О воспитании мужчины

О воспитании мужчины

(5 голосов5.0 из 5)

Вос­пи­та­ние маль­чи­ков — нежен­ское заня­тие. Так счи­тали в древ­ней Спарте и потому рано отде­ляли сыно­вей от матери, пере­да­вая их на попе­че­ние вос­пи­та­те­лей-муж­чин. Так счи­тали и в ста­рой Рос­сии.

Вос­пи­та­ние мальчиков 

В дво­рян­ских семьях с самого рож­де­ния за мла­ден­цем муж­ского пола уха­жи­вала не только нянька, но и кре­пост­ной «дядька», а к шести-семи­лет­ним маль­чи­кам при­гла­шали не гувер­нан­ток, а гувер­не­ров. Маль­чишки же из низ­ших сосло­вий про­сто в силу жиз­нен­ных обсто­я­тельств быстро оку­на­лись в муж­скую среду, при­об­ща­ясь к муж­ским делам. Доста­точно вспом­нить хре­сто­ма­тий­ное сти­хо­тво­ре­ние Некра­сова «Мужи­чок-с-ного­ток», герою кото­рого всего шесть (!) лет, а он уже возит из лесу домой дрова, пре­красно управ­ля­ется с лоша­дью и чув­ствует себя кор­миль­цем семьи.

При­чем тру­до­вое вос­пи­та­ние маль­чи­ков счи­та­лось обя­зан­но­стью отца или дру­гих взрос­лых муж­чин семьи. «Наблю­да­тели еди­но­душно под­твер­ждают вывод об исклю­чи­тель­ной роли отца и вообще стар­ших в семье муж­чин в вос­пи­та­нии сыно­вей», — писал иссле­до­ва­тель рус­ского кре­стьян­ского быта, исто­рик Миненко Н. А. Лишь в самом край­нем слу­чае, когда муж­чин рядом не было, роль вос­пи­та­теля-муж­чины доста­ва­лась жен­щине. Однако в XX веке все изме­ни­лось, и вос­пи­та­ние детей чем дальше, тем больше ста­но­вится сугубо жен­ским заня­тием. В дет­ском саду «уса­того няня» можно встре­тить разве что только в кино. Да и в школу муж­чины не рвутся. Сколько их туда ни при­зы­вали, а все равно прак­ти­че­ски в любой школе учи­те­лей на поря­док меньше, чем учительниц.

В такой ситу­а­ции основ­ная нагрузка падает на семью, но ведь и в семье далеко не у всех детей есть перед гла­зами при­мер муж­чины! Число мате­рей-оди­но­чек рас­тет. Равно как и число одно­дет­ных семей. Безо вся­кого пре­уве­ли­че­ния можно ска­зать, что мил­ли­оны совре­мен­ных маль­чи­ков лишены серьез­ного муж­ского вли­я­ния в важ­ней­ший период сво­его раз­ви­тия, когда у них закла­ды­ва­ются сте­рео­типы поло­ро­ле­вого пове­де­ния. И в резуль­тате усва­и­вают жен­ские уста­новки, жен­ские взгляды на жизнь.

Досто­ин­ства муж­чины: уме­рен­ность и акку­рат­ность. И еще уме­ние выши­вать гладью

На наших пси­хо­ло­ги­че­ских заня­тиях мы даем ребя­там малень­кий тест: про­сим нари­со­вать лесенку из десяти сту­пе­нек и напи­сать на каж­дой сту­пеньке какое-то каче­ство хоро­шего чело­века. Вверху — самое важ­ное, внизу — самое, на их взгляд, несу­ще­ствен­ное. Резуль­тат впе­чат­ляет. Нередко маль­чики-под­ростки ука­зы­вают среди наи­важ­ней­ших черт хоро­шего чело­века… при­леж­ность, усид­чи­вость, акку­рат­ность. Только что еще уме­ние выши­вать гла­дью не назы­вают! А вот сме­лость если и при­сут­ствует, то на одной из послед­них ступенек.

При­чем матери, кото­рые сами же куль­ти­ви­руют в сыно­вьях такие пред­став­ле­ния о жизни, потом жалу­ются на их безы­ни­ци­а­тив­ность, неуме­ние дать отпор обид­чику, неже­ла­ние пре­одо­ле­вать труд­но­сти. Хотя откуда тут взяться жела­нию пре­одо­ле­вать труд­но­сти? Что еже­часно, если не еже­ми­нутно, слы­шат сыно­вья во мно­гих семьях? — «Туда не ходи — опасно, то не делай — пора­нишься, не под­ни­май тяже­сти — надо­рвешься, не тро­гай, не лезь, не смей…» О какой ини­ци­а­тиве можно гово­рить при таком воспитании?

Конечно, страх мате­рей поня­тен. Сын у них един­ствен­ный (гипе­ро­пе­кой стра­дают чаще всего именно одно­дет­ные семьи), и мамы боятся, как бы с маль­чи­ком не слу­чи­лось чего-нибудь пло­хого. Поэтому, рас­суж­дают они, лучше пере­стра­хо­ваться. Но подоб­ный под­ход гума­нен лишь на пер­вый взгляд. Вы спро­сите почему? — Да потому что на самом деле за ним таятся эго­и­сти­че­ские сооб­ра­же­ния. Греша гипе­ро­пе­кой, мамы и бабушки вос­пи­ты­вают ребенка для себя, вос­пи­ты­вают таким, какой им удобен.

И не заду­мы­ва­ются серьезно о послед­ствиях. Хотя заду­маться сле­дует. Ведь даже с эго­и­сти­че­ской точки зре­ния это недаль­но­видно. Заглу­шая в ребенке муже­ствен­ность, жен­щины иска­жают муж­скую при­роду, а столь гру­бое наси­лие не может пройти без­на­ка­занно. И рико­ше­том это обя­за­тельно уда­рит по родным.

Две­на­дца­ти­лет­ний Паша выгля­дел лет на девять. Отве­чая на вопросы (даже на самые про­стые, типа «В какой школе ты учишься?», «Какие фильмы любишь?»), он сжи­мался в комо­чек, тере­бил край сви­тера, гово­рил, не под­ни­мая глаз. И посто­янно ежился, как будто одежда нати­рала ему кожу. Его мучили страхи, он не засы­пал в тем­ноте, боялся оста­ваться дома один. В школе тоже все было не слава Богу. Выходя к доске, Паша лепе­тал что-то невра­зу­ми­тель­ное, хотя знал мате­риал назу­бок. А перед кон­троль­ными у него начи­на­лась такая тря­сучка, что он пол­ночи не мог заснуть и каж­дые две минуты бегал в туа­лет. В началь­ных клас­сах Пашу часто били, поль­зу­ясь тем, что он не смел дать сдачи. Теперь поко­ла­чи­вают меньше, потому что дев­чонки стали засту­паться. Но радо­сти Паше, как вы пони­ма­ете, это не при­бав­ляет. Он чув­ствует себя ничто­же­ством и спа­са­ется от тягост­ных мыс­лей, с голо­вой уходя в мир ком­пью­тер­ных игр. В них он чув­ствует себя непо­бе­ди­мым и сокру­шает мно­го­чис­лен­ных врагов.

«Раньше столько читал, с удо­воль­ствием ходил в театр, в музеи. Теперь от всего отка­зы­ва­ется и целыми днями про­си­жи­вает перед ком­пью­те­ром, — горюет Пашина мама, не пони­мая, что она сама загнала его в замкну­тый круг. Таков при­мер­ный порт­рет сла­бо­воль­ного маль­чика, задав­лен­ного гипе­ро­пе­кой. Те же, кто внут­ренне посиль­нее, начи­нают про­яв­лять нега­ти­визм и демонстративность.

«Не пони­маю, что стряс­лось с моим сыном. Был нор­маль­ный чело­век, а сей­час все при­ни­мает в штыки. Ты ему слово, он тебе десять. И глав­ное, ника­кой ответ­ствен­но­сти! Пору­чишь что-нибудь купить — деньги потра­тит совсем на дру­гое, да еще наврет с три короба. Вечно норо­вит сде­лать напе­ре­кор, влезть в какую-нибудь аван­тюру. Всю нашу семью дер­жит в напря­же­нии, за ним глаз да глаз нужен, как за малень­ким, — жалу­ется мама такого ребенка, тоже не пони­мая, кто вино­ват в его непо­корно-инфан­тиль­ных выходках.

В резуль­тате в под­рост­ко­вом воз­расте оба маль­чика, вполне веро­ятно, попа­дут в так назы­ва­е­мую «группу риска».

Паша может стать жерт­вой наси­лия и совер­шить попытку само­убий­ства, дру­гой маль­чик — забро­сить учебу, увлечься тяже­лым роком и дис­ко­те­ками, пуститься во все тяж­кие в поис­ках лег­ких денег, при­стра­ститься к водке или нар­ко­ти­кам. Т.е. даже здо­ро­вье ребенка, т.е. цель, ради кото­рой была при­не­сена в жертву его муже­ствен­ность, — и та не будет достигнута!

Школа муже­ства 

Если все­рьез думать о буду­щем сына, то не сле­дует обе­ре­гать каж­дый его шаг. Хотя, конечно, меру риска каж­дый роди­тель опре­де­ляет сам, исходя из своих харак­те­ро­ло­ги­че­ских осо­бен­но­стей и из харак­тера ребенка. Одна моя знакомая,поистине желез­ная леди, вос­пи­ты­вает своих сыно­вей по образцу древ­них спар­тан­цев. Двух­лет­ний малыш топает рядом с ней на гору под паля­щим солн­цем. А до вер­шины немного-немало пол­тора кило­метра! И ходит за три­де­вять земель купаться вдвоем со стар­шим бра­том, кото­рому самому-то еще только-только, как у Некра­сова, «шестой мино­вал»… Мне даже слу­шать об этом страшно, а она счи­тает, что иначе вос­пи­ты­вать сыно­вей про­сто нельзя.

Но думаю, боль­шин­ству мате­рей такой под­ход не по нер­вам. Лучше пред­по­честь золо­тую сере­дину. Для начала сде­лайте вылазку на дет­скую пло­щадку и пона­блю­дайте за детьми, гуля­ю­щими там под при­смот­ром отцов. Обра­тите вни­ма­ние, насколько спо­кой­ней отно­сятся отцы к паде­ниям своих малы­шей. Они не отва­жи­вают сыно­вей от опас­ного места, а помо­гают им пре­одо­ле­вать труд­но­сти. И под­бад­ри­вают вме­сто того, чтобы оста­но­вить, одер­нуть. Это и есть муж­ской тип реа­ги­ро­ва­ния, кото­рого не хва­тает в вос­пи­та­нии нынеш­них мальчишек.

Вообще, отцам обычно легче управ­ляться с сыно­вьями, чем мате­рям. Это факт. Но объ­яс­не­ния ему даются раз­ные. Чаще всего жены гово­рят, что их мужья реже видят детей, реже стал­ки­ва­ются с ними в быту, и у сыно­вей на них «меньше аллер­гии». Но я убеж­дена, что тут дело в дру­гом. Если у ребенка нор­маль­ные отно­ше­ния с мате­рью, так он только рад, когда она побольше бывает дома. И ника­кой «аллер­гии» у него на нее нет! А вот когда вза­и­мо­по­ни­ма­ние отсут­ствует, когда баналь­ная чистка зубов пере­рас­тает в про­блему, тогда «аллер­гия», конечно, появляется.

Нет, про­сто отцы сами были маль­чиш­ками и не окон­ча­тельно поза­были свое дет­ство. Напри­мер, они пом­нят, как уни­зи­тельно, когда ты боишься дать сдачи. Или когда тебе, будто несмыш­ле­нышу, дик­туют, какую шапку надеть, какой шарф повя­зать. Поэтому пона­блю­дайте, в чем они усту­пают сыно­вьям, а в чем, наобо­рот, тверды, как кре­мень. И поста­рай­тесь оце­нить это объ­ек­тивно, без зата­ен­ных обид. Ведь муж­чины нередко ока­зы­ва­ются правы, обви­няя жен в том, что они раз­ба­ло­вали сыно­вей, а потом сами от этого пла­чут. Разу­ме­ется, в раз­ном воз­расте вос­пи­та­ние муже­ствен­но­сти про­хо­дит по-разному.

В совсем еще малень­ком, двух­лет­нем ребенке можно и нужно поощ­рять вынос­ли­вость. Но только не так, как пыта­ются сде­лать взрос­лые, выго­ва­ри­вая упав­шему малышу: «Что ты ревешь? Тебе ведь не больно! Будь муж­чи­ной!» Подоб­ное «вос­пи­та­ние» при­во­дит к тому, что лет в 5–6 малец, кото­рому надо­ели уни­же­ния, заяв­ляет: «А я не муж­чина! Отстаньте от меня».

Лучше исхо­дить из «пре­зумп­ции неви­нов­но­сти»: раз он пла­чет, зна­чит, ему надо, чтобы его пожа­лели. Уда­рился он или испу­гался — неважно. Глав­ное, что малышу нужна пси­хо­ло­ги­че­ская под­держка роди­те­лей, и отка­зы­вать в ней жестоко. А вот когда он уда­рится и не запла­чет, это стоит отме­тить и похва­лить сына, сде­лав упор именно на его муже­ствен­ность: «Моло­дец! Вот что зна­чит насто­я­щий парень. Дру­гой бы запла­кал, а ты стерпел».

Вообще почаще про­из­но­сите слово «маль­чик» с эпи­те­тами «сме­лый» и «вынос­ли­вый». Ведь малыши, как пра­вило, слы­шат в этом воз­расте, что «хоро­ший» — это послуш­ный. А в ран­нем дет­стве мно­гие слу­хо­вые и зри­тель­ные образы запе­чат­ле­ва­ются на уровне под­со­зна­ния. Как известно, люди, слы­шав­шие когда-то в мла­ден­че­стве ино­стран­ную речь, впо­след­ствии легко овла­де­вают этим язы­ком и отли­ча­ются хоро­шим про­из­но­ше­нием, даже если начи­нают учить язык с нуля спу­стя много-много лет.

То же самое про­ис­хо­дит и с пред­став­ле­ни­ями о жизни и людях. Ран­ние впе­чат­ле­ния остав­ляют глу­бо­кий след и впо­след­ствии незримо руко­во­дят мно­гими нашими поступ­ками. Трех-четы­ре­го­до­ва­лому ребенку стоит поку­пать побольше «муж­ских» игру­шек. Не только писто­леты и машинки. Я уже писала, что сыно­вей полезно зна­ко­мить с муж­скими профессиями.

Помимо всего про­чего, это отвле­чет ребенка от ком­пью­тера, от бес­чис­лен­ных вир­ту­аль­ных убийств, кото­рые порож­дают в дет­ской душе лишь страхи и оже­сто­чен­ность. Очень хорошо соче­тать рас­сказы с роле­выми играми, поку­пая или мастеря для них раз­ную атри­бу­тику: каски пожар­ни­ков, штур­вал корабля, мили­цей­ский жезл… Лучше, чтобы эти игрушки были не очень яркими. Пест­рота — это для дев­чо­нок. Выби­райте спо­кой­ные, сдер­жан­ные, муже­ствен­ные тона, ведь вну­ше­ние идет не только на уровне слов, но и на уровне цвета.

Пяти-шести­лет­ние маль­чики обычно про­яв­ляют инте­рес к сто­лярно-сле­сар­ным инстру­мен­там. Не бой­тесь давать им в руки моло­ток или перо­чин­ный ножик. Пусть учатся заби­вать гвозди, стро­гать, пилить. Под при­смот­ром взрос­лых, конечно, но все же само­сто­я­тельно. Чем раньше маль­чик нач­нет помо­гать кому-нибудь из взрос­лых муж­чин, тем лучше. Даже если помощь его чисто сим­во­ли­че­ская. Ска­жем, вовремя про­тя­нуть папе отвертку тоже очень важно. Это воз­вы­шает маль­чишку в соб­ствен­ных гла­зах, поз­во­ляет ему почув­ство­вать свою при­част­ность к «насто­я­щему делу». Ну, а папы, конечно, не должны раз­дра­жаться, если сын что-то делает не так, как надо.

И уж тем более недо­пу­стимо кри­чать: «У тебя руки не из того места рас­тут!» Таким обра­зом можно добиться лишь того, что у сына про­па­дет вся­че­ская охота помогать.

«Когда к нам при­хо­дит сле­сарь, — рас­ска­зала мне дирек­триса одного дет­ского сада, уде­ля­ю­щая очень боль­шое вни­ма­ние раз­ви­тию в маль­чи­ках муж­ских качеств, а в девоч­ках — жен­ских, — я спе­ци­ально посы­лаю маль­чи­шек ему помочь, и они выстра­и­ва­ются в оче­редь. У нас, как, впро­чем везде, много детей из непол­ных семей, и для неко­то­рых это един­ствен­ная воз­мож­ность при­об­щиться к муж­ским занятиям».

Оди­но­ким мамам очень важно взять на воору­же­ние сей нехит­рый прием. Ведь среди под­рост­ков «группы риска» боль­шин­ство из непол­ных семей. Не имея перед гла­зами поло­жи­тель­ного образца муж­ского пове­де­ния, маль­чики легко копи­руют отри­ца­тель­ные. С весьма пла­чев­ными для себя послед­стви­ями. Поэтому поста­рай­тесь найти среди своих род­ствен­ни­ков, дру­зей или сосе­дей чело­века, кото­рый хотя бы ино­гда мог при­спо­саб­ли­вать маль­чу­гана к какому-нибудь муж­скому делу. А когда сын немного под­рас­тет, раз­уз­найте, какие в вашем рай­оне есть кружки и сек­ции, где пре­по­дают муж­чины. Не пожа­лейте сил, поды­щите руко­во­ди­теля, кото­рый при­шелся бы по сердцу вашему маль­чику. Поверьте, это оку­пится с лихвой.

Уже в стар­шем дошколь­ном воз­расте маль­чи­ков сле­дует ори­ен­ти­ро­вать на рыцар­ское отно­ше­ние к девочкам.

В том же самом садике ребята настолько при­выкли про­пус­кать дево­чек впе­ред, что одна­жды, когда вос­пи­та­тель­ница забыла об этом пра­виле, у двери обра­зо­вался затор: маль­чики не хотели про­хо­дить раньше дево­чек. Мы на заня­тиях в нашем пси­хо­ло­ги­че­ском театре тоже хва­лим маль­чи­шек за бла­го­род­ство, когда они согла­ша­ются, чтобы девочки высту­пили пер­выми. И видим, как бла­го­творно это ска­зы­ва­ется на их само­оценке и на вза­и­мо­от­но­ше­ниях в группе.

Пойдя в школу, ребе­нок пере­хо­дит в дру­гую воз­раст­ную кате­го­рию, ста­но­вится «боль­шим». Это бла­го­при­ят­ный момент и для даль­ней­шего раз­ви­тия муже­ствен­но­сти. Нач­ните при­учать его, чтобы он усту­пал в метро место пожи­лым людям.

А с какой готов­но­стью маль­чишки, даже четы­рех­лет­няя мелюзга, бро­са­ются пере­тас­ки­вать сту­лья! Как они счаст­ливы, когда их назы­вают сила­чами! Еще бы, ведь пуб­лич­ное при­зна­ние муже­ствен­но­сти доро­гого стоит…

Подвиж­ные игры 

Это поис­тине про­блема, ведь далеко не у всех семей квар­тир­ные усло­вия поз­во­ляют ребенку насы­тить его дви­га­тель­ную актив­ность. Да и взрос­лые сей­час сильно устают, а потому не выно­сят лиш­него шума. Однако маль­чиш­кам про­сто необ­хо­димо и пошу­меть, и поша­лить, и побо­роться. Разу­ме­ется, не на ночь, чтобы они не пере­воз­буж­да­лись. И, без­условно, взрос­лым надо сле­дить, чтобы маль­чи­ше­чья возня не пере­рас­тала в побо­ище. Но лишать детей воз­мож­но­сти выплес­нуть энер­гию нельзя. Осо­бенно тех, кото­рые посе­щают дет­ский сад или ходят в школу. Ведь мно­гие из них в чужом кол­лек­тиве сдер­жи­ва­ются из послед­них сил, и если их и дома будут застав­лять ходить по струнке, у ребят слу­чится нерв­ный срыв.

Маль­чики вообще в сред­нем более шум­ные и воин­ствен­ные, чем девочки. Это осо­бен­но­сти пола. И мамам сле­дует не пре­се­кать это, а обла­го­ра­жи­вать, воз­вы­шать, эле­ви­ро­вать. Под­ска­жите сыну инте­рес­ные сюжет­ные пово­роты игры «в войнушку».

Роман­ти­зи­руйте ее, пред­ло­жив ему мыс­ленно пере­не­стись в ста­рину, вооб­ра­зить себя древ­не­рус­ским витя­зем, скан­ди­нав­ским викин­гом или сред­не­ве­ко­вым рыца­рем. Сма­сте­рите ему для этого кар­тон­ные латы и меч. Купите какую-нибудь кра­соч­ную, инте­рес­ную книжку или видео­кас­сету, кото­рая заста­вит зара­бо­тать его фантазию.

Где живет герой?

Говоря о вос­пи­та­нии муже­ствен­но­сти, нельзя обойти сто­ро­ной вопрос о геро­изме. Что поде­лать? Так уж пове­лось, что вос­пи­та­ние маль­чи­ков в Рос­сии все­гда было не про­сто муже­ствен­ным, но по-насто­я­щему геро­и­че­ским. И потому что нам часто при­хо­ди­лось вое­вать. И потому что выжить в столь суро­вом кли­мате, как наш, могли только очень вынос­ли­вые, стой­кие люди. Теме подвига отдали дань прак­ти­че­ски все рус­ские писа­тели. Можно ска­зать, это одна из веду­щих тем оте­че­ствен­ной лите­ра­туры. Помните, как много зна­чили для совре­мен­ни­ков Пуш­кина герои войны 1812 года? А какую славу снис­кал моло­дой Тол­стой сво­ими рас­ска­зами о геро­и­че­ской обо­роне Севастополя!

В рус­ском языке даже суще­ствует слово, ана­ло­гов кото­рому нет во мно­гих дру­гих язы­ках. Это слово «подвиж­ни­че­ство» — подвиг как образ жизни, жизнь, тож­де­ствен­ная подвигу.

Из поко­ле­ния в поко­ле­ние пере­да­ва­лась память о геро­изме наших пред­ков. И каж­дое поко­ле­ние остав­ляло в исто­рии свой геро­и­че­ский след. Меня­лись вре­мена, какие-то стра­ницы про­шлого пере­пи­сы­ва­лись заново, но общая уста­новка на геро­изм оста­ва­лась неиз­мен­ной. Ярчай­ший тому при­мер — уси­лен­ная «ковка» новых героев после рево­лю­ции. Сколько сти­хов было о них сло­жено, сколько филь­мов снято! Герои и геро­и­че­ские культы созда­ва­лись, насаж­да­лись, под­дер­жи­ва­лись. «Свято место» не пусто­вало никогда.

Для чего это было нужно? — Во-пер­вых, зна­ком­ство детей с подви­гами пред­ков вызы­вало у них неволь­ное ува­же­ние к стар­шим. А это суще­ственно облег­чало задачу вос­пи­та­те­лей, ведь основа педа­го­гики — авто­ри­тет взрос­лых. Можно обо­ру­до­вать классы новей­шими ком­пью­те­рами, можно раз­ра­бо­тать высоко науч­ные, эффек­тив­ные мето­дики. Но если уче­ники ни в грош не ста­вят учи­те­лей, толку все равно не будет. В чем за послед­ние годы, увы, смогли убе­диться мно­гие родители.

А во-вто­рых, невоз­можно вырас­тить нор­маль­ного муж­чину, если не демон­стри­ро­вать ему в дет­стве и под­рост­ко­вом воз­расте роман­ти­че­ских образ­цов геро­изма. Посмот­рите на малы­шей лет пяти-шести. Как у них заго­ра­ются глаза при слове «подвиг»! Как они счаст­ливы, если их назо­вут смель­ча­ками. Каза­лось бы, откуда в них это? Ведь сей­час геро­изм не в почете.

Сей­час гораздо чаще можно услы­шать, что рис­ко­вать собой во имя высо­ких иде­а­лов по мень­шей мере нера­зумно. Но в том-то и дело, что в подоб­ные мгно­ве­ния вклю­ча­ются меха­низмы бес­со­зна­тель­ного. В душе каж­дого маль­чика живет смут­ный образ насто­я­щего муж­чины. Это зало­жено самой при­ро­дой, и для нор­маль­ного раз­ви­тия маль­чиш­кам необ­хо­димо, чтобы этот образ посте­пенно ста­но­вился реаль­но­стью, находя свое вопло­ще­ние в кон­крет­ных людях. При­чем важно, чтобы герои были сво­ими, легко узна­ва­е­мыми, близ­кими. Тогда маль­чиш­кам легче соот­не­сти их с собой, легче на них равняться.

И вот, пожа­луй, впер­вые в рус­ской исто­рии под­рас­тает поко­ле­ние, кото­рое почти не знает героев про­шлого и совер­шенно не имеет поня­тия о героях совре­мен­но­сти. Не потому что их нет в при­роде. Про­сто взрос­лые вдруг решили, что геро­ика уста­рела. И попро­бо­вали было обой­тись без нее.

Теперь мы пожи­наем пер­вые плоды, и хотя уро­жай еще не совсем поспел, нам есть над чем призадуматься.

Спа­си­телю папы — приз!

Несколько лет назад мы раз­ра­бо­тали анкету для под­рост­ков, посвя­щен­ную геро­изму. Вопросы там про­стые, но очень пока­за­тель­ные. Напри­мер: «Нужны ли герои?», «Хотел ли бы ты быть похо­жим на какого-нибудь героя? Если да, то на кого?», «Меч­тал ли ты когда-нибудь совер­шить подвиг?» Еще недавно боль­шин­ство маль­чи­шек отве­чали утвер­ди­тельно. Теперь все чаще пишут «нет».

В послед­ней под­рост­ко­вой группе, с кото­рой мы зани­ма­лись, семь маль­чи­ков из девяти (!) заявили, что герои не нужны, похо­жими они на героев быть не хотят и о подвиге не меч­тают. А вот девочки на все три вопроса отве­тили: «Да».

Даже уче­ница вспо­мо­га­тель­ной школы напи­сала, что если мир оста­нется без героев, некому будет спа­сать людей. Так что у дево­чек с пред­став­ле­ни­ями о геро­изме все ока­за­лось в порядке. Но это какое-то сла­бое уте­ше­ние. Осо­бенно впе­чат­лил нас ответ на послед­ний вопрос. Если вы помните, в начале 90‑х годов в Бал­тий­ском море зато­нул паром. И во время ката­строфы пят­на­дца­ти­лет­ний маль­чик спас сво­его отца. Тогда об этом много писали, и одна из моло­деж­ных газет обра­ти­лась к маль­чику с при­зы­вом отклик­нуться — они хотели вру­чить ему приз. Идея полу­че­ния приза за спа­се­ние род­ного отца пока­за­лась нам настолько дикой и амо­раль­ной, что мы не могли на это не отре­а­ги­ро­вать. И вклю­чили в анкету вопрос о пра­во­мер­но­сти пре­ми­ро­ва­ния чело­века при­зом за спа­се­ние папы. Еще пару лет назад прак­ти­че­ски все под­ростки писали, что, конечно, ника­кого приза не нужно. А мно­гие пояс­няли: «Самая боль­шая награда — то, что отец остался жив». Теперь мне­ния раз­де­ля­ются. В уже упо­мя­ну­той под­рост­ко­вой группе девочки опять-таки отве­тили нор­мально, а маль­чишки потре­бо­вали наград. Как вам такие защит­ники семьи и отечества?

Роман­тики с боль­шой дороги

Но с дру­гой сто­роны, юно­ше­ская тяга к роман­тике неис­тре­бима. Это обя­за­тель­ный этап ста­нов­ле­ния лич­но­сти. Если он не прой­ден, чело­век не может раз­ви­ваться нор­мально. При­чем, в первую оче­редь, как ни странно, это ска­зы­ва­ется на интел­лек­ту­аль­ном раз­ви­тии, кото­рое резко затор­ма­жи­ва­ется. Для оли­го­фре­нов, напри­мер, вообще харак­терно выпа­де­ние роман­ти­че­ской фазы (об этом писал один из извест­ней­ших пси­хи­ат­ров проф. Василь­ченко Г. В.).

Так что, отри­нув насто­я­щий геро­изм, мно­гие под­ростки все равно его ищут. Но нахо­дят лишь сур­ро­гаты, о чем неопро­вер­жимо сви­де­тель­ствует рост под­рост­ко­вой пре­ступ­но­сти. Закрыв под­рост­ко­вые клубы, мы про­сто вытес­нили ребят в подворотни.

А отме­нив игру в «Зар­ницу», обрекли их на куда более вред­ную и заса­сы­ва­ю­щую игру в мафию. Кото­рая для мно­гих быстро ста­но­вится не игрой, а при­выч­ным обра­зом жизни.

Ну, а для более спо­кой­ных, «домаш­них» ребят отказ от тра­ди­ци­он­ной ори­ен­та­ции на геро­изм ока­зался чре­ват ростом стра­хов. А зна­чит, и низ­кой само­оцен­кой, ведь даже малень­кие маль­чики уже пони­мают, что тру­сом быть стыдно. И очень болез­ненно пере­жи­вают свою тру­сость, хотя под­час ста­ра­ются это скрыть под мас­кой напуск­ного равнодушия.

Очень харак­терно, что ребята, отри­цав­шие в анке­тах нуж­ность геро­изма, с одной сто­роны, пани­че­ски боя­лись «кру­тых», а с дру­гой, под­ра­жали одно­кле­точ­ным героям аме­ри­кан­ских бое­ви­ков. И назы­вали среди геро­и­че­ских черт харак­тера жесто­кость, непри­ми­ри­мость к врагу и готов­ность пойти на все ради дости­же­ния своей цели. Вот и пред­ставьте себе, какие муж­чины будут нас окру­жать, если так про­дол­жится еще с деся­ток лет.

Ино­гда — правда, довольно редко — при­хо­дится слы­шать: «Ну и что? Пусть будет каким угодно. Лишь бы остался жив».

Но муж­чина обя­за­тельно дол­жен себя ува­жать, иначе ему жизнь не мила. Он без мно­гого может про­жить, а без ува­же­ния — нет.

«Ура!» — закри­чал мой семи­лет­ний сын, узнав, что у его стар­шей сестры родился малыш. «Я был самым малень­ким в нашей семье, а теперь я — дядя! Нако­нец-то меня будут уважать».

Даже опу­стив­ше­муся алкашу важ­нее всего, чтобы его ува­жали. Именно этого, вкупе с выпив­кой, ищет он в ком­па­нии собу­тыль­ни­ков. А о каком само­ува­же­нии может идти речь, если муж­чина будет не в состо­я­нии защи­тить свою семью и свою страну? Если любой бан­дит, уме­ю­щий стре­лять, смо­жет дик­то­вать ему усло­вия, а девушки будут пре­зри­тельно назы­вать его трусом?

«Цело­муд­рие, чест­ность и мило­сер­дие без муже­ства — доб­ро­де­тели с ого­вор­ками», — ска­зал аме­ри­кан­ский писа­тель К. Льюис. И с этим трудно не согласиться.

Эффект под­сол­нуха

«Ну, хорошо, — ска­жет кто-нибудь. — Я согла­сен, маль­чик дол­жен уметь посто­ять за себя. Пусть будет сме­лым, но в меру. А герой­ство зачем?»

Но чело­век так устроен, что его раз­ви­тие невоз­можно без стрем­ле­ния к иде­алу. Как под­сол­нух тянется голов­кой к солнцу и сни­кает в пас­мур­ную погоду, так и чело­век нахо­дит в себе больше сил для пре­одо­ле­ния труд­но­стей, когда перед ним мая­чит высо­кая цель. Идеал, конечно, недо­сти­жим, но стре­мясь к нему, чело­век ста­но­вится лучше. А если планку зани­зить, то и стрем­ле­ния пре­одо­леть себя не воз­ник­нет. Зачем напря­гаться, когда, в общем-то, я и так у цели? Когда и так сойдет?

Что, напри­мер, слу­чится, если ребенка в пер­вом классе не наце­ли­вать на идеал чисто­пи­са­ния — кал­ли­гра­фи­че­ское письмо? Если поз­во­лять ему писать тяп-ляп, осо­бенно не ста­ра­ясь? — Соб­ственно говоря, резуль­таты мы видим на каж­дом шагу, ведь во мно­гих шко­лах именно так и посту­пили, решив, что нечего тра­тить пол­года на осво­е­ние про­пи­сей, а лучше быст­ренько обу­чить детей без­от­рыв­ному письму. В резуль­тате школь­ники в массе своей пишут как курица лапой. В отли­чие от их бабу­шек и деду­шек, кото­рые даже после про­стой сель­ской школы имели вполне снос­ный почерк.

А можно ли выучить ино­стран­ный язык, если не ори­ен­ти­ро­ваться на идеал — овла­деть язы­ком в совер­шен­стве, чтобы он стал род­ным? На самом деле идеал этот почти не дости­жим. Даже высо­ко­про­фес­си­о­наль­ные пере­вод­чики в чем-то все равно усту­пят носи­телю языка, впи­тав­шего его с дет­ства. Но если бы они не будут стре­миться к совер­шен­ству, то из них и пере­вод­чи­ков не полу­чится. Они оста­нутся на уровне людей, кото­рые могут с гре­хом попо­лам объ­яс­ниться в мага­зине, да и то больше при помощи жестов.

Точно такая же исто­рия про­ис­хо­дит и с вос­пи­та­нием сме­ло­сти. Стать героем дано далеко не каж­дому. Но изна­чально зани­жая планку, а то и дис­кре­ди­ти­руя геро­изм в гла­зах ребенка, мы вырас­тим труса, кото­рый не смо­жет посто­ять ни за себя, ни за своих близ­ких. Да еще будет под­во­дить под свою тру­сость идео­ло­ги­че­скую базу: дескать, зачем сопро­тив­ляться злу, когда оно все равно необо­римо? И наобо­рот, если «назна­чить» тру­сишку героем, он посте­пенно нач­нет под­тя­ги­ваться, дабы оправ­дать это высо­кое зва­ние. При­ме­ров можно при­ве­сти мно­же­ство, но огра­ни­чусь всего одним.

Вадик ужасно боялся уко­лов. Еще при под­ходе к поли­кли­нике он зака­ты­вал исте­рику, а в каби­нете врача его при­хо­ди­лось дер­жать вдвоем-втроем — с такой силой он отби­вался от мед­сестры. Ни уго­воры, ни посулы, ни угрозы не помо­гали. Дома Вадик обе­щал все, что угодно, но при виде шприца уже не мог с собой совла­дать. И вот одна­жды все повто­ри­лось снова. С той только раз­ни­цей, что папа, встре­чав­ший Вадика с мамой на улице, поти­хоньку ска­зал жене: «А давай ты мне ска­жешь, что Вадик вел себя геро­и­че­ски. Посмот­рим, как он прореагирует».

«Давай», — согла­си­лась мама. Ска­зано — сде­лано. Услы­шав про свой геро­изм, Вадик сперва опе­шил, но потом, спра­вив­шись с изум­ле­нием, согла­сился. И вскоре искренне пове­рил, что он спо­койно дал сде­лать себе укол! Роди­тели про себя посме­и­ва­лись, счи­тая это про­сто забав­ным про­ис­ше­ствием. Но затем уви­дели, что пове­де­ние Вадика в поли­кли­нике начало меняться. В сле­ду­ю­щий раз он сам зашел в каби­нет, и хотя запла­кал, не выдер­жав боли, дело обо­шлось без кри­ков и драк. Ну, а еще через пару раз и со сле­зами уда­лось спра­виться. Страх уко­лов был преодолен.

А если бы отец не назна­чил сына героем, а начал его сты­дить, Вадик лиш­ний раз убе­дился бы в своем ничто­же­стве, и у него совсем опу­сти­лись руки.

Всему хоро­шему, что во мне есть, я обя­зан книгам

Одним из основ­ных источ­ни­ков пере­дачи тра­ди­ций в Рос­сии до сих пор оста­ются книги. Даже сей­час, когда дети стали меньше читать. Поэтому любое вос­пи­та­ние, в том числе и вос­пи­та­ние муже­ства, очень важно про­из­во­дить на основе инте­рес­ных, талант­ливо напи­сан­ных книг. Геро­и­че­ской лите­ра­туры — море, всю не пере­честь. Я назову лишь неко­то­рые про­из­ве­де­ния. Маль­чи­кам дошколь­ного и млад­шего школь­ного воз­раста навер­няка понра­вятся «При­клю­че­ния Эмиля из Лен­ни­берге» А. Линдгрен, «Хро­ники Нар­нии» К. Лью­иса, «Ветер в ивах» К. Грэма.

Имена же совет­ских писа­те­лей: Олеши, Ката­ева, Рыба­кова, Кас­силя и др. и так у всех на слуху. У Л. Пан­те­ле­ева есть целый цикл рас­ска­зов о подви­гах. Да и рус­ские клас­сики сполна отдали дань теме сме­ло­сти и муж­ского бла­го­род­ства. Кроме того, вся наша (и не только наша!) исто­рия изоби­лует при­ме­рами геро­изма. При­чем при­меры можно подо­брать на любой вкус.

Это и жития свя­тых и био­гра­фии вели­ких пол­ко­вод­цев, рас­сказы о подви­гах сол­дат и исто­рии обыч­ных мир­ных жите­лей, волею судеб вдруг встав­ших перед необ­хо­ди­мо­стью защи­тить свою родину от пося­га­тельств вра­гов (напр., подвиг Ивана Суса­нина). Так что мате­риал, на кото­ром можно вос­пи­ты­вать маль­чи­шек насто­я­щими муж­чи­нами, есть. Было бы желание.

Татьяна Шишова, жур­нал “Вино­град”, №1 (13) 2006 г.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки