ведь и львов и гиен, кото­рые как бы забы­вают свою лютость и сви­ре­пость; почему же у разум­ного чело­века нельзя обуз­дать злых наклон­но­стей «доб­рым вос­пи­та­нием»? Они ста­но­вятся только тогда поро­ками, когда остав­ляют их расти бес­пре­пят­ственно, не сдер­жи­вая их здра­вым хри­сти­ан­ским воспитанием.

Но ска­жете: «мой маль­чик, моя девочка такие пре­крас­ные были дети, но от своих това­рищей и подруг они усво­или дур­ные при­вычки и пороки, каких прежде не имели»; зна­чит, виной всему соблазн, при­мер. Но хотя бы и так, — ска­жите, однако, кто вино­ват в том, что дети ваши всту­пают в зна­ком­ство и ведут ком­па­нию в нехо­ро­шем обществе?

Разве не вхо­дит в обя­зан­ность роди­те­лей смот­реть, с кем ведут дружбу дети их? Хоро­ший ли то пас­тух, кото­рый смот­рит, как стадо его идет, куда хочет, и потом часть его застря­нет в болоте? И если роди­тели предо­став­ляют своим детям сво­боду идти, куда и к кому хотят, на ком же ответ­ствен­ность за испор­чен­ность детей? Конечно, ни на ком больше, как на родителях.

Посмот­рим еще, не могут ли роди­тели сва­лить вину дур­ного вос­пи­та­ния на пагуб­ный дух вре­мени? Мно­гие роди­тели это и делают, жалу­ясь: «Время стало ныне гораздо хуже преж­него; прежде, когда мы были еще молоды, было совер­шенно иначе: было больше страха Божия, дети слу­ша­лись роди­те­лей и почи­тали их гораздо больше». Нельзя отри­цать, что в этих сло­вах много правды.

К сожа­ле­нию, нынеш­нее время и гос­под­ству­ю­щий дух вре­мени дей­стви­тельно нехо­роши: при­зна­ние авто­ри­те­тов ныне не в обы­чае, ува­же­ние к духов­ной и свет­ской вла­сти, почте­ние к учи­те­лям и стар­шим не у мно­гих ныне обя­за­тельны. К сожа­ле­нию, несо­мнен­ный факт, что злой дух вре­мени ока­зы­вает свое вли­я­ние на детей, осо­бенно на обу­ча­ю­ще­еся юно­шество. Но неужели роди­тели ради этого сво­бодны от обви­не­ния? Разве нет ника­кого сред­ства защи­щаться от этого духа вре­мени и вос­пре­пят­ство­вать пагуб­ному вли­я­нию на детей?

Ска­жите сами: если на дворе дует холод­ный ветер, не при­тво­ря­ете ли вы две­рей и окон, чтобы холод­ный воз­дух не вры­вался в ком­нату? Так и злому духу вре­мени можно пре­гра­дить доступ в семью хри­сти­ан­ским вос­пи­та­нием и поряд­ками дома. Конечно, если сами роди­тели, осо­бенно отцы, бла­го­го­веют перед духом вре­мени, думают, что нельзя плыть про­тив тече­ния, тогда и дети не могут защи­титься от вред­ного вли­я­ния его.

Если отец из числа так назы­ва­е­мых либе­ра­лов и про­грес­си­стов, или эво­лю­ци­о­ни­стов, если он не обра­щает вни­ма­ния на рели­ги­оз­ные свои обя­зан­но­сти, церкви почти нико­гда не посе­щает, пре­зри­тельно или иро­ни­че­ски, даже в при­сут­ствии детей, отзы­ва­ется о религиоз­ных пред­ме­тах, то он не может ожи­дать, чтобы дети имели к нему самому боль­шее уваже­ние; потому что если роди­тели не хотят почи­тать Бога и свя­той Его Церкви, не при­знают авто­ри­те­тов, то как дети будут при­зна­вать авто­ри­тет отца или матери? Или если роди­тели в при­сут­ствии детей глу­мятся над суще­ству­ю­щими цер­ков­ными и хри­сти­ан­скими поряд­ками, поно­сят духов­ную и свет­скую власть, хулят и бра­нят свое началь­ство, кри­ти­куют его рас­по­ря­же­ния, то есте­ственно детям терять ува­же­ние к роди­тель­ской вла­сти. Поэтому, если хотите, чтобы пагуб­ный дух вре­мени не зара­жал ваших детей, то не допус­кайте его прежде к самим себе, твердо дер­жась закона Хри­стова и уче­ния Пра­во­слав­ной Церкви.

Думаю, доста­точно ясно пока­зано, что боль­шая часть вины лежит на вас, роди­тели, если ваши дети не так вос­пи­таны, как должно быть.

Что я говорю, под­твер­жда­ется и Сло­вом Божиим, потому что в нем гово­рит Свя­той Дух — дух Истины: «Не хвали чело­века прежде смерти его, — ска­зано еще в Вет­хом Завете, так как чело­век узна­ется по детям своим». По образу жизни детей, зна­чит, узна­ются роди­тели, а также их дея­тель­ность в вос­пи­та­нии детей; и в язы­че­ском мире роди­тели были ответ­ственны за про­ступки своих детей. Спар­тан­ский зако­но­да­тель Ликург поста­но­вил, чтобы за извест­ные про­ступки сыно­вей и доче­рей были нака­зы­ва­емы отцы и матери. Почему?

Потому что роди­тели доб­рым вос­пи­та­нием могли и должны были предот­вра­тить про­ступки детей своих. Фило­соф Дио­ген уда­рил по щеке отца, сын кото­рого гово­рил в присут­ствии его бес­пут­ные речи. За что? За то, что отец не вос­пи­тал сво­его сына так, чтобы тот сты­дился про­из­но­сить подоб­ные речи.

Итак, вы видите, слу­ша­тели, что именно роди­тели виновны перед Богом, если дети их не таковы, какими должны быть. Когда вы видите в саду оди­чав­шее дерево, то никому из вас не при­дет на ум бра­нить дерево, так как вла­де­лец сада ответ­стве­нен за состо­я­ние рас­ту­щего в его саду дерева; рав­ным обра­зом, если кто имеет в своем доме недоб­рые, не хри­сти­ан­ские порядки, непо­слуш­ных, недоб­рых детей, то он сам ответ­стве­нен за это. При­мите же к сердцу это, все роди­тели! Поду­майте об этой ответ­ствен­но­сти. Ваша задача — при­ве­сти ваших детей к Спа­си­телю. Пустите детей при­хо­дить ко Мне, — гово­рит Он. Горе роди­те­лям, кото­рые пре­пят­ствуют в этом свои детям; горе роди­те­лям, кото­рые своим нера­де­нием в вос­пи­та­нии виновны в поги­бели детей своих. Аминь.

Преосвященный Ириней (Орда)

Вла­дыка Ири­ней, епи­скоп Ека­те­рин­бург­ский и Ирбит­ский, был заме­ча­тель­ным иерар­хом нашей Пра­во­слав­ной Церкви, духов­ным писа­те­лем и пере­вод­чи­ком. Мно­же­ство его талан­тов, соеди­нен­ных с даром уме­лого цер­ков­ного управ­ле­ния и сего­дня не могут не вызы­вать чув­ства искрен­ней радо­сти за Рус­ское Православие.

Буду­щий вла­дыка, Хари­сим Михай­ло­вич Орда, родился в 1837 году на Пол­тав­щине, в селе Само­вице, в семье свя­щен­ника. Он закон­чил Пол­тав­скую Духов­ную семи­на­рию, а затем, в 1861 году, Киев­скую Духов­ную Ака­де­мию. После окон­ча­ния Ака­де­мии был назна­чен пре­по­да­вать в Ека­те­ри­но­слав­скую Духов­ную семи­на­рию. Через три года, после утвер­ждения в сте­пени маги­стра бого­сло­вия он был пере­ве­ден в Киев­скую духов­ную семи­на­рию пре­по­да­ва­те­лем Свя­щен­ного Писа­ния, а в 1877 году состо­я­лось его посвя­ще­ние в сан иерея.

Одно­вре­менно про­дол­жа­лась и боль­шая пре­по­да­ва­тель­ская дея­тель­ность тридцати­летнего свя­щен­ника: он ведет курс Закона Божия в 3‑й Киев­ской гим­на­зии и в Духов­ной семи­на­рии. Через три года его назна­чают бла­го­чин­ным Киево-Подоль­ского благочиния.

Надо ска­зать, что все эти годы Хари­сим Михай­ло­вич не только учил, но и учился сам. Он был очень ода­рен­ным линг­ви­стом: знал гре­че­ский, англий­ский, фран­цуз­ский и немец­кий языки, много пере­во­дил и писал.

4 авгу­ста 1883 года он при­ни­мает мона­ше­ство с име­нем Ири­ней и назна­ча­ется ректо­ром Киев­ской духов­ной семи­на­рии с воз­ве­де­нием в сан архи­манд­рита, а также ста­но­вится пред­се­да­те­лем Киев­ского епар­хи­аль­ного учи­лищ­ного совета. Через пять лет в Киево-Печер­ской Лавре его хиро­то­ни­сали во епи­скопа Уман­ского, вика­рия Киев­ской мит­ро­по­лии. С этого вре­мени, глав­ным обра­зом, и начи­на­ется наи­бо­лее пло­до­твор­ный, как духов­ного писа­теля и про­по­вед­ника, период его жизни. Он редак­ти­рует жур­налы «Вос­крес­ное чте­ние» и «Руко­водство для сель­ских пас­ты­рей», где пери­о­ди­че­ски появ­ля­ются и соб­ствен­ные ста­тьи вла­дыки. В каче­стве при­ло­же­ния к «Руко­вод­ству» издает «Биб­лио­гра­фи­че­ский листок», в кото­ром пуб­ли­ко­ва­лись сооб­ще­ния о новых кни­гах и поступ­ле­ниях. По ини­ци­а­тиве вла­дыки при Епар­хи­аль­ном учи­лищ­ном совете начи­нает изда­ваться жур­нал «Цер­ковно-при­ход­ская школа».

Вла­дыка Ири­ней зани­ма­ется не только изда­тель­ской дея­тель­но­стью. Он рев­ностно сле­дит за состо­я­нием духовно-учеб­ных заве­де­ний, вни­кая во все подроб­но­сти их устава, порядка и общего содер­жа­ния внут­рен­ней жизни. Дух цер­ков­но­сти, общая молитва, пение — все ста­но­вится пред­ме­том его при­сталь­ной заботы. Школа, счи­тал вла­дыка, — это род­ное дитя Церкви и ее пер­вая помощ­ница в деле учи­тель­ства, а потому цер­ковно-при­ход­ские школы, полу­чив­шие раз­ви­тие во время прав­ле­ния импе­ра­тора Алек­сандра III, стали люби­мым «духов­ным чадом» епи­скопа. Боль­шое вни­ма­ние прео­свя­щен­ный Ири­ней обра­щал и на состо­я­ние бого­слу­же­ния, запо­ве­дуя гото­вить в сте­нах цер­ковно-при­ход­ских школ чте­цов и пев­цов для храмов.

Совер­шенно осо­бая сто­рона попе­че­ний вла­дыки — его забота о жен­ском про­све­ще­нии. Им было заве­дено много жен­ских цер­ков­ных школ, так как он пони­мал, какое боль­шое зна­чение в кре­стьян­ском быту имеет обра­зо­ва­ние дево­чек — буду­щих мате­рей семейств.

Такая пло­до­твор­ная дея­тель­ность епи­скопа не могла остаться неза­ме­чен­ной: через два года его назна­чают епи­ско­пом Чиги­рин­ским, вика­рием Киев­ской мит­ро­по­лии, еще через два года, в 1892 году, — епи­ско­пом Моги­лев­ским и Мсти­слав­ским, с сохра­не­нием вика­ри­ан­ства в Киев­ской мит­ро­по­лии; менее чем через год он ста­но­вится епи­ско­пом Туль­ским и Белев­ским, а в 1896 году — епи­ско­пом Подоль­ским и Брацлавским.

Во всех епар­хиях при обо­зре­нии при­хо­дов вла­дыка Ири­ней обра­щал осо­бое внима­ние на пас­тыр­скую дея­тель­ность свя­щен­но­слу­жи­те­лей, инте­ре­со­вался всеми сторонами

их жизни, не исклю­чая и мате­ри­аль­ных труд­но­стей быта. Забота вла­дыки направ­ля­лась на бла­го­устро­е­ние при­хо­дов — как основу цер­ков­ной жизни. Ему хоте­лось вос­ста­но­вить пер­во­на­чаль­ный, свой­ствен­ный древ­нему хри­сти­ан­скому бла­го­че­стию дух жизни церков­ной общины, когда инте­ресы при­хода сосре­до­та­чи­ва­лись бы вокруг храма, со всеми его нуж­дами, и цер­ков­ной школы. Епи­скоп Ири­ней много сде­лал для воз­рож­де­ния цер­ков­ных братств и попе­чи­тельств, был чле­ном Комис­сии по орга­ни­за­ции «Обще­ства рев­ни­те­лей Пра­вославия и бла­го­че­сти­вой жизни», стре­мился поста­вить дело цер­ков­ной благотворительно­сти и мис­си­о­нер­ства на проч­ную духов­ную и мате­ри­аль­ную основу. Во время пре­бы­ва­ния вла­дыки на Подоль­ской и Брац­лав­ской кафедре он пре­об­ра­зо­вал школу для пса­лом­щи­ков при архи­ерей­ском доме во вто­ро­класс­ную цер­ков­но­при­ход­скую с трех­го­дич­ным обу­че­нием и спе­ци­аль­ными кур­сами цер­ков­ного устава и цер­ков­ного пения. Вообще цер­ков­ные хоры были осо­бой радо­стью вла­дыки, и при обо­зре­нии епар­хий он обра­щал осо­бое вни­ма­ние на цер­ков­ное пение, воз­рож­де­ние древ­них рас­пе­вов. Во время пре­бы­ва­ния в Каме­нец-Подоль­­ске епи­скоп создал Брат­скую школу с кур­сом цер­ков­ного пения.

Все эти годы, несмотря на огром­ную заня­тость и про­све­ти­тель­скую работу, вла­дыка много пишет, пере­во­дит. Спи­сок его тру­дов насчи­ты­вает не один деся­ток наиме­но­ва­ний, среди кото­рых «Исто­рия Цер­ков­ной исто­рии», «Руко­вод­ство к после­до­ва­тель­ному чте­нию про­ро­че­ских книг Вет­хого Завета» (в 1898 году удо­сто­ена Мака­рьев­ской пре­мии), «Руковод­ство к изу­че­нию Псал­тири», пере­вод «Тол­ко­вой Псал­тири» Евфи­мия Зига­бена с изъяснени­ями по свя­то­оте­че­ским тол­ко­ва­ниям, пере­вод книги Ците «Зем­ная жизнь Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста», фран­цуз­ского изда­ния «Пас­тыр­ские посла­ния свя­того апо­стола Павла» и англий­ской книжки для детей «Муче­ники Коли­зея»; к этому надо доба­вить и многочислен­ные отзывы и рецен­зии вла­дыки на начав­шие печа­таться тогда в Рос­сии раз­лич­ные пере­воды книг запад­ных про­те­стант­ских и като­ли­че­ских бого­сло­вов, и, конечно же, соб­ствен­ные про­поведи епископа.

В 1898 году вла­дыка Ири­ней был избран почет­ным чле­ном Казан­ской Духов­ной Ака­демии. В конце марта 1900 года после­до­вало назна­че­ние его на Ека­те­рин­бург­скую и Ирбит- скую кафедру. Он воз­глав­лял её почти два года. Именно к этому пери­оду и отно­сится собра­ние его заме­ча­тель­ных про­по­ве­дей, посвя­щен­ных самым раз­лич­ным вопро­сам насущ­ной жизни, часть кото­рых — о вос­пи­та­нии детей — мы пуб­ли­куем в этой книге. Про­по­веди, под­готовленные к пуб­ли­ка­ции Брат­ством свя­того Симеона Вер­хо­тур­ского, уви­дели свет в 1901 году и сразу же обра­тили на себя вни­ма­ние не только цер­ков­ного, но и свет­ского обще­ства. Да, не пока­жется стран­ным, но и сего­дня, почти через сто лет, мы почерп­нем из них много важ­ного и полезного.

В марте 1902 года прео­свя­щен­ный Ири­ней полу­чил назна­че­ние на Орлов­скую и Сев- скую кафедру, став­шую послед­ним местом его слу­же­ния, — 10 апреля 1904 года он вне­запно скон­чался от раз­рыва сердца…

Но оста­лись книги, кото­рые про­дол­жают нас удив­лять глу­би­ной суж­де­ний, и по-пре­ж­­нему совре­менны, более того: они будут акту­альны и для после­ду­ю­щих поко­ле­ний, ибо все мы были, есть и будем чадами Церкви и Гос­пода нашего Иисуса Христа.

О. Шаш­кова

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки