Повреждающая педагогика — И. Медведева, Т. Шишова

Повреждающая педагогика — И. Медведева, Т. Шишова

(7 голосов4.9 из 5)

Гово­рят, в послед­ние вре­мена от людей отой­дет пре­муд­рость. Они будут верить во вся­кие глу­по­сти и небы­лицы, не заме­чать оче­вид­ного, не пони­мать про­пис­ных истин. Но про­изой­дет это, конечно, не в одночасье.

Почва должна быть под­го­тов­лена, раз­мяг­чена. В дан­ном слу­чае раз­мяг­читься дол­жен мозг. И по неко­то­рым при­зна­кам видно, что «про­цесс пошел».

Сколько чуши в послед­ние годы подают в каче­стве незыб­ле­мой истины! Сколько дров нало­мано под вли­я­нием этой чуши!

Взять хотя бы тему отцов и детей. Только роди­тели стали опо­ми­наться и меньше дове­рять дет­ским теле­пе­ре­да­чам, под­рост­ко­вым жур­на­лам, школь­ным инно­ва­циям, как хлоп – взя­лись и за них, за роди­те­лей. «Вос­пи­та­ние ребенка надо начи­нать с вос­пи­та­ния роди­те­лей», «роди­тели абсо­лютно бес­по­мощны, педа­го­ги­че­ски без­гра­мотны», «матери не умеют любить своих детей, мы должны их этому научить…» Школа для роди­те­лей, курсы для буду­щих пап и мама, роди­тель­ские уни­вер­си­теты… А в неко­то­рых наи­бо­лее про­дви­ну­тых умах уже вызрела идея экза­мена, лишь по успеш­ной сдаче кото­рого чело­век имеет право носить зва­ние родителя.
И опять все покорно кивают голо­вами, как сом­нам­булы на сеансе гип­но­ти­зера. Дескать, конечно, правы спе­ци­а­ли­сты, какие из нас роди­тели? Ничего-то мы не знаем, не умеем. Как выра­зился одна­жды поэт Наум Кор­жа­вин (правда, об Аме­рике): «Здесь царит какое-то поме­ша­тель­ство на специализме».

Что же сове­туют роди­те­лям совре­мен­ные спе­ци­а­ли­сты? Какие, выра­жа­ясь язы­ком Кашпи­ров­ского, «дают установки»?

«Ребе­нок попал в беду…» – таков тре­вожно-при­тя­га­тель­ный заго­ло­вок бро­шюры, выпу­шен­ной объ­еди­не­нием педа­го­ги­че­ских изда­ний «Пер­вое сен­тября». Там же, на обложке, точно ука­зан и адре­сат: «Спра­воч­ник для учи­те­лей и родителей».

Бро­шюра хоть и тощая, но очень цен­ная. Ведь это квинт­эс­сен­ция «новой педа­го­гики», «нового вос­пи­та­ния», более того – «нового мыш­ле­ния». Ну да, сей­час ведь модно гово­рить о «новом мыш­ле­нии» и «новых цен­но­стях», кото­рыми должно про­пи­таться чело­ве­че­ство, жела­ю­щее перейти в новый век. Даже целое фило­соф­ское направ­ле­ние уже появи­лось. Прямо так и назы­ва­ется – «Нью Эйдж», «Новый век».

Про­смот­рев бро­шюру «Ребе­нок попал в беду», легко себе пред­ста­вить, на что пси­хо­логи, про­ник­нув­ши­еся «новым мыш­ле­нием», ори­ен­ти­руют нынче роди­те­лей и вообще всех тех, кто зани­ма­ется вос­пи­та­нием детей. С пло­дами подоб­ного про­све­ще­ния мы, увы, не раз стал­ки­ва­лись в нашей пси­хо­кор­рек­ци­он­ной работе с детьми, кото­рую мы ведем уже на про­тя­же­нии десяти с лиш­ним лет.

Бесе­ду­ешь ино­гда с мамой и чув­ству­ешь, что она нашпи­го­вана новыми вос­пи­та­тель­ными уста­нов­ками, как рож­де­ствен­ский гусь ябло­ками. «Я при­ни­маю сво­его сына таким, какой он есть, и что бы он ни делал, он знает: я, мать, все­гда на его сто­роне…» «Да, я пло­хая мать, но что поде­лать? Мне это не дано! Что ж теперь, всю жизнь само­би­че­ва­нием заниматься?!..»

«Как это запре­тить дочери читать жур­нал «Cool»? Да какое я право имею дик­то­вать ей, что читать, а что не читать? В две­на­дцать-то лет!..» «Запре­тами все равно ничего не добьешься, только хуже будет…»

Мно­гие из вас, навер­ное, слы­шали это, а, может, и сами гово­рить в раз­ных жиз­нен­ных ситу­а­циях. Зву­чит-то гуманно и уж точно по-новому. А кому хочется про­слыть отста­лым, несо­вре­мен­ным, про­пах­шим наф­та­ли­ном? Но давайте посмот­рим, куда при­ве­дет нас (а зна­чит, и наших детей) это «новое».

Уже пер­вая главка бро­шюры по сути своей про­граммна. Она назы­ва­ется «Я не люблю сво­его ребенка». Сей­час ведь модно гово­рить о роди­тель­ской нелюбви и о том, что мно­гие, очень мно­гие не любят своих детей. (А если даже любят, то навер­няка неумело.) Ложь, как тонко заме­тил кто-то из вели­ких, от мно­го­крат­ного повто­ре­ния ста­но­вится прав­до­по­доб­ной. Прав­дой она, конечно, стать не может, но людей охму­рить может вполне.

Итак, что же сооб­щает о роди­тель­ской нелюбви к ребенку выше­озна­чен­ная бро­шюра? «… прежде всего, избавь­тесь от ком­плекса вины. Вина – это агрес­сия, кото­рая рас­про­стра­ня­ется по замкну­тому кругу: «Я вино­вата в том, что не люблю сво­его ребенка. Но если бы его не было, то я бы не испы­ты­вала такого чув­ства. Сле­до­ва­тельно, именно он вино­ват в моем несчастии.»

Прямо какая-то сталь­ная цепь аргу­мен­тов. Но это только на пер­вый взгляд. Цепь на самом деле гни­лая, и за какое звено ни потя­нешь – рвется. «Ком­плекс вины…» Одно из самых попу­ляр­ных сего­дня клише, несу­щих отчет­ливо нега­тив­ный смысл. Что-то очень близ­кое к «ком­плексу непол­но­цен­но­сти», а то и выте­ка­ю­щее из него. Ну, кто может маяться такими глу­по­стями, кроме жал­ких, сла­бых, ни к чему не при­год­ных люди­шек? Короче, неудач­ни­ков?! А тер­мины «ком­плексы», «заком­плек­со­ван­ность» вообще пах­нут пси­хи­ат­рией и, есте­ственно, оттал­ки­вают. Еще важно напом­нить, что «ком­плекс» озна­чает мно­же­ство. Сле­до­ва­тельно, ком­плекс вины – это когда чело­век чув­ствует себя кру­гом вино­ва­тым во всем и перед всеми. А речь-то в бро­шюре идет о чув­стве (един­ствен­ное число!) вины по отно­ше­нию к ребенку (опять-таки един­ствен­ное число!). В общем, серия мел­ких подтасовок.

А вот и под­та­совка покруп­нее: якобы чув­ство вины неиз­менно порож­дает агрес­сию. Эффект, как вы пони­ма­ете, запро­грам­ми­ро­ван: чув­ство вины такой при­чинно-след­ствен­ной свя­зью, конечно же, дис­кре­ди­ти­ру­ется. Ведь от всего, что при­во­дит к агрес­сии, сле­дует избав­ляться. К чему, соб­ственно, и при­зы­вают ано­ним­ные авторы брошюры.

Но не будем под­да­ваться охму­ре­нию и спро­сим себя: а откуда, соб­ственно, взя­лась такая зави­си­мость? Почему чув­ство вины порож­дает агрес­сию, то есть, злобу, гнев, ярость? Ведь все как раз наобо­рот. Тому, что чув­ствует себя вино­ва­тым, бывает неловко, совестно, бывает жалко того, кого он оби­дел, хочется как-то загла­дить свою вину. А злится и напа­дает чело­век как раз тогда, когда ему трудно при­знать себя вино­ва­тым. Голос сове­сти гово­рит ему о вине, а он отго­ра­жи­ва­ется, защи­ща­ется от него агрес­сией, дока­зы­вает себе, что он прав, а не тот, кого он оби­дел. Так что не вина порож­дает агрес­сию, а НЕПРИЗНАНИЕ ВИНЫ, отсут­ствие раскаяния.

Урав­ни­ва­ние вины с агрес­сией обру­ши­вает основы хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния, на кото­ром, хотим мы этого или не хотим, зиждится рус­ская куль­тура. Вся жизнь хри­сти­ан­ских свя­тых была про­ни­зана чув­ством вины и пока­я­нием. Но при этом они, как известно, не только не были агрес­сив­ными, а своей кро­то­стью при­ру­чали даже диких мед­ве­дей. А сколько в рус­ской лите­ра­туре дано при­ме­ров, как пока­я­ние пре­об­ра­жало людей! В том числе и роди­те­лей, осо­знав­ших свою вину перед детьми (см. пьесу А.Н. Ост­ров­ского «Без вины виноватые».)

Зачем, спра­ши­ва­ется, вво­дить в заблуж­де­ние совре­мен­ных роди­те­лей, так грубо иска­жая истину? Оста­вим пока этот вопрос откры­тым и дви­немся дальше. В сле­ду­ю­щем абзаце целых две важ­ных уста­новки. Пер­вая: «Не стре­ми­тесь к вир­ту­оз­ному испол­не­нию мате­рин­ской роли. Поз­вольте себе быть несо­вер­шен­ной». И вто­рая: «В обще­нии с ребен­ком нет и не может быть запре­щен­ных эмоций».

Как при­нято выра­жаться на собра­ниях, «по пер­вому вопросу»: сей­час очень часто можно услы­шать при­зывы не стре­миться к совер­шен­ству. Дескать, это вредно и чуть ли не без­нрав­ственно. Чело­век дол­жен быть есте­ствен­ным, таким, какой он есть. В жур­на­лах для роди­те­лей пуб­ли­ку­ются довольно одно­тип­ные, но непре­менно душе­щи­па­тель­ные исто­рии про жен­щин, кото­рые ста­ра­лись быть образ­цо­выми мате­рями, тер­пели в этом неудачу и в резуль­тате начи­нали нена­ви­деть своих детей. Пси­хо­логи, пишу­щие эти ста­тьи, счи­тают своим, может быть, самым глав­ным дости­же­нием то, что в резуль­тате дли­тель­ной работы их паци­ентки отка­за­лись от стрем­ле­ния к иде­алу, «поз­во­лили себе быть несо­вер­шен­ными.» Конечно, бывают слу­чаи, когда полезно успо­ко­ить выле­за­ю­щую из кожи вон моло­дую маму, чтобы она не надо­рва­лась от излиш­него усер­дия. Но это дру­гое. Это, что назы­ва­ется, «рев­ность не по разуму» – когда чело­век берет на себя слиш­ком тяже­лую ношу, не соиз­ме­ряя ее со сво­ими физи­че­скими и душев­ными силами. А тут-то речь совсем не о том! По суще­ству, нас при­зы­вают белое счи­тать чер­ным, доб­ро­де­тель пере­во­дят в раз­ряд поро­ков. Стрем­ле­ние к иде­алу во все вре­мена не только счи­та­лось доб­ро­де­те­лью, но и вме­ня­лось чело­веку в обя­зан­ность. Без него немыс­лимо ни вос­пи­та­ние, ни выпол­не­ние той или иной работы, ни вза­и­мо­от­но­ше­ния с людьми. В хри­сти­ан­стве это выра­жено абсо­лютно недву­смыс­ленно. «Будьте совер­шенны, как совер­ше­нен Отец ваш Небес­ный», – гово­рит Хри­стос. Полу­ча­ется, что и этот фраг­мент бро­шюры имеет анти­хри­сти­ан­скую подоплеку.

Теперь «по вто­рому вопросу» – насчет того, что в обще­нии с ребен­ком нет, и не может быть запре­щен­ных эмо­ций. Далее, правда, сле­дует ого­ворка, не отли­ча­ю­ща­яся сти­ли­сти­че­ским совер­шен­ством: «… но при одном усло­вии: он не дол­жен сомне­ваться в без­услов­но­сти вашей любви.» Т.е., чита­теля фак­ти­че­ски при­ка­зы­вают («не должно быть!») про­яв­лять в обще­нии с детьми массу отри­ца­тель­ных эмо­ций, дур­ных чувств: раз­дра­же­ние, злобу, гнев, нена­висть, ярость. Что же это полу­ча­ется? Чув­ство вины испы­ты­вать очень плохо, а те пороки, в кото­рых люди каются на испо­веди, при­зна­ются нор­мой отно­ше­ний с ребен­ком! Почему он при этом не дол­жен сомне­ваться в без­услов­но­сти роди­тель­ской любви, оста­ется непроясненным.

Веро­ятно, по логике «бьет, зна­чит, любит». Но это дело деся­тое. Это типич­ная лапша, кото­рую вешают на уши довер­чи­вым чита­те­лям. А вот при­зыв не сми­рять, не укро­щать стра­сти, а выплес­ки­вать их на окру­жа­ю­щих, при­чем на сла­бых и без­за­щит­ных, коими явля­ются дети, это один из кра­е­уголь­ных кам­ней пред­ла­га­е­мой анти­хри­сти­ан­ской педагогики.

И не стоит обма­ны­ваться при­ве­ден­ными в конце главки сла­ща­выми сове­тами петь ребенку колы­бель­ные и гла­дить по воло­сам. Яд опа­сен не тогда, когда он хра­нится в бутылке с соот­вет­ству­ю­щей над­пи­сью, а тогда, когда его под­ме­ши­вают во вкус­ную и здо­ро­вую пищу.

Вто­рая глава – «Самое вер­ное сред­ство от дет­ского пьян­ства» – оша­ра­ши­вает уже своим нача­лом. «Взрос­лым вообще-то нечем поде­литься со своим ребен­ком, и они не должны осо­бенно наста­и­вать на том, чтобы дети брали с них при­мер, потому что тако­вого они как раз и не подают». Как любили шутить про­вин­ци­аль­ные кон­фе­ран­сье: «Вот так номер! Я чуть не помер!» Стало быть, роди­тели теперь НЕ ДОЛЖНЫ наста­и­вать на том, чтобы дети брали с них при­мер! Одной коря­вой (судя по всему, неумело пере­ве­ден­ной фра­зой сокру­ша­ется основа основ вос­пи­та­ния. Во все вре­мена все народы, неза­ви­симо от веро­ва­ний, куль­тур и наци­о­наль­ной при­над­леж­но­сти, учили детей брать при­мер с роди­те­лей. Да иначе и быть не может! Отец и мать для ребенка – это пер­вые люди, кото­рых он видит, пер­во­об­разы людей. Их инто­на­ции, выра­же­ние лиц, манера пове­де­ния и т.п. прочно запе­чат­ле­ва­ются в его душе и слу­жат образ­цом. Это имприн­тинг, неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние, неиз­беж­ный при­мер, обра­зец, под­ра­жа­ние кото­рому про­ис­хо­дит помимо воли ребенка. Не потому ли воз­ни­кает столько про­блем с детьми-сиро­тами, кото­рые вос­пи­ты­ва­ются в дет­ском доме? Так что роди­тели все равно будут для ребенка при­ме­ром, никуда от этого не денешься. Но вос­при­няв новую вос­пи­та­тель­ную уста­новку и отка­зав­шись от роли иде­ала, роди­тели утра­чи­вают рычаги вли­я­ния на ребенка, тол­кают его к неуправ­ля­е­мо­сти, к пато­ло­ги­че­ским стра­хам (когда взрос­лый не авто­ри­тет, он и не защита!).

Что же каса­ется роди­тель­ского несо­вер­шен­ства, то несо­вер­шен­ство свой­ственно при­роде чело­века. Как, впро­чем, свой­ственно и стрем­ле­ние к совер­шен­ству, о чем мы уже написали.

И этому стрем­ле­нию, кстати, очень спо­соб­ство­вали дети: отец и мать ста­ра­лись в их гла­зах выгля­деть умнее, доб­рее, бла­го­род­нее – сло­вом, совер­шен­нее, чем они есть на самом деле.

Ребе­нок, сам того не подо­зре­вая, вынуж­дал их под­тя­ги­ваться до иде­аль­ного образа. Ну, а уж если роди­тели были совсем про­па­щими, детей ста­ра­лись от них огра­дить, а роди­те­лей в таких слу­чаях под­вер­гали позору, остракизму.

И вот то, что еще вчера под­вер­га­лось суро­вому осуж­де­нию, сего­дня чуть ли не вме­ня­ется в обязанность!

Ори­ен­та­ция роди­те­лей на «бес­при­мер­ность» про­во­ци­рует соци­аль­ное сирот­ство. Ребе­нок, лишен­ный иде­ала в семье, начи­нает искать его на сто­роне. А в сего­дняш­ней жизни вме­сто иде­ала ему ско­рее встре­тится анти­идеал: нар­ко­тор­го­вец, лас­ко­вый педо­фил, глава тота­ли­тар­ной или сата­нин­ской секты или про­сто «кру­той», «отвя­зан­ный» сверстник.

При­ведя кош­мар­ные ста­ти­сти­че­ские дан­ные каса­тельно дет­ского пьян­ства (кото­рое якобы повально), авторы учат взрос­лых пра­виль­ному реа­ги­ро­ва­нию: » Что же делать? Под­да­ваться поры­вам. Да, порыву любви и порыву гнева. Как же так, ска­жете вы, кри­чать в гневе? Ругаться, драться? Но разве в порыве люби мы не хва­таем ребенка и не целуем его? Сер­деч­ный порыв, если дать ему насто­я­щую волю, чело­ве­чен по суще­ству и форме. Он благороден».

Итак, в одном ряду, соеди­нен­ные сою­зом «и», ока­за­лись любовь (выс­шая хри­сти­ан­ская доб­ро­де­тель) и гнев (один из семи смерт­ных гре­хов). Иными сло­вами, между доб­ром и злом постав­лен знак равен­ства. Можно обма­те­рить ребенка, можно заехать в зубы, ведь «сер­деч­ный порыв, если дать ему насто­я­щую волю, чело­ве­чен по суще­ству и форме». А убий­ство, если разо­браться, разве не чело­вечно? Бывает, конечно, запла­ни­ро­ван­ное, пред­на­ме­рен­ное, а бывает спон­тан­ное – «искрен­ний сер­деч­ный порыв». Рискуя вызвать по отно­ше­нию к себе сход­ный «сер­деч­ный порыв» со сто­роны авто­ров бро­шюры, все же про­ци­ти­руем поуче­нием пра­во­слав­ного подвиж­ника старца Иосифа с горы Афон: «Пусть слюна твоя во рту ста­нет кро­вью, ты все равно не про­из­носи ни одного слова в гневе». Вот век­тор тра­ди­ци­он­ной рус­ской педа­го­гики, а бро­шюра пред­ла­гает нам какую-то иную педа­го­гику, не име­ю­щую ровно ничего общего с рус­ской традицией.

Пора­жают в этой педа­го­ги­че­ской системе и, как гово­рили в ста­рину, «про­ти­ву­ре­чия». Только роди­тель настро­ился на то, чтобы в порыве бла­го­род­ного него­до­ва­ния вло­жить ума сво­ему пья­ному недо­рослю, как его спе­шат оса­дить: «Не набра­сы­вай­тесь на него с нота­ци­ями; вы уже опоз­дали, а после драки кула­ками не машут. Даже если он чуть наве­селе, его реак­ция может быть неадек­ват­ной.» (Т.е., маль­чонка, чего доб­рого, вре­жет зарвав­шимся папаше с мамашей).

И собу­тыль­ни­ков его не смейте тро­гать! «Даже если вам не нра­вятся дру­зья вашего ребенка, нельзя дер­жать свой дом от них на замке, сво­его же ребенка ради». Хотя любой чело­век, не только с выс­шим педа­го­ги­че­ским обра­зо­ва­нием, но и с неза­кон­чен­ным сред­ним пони­мает, что борьба с пьян­ством начи­на­ется с отрыва пья­ницы от его при­выч­ного окру­же­ния. Иначе любые уси­лия бес­смыс­ленны. Когда же речь идет о детях, огра­дить их от дур­ного вли­я­ния все­гда счи­та­лось – и про­дол­жает счи­таться в обще­стве, еще не утра­тив­шем кол­лек­тив­ный разум! – пер­вей­шим делом родителей.

Ясно, что далеко не все папы и мамы при­дут в вос­торг от подоб­ных педа­го­ги­че­ских инно­ва­ций, поэтому, ста­ра­ясь смяг­чить впе­чат­ле­ние, авторы добав­ляют: «Зато никто не запре­щает вам обго­во­рить допу­сти­мые нормы пове­де­ния и пра­вила общежития».

Эту мат­рицу сей­час внед­ряют повсе­местно. Смысл ее сво­дится к сле­ду­ю­щему: давайте лега­ли­зуем пороки, но попро­буем уста­но­вить для них неко­то­рые огра­ни­че­ния. Лега­ли­зуем про­сти­ту­цию, но будет тре­бо­вать от «сек­сра­бот­ниц» пери­о­ди­че­ской дис­пан­се­ри­за­ции. Лега­ли­зуем пор­но­гра­фию, но ларьки, в кото­рых она будет про­да­ваться, уда­лим от дет­ских учре­жде­ний на рас­сто­я­ние не менее 300 м. Лега­ли­зуем педе­ра­стию (уже лега­ли­зо­вали, отме­нив ста­тью, нака­зы­ва­ю­щую за муже­ло­же­ство!), но будем пори­цать педо­фи­лов. Лега­ли­зуем нар­ко­ма­нию, но будем при­зы­вать нар­ко­ма­нов поль­зо­ваться одно­ра­зо­выми шприцами.

Одоб­рим под­рост­ко­вый раз­врат, но рас­ска­жем об опас­но­сти вене­ри­че­ских забо­ле­ва­ний и раз­да­дим пре­зер­ва­тивы. Все это, конечно, абсурд. Невоз­можно тре­бо­вать от без­за­ко­ния зако­но­по­слуш­но­сти. Есть рус­ская пого­ворка «пусти козла в огород».

Здесь цен­траль­ное слово «козла». От чело­века – да, можно тре­бо­вать, чтобы он в ого­роде соби­рал только то, что ему раз­ре­шили. Но козел (а в нашем слу­чае – порок) невра­зум­ляем. Осо­бенно при виде капу­сты. Ну, а если про­дол­жать зоо­ло­ги­че­ские срав­не­ния, пред­ста­вим себе сви­нью, про кото­рую вдруг кто-то решил, что ее стоит циви­ли­зо­вать, пере­ба­зи­ро­вав из хлева в город­скую квар­тиру. И поста­вил ей в туа­лете спе­ци­аль­ную ван­ночку для отправ­ле­ния интим­ных нужд. Нетрудно преду­га­дать вид и аро­мат квар­тиры этого защит­ника сви­ных прав уже к вечеру.

Ана­ло­гич­ные уста­новки даются взрос­лым и по про­блеме дет­ской нар­ко­ма­нии. Хотите узнать, как пра­вильно себя вести, если вы подо­зре­ва­ете, что ваш ребе­нок упо­треб­ляет наркотики?

Надо «не демон­стри­ро­вать чрез­мер­ного вол­не­ния, уста­нов­лен­ные необыч­ные факты обсу­дить с ребен­ком, не читать мораль и ни в коем слу­чае не угро­жать, не нака­зы­вать…» «Если он все отри­цает – рас­ска­жите о своих подо­зре­ниях, если спо­рит – опро­вер­гайте, но не берите него слово, не застав­ляйте под­чи­няться. Лучше спро­сите, что он сам думает делать дальше, и пре­ду­пре­дите, что отныне вы будете строже сле­дить за тем, как и на что он тра­тит деньги. (Пус­кай рас­ска­зы­вает, что задер­жался в биб­лио­теке, а на полу­чен­ную от вас суб­си­дию якобы наку­пил було­чек с маком.) Но глав­ное, «самое время дать ему понять, что вы на его сто­роне, что не осуждаете…»

Короче, пред­ла­га­ется на юного нар­ко­мана не давить, ничего ему не запре­щать и даже про­дол­жать выдачу денег! Да, очень нетра­ди­ци­он­ная педа­го­гика… Испо­кон веку нор­маль­ные роди­тели реа­ги­ро­вали на опас­ное пове­де­ние детей немед­лен­ной изо­ля­цией их от источ­ника зла, от пагуб­ной обстановки.

Вспом­ните хотя бы Наташу Ростову, кото­рую отец запер, чтобы она не сбе­жала с Ана­то­лем. Конечно, при­дется понерв­ни­чать, про­явить твер­дость, выдер­жать дет­ские исте­рики и гру­бость, побыть в гла­зах сво­его ребенка зло­деем, но зато убе­речь его от беды. Ведь и мы, став взрос­лыми, столько раз мыс­ленно бла­го­да­рили роди­те­лей за их стро­гость, хотя в под­рост­ко­вом воз­расте за нее же готовы были в серд­цах проклинать.

В духе попу­сти­тель­ства пред­ло­жено отно­ситься и к дет­скому раз­врату. «Стар­шее поко­ле­ние не может и не должно кон­тро­ли­ро­вать под­рост­ко­вую сек­су­аль­ность.» (Инте­ресно все-таки, почему у поклон­ни­ков либе­раль­ных цен­но­стей столь часто про­скаль­зы­вают тота­ли­тар­ные нотки? Напо­ми­нает то ли гип­но­ти­зера, под­чи­ня­ю­щего паци­ента своей воле, то ли юри­ста, кото­рый зачи­ты­вает потен­ци­аль­ным пре­ступ­ни­кам ста­тью уго­лов­ного кодекса.) Ока­зы­ва­ется, «при­зна­вая, что ран­няя сек­су­аль­ная жизнь под­рост­ков и столь же ран­ние экс­пе­ри­менты с нар­ко­ти­ками не экс­тре­маль­ные, а ско­рее обы­ден­ные иску­ше­ния нового поко­ле­ния, невоз­можно ни запре­тить, ни кон­тро­ли­ро­вать эти опыты».

Как заста­вить людей сми­риться с вопи­ю­щим без­об­ра­зием, с кото­рым ни один нор­маль­ный чело­век сми­риться не может? Спо­со­бов немного. А точ­нее, всего два. Можно при­ну­дить силой, а можно, соблю­дая права чело­века, добиться жела­е­мого изощ­рен­ным спо­со­бом: убе­дить, что без­об­ра­зие, во-пер­вых, не такое уж и вопи­ю­щее; во-вто­рых, оно рас­про­стра­нено повсе­местно, а в‑третьих – что, пожа­луй, глав­ное! – все равно оно неустра­нимо. Это вы сего­дня услы­шите как от круп­ного поли­то­лога, так и от соседа-пенсионера.

В раз­би­ра­е­мой нами бро­шюре прак­ти­че­ски все под­чи­нено дан­ной логике. Но осо­бенно ярко она про­яв­лена в «мифах о сек­су­аль­ном наси­лии». Споря с обще­при­ня­тым мне­нием о педо­фи­лах как об извра­щен­цах, авторы утвер­ждают, что «боль­шин­ство педо­фи­лов – самые обыч­ные муж­чины, с нор­маль­ной психикой».

Раз­вен­чи­ва­ется и «миф» о том, что «сек­су­аль­ные поку­ше­ния на детей редки и явля­ются при­зна­ком мораль­ного рас­пада и дегра­да­ции обще­ства.» Какой рас­пад? Какая дегра­да­ция? И что зна­чит «редки»?! На самом деле, утвер­ждают авторы, все это было все­гда и «ста­ти­сти­че­ски часто». «… В четы­рех слу­чаях из пяти это делают те, кого ребе­нок знает… очень часто – кто-то из стар­ших чле­нов семьи». Жизнь дока­зала: «это слу­ча­ется во всех слоях обще­ства, с любыми уров­нями обра­зо­ва­ния и дохода, во всех этни­че­ских и рели­ги­оз­ных груп­пах». В общем, вполне баналь­ная исто­рия. С каж­дым может случиться.

И насчет ребенка не сле­дует заблуж­даться. «Шестой миф:ребенок – пас­сив­ный объ­ект сек­су­аль­ных пося­га­тельств. При­хо­дится при­знать: он может быть ини­ци­а­то­ром». Сло­вом, нас хотят уве­рить, что нет чет­кой гра­ницы между ребен­ком и взрос­лым, жерт­вой и пре­ступ­ни­ком, доб­ром и злом. Все отно­си­тельно, зыбко, «неод­но­значно».

Ну и, конечно, зло непо­бе­димо. «Даже самая иде­аль­ная система права не в состо­я­нии пол­но­стью защи­тить ребенка от наси­лия. Здесь важен не столько кон­троль , сколько про­све­ще­ние. Роди­тели и учи­теля должны знать, что сек­су­аль­ная экс­плу­а­та­ция детей – боль­шая и серьез­ная про­блема.» Так и напи­сано – «про­блема».

Есть про­блема утом­ля­е­мо­сти на уро­ках, есть про­блема аллер­гии, есть про­блема лет­него отдыха, а есть… сек­су­аль­ного наси­лия над детьми. Хочется, заняв при­ла­га­тель­ное у авто­ров, ска­зать, что это «боль­шая и серьез­ная» победа зла, если рас­тле­ние ребенка, над­ру­га­тель­ство над его невин­но­стью ста­но­вится для нас не чудо­вищ­ным пре­ступ­ле­нием, не тра­ге­дией и даже не дра­мой, а про­бле­мой. И, решая ее, глав­ное (как, впро­чем, и во всех осталь­ных слу­чаях, пере­чис­лен­ных в бро­шюре) «сохра­нять спокойствие».

Ну, конечно, что еще можно делать, узнав, что твой ребе­нок изна­си­ло­ван, болен СПИ­Дом, стал алко­го­ли­ком, нар­ко­ма­ном или вором?!

Реко­мен­да­ции взрос­лым по поводу дет­ского воров­ства – это прямо какая-то оргия гума­низма. «Хоро­шенько поду­майте прежде, чем при­сту­пать к реши­тель­ным дей­ствиям. Навер­ное, нака­зы­вать надо, но только если вы уве­рены, что и ребе­нок счи­тает это нака­за­ние спра­вед­ли­вым… Пере­жив нака­за­ние, ребе­нок, ско­рее всего, научится лов­чить, скрыт­ни­чать, боясь лишь одного – быть раз­об­ла­чен­ным… Пожа­лейте его, и ему сразу ста­нет стыдно. Помо­гите испра­вить то, что он совер­шил. КАК МОЖНО БЕРЕЖНЕЙ ОТНЕСИТЕСЬ И К НЕМУ, И К ЕГО ПОСТУПКУ … Не ужас нака­за­ния, а страх повто­ре­ния – вот что отныне должно посе­литься в его душе.»

Должно, конечно, но может посе­литься – и, ско­рее всего посе­лится! – совсем дру­гое: чув­ство пол­ной без­на­ка­зан­но­сти и жела­ние новых «подви­гов». Why not?

Под­дав­шись уми­ле­нию, чита­тель, быть может, про­гля­дел одну харак­тер­ную под­мену: кража, совер­шен­ная ребен­ком, названа поступ­ком (даже не про­ступ­ком!). А ведь это пре­ступ­ле­ние, хоть по мало­лет­ству, как пра­вило, непод­суд­ное. Более того, сво­ро­вать зна­чит нару­шить одну из десяти запо­ве­дей, т.е., самых стро­гих запре­тов для людей хри­сти­ан­ской куль­туры. Впро­чем, ни в каких куль­ту­рах воров­ство, мягко говоря, не поощ­ря­ется. Апо­ло­геты же «гуман­ной педа­го­гики» сове­туют отне­стись к воров­ству «как можно береж­ней». Даже в столь вопи­ю­щем слу­чае идея нака­за­ния им явно пре­тит. Это ведь фу как негуманно!

А между тем хри­сти­ан­ская педа­го­гика утвер­ждает прямо про­ти­во­по­лож­ное. «Самая суро­вость роди­тель­ской дис­ци­плины полезна для детей и жела­тельна, – читаем у епи­скопа Кине­шем­ского Васи­лия. – Суро­вые испы­та­ния необ­хо­димы для духов­ного совер­шен­ство­ва­ния, как огонь, очи­ща­ю­щий металл… «Тесны врата и узок путь, веду­щие в жизнь (Мф. VII, 14).» Но если эту школу скорби и испы­та­ний мы не прой­дем в дет­стве в роди­тель­ской семье, то Гос­поду ничего не оста­нется как под­верг­нуть нас испы­та­ниям жизни, а это гораздо труд­нее, осо­бенно без пред­ва­ри­тель­ной под­го­товки в роди­тель­ском доме. Но если этот скорб­ный курс духов­ного вос­пи­та­ния в виде роди­тель­ских нака­за­ний и извест­ной суро­во­сти отно­ше­ний мы прой­дем с дет­ской покор­но­стью в род­ном доме, то даль­ней­шие испы­та­ния часто ока­зы­ва­ются ненужными…»

А вот цитата из Биб­лии: «Кто любит сво­его сына, тот пусть чаще нака­зы­вает его, чтобы впо­след­ствии уте­шаться им… Не давай ему воли в юно­сти и не потвор­ствуй нера­зу­мию его». Так что и поэтому вопросу либе­раль­ные уста­новки авто­ров бро­шюры про­ти­во­по­ложны традиционным.

Впро­чем, есть одна тема, рас­смат­ри­вая кото­рую авторы сове­туют при­ме­нить жест­кость. Это тема само­убий­ства. В одной из двух глав, посвя­щен­ных дет­ским суи­ци­дам, есть такой под­за­го­ло­вок: «Пожа­луй­ста, про­чтите эту стра­ничку вашему ребенку». А на стра­ничке есть, напри­мер, такой пас­саж: «Вы когда-нибудь видели све­жий труп? Глаза навы­кате, выва­лив­шийся синий язык, лицо неопре­де­лен­ного цвета да к тому же пре­не­при­ят­ней­ший запах от само­про­из­воль­ного акта дефекации.»

Авторы счи­тают, что такая стресс-педа­го­гика «непри­ятна, зато дей­ственна». Дескать, запу­гаем хоро­шенько посмерт­ным урод­ством, авось не захо­чет сво­дить счеты с жиз­нью. Зна­чит, они все-таки пони­мают, что страх – это один из самых дей­ствен­ных спо­со­бов, когда хочешь удер­жать под­ростка от гибель­ного шага. И весь их либе­ра­лизм по отно­ше­нию к дет­скому пьян­ству, нар­ко­ма­нии, раз­врату, «дур­ным болез­ням», воров­ству и проч. «поступ­кам» объ­яс­ня­ется тем, что они про­сто не видят в этом такой уж серьез­ной угрозы. Только при таком под­ходе пишут, как напи­сано в главе о СПИДе: «Един­ствен­ное, что мы можем сде­лать для своих детей, – рас­ска­зы­вать им, не запу­ги­вая и не нагне­тая, убеж­дая их фак­тами, циф­рами и чужими тра­ге­ди­ями, о том, как коротка дистан­ция между жиз­нью и смертью».

Завид­ное спо­кой­ствие, не правда ли? Так можно отно­ситься к чело­веку только, если он тебе абсо­лютно без­раз­ли­чен. Впро­чем, к этой теме мы еще вер­немся, а сей­час поду­маем: какие образы закла­ды­ва­ются в созна­ние ребенка опи­са­ни­ями «све­жего трупа»? Даже если – что совсем не факт – кого-то подоб­ные опи­са­ния оста­но­вят, даже если жизнь будет спа­сена. Но какой ценой? – Ценой пору­га­ния мерт­вого, ценой глум­ле­ния над усоп­шим. Ну, а теперь пред­ста­вим себе, что через какое-то время у ребенка умрет кто-то из близ­ких. Что тогда будет «бла­го­го­вей­ной памя­тью о доро­гом покой­нике»? Какие кар­тины непро­шено посе­тят его, когда под­ро­сток будет сто­ять у гроба, при­хо­дить потом на могилу или смот­реть на фото­гра­фию? «Глаза навы­кате, выва­лив­шийся синий язык…»?

Честно говоря, это небез­опасно читать и взрос­лым. Даже у них это может вызвать защит­ную реак­цию оттор­же­ния, кото­рая, в свою оче­редь, ведет к пато­ло­ги­че­скому бес­чув­ствию. И уж тем более такая опас­ность гро­зит детям, с их хруп­кой, неустой­чи­вой пси­хи­кой. Неда­ром мы сего­дня слы­шим так много жалоб под­рост­ково-моло­деж­ный «пофи­гизм». Поне­воле ста­нешь рав­но­душ­ным, когда видишь, уж про­стите за жар­гон, столько «тру­па­ков» на экране теле­ви­зора и ком­пью­тера! Надо же как-то защититься!

Вообще такое впе­чат­ле­ние, что сверх­за­дача «спра­воч­ника для роди­те­лей и учи­те­лей» – запро­грам­ми­ро­вать взрос­лых на рав­но­ду­шие к детям. В том числе – и даже, прежде всего! – к своим соб­ствен­ным. Карлсо­нов­ское «спо­кой­ствие, только спо­кой­ствие» – вот камер­тон бро­шюры. Напился ребе­нок – не вол­нуй­тесь. Балу­ется нар­ко­ти­ками – не впа­дайте в панику. Ушел из дома – зара­нее, на слу­чай опо­зна­ния трупа, «поло­жите в раз­ные кар­маны записки, где ука­заны Ф.И.О., адрес и номер теле­фона, по кото­рому нужно позво­нить…» Хотели на этом обо­рвать цитату, но не удер­жа­лись и при­во­дим еще несколько фраз: «Не стес­няй­тесь зара­нее снять копию зуб­ной карты из сто­ма­то­ло­ги­че­ского каби­нета и сде­лать дато­карту: нане­сите на пальцы тон­ким слоем типо­граф­скую краску и отка­тайте отпе­чатки на бумаге , а под ними над­пи­шите «левая», «пра­вая» рука. Если слу­чится тра­ге­дия, это помо­жет идентификации.»

Много, конечно, зага­док во Все­лен­ной. Вот, напри­мер, одна из них: почему блю­сти­тели сво­боды такие глу­пые? Ну, хорошо, они не в состо­я­нии были пред­ста­вить себе, что про­изой­дет с отпе­чат­ками, если нама­зан­ные крас­кой пальцы «отка­тают» по бумаге, а не оттис­нут на ней. И в пси­хо­лого-педа­го­ги­че­ском угаре не обра­тили вни­ма­ния на то, что НАД­пи­сать что-либо ПОД отпе­чат­ком или кар­тин­кой нельзя. Но уж вооб­ра­зить свое­воль­ного под­ростка – а именно такие сбе­гают из дому – совсем несложно. Тем более что жизнь богата при­ме­рами. С какой стати такой под­ро­сток будет тер­петь в своих кар­ма­нах дурац­кие мамины записки или покорно под­став­лять руку для дак­ти­ло­ско­пии, пред­на­зна­чен­ной для опо­зна­ния его трупа? И где авторы видели такие сто­ма­то­ло­ги­че­ские каби­неты, где услуж­ли­вый дан­тист по пер­вому тре­бо­ва­нию сни­мает копию зуб­ной карты? У нас боль­шин­ство людей вообще про «зуб­ную карту» слы­хом не слы­хи­вали. Что поде­ла­ешь? Дре­му­чие мы, не ведется в «немы­той Рос­сии» подроб­ная опись зубов: сколько их всего, каких не хва­тает сверху, каких – снизу, какой зуб как заплом­би­ро­ван, где какая коронка, какой при­кус, какая форма челю­стей. Вот у Гит­лера была такая карта, и потому его труп смогли опо­знать. А для нас это инфор­ма­ция с опережением.

Мы пони­маем, деньги, конечно, вещь очень нуж­ная, но голова суще­ствует не только для под­счета буду­щих гонораров.

Пуб­ли­ку­ете пират­ский пере­вод – так хотя бы изы­мите то, что к нашей жизни не имеет ровно ника­кого отно­ше­ния. Не позорь­тесь. Еще не самые послед­ние вре­мена, оста­точ­ный разум кое у кого сохранился.

Наде­емся, что среди чита­те­лей бро­шюры тако­вых тоже немало, и они пони­мают, что пота­ка­ние дет­ским поро­кам рано или поздно дове­дет ребенка до той опас­ной черты, за кото­рой его ждут либо гибель, либо тюрьма. Как назы­вался один сбор­ник эпохи пере­стройки, «иного не дано». На самом деле это пони­мают даже авторы бро­шюры, хотя уси­ленно делают вид, что нет ника­кой связи между роди­тель­ским попу­сти­тель­ством и ката­стро­фой, пости­га­ю­щей ребенка.

Во вся­ком слу­чае, о коло­нии они напо­сле­док упо­ми­нают. Но опять-таки в каком ракурсе? Под­главка «Что делать, если ваш ребе­нок попал в коло­нию» начи­на­ется со слов: «Что сде­лано, то сде­лано, назад не вер­нешь, и надо жить дальше.

Оставьте обиды, ссоры, раз­ду­мья на тему «За что мне все это?» Во-пер­вых, не вам, во-вто­рых, что в них толку?»

Иначе говоря, роди­те­лей сперва настра­и­вают на пота­ка­ние дет­скому без­об­ра­зию, а потом, когда «вырас­тет из сына свин» и ситу­а­ция дой­дет до кри­ти­че­ской точки – на рав­но­ду­шие. Даже когда ребе­нок попа­дает в коло­нию, ока­зы­ва­ется, не надо зада­ваться вопро­сом, за что вам это, когда и в чем вы его упу­стили. Спо­кой­ствие, только спо­кой­ствие, ведь «не вам», а всего-то навсего вашему сыну идти за колю­чую про­во­локу. Так что нет осно­ва­ний для паники. Как любил повто­рять все тот же Карлсон, дело житей­ское. Уж если в главе, посвя­щен­ной само­убий­ствам, авторы сове­туют отве­сти под­ростка, замыш­ля­ю­щего лишить себя жизни, в сто­ронку и «мирно пого­во­рить». «Если же, – цити­руем, – этот вари­ант не сра­ба­ты­вает, то – сам вино­ват.» Раз даже по такому поводу вол­но­ваться не стоит, то чего махать кры­льями, когда руки-ноги целы, да еще – в наше-то труд­ное время – парень будет на гособеспечении!

Апо­феоз роди­тель­ского слу­же­ния это открыть на нуж­ной стра­нице спра­воч­ник, найти теле­фон нуж­ного спе­ци­а­ли­ста (в конце каж­дой главки дается целый спи­сок соот­вет­ству­ю­щих орга­ни­за­ций) и пере­до­ве­рить ему ребенка, как это при­нято во всем циви­ли­зо­ван­ном мире. Соб­ственно, и слу­же­ние-то ни к чему, когда есть службы помощи!

Как же паро­дийно в этом кон­тек­сте зву­чат фразы типа: «Тер­пе­ние и сми­ре­ние – может, спа­се­ние в них?» Сми­ре­ние перед чем – перед гре­хом? Так это вовсе не хри­сти­ан­ство, а обык­но­вен­ный сата­низм, наспех при­кры­тый ове­чьей шкур­кой либе­раль­ных лозун­гов. Хотя вряд ли авторы бро­шюры ведали, что тво­рили. Ско­рее всего, они про­сто отра­ба­ты­вали выгод­ный заказ, по-дет­ски раду­ясь, что можно под­за­ра­бо­тать без осо­бого напря­же­ния. Ладно, оста­вим это на их совести.

Тем же, кто пони­мает, что на Страш­ном Суде (а отве­чать там при­дется всем, даже людям, не веря­щим в его реаль­ность) роди­тели не смо­гут сва­лить свою вину ни на спе­ци­а­ли­стов, ни на горе-педа­го­гов, пищу­щих как будто под копирку без­от­вет­ствен­ные книги и бро­шюры, ни на госу­дар­ство, под­дер­жи­ва­ю­щее либе­раль­ную, анти­хри­сти­ан­скую педа­го­гику, нужно почаще вспо­ми­нать если не о пре­муд­ро­сти, то хотя бы о здра­вом смысле.

Ведь здра­во­мыс­ля­щих людей пока еще боль­шин­ство. И если они не сда­дутся доб­ро­вольно, их не смо­жет одо­леть ника­кая агит­бри­гада лже­цов. Даже при покро­ви­тель­стве того, кто назван в Свя­щен­ном Писа­нии «отцом лжи».

Источ­ник – лучик-света.рф

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Мария, 17.01.2019

    Зуб­ная карта есть у каж­дого, кто лечил зубы, и врач без про­блем и вопро­сов даст копию с неё. А в гос­по­ли­кли­нике так ещё и обя­зан это сде­лать по запросу паци­ента. Да, и при реше­нии любой про­блемы, при любой беде глав­ное — сна­чала успо­ко­ится и взять себя в руки. Авторы могут иро­ни­зи­ро­вать над этим, но кому-то это спа­сёт жизнь.

    Ответить »
  • Ольга, 19.04.2017

    Есть две край­но­сти у совре­мен­ных роди­те­лей — или пол­ное напле­ва­тель­ское отно­ше­ние к ребёнку (в основ­ном, где роди­тели зави­симы от алко­голя, нар­ко­ти­ков, сига­рет, ком­пью­тера) или культ ребёнка и пол­ная ему все­доз­во­лен­ность (в основ­ном в тех моло­дых семьях, кото­рые живут на всём гото­вом и сами ни на что не зара­бо­тали и осо­бых успе­хов ни в чём не достигли) . Обе край­но­сти оди­на­ково вредны и губи­тельны для дет­ской пси­хики и души. Над безу­мием моло­дых роди­те­лей тру­дится целый штат заоке­ан­ских спе­ци­а­ли­стов, на раз­вал наших семей бро­шены огром­ные денеж­ные сред­ства. Но, нахо­дясь под воз­дей­ствием соб­ствен­ного эго­изма и само­до­ста­точ­но­сти, моло­дые роди­тели не заме­чают как их дурят. Труды И.Я. Мед­ве­де­вой и Т.Л. Шишо­вой про­сто как чистый гло­ток воз­духа в цар­стве совре­мен­ной либе­раль­ной лжи. Помощи Божией в их работе!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки