«Маленький Принц», Пьяница и воспитание

«Маленький Принц», Пьяница и воспитание

(6 голосов5.0 из 5)

 

Кажется, еще вчера он был куд­ря­вый «Малень­кий принц», люби­мец мамы и папы, но про­шло энное коли­че­ство лет – и перед  нами опу­стив­шийся неряш­ли­вый тип сред­него воз­раста без  жиз­нен­ных целей и нрав­ствен­ных уста­но­вок. «Что слу­чи­лось? Кто вино­ват? Что делать?» – недо­уме­вают роди­тели. Попро­буем  поис­кать ответы.

Странный народ

Где  и в чем  скры­ва­ются корни  этой печаль­ной мета­мо­ро­фозы? Отча­сти най­ден ответ  в груст­ной фило­соф­ской сказке «Малень­кий принц» Анту­ана де Сент-Экзюпери:

«Когда Малень­кий принц явился на эту пла­нету, пья­ница молча сидел и смот­рел на выстро­ив­ши­еся перед ним пол­чища буты­лок – пустых и полных.

b266ad619e18c7e59645923af6dd329a - «Маленький Принц», Пьяница и воспитание

– Что это ты дела­ешь? – спро­сил Малень­кий принц.
– Пью, – мрачно отве­тил пьяница.
– Зачем?
– Чтобы забыть.
– О чем забыть?
– Хочу забыть, что мне совестно, – при­знался пья­ница и пове­сил голову.
– Отчего же тебе совестно?
– Совестно пить! – объ­яс­нил пья­ница, и больше от него нельзя было добиться ни слова.

И Малень­кий принц отпра­вился дальше, рас­те­рян­ный и недоумевающий.

«Да, право же, взрос­лые очень, очень стран­ный народ», – думал он, про­дол­жая путь».

Отчего же, вырас­тая, Малень­кие принцы зача­стую пере­стают удив­ляться взрос­лым при­чу­дам и пере­ни­мают их линию поведения?

Родительское программирование:  что закладываем  ребенку?

«Роди­тели, это вы вино­ваты – сами про­грам­ми­ру­ете детей на алко­го­лизм», – во все­услы­ша­ние кате­го­рично заяв­ляют неко­то­рые интер­нет-СМИ.  И такое серьез­ное заяв­ле­ние все­рьез тре­во­жит мно­гих. Неужели  непра­виль­ным вос­пи­та­нием мы под­спудно фор­ми­руем из Васей и Федей, пуши­сто­го­ло­вых оду­ван­чи­ков и «Малень­ких прин­цев»,  буду­щих алко­го­ли­ков?  Увы – такая воз­мож­ность веро­ятна. Гене­ти­че­ские фак­торы, конечно, очень сильны, но вос­пи­та­ние и среда опре­де­ляют многое.

Какие пове­ден­че­ские уста­новки от роди­те­лей опасны?  Из-за каких оши­бок в вос­пи­та­нии могут фор­ми­ро­ваться зави­си­мо­сти у детей?

Это целый ком­плекс непра­виль­ных уста­но­вок, объ­еди­нен­ных одним важ­ным обсто­я­тель­ством – все они вызы­вают  у ребенка болез­нен­ное  чув­ство вины. 

Мно­гие роди­тели путают два поня­тия – пока­я­ние  и  нездо­ро­вую само­кри­тику, транс­ли­руя свои заблуж­де­ния детям. Они  готовы бес­ко­нечно уко­рять себя по мело­чам, ведь когда-то их тоже так вос­пи­тали, и, соот­вет­ственно, сами будут так вос­пи­ты­вать своих дочек и сыноч­ков. Почему? Да потому что удобно – ведь, вызы­вая чув­ство вины, удоб­нее управ­лять, вну­шать, мани­пу­ли­ро­вать. Уко­рил чув­стви­тель­ную дет­скую совесть – ско­рее своих роди­тель­ских  целей достиг­нешь. «Маша,  уже пол­день, а постель у тебя в ком­нате не засте­лена. Бес­со­вест­ная, да как тебе не стыдно!»

Между тем стыдно должно быть совсем не за это. Стыд – реак­ция сове­сти на грех, на нару­ше­ние нрав­ствен­ного закона –  и у каж­дого ребенка он есть, дей­ствует, не заилился еще в дет­ской душе. Сло­вом, сго­рать от стыда нужно не за не засте­лен­ную постель или не выне­сен­ный мусор,  а за то, что  взял чужое, ска­зал неправду, оби­дел бабушку, не про­явил  к другу чуткости.

Зло­упо­треб­ляя чув­стви­тель­но­стью дет­ской сове­сти,  роди­тели рискуют ее при­ту­пить. Когда тебе сто раз на дню твер­дят, что тебе посто­янно и за все должно быть стыдно, в конце кон­цов,  поня­тие стыда сти­ра­ется и вообще исчезает.

Огля­ди­тесь по сто­ро­нам,  пред­ставьте, а кто такой чело­век без стыда?

Пре­ступ­ник-реци­ди­вист, кото­рому все равно. Про­жи­га­тель жизни. Запой­ный пьяница.

Усып­ляем в ребенке совесть? Зна­чит, под­спудно про­грам­ми­руем ему подоб­ное будущее.

А глав­ное, такая уста­новка нару­шает связи между роди­те­лем и ребен­ком, ста­вит под вопрос роди­тель­скую любовь.

Как часто при­хо­дится слы­шать: «ах ты, бес­со­вест­ный (бес­со­вест­ная), ты не ребе­нок, а ходя­чая беда, ты моя боль­шая про­блема,  все это из-за тебя. И надо же было тебе так не вовремя родиться – ни рабо­тать с тобой нор­мально, ни инсти­тут закончить…»

От моно­тон­ной нуд­ной ругани неко­то­рые мамы и папы дохо­дят до  насто­я­щих про­кля­тий своим чадам, кото­рые, оче­видно, не сами решили, что им пора рож­даться на свет. Повзрос­лев, эти дети  прочно усва­и­вают ска­зан­ное – было бы лучше, если бы их не было, если бы они умерли. Если вос­по­ми­на­ния об этой уста­новке всплы­вут в под­рост­ко­вом или юно­ше­ском воз­расте, неда­леко и до суи­цид­ных настроений.

Инте­ресно, что такие сен­тен­ции («сове­сти-то у детей нет совсем») очень часто зву­чат и в  пра­во­слав­ной среде, среди мам и пап, кото­рые живут цер­ков­ной жиз­нью и регу­лярно испо­ве­ду­ются. Они знают, что такое пока­я­ние, и  искренне хотят научить своих чад каяться, и порой готовы сеть и напи­сать с ними списки пре­гре­ше­ний.  Но ребенку трудно пове­рить, что мама или папа,  про­водя такую жест­кую линию, руко­вод­ству­ются любо­вью.  Нет неж­ного тре­пет­ного чув­ства – и вос­пи­та­ния ника­кого не получится.

Любое дитя под­спудно пони­мает – любить – это  не зна­чит  бес­ко­нечно вос­пи­ты­вать и ругать при каж­дом удоб­ном слу­чае, но зна­чит и хва­лить, и бало­вать. Гос­подь, любя­щий нас Отец, то и дело нас поощ­ряет – и наме­ре­ние целует, когда мы соби­ра­емся сде­лать что-то доб­рое, не говоря о том, что балует – сколько  малень­ких и боль­ших даров его мы не заме­чаем в каж­дом нашем буд­нич­ном дне.

Посто­ян­ная стро­гость, про­во­ци­ру­е­мое без надоб­но­сти чув­ство вины ребенка – самое ощу­ти­мое нака­за­ние, эта­кая душевно-духов­ная порка, кото­рую под вашим чут­ким руко­вод­ством он устра­и­вает себе сам, а ведь, пожа­луй, нет ничего боль­нее и тяже­лее.  «Меня не любят», – зача­стую тоск­ливо решает про себя он, и учится скры­вать от роди­те­лей свои про­ступки – созда­вать иллю­зию при­мер­ного пове­де­ния, а зна­чит, учится у взрос­лых лице­ме­рию и лжи – чтобы, если не любят, то хотя бы лиш­ний раз не ругали. Дру­гой печаль­ный сце­на­рий – когда доб­рый и послуш­ный ребе­нок, чтобы не огор­чать маму и папу, точно выпол­няет их раз­ру­ши­тель­ные  для его души тре­бо­ва­ния. Он делает это по любви к роди­те­лям и из чув­ства само­со­хра­не­ния, ведь только так он чув­ствует себя «хоро­шим».

Не будь собой

На кого опе­реться малень­кому чело­веку, если так ведут себя самые близ­кие люди? Дове­рие к миру у ребенка рас­ша­ты­ва­ется, а зача­стую и резко падает, его грусть, разо­ча­ро­ва­ние, боль пере­пол­няют  и над­ры­вают сердце.

Есте­ственно, юный «бес­со­вест­ный»  граж­да­нин  (воз­можно, хри­сти­а­нин) замы­ка­ется в себе.  Из сво­его горь­кого дет­ского опыта он извле­кает такие уроки: никому не дове­ряй, спрячь поглубже и не пока­зы­вай  свои чув­ства, нико­гда не делай того, что тебе  хочется, а только то, что нра­вится маме с папой, одним сло­вом – не будь самим собой.

И вот это опре­де­ле­ние, пожа­луй, и явля­ется ключевым.

Не будь собой –  это вовсе не  при­зыв для борьбы с само­стью и самочинием.

Пол­ный отказ от себя, от своей лич­но­сти, своих жела­ний – суть духов­ного подвига юрод­ства, непо­силь­ного для боль­шин­ства и так редко встре­ча­ю­ще­гося сего­дня. Он и взрос­лому-то не каж­дому по плечу. Можем ли мы, вправе ли  тре­бо­вать отказа от себя от сла­бого духовно ребенка, да и есть ли в этом смысл? Или мы про­сто хотим создать робота, запро­грам­ми­ро­ван­ного на удоб­ство в домаш­нем быту?

Этой же цели ути­ли­тар­ного удоб­ства ребенка в ком­форт­ной  для мамы с папой  быто­вой среде слу­жат роди­тель­ские утвер­жде­ния вроде «пере­стань  вести себя как малень­кий, ты же не ребе­нок!» (хотя он-то, как раз, и ребе­нок, и ему сам Бог велел вести себя по-детски).

Послуш­ный малыш вскоре начи­нает  про­яв­лять  или край­ний аль­тру­изм, или непре­одо­ли­мую ничем жад­ность, изоб­ра­жать малень­кого взрос­лого или малень­кого ста­ричка, в итоге – про­блемы  в обще­нии со сверст­ни­ками, кото­рые довольно  жестоки в отно­ше­нии таких «белых ворон».

И тут же зача­стую зву­чит про­ти­во­ре­ча­щее этому – «лучше не  вырас­тай подольше» (а то кого же я буду день за днем угры­зать сове­стью, пилить и воспитывать?)

Увы, такими уста­нов­ками начи­на­ется мно­го­лет­нее про­грам­ми­ро­ва­ние  буду­щих оди­но­чек – веч­ных ста­рых дев и холо­стя­ков.  Ребе­нок может  навсе­гда усво­ить: а ведь правда, хорошо подольше не расти – можно  и дальше будет пере­кла­ды­вать ответ­ствен­ность на роди­те­лей, пусть они решают все про­блемы. Так мы вос­пи­ты­ваем зако­ре­не­лых «инфан­ти­лов».

Совсем теряет дове­рие и ува­же­ние к  самому себе малыш, кото­рому то и дело твер­дят: «не  думай сам,  мы поду­мали и решили – быстро делай, что роди­тели говорят».

Полу­ча­ется, спо­соб­ность малыша мыс­лить, рас­суж­дать, делать выводы про­сто обес­це­ни­ва­ется. И когда он под­рас­тает, и жизнь тре­бует от него этих уме­ний, под­со­зна­ние играет злую шутку – повто­ряет заучен­ную роди­тель­скую установку.

Такие люди во взрос­лом воз­расте стре­мятся  сильно не раз­ду­мы­вать – пере­кла­ды­вать заботы и раз­мыш­ле­ния на плечи тех, кто рядом. Резуль­тат – спон­тан­ное пове­де­ние, необ­ду­ман­ные поступки, сту­пор перед труд­но­стями, неис­ко­ре­ни­мый инфан­ти­лизм. А все потому, что учиться само­сто­я­тель­но­сти и  ответ­ствен­но­сти при­хо­дится почти с нуля.

Порой  малень­кого муче­ника стро­гого семей­ного вос­пи­та­ния  упорно  и мето­дично научают лже­сми­ре­нию, настав­ляя: «не будь  луч­шим,  стыдно высо­вы­ваться, тебе что, больше всех тре­бу­ется, сиди в сторонке».

Таким обра­зом, транс­ли­руя соб­ствен­ные сте­рео­типы или даже те уста­новки, в кото­рые мы сами не верим, но сле­дуем им –  поскольку «так надо», мы воз­дви­гаем в душе ребенка глу­хие непре­одо­ли­мые стены, ведь роди­тель апри­ори все­гда прав – даже если он не прав. И, внешне сопро­тив­ля­ясь воз­дей­ствию, замы­ка­ясь, отри­цая, ребе­нок под­со­зна­тельно  усва­и­вает всё  от  близких.

Поврежденная программа

Каза­лось бы,  все эти роди­тель­ские выска­зы­ва­ния – повсе­днев­ные мелочи, но до чего зна­чи­мые! Через них мамы и папы транс­ли­руют своим детям скры­тые при­казы, или про­граммы – как жить, как отно­ситься к  окру­жа­ю­щим и отно­ситься к себе самому.  И, если эти про­граммы иска­жены, на буду­щем само­опре­де­ле­нии детей это не пре­ми­нет сказаться.

Пред­ставьте себе ста­нок с ЧПУ. Как бы ни был он совер­ше­нен, что загру­зили  в его элек­трон­ную память – то загру­зили… Неверно состав­лен­ная  кем-то  про­грамма при­ве­дет к сбоям, обо­ру­до­ва­ние оста­но­вится, про­дук­ция вый­дет с браком.

…Оди­но­кая ста­рость, конечно, пугает. Что сде­лать, чтобы стать для ребенка всем – близ­ким, необ­хо­ди­мым,  неза­ме­ни­мым, нако­нец? Окру­жить его мак­си­маль­ным кон­тро­лем и  все­сто­рон­ней опе­кой. Сле­дуя этим, вроде бы бла­гим роди­тель­ским целям, мы при­вя­зы­ваем детей настолько, что, когда при­хо­дит время окон­ча­тельно пере­ру­бить пупо­вину (годам хотя бы к 20-ти), она ста­но­вится тол­щи­ной с канат.

Разо­рвать такую пси­хо­ло­ги­че­скую связь с ребен­ком прак­ти­че­ски невоз­можно, осла­бить – тоже.  Так слова из Свя­щен­ного Писа­ния, что да «…оста­вит чело­век отца и мать и при­ле­пится к жене своей, и будут два одною пло­тью, так что они уже не двое, но одна плоть», ста­но­вятся невы­пол­ни­мыми – создать свою пол­но­цен­ную семью не пред­став­ля­ется возможным.

Вос­при­нять кри­тично роди­тель­ские слова и уста­новки  и взрос­лому ребенку не под силу, если он и роди­тели – еди­ное целое.

Пол­ный сим­биоз с роди­те­лями,  рас­тво­ре­ние в их жизни и инте­ре­сах, отсут­ствие своих инте­ре­сов и жизни  – увы, это пря­мой путь не только к оди­но­че­ству, но и к зави­си­мо­стям.

Портрет зависимости

С чем пси­хо­ло­ги­че­ски свя­зана любая  зави­си­мость и от чего она зави­сит? Во мно­гом от лич­но­сти чело­века. Зави­си­мый, чаще всего – это чело­век сла­бый, сла­бо­ха­рак­тер­ный, кото­рому сла­бость и неуве­рен­ность в своих силах при­вита с дет­ства. С болез­ненно раз­ви­тым, или, наобо­рот, при­туп­лен­ным чув­ством вины.

Сла­бая лич­ность не спо­собна про­ти­во­сто­ять боли или при­ни­мать  и тер­петь боль. Она ищет про­стых реше­ний: как уйти от боли, как сде­лать это проще, без­бо­лез­нен­ней? Как достичь радо­сти, хотя бы мимо­лет­ной?  С помо­щью про­стой таб­летки – при­нял – и поря­док. И в каче­стве такой таб­летки высту­пает доза алко­голя, что на время помо­гает забыться. А потом вол­шеб­ная пана­цея тре­бу­ется снова и снова и во все рас­ту­щих дозах. Но за вол­шеб­ство сле­дует рас­плата. Опас­ные про­дукты рас­пада (алко­голь­ные мета­бо­литы) накап­ли­ва­ются в орга­низме, осо­бенно в печени и мозге, где про­из­во­дят боль­шие  разрушения.

Pyanica na asteroide - «Маленький Принц», Пьяница и воспитание

Пра­во­слав­ные пси­хо­логи, как и врачи,  счи­тают: алко­го­лик – это боль­ной, а алко­го­лизм – это болезнь, прежде всего, лич­но­сти, то есть души. И, чтобы помочь паци­енту пре­одо­леть болезнь на физи­че­ском уровне, надо сна­чала помочь его душе.

Чем болеет душа? Зло­стью, отча­я­нием, оби­дой, стра­хом, нена­ви­стью, рев­но­стью… Сло­вом, раз­ру­ши­тель­ными стра­стями и эмоциями.

Нет ничего уди­ви­тель­ного – абсо­лютно раз­ные люди с раз­ви­тием пагуб­ного при­стра­стия ста­но­вятся похо­жими.  Алко­го­ли­ков узнают на рас­сто­я­нии – черты лица ста­но­вятся харак­терно  одут­ло­ва­тыми, с тупым отсут­ству­ю­щим выра­же­нием, раз­мы­тыми, словно сти­ра­ются. Также и их пси­хо­ло­ги­че­ские черты – похо­жие у всех  и словно бы стер­тые. Пси­хо­логи назы­вают это  про­цес­сом ниве­ли­ро­ва­ния личности.

Близ­кие зави­си­мых часто зада­ются вопро­сом: где же наш Витя-Петя-Ваня? Ничего от него не оста­лось! И они неда­леки от истины, потому что лич­ность, то есть душа, теряет мно­гие при­су­щие ей черты, деградирует.

Алко­го­ли­кам свойственно:

  • Отри­цать зави­си­мость, иметь про­ти­во­ре­чи­вые суждения. 

Зави­си­мые эмо­ци­о­нально неустой­чивы и логи­че­ски непо­сле­до­ва­тельны.  В их пла­нах и реше­ниях  нико­гда нельзя быть уве­рен­ным: гово­рит одно – делает другое.

  • Впа­дать в край­ний эго­изм и эгоцентризм

Душев­ное состо­я­ние, здо­ро­вье, мате­ри­аль­ное поло­же­ние близ­ких, беда и боль дру­гого чело­века пере­стает инте­ре­со­вать. Свои жела­ния ста­но­вятся цен­тром внут­рен­него мира, и чтобы их испол­нить, алко­го­лик пой­дет на все. Ближ­ние ста­но­вятся вра­гами. На их спа­се­ние он не бро­сится – в самых кри­ти­че­ских ситу­а­циях  про­явит пас­сив­ность и без­дей­ствие. Нрав­ствен­ные прин­ципы и законы посте­пенно сти­ра­ются, пере­стают суще­ство­вать. Все это обре­кает на одиночество.

Пьянство как грех и болезнь

Из пси­хо­ло­ги­че­ской про­блемы зави­си­мость пере­рас­тает в про­блему психиатрическую.

Пра­во­слав­ный пси­хи­атр  Авдеев счи­тает: «Пьян­ство – это недуг гре­хов­ный, тяже­лей­шая гре­хов­ная страсть. Без пока­я­ния, лич­ной реши­мо­сти этот грех никак не уврачуется.

qHrF7S5814c - «Маленький Принц», Пьяница и воспитаниеНар­ко­ло­гия при­шла в тупик. Врачи умеют сни­мать явле­ние абсти­нен­ции (запой). И все нар­ко­ло­ги­че­ские цен­тры раз­нятся только сер­ви­сом, лечить нар­ко­ма­нию или алко­го­лизм не умеют! Только в Церкви лечат. Там мы, дей­стви­тельно, видим ремис­сию… Убеж­де­ния и меди­ка­менты не все­сильны, для пре­одо­ле­ния недуга нужно искрен­нее пока­я­ние пред Богом в таин­стве испо­веди, мольба ко Пре­свя­той Бого­ро­дице и свя­тым угод­ни­кам Божиим.

Злост­ное пьян­ство может быть след­ствием вли­я­ния злых духов на чело­века. Гос­подь наш Иисус Хри­стос при­ше­ствием своим не уни­что­жил совер­шенно власть дья­вола, а только осла­бил его вли­я­ние на людей и дал нам сред­ства отра­жать дья­воль­ские козни Этими душе­спа­си­тель­ными сред­ствами явля­ются вера, при­зыв имени Хри­ста Спа­си­теля, молитва, пост, сми­ре­ние и, конечно же, свя­тые таин­ства пока­я­ния и при­ча­ще­ния. «Про­ти­во­станьте диа­волу, и убе­жит от вас», – гово­рит апо­стол Иаков.

Если в сердце боль­ного алко­го­лиз­мом есть место вере Хри­сто­вой, то сле­дует напо­ми­нать ему о том, что он опу­тан узами греха. Нужно зна­ко­мить его с нача­лами пра­во­сла­вия, при­во­дить при­меры исце­ле­ний, кото­рые Гос­подь дарует рас­ка­яв­ше­муся греш­нику. Обо всем этом над­ле­жит гово­рить пра­во­слав­ному врачу и сми­ренно при­зы­вать Гос­пода на помощь в исце­ле­нии страждущих».

По сло­вам про­фес­сора, «пона­чалу те, кто при­стра­стился к выпив­кам, еще могут оста­но­виться, удер­жаться от соблазна, ска­зать себе: «Нет». Но со вре­ме­нем это сде­лать бывает все слож­нее и слож­нее, в конеч­ном итоге раз­ви­ва­ется болезнь, раз­ру­ша­ю­щая плоть и душу человека».

Лече­ние  болезни – дело непро­стое.  Близ­кие зави­си­мых знают, сколько разо­ча­ро­ва­ний на этом пути и что не раз при­хо­дится начи­нать все сна­чала. Медики помо­гают телу  – вво­дят пре­па­раты.  Пси­хо­лог ищет при­чины в харак­тере, обсто­я­тель­ствах,  семье  и быте.  Учит про­ти­во­сто­ять стрес­сам  и пра­вильно вести себя в кон­флик­тах. Эта пси­хо­кор­рек­ция – зача­стую ни что иное как работа над дет­скими трав­мами и над роди­тель­скими ошиб­ками  (и она рабо­тает, если чело­век сам хочет  осво­бо­диться от  греха пьян­ства и вер­нуться к нор­маль­ной жизни. Так что любой спе­ци­а­лист – самый луч­ший – только помо­гает,  а глав­ные шаги паци­ент делает сам.

Свя­щен­ник и веру­ю­щие близ­кие – не мень­шие помощ­ники в выздоровлении.

«Если род­ствен­ники боль­ного веру­ю­щие люди, то они должны усердно молиться за него дома и в храме, поза­бо­титься об освя­ще­нии жилища (если оно не освя­щено). Надо убеж­дать заблуд­шего посто­янно носить натель­ный крест, читать молитвы, пить нато­щак кре­щен­скую воду. Только верой и тер­пе­нием, только через пока­я­ние и милость Божию можно исце­литься по-насто­я­щему. Дру­гого пути нет», – заклю­чает Авдеев.

Вечные подростки?

Почему  взрос­лые люди ста­но­вятся все более инфан­тиль­ными? Может, инфан­тиль­ность свя­зана с про­грес­сом, тех­но­ло­ги­ями, улуч­ше­нием каче­ства жизни? Алек­сандр Тка­ченко, пси­хо­лог, посто­ян­ный автор жур­нала «Фома», счи­тает, что внут­рен­няя незре­лость напря­мую свя­зана с  упо­треб­ле­нием алкоголя:

IMG 5220 e1479720648632 - «Маленький Принц», Пьяница и воспитание «… Путь, дела­ю­щий чело­века «вечно моло­дым», всем изве­стен по строчке из попу­ляр­ной песни. Есть такая печаль­ная зави­си­мость: чело­век оста­нав­ли­ва­ется в своем раз­ви­тии на уровне воз­раста, в кото­ром начи­нает регу­лярно упо­треб­лять креп­кие спирт­ные напитки. Здесь важно под­черк­нуть: регу­лярно, и – крепкие.

Проще говоря, начал пить водку в 22 года, всю жизнь живешь «два­дца­ти­двух­лет­ним». Начал в 30, соот­вет­ственно, «застрял» на том уровне раз­ви­тия, кото­рого к этому моменту достиг. Начал в 16 – и навсе­гда остался под­рост­ком, с дет­скими фор­мами реа­ги­ро­ва­ния на любые житей­ские трудности».

Алек­сандр Тка­ченко нахо­дит этой вза­и­мо­связи доста­точно про­стое объ­яс­не­ние: «…чело­век раз­ви­ва­ется в про­цессе реше­ния воз­ник­ших у него про­блем. Жизнь ста­вит перед ним оче­ред­ное пре­пят­ствие, и для его пре­одо­ле­ния необ­хо­димо хотя бы чуть-чуть «вырасти» над собой преж­ним. Так, от про­блемы к про­блеме рас­ши­ря­ется опыт чело­века, фор­ми­ру­ется его лич­ность. И одним из «мото­ров» этого дви­же­ния явля­ется чув­ство внут­рен­него дис­ком­форта, кото­рое сопро­вож­дает любую жиз­нен­ную ситу­а­цию, тре­бу­ю­щую решения.

Жела­ние изба­виться от него и вос­ста­но­вить душев­ное рав­но­ве­сие дает чело­веку мощ­ный импульс к дви­же­нию впе­ред, к лич­ност­ному росту.

Но что же про­ис­хо­дит в этом смысле с пью­щим чело­ве­ком? А ничего с ним не про­ис­хо­дит. Ведь он нашел поис­тине уни­вер­саль­ный спо­соб для сня­тия дис­ком­форта при любых проблемах».

Но реа­лии таковы, что  про­блемы сами не раз­ре­ша­ются, а, если их про­сто не решать, накап­ли­ва­ются как снеж­ный ком. Про­дол­жая свою мысль, посто­ян­ный автор жур­нала «Фомы» кон­ста­ти­рует: «…чело­век в своем раз­ви­тии, соот­вет­ственно, оста­ется на том же месте, где про­изо­шла его встреча с алкоголем. 

Это может быть довольно высо­кий уро­вень. Но именно на нем про­изо­шла алко­голь­ная «отсечка» и пре­кра­тился лич­ност­ный рост. Ведь расти ему теперь некуда и неза­чем. А зна­чит, и ста­рость, как зако­но­мер­ный этап такого роста, ему уже не гро­зит. И слова песни «…вечно моло­дой, вечно пья­ный» из стран­ной поэ­ти­че­ской алле­го­рии пре­вра­ща­ются для него в кон­ста­та­цию факта  – далеко не веселого».

Доступный  “змей”

Реклама алко­голя, доступ­ность для юно­шей  и под­рост­ков  пива,  «гра­дус­ных» кок­тей­лей, несмотря на  все  зако­но­да­тель­ные ини­ци­а­тивы и запреты,  высока – а это ведет к ран­нему алко­голь­ному опыту и фор­ми­ро­ва­нию при­вычки выпивать.

114880838 3906024 0 1074f0 6d8a34be orig - «Маленький Принц», Пьяница и воспитание

Ребе­нок начи­нает с пустяка, с мало­гра­дус­ных напит­ков, но посте­пенно повы­шает гра­дус, осо­бенно если перед гла­зами при­мер роди­те­лей, кото­рые себе в этом не отка­зы­вают, или если роди­те­лей нет вообще (вос­пи­тан­ники сирот­ских учре­жде­ний в группе риска).  Ока­зы­ва­ется,  по дан­ным  Мин­здрав­соц­раз­ви­тия Рос­сии среди нар­ко­ло­ги­че­ских боль­ных  доми­ни­руют не нар­ко­маны и ток­си­ко­маны, а именно алко­го­лики, при­чем с огром­ным отры­вом. Среди  нар­ко­ло­ги­че­ских паци­ен­тов их более 80 процентов.

В СМИ можно найти такую ста­ти­стику. «Пси­хо­ак­тив­ные веще­ства тесно вза­и­мо­свя­заны между собой. На вопрос: ‟Когда ты в пер­вый раз попро­бо­вал алко­голь?” – 66% маль­чи­ков и прак­ти­че­ски 70% дево­чек пишут: ‟Дома, в семье, на празд­нике”. То есть при­об­щают у нас сего­дня роди­тели, сами того не подо­зре­вая, какую мину замед­лен­ного дей­ствия они закла­ды­вают». И это страш­ные цифры,  ведь, как счи­тают пси­хо­логи, основ­ное воз­дей­ствие на фор­ми­ро­ва­ние чело­ве­че­ского харак­тера, при­вы­чек и пагуб­ных стра­стей и зави­си­мо­стей про­ис­хо­дит в семье.

Жалость к «пьяненьким»

Неда­ром гово­рят, что рус­ский мен­та­ли­тет осо­бен­ный. Навер­ное, ни в одной куль­туре так прочно не уко­ре­нена жалость к пья­нень­ким – пада­ю­щим  и замер­за­ю­щим в мороз в снегу, обни­щав­шим и стран­ству­ю­щим по свету. Но, помимо жало­сти и  сочув­ствия, про­яв­ля­е­мых по-хри­сти­ан­ски, есть еще и осо­бое лег­ко­мыс­лие к этой теме, в том числе и в цер­ков­ной среде.

Глава Сино­даль­ного отдела по вза­и­мо­от­но­ше­ниям Церкви с обще­ством и СМИ Вла­ди­мир Легойда  выра­зил эту мысль так: «В обще­стве в целом уже намного более кри­ти­че­ское отно­ше­ние к пьян­ству, чем то, кото­рое под­час при­хо­дится видеть в цер­ков­ной среде, –нетер­пи­мое отно­ше­ние к алко­го­лизму скла­ды­ва­ется в обще­стве бла­го­даря попу­ля­ри­за­ции пред­став­ле­ний о здо­ро­вом образе жизни, росту инте­реса к спорту.

А мы нередко шутим по поводу пьян­ства, делаем вид, что в цер­ков­ной среде этой про­блемы нет, что не соот­вет­ствует мас­штабу этой угрозы. – До рево­лю­ции Цер­ковь, свя­щен­ники и миряне, мно­гие из кото­рых впо­след­ствии при­няли муче­ни­че­скую смерть, были в аван­гарде борьбы с пьян­ством, утвер­ждали иде­алы трез­вен­ни­че­ства, а сего­дня мы не пред­став­ляем себе, что цер­ков­ный празд­ник можно отме­тить без спиртного…»

Водка,  Пушкин  и культура

Дарья Хал­ту­рина,  кан­ди­дат исто­ри­че­ских наук, доцент РАГС, счи­тает: «Потреб­ле­ние любых нар­ко­ти­ков создает вокруг себя суб­куль­туру со сво­ими риту­а­лами, тра­ди­ци­ями и мифами. Алко­голь – это тот же нар­ко­тик. Но, в отли­чие от мно­гих дру­гих, он может быть отно­си­тельно без­опа­сен, и потому лега­лен в боль­шин­стве стран. В стра­нах Южной Европы с тра­ди­ци­он­ным вино­де­лием алко­голь был настолько важ­ной частью кре­стьян­ской жизни, что урба­ни­за­ция при­вела к сни­же­нию уровня его потреб­ле­ния. Однако там выра­бо­та­лась куль­тура уме­рен­но­сти, воз­ник опре­де­лен­ный иммунитет.

В север­ных стра­нах такого имму­ни­тета нет, и тра­ди­ци­он­ное потреб­ле­ние «по празд­ни­кам» …транс­фор­ми­ро­ва­лось в куль­туру «геро­и­че­ского алко­го­лизма» – быть пья­ным не только при­ем­лемо, но даже пре­стижно. Пья­ный кутеж вос­при­ни­ма­ется как кол­лек­тив­ный отрыв от реаль­но­сти, выход за рамки повсе­днев­ного, про­яв­ле­ние истин­ного лица человека.

Поэтому в Рос­сии с подо­зре­нием отно­сятся к непью­щим. Отказ от выпивки наво­дит на мысль, что чело­век либо завя­зав­ший алко­го­лик, либо боится открыть душу. Воз­ни­кает «соци­аль­ное дав­ле­ние», тол­ка­ю­щее на пьянство.

…Как отме­ча­ется в Декла­ра­ции Все­мир­ной орга­ни­за­ции здра­во­охра­не­ния «Моло­дежь и алко­голь», для моло­дого поко­ле­ния харак­терно экс­пе­ри­мен­ти­ро­ва­ние, «пья­ные кутежи», сме­ше­ние алко­голя с дру­гими пси­хо­ак­тив­ными веще­ствами. Осо­бенно рас­про­стра­нено пьян­ство в сту­ден­че­ских обще­жи­тиях, где, в отли­чие от запад­ных кам­пу­сов, мер серьез­ного про­ти­во­дей­ствия не предпринимается.

Алко­голь глу­боко про­ник в осно­ва­ние рус­ской куль­туры. В ходе про­ве­ден­ного нами в 1999 году опроса сту­ден­тов о том, что ассо­ци­и­ру­ется у них с поня­тием «рос­сий­ская куль­тура», выяс­ни­лось, что пер­вое место зани­мает Пуш­кин, вто­рое – водка. Однако из этого не сле­дует, что Рос­сия обре­чена выме­реть от пьян­ства, такого рода цен­но­сти быстро меня­ются. Сей­час в севе­ро­ев­ро­пей­ских стра­нах уже никто не пьет на работе, и почти никто не похме­ля­ется по поне­дель­ни­кам, как было раньше…»

Сло­вом, из всего ска­зан­ного, навер­ное,  оче­видно – запу­щен­ный меха­низм зави­си­мо­сти оста­но­вить слож­нее, чем предот­вра­тить саму зави­си­мость. Страшно посе­ять ее семена в дет­стве. Рас­тра­вить боль­ное себя­лю­бие или, напро­тив, зани­зить самооценку.

А ведь мы можем по-дру­гому. Зачем болез­ненно воз­дей­ство­вать на совесть ребенка там, где его можно про­сто попро­сить? Зачем мани­пу­ли­ро­вать и  вос­пи­ты­вать малень­кого раба, кото­рый  потом отка­жется вла­деть собой и бать на себя ответ­ствен­ность?  Зачем  изоб­ра­жать любовь, когда можно про­сто любить?

Antoine de Saint Exupery Sur la Terre - «Маленький Принц», Пьяница и воспитание

Как много  «нет», и, пожа­луй, всего лишь несколько  роди­тель­ских «да»,  кото­рые важны в повсе­днев­ной жизни семьи, чтобы Малень­кий Принц не пре­вра­тился со вре­ме­нем в оби­та­теля пла­неты Пьяницы:

  • Мой хоро­ший, как здо­рово, что ты есть у нас и что ты здесь, рядом.
  • Как же я люблю тебя,  и именно таким, какой ты есть на самом деле.
  • Что бы ни было с тобой, я тебя нико­гда не оставлю в беде.
  • Ты уже боль­шой, решай сам, я не буду наста­и­вать на своем.
  • Чув­ства – это всего лишь чув­ства, и ты можешь их испы­ты­вать, даже нега­тив­ные, и выра­жать окру­жа­ю­щим. Но за поступки ты отвечаешь.
  • Ты  име­ешь право на ошибку. Но, как гово­рил апо­стол Павел, «все мне поз­во­лено, но не все полезно».
  • Ты у нас  пре­крас­ный и ред­кий, и нет никого похо­жего на тебя. И Гос­подь любит тебя таким. И твоя жизнь не бес­смыс­ленна – и у Него насчет тебя  Свои планы.

Мария Солунь – по мате­ри­а­лам жур­нала «Фома» и дру­гих пра­во­слав­ных СМИ

Илл. из откры­тых источников

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки