Подросток в православном лагере: проблемы и решения — иером. Димитрий (Першин)

Подросток в православном лагере: проблемы и решения — иером. Димитрий (Першин)

(3 голоса5.0 из 5)

Как отве­чать на вопросы: “Зачем пра­во­слав­ному зани­маться спор­том?”, “А когда будет дис­ко­тека?” и даже “Что такое брач­ная любовь?”. Как сде­лать так, чтобы подоб­ные вопросы либо вовсе не при­хо­дили в голову под­ростку в пра­во­слав­ном лагере, либо ответы на них не раз­ру­шали его душу? Каковы эти ответы? Как предот­вра­тить выпа­де­ние наших детей из высо­кой куль­тур­ной тра­ди­ции России?

Пра­во­сла­вие — это дела­ние. Как оно соот­но­сится с радо­стями этой жизни? Что можно воцер­ко­вить, а чему сле­дует давать бой? Ясно, что недо­пу­стим раз­гул стра­стей, поня­тен идеал — молитва. С дру­гой сто­роны, Тво­рец чело­века благ, а стало быть, все свой­ства чело­ве­че­ской при­роды можно раз­вер­нуть к добру. Но как этого достичь, если среда оби­та­ния детей — это пост­со­вет­ский ате­изм, культ насла­жде­ний и набор сте­рео­ти­пов о том, что пра­во­слав­ная вера — сплош­ное НИЗЗЯ?

Почему изучение Закона Божия проходит вхолостую?

За минув­шие деся­ти­ле­тия из стен пра­во­слав­ных гим­на­зий и вос­крес­ных школ выпу­щено не одно поко­ле­ние: все ли они ныне в Церкви? Увы… В чем при­чина отпа­де­ний? Прежде всего, конечно, в сво­боде: неволь­ник не бого­моль­ник. Да к тому же и Адам (в сво­боде зем­ного рая) отпал от Созда­теля. Но только ли “удо­бо­пре­клон­ность ко злу” повинна в том, что дети, взрос­лея, ухо­дят из Церкви? Нет ли здесь и наших педа­го­ги­че­ских просчетов?

Уже не раз гово­ри­лось о том, что про­стое пере­из­да­ние доре­во­лю­ци­он­ных посо­бий, равно как и кате­хи­зи­сов, создан­ных в рус­ском Зару­бе­жье, не отве­чает зада­чам совре­мен­но­сти. При этом обычно ссы­ла­ются на то, что уста­рел язык, изме­ни­лась образ­ная система, прин­ципы подачи мате­ри­ала. Но ведь наши пра­пра­деды выросли на этих кни­гах (спра­вед­ли­во­сти ради сле­дует отме­тить, что резуль­таты бывали раз­лич­ными). Что же изме­ни­лось? Почему про­стое изу­че­ние Закона Божия больше не при­но­сит тех пло­дов, на кото­рые рас­счи­ты­вали его авторы? Похоже, что дру­гими стали дети. Не только в плане куль­туры, — в церковности.

Если до боль­ше­вист­ского пере­во­рота (или вне сферы его дей­ствия — в эми­гра­ции) ребе­нок при­хо­дил в школу, будучи уже кре­ще­ным, с рож­де­ния живя бла­го­дат­ной цер­ков­ной жиз­нью, имея опыт молитвы и уча­стия в таин­ствах, когда обра­зо­ва­ние давало ему воз­мож­ность выра­зить этот опыт в сло­вах, понять вза­и­мо­связь биб­лей­ской исто­рии, дог­ма­тов Хри­сто­вой веры и той духов­ной силы, кото­рой испол­нена жизнь Церкви, то теперь в боль­шин­стве слу­чаев при­хо­дят дети, у кото­рых нет этого жиз­нен­ного опыта, и для них само обу­че­ние ста­но­вится про­стран­ством воцер­ко­в­ле­ния. Но это уже совсем иная ситу­а­ция, здесь воз­можны осо­бые соблазны. Если до рево­лю­ции ребе­нок осмыс­лял то, что было ему уже дано, то ныне он аван­сом полу­чает инфор­ма­цию о духов­ной жизни, будучи прак­ти­че­ски непри­ча­стен к ней или нахо­дясь в самом начале пути.

В резуль­тате, выучив деся­ток молитв и азы веры, под­ро­сток счи­тает себя пра­во­слав­ным. Фор­мально так оно и есть. Но реально это вызуб­ри­ва­ние зача­стую никак не соот­не­сено с его внут­рен­ним миром. Уста­новка свет­ской школы: чтобы быть отлич­ни­ком, надо знать физику, био­ло­гию, лите­ра­туру и т. д. на пять. Но знать и быть — раз­ные вещи. Тем самым и роди­тели, и дети нередко играют в одну игру: пер­вые счи­тают, что ребе­нок в вос­крес­ной школе или гим­на­зии воцер­ков­ля­ется, вто­рые — что их воцер­ков­ляют. Но себя самого в этих пред­ме­тах ребе­нок не нахо­дит. Про него здесь речь не идет.

То же самое мы наблю­дали и в Брат­стве пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов: под­ро­сток “сдает” молитвы, основы веры, пола­гая, что именно в зачете весь смысл про­ис­хо­дя­щего, а потом может совер­шить какой-то небла­го­вид­ный посту­пок. Он полу­чает обра­зо­ва­ние “для них” — для взрос­лых, чтобы “они” были довольны, а он имел репу­та­цию при­лич­ного чело­века. Когда же при­хо­дит иску­ше­ние, когда надо при­ни­мать реше­ние, делать выбор, все внеш­нее, вклю­чая и зна­ния о Пра­во­сла­вии, отхо­дит в сто­рону, а внут­рен­ней опоры у под­ростка нет. И он ухо­дит из Церкви.

Без­условно, фор­ма­ли­за­ция веры может быть свя­зана и с тем, что она стала пред­ме­том изу­че­ния. Опас­ность в том, что в созна­нии уча­ще­гося Закон Божий может стать в один ряд с физи­кой, химией, био­ло­гией, исто­рией и дру­гими есте­ствен­но­на­уч­ными и гума­ни­тар­ными дис­ци­пли­нами. И подобно тому, как неудач­ное пре­по­да­ва­ние лите­ра­туры “выпа­ри­вает” все высо­кие чув­ства из исто­рии любви Наташи Росто­вой, пре­вра­щая “Войну и мир” в набор сюжет­ных схем, так воз­можно и “обвыка­ние” к высо­ким исти­нам веры, пре­вра­ща­ю­щее рели­гию Рас­пя­той Любви в набор скуч­ных нрав­ствен­ных пра­вил и дог­ма­ти­че­ских про­пи­сей (пишу это, не уни­чи­жая молит­вен­ное дела­ние и бого­сло­вие Отцов, без зна­ком­ства с кото­рыми невоз­можна пра­во­слав­ная педа­го­гика). Обыч­ная про­блема семи­на­рий, гим­на­зий, пра­во­слав­ных вузов: “обвыка­ние” порож­дает цинизм. Но здесь может помочь только одно — под­лин­ность бла­го­че­стия пре­по­да­ва­тель­ского кор­пуса. К мето­дике это напря­мую не относится.

Что делать?

При­сту­пая в Брат­стве пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов к пре­по­да­ва­нию Закона Божия, мы про­вели свое­об­раз­ный мони­то­ринг: выпуск­ни­ков пра­во­слав­ной гим­на­зии спра­ши­вали о том, что же оста­лось у них в памяти после четы­рех-пяти лет обу­че­ния. Ответ был один: прак­ти­че­ски ничего, кроме… аске­тики. Именно рас­сказ о хож­де­нии души пред Богом ока­зался вос­тре­бо­ван созна­нием подростка.

Учи­ты­вая этот опыт, мы взяли за основу “Поуче­ния” аввы Доро­фея. Мате­риал Закона Божия под­ростки про­дол­жали усва­и­вать согласно про­грамме, а вот над вопро­сами к “Поуче­ниям” думали все­рьез, спо­рили, обсуж­дали, при­чем вклю­ча­лись даже самые ленивые.

Еще 70 лет назад в Сер­бии один из выда­ю­щихся бого­сло­вов XX века архи­манд­рит Иустин (Попо­вич) в своей семи­на­рии ввел курс агио­ло­гии — изу­че­ния житий свя­тых. Тогда это не все при­няли. Но в итоге те, кто при­кос­нулся к насле­дию свя­тых под руко­вод­ством отца Иустина, сей­час явля­ются веду­щими мыс­ли­те­лями и иерар­хами Серб­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Архи­манд­рит Иустин пола­гал, что именно обра­ще­ние к аске­тике необ­хо­димо в пра­во­слав­ной системе обра­зо­ва­ния в эпоху секу­ля­ри­за­ции и богоборчества.

Под­рост­ко­вый воз­раст — это время, когда ребе­нок ищет само­сто­я­тель­но­сти, взрос­лые для него уже не авто­ри­тет. Но это отнюдь не поиск сво­боды самой по себе, это поиск смысла. Любой посту­пок дол­жен быть осо­знан. Отсюда — бес­плод­ность голых импе­ра­ти­вов надо и нельзя, даже если они вос­хо­дят к биб­лей­скому Откро­ве­нию. Отсюда юно­ше­ские бунты, утрата веры, под­рост­ко­вый ниги­лизм, кото­рые в этом воз­расте мы встре­тим не только у наших детей, но и у таких кори­феев рели­ги­оз­ной мысли про­шлого века, как Вла­ди­мир Соло­вьев и князь Сер­гей Трубецкой.

Юность — это время, когда чело­век во всем идет до конца, поэтому в неве­ру­ю­щих семьях стали реаль­но­стью под­рост­ко­вые суи­циды. Та пош­лость, кото­рую демон­стри­рует теле­ви­де­ние, — это не чело­ве­че­ское суще­ство­ва­ние, так жить чело­веку нельзя, так без­об­раз­ни­чают только обе­зьяны в клетке, но иначе жить под­ростка не научили, и само­убий­ство для него — это про­тест, отказ от той роли юного гедо­ни­ста, кото­рую ему навя­зы­вают масс-медиа.

С дру­гой сто­роны, две­на­дцать лет — сим­во­ли­че­ский воз­раст, это время, когда чело­век делает жиз­нен­ный выбор. В этом воз­расте сонм пра­во­слав­ных свя­тых, среди кото­рых доста­точно назвать имя пре­по­доб­ного Мака­рия Унжен­ского, избрал путь ино­че­ского подвига. В этом воз­расте Отрок Иисус отде­ля­ется от Своей Матери и Иосифа, оста­ется в Иеру­са­лиме в храме Сво­его небес­ного Отца и собе­се­дует с иудей­скими учи­те­лями (см. Лк.2:41–52). Поэтому, как пред­став­ля­ется, это время, когда под­ро­сток готов и хочет услы­шать о глав­ном — о той битве, на кото­рую в таин­стве Кре­ще­ния бла­го­слов­ляет Цер­ковь нового воина Христова.

Нако­нец, еще один аргу­мент. Адап­та­ция Свя­щен­ного Писа­ния к дет­скому вос­при­я­тию должна иметь свои гра­ницы. Пере­сказы в Законе Божием ново­за­вет­ной исто­рии сре­зают иные, по слову апо­стола Петра, “неудо­бо­вра­зу­ми­тель­ные” сучки с древа хри­сти­ан­ства и тем самым отча­сти опрес­няют, выхо­ла­щи­вают всю его слож­ность и пол­ноту. Это уместно для детей, но для под­ростка такое “отжа­тое” хри­сти­ан­ство пере­стает быть инте­рес­ным. Ему доступно уже не только духов­ное молоко, но и твер­дая пища. Аске­тика дает ему воз­мож­ность, по сло­вам Шекс­пира, “повер­нуть глаза зрач­ками в душу” и раз­ли­чить там “пятна чер­ноты”. Он начи­нает видеть жизнь своей души, раз­ли­чать добро и зло, вести духов­ную брань с кня­зем мира сего. И вот тогда он пони­мает, зачем нужна Цер­ковь, о какой Победе повест­вует Еван­ге­лие, как и почему нужно при­сту­пать к таин­ствам. Пра­во­сла­вие откры­ва­ется ему как про­стран­ство дей­ствия. Он на опыте пости­гает все то, о чем рас­ска­зы­вает Закон Божий, и пони­мает, зачем нужно его изу­чать. Этот навык раз­ли­че­ния духов, осмыс­ле­ние жизни души во Хри­сте и ста­но­вится той осно­вой цер­ков­но­сти, кото­рую ему не при­вили в дет­стве и кото­рую не может вос­пол­нить ника­кой объем инфор­ма­ции о христианстве.

К чему обра­титься в море аске­ти­че­ской пись­мен­но­сти? К тому, что сфор­ми­ро­вало целые поко­ле­ния пра­во­слав­ных хри­стиан — к “Древ­нему Пате­рику”, “Лугу духов­ному”, “Лав­са­ику”. Это сбор­ники крат­ких исто­рий из жизни мона­хов IV–V вв.; очень емкие и глу­бо­кие, они охва­ты­вают все грани бытия. Ситу­а­ции, в кото­рых ока­зы­ва­ются подвиж­ники — вполне житей­ские, там при­сут­ствуют и юмор, и бого­сло­вие. Их легко читать, есть о чем заду­маться. Эти древ­ние сви­де­тель­ства нашли свое отоб­ра­же­ние в тво­ре­ниях пре­по­доб­ных Вар­со­но­фия и Иоанна, аввы Доро­фея, Иоанна Лествич­ника. Без­условно, пре­по­да­ва­телю сле­дует зара­нее отобрать мате­риал, к каж­дому тек­сту под­го­то­вить вопросы. Ауди­то­рию надо заин­те­ре­со­вать, заста­вить думать.

Помимо “Поуче­ний” аввы Доро­фея, мы внесли в курс Основ Пра­во­сла­вия отдель­ные главы “Древ­него Пате­рика”. Аске­тика в разум­ных пре­де­лах уместна в учеб­ном про­цессе; так, “Поуче­ния” изу­чают в стар­ших клас­сах ряда пра­во­слав­ных гим­на­зий Москвы.

Во вся­ком слу­чае в эпоху гло­баль­ной апо­ста­сии опыт ран­ней Церкви не будет изли­шен. Подвигу есть место в жизни. Под­ростку нужны задачи на вырост. С нашей точки зре­ния, именно виде­ние духов­ной реаль­но­сти жизни, осо­зна­ние сво­его, по выра­же­нию Миха­ила Бах­тина, не-алиби в бытии, рас­кры­вает под­ростку смысл его при­зва­ния в этом мире. Пра­во­сла­вие пере­стает быть сво­дом пра­вил. Опыт древ­них отцов-подвиж­ни­ков поз­во­ляет раз­гля­деть Небо за серыми буд­нями и напол­няет выс­шим смыс­лом обыденность.

Древнерусский иконостас как парадигма
библейского Откровения

Мето­ди­че­ская находка Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов — исполь­зо­ва­ние в каче­стве иллю­стра­тив­ной схемы струк­туры древ­не­рус­ского пяти­ярус­ного ико­но­стаса. Чтобы пояс­нить, что это такое, ска­жем вна­чале несколько слов о труд­но­стях поход­ной кате­хи­за­ции: у вас всего несколько встреч, зна­чит, надо так струк­ту­ри­ро­вать мате­риал, чтобы впе­чат­ле­ние все же оста­ва­лось целост­ным, а не фраг­мен­тар­ным; у детей раз­ный уро­вень зна­ний — кто-то уже уче­ник вос­крес­ной школы, а кто-то делает пер­вые шаги, но инте­ресно должно быть всем, и зна­ко­мить с новым необ­хо­димо, опи­ра­ясь на уже извест­ное, — при­чем извест­ное даже тем, кто начи­нает с нуля. Осталь­ные пара­метры — общие и для “поход­ных”, и для “ста­ци­о­нар­ных” усло­вий: необ­хо­димо решить про­блему Вет­хого Завета, кото­рый зани­мает в Биб­лии столь много места, что невоз­можно охва­тить его пол­но­стью, но с дру­гой сто­роны, нельзя и выпу­стить вет­хо­за­вет­ные темы тво­ре­ния и гре­хо­па­де­ния. И было бы неплохо, если бы про­грамма курса была без­упречна с точки зре­ния свет­ского харак­тера обра­зо­ва­ния; это может при­го­диться как при оформ­ле­нии гран­тов, так и при раз­го­воре с дирек­то­рами школ. Курс дол­жен впи­сы­ваться в уже суще­ству­ю­щую пред­мет­ную сетку. Нако­нец, жела­тельно, чтобы мате­риал был “гово­ря­щим”, то есть сам мог доне­сти до ауди­то­рии то, что не уда­лось кате­хи­за­тору. То, что ребе­нок видит, должно быть талант­ли­вее того, кого он слышит.

Все эти вопросы сни­ма­ются в слу­чае древ­не­рус­ского пяти­ярус­ного ико­но­стаса. Он появился на Руси между XIV и XVI веками. Это поис­тине гор­дость Рос­сии; тот вклад, кото­рый она внесла в миро­вую куль­туру. Тем самым мы зна­ко­мим ребят с раз­де­лом МХК (миро­вая худо­же­ствен­ная куль­тура). Ико­но­стас воз­ник как мис­си­о­нер­ский ответ рус­ской ико­но­пис­ной школы на веро­учи­тель­ные вопросы, с кото­рыми ново­кре­ще­ные рус­ские люди при­хо­дили в храмы. Не у всех были дома тек­сты Писа­ния, но цер­ковь была открыта для всех. Пять яру­сов ико­но­стаса отоб­ра­жают все эпохи биб­лей­ской исто­рии миро­зда­ния. Более того, каж­дый из рядов также имеет внут­рен­нюю струк­туру, что поз­во­ляет схе­ма­ти­зи­ро­вать мате­риал по каж­дой из этих эпох.

Напомню, что пер­вый, вто­рой, чет­вер­тый и пятый ряды сим­мет­ричны; у них есть смыс­ло­вой фокус — центр. Если идти сверху вниз, то пер­вый ряд (пра­о­те­че­ский) посвя­щен пра­от­цам и в его цен­тре — икона Пре­свя­той Тро­ицы. Вто­рой (про­ро­че­ский) посвя­щен про­ро­кам, в цен­тре — икона “Зна­ме­ние”. Тре­тий ряд (празд­нич­ный) не сим­мет­ри­чен, поскольку посвя­щен собы­тиям Нового Завета. Его иконы повест­вуют о Сыне Божием, Кото­рый стал и Сыном Марии, о Его Крест­ном пути в мире людей. Вот лишь неко­то­рые вехи этого пути: Бла­го­ве­ще­ние (и собы­тия, под­во­дя­щие к нему), Рож­де­ство, Сре­те­ние, Кре­ще­ние, Пре­об­ра­же­ние, Вос­кре­ше­ние Лазаря Чет­ве­ро­днев­ного, Вход Гос­по­день в Иеру­са­лим, Тай­ная Вечеря, Рас­пя­тие, Вос­кре­се­ние, Воз­не­се­ние, Пяти­де­сят­ница, Успе­ние. Каж­дое из этих собы­тий откры­вает новую грань Хри­сто­вой любви и поэтому среди них невоз­можно выбрать цен­траль­ное. Чет­вер­тый ряд (Деи­сис) посвя­щен Вто­рому При­ше­ствию, в его цен­тре — икона “Спас в Силах”. Нако­нец, пятый ряд посвя­щен тем людям, кто сумел доне­сти всё выше­пе­ре­чис­лен­ное до при­хо­жан именно этой церкви. Это ряд мест­но­чти­мых свя­тых, в цен­тре кото­рого — цар­ские врата, через кото­рые свя­щен­ник выно­сит Чашу.

Таким обра­зом, перед нами — схема, в кото­рую укла­ды­ва­ется вся исто­рия и все бого­сло­вие Биб­лии. Эту схему дети могут условно зари­со­вать, а пре­по­да­ва­тель может оста­но­виться на глав­ных ико­нах сим­мет­рич­ных рядов, а осталь­ные лишь обо­зна­чить и оста­вить объ­яс­не­ния “на потом” (ска­жем, для изу­че­ния в вос­крес­ной школе). Он рас­ска­жет о тво­ре­нии мира и гре­хо­па­де­нии чело­века, обра­ща­ясь к руб­лев­ской “Тро­ице”. Икона “Зна­ме­ние” поз­во­лит вкратце кос­нуться слу­же­ния про­ро­ков, гото­вив­ших мир к при­ше­ствию Мес­сии. При этом за скобки будет выне­сен раз­бор их тек­стов, исто­ри­че­ские подроб­но­сти и даже их имена, кроме важ­ней­ших. А вот на Дву­на­де­ся­тых празд­ни­ках нужно будет “поси­деть” подольше: это о Хри­сте, о нашем спа­се­нии. Это то глав­ное, что должно остаться у ребенка, поэтому раз­го­вор о тре­тьем ярусе — самый про­дол­жи­тель­ный и подроб­ный. Чет­вер­тый ярус дает пас­халь­ную пер­спек­тиву и пред­став­ле­ние о том, какой будет жизнь буду­щего века. Пятый ярус поз­во­ляет живо общаться с детьми; их можно спро­сить о том, каким обра­зом верх­ние ряды “сво­ра­чи­ва­ются” в иконы ниж­него яруса. Дело в том, что верх­ние ярусы есть далеко не в каж­дом храме, но все их смыслы в свер­ну­том виде содер­жатся в ниж­нем. Так вот, какие ряды во что пере­хо­дят? (Ответ: пра­о­те­че­ский и про­ро­че­ский, повест­ву­ю­щие о том, почему и как при­хо­дит к людям Сын Чело­ве­че­ский, отоб­ра­жены в образе Пре­свя­той Бого­ро­дицы слева от цар­ских врат. Празд­нич­ный ряд — это сами цар­ские врата с Бла­го­ве­ще­нием, Еван­ге­ли­стами и ико­ной Тай­ной Вечери, кото­рая рас­по­ла­га­ется над вра­тами. Деи­сис — это пояс­ное изоб­ра­же­ние Спа­си­теля справа от врат.)

Еще один вопрос: а в каком ряду живем мы? Ясно, что не в пер­вых двух, — Вет­хий Завет уже мино­вал. Ясно, что не в чет­вер­том — Вто­рое При­ше­ствие еще не свер­ши­лось. Но если мы живем в ряду Празд­нич­ном, то как можем быть при­частны собы­тиям, кото­рые про­изо­шли почти две тысячи лет назад? Ответ: через бого­слу­же­ния, кото­рые выво­дят нас за рамки вре­мени и делают совре­мен­ни­ками пас­ту­хов, Апо­сто­лов и мироносиц.

И послед­ний вопрос “на засыпку”: а какие шлюзы суще­ствуют между рядами? Как можно из одного ряда перейти в дру­гой? Ответ: бла­го­даря ико­нам, пред­вос­хи­ща­ю­щим гря­ду­щие собы­тия. Ска­жем, икона “Зна­ме­ние” иллю­стри­рует слова про­рока Исайи Се, Дева во чреве при­и­мет и родит Сына, и наре­кут Ему имя Емма­нуил, что зна­чит: с нами Бог (Мф 1:23). Тем самым “Зна­ме­ние” под­во­дит нас к “Бла­го­ве­ще­нию”. А “Тай­ная Вечеря” при­от­кры­вает перед нами тайны Вос­кре­се­ния и нашей пас­халь­ной веч­но­сти, то есть вво­дит нас в про­стран­ство чет­вер­того яруса.

Таким обра­зом, схема ико­но­стаса пред­став­ляет собой педа­го­ги­че­скую мат­рицу, очень удоб­ную для запо­ми­на­ния и для усво­е­ния мате­ри­ала. Ее можно рас­тя­ги­вать и сжи­мать в зави­си­мо­сти от коли­че­ства заня­тий, не утра­чи­вая при этом клю­че­вых момен­тов. Кроме того, она поз­во­ляет фор­ма­ли­зо­вать зачет: ребе­нок по памяти вос­про­из­во­дит кар­тинку и объ­яс­няет ее.

Итак, в эту мат­рицу укла­ды­ва­ется все веро­уче­ние. Но это еще не все ее досто­ин­ства. Такой ком­по­новки мате­ри­ала нет ни в одном Законе Божием. Стало быть, и для цер­ков­но­при­ход­ских “знаек” эти заня­тия не будут про­стым повто­ре­нием. А с дру­гой сто­роны, даже самый необ­ра­зо­ван­ный ребе­нок все же имеет какие-то пред­став­ле­ния об ико­нах и хра­мо­вом убран­стве. Стало быть, и для него этот раз­го­вор нач­нется не с белого листа. Нако­нец, ико­но­гра­фия Андрея Руб­лева свята и гени­альна, а зна­чит, она не оста­вит рав­но­душ­ным того ребенка, кото­рого не сумел затро­нуть пре­по­да­ва­тель, чья ода­рен­ность может быть не столь очевидной…

И послед­нее. Рас­кла­ды­вая вме­сте с детьми по яру­сам репро­дук­ции руб­лев­ских икон, мы рекон­стру­и­руем литур­ги­че­ское хра­мо­вое про­стран­ство. Когда ребята при­дут в цер­ковь на службу, они будут под­го­тов­лены к тому, что встре­тит их внутри.

Если же гово­рить об образ­ном мыш­ле­нии, то, на мой взгляд, ико­но­стас можно упо­до­бить пару­сам, а цер­ковь — ладье, кото­рая сколь­зит по житей­скому морю на вос­ход. Солнце встает — и его лучи оза­ряют эти паруса, а отсветы падают на кора­бель­ную команду и пас­са­жи­ров. Мета­фора про­зрачна: свет — это свет свя­тых, чьи лики изоб­ра­жены на ико­нах, солнце — это Хри­стос, а заря — наше гря­ду­щее воскресение.

Спорт: смирительная рубашка

Все, что не про­тив нас, за нас. Этот прин­цип при­ло­жим ко всем явле­ниям жизни, кото­рые напря­мую не затра­ги­вают Еван­гель­ское бла­го­ве­стие, но так или иначе каса­ются чело­ве­че­ской души. Спорт вос­пол­няет то, что утра­тила город­ская циви­ли­за­ция. Радость дви­же­ния, вла­де­ния телом… Как соот­но­сятся спорт и хри­сти­ан­ство? Что ста­но­вится дру­гим? В лаге­рях Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов спорта много. Меня­ется моти­ва­ция — от состя­за­тель­но­сти и жела­ния побе­дить любой ценой мы ста­ра­емся перейти к тому, чтобы ребе­нок научился полу­чать удо­воль­ствие от самой игры.

Возь­мем для при­мера волей­бол. Обыч­ная ситу­а­ция: мяч попа­дает в линию, каж­дая сто­рона пыта­ется убе­дить судью в том, что ей выгодно. Неважно, что было на самом деле, аут или поле, глав­ное — пере­кри­чать про­тив­ника. Ложь никого не вол­нует. Поэтому на поле и дол­жен быть настав­ник. Поскольку азарт при­сущ и веру­ю­щим детям, его задача в том, чтобы пере­ори­ен­ти­ро­вать моти­ва­цию игро­ков. Не стоит читать мораль, можно про­сто ска­зать: “Пусть будут правы наши про­тив­ники, не на корову же играем, но даже если правы мы, давайте усту­пим, а там посмот­рим, кто силь­нее”. Спра­вед­ли­вость и сила духа вызы­вают ува­же­ние у под­рост­ков. В дан­ном слу­чае они слу­жат и хри­сти­ан­скому воспитанию.

Поскольку лагерь — дет­ский, любые сорев­но­ва­ния, строго говоря, некор­ректны. Нельзя ста­вить в одну линию ребят от 10 до 14 лет, маль­чи­ков и дево­чек; это раз­ные кате­го­рии. Выход — опре­де­лить абсо­лют­ного побе­ди­теля, но отме­тить и всех осталь­ных. Иными сло­вами, коли­че­ство номи­на­ций должно быть равно коли­че­ству пат­ру­лей[1]: за ско­рость, силу, сооб­ра­зи­тель­ность, дружбу и т. д. Не награж­да­ются только лень и без­участ­ность. Отме­тим здесь, что спор­тив­ные эста­феты сле­до­пыты про­хо­дят по пат­ру­лям; пат­руль­ная система при­звана еще больше сдру­жить детей.

В Рож­де­ствен­ском лагере 2003 г. самой при­ят­ной неожи­дан­но­стью было то, как во время сле­до­пыт­ского ралли пат­руль ребят из г. Его­рьев­ска (руко­во­ди­тель Ольга Нико­ла­ева) усту­пил оче­редь девоч­кам из Саран­ска. Был силь­ный мороз, больше 20 гра­ду­сов, и на аль­пи­нист­ской пере­праве, пере­бро­шен­ной через овраг, обра­зо­вался затор: мы не успе­вали закреп­лять кара­бины на тро­сах. В этой ситу­а­ции его­рьев­ские сле­до­пыты сами, без под­ска­зок, про­пу­стили впе­ред более сла­бых, теряя при этом время и баллы. Когда под­во­дили итоги эста­феты, именно этот эпи­зод был отме­чен как глав­ный резуль­тат всей обще­ла­гер­ной программы.

Нако­нец, спорт сми­ряет. Моло­дому чело­веку полезно потер­петь пора­же­ние, осо­знать свое несо­вер­шен­ство. Это сби­вает спесь, что само по себе неплохо. Так несколько лет назад в лет­ний мор­ской лагерь Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов под Ана­пой при­е­хала группа стар­ших под­рост­ков из Питера. На пра­во­слав­ных они посмат­ри­вали свы­сока и все сво­бод­ное время уде­ляли спорт­пло­щадке. Но вскоре на волей­боль­ное поле вышел кате­хи­за­тор (это был я, тогда еще не в сане диа­кона) и пока­зал, что веру­ю­щие вла­деют-таки мячом. Затем в бас­кет­бол с ними сыг­рал батюшка, духов­ник лагеря. Гляжу: при­за­ду­ма­лись хлопцы, стали поче­сы­вать лоб. Появи­лось ува­же­ние к Церкви. А когда выс­ший класс на фут­боль­ном поле про­де­мон­стри­ро­вал заме­сти­тель пред­се­да­теля Отдела по делам моло­дежи Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви, мои под­опеч­ные и вовсе пре­об­ра­зи­лись: ока­зы­ва­ется, Цер­ковь не лишает чело­века радо­стей жизни. Можно быть пра­во­слав­ным и увле­каться спор­том. Можно быть погру­жен­ным в мир­ские дела и заботы, не утра­чи­вая при этом внут­рен­него богопредстояния.

Иллю­стра­цией этой мысли может слу­жить легенда про като­ли­че­ского свя­того Людо­вика де Гон­заго: «Одна­жды во время пере­мены во дворе семи­на­рии Людо­вик играл в мяч. В это время его това­рищи пре­да­ва­лись тра­ди­ци­он­ной забаве, испы­ту­ю­щей одно­вре­менно и муд­рость и бла­го­че­стие участ­ни­ков: “Что сде­лал бы ты, если бы узнал, что через пол­часа насту­пит Страш­ный Суд?” — таков был вопрос, на кото­рый над­ле­жало отве­тить каж­дому. Одни гово­рили, что пре­да­лись бы молитве, дру­гие — само­би­че­ва­нию. “А как посту­пил бы ты?” — спро­сили у Людо­вика. “Я? — я про­дол­жал бы играть в мяч”».

Дискотека? Нет, аэробика!

Про­ве­де­ние лаге­рей пред­по­ла­гает осо­бую внут­рен­нюю уста­новку их орга­ни­за­то­ров. Она про­ста: сле­дует табу­и­ро­вать попытки объ­яс­нять лагер­ные про­блемы пло­хими детьми. Конечно, и дети, и инструк­торы несут свою долю ответ­ствен­но­сти, но все же руко­во­ди­телю сле­дует исхо­дить из пре­зумп­ции их неви­нов­но­сти, а при­чины неудач искать прежде всего в своих поступ­ках и реше­ниях, и уже потом выплес­ки­вать него­до­ва­ние на окру­жа­ю­щих. В опре­де­лен­ных ситу­а­циях гнев допу­стим и даже необ­хо­дим, но коли­че­ство этих ситу­а­ций должно быть мини­ми­зи­ро­вано, в про­тив­ном слу­чае не избе­жать кон­флик­тов на пустом месте.

Отсюда поня­тен обще­ме­то­ди­че­ский под­ход в сле­до­пыт­ском Брат­стве: ропот в дет­ском лагере — это прежде всего вина орга­ни­за­тора. Не “вред­ные” дети пор­тят ему жизнь: он сам что-то не про­ду­мал, не “загру­зил” своих под­опеч­ных, что-то упу­стил, и в резуль­тате — под­ка­ты­ва­ются к нему девицы и тре­буют дис­ко­теки. Понятно, что эту идею они при­везли из дома. Но пота­кать раз­нуз­дан­но­сти недо­пу­стимо. Не для того Бог дове­рил нам детей, чтобы будо­ра­жить их неокреп­шую пси­хику. В конце кон­цов, этого они и дома “нае­дятся”. Задача пра­во­слав­ных лаге­рей в ином. Но что же делать?

Ответ был най­ден бла­го­даря тому, что в лаге­рях Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов участ­вуют и роди­тели — в каче­стве инструк­то­ров и настав­ни­ков пат­ру­лей. Все роди­тели талант­ливы, всем можно найти дело, тем более что дети, желая научиться чему-либо инте­рес­ному, все­гда рады общению.

Так, в лет­нем мор­ском лагере “Керчь-2003” инструк­тор меж­ду­на­род­ной кате­го­рии Галина Ала­шова начала вести у дево­чек по утрам аэро­бику. Под хоро­шую рит­мич­ную музыку 40 минут плот­ной работы. Резуль­тат пре­взо­шел все ожи­да­ния. Во-пер­вых, страшно понра­ви­лось: мно­гие всю жизнь меч­тали о таких заня­тиях. Во-вто­рых, пере­стали зади­рать носы: и впрямь, со своим телом упра­виться не могут… В‑третьих, выплес­нули энер­гию. И теперь им уже не до дис­ко­теки, и так мышцы ноют.

В то же самое время для ребят заня­тия по само­обо­роне про­во­дил обла­да­тель чер­ного пояса по каратэ, мастер чет­вер­того дана, судья меж­ду­на­род­ной кате­го­рии Вик­тор Сме­ка­лин. Сле­до­пыты полу­чили пред­став­ле­ние о том, как в слу­чае напа­де­ния уйти от ножа, про­ти­во­сто­ять шпане, защи­тить дру­гих. К сожа­ле­нию, в наши дни такие навыки могут при­го­диться детям; важно, что учил этому веру­ю­щий пра­во­слав­ный чело­век, опыт­ный мастер.

Конечно, вечер в лаге­рях Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов напол­нен собы­ти­ями. Это и кон­курсы, и пред­став­ле­ния, и сценки, и песни у костра — на дис­ко­теки про­сто нет вре­мени. Для меня здесь зна­чимо то, что про­блема дис­ко­тек может быть не только решена на языке нрав­ствен­ных норм, но и снята как тако­вая. Та энер­гия, кото­рая затра­чи­ва­ется на них, может быть задей­ство­вана иначе — не раз­ру­ша­ю­щим душу образом.

Половое воспитание: как заложить правильную мотивацию

Откры­тия совер­ша­ются по мило­сти Божией. Уже не пер­вое деся­ти­ле­тие про­блема поло­вого вос­пи­та­ния стоит перед рос­сий­ской педа­го­ги­кой во всей остроте. Курс “Этики и пси­хо­ло­гии семей­ной жизни”, вве­ден­ный еще в СССР, был всем хорош, но не давал духов­ной основы и не отве­чал на ряд вопро­сов. За вве­де­ние про­грамм так назы­ва­е­мого сек­су­аль­ного про­све­ще­ния, кото­рыми пич­кают уче­ни­ков в неко­то­рых шко­лах Рос­сий­ской Феде­ра­ции, и дирек­то­ров, и учителей-“просветителей”, и раз­ра­бот­чи­ков сле­дует при­вле­кать к суду. Пре­це­денты были, ста­тьи есть (135 и 242 УК РФ). Интел­лек­ту­аль­ное рас­тле­ние должно быть нака­зу­емо. А вот пра­во­слав­ных раз­ра­бо­ток появи­лось за эти годы немного, и про­блему они решают лишь отчасти.

Очень кра­си­вое реше­ние пред­ло­жил руко­во­ди­тель отряда Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов Вла­ди­мир­ской епар­хии, пред­се­да­тель епар­хи­аль­ного Отдела по делам моло­дежи, талант­ли­вый педа­гог про­то­и­е­рей Андрей Панин. В зим­нем лагере Брат­ства “Руза-2003” батюшка ста­вил спек­такль о Рож­де­стве. Затаив дыха­ние, весь лагерь и пер­со­нал базы, где мы рас­по­ло­жи­лись, в тече­ние двух часов вни­мал пред­став­ле­нию, в кото­ром участ­во­вал вла­ди­мир­ский отряд и дру­гие патрули.

А потом отец Андрей сде­лал откры­тие. В спек­такле исполь­зо­вали куклу мла­денца. И после спек­такля батюшка, сам отец четы­рех детей, пред­ло­жил научить сле­до­пы­тов тому, как пра­вильно мла­денца пеле­нать, варить при­корм, петь колы­бель­ные песни. И надо было видеть, как 120 маль­чи­ков и дево­чек раз­ного воз­раста из восьми реги­о­нов Рос­сии и СНГ слу­шали, запи­сы­вали, а затем сами выхо­дили к столу и пеле­нали “ребе­ночка”. Не только девочки, но и ребята.

В чем про­блема поло­вого вос­пи­та­ния? В том, что семьи стали мало­дет­ными и девочки не вынян­чи­вают малы­шей. Повзрос­лев и всту­пив в брак, они не готовы рожать детей, поскольку не знают, что с ними делать. И запе­ле­нать не смо­гут, и колы­бель­ную не споют, не говоря уже о при­кор­мах. Неиз­вест­ное все­гда пугает, и это одна из при­чин того, что дур­ная бес­ко­неч­ность мало- и без­дет­ных семей нависла над Рос­сией. То, что ухо­дит из опыта жизни ребенка, должно быть воз­вра­щено ему в про­цессе обу­че­ния. Пред­став­ля­ется, что отец Андрей нашел заме­ча­тель­ную мето­дику. Во-пер­вых, она абсо­лютно сле­до­пыт­ская: обу­че­ние про­ис­хо­дит через дей­ствие, а лучше всего дети запо­ми­нают руками. Во-вто­рых, закла­ды­ва­ется пра­виль­ная моти­ва­ция к семей­ной жизни: брак — это семья, это рож­де­ние и вос­пи­та­ние детей. В‑третьих, мы воз­рож­даем цен­ней­шие пла­сты род­ной куль­туры. Колы­бель­ные — душа народа. Нако­нец, здесь можно и поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать. Так, отец Андрей наме­рен запи­сать плач мла­денца на маг­ни­то­фон и во время зачета по этой дис­ци­плине уси­ли­вать звук, если сле­до­пыт пеле­нает неправильно…

Погружение в словесность

Одна из основ­ных мето­дик Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов — учеба через дело. А какое дело спо­собно заста­вить совре­мен­ного тинэй­джера обра­титься к сло­вес­но­сти? Дети выпа­дают из куль­туры; как задать обрат­ный век­тор — к высо­кой рус­ской сло­вес­но­сти? К поиску отве­тов на эти вопросы нас под­толк­нула одна история-“страшилка”.

В лет­нем Фео­до­ров­ском городке 2002 г. три девочки 14–15 лет отве­чали основы Пра­во­сла­вия. Под­го­то­ви­лись не очень, и мы решили поглубже про­зон­ди­ро­вать их позна­ния в дру­гих областях.

– Кто напи­сал “Му-Му”?

– Досто­ев­ский.

– ?

– Вме­сте с Некрасовым.

– ?!!!

– Еще Пуш­кин им помогал.

Пыта­емся “выта­щить” неудачниц:

– А чем памя­тен для Рос­сий­ской импе­рии 1812 год? (Надо ска­зать, что они только что вер­ну­лись с экс­кур­сии в Бородино.)

– Боль­шой засу­хой, кажется.

– Какое горе потрясло Рос­сию в 1837‑м? (Именно в этом году тра­ги­че­ски погиб Пушкин.)

– Нача­лась война с Турцией.

Народ­ная тропа явно подзаросла…

Почему они такие? Потому что узнают об окру­жа­ю­щем мире из интер­нета и жур­на­лов. Эти девицы только начали участ­во­вать в про­грам­мах Брат­ства, но и опыт­ные сле­до­пыты выдают подоб­ные перлы.

И мы нанесли ответ­ный удар.

К сле­ду­ю­щему же лагерю, благо он про­хо­дил на псков­ской земле, всех обязали:

1) выучить хотя бы одно сти­хо­тво­ре­ние поэта, чей прах поко­ится в Свя­то­гор­ском монастыре;

2) позна­ко­миться с его биографией;

3) знать исто­рию и свя­тыни Пскова и Печер.

Дело было в день рож­де­ния нашего инструк­тора. Выбрав момент, когда к вечеру дети слегка про­го­ло­да­лись, им сооб­щили, что чае­пи­тие нач­нется только после того, как каж­дый пора­дует юби­ляра сти­хами. И надо было видеть, с каким выра­же­нием чита­лись эти стихи. Даже на тех, кто ничего не под­го­то­вил, вдруг нашло вдох­но­ве­ние, и мы еще раз оце­нили богат­ство школь­ной про­граммы. Правда, при­шлось по несколько раз выслу­шать “Письмо Татьяны” (от девиц). Ребята ока­за­лись более памятливыми.

На мой взгляд, поэ­ти­че­ский день рож­де­ния удался, хотя впо­след­ствии кое-кто обви­нял нас в “звер­стве”, видимо опа­са­ясь, что подоб­ные экс­пе­ри­менты при­дутся по вкусу и их преподавателям.

Аппе­тит при­хо­дит во время еды. Убе­див­шись, что дети про­сто меч­тают вспом­нить все то, что каза­лось столь ненуж­ным на уро­ках лите­ра­туры, мы пошли дальше. В весен­ний лагерь взяли с собой Пастер­нака и Брод­ского. Вклю­чили в про­грамму “Страст­ной” цикл из “Док­тора Живаго”, “В боль­нице” Бориса Пастер­нака и “Сре­те­ние” Иосифа Брод­ского. Пору­чили каж­дому сле­до­пыт­скому пат­рулю выучить по сти­хо­тво­ре­нию (по 2 строфы на брата), про­ра­бо­тать Еван­гель­ский кон­текст, понять смысл и, насколько воз­можно, поэ­тику. И вопреки скеп­ти­кам дети выучили и про­ду­мали. Читали не как попу­гаи — с умом. Конечно, им при­шлось попо­теть: трудны взрос­лые стихи, еще труд­нее соот­не­сти их с Новым Заве­том. Но ока­зы­ва­ется, именно это под­ростку и инте­ресно. Он ищет нагрузки, зна­чит, надо ее дать.

Кроме того, помо­гая детям, наши инструк­торы, сту­денты, сами по-осо­бому про­чув­ство­вали Новый Завет, уви­дели его лите­ра­тур­ные отра­же­ния, осо­знали, как Еван­ге­лие про­рас­тает сквозь рус­скую куль­туру, как куль­тура может вести ко Христу.

Для меня глав­ным резуль­та­том было то, что после лагеря одна девочка обра­ти­лась с прось­бой отксе­ро­ко­пи­ро­вать ей “Сре­те­ние” Иосифа Бродского.

Так мы вышли на новый про­филь своей работы. Отныне во все лаге­рях учат стихи. По слову Мат­рос­кина, заработало!

Однако это еще не все. Мало уви­деть хри­сти­ан­скую под­ос­нову рус­ской куль­туры, надо еще уметь об этом рас­ска­зать ино­стран­цам. Кроме того, любой руко­во­ди­тель дет­ского лагеря все­гда жаж­дет глотка тишины. Вот как был най­ден спо­соб пой­мать сразу двух зайцев.

Когда в том же весен­нем лагере мы состав­ляли марш­рут для завер­ша­ю­щего ска­ут­ского ралли (эста­фете, в кото­рой необ­хо­димо при­ме­нить все полу­чен­ные навыки), то легенду, ука­зы­ва­ю­щую пат­рулю его зада­ния, напи­сали по-англий­ски. Риск­нули, пред­по­ло­жив, что в каж­дом пат­руле най­дется хотя бы один сле­до­пыт-англо­фон, а если нет — пусть решают задачу сами, как смо­гут: попро­буют найти сло­варь или подру­житься с полиглотами.

Раз­ведка боем про­шла успеш­нее, чем ожи­да­лось. Они при­бе­жали раньше запла­ни­ро­ван­ного, все раз­га­дав, во всем разо­брав­шись и вовсю обсуж­дая свои победы. По мере воз­вра­ще­ния пат­ру­лей гвалт нарас­тал. Про­ди­ра­ясь сквозь него, взрос­лые лихо­ра­дочно под­пи­сы­вали дипломы к мачте закры­тия, на кото­рой тор­же­ственно под­во­дятся итоги лагеря, повы­ша­ются сле­до­пыт­ские раз­ряды, вру­ча­ются подарки и памят­ные гра­моты… Но акку­рат­ная работа и дет­ский энту­зи­азм — вещи несовместные…

И тогда: “Dear children! You must speak only English before mast! (Чадца, до мачты — только по-англий­ски)” — изрек я новый закон. “Чадца” вздох­нули, но… И после несколь­ких жалоб на то, что it’s terrible (это ужасно), начали общаться на языке жестов, при­бе­гая, впро­чем, и к языку Шекспира.

Их язы­ко­вые кон­струк­ции не отли­ча­лись замыс­ло­ва­то­стью, но 1) вновь при­го­ди­лась школа, при­чем выиг­рали знайки (с педа­го­ги­че­ской точки зре­ния, были акти­ви­зи­ро­ваны школь­ные зна­ния, а тем самым задана моти­ва­ция к учебе); 2) стало на поря­док тише; 3) отныне в лаге­рях Брат­ства пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов будет “неожи­данно” зву­чать и англий­ская речь, тем более, что Брат­ство под­дер­жи­вает дру­же­ствен­ные отно­ше­ния со ска­ут­скими орга­ни­за­ци­ями Европы и США. Так что навыки, гля­дишь, и при­го­дятся — обра­щать дру­зей в Православие.

А Шекс­пира пока решили про­сто почи­тать: и сонеты, и зна­ме­ни­тое гам­ле­тов­ское раз­мыш­ле­ние о том, что ожи­дает чело­века после его смерти: to be or not to be (быть или не быть).

Были же, в конце кон­цов, немец­кие, фран­цуз­ские и англий­ские дни в вос­пи­та­тель­ной системе рос­сий­ских импе­ра­то­ров. Свя­той Царе­вич Алек­сий, сам скаут и небес­ный покро­ви­тель пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов, этими язы­ками вла­дел. Надо идти ему вслед.

Кроме англий­ского, в Брат­стве запла­ни­ро­ван еще и гре­че­ский для начи­на­ю­щих. Но это уже дру­гая история.

Заключение

В чем же смысл всех этих реше­ний? — В том, чтобы не только изу­че­ние аске­тики закла­ды­вало фун­да­мент цер­ков­но­сти ребенка. Наша задача — так смо­де­ли­ро­вать все отно­ше­ния в лагере, чтобы сле­до­пыт при­об­рел опыт насы­щен­ной, интен­сив­ной, инте­рес­ной, обо­га­ща­ю­щей и, что самое глав­ное, под­лин­ной хри­сти­ан­ской жизни.

Хри­сти­ан­ство здесь рас­кры­ва­ется не через слово, а через самое жизнь. Как ведут себя взрос­лые? Чем они живут? Как выстра­и­вают отно­ше­ния между собой и с ними? Про­сят ли про­ще­ния? Как гото­вятся к испо­веди? Готовы ли пойти на ком­про­мисс и в каких ситуациях?

Сами зада­ния, кото­рые даются сле­до­пы­там, под­во­дят их к тому, чтобы, рас­кры­вая свои спо­соб­но­сти, не пере­сту­пать запо­ведь любви. Чтобы внут­рен­нее бого­пред­сто­я­ние вошло в плоть их жизни. Чтобы в итоге уча­стие лагеря в литур­гии при­но­сило свои плоды. Чтобы, по дерз­но­вен­ному слову свя­ти­теля Льва Вели­кого, “наше при­ча­стие Телу и Крови Хри­сто­вым пре­вра­щало нас в то, что мы получаем”.

Аль­ма­нах “Альфа и Омега”, № 47, 2006

Источ­ник: Пра­во­сла­вие и мир

При­ме­ча­ния

[1] Основ­ная еди­ница в лагере пра­во­слав­ных сле­до­пы­тов — отряд. Он состоит из 2–5 зве­ньев (пат­ру­лей) сле­до­пы­тов и кан­ди­да­тов в воз­расте 11–18 лет. Звено состоит из 5–9 чело­век и явля­ется глав­ной ячей­кой жизни сле­до­пы­тов. Звено — это группа еди­но­мыш­лен­ни­ков (дру­зей и хоро­ших това­ри­щей) со своим вожаком.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки