Православное воспитание детей — Пестов Н.Е.

Православное воспитание детей — Пестов Н.Е.

(38 голосов3.9 из 5)

Духов­ная жизнь нахо­дя­щихся в миру хри­стиан идет в труд­ной обста­новке, пол­ной соблаз­нов, нехри­сти­ан­ских обы­чаев, вда­леке от носи­те­лей Духа Божия, уеди­нив­шихся от мира.
Борьба трудна еще потому, что семей­ный хри­сти­а­нин дол­жен духовно бороться не только за себя, но и за свою семью — супругу и детей. В отно­ше­нии послед­них он несет ответ­ствен­ность — все ли воз­мож­ное он сде­лал для того, чтобы напра­вить их по пути к Цар­ствию Божию.

Предисловие

Се аз и дети, кото­рых дал Мне Бог.
Евр.2:13

Вот насле­дие от Гос­пода: дети; награда от Него — плод чрева.
Пс.126:3

Духов­ная жизнь нахо­дя­щихся в миру хри­стиан идет в труд­ной обста­новке, пол­ной соблаз­нов, нехри­сти­ан­ских обы­чаев, вда­леке от носи­те­лей Духа Божия, уеди­нив­шихся от мира.

Борьба трудна еще потому, что семей­ный хри­сти­а­нин дол­жен духовно бороться не только за себя, но и за свою семью — супругу и детей. В отно­ше­нии послед­них он несет ответ­ствен­ность — все ли воз­мож­ное он сде­лал для того, чтобы напра­вить их по пути к Цар­ствию Божию.

Неко­то­рые могут думать, что вдвоем легче идти по пути ко спа­се­нию. Да, но только в том слу­чае, если они еди­но­душны. Тогда лишь оправ­ды­ва­ется изре­че­ние пре­муд­рого Соло­мона: «Двоим лучше, нежели одному» (Еккл.4:9). Но так бывает не все­гда, и в жизни довольно часто можно видеть слу­чаи, о кото­рых гово­рит Гос­подь: «Враги чело­веку — домаш­ние его» (Мф.10:36).

Есть и еще одна осо­бен­ность жизни в миру, кото­рая для хри­сти­а­нина делает ее более труд­ной, чем жизнь в мона­стыре. О послед­ней повест­вует бога­тая свя­то­оте­че­ская лите­ра­тура, кото­рая с исчер­пы­ва­ю­щей пол­но­той опи­сы­вает путь ино­ков. Духов­ный опыт мирян, отра­жен­ный в лите­ра­туре, зна­чи­тельно беднее.

Конечно, Свя­щен­ное Писа­ние и прежде всего Еван­ге­лие содер­жит всю пол­ноту истины, необ­хо­ди­мой для спа­се­ния мирян. Но истины еван­гель­ские и пра­виль­ное при­ло­же­ние их к прак­тике нашей жизни откры­ва­ются нашим духов­ным очам через пре­да­ние и разъ­яс­не­ние их св. отцами. К сожа­ле­нию, при­ло­же­ние еван­гель­ских истин к раз­ре­ше­нию вопро­сов о духов­ном вос­пи­та­нии детей осве­щено срав­ни­тельно слабо в духов­ной литературе.

Какова должна быть основ­ная цель вос­пи­та­ния ребенка?

Неко­то­рые матери глав­ное вни­ма­ние обра­щают на то, чтобы дети хорошо пита­лись и выросли здо­ро­выми. Дру­гие роди­тели ста­ра­ются более всего дать детям хоро­шее обра­зо­ва­ние. Тре­тьи — при­ла­гают осо­бые уси­лия, чтобы раз­вить в детях при­род­ные даро­ва­ния, и меч­тают уви­деть в них талант­ли­вых музы­кан­тов, худож­ни­ков или ученых.

У роди­те­лей-хри­стиан не то должно быть пер­вой и основ­ной целью вос­пи­та­ния. Они прежде всего и более всего должны забо­титься о том, чтобы дети выросли в непо­ко­ле­би­мой вере живыми чле­нами Церкви, чтобы в душе их «изоб­ра­зился Хри­стос» (Гал.4:19), чтобы более всего в мире они воз­лю­били Бога, а «ближ­него сво­его, как самого себя» (Мф.22:37–40), и целью своей жизни ста­вили «стя­жа­ние Духа Свя­того Божия» (из слов прп. Серафима).

Если достиг­нут роди­тели этого, то все осталь­ное: и обра­зо­ва­ние, и раз­ви­тие даро­ва­ний, и здо­ро­вье — все при­ло­жится само собою, так как Гос­подь ска­зал: «Ищите же прежде Цар­ства Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам» (Мф.6:33).

Прп. Сера­фим гово­рил одной матери: «Матушка, матушка. Не торо­пись детей-то учить по-фран­цуз­ски и по-немецки, а при­го­товь души-то их прежде, а про­чее при­ло­жится им потом».

Как достиг­нуть этого, как «при­го­то­вить душу» детей? К этой цели сле­дует подойти путем систе­ма­ти­че­ского под­бора мате­ри­ала по этому вопросу, взя­того из тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния, тво­ре­ний отцов Церкви, жиз­не­опи­са­ний свя­тых и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия и опыта бла­го­че­сти­вых педа­го­гов и мирян.

При реше­нии вся­кой задачи сле­дует, как гово­рят муд­рецы, искать иде­аль­ного реше­ния. «Поставьте себе идеал как можно выше и стре­ми­тесь его достичь», — сове­тует один из фило­со­фов. И хотя бы такой идеал казался очень труд­ным для дости­же­ния в совре­мен­ных усло­виях жизни, все же к нему надо стре­миться по мере сил и фак­ти­че­ских возможностей.

В самом важ­ном для роди­те­лей деле — деле духов­ного вос­пи­та­ния детей — сле­дует также бояться той «теп­лохлад­но­сти», кото­рая неугодна Гос­поду (Откр.3:15). И хотя бы в этом отно­ше­нии ука­за­ния отцов Церкви и опыт бла­го­че­сти­вых мирян будут рас­хо­диться с совре­мен­ными взгля­дами — не будем отвер­гать эти ука­за­ния и этот опыт.

Не будем повто­рять слова тех, кото­рые неко­гда гово­рили, слу­шая Хри­ста: «Какие стран­ные слова! Кто может это слу­шать?» (Ин.6:60). Вспом­ним совет вели­кого апо­стола: «Кто из вас думает быть муд­рым в веке сем, тот будь безум­ным, чтобы быть муд­рым» (1Кор.3:18).

Связь детей и родителей

Глава 1. Спасение души родителей более всего зависит от детей

Спа­сется через чадородие.
1Тим.2:15

Есть крат­кая фор­му­ли­ровка о пути ко спа­се­нию, дан­ная прп. Анто­нием Вели­ким: «От ближ­него зави­сит жизнь и смерть» (нашей души).

Но в сте­пени слу­же­ния ближ­ним есть своя оче­ред­ность. И для роди­те­лей, оче­видно, на пер­вом месте из ближ­них стоят дети и забота об их вос­пи­та­нии. Иначе говоря, нет у роди­те­лей более высо­кой задачи, как вос­пи­тать детей так, чтобы они стали истин­ными хри­сти­а­нами и могли всю свою жизнь посвя­тить Гос­поду и рев­ностно послу­жить Ему на тех путях, куда Он их поста­вит. Гос­подь ищет на земле душ чело­ве­че­ских, до конца пре­дан­ных и вер­ных Ему, и вели­кая бла­го­дать будет изли­ваться на тех роди­те­лей, кото­рые сумеют так вос­пи­тать своих детей. Св. Иоанн Зла­то­уст так гово­рит об этом: «Кто небре­жен к своим детям, тот, хотя бы в дру­гих отно­ше­ниях и поря­до­чен, поне­сет край­нее нака­за­ние за этот грех». И далее: «Все у нас должно быть вто­ро­сте­пен­ным в срав­не­нии с забо­той о детях и с тем, чтобы вос­пи­ты­вать их в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем» (Еф.6:4).

Свя­щен­ное Писа­ние во мно­гих местах гово­рит об ответ­ствен­но­сти роди­те­лей за детей. Еще в Вет­хом Завете име­ются при­меры нака­за­ния роди­те­лей за нече­стие детей.

За это был нака­зан свя­щен­ник Илий, про кото­рого Бог так гово­рит про­року Саму­илу: «Я объ­явил ему, что Я накажу дом его навеки за ту вину, что он знал, как сыно­вья его нече­ствуют, и не обуз­ды­вал их» (1Цар.3:13). При этом сле­дует ска­зать, что Илий не пре­не­бре­гал вовсе вос­пи­та­нием сыно­вей. Нет, Илий обли­чал их, говоря: «Дети мои, нехо­роша молва, кото­рую я слышу: вы раз­вра­ща­ете народ Гос­по­день» (1Цар.2:24).

Но, оче­видно, от Илия тре­бо­ва­лось более, чем одни крот­кие слова. От него тре­бо­ва­лось рве­ние, нало­же­ние на сыно­вей нака­за­ния, обуз­да­ния их. Так об этом гово­рит св. Иоанн Зла­то­уст («О вос­пи­та­нии детей», т. XII.):

«Так как Илий не все сде­лал, что над­ле­жало, то вос­ста­но­вил Бога про­тив себя и про­тив сыно­вей и, щадя небла­го­вре­менно себя и детей, погу­бил вме­сте с детьми и соб­ствен­ное спа­се­ние. Кроме небреж­но­сти по отно­ше­нию к детям, Богу не в чем было обви­нить старца…

Он был и свя­щен­ник, и ста­рец, и зна­ме­нит, и две­на­дцать лет бес­по­рочно началь­ство­вал над еврей­ским наро­дом. Однако он крайне бед­ственно погиб за то, что не забо­тился тща­тельно о детях, и грех его нера­де­ния — точно суро­вая, гро­мад­ная волна: все зава­лила и все подвиги его закрыла; какое же нака­за­ние ожи­дает нас, кото­рые и в доб­ро­де­тели много ему усту­паем, и детей не только не настав­ляем, но посту­паем в отно­ше­нии их жесточе вся­кого варвара…»

Это небре­же­ние к детям, кото­рое мы не заме­чаем, Зла­то­уст пояс­няет такими словами:

«Когда ты видишь, что какой-нибудь бро­дяга заушает тво­его ребенка, ты него­ду­ешь, сер­дишься, злоб­ству­ешь и ярост­нее зверя под­ска­ки­ва­ешь к лицу уда­рив­шего; а когда видишь, как диа­вол каж­до­дневно его заушает, как демоны при­во­дят его к поро­кам, ты спишь, не него­ду­ешь, не сер­дишься, не отни­ма­ешь сына от самого ужас­ного зверя».

В писа­ниях Нового Завета ап. Павел резко осуж­дает небре­же­ние в заботе о близ­ких: «Если же кто о своих и осо­бенно о домаш­них не печется, тот отрекся от веры и хуже невер­ного» (1 Тим.5:8).

При суж­де­нии о при­год­но­сти к долж­но­сти епи­скопа ап. Павел одним из важ­ней­ших при­зна­ков ста­вит отно­ше­ние с семей­ными: «Епи­скоп дол­жен быть… хорошо управ­ля­ю­щим домом своим, детей содер­жа­щим в послу­ша­нии со вся­кою чест­но­стью» (1Тим.2:4). По запо­ве­дям ап. Павла, на роди­те­лях лежит и мате­ри­аль­ная забота о детях (2Кор.12:14), и духовная.

Усло­вием для посвя­ще­ния в пре­сви­теры он ста­вит: «Если кто… детей имеет вер­ных, не уко­ря­е­мых в рас­пут­стве или непо­кор­но­сти» (Тит.1:6). Пер­выми запо­ве­дями для моло­дых жен ап. Павел ста­вит: «Любить мужей, любить детей… быть… попе­чи­тель­ными о доме» (Тит.2:4–5).

Усло­вие для спа­се­ния замуж­ней жен­щины ап. Павел фор­му­ли­рует так: «Спа­сется через чадо­ро­дие, если пре­бу­дет в вере и любви и в свя­то­сти с цело­муд­рием» (1Тим.2:15). Также вдо­вам, име­ю­щим детей или вну­чат, ап. Павел велит прежде всего зани­маться их вос­пи­та­нием (1 Тим.5:4).

Поэтому оче­видно, что под запо­ве­дью для замуж­ней жен­щины родить чад надо пони­мать и обя­зан­ность замуж­ней жен­щины всю свою жизнь посвя­тить вос­пи­та­нию этих чад. Эти чада посы­ла­ются от Гос­пода не как бремя или нака­за­ние, а как бла­го­сло­вен­ный Гос­по­дом путь замуж­ней жен­щины — как награда и уте­ше­ние жизни. «Вот насле­дие от Гос­пода: дети; награда от Него — плод чрева», — гово­рит в псал­мах про­рок Давид (Пс.126:3). И если роди­тели или мать тяго­тятся детьми или роп­щут на них — они тяжело гре­шат перед Господом.

Одна вдова при­хо­дила к прп. Сера­фиму и жало­ва­лась и роп­тала на свою долю — на тяжесть вос­пи­та­ния трех малень­ких детей. Через неделю после этого двое из ее детей умерли. В горе снова она идет к пре­по­доб­ному и, к ужасу сво­ему, слы­шит, что сама была вино­ва­той в смерти детей. «Клят­вою детей своих ты много оскор­била их», — гово­рит ей пре­по­доб­ный и велит при­ми­риться с ними в душе и каяться в своем вели­ком грехе пред Богом.

И если дети отни­ма­ются у роди­те­лей смер­тью, пусть спра­ши­вают роди­тели свою совесть — не оскорб­ляли ли они детей и не про­гне­вали ли Бога тем, что тяго­ти­лись детьми, роп­тали на них явно или тайно, не хотели посвя­тить им всего сво­его сердца.

Оправ­да­нием пре­не­бре­же­ния сво­ими обя­зан­но­стями в отно­ше­нии детей не могут слу­жить для роди­те­лей дру­гие бла­го­угод­ные дела, даже такие, как уход в ино­че­ство. В этом слу­чае не может иметь при­ло­же­ния завет Спа­си­теля: «Кто оста­вит… детей… ради имени Моего, полу­чит во сто крат и насле­дует жизнь веч­ную» (Мф.19:29). Остав­ле­ние детей, оче­видно, воз­можно лишь в том слу­чае, когда дети взрос­лые или нахо­дятся на надеж­ном попе­че­нии. Остав­ле­ние же детей на про­из­вол судьбы — без мате­ри­аль­ного обес­пе­че­ния и над­ле­жа­щего вос­пи­та­ния — не может быть угодно Господу.

В исто­рии Ста­рого Афона был такой слу­чай. При­е­хал туда один рус­ский поме­щик, вдо­вец, но имев­ший еще несо­вер­шен­но­лет­них детей. Под вли­я­нием Афона заго­ре­лась духом душа его, и он про­сил раз­ре­ше­ния бро­сить мир, постричь его в иноки. Но не бла­го­сло­вили старцы афон­ские его рев­но­сти и ука­зали ему на его пер­вый долг в жизни — вос­пи­та­ние еще несо­вер­шен­но­лет­них детей — и отпра­вили его обратно в Россию.

Правда, бывают ино­гда и исклю­че­ния из этого общего пра­вила. Пер­вая ста­рица диве­ев­ская, бла­жен­ная Пела­гея Ива­новна, начи­ная юрод­ство­вать, оста­вила семью — мужа и двух еще мало­лет­них детей. Но это она сде­лала по бла­го­сло­ве­нию пре­по­доб­ного Сера­фима. И такие слу­чаи явля­ются очень ред­кими исклю­че­ни­ями из общего пра­вила, совер­ша­ются по осо­бому Про­мыслу Божию и с бла­го­сло­ве­ния духо­нос­ных старцев.

Не много спро­сится на буду­щем суде с матери, если только она с любо­вью и само­от­вер­же­нием несла крест чадо­ро­дия и вос­пи­та­ния детей.

Мона­хиня, заве­ду­ю­щая Шамо­ро­дин­ским дет­ским при­ютом, жало­ва­лась старцу Амвро­сию Оптин­скому, что «Таньки и Машки» не остав­ляют ей вре­мени, чтобы рас­крыть духов­ную книгу. Ста­рец успо­коил ее и ска­зал, что именно забота о «Тань­ках и Маш­ках» спа­си­тельна для ее души и на суд она явится не одна, а вме­сте с ними.

Между роди­те­лями и детьми име­ется та же зави­си­мость, что между духов­ными отцами и их духов­ными детьми. А про эту зави­си­мость ап. Павел гово­рил так: «Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы? Не и вы ли пред Гос­по­дом нашим Иису­сом Хри­стом в при­ше­ствие Его?» (1 Фес.2:19).

На Страш­ном Суде для роди­те­лей не будет воз­мож­но­сти пред­стать пред Гос­по­дом оди­но­кими. И как Каин услы­шал вопрос: «Где твой брат?» — так и они будут спро­шены: «Где дети ваши?» Сча­стье и спа­се­ние их в том, если, пред­став пред Гос­по­дом, они могли бы ска­зать спо­койно и за себя и за детей: «Се аз и дети, кото­рых (Ты) дал мне…» (Ис.8:18; Евр.2:13).

При­ло­же­ние к главе 1‑й

Вли­я­ние пове­де­ния детей на загроб­ную участь роди­те­лей сви­де­тель­ству­ется сле­ду­ю­щим рас­ска­зом одного свя­щен­ника (Дья­ченко, «Духов­ный мир», с. 109–111).

Сын бла­го­че­сти­вых роди­те­лей, посту­пив в закры­тое учеб­ное заве­де­ние, под вли­я­нием това­ри­щей-без­бож­ни­ков поте­рял веру. Выйдя из заве­де­ния, он стал вести бес­пут­ную жизнь. По смерти роди­те­лей он поехал на родину и пошел посе­тить могилы родителей.

Но при при­бли­же­нии к ним два­жды терял созна­ние. При тре­тьей попытке подойти к моги­лам его раз­бил пара­лич. Но он не пони­мал Про­мысла Божия над ним. Тогда, лежа в пара­личе, он в забы­тьи видит свою покой­ную мать, кото­рая гово­рит ему:

«Твои без­за­ко­ния и твоя рас­пут­ная жизнь, пол­ная неве­рия и без­бо­жия, дошли до Гос­пода. Ты не только погу­бил себя, но даже запят­нал и нас, и это чер­ное пятно на моей одежде — твои тяж­кие грехи.

Гос­подь хотел пора­зить тебя, но отец твой и я моли­лись перед пре­сто­лом Все­выш­него о тебе, и Он захо­тел обра­тить тебя к Себе… Он знал, что одна могила наша для тебя дорога здесь, и поэтому он не допу­стил тебя к ней, пора­жая сверхъ­есте­ствен­ною болез­нью, дабы ты при­знал над собою выс­шую силу, тобою отвер­га­е­мую, но ты не обратился.

Поэтому Гос­подь послал меня к тебе… это послед­нее сред­ство для тво­его исправления…»

И в дока­за­тель­ство истин­но­сти сво­его явле­ния мать оста­вила ему его крест, выбро­шен­ный им ранее. Через явле­ние матери сын был спа­сен — выздо­ро­вел и телесно, и духовно.

Из рас­сказа видно, что это сто­ило уси­лен­ных загроб­ных молитв роди­те­лей, и, несмотря на их веру и бла­го­че­стие, их одежда была очер­нена гре­хами их сына.

Однако роди­те­лей сле­дует предо­сте­речь и от глу­бо­кого сму­ще­ния и отча­я­ния при непра­вед­ной жизни их взрос­лых детей. Об этом так пишет ста­рец Амвро­сий Оптин­ский одной матери, скор­бя­щей о неве­рии сына: «Вы созна­ете, что во мно­гом сами вино­ваты, что не умели вос­пи­тать сына как должно. Само­уко­ре­ние это полезно, но, созна­вая вину свою, должно сми­риться и рас­ка­и­ваться, а не сму­щаться и отча­и­ваться; также не должно очень тре­во­житься вам мыс­лью, будто вы одна явля­е­тесь при­чи­ною тепе­реш­него поло­же­ния вашего сына. Это не совсем правда; вся­кий чело­век ода­рен сво­бод­ною волею, и сам за себя более и дол­жен будет отве­чать перед Богом».

Если нече­стие детей явля­ется самым боль­шим несча­стием для роди­те­лей как в этой жизни, так и в буду­щей, то наобо­рот, бла­го­че­стие их явля­ется сча­стьем в этой и зало­гом спа­се­ния для них в буду­щей жизни. Одним из при­ме­ров этого явля­ется горя­чая любовь, кото­рую имела к сво­ему отцу игу­ме­ния Арсе­ния (Усть-Мед­ве­диц­кого мона­стыря), подвиж­ница бла­го­че­стия. Вот как пишет матушка Арсе­ния в одном письме о своем отно­ше­нии к отцу:

«Ты зна­ешь, как я любила сво­его батюшку (т. е. род­ного отца): я любила его больше всех и всего на свете. Я моли­лась за него пер­вого, когда под­хо­дила при­кла­ды­ваться к чудо­твор­ным ико­нам и мощам, когда дома под­хо­дила к обра­зам, чтобы им помо­литься; я при­зы­вала на помощь ему всех угод­ни­ков, ико­нам кото­рых моли­лась. Когда кон­чала читать Еван­ге­лие или Псал­тирь, или ака­фист, я моли­лась во-пер­вых за него».

* * *

Под­черк­нем еще раз то, что надо пом­нить всту­па­ю­щим в брак. Основ­ная задача хри­сти­ан­ского брака — иметь детей. И не только иметь детей, но и непре­менно вос­пи­тать их как истин­ных хри­стиан, целью жизни кото­рых было бы отвер­же­ние себя и слу­же­ние от всего сердца Гос­поду с горя­чей любо­вью к Нему.

Это их основ­ное «дело», основ­ное их «стро­и­тель­ство», о кото­рых так гово­рит ап. Павел: «Каж­дый смотри, как строит. Ибо никто не может поло­жить дру­гого осно­ва­ния, кроме поло­жен­ного, кото­рое есть Иисус Хри­стос… Каж­дого дело обна­ру­жится… У кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сго­рит, тот потер­пит урон; впро­чем, сам спа­сется, но так, как бы из огня» (1Кор.3:10–15).

Горе, если у роди­те­лей дети «сго­рят» в без­бо­жии или пороке и в смерт­ных гре­хах без покаяния…

Глава 2. Дети и родители – одно целое

Древо позна­ется по плоду своему…
Лк.6:44

Пони­мают ли роди­тели, насколько фор­ми­ро­ва­ние харак­тера и склон­но­стей ребенка зави­сит от них самих? И знают ли они, когда начи­на­ется вли­я­ние их на душу ребенка? Отве­том на вто­рой вопрос явля­ется сле­ду­ю­щий рас­сказ. В семье одного почтен­ного свя­щен­ника было 14 чело­век детей. Неве­ста одного из сыно­вей, также гото­вив­ше­гося стать свя­щен­ни­ком, спро­сила одна­жды свою буду­щую све­кровь: «У вас все дети такие хоро­шие, но почему М. (ее жених) — один какой-то осо­бен­ный?» «Это не слу­чайно, — отве­тила матушка, — перед зача­тием М. батюшка надел на себя епи­тра­хиль и осо­бенно усердно помо­лился о буду­щем ребенке».

Вот когда начи­на­ется духов­ная забота роди­те­лей о своих детях. После того как про­изо­шло зача­тие, жизнь ребенка неот­де­лима от жизни матери не только в физи­че­ском отно­ше­нии, но и все­цело в душевном.

Образ жизни матери во время пло­до­но­ше­ния, а также и во время корм­ле­ния гру­дью накла­ды­вает глу­бо­кий отпе­ча­ток и на духов­ный лик буду­щего ребенка. Это хорошо знали в ста­рину особо бла­го­че­сти­вые матери. Так, мать прп. Сер­гия Радо­неж­ского после того, как мла­де­нец три раза вскри­чал в ее утробе во время тор­же­ствен­ных мест литур­гии, пере­стала упо­треб­лять мясо, вино, рыбу, молоко и пита­лась хле­бом, зеле­нью и водою.

Вот почему духов­ные пас­тыри реко­мен­дуют мате­рям воз­дер­жа­ние от супру­же­ской жизни как в период бере­мен­но­сти, так и в период корм­ле­ния грудью.

По мне­нию одного старца, плот­ское невоз­дер­жа­ние кор­мя­щей гру­дью отра­жа­ется на раз­ви­тии сла­до­стра­стия в ребенке, кото­рое может про­явиться даже в очень ран­нем возрасте.

И, наблю­дая в детях раз­ви­тие дур­ных наклон­но­стей, пусть спра­ши­вают себя матери, не отра­зи­лась ли на их детях та духов­ная сла­бость и погреш­но­сти, кото­рые вла­дели ими во время бере­мен­но­сти и кормления.

Сле­дует отме­тить, что в бла­го­че­сти­вых семьях осо­бенно высо­ко­ду­хов­ные дети рож­да­лись уже в зре­лом и даже пре­ста­ре­лом воз­расте роди­те­лей, когда у послед­них пре­одо­ле­ва­лись стра­сти и дух был мирен. Так, детьми пре­ста­ре­лых роди­те­лей была Божия Матерь — Дева Мария, Иоанн Кре­сти­тель Гос­по­день, пат­ри­арх Исаак и мно­гие из вели­ких святых.

Дух семьи — это то, что в первую оче­редь фор­ми­рует душу под­рас­та­ю­щего ребенка. Отсюда суще­ствует тес­ней­шая связь души роди­те­лей и детей. Епи­скоп Фео­фан Затвор­ник пишет: «Есть непо­сти­жи­мая для нас связь души роди­те­лей с душою детей».

Яблочко от яблони неда­леко падает — так гла­сит о том народ­ная мудрость.

Оптин­ский ста­рец Лео­нид при выборе жениха и неве­сты давал такой общий совет: о женихе судить по его отцу, а о неве­сте — по матери, счи­тая, что у роди­те­лей уже в пол­ной мере выяв­лены склон­но­сти те, кото­рые еще недо­ста­точно ясны в детях.

О глу­бо­кой связи между роди­те­лями и детьми гово­рится в Биб­лии. В книге Пре­муд­ро­сти Иисуса, сына Сира­хова, напи­сано: «Умер отец его — и как будто не уми­рал, ибо оста­вил по себе подоб­ного себе» (30, 4). И далее: «Чело­век позна­ется в детях своих» (11, 28).

Сам Гос­подь в обли­че­ниях фари­сеев гово­рит: «Вы сами про­тив себя сви­де­тель­ству­ете, что вы сыно­вья тех, кото­рые избили про­ро­ков» (Мф.23:31). В Нагор­ной про­по­веди Гос­подь гово­рит: «По пло­дам их узна­ете их. Соби­рают ли с тер­нов­ника вино­град, или с репей­ника смоквы? Так вся­кое дерево доб­рое при­но­сит и плоды доб­рые, а худое дерево при­но­сит и плоды худые» (Мф.7:16–18). Но по отно­ше­нию к роди­те­лям детей сле­дует рас­смат­ри­вать как их плоды, выра­щи­вать кото­рые пору­чено им Самим Богом.

Мно­го­чис­лен­ные при­меры пря­мой зави­си­мо­сти детей от досто­ин­ства роди­те­лей нахо­дятся в исто­рии Все­лен­ской Церкви. Глу­бо­кое бла­го­че­стие роди­те­лей обычно имело след­ствием высо­кие духов­ные досто­ин­ства детей. Исто­рия рас­ска­зы­вает о целых семьях, в кото­рых все дети отли­ча­лись высо­ким благочестием.

Такими были, напри­мер, в Вет­хом Завете семья семи муче­ни­ков Мак­ка­вей­ских (2Мак.7), в Новом — семья муче­ницы Фели­цаты (память 25 января), все семь сыно­вей кото­рой умерли как испо­вед­ники Хри­ста; три дочери мч. Софии (память 17 сен­тября); семья роди­те­лей Васи­лия Вели­кого, дав­шая из числа десяти детей трех свя­ти­те­лей (Васи­лия Вели­кого, Гри­го­рия Нис­ского и Петра Сева­стий­ского), пре­по­доб­ную Мак­рину и двух свя­тых во вто­ром и тре­тьем поко­ле­нии; семья роди­те­лей Гри­го­рия Бого­слова; семья мос­ков­ского купца Пути­лова, дав­шая игу­ме­нов трех мона­сты­рей; семья схи­мо­наха Филиппа, трое сыно­вей кото­рого после­до­вали за отцом в Тро­ице-Сер­ги­еву Лавру, и мно­гие другие.

Можно найти при­меры, что бла­го­че­сти­вые дети были и от нече­сти­вых роди­те­лей (напри­мер вели­ко­му­че­ница Вар­вара), но вряд ли можно найти слу­чаи, когда бла­го­че­стие обоих роди­те­лей не имело бы след­ствием высо­ких досто­инств для их детей.

Сле­дует учи­ты­вать, однако, что сте­пень бла­го­че­стия может быть раз­ная и может слу­читься, что духов­ная сла­бость одного из супру­гов осла­бит в какой-то мере всех или неко­то­рых из детей.

В Дея­ниях св. апо­сто­лов рас­ска­зы­ва­ется, как бла­го­че­сти­вому языч­нику — сот­нику Кор­ни­лию, снис­кав­шему милость у Бога молит­вой и мило­сты­ней, явля­ется ангел, пове­ле­вает при­звать ап. Петра и обе­щает: сло­вами послед­него «спа­сешься ты и весь дом твой» (Деян.10:6). Итак, милость Божия и залоги спа­се­ния рас­про­стра­ня­ются не только на пра­вед­ника, но и на весь дом — его семью и его детей.

Поэтому для роди­те­лей глав­ной забо­той должно явиться снис­ка­ние мило­сти Божией и Его помощи и бла­го­сло­ве­ния. И это будет усло­вием непре­мен­ного успеха мно­го­лет­ней работы и борьбы за спа­се­ние душ детей, под­вер­жен­ных греху вме­сте со всем пад­шим чело­ве­че­ским родом.

«Пра­вед­ник ходит в своей непо­роч­но­сти: бла­женны дети его после него!» — сви­де­тель­ствует пре­муд­рый Соло­мон (Притч.20:7). А епи­скоп Фео­фан Затвор­ник пишет: «Дух веры и бла­го­че­стия роди­те­лей должно почи­тать могу­ще­ствен­ней­шим сред­ством к сохра­не­нию и вос­пи­та­нию и укреп­ле­нию бла­го­дат­ной жизни в детях» («Путь ко спасению»).

Условия успеха в деле воспитания

Глава 3. Упорный труд над ребенком – необходимое условие для успеха

В чем сек­рет вели­ких дости­же­ний? Обычно при­нято думать, что вели­ким людям при­сущи осо­бые, выда­ю­щи­еся спо­соб­но­сти и при­род­ные даро­ва­ния. Не совсем так. Мно­гие фило­софы и муд­рецы счи­тают, что вся­кое дости­же­ние обу­слов­ли­ва­ется прежде всего напря­жен­ным, целе­устрем­лен­ным тру­дом в тече­ние дли­тель­ного вре­мени. Таким обра­зом, зна­чи­тель­ных дости­же­ний в каком-либо отно­ше­нии может добиться каж­дый при нали­чии сред­них спо­соб­но­стей и даро­ва­ний. И, оче­видно, сте­пень успеха будет прямо про­пор­ци­о­нальна затра­чен­ной энергии.

Дости­же­ние цели как след­ствие упор­ного труда — это закон, дан­ный Богом чело­веку после гре­хо­па­де­ния: «В поте лица тво­его будешь есть хлеб». И без пота нет успеха, без пота невоз­можно про­пи­та­ние, невоз­можна сама жизнь. Хлеб добы­ва­ется потом как для тела, так и для духа.

«Дай кровь — при­ими Дух», — гово­рят старцы, пони­мая под кро­вью уси­лия, измож­де­ние тела. «Немного поспишь, немного подрем­лешь, немного сложа руки поле­жишь, и при­дет, как про­хо­жий, бед­ность твоя», — гово­рит пре­муд­рый Соло­мон (Прем.6:10–11). Бережно отно­ситься ко вре­мени реко­мен­дует и ап. Павел, сове­туя посту­пать «дорожа вре­ме­нем, потому что дни лукавы» (Еф.5:16).Труд над ребен­ком как основа вос­пи­та­ния был запо­ве­дан еще евреям в Писа­ниях Вет­хого Завета. «Учи сына тво­его и тру­дись над ним, чтобы не иметь тебе огор­че­ния от непри­стой­ных поступ­ков его», — гово­рится в Книге Пре­муд­ро­сти Иисуса, сына Сира­хова (30, 13).

В Новом Завете ап. Павел так харак­те­ри­зует труд роди­те­лей: «Как отец детей своих, мы про­сили и убеж­дали и умо­ляли» (1Фес.2:11–12).

«Про­клята земля за тебя… тер­ния и вол­чцы про­из­рас­тит она тебе», — услы­шал Адам от Бога после гре­хо­па­де­ния (Быт.3:17–18). И мы знаем, как неудер­жимо склонны раз­ви­ваться духов­ные тер­нии в душах и наших детей — тер­нии злых наклон­но­стей и стра­стей. Упор­ный, дли­тель­ный труд нужен для воз­де­лы­ва­ния пашни и мате­ри­аль­ной и духов­ной, и непре­рывно, и неослабно надо выры­вать из ее среды быстро раз­рас­та­ю­щи­еся тер­нии. Небреж­ность в вос­пи­та­нии не прой­дет без послед­ствий: в какой-то мере раз­рос­ше­еся в душах детей тер­ние поро­ков будет глу­шить здо­ро­вые ростки добродетелей.

Целе­устрем­лен­ность свя­зана нераз­рывно с само­по­жерт­во­ва­нием. Ради заботы о детях роди­те­лям необ­хо­димо оста­вить так назы­ва­е­мую «лич­ную жизнь» и «лич­ные инте­ресы», необ­хо­димо оста­вить раз­вле­че­ния, театры, празд­ные зна­ком­ства, потерю вече­ров «в гостях», свет­скую, не пита­ю­щую дух, лите­ра­туру. Все это кра­дет у нас силы и время, кото­рого мало, кото­рое дра­го­ценно, как вве­рен­ные нам от Гос­пода «таланты», кото­рого недо­стает для спа­се­ния и себя, и детей.

Труд и борьба нужны в деле вос­пи­та­ния детей и в «вели­ком», и в «малом», так как из «малого» сла­га­ется «вели­кое» и если «в малом ты был верен, над мно­гим тебя поставлю» (Мф.25:21).

«Немного поспишь, немного поле­жишь» — и встре­тишься с бед­но­стью духа, с нище­той доб­ро­де­тели, с ослаб­ле­нием веры, уга­са­нием любви в себе и в детях.

«Цар­ство Небес­ное силою берется, и упо­треб­ля­ю­щие уси­лие вос­хи­щают его» (Мф.11:12).

Когда дол­жен начи­наться труд роди­те­лей над душой ребенка? С самого ран­него дет­ства. Об этом так пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов:

«Почему важно торо­питься напол­нить сердце и ум ребенка све­том и доб­ром с самого ран­него возраста?

В дет­стве — сила дове­рия, про­стота, мяг­кость, спо­соб­ность к уми­ле­нию, к состра­да­нию, сила вооб­ра­же­ния, отсут­ствие жесто­ко­сти и ока­ме­не­ло­сти. Это именно та почва, в кото­рой посе­ян­ное дает уро­жай в 30, 60 и 100 крат. Потом, когда уже ока­ме­неет, очерст­веет душа, вос­при­ня­тое в дет­стве может снова очи­стить, спа­сти чело­века. Оттого так важно дер­жать детей ближе к Церкви, это напи­тает их на всю жизнь».

Глава 4. Самоотверженная любовь – основа воспитания

Любовь… не ищет своего.
1Кор.13:5

«Без Меня не можете делать ничего», — гово­рит Бог в Лице Хри­ста (Ин.15:5). Но «Бог есть любовь» (Ин.4:8). И поэтому без любви нет духов­ной жизни, нет цели­тель­ного обще­ния души с Богом и близ­кими, нет зарож­де­ния и раз­ви­тия веры, сми­ре­ния, кро­то­сти, бла­го­че­стия и дру­гих доб­ро­де­те­лей, оду­хо­тво­ря­ю­щих душу.

Любовь в Лице Хри­ста яви­лась в греш­ный, рас­тлен­ный мир и побе­дила и воз­ро­дила мир (Ин.16:33). Ею побеж­дали апо­столы, ею во все вре­мена побеж­дали пас­тыри Церкви и уче­ники Хри­стовы. И ею, только ею можем и мы обес­пе­чить себе доступ к сердцу нашего ребенка на всю нашу жизнь.

Когда ап. Иоанн, люби­мей­ший из уче­ни­ков Хри­ста, ослаб от ста­ро­сти и не мог более про­по­ве­до­вать, он только повто­рял всем: «Дети, любите друг друга». А свя­ти­тель Амвро­сий Медио­лан­ский гово­рил: «Люби — и делай, что хочешь». И, по сло­вам Гос­пода, на двух запо­ве­дях — любви к Богу и ближ­ним — «утвер­жда­ется весь закон и про­роки» (Мф.22:37–40).

«Любовь… есть сово­куп­ность совер­шен­ства» (Кол.3:14), — гово­рит ап. Павел, напи­сав­ший гимн любви — три­на­дца­тую главу Пер­вого посла­ния к Корин­фя­нам. Эта глава напи­сана с непод­ра­жа­е­мой силой и глу­би­ной мысли. По ней мы можем опре­де­лить и свое состо­я­ние в отно­ше­нии любви — этой основы всех добродетелей.

Все мы думаем, что любим наших детей. Это кажется есте­ствен­ным, это бла­го­дат­ный закон при­роды, из кото­рого мы не счи­таем себя исклю­че­нием. Да и кого же любить, как не своих детей. Но ап. Павел глу­бо­ким ана­ли­зом свойств любви обли­чает нас.

«Любовь не раз­дра­жа­ется», — пишет ап. Павел. Про­ве­рим себя — так ли мы любим своих детей, чтобы нико­гда не раз­дра­жаться на них?

«Любовь… не ищет сво­его». А наши запросы на свою «лич­ную жизнь», «лич­ные инте­ресы», развлечения?

Не будем же удив­ляться, что путь к сердцу нашего ребенка не открыт для нас в пол­ной мере. При­знаем этот факт и, пока еще есть время, поста­ра­емся испра­вить наши упу­ще­ния и овла­деть серд­цами наших детей. Для этого надо самих себя все­цело отдать детям, сде­латься не только их настав­ни­ками и вос­пи­та­те­лями, но и бли­жай­шими дру­зьями, срод­ниться с их инте­ре­сами и запросами.

Про­яв­ле­ние неж­ной, само­от­вер­жен­ной мате­рин­ской любви к своим детям так харак­те­ри­зу­ется прп. Сера­фи­мом: «Чадо­лю­би­вая матерь не в свое уго­жде­ние живет, но в уго­жде­ние детей. Немощи немощ­ных чад сно­сит с любо­вью; в нечи­стоту впад­ших очи­щает, омы­вает тихо, мирно, обла­чает в ризы белые и новые, обу­вает, согре­вает, питает, про­мы­вает, уте­шает и со всех сто­рон ста­ра­ется дух их поко­ить так, чтобы нико­гда не слы­шать ей малей­шего их вопля. И тако­вые часто бывают бла­го­рас­по­ло­жены к матери своей».

Итак, надо окру­жить детей муд­рой забо­той, вни­ма­нием: когда надо — лас­кой и неж­но­стью и, вме­сте с тем, когда надо — уве­ще­ва­нием и взыс­ка­тель­но­стью. Ребе­нок оце­нит заботу и вни­ма­ние, в каких бы фор­мах они не про­яв­ля­лись, если только «все у вас будет с любо­вью» (1Кор.16:14), если во всех сло­вах наших он будет слы­шать и чув­ство­вать любовь. Сердце дет­ское чутко и отзыв­чиво, и когда мы все свое сердце ради Гос­пода и Его запо­ве­дей отда­дим детям, они отда­дут нам свое.

Законы любви всюду одни. «Сын Мой! отдай сердце твое Мне», — тре­бует Бог от чело­века, Бог-рев­ни­тель (Притч.23:26). Он тре­бует так потому, что любит чело­века Сам и хочет при ответ­ной любви чело­века без­мерно умно­жить к нему Свою бла­го­дать. Здесь при­ло­же­ние еван­гель­ского закона: «Давайте и дастся вам: мерою доб­рою, утря­сен­ною, нагне­тен­ною и пере­пол­нен­ною отсып­лют вам в лоно ваше» (Лк.6:38). Не будем же жалеть себя ради своих детей. Они все вер­нут нам в свое время сто­ри­цей. Пожерт­вуем им нашими пре­сло­ву­тыми «лич­ными инте­ре­сами», «лич­ной жиз­нью» и раз­вле­че­ни­ями. Оста­вим все, что только может отвле­кать и отда­лять от детей.

По уста­нов­лен­ному для чело­ве­че­ства Богом закону муж — это пита­тель семьи и поэтому не может все свое время про­во­дить в семье. Но мать должна при­над­ле­жать семье и детям. В их вос­пи­та­нии, в заботе о семье заклю­ча­ется ее долг перед Богом, госу­дар­ством, обще­ством и мужем.

Поучи­тельна исто­рия муче­ника Мар­да­рия (память 13 декабря ст. ст.). Любовь ко Хри­сту вле­чет его доб­ро­вольно постра­дать за Него. Но у Мар­да­рия семья — жена и еще мало­лет­ние дети. Но Бог помо­гает ему устра­нить все пре­пят­ствия на пути к подвигу. Жена сама побуж­дает Мар­да­рия к муче­ни­че­ству, а зажи­точ­ный и бла­го­че­сти­вый горо­жа­нин согла­ша­ется на его просьбу — взять на себя заботу о его семье и быть детям вме­сто отца. Со спо­кой­ным серд­цем Мар­да­рий объ­яв­ляет себя хри­сти­а­ни­ном и при­ни­мает муче­ни­че­ский венец. Здесь оправ­ды­ва­ются слова Свя­щен­ного Писа­ния: «Ищите прежде всего Цар­ствия Божия и правды Его, и это все при­ло­жится вам» (Мф.6:33).

Про­рок Давид сви­де­тель­ствует: «Я был молод, и соста­рился, и не видал пра­вед­ника остав­лен­ным и потом­ков его про­ся­щими хлеба» (Пс.36:25). Но то, что имело место в Вет­хом Завете, тем более осу­ществ­ля­ется в Новом, когда без­мерно при­умно­жи­лась благодать.

Поэтому никто не может ото­рвать детей от матери в семье, с верою отдав­шей себя в руки Про­мысла Божия и прежде всего ищу­щей Цар­ствия Божия. Как в пер­вые века хри­сти­ан­ства, такая семья будет пред­став­лять собою домаш­нюю цер­ковь. В такой семье, свя­зан­ной любо­вью в одно целое, будут гос­под­ство­вать иные, по срав­не­нию с гре­хов­ным миром, вза­и­мо­от­но­ше­ния, и не будет деле­ния на поко­ле­ния, не пони­ма­ю­щие одно дру­гое, — на «отцов» и «детей».

Семья — это кре­пость, на кото­рую «враг чело­ве­ков» не устает напа­дать. Страшно раз­де­ле­ние семьи. Спа­си­тель гово­рит: «И если дом раз­де­лится сам в себе, не может усто­ять дом тот» (Мк.3:25). Глав­ным усло­вием цело­сти семьи и проч­но­сти духов­ных основ, зало­жен­ных в детях, явля­ется вза­им­ная связь, любовь чле­нов семьи. Будем же беречь любов­ное един­ство семьи, будем пом­нить и прежде всего в семье испол­нять первую по зна­че­нию и послед­нюю по вре­мени запо­ведь Гос­пода: «Любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас» (Ин.13:34).

Семья хри­сти­а­нина — отец, мать, дети — это образ Свя­той Тро­ицы на земле.

И как Свя­тая Тро­ица — одно целое, так спа­ян­ная любо­вью истинно хри­сти­ан­ская семья должна в духе и любви быть одним целым. В этом ее сила и ее сча­стье и здесь, на земле, и в этом залог ее бес­ко­неч­ной радо­сти в веч­но­сти. И пусть незыб­ле­мое един­ство семьи будет и целью, и путе­вод­ным мая­ком в жизни родителей.

Пости­же­ние един­ства семьи подобно пости­же­нию Тайны Свя­той Тро­ицы — с пости­же­нием анти­но­мии Ее «нес­ли­ян­но­сти и нераз­дель­но­сти». Истинно любя­щий живет не собою и не для себя, а теми и для тех, кого любит: его чув­ства и мысли посвя­щены только жизни люби­мых. Его душа неот­де­лима от них, и ни раз­ность места, ни тече­ние вре­мени не отде­ляют ее от люби­мых. Любовь силь­нее смерти, и ничто не может пре­одо­леть или побе­дить любовь.

Так, в истинно хри­сти­ан­ской, любя­щей семье отец живет не собою, но женою и детьми, а жена — мужем и детьми, а дети душою неот­де­лимы от люби­мых роди­те­лей. Любовь сти­рает грани инди­ви­ду­аль­но­сти и соеди­няет част­но­сти в одно нераз­де­ли­мое целое. Так при совер­шен­стве Боже­ства и Любви тор­же­ствует нераз­дель­ность Свя­той Тро­ицы при Ее пред­вечно суще­ству­ю­щей неслиянности.

Семь факторов духовного возрастания

Глава 5. Таинства

Пустите детей… при­хо­дить ко Мне.
Мф.19:14

Мы знаем, как Гос­подь любил детей. Своим апо­сто­лам Он пове­лел не мешать детям при­хо­дить к Нему. Не будем же и мы пре­гра­дой для полу­че­ния и нашими детьми вечно теку­щей бла­го­дати Хри­ста. Будем послушны Его при­зыву и при­зыву Его Церкви и будем как можно чаще при­но­сить наших детей ко Христу.

По обы­чаю Церкви пер­вый раз мы при­но­сим их ко Хри­сту на вось­мой день по рож­де­нии. В этот день в Таин­стве кре­ще­ния Гос­подь омы­вает их от пер­во­род­ного греха, сни­мая с них про­кля­тие, тяго­те­ю­щее над пад­шим чело­ве­че­ским родом.

В Таин­стве миро­по­ма­за­ния, сле­ду­ю­щем непо­сред­ственно за кре­ще­нием, Гос­подь усы­нов­ляет ребенка Себе, даруя ему бла­го­дать, кото­рая ста­вит его, по сло­вам ап. Петра, в число «рода избран­ного, цар­ствен­ного свя­щен­ства, народа свя­того» (1Пет.2:9). В Вет­хом Завете миро­по­ма­за­ние совер­ша­лось лишь над царями и про­ро­ками; в Новом — «цар­ствен­ное свя­щен­ство» даро­вано каж­дому христианину.

Жизнь тре­бует пита­ния для сво­его под­дер­жа­ния. Тре­бует его и заро­див­ша­яся в кре­ще­нии духов­ная жизнь ребенка. Гос­подь дарует ей пита­ние в Таин­стве причащения.

Как часто сле­дует при­ча­щать ребенка? Гос­подь при­зы­вает к этому за каж­дой литур­гией: «При­и­мите, ядите…». И если мы, взрос­лые, по сво­ему недо­сто­ин­ству и непод­го­тов­лен­но­сти не можем дер­зать часто при­об­щаться Тела и Крови Хри­сто­вых, то для невин­ных мла­ден­цев этого пре­пят­ствия не суще­ствует. «Сколько можно часто при­об­щайте детей Свя­тых Хри­сто­вых Таин», — сове­тует еп. Фео­фан Затвор­ник. Поэтому при­ча­щать мла­ден­цев надо во время каж­дой литур­гии, на кото­рой могут при­сут­ство­вать роди­тели, и по воз­мож­но­сти не реже, как каж­дый празд­ник и воскресенье.

Ста­рец Пар­фе­ний Киев­ский одна­жды в бла­го­го­вей­ном чув­стве пла­мен­ной любви Божией долго повто­рял в себе молитву: «Иисусе, живи во мне и мне даждь в Тебе жити», — и услы­шал тихий и слад­кий голос: «Ядый Мою Плоть и пияй Мою Кровь во Мне пра­бы­вает и Аз в нем».

Поэтому бла­го­дать при­ча­ще­ния Тела и Крови Гос­пода необы­чайна: она воз­ра­щает, исце­ляет и укреп­ляет ребенка духовно и физи­че­ски. Поэтому частое при­ча­ще­ние ребенка — залог его духов­ного и телес­ного здоровья.

По сви­де­тель­ству одного док­тора, ему редко при­хо­ди­лось при­бе­гать к лекар­ствам в отно­ше­нии тех детей, кото­рых часто носили к при­ча­ще­нию. Над часто при­ча­ща­ю­щи­мися детьми не имеет силы даже закон пло­хой наслед­ствен­но­сти. Жур­нал «Посе­ля­нин» рас­ска­зы­вает о роди­те­лях, кото­рые имели серьез­ное осно­ва­ние бояться пло­хой наслед­ствен­но­сти у ребенка. Чтобы избе­жать ее, они по совету одного духов­ного отца при­ча­щали ребенка каж­дое вос­кре­се­нье. И ребе­нок вырос совер­шенно здоровым.

С при­ча­ще­нием ино­гда свя­зы­ва­ются слу­чаи чудес­ного исце­ле­ния детей. Так, извест­ный учи­тель Церкви св. Андрей Крит­ский (автор канона, чита­е­мого на 1‑й сед­мице Вели­кого поста) в дет­стве долго не гово­рил. После горя­чей молитвы роди­те­лей об исце­ле­нии узы его языка раз­ре­ши­лись во время при­ча­ще­ния Свя­тых Таин.

По наблю­де­ниям еп. Фео­фана Затвор­ника («Путь ко спа­се­нию».), «в тот день, когда при­ча­ща­ется дитя, оно бывает погру­жено в глу­бо­кий покой, без силь­ных дви­же­ний… И ино­гда оно испол­ня­ется радо­стью и игра­нием духа, в кото­ром готово вся­кого обни­мать, как своего».

По обы­чаю Церкви жела­тельно, чтобы мла­де­нец начи­ная с четы­рех лет уже не вку­шал с утра пищи или питья до причащения.

В воз­расте семи лет мла­де­нец ста­но­вится отро­ком и счи­та­ется уже ответ­ствен­ным за свои поступки. С этого вре­мени духов­ная одежда его начи­нает покры­ваться гре­хов­ными пятнами.

Мы ста­ра­емся вос­пи­тать в ребенке физи­че­скую чисто­плот­ность. Несрав­нимо боль­шее зна­че­ние имеет вос­пи­та­ние в нем духов­ной чисто­плот­но­сти — вос­пи­та­ние потреб­но­сти смы­вать вся­кий грех, вся­кое пятно на своей духов­ной одежде в Таин­стве пока­я­ния — испо­веди, обычно пред­ше­ству­ю­щей причащению.

Хоро­шая при­вычка — это духов­ный капи­тал, про­цен­тами с кото­рого можно жить в тече­ние всей жизни. И если ребе­нок с дет­ства при­вы­кает испра­ши­вать себе про­ще­ние за вину вна­чале перед роди­те­лями и близ­кими, а с семи лет также и на испо­веди — то душа его сохра­нится чистой на всю жизнь. С того момента, как ребе­нок научился писать, сле­дует при­учать его запи­сы­вать свои грехи, чтобы испо­ведь была цель­ной и содержательной.

Начи­ная с отро­че­ского воз­раста, дети могут при­ча­щаться (и испо­ве­до­ваться) реже, но, по воз­мож­но­сти, не реже, чем один раз в месяц, а также по боль­шим празд­ни­кам. Эта норма была запо­ве­дана прп. Сера­фи­мом диве­ев­ским сестрам.

Сле­дует пом­нить слова прп. Мака­рия Вели­кого одной боля­щей жен­щине: «Ты под­верг­лась напа­сти, потому что уже пять недель не при­об­ща­лась Свя­тых Таин». Ука­зан­ная норма при­ча­ще­ния (1 раз в месяц) может быть изме­нена по согла­со­ва­нию с духов­ными отцами детей в сто­рону более частого причащения.

Разу­ме­ется, дети, при­сту­па­ю­щие к Таин­ствам, должны пони­мать их сущ­ность и пере­да­ва­е­мую через них бла­го­дать. Об этом сле­дует вести с детьми беседы и по мере воз­рас­та­ния углуб­лять в них поня­тия о зна­че­нии Таинств.

Как пишет о. Вален­тин Свен­циц­кий:

«Таин­ства — это свет­лое небо на греш­ной земле. Это насту­па­ю­щее обе­то­ва­ние. Это то, что нашу веру обле­кает в плоть и кровь, что, как огонь, согре­вает холод души нашей и раз­мяг­чает ока­ме­нен­ное нечув­ствие наших сер­дец. Это тот «неве­чер­ний свет», кото­рый оза­ряет засти­ла­ю­щий нас мрак. Какая в них муд­рость, какая правда, какая радость!

Воис­тину нис­шел к нам Дух Уте­ши­тель, о кото­ром ска­зал Гос­подь Своим ученикам».

В Таин­ствах Церкви дети обща­ются с Самим Гос­по­дом. Устра­няя наших детей от Таинств или огра­ни­чи­вая их уча­стие в Таин­ствах, мы нару­шаем запо­ведь Спа­си­теля. Будем пом­нить Его него­до­ва­ние на апо­сто­лов за устра­не­ние от Него детей и пове­ле­ние: «Пустите детей при­хо­дить ко Мне и не пре­пят­ствуйте им, ибо тако­вых есть Цар­ствие Божие» (Мк.10:14).

Глава 6. Молитва

Должно все­гда молиться…
Лк.18:1

Завет Спа­си­теля — все­гда молиться. Молитва — это дыха­ние духов­ной жизни. И как физи­че­ская жизнь пре­кра­ща­ется с оста­нов­кой дыха­ния, так и духов­ная жизнь зами­рает с остав­ле­нием молитвы.

По ритму дыха­ния судят о здо­ро­вье, и как боятся роди­тели, когда дыха­ние ребенка затруд­ня­ется и ему гро­зит уду­шье (болезнь «круп»). Но несрав­нимо более мы должны бояться отсут­ствия или пре­кра­ще­ния у детей дыха­ния духов­ной жизни — молитвы. Чтобы поме­шать этому, сле­дует начи­нать и раз­ви­вать молитву ребенка с самого ран­него мла­ден­че­ского воз­раста и непре­рывно под­дер­жи­вать и углуб­лять ее.

С пер­вым про­буж­де­нием созна­ния, т. е. в воз­расте около двух лет, надо при­ви­вать ребенку поня­тие о Боге как Источ­нике жизни, всех благ и добра и начать учить его молиться. Пусть ребе­нок усвоит на всю жизнь, что пер­вым дви­же­нием его по про­буж­де­нии его есть сло­же­ние пер­стов и крест­ное зна­ме­ние; пер­вые слова — хвала Творцу («Слава Тебе, Гос­поди, слава Тебе»); пер­вая беседа — молитва, при­но­ше­ние Богу в поло­жен­ной мере своих сла­во­сло­вий и при­но­ше­ний; пер­вое вку­ше­ние в тече­ние дня — это при­ча­стие или при­ня­тие свя­той воды и освя­щен­ного хлеба (просфора, анти­дор, артос).

При воз­рас­та­нии ребенка пер­вым чте­нием в тече­ние дня должно быть Еван­ге­лие и пер­вым посе­ще­нием в празд­ник — Божий храм.

Еще в Вет­хом Завете Бог тре­бо­вал от чело­века всего пер­во­род­ного — посвя­ще­ния Ему пер­вен­цев и при­но­ше­ния Ему всех начат­ков (Лев.2:12; Исх.13:2).

Св. Иеро­ним так пишет к вдове Лидии: «Радость матери-хри­сти­анки должна состо­ять в том, чтобы научить свое дитя про­из­но­сить слад­чай­шее имя Иисуса в то время, когда и голос его слаб, и язык его еще нем. Помни, что начатки всего исклю­чи­тельно должны при­над­ле­жать Гос­поду, поэтому пер­вые мысли, пер­вые слова дитя должны быть освя­щены благочестием».

Молитва про­яв­ля­ется у нас в трех фор­мах: в выпол­не­нии молит­вен­ных домаш­них пра­вил; в воз­не­се­нии Богу крат­ких молитв в тече­ние всего дня, в посе­ще­нии цер­ков­ного бого­слу­же­ния. Ко всем этим трем фор­мам молитвы необ­хо­димо с дет­ства при­учать и детей.

Обычно дитя начи­нают учить молиться с «Бого­ро­дице Дево, радуйся…». И это пра­вильно: Матерь Хри­ста — Матерь всего хри­сти­ан­ского рода. И как пер­вые слова в лек­си­коне ребенка «мама» и «папа», так и пер­вые его беседы с Богом должны состав­ляться из «Бого­ро­дицы» и затем из «Отче наш». Одно­вре­менно сле­дует начать при­учать его молиться за близ­ких. Вме­сте с нача­лом молитвы должно начаться при­уче­ние ребенка к крест­ному зна­ме­нию. Это надо делать еще ранее того, когда ребе­нок смо­жет сам делать его самостоятельно.

Св. Иоанн Зла­то­уст дает такое настав­ле­ние мате­рям: «Учите вы, матери, ваших малю­ток изоб­ра­жать рукою крест­ное зна­ме­ние прежде, чем они сами в состо­я­нии будут делать это; запе­чат­ле­вайте это зна­ме­ние на челе их вашими соб­ствен­ными руками». Когда дети под­рас­тут, необ­хо­димо сле­дить за тем, чтобы крест­ное зна­ме­ние было у них широ­ким, нето­роп­ли­вым и дела­лось тщательно.

С ростом ребенка должно непре­рывно расти и его молит­вен­ное пра­вило. Прп. Сера­фим учит мирян совер­шать пра­вило три раза в день — утром, в сере­дине дня и вече­ром. Для людей, может быть, слиш­ком обре­ме­нен­ных тру­дом и име­ю­щих мало вре­мени, это пра­вило как извест­ный мини­мум вклю­чает в себя: три раза «Отче наш», три раза «Бого­ро­дице» и один раз «Верую».

Для отро­ков, вполне овла­дев­ших гра­мо­той, для утра и вечера могут быть взяты уста­нов­лен­ные цер­ко­вью утрен­нее и вечер­нее пра­вила, а для сере­дины дня остав­лено пра­вило прп. Сера­фима. Послед­нее, по ука­за­нию пре­по­доб­ного, должно читаться хотя бы среди дела, на ходу, если невоз­можно выбрать днем время для уединения.

Совер­ше­ние утрен­него и вечер­него пра­вил потре­бует от детей при нето­роп­ли­вом чте­нии около 10–15 минут для каж­дого пра­вила. Не будет ли это слиш­ком трудно и долго? Выше уже ука­зы­ва­лось, что коли­че­ство молитв надо уве­ли­чи­вать посте­пенно по мере роста ребенка. Искус­ство вос­пи­та­ния детей (как и пере­вос­пи­та­ние взрос­лых) тре­бует, чтобы уси­лия в опре­де­лен­ном направ­ле­нии совер­ша­лись посте­пенно и вме­сте с тем непре­рывно. Вспом­ним, с какой посте­пен­но­стью авва Доро­фей при­учал сво­его уче­ника Доси­фея к воз­дер­жа­нию в пище. Авва убав­лял его пор­цию очень поне­многу и лишь после того, как Доси­фей при­вы­кал к преды­ду­щему сокра­ще­нию коли­че­ства пищи. Так и в дан­ном слу­чае — посте­пен­ный рост молит­вен­ного пра­вила неза­метно при­учит к нему детей, и оно не будет казаться им длинным.

Вме­сте с тем сле­дует предо­сте­речь тех роди­те­лей, кото­рые, осно­вы­ва­ясь на непра­виль­ном тол­ко­ва­нии слов Спа­си­теля «Не гово­рите лиш­него, как языч­ники, ибо они думают, что в мно­го­сло­вии своем будут услы­шаны» (Мф.6:7), счи­тают, что про­дол­жи­тель­но­сти молит­во­сло­вия не тре­бу­ется и нужно лишь каче­ство. Св. отцы (Мака­рий Вели­кий, Иси­хий, Кал­лист, Игна­тий и др.) ука­зы­вают нам, что каче­ство нашей молитвы низко, и что низ­кое каче­ство нам надо вос­пол­нить коли­че­ством, и что именно через коли­че­ство можно вос­хо­дить к качеству.

Один из свя­тых отцов гово­рит: «Делайте, делайте внеш­нее, ибо внеш­нее при­над­ле­жит нам, а внут­рен­нее Богу. А за внеш­нее Гос­подь даст нам и внут­рен­нее» (т. е. видя наше тер­пе­ние в совер­ше­нии дли­тель­ного пра­вила Гос­подь даст нам и вни­ма­тель­ность в молитве и теп­лоту чувства).

При добав­ле­нии в пра­вило новых молитв они должны быть объ­яс­нены детям. Когда дети под­рас­тут, им сле­дует рас­ска­зать исто­рию про­ис­хож­де­ния молитв и позна­ко­мить с жиз­не­опи­са­нием авто­ров. Это ожи­вит молитву детей. Читая «Свя­тый Боже», они будут в этих сло­вах слы­шать песнь ангель­ских хоров, виден­ных маль­чи­ком в Кон­стан­ти­но­поле при пат­ри­архе Прокле; начи­ная «Достойно», они будут пере­но­ситься в убо­гую афон­скую келью, где впер­вые раз­да­лось начало этой молитвы в устах архан­гела Гав­ри­ила, а читая вни­ма­тельно 24 про­ше­ния в вечер­нем пра­виле, они вспом­нят о вели­ком Златоусте.

В пер­вые века хри­сти­ан­ства молитва в семье была общей и на нее соби­ра­лись все члены семьи вме­сте с домаш­ними слу­гами. Обычно при этом молитву читал хозяин дома, а все при­сут­ству­ю­щие тихо за ним повто­ряли. Нам сле­дует под­ра­жать этому обы­чаю, и вечер­нее, а если воз­можно, то и утрен­нее пра­вила сде­лать общими для всех чле­нов семьи.

В этом слу­чае чте­ние пра­вила может быть пору­ча­емо под­рос­шим детям, чтобы они при­ни­мали в молитве живое уча­стие. Если взрос­лых детей несколько, то каж­дый из них читает в оче­ред­ной для него день. Роди­тели при этом должны научить детей пра­виль­ному и внят­ному чте­нию и сле­дить за тем, чтобы оно было неторопливым.

С отро­че­ского воз­раста необ­хо­димо при­учать детей к покло­нам — пояс­ным и зем­ным. Поклоны вос­пол­няют нашу рас­се­ян­ность в молитве. Уси­ли­ями тела допол­ня­ется сла­бость вни­ма­ния и нечув­ствие сердца. Обы­чай коле­но­пре­кло­не­ния в молитве уста­нов­лен Самим Гос подом, Кото­рый в Геф­си­ман­ском саду «пал на землю и молился» (Мф.14:35). Поэтому коле­но­пре­кло­не­ние во время молитвы суще­ствует со вре­мен пер­вых христиан.

Сле­дует обра­щать вни­ма­ние также на внеш­нюю манеру дер­жаться при молитве, при­учая детей сто­ять прямо и со взо­ром, устрем­лен­ным на иконы. Пла­тье моля­щихся должно быть также в порядке. Внеш­няя собран­ность помо­гает и внут­рен­ней. Древ­ние хри­сти­ане тща­тельно под­го­тов­ляли себя к молитве и счи­тали необ­хо­ди­мым мыть перед нею свои руки; они живо пере­жи­вали чув­ство, что явля­ются перед лицом Небес­ного Царя, и нельзя пред­стать перед Ним со сле­дами небреж­но­сти и нечи­стоты как с внут­рен­ней, так и с внеш­ней стороны.

Очень хорошо общее пра­вило закан­чи­вать общим пением таких, напри­мер, молитв, как «Заступ­нице усерд­ная», «Под Твою милость», тро­па­рей семей­ных свя­тых, «Все упо­ва­ние мое» и т. п. Это ожив­ляет молитву и застав­ляет при­ни­мать в ней уча­стие всех присутствующих.

Чтобы ожи­вить усер­дие детей к молитве, их сле­дует зна­ко­мить со слу­ча­ями, когда усерд­ная дет­ская молитва испол­ня­лась Богом, сопро­вож­да­ясь ино­гда чудесами.

Такой слу­чай был, напри­мер, в дет­стве с пре­по­доб­ным Алек­сан­дром Свир­ским. Ему, как и прп. Сер­гию, не дава­лась гра­мота. Это сильно огор­чало отрока.

Одна­жды со сле­зами он молился в храме о рас­кры­тии сво­его разу­ме­ния и услы­шал голос: «Встань, ты полу­чил, чего про­сил». С этого вре­мени он легко стал пони­мать книж­ную мудрость.

Когда у детей появится само­сто­я­тель­ная молитва, им сле­дует рас­ска­зать, о чем можно и нужно и о чем нельзя молиться. В «Дет­стве и отро­че­стве» Л. Н. Тол­стого есть опи­са­ние дет­ской молитвы. Ребе­нок молится между про­чим о том, чтобы зав­тра была хоро­шая погода и чтобы можно было идти гулять.

В «Войне и мире» име­ются также вос­по­ми­на­ния Росто­вых, как они моли­лись в дет­стве, чтобы снег сде­лался саха­ром, и затем выбе­гали на улицу, чтобы посмот­реть, совер­ши­лось ли чудо по их молитве. Можно думать, что эти рас­сказы явля­ются вос­по­ми­на­ни­ями Л. Н. Тол­стого из сво­его дет­ства и пожа­леть, что он не полу­чал тогда настав­ле­ний, что такое молитва и о чем надо молиться.

Помимо утрен­него и вечер­него пра­вил детям сле­дует заучить ряд молитв для чте­ния при раз­лич­ных слу­чаях в тече­ние дня. Сюда отно­сятся молитвы перед едой и после нее, пред уче­ньем и после него, пред вся­ким делом и после него, перед доро­гой, бла­го­да­ре­ние за бла­го­де­я­ния Божии, тро­парь сво­его свя­того. Ста­рец Амвро­сий Оптин­ский в одном письме сове­тует под­рос­шим детям заучить псалмы «Живый в помощи Выш­няго» (Пс.90) и «Гос­подь — свет мой» (Пс.26).

Чтобы при­учить ребенка к цер­ков­ной молитве, необ­хо­димо с ран­него дет­ства брать его в цер­ковь для посе­ще­ния бого­слу­же­ний. Он не будет тяго­титься бого­слу­же­ни­ями, если при­вык­нет с дет­ства бывать на них и от начала до конца, вна­чале сидя, а с воз­рас­том и стоя. Для отро­ков необ­хо­димо посе­ще­ние вос­крес­ных и празд­нич­ных все­нощ­ных и литур­гий. Сле­дует пом­нить, что хри­сти­ан­ские семьи пер­вых веков молитве посвя­щали ночи.

Если детям будет трудно при дли­тель­ных бого­слу­же­ниях, то им сле­дует ука­зать, что Гос­подь тре­бует от нас тер­пе­ния, и ска­зать им, что «тесны врата и узок путь, веду­щие в жизнь» (Мф.7:14).

Не сле­дует устра­нять под­рос­ших детей и от ноч­ных бого­слу­же­ний, когда они поло­жены Цер­ко­вью (напри­мер, на Страст­ной сед­мице, на Пасху, перед Рож­де­ством). Сле­дует вспом­нить при этом слу­чай со св. Гри­го­рием Нис­ским, когда тот был еще маль­чи­ком. Все семей­ство Гри­го­рия участ­во­вало в тор­же­ствен­ном ноч­ном бого­слу­же­нии, устро­ен­ном в часовне при их доме, в честь пере­не­се­ния туда мощей сорока мучеников.

Отяг­чен­ный сном, Гри­го­рий ушел с бого­слу­же­ния и уснул в бли­жай­шей беседке. Но он был раз­бу­жен страш­ным для него сно­ви­де­нием. Во сне он видит, что хочет пойти в сад и при­нять уча­стие в бого­слу­же­нии, но его встре­тили воины-муче­ники, кото­рые не пус­кали его и даже хотели нака­зать его жез­лами, если бы один не всту­пился за него. Устра­шен­ный маль­чик при­бе­жал к урне с мощами и с пла­чем про­сил у Бога и у муче­ни­ков про­стить его пре­гре­ше­ние и леность.

При при­ходе из церкви детям надо объ­яс­нить то, что они не поняли из слы­шан­ного. Мать Задон­ского затвор­ника Геор­гия имела обык­но­ве­ние по воз­вра­ще­нии домой из церкви спра­ши­вать маль­чика Геор­гия, какое было за литур­гией чте­ние из Еван­ге­лия и Апо­стола. Она лас­кала маль­чика, когда видела из его отве­тов, что он был в церкви вни­ма­те­лен и слегка нака­зы­вала за невнимание.

Кроме празд­нич­ных дней детям надо посе­щать службы Страст­ной и Свя­той недель и бого­слу­же­ния в дни сво­его ангела, сво­его рож­де­ния и семей­ных собы­тий (похо­рон, кре­стин и т. п.). Сюда сле­дует доба­вить посе­ще­ние церкви перед нача­лом учеб­ного года, молеб­нов, водо­свя­тия. Ребе­нок дол­жен срод­ниться с бого­слу­жеб­ным кру­гом и усво­ить, что вся его жизнь бла­го­слов­ля­ется, дер­жится и освя­ща­ется через молитвы Церкви.

Тро­га­тель­ные пес­но­пе­ния и обряды нашей Пра­во­слав­ной Церкви необы­чайно живо и на всю жизнь запе­чат­ле­ва­ются в дет­ском сердце. Кто не пом­нит посе­ще­ния в дет­стве Пас­халь­ной заут­рени с ее непе­ре­да­ва­е­мым тор­же­ством бого­слу­же­ния — тор­же­ством жизни над смер­тью; весен­них вече­ров Верб­ной суб­боты, когда улицы были полны бого­моль­цами, иду­щими из церкви с вер­бами и зажжен­ными све­чами, тор­же­ствен­ных крест­ных ходов с празд­нич­ным пере­зво­ном коло­ко­лов; момен­тов бого­слу­же­ния, когда пер­вый раз в году запе­вают: «Хри­стос раж­да­ется — сла­вите…» или «Чер­тог Твой вижу, Спасе мой, украшенный…»?

Уча­стие в цер­ков­ных бого­слу­же­ниях при­учает, вме­сте с тем, детей объ­еди­няться с наро­дом в его про­стой глу­бо­кой вере.

К. П. Побе­до­нос­цев так пишет об этом: «Счаст­лив, кого с дет­ства доб­рые и бла­го­че­сти­вые роди­тели при­учали к храму Божию и ста­вили в нем посреди народа молиться все­на­род­ной молит­вой, празд­но­вать все­на­род­ному празд­нику. Они собрали ему сокро­вище на целую жизнь, они ввели его под­линно в разум духа народ­ного и в любовь сердца народ­ного, сде­лав для него цер­ковь род­ным домом и местом пол­ного, чистого и истин­ного соеди­не­ния с народом».

И нужно поза­бо­титься, чтобы дети пони­мали пес­но­пе­ния и цер­ков­ное чте­ние, и пере­во­дить им труд­но­по­ни­ма­е­мые сла­вян­ские слова и обо­роты. Со взрос­лыми детьми сле­дует про­во­дить беседы о зна­че­нии и порядке цер­ков­ных бого­слу­же­ний и зна­ко­мить с исто­рией их возникновения.

Нам сле­дует пом­нить, что Гос­подь учит нас посто­ян­ной молитве (Лк.18:1). «Непре­станно моли­тесь…», — пишет и апо­стол Павел (Фес.5:17). «Кроме непре­стан­ной молитвы мы при­бли­зиться к Богу не можем», — гово­рит прп. Исаак Сири­я­нин. Поэтому недо­ста­точно только испол­не­ния домаш­них пра­вил и посе­ще­ния бого­слу­же­ний. И себя и детей мы должны, по запо­веди Спа­си­теля, при­учать к непре­стан­ной молитве. Как это сде­лать? На этот вопрос так отве­чает еп. Фео­фан Затвор­ник («Четыре слова о молитве».):

«Надо в про­дол­же­ние дня чаще к Богу из сердца взы­вать крат­кими сло­вами, судя по нужде души и теку­щим делам. Начи­на­ешь что, напри­мер, говори: «Бла­го­слови, Гос­поди», кон­чишь дело — говори: «Слава Тебе, Гос­поди», — и не язы­ком только, но и чув­ством сердца…

Так и во вся­ком слу­чае. Или про­сто почаще повто­ряй: «Гос­поди, поми­луй», «Вла­ды­чице Бого­ро­дице, поми­луй мя», «Ангеле Божий, хра­ни­телю мой свя­тый, защити меня» — или дру­гими какими сло­вами взы­вай. Только сколько можно чаще делай эти воз­зва­ния, все­гда ста­ра­ясь, чтобы они из сердца исходили…»

Еп. Фео­фан научает нас такому состо­я­нию, при кото­ром все дела в тече­ние дня должны быть совер­шены с мыс­лью о Боге, с сер­деч­ным чув­ством зави­си­мо­сти от Него и в непре­стан­ной мыс­лен­ной беседе — молитве с Ним, чув­ствуя себя все­гда в Его присутствии.

К при­вычке посто­янно молит­венно обра­щаться к Богу сле­дует при­учать и детей. Так, напри­мер, при­учена была к этому с дет­ства пре­по­доб­ная Мак­рина — сестра Васи­лия Вели­кого (память 19 июля).

В ее жиз­не­опи­са­нии гово­рится, что на устах девочки молит­вен­ное пение было во вся­кое время дня. «Вста­вала она с постели или при­ни­ма­лась за какое-либо дело, сади­лась обе­дать или вста­вала из-за стола, пол­день и вечер — она не про­пус­кала без пения псалмов».

В при­вычку детей с ран­него воз­раста должна войти молитва перед вся­кой едой и после нее, перед нача­лом заня­тий и после них, перед выхо­дом из дома, перед нача­лом вся­кого дела. Сле­дует при­учать их и к тому, чтобы перед ухо­дом в школу или вообще из дома и перед отхо­дом ко сну они под­хо­дили к роди­те­лям с прось­бой пере­кре­стить их. Крест­ное зна­ме­ние роди­те­лей, совер­ша­е­мое с верою и бла­го­го­ве­нием, имеет для ребенка вели­кую охра­ни­тель­ную силу (так же как, впро­чем, и крест­ное зна­ме­ние детей для родителей).

Не будем бояться того, что подоб­ные уста­нов­ле­ния будут обре­ме­ни­тельны для дет­ского воз­раста. Исто­рия Церкви дает при­меры высо­кой духов­ной зре­ло­сти уже в ран­нем воз­расте. Такими были, напри­мер, прп. Савва Освя­щен­ный, осно­ва­тель лавры близ Иеру­са­лима, восьми лет поки­нув­ший близ­ких, чтобы посту­пить в мона­стырь (память 5 декабря), прп. Фео­дор Сикеот, десяти лет начав­ший подвиги стро­гого поста и ноч­ной молитвы и четыр­на­дцати лет затво­рив­шийся в пещере (память 22 апреля); Мос­ков­ский мит­ро­по­лит Петр, две­на­дцати лет посту­пив­ший в монастырь.

Отро­ко­вица Муза, отка­зав­ша­яся в дет­стве от игр и забав ради бого­уго­жде­ния (память 16 мая), отро­ко­вица Мария Мелю­кова, люби­мица прп. Сера­фима, три­на­дцати лет посту­пив­шая в Диве­ев­скую оби­тель и девят­на­дцати лет почив­шая в схиме, и мно­гие дру­гие, вклю­чая сюда мно­го­чис­лен­ный сонм юных муче­ни­ков и муче­ниц в воз­расте от семи лет (Васи­лиса, Вера, Надежда, Любовь, Кирик, Урван, При­пи­диан, Еппо­ло­ний и др.)…

Кто знает, какой путь назна­чен Богом нашему ребенку? Не будем же мешать ему прийти ко Гос­поду как можно ранее: в этом залог его быст­рей­шего духов­ного роста. Созда­дим такие усло­вия, чтобы его сердце с самого ран­него воз­раста было открыто для Гос­пода, Кото­рый гово­рит нам: «Се, стою у двери и стучу: если кто услы­шит голос Мой и отво­рит дверь, войду к нему и буду вече­рять с ним, и он со Мною» (Откр.3:20).

При­ло­же­ние к главе 6‑й

Есть еще совер­шен­ная форма непре­стан­ной молитвы, кото­рой зани­ма­ются пре­иму­ще­ственно иноки. Это тво­ре­ние так назы­ва­е­мой Иису­со­вой молитвы: «Гос­поди, Иисусе Хри­сте, поми­луй меня грешного».

В пер­вой части «Откро­вен­ных рас­ска­зов стран­ника» име­ется рас­сказ о том дей­ствии, кото­рое ока­зала Иису­сова молитва на одного маль­чика. Маль­чика вна­чале при­нуж­дали к молитве, но затем он сам стал охот­нее ею зани­маться. Он так при­вык к ней, что сам искал уеди­не­ния, чтобы ему не мешали молиться. Молитва в корне изме­нила харак­тер маль­чика: из шалов­ли­вого и рез­вого она сде­лала его мол­ча­ли­вым и кротким.

По сви­де­тель­ству еп. Игна­тия (Брян­ча­ни­нова), он уже в отро­че­стве усердно зани­мался Иису­со­вой умной молит­вой. Когда ему было 16 лет, она тво­ри­лась у него само­дей­ственно: «Бывало, с вечера, — рас­ска­зы­вал он впо­след­ствии о себе, — ляжешь в постель и, при­под­няв голову от подушки, нач­нешь читать молитву, да так, не изме­няя поло­же­ния, не пре­кра­щая молитвы, вста­нешь утром идти на службу в классы».

Есте­ственно, что дети не могут при­учаться к этой молитве без опыт­ного руко­во­ди­теля. Но если это имеет место и если есть соот­вет­ству­ю­щая склон­ность у отрока, то нет пре­пят­ствий для насаж­де­ния в нем Духа Свя­того этим путем, обес­пе­чи­ва­ю­щим вер­ное и быст­рое дости­же­ние цели.

Глава 7. Пост

И тогда будут поститься.
Мф.9:15

«Сей же род изго­ня­ется только молит­вою и постом» (Мф.17:21). Этими сло­вами Сам Гос­подь ука­зал нам два вида ору­жия в борьбе с нашим вра­гом — родом тем­ных духов.

Вме­сте с тем Он ука­зал Своим уче­ни­кам на необ­хо­ди­мость для них поста в то время, «когда отни­мется у них Жених» (Мф.9:15).Све­точ души хри­сти­ан­ской — Уте­ши­тель Дух Свя­той — отни­ма­ется от нас через наши грехи. А воз­вра­ще­ние Его к нам дости­га­ется, по сло­вам Спа­си­теля, молит­вою и постом.

Но если необ­хо­ди­мость молитвы для спа­се­ния души при­зна­ется всеми хри­сти­а­нами, обя­зан­ность при­ме­не­ния вто­рого ору­жия — поста — часто или вовсе не при­зна­ется, или бывает недо­ста­точно осознана.

И это одна из послед­них побед тем­ного духа над мно­гими из совре­мен­ных христиан.

В преж­нее, еще не дале­кое время, испо­ве­да­ние Хри­ста было свя­зано с испол­не­нием всех уста­нов­ле­ний Церкви. Поэтому в быту ста­рой рус­ской семьи мы видим стро­гое испол­не­ние пост­ных дней — среды и пят­ницы —- и уста­нов­лен­ных Цер­ко­вью четы­рех постов. Бла­го­че­сти­вые же миряне Древ­ней Руси мало отста­вали в посте от иноков.

О совер­шен­ной необ­хо­ди­мо­сти для нашего духа и тела соблю­де­ния постов гово­рит вся свя­то­оте­че­ская литература.

Но не только люди духов­ные гово­рят о необ­хо­ди­мо­сти поста. О бла­го­при­ят­ном вли­я­нии поста на здо­ро­вье тела гово­рят и люди науки — в том слу­чае, если их дух про­све­щен све­том уче­ния Христа.

Как рано надо начи­нать детям поститься?

По уче­нию древ­них отцов, здо­ро­вый мла­де­нец не постится лишь тогда, когда еще пита­ется моло­ком матери, т. е. при­мерно до трех лет (в древ­но­сти еврей­ские жен­щины кор­мили мла­ден­цев своим моло­ком до 3‑х лет). Исклю­че­ние поста может быть допу­щено лишь для боль­ных детей.

Вме­сте с необ­хо­ди­мо­стью соблю­де­ния в той или иной мере поста, сле­дует поза­бо­титься и о предо­хра­не­нии детей от при­вычки пре­сы­ще­ния или слиш­ком частого, не в уста­нов­лен­ное время, при­ня­тия пищи. В этом отно­ше­нии еп. Фео­фан Затвор­ник дает роди­те­лям такое указание:

«Должно так питать дитя, чтобы, раз­ви­вая жизнь тела, достав­ляя ему кре­пость и здо­ро­вье, не раз­жечь в душе пло­то­уго­дия. Не должно смот­реть, что дитя мало, надобно с пер­вых лет начи­нать осте­пе­нять пре­клон­ную к гру­бому веще­ству плоть и при­учать дитя к обла­да­нию над нею, чтобы и в отро­че­стве, и в юно­сти, и после них легко и сво­бодно можно было управ­ляться с этой потребностью.

Пер­вая закваска очень дорога. От дет­ского пита­ния мно­гое зави­сит в после­ду­ю­щем. Неза­метно можно раз­вить сла­до­стра­стие и неуме­рен­ность в пище — два рода чре­во­уго­дия, эти губи­тель­ные для тела и души склон­но­сти, при­ви­ва­ю­щи­еся к питанию…

От уста­нов­лен­ного порядка пита­ния без нужды не отсту­пать. Это при­учает дитя не все­гда тре­бо­вать пищи, как захо­чется есть, а ждать опре­де­лен­ного часа; здесь же пер­вые опыты упраж­не­ния в отка­зы­ва­нии себе в своих желаниях.

Где кор­мят дитя вся­кий раз, как оно запла­чет, и потом вся­кий раз, как запро­сит есть, там до того рас­слаб­ляют его, что после уже оно не иначе, как с болез­нью, может отка­заться от пищи. Вме­сте с тем оно при­вы­кает к свое­нра­вию от того, что успе­вает выпра­ши­вать или выпла­ки­вать все желаемое».

В допол­не­ние к ука­за­ниям еп. Фео­фана сле­дует ска­зать, что нико­гда нельзя застав­лять ребенка есть насильно и время для при­ня­тия пищи должно назна­чаться не ранее появ­ле­ния у детей голода. Про­го­ло­дав­шийся ребе­нок не будет каприз­ни­чать и отка­зы­ваться от еды, даже тогда, когда она ему не совсем по вкусу.

Нельзя пота­кать и при­хо­тям ребенка, давая ему лишь то, что он любит. Вредно также при­учать детей к слиш­ком вкус­ной и изыс­кан­ной пище; пища должна быть про­стой: голод — луч­ший повар, гово­рит фран­цуз­ская пословица.

Когда дети под­рас­тут и опре­де­лятся их харак­теры и склон­но­сти, роди­те­лям надо про­явить так­тич­ность в отно­ше­нии нормы их поста. Нельзя, напри­мер, лишать их слад­кого про­тив их воли или про­во­дить в пост­ные дни такое сни­же­ние каче­ства пищи, кото­рое будет выхо­дить за пре­делы обыч­ной нормы цер­ков­ного устава. Для сла­бых и боль­ных детей, есте­ственно, могут быть допу­щены и ослаб­ле­ния, и отступ­ле­ния от поста.

Точно так же взрос­лых детей (юно­шей и деву­шек) нельзя уже насильно дер­жать на стро­гом выпол­не­нии всех норм поста, если они будут сильно тяго­титься им. В этом слу­чае лоще­ние не даст пользы душе, а может ее оже­сто­чить. Гос­подь ска­зал: «Мило­сти хочу, а не жертвы» (Мф.9:13). И весь смысл поста — в доб­ро­воль­ном воз­дер­жа­нии и огра­ни­че­нии себя. Чтобы для взрос­лых детей не были тяжелы обыч­ные нормы поста, детей и сле­дует при­учать к посту с самого млад­шего возраста.

В каче­стве при­мера муд­рого отно­ше­ния к посту своих духов­ных детей при­во­дим слу­чай из жизни Пахо­мия Вели­кого.

Посе­тив один из им осно­ван­ных мона­сты­рей, он услы­шал жалобу от моло­дого инока, что за послед­нее время им пере­стали варить горя­чую пищу. Прп. Пахо­мий выяс­нил, что это было рас­по­ря­же­ние глав­ного повара, кото­рый застав­лял пова­ров вме­сто при­го­тов­ле­ния пищи пле­сти рогожи. Прп. Пахо­мий глу­боко огор­чился этим само­во­лием и при­ка­зал сжечь при­го­тов­лен­ные пова­рами 500 рогож.

Прп. Пахо­мий ска­зал повару, что ему сле­до­вало бы, наобо­рот, гото­вить куша­нья раз­ных видов и варить вся­кие плоды, чтобы достав­лять бра­тьям воз­мож­ность доб­ро­вольно отка­заться от них, учась обуз­ды­вать свои жела­ния, и что его (Пахо­мия) более всего бес­по­коит то, чтобы бра­тия не пре­да­лись уны­нию от непри­выч­ной для них стро­го­сти жизни, а немощ­ные из них не осла­бели бы телом.

При­ло­же­ние к главе 7‑й

Как надо при­учать детей к посту, гово­рит сле­ду­ю­щий рас­сказ одной пре­ста­ре­лой монахини.

«Моя семья была истинно хри­сти­ан­ская и строго соблю­дала посты. Когда мне было уже 3 года, в про­ще­ное вос­кре­се­нье мама ска­зала мне: «С зав­траш­него дня нач­нется пер­вая неделя Вели­кого поста. Не проси больше до суб­боты молока. А в суб­боту после при­ча­стия мы его тебе дадим, если батюшка разрешит».

А я очень любила молоко и, выслу­шав маму, тут же решила про себя: «А все равно его выпрошу». На дру­гой день прошу молока. А мне его не дают. На слезы и просьбы мои никто и вни­ма­ния не обра­щает. Крепко оби­де­лась я и решила: «Ничего тогда есть не буду». И так не ела пер­вый день. На дру­гой день голод взял свое, и я чего-то немного поела. В тот же день почув­ство­вала себя плохо и захворала.

Тут заго­во­рила во мне совесть: ты хочешь гре­шить — пить молоко — вот Гос­подь и нака­зы­вает тебя, и ты от болезни умрешь. Испу­га­лась я и дала себе обет: не буду весь пост пить молока, только про­сти меня, Гос­поди, не дай умереть.

От болезни я быстро попра­ви­лась. В суб­боту при­ча­сти­лась (у нас в селе в пят­ницу при­ча­ща­лись ста­рики, в суб­боту — дети, а взрос­лые — в воскресенье).

Дома гово­рят мне: «Батюшка раз­ре­шил тебе, пей, вот тебе ста­кан горя­чего молока».

«Не буду пить», — отве­чала я.

«Вот глу­по­сти», — ска­зали мне и насильно заста­вили пить.

Но как только глот­нула молоко, оно пока­за­лось мне таким про­тив­ным, что я не стала больше пить и разрыдалась.

Больше пить меня не застав­ляли, и я сдер­жала мой пер­вый обет — во весь пост не пила молока. А потом всю жизнь я легко могла соблю­дать все посты».

Глава 8. Пример благочестия родителей

Духом пла­ме­нейте.
Рим.12:11

Прп. Сера­фим Саров­ский в беседе с Нико­лаем Алек­сан­дро­ви­чем Мото­ви­ло­вым опре­де­лил цель хри­сти­ан­ской жизни как «стя­жа­ние Духа Свя­того Божия».

Итак, и для нас, роди­те­лей, и для наших детей есть одна цель в жизни. Раз­ница у нас с детьми лишь та, что мы, взрос­лые, можем созна­тельно стре­миться к этой цели и сооб­разно с нею устра­и­вать нашу жизнь, а душа ребенка будет непро­из­вольно фор­ми­ро­ваться в создан­ной для него нами духов­ной атмосфере.

Наше искус­ство вос­пи­та­ния состоит в том, чтобы это духов­ное фор­ми­ро­ва­ние совер­ша­лось посте­пенно, но не пре­ры­ва­ясь, и чтобы душа ребенка как цве­ток рас­цве­тала кра­со­той хри­сти­ан­ских доб­ро­де­те­лей под оси­я­нием Божьего Духа.

Прп. Сера­фим гово­рил: «Стя­жите дух мирен и около вас спа­сутся тысячи». И при нали­чии любви «дух мирен», дух пра­вед­но­сти и веры супру­гов прежде всего захва­тит их детей, в кото­рых они смо­гут заме­тить созре­ва­ние пло­дов Духа Божия («плод же Духа, — гово­рит ап. Павел, — любовь, радость, мир, дол­го­тер­пе­ние, бла­гость, мило­сер­дие, вера, кро­тость, воз­дер­жа­ние» (Гал.5:22–23).

При­рода ребенка чиста в своей основе, мягка и вос­при­им­чива к добру. Если нам, взрос­лым, тре­бу­ется много уси­лий в борьбе с нашими гре­хов­ными склон­но­стями, то в ребенке доб­ро­де­тели при опре­де­лен­ных усло­виях могут раз­ви­ваться легко и быстро. Одним из глав­ных фак­то­ров их духов­ного роста будет под­ра­жа­ние стар­шим и усво­е­ние пло­дов Духа Божия из окру­жа­ю­щей среды.

Горячо любя­щий ребе­нок вырас­тает таким лишь в атмо­сфере вза­им­ной любви. Радость и душев­ный мир ему обес­пе­чены, если эти чув­ства гос­под­ствуют в его семье. В нем не заро­дится ника­ких сомне­ний, если сильна вера роди­те­лей. Отзыв­чи­вым и чут­ким к чужому стра­да­нию сфор­ми­ру­ется сердце ребенка, если он будет посто­ян­ным сви­де­те­лем, а с годами и участ­ни­ком дел мило­сер­дия, широ­кой бла­го­тво­ри­тель­но­сти, щед­рой мило­стыни, дея­тель­ного слу­же­ния и состра­да­ния ко всем несчаст­ным со сто­роны его родителей.

Дети, вос­пи­тан­ные в таком духе, обычно с боль­шой радо­стью и охо­той помо­гают роди­те­лям в подоб­ном слу­же­нии ближ­ним, внося туда и свою лепту труда. Вспом­ним, с каким усер­дием при­гла­шал семи­лет­ний отрок Вар­фо­ло­мей (буду­щий прп. Сер­гий) старца-инока в дом своих роди­те­лей, зная их любовь к стран­но­при­им­ству. Точно так же усерд­ными помощ­ни­ками пока­зали себя сибир­ские дети в 5–6 лет, о кото­рых так повест­вует стран­ник — автор «Откро­вен­ных рас­ска­зов» о молитве Иисусовой.

«Я услы­шал за собой крик: «Нищен­кой, нищен­кой, постой». Это кри­чали и бежали ко мне виден­ные мною малютки — маль­чик к девочка. Я оста­но­вился, а они, под­бе­жав, схва­тили меня за руку. «Пой­дем к маменьке, она нищих любит». — «Я не нищий, — говорю им, — а про­хо­жий чело­век». — «А как же у тебя мешок? Нет… пой­дем непре­менно, маменька даст тебе денег на дорогу”».

Во всем пове­де­нии и сло­вах этих детей слы­шится горя­чее усер­дие к стран­но­при­им­ству и бла­го­тво­ри­тель­но­сти, кото­рое малые дети пере­няли у своих родителей.

На при­мере посто­ян­ной и усерд­ной молитвы роди­те­лей вырас­тает молитва и их детей. Также лишь на живых при­ме­рах науча­ются дети доб­ро­де­тели страха Божия, сми­ре­ния, кро­то­сти, тер­пе­ния и воз­дер­жа­ния (в сло­вах, пище и т. д.). Вот те усло­вия, при кото­рых на основе закона под­ра­жа­ния может созреть в нашем ребенке «сокро­вен­ный сердца чело­век в нетлен­ной кра­соте крот­кого и мол­ча­ли­вого духа» (1Пет.3:4).

Гос­подь ска­зал: «Дух Свя­той, Кото­рого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему» (Ин.14:26). И если только роди­тели поза­бо­тятся об очи­ще­нии сво­его сердца и о стя­жа­нии Духа Свя­того Божия, то Дух Божий Сам умуд­рит их и будет руко­во­дить ими в деле вос­пи­та­ния и при­ве­дет ко спа­се­нию и самих роди­те­лей, и их детей.

Как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «Для вос­пи­та­ния детей — самое важ­ное, чтобы они видели своих роди­те­лей живу­щими боль­шой внут­рен­ней жизнью».

Глава 9. Духовная среда

Вы — свет мира…
Мф.5:14

Раз­ви­тие жизни рас­те­ний невоз­можно без сол­неч­ного света. Также и духов­ное воз­рас­та­ние чело­века невоз­можно без духов­ного света. Где найти этот свет для наших детей?

Ответ дает Сам Гос­подь. Све­том для мира был Он Сам, пока был на земле (Ин.8:12). Уходя, Он пове­лел све­тить миру Своим уче­ни­кам: «Так да све­тит свет ваш перед людьми» (Мф.5:16). Уче­ни­кам Своим Он гово­рит: «Вы — свет мира» (Мф.5:14), и мы знаем, что этим све­том был про­све­щен древ­ний язы­че­ский мир и избран­ные из сынов Израиля.

Итак, для духов­ного раз­ви­тия наших детей нужна среда света духо­нос­ных уче­ни­ков Хри­сто­вых, про­све­ща­ю­щих све­том истины окру­жа­ю­щих их. Такая среда так же фор­ми­рует душу, как физи­че­ский свет обу­слов­ли­вает рост растений.

Вза­им­ное вли­я­ние живых лич­но­стей чрез­вы­чайно велико, и в осо­бен­но­сти оно велико, если их свя­зы­вает чув­ство любви и доверия.

С кем пове­дешься, от того и набе­решься — гла­сит народ­ная муд­рость. «Если хочешь быть бла­го­че­сти­вым, — гово­рят св. отцы, — то найди чело­века, боя­ще­гося Бога и слу­жа­щего Ему всей душой, и живи с ним». Прп. Иосиф Воло­ко­лам­ский добав­ляет к этому: «Если нашел ты такого чело­века, будь покоен: ты нашел ключ к Цар­ству Небесному».

Ста­рец Амвро­сий Оптин­ский гово­рил, что «когда дикая лошадь при­смот­рится, что про­чие лошади идут спо­койно, и сама пой­дет в ряд». «Так и чело­век», — добав­лял старец.

Осо­бенно силь­ное вли­я­ние на окру­жа­ю­щих ока­зы­вают пра­вед­ники — носи­тели света Хри­стова. В чем тайна их влияния?

Одна­жды уче­ник Пахо­мия Вели­кого (память 15 мая) про­сил его рас­ска­зать какое-либо из виде­ний его. Пре­по­доб­ный отве­тил: «Если ты жела­ешь иметь пре­крас­ное и заме­ча­тель­ное виде­ние, то я укажу тебе на одно из них: когда ты уви­дишь чело­века бла­го­че­сти­вого, скром­ного серд­цем, чистого — вот пре­крас­ней­шее из виде­ний: ты видишь Бога неви­ди­мого в этом види­мом человеке».

Оче­видно, здесь осу­ществ­ле­ние обе­то­ва­ния Гос­пода, и сей­час пре­бы­ва­ю­щего с нами во свя­тых Своих: «Се, Я с вами во все дни до скон­ча­ния века» (Мф.28:20).

Сде­лаем же все для нас воз­мож­ное, чтобы дети наши росли в среде духов­ных лиц. И пусть двери дома нашего будут широко открыты для всех бого­люб­цев, чтобы дети могли с дет­ства позна­ко­миться и со всеми видами духов­ной кра­соты, и узнать все раз­но­об­ра­зие подви­гов и кре­стов, носи­мых ради Христа.

Из числа наи­бо­лее духов­ных пас­ты­рей для детей должны быть избраны их духов­ные отцы, с кото­рыми они должны посто­янно общаться и сов­местно с кото­рыми должны решаться все важ­ней­шие вопросы из жизни детей. Также и при выборе для ново­рож­ден­ного ребенка крест­ных роди­те­лей сле­дует руко­вод­ство­ваться прежде всего воз­мож­но­стью их бла­го­твор­ного духов­ного вли­я­ния на крест­ных детей.

Не будем сомне­ваться в том, что можно найти для детей духов­ных руко­во­ди­те­лей. Гос­подь ска­зал: «Ищите и обрящете».

Вспом­ним, как неко­гда Гос­подь послал духов­ных настав­ни­ков Фео­дору Сикеоту, Иоанну Дамас­кину, Иосифу Царе­вичу, вели­ко­му­че­нику Пан­те­ле­и­мону, вели­ко­му­че­нице Вар­варе и мно­же­ству дру­гих достой­ных отро­ков и юношей.

Гос­подь Сам строит Свою Цер­ковь и Сам най­дет тех, кото­рые духовно про­све­тят и наших детей.

«Огонь при­шел Я низ­весть на землю, и как желал бы, чтобы он уже воз­го­релся», — гово­рил Гос­подь (Лк.12:49). И, как мы знаем, этот огонь воз­го­релся и горит не зату­хая уже около 2000 лет в живых све­тиль­ни­ках Церкви, про­све­щая своим све­том поко­ле­ние за поколением.

Будем молить Гос­пода, чтобы от этих све­тиль­ни­ков заго­ре­лись и сердца наших детей.

Сча­стье детей — если они с дет­ства могли быть в тес­ном сопри­кос­но­ве­нии с жиз­нью Церкви и участ­во­вать в ее празд­ни­ках, бого­слу­же­ниях и обрядах.

Как пишет осно­во­по­лож­ник рус­ской педа­го­гики К. Д. Ушинский:

«У ребенка на всю жизнь оста­ются вос­по­ми­на­ния о тех мир­ных, сия­ю­щих тор­же­ствах, о тех то груст­ных, то тор­же­ствен­ных моти­вах, кото­рые пред­ла­гает Пра­во­слав­ная Цер­ковь в дни вели­ких праздников.

Для ребенка свет­лый празд­ник Пасхи и весна, Рож­де­ство и зим­ний пей­заж, «Спас» и спе­лые плоды, Тро­ица и зеле­ные березки — все это сли­ва­ется в одно могу­чее впе­чат­ле­ние, све­жее и пол­ное жизни.

Цер­ковь со сво­ими тор­же­ствен­ными обря­дами, при­рода со сво­ими годо­выми пере­ме­нами и семья со сво­ими празд­нич­ными обы­ча­ями — вот три эле­мента, оза­ря­ю­щие в памяти ребенка каж­дый праздник.

Обряды Пра­во­слав­ной Церкви имеют вели­кое вос­пи­та­тель­ное вли­я­ние уже и потому, что они сами собою, без посред­ству­ю­щих объ­яс­не­ний, обни­мают дет­скую душу свя­тым рели­ги­оз­ным чув­ством, настра­и­ва­ю­щим ее на воз­вы­шен­ный тор­же­ствен­ный лад».

При­ло­же­ние к главе 9‑й

Какое зна­че­ние имеют для чело­века ска­зан­ные ему в дет­стве слова и как надо убе­ре­гать детей от дур­ного вли­я­ния и раз­го­вора, сви­де­тель­ствует сле­ду­ю­щий рас­сказ о себе старца Силу­ана со Ста­рого Афона, родив­ше­гося и вырос­шего в кре­стьян­ской семье.

«Одна­жды зашел к нам кни­го­ноша, и я, будучи четы­рех лет, вни­ма­тельно слу­шал беседу его с отцом. Кни­го­ноша дока­зы­вал отцу, что Хри­стос не Бог и что вообще Бога нет. Меня осо­бенно пора­зили слова: «Где Он, Бог-то?» И я поду­мал: когда вырасту боль­шой, то по всей земле пойду искать Бога.

Когда гость ушел, я спро­сил отца: «Ты меня учил молиться, а он гово­рил, что Бога нет». Отец отве­тил мне: «Я думал, что он умный чело­век, а он ока­зался дурак. Не слу­шай его». Но этот ответ отца не изгла­дил из души моей сомне­ния. До того как мне испол­ни­лось 19 лет, мысль, ска­зан­ная кни­го­но­шей, тяго­тила меня и оста­ва­лась где-то в глу­бине сердца неразрешенной.

Раз­ре­ши­лась она от сви­де­тель­ства одной кре­стьянки, кото­рая посе­тила могилу подвиж­ника-затвор­ника Иоанна Сезе­нов­ского. Кре­стьянка рас­ска­зала о чуде­сах, кото­рые бывали на могиле, при­чем неко­то­рые из при­сут­ству­ю­щих ста­ри­ков под­твер­дили это. Тогда я поду­мал: если он свя­той, то зна­чит, Бог с нами, и неза­чем мне ходить по всей земле — искать Его. И сразу при этой мысли мое сердце заго­ре­лось любо­вью к Богу».

Глава 10. Духовное чтение

Зани­майся чтением.
1Тим.4:13

Согласно пре­да­нию, Матерь Гос­пода Иисуса Христа—а отсюда и Матерь всех хри­стиан Дева Мария — была боль­шой люби­тель­ни­цей чте­ния Свя­щен­ного Писа­ния. Это была Ее духов­ная пища. И по сло­вам Свя­щен­ного Писа­ния и Самого Гос­пода, «не хле­бом одним будет жить чело­век, но вся­ким сло­вом, исхо­дя­щим из уст Божиих» (Втор.8:3; Мф.4:4).

Мы, конечно, забо­тимся о том, чтобы дети наши не голо­дали и пища их была бы пита­тельна и вполне доб­ро­ка­че­ственна. При­ла­гаем ли мы вме­сте с тем доста­точно попе­че­ния о том, чтобы они регу­лярно пита­лись и духовно? А духов­ное пита­ние несрав­нимо важ­нее пита­ния физи­че­ского, так как от духов­ного пита­ния фор­ми­ру­ется душа ребенка.

Поэтому вме­сте с нача­лом молитвы ребе­нок дол­жен слу­шать духов­ные рас­сказы и чте­ния, а когда он нач­нет читать сам, необ­хо­димо обес­пе­чить его кни­гами, пита­ю­щими душу.

Вна­чале это будут повест­во­ва­ния о еван­гель­ских собы­тиях, изло­жен­ные язы­ком, понят­ным для детей.

При озна­ком­ле­нии детей со Свя­щен­ной Исто­рией нужно сле­до­вать мето­дике К. Д. Ушин­ского, кото­рый дает такие ука­за­ния по этому вопросу:

«Пер­вое озна­ком­ле­ние с еван­гель­скими собы­ти­ями всего удоб­нее сов­ме­стить с объ­яс­не­ни­ями пред­сто­я­щих празд­ни­ков. Тогда и цер­ков­ная служба, и рас­сказ матери, и празд­нич­ное чув­ство ребенка — все соеди­ня­ется, чтобы ожи­вить то или дру­гое событие.

Исто­ри­че­ские рас­сказы надо про­во­дить так, чтобы в пер­вый раз были рас­ска­заны только важ­ней­шие черты собы­тий, и когда эти черты запе­чат­ле­ва­ются в памяти, тогда при­вя­зы­вать к ним дру­гие черты и про­ис­ше­ствия, нося­щие вто­ро­сте­пен­ный харак­тер. Одна прочно залег­шая черта в состо­я­нии потом выдер­жать много при­вя­зан­ных к ней подроб­но­стей. Если же дать сна­чала подроб­ный длин­ный рас­сказ, то ребе­нок заме­тит мелочи и не заме­тит главного.

Рас­ска­зав детям собы­тие, делайте уда­ре­ние на фак­тах, соб­ствен­ных име­нах, выра­же­ниях, состав­ля­ю­щих сущ­ность рас­сказа, а потом можно обра­титься к детям с такими вопро­сами, в ответ на кото­рые они пере­дали бы вам глав­ные черты собы­тия. Затем сле­дуют вопросы, исчер­пы­ва­ю­щие событие».

Очень боль­шое зна­че­ние при­да­вал Ушин­ский нагляд­но­сти в обу­че­нии, т. е. допол­не­нию рас­ска­зов кар­ти­нами. Он пишет: «Кто не заме­чал за собою, что в памяти нашей сохра­ня­ются с осо­бен­ной проч­но­стью те образы, кото­рые мы вос­при­няли сами посред­ством созер­ца­ния, и что к такой вре­зав­шейся в нас кар­тине мы легко и про­сто при­вя­зы­ваем даже отвле­чен­ные идеи, кото­рые без того изгла­ди­лись бы из памяти».

В шко­лах Швей­ца­рии Ушин­ский наблю­дал, как про­во­ди­лись беседы с детьми на тему Свя­щен­ного Писа­ния. Он так пишет об этом: «Дети все­гда при­ни­мают в них самое живое уча­стие: спра­ши­вают, добав­ляют, уга­ды­вают окон­ча­ния, рас­ска­зы­вают, что слу­чи­лось с ними. Ино­гда можно слы­шать один и тот же биб­лей­ский рас­сказ и в мало­лет­нем классе от ребенка пяти лет, и в выпуск­ном от девушки 18 лет. Но какая раз­ница! Там это наив­ный дет­ский рас­сказ, здесь — кри­ти­че­ски разо­бран­ная, глу­боко про­чув­ство­ван­ная стра­ница Библии».

После изу­че­ния Свя­щен­ного Писа­ния детей сле­дует озна­ко­мить с жиз­не­опи­са­нием наи­бо­лее вели­ких свя­тых в соб­ствен­ных пере­ска­зах или по лите­ра­туре, напи­сан­ной для детей и юно­ше­ства. Не жалея труда и вре­мени, роди­те­лям надо усердно искать хоро­шие духов­ные книги, под­хо­дя­щие для детей, и давать их детям, сооб­ра­зу­ясь с воз­рас­том и инди­ви­ду­аль­ными склонностями.

Сле­дует вспом­нить, что бла­го­че­сти­вые поко­ле­ния Древ­ней Руси с дет­ства начи­нали чте­ние духов­ных книг — Псал­тири и дру­гих, на кото­рых дети и обу­ча­лись чте­нию. Также и во вре­мена пер­вых хри­стиан Свя­щен­ное Писа­ние не только чита­лось, но и изу­ча­лось детьми. В дет­стве его изу­чали, напри­мер, св. Гри­го­рий Бого­слов, св. Иоанн Зла­то­уст, прп. Мак­рина, Ори­ген и мно­гие другие.

Бла­жен­ный Иеро­ним дает одной матери (вдове Лидии) такой совет в отно­ше­нии вос­пи­та­ния дочери ее: «Пусть каж­дый день она про­чи­ты­вает с тобою несколько стра­ниц из Еван­ге­лия и писа­ний апо­столь­ских и таким обра­зом под­но­сит тебе каж­дое утро как бы букет из цве­тов, собран­ных ею в свя­щен­ных кни­гах. Пусть это будет самой глав­ной забо­той ее, самым при­выч­ным делом…»

Одно­вре­менно с чте­нием чисто духов­ной лите­ра­туры дети должны читать и дет­скую, и юно­ше­скую лите­ра­туру — рас­сказы и пове­сти, опи­сы­ва­ю­щие жизнь свя­тых или бла­го­че­сти­вых детей. К таким кни­гам отно­сятся, напри­мер, «Свя­тая юность» Е. Посе­ля­нина; пове­сти из жизни пер­вых хри­стиан Евге­нии Тур; «Камо гря­деши», «Хижина дяди Тома» и другие.

Из таких книг дети должны чер­пать при­меры жизни в Боге, жизни верою и при­меры подви­гов ради Христа.

Духов­ное чте­ние может идти поне­многу, но систе­ма­ти­че­ски. Такое чте­ние лучше вести сов­местно с роди­те­лями, напри­мер, по вече­рам, при­чем сопро­вож­дать его объ­яс­не­ни­ями и бесе­дами. За такими чте­ни­ями дети должны изу­чать Новый и вкратце Вет­хий Завет (в пере­сказе для детей) и зна­ко­миться с цер­ков­ной исто­рией, жиз­не­опи­са­нием вели­ких свя­тых и прежде всего тех, имена кото­рых носят.

Чте­ние с детьми Нового и Вет­хого Заве­тов должно сопро­вож­даться раз­бо­ром про­чи­тан­ного в при­ло­же­нии к жизни христианина.

Так, напри­мер, после чте­ния исто­рии о жерт­во­при­но­ше­нии Каина и Авеля (Быт.4:3–5) сле­дует задать детям вопрос: почему не была при­нята жертва Каина? И затем сле­дует обра­тить вни­ма­ние детей на необ­хо­ди­мость под­го­товки себя к нашей еже­днев­ной жертве Богу — молитве, на тво­ре­ние ее в нето­роп­ли­во­сти, тща­тель­но­сти, в при­ми­ре­нии со всеми для того, чтобы наша жертва — молитва — не была бы отверг­нута Богом, как жертва Каина.

При раз­боре слу­чая, когда Мои­сей дер­жал свои руки под­ня­тыми к небу и евреи побеж­дали тогда ама­ли­ки­тян (Исх.17:11), сле­дует детям ука­зать на ключ к успеху во всех жиз­нен­ных делах — непре­рывно обра­щаться к Богу за помо­щью, как бы держа внут­ренне руки свои в молит­вен­ном обра­ще­нии к Богу.

Со взрос­лыми детьми помимо более лег­кого чте­ния сле­дует поне­многу зани­маться раз­бо­ром основ кате­хи­зиса — Сим­вола веры, запо­ве­дей Мои­сея и бла­жен­ства, зна­че­ния и содер­жа­ния Таинств, цер­ков­ных бого­слу­же­ний и мона­ше­ства. Роди­те­лям при этом сле­дует по воз­мож­но­сти самим зани­маться с детьми их духов­ным обра­зо­ва­нием. Об этом так пишет ста­рец Амвро­сий одной матери (в «Пись­мах к мирянам»):

«Вам кажется, что не име­ете при­зва­ния учить и не можете гово­рить с долж­ной силой убеж­де­ния об этом вели­ком пред­мете (рели­гии). Как мать чадо­лю­би­вая, сами пере­да­вайте све­де­ния об этих пред­ме­тах вашим детям, как уме­ете. Вас в этом заме­нить никто не может… дру­гие не знают ваших детей и их душев­ное рас­по­ло­же­ние и потреб­но­сти: и при этом слова матери более могут дей­ство­вать на них, нежели слова посто­рон­него чело­века. Настав­ле­ния дру­гих дей­ствуют на ум, а настав­ле­ния матери — на сердце».

Вечер­ние чте­ния и беседы с детьми сле­дует устра­и­вать так, чтобы дети не тяго­ти­лись ими. Для этого надо раз­ре­шить им во время чте­ния зани­маться какой-либо руч­ной и инте­рес­ной для них рабо­той, как напри­мер рисо­ва­нием, выре­за­нием и скле­и­ва­нием игру­шек, для дево­чек — выши­ва­нием. Лишь бы заня­тия были не сует­ливы, без раз­го­во­ров и не мешали слу­шать. Обста­новка таких вече­ров должна быть непри­нуж­ден­ной, при­ят­ной и уют­ной. Чтобы чте­ние было выра­зи­тель­ным, читать сле­дует самим роди­те­лям или кому-либо из старших.

Если чита­ются жития свя­тых, то сле­дует читать их не под­ряд, а выби­рать из них наи­бо­лее зани­ма­тель­ные для детей и бога­тые эпи­зо­дами, выпус­кая не под­хо­дя­щие для детей места. Чтобы ожи­вить чте­ние, сле­дует во время его зада­вать детям вопросы: «Как вы дума­ете, как посту­пил в этом слу­чае свя­той?», или «Что вы помните про свя­того, имя кото­рого здесь упо­ми­на­ется?», или «Что отве­тил на это святой?».

Игу­мен Фео­до­сий из Опти­ной пустыни в вос­по­ми­на­ниях о своей жизни рас­ска­зы­вает о том вли­я­нии, кото­рое ока­зали на него вечера, про­ве­ден­ные им в дет­стве около его бла­го­че­сти­вой бабушки. Бабушка по вече­рам соби­рала около себя семью, а сама, зани­ма­ясь руко­де­лием, кого-нибудь про­сила читать жития свя­тых. Вос­по­ми­на­ние об этих вече­рах, согре­вав­ших его душу, оста­лось у игу­мена Фео­до­сия на всю жизнь.

В семье роди­те­лей ста­рицы Арсе­нии, игу­ме­нии Усть-Мед­ве­диц­кого мона­стыря, был обы­чай — в празд­нич­ные дни соби­раться в каби­нете отца, где кто-нибудь из стар­ших детей читал Еван­ге­лие или жития свя­тых, а отец объ­яс­нял про­чи­тан­ное. Чте­ние это и беседы про­из­во­дили на детей глу­бо­кое впечатление.

Когда нет живых духов­ных руко­во­ди­те­лей, их заме­няют в какой-то мере книги. Прео­свя­щен­ный Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) в дни своей юно­сти любил читать жиз­не­опи­са­ния вели­ких свя­тых. Это чте­ние ока­зало на него реша­ю­щее вли­я­ние. В своих запис­ках он пишет, обра­ща­ясь к Богу: «Твои Пимены, Сисои и Мака­рии пле­нили мою душу». И, рано поняв кра­соту души и подвига вели­ких свя­тых и полю­бив их, еп. Игна­тий не дал завлечь себя соблаз­нам мира и еще юно­шей всту­пил на ино­че­ский путь.

Игу­ме­ния Арсе­ния рас­ска­зы­вает, что в дет­стве ее так пле­нили подвиги Марии Еги­пет­ской, что она одна­жды ночью сде­лала попытку бежать из дома в пустыню. По рас­сказу одной ино­кини, пово­рот­ным момен­том в ее жизни было чте­ние книги еп. Фео­фана Затвор­ника «Что такое духов­ная жизнь и как на нее настро­иться», кото­рую она с увле­че­нием про­чла 14-ти лет.

Хоро­шие книги — это луч­шие наши дру­зья и наших детей. Будем сами посвя­щать им свое время и будем учить этому наших детей. Книги надо все­гда пред­по­чи­тать пустым раз­го­во­рам. Хоро­шая духов­ная биб­лио­тека — это наи­бо­лее цен­ное семей­ное сокро­вище. Не сле­дует жалеть ни труда, ни средств, чтобы ско­пить этот духов­ный капи­тал. Она дает нам воз­мож­ность в любое время бесе­до­вать с вели­чай­шими и муд­рей­шими из людей — с теми, в кото­рых почи­вал Свя­той Дух. Этот духов­ный капи­тал неоску­де­ваем: хоро­шие книги можно пере­чи­ты­вать много раз, и они не пере­стают питать нас духовно, согре­вать сердце и побуж­дать нас к добру при­ме­рами и оба­я­нием духов­ной красоты.

Осо­бенно это отно­сится к чте­нию Свя­щен­ного Писа­ния: сколько не пере­чи­ты­вай его, в нем будут нахо­диться все­гда новые, не заме­чен­ные ранее мысли — новая духов­ная пища. Свя­щен­ное Писа­ние неис­чер­па­емо, как неис­чер­па­ема истина. Поэтому исто­рии из Свя­щен­ного Писа­ния, так же как и жиз­не­опи­са­ния свя­тых, сле­дует про­чи­ты­вать с детьми не один раз, а пери­о­ди­че­ски повто­рять их.

Сле­дует выде­лить чте­ние Еван­ге­лия, кото­рое про­из­во­дит осо­бое дей­ствие на душу, как слова Самого Гос­пода. Еван­ге­лие оду­хо­тво­ряет, как оду­хо­тво­ряет молитва. Прп. Сера­фим имел обык­но­ве­ние каж­дый день про­чи­ты­вать по одному еван­ге­ли­сту. Читал он Еван­ге­лие все­гда стоя. Мно­гие из подвиж­ни­ков так часто читали Еван­ге­лие, что знали его наизусть. Име­ется много рас­ска­зов о том, как начало регу­ляр­ного чте­ния Еван­ге­лия пре­об­ра­жало и исце­ляло душу человека.

Еван­ге­лие или лучше весь Новый Завет в хоро­шем пере­плете с соот­вет­ству­ю­щими над­пи­сями-поже­ла­ни­ями сле­дует пода­рить каж­дому из детей как пер­вый из подар­ков еще при кре­ще­нии ребенка. И чте­ние Еван­ге­лия должно войти в еже­днев­ную обя­зан­ность для взрос­лых детей. Если неудобно утром, то можно читать его вече­ром — перед молитвой.

«Кто сеет скупо, тот скупо и пожнет; а кто сеет щедро, тот щедро и пожнет», — гово­рит ап. Павел (2Кор.9:6). Каж­дая новая стра­ница в духов­ной книге, про­чи­тан­ная нашим ребен­ком — это доб­рое семя, бро­шен­ное в его душу.

Не будем же ленивы и бес­печны: будем ста­раться усердно засе­вать эти семена. Гос­подь Сам поза­бо­тится, чтобы эти семена взо­шли и созрела духов­ная жатва, когда, по Его обе­то­ва­нию, «и сею­щий и жну­щий вме­сте радо­ваться будут» (Ин.4:36).

Глава 11. Освящение обстановки

Стан твой дол­жен быть свят.
Втор.23:14

Осквер­не­ние мате­рии от дей­ствия тем­ной силы и искус­ство наго­вора вещей, пищи и воды суще­ство­вало давно и суще­ствует и поныне. Об этом име­ются мно­го­чис­лен­ные рас­сказы в лите­ра­туре, про это рас­ска­зы­вают и мно­гие оче­видцы. «Порча» — потеря здо­ро­вья, а часто и жизни; беды и несча­стья рас­про­стра­ня­ются от подоб­ных осквер­нен­ных вещей, если им не была про­ти­во­по­став­лена сила святости.

Учи­ты­ваем ли мы все это в отно­ше­нии обста­новки, кото­рая окру­жает наших детей? Освя­щены ли наши жилища? Вку­шают ли наши дети освя­щен­ный хлеб (просфоры, анти­дор, артос) и свя­тую воду? Кто мешает нам давать их с утра детям каж­дый день, обес­пе­чи­вая этим их здо­ро­вье, по сло­вам старца Вар­навы из Геф­си­ман­ского скита? Име­ются ли в обста­новке наших жилищ освя­щен­ные пред­меты и изоб­ра­же­ния, неви­димо дей­ству­ю­щие на наших детей, — крест, иконы, кар­тины из Свя­щен­ной Исто­рии, из жизни свя­тых? Там, где нет в ком­на­тах икон, там живут демоны, — гово­рят старцы.

Нали­чие подоб­ной обста­новки важно уже в мла­ден­че­ском воз­расте, когда у ребенка скла­ды­ва­ются пер­вые впе­чат­ле­ния. Об этом так гово­рит еп. Фео­фан Затвор­ник: «Пусть чув­ства полу­чают пер­вые впе­чат­ле­ния от пред­ме­тов освя­щен­ных: икона и свет лам­пады — для глаз, свя­щен­ные песни — для слуха и проч. Дитя не пони­мает еще ничего из того, что у него перед гла­зами, но его глаз и слух при­вы­кают к этим пред­ме­там, и они, пред­за­ни­мая сердце, тем ста­вят вдали дру­гие пред­меты. За чув­ствами и пер­вые упраж­не­ния вооб­ра­же­ния будут освя­щены: ему легче будет вооб­ра­жать эти пред­меты, чем дру­гие, таковы его пер­вые сгибы».

С дет­ства необ­хо­димо окру­жить ребенка зна­ме­нием кре­ста и как можно ранее при­учить его вла­деть этим непо­бе­ди­мым ору­жием хри­сти­а­нина: «Вся­кое дело начи­найте крест­ным зна­ме­нием», — сове­то­вал ста­рец Вар­нава, упо­мя­ну­тый выше.

О том же пишет в «Пись­мах к миря­нам» и ста­рец Амвро­сий Оптин­ский: «Необ­хо­димо поза­бо­титься вко­ре­нить в детях обы­чай почаще ограж­дать себя крест­ным зна­ме­нием и осо­бенно перед при­ня­тием пищи и питья, ложась спать и вста­вая, перед выез­дом, перед выхо­дом и перед вхо­дом куда-либо, и чтобы дети пола­гали крест­ное зна­ме­ние не небрежно… а с точ­но­стью, начи­ная с чела и до пер­сей, и на оба плеча, чтобы крест выхо­дил правильно».

При­ме­не­ние крест­ного зна­ме­ния вошло в прак­тику уже с пер­вых веков хри­сти­ан­ства. По сви­де­тель­ству Тер­тул­ли­ана, хри­сти­ане пола­гали крест­ное зна­ме­ние не только на себя — на чело, очи, уста и грудь, но также осе­няли им одежду, постель, пищу, ста­каны, утварь домаш­нюю и жилище; они делали его, если выхо­дили из дома или снова воз­вра­ща­лись домой, если начи­нали оде­ваться, сади­лись за стол, ложи­лись на постель, умы­ва­лись или при­ни­мали баню.

О харак­тере при­ме­не­ния крест­ного зна­ме­ния в IV веке име­ется ука­за­ние св. Ефрема Сирина, кото­рый пишет:

«Живо­тво­ря­щим кре­стом осе­ня­ются наши дома, наши двери, наши уста, наша грудь, все наши члены. Этот крест вы, хри­сти­ане, не остав­ляйте ни в какое время, ни в какой час; пусть он с вами будет во всех местах.

Без кре­ста ничего не пред­при­ни­майте; ложи­тесь ли спать или вста­ете, рабо­та­ете или отды­ха­ете, едите или пьете, путе­ше­ству­ете на суше или пла­ва­ете по морю — посто­янно укра­шайте все ваши члены этим живо­нос­ным крестом».

Поэтому будем все­гда про­ве­рять: есть ли крест на груди у наших детей? Есть ли он у их кро­ва­ток вме­сте с изоб­ра­же­нием Божией Матери и свя­того, имя кото­рого они носят? Будем вме­сте с тем при­учать наших детей к такому при­ме­не­нию кре­ста, как это делали хри­сти­ане в древ­но­сти и как учит об этом св. Ефрем Сирин.

Сле­дует пом­нить о том, что хри­сти­ане пер­вых веков ста­ра­лись иметь в доме или в спе­ци­ально устро­ен­ной при доме часовне мощи или частицы мощей муче­ни­ков. Эти свя­тые муче­ники почи­та­лись как покро­ви­тели семьи, и к ним обра­ща­лись члены семьи со всеми сво­ими нуж­дами и невзгодами.

Очень поучи­те­лен для нас в отно­ше­нии обста­новки быт древ­не­рус­ской бла­го­че­сти­вой семьи. В домах такой семьи была осо­бая молель­ная ком­ната, в доме зажи­точ­ных — своя домаш­няя цер­ковь. Весь крас­ный угол каж­дой жилой ком­наты посвя­щался мно­го­чис­лен­ным ико­нам. Иконы были в кио­тах, укра­ша­лись дра­го­цен­ными окла­дами, и перед ними теп­ли­лись неуга­си­мые лампады.

К боль­шим празд­ни­кам все тща­тельно чисти­лось и укра­ша­лось. Кар­тины и порт­реты в ком­на­тах отно­си­лись пре­иму­ще­ственно к Свя­щен­ной Исто­рии и духов­ным лицам. По суще­ству, древ­не­рус­ский быт бла­го­че­сти­вой семьи был ближе к мона­стыр­скому укладу, чем к свет­ской жизни.

Вот как опи­сы­ва­ется, напри­мер, быт царя Фео­дора Иоанновича:

«Фео­дор вста­вал обык­но­венно в 4 часа утра и ждал духов­ника в спальне, напол­нен­ной ико­нами, осве­щен­ной днем и ночью лам­па­дами. Духов­ник при­хо­дил к нему с кре­стом, бла­го­сло­ве­нием, свя­тою водой и с ико­ною угод­ника Божия, празд­ну­е­мого в тот день Церковью.

Госу­дарь кла­нялся до земли, молился вслух минут десять или более, шел к царице и вме­сте с нею к утрене… в 9 часов ходил к литур­гии… вече­ром — ходил опять в цер­ковь к вечерне… ночью, гото­вясь ко сну, опять долго молился с духов­ни­ком и ложился с его бла­го­сло­ве­нием» (Рас­сказы о Рус­ской Церкви. М. Тол­стой).

Как видно из этого опи­са­ния, это был в зна­чи­тель­ной сте­пени мона­стырь в миру. И ста­ре­ю­щее поко­ле­ние таких бла­го­че­сти­вых семейств, как пра­вило, при­ни­мало мона­ше­ство на склоне лет или на одре — при опас­ной болезни.

Вот та среда, в кото­рой воз­рас­тали моло­дые поко­ле­ния древ­не­рус­ского Пра­во­сла­вия. И, под­ра­жая древ­не­рус­скому бла­го­че­сти­вому быту, роди­тели всю жизнь ребенка должны обстав­лять обы­ча­ями Церкви. Сюда отно­сятся, по ука­за­нию еп. Фео­фана Затвор­ника («Путь ко спа­се­нию».), «частое ноше­ние детей в цер­ковь, при­кла­ды­ва­ние к св. кре­сту, Еван­ге­лию, ико­нам, накры­ва­ние воз­ду­хами; так же и дома — частое под­но­ше­ние под иконы, частое осе­не­ние крест­ным зна­ме­нием, окроп­ле­ние св. водою, куре­ние лада­ном, осе­не­ние кре­стом колы­бели, пищи и всего при­ка­са­ю­ще­гося к детям, бла­го­сло­ве­ние свя­щен­ника, при­но­ше­ние в дома икон из церкви и молебны.

Вообще все цер­ков­ное чуд­ным обра­зом воз­гре­вает и питает бла­го­дат­ную жизнь дитяти и все­гда есть самая без­опас­ная и непро­ни­ца­е­мая ограда от поку­ше­ния неви­ди­мых тем­ных сил, кото­рые всюду готовы про­ник­нуть к раз­ви­ва­ю­щейся только душе, чтобы своим дыха­нием зара­зить ее».

Эта зараза, на кото­рую ука­зы­вает еп. Фео­фан, может заклю­чаться и в отдель­ных пред­ме­тах, окру­жа­ю­щих ребенка. И насколько необ­хо­димо ото­всюду окру­жать нашего ребенка всем свя­тым, настолько же нужно и обе­ре­гать его от всего нечи­стого и сквер­ного — бого­бор­че­ских и без­нрав­ствен­ных книг, соблаз­ни­тель­ных рисун­ков, кар­тин и скульп­тур­ных изоб­ра­же­ний. Их недо­пу­стимо дер­жать в доме. Изве­стен рас­сказ про свя­того, кото­рого обо­шла Божия Матерь (в виде­нии) только потому, что на его полке лежала ере­ти­че­ская книга.

Будем же пом­нить, что свя­тость и Дух Божий несов­ме­стимы со сквер­ной. Необ­хо­дима духов­ная чистота атмо­сферы, в кото­рой рас­тут наши дети, и тогда от них нико­гда не отсту­пят их ангелы хра­ни­тели и их будут посе­щать святые.

Осо­бую заботу должны про­яв­лять роди­тели к обста­новке тех ком­нат, в кото­рых спят дети, и угол­ков, где они про­во­дят свое время — играют или зани­ма­ются. Пусть жизнь их про­хо­дит под посто­ян­ным осе­не­нием обра­зов, осве­щен­ных све­том неуга­си­мых лам­пад. Пусть перед сво­ими гла­зами они все­гда видят Гос­пода Иисуса Хри­ста, Божию Матерь, и своих анге­лов, и семей­ных святых.

Одного старца спро­сили, как вос­пи­ты­вать в себе чув­ство все­гдаш­него при­сут­ствия Гос­пода. Ста­рец посо­ве­то­вал поме­стить в ком­нате хоро­шее изоб­ра­же­ние Гос­пода во весь рост в нату­раль­ную вели­чину. Поэтому чем круп­нее иконы, чем более места зани­мают они по сте­нам вме­сте с духов­ными кар­ти­нами, тем проч­нее будут в душе детей гос­под­ство­вать свет­лые образы.

Епи­скоп Фео­фан Затвор­ник пишет: «Когда таким обра­зом роди­тели огра­дят колы­бель сво­его дитяти этим духом искрен­него бла­го­че­стия, когда при этом, с одной сто­роны, ангел хра­ни­тель, с дру­гой — Свя­тые Таины и все цер­ков­ное будут дей­ство­вать на него со вне и внутрь, то этим соста­вится вокруг зачи­на­ю­щейся жизни срод­ная ей духов­ная атмо­сфера, кото­рая пере­льет в нее свой харак­тер, подобно тому как и кровь, начало жизни живот­ной, в свой­ствах своих много зави­сит от окру­жа­ю­щего воз­духа. Гово­рят, что вновь при­го­тов­лен­ный сосуд хра­нит долго, если не все­гда, запах того веще­ства, кото­рое вольют в него в ту пору» («Путь ко спасению»).

«Стан твой дол­жен быть свят», — запо­ве­до­вал Гос­подь Своим избран­ни­кам еще в Вет­хом Завете. Оче­видно, что то же усло­вие имеет место и для пре­бы­ва­ния и в наших семьях Духа Свя­того Божия.

При­ло­же­ние к главе 11‑й

Инте­ре­сен рас­сказ — сви­де­тель­ство одного свя­щен­ника о несов­ме­сти­мо­сти свя­то­сти и осквернения.

Ему в момент кре­щен­ского водо­освя­ще­ния одной жен­щи­ной была подана бутылка с водой, с прось­бой освя­тить и эту воду. Свя­щен­ник не мог погру­зить крест в бутылку и поэтому влил в нее уже освя­щен­ной ранее воды. Но едва свя­тая вода кос­ну­лась воды, ранее быв­шей в бутылке, как послед­няя раз­ле­те­лась в руках священника.

На вопрос свя­щен­ника, что за вода была в бутылке, жен­щина ска­зала, что это была наго­во­рен­ная вода. Эта вода пред­на­зна­ча­лась для сына жен­щины, чтобы при­во­ро­жить его к одной девушке, на кото­рой она хотела его женить. Но жен­щина побо­я­лась при­ме­нять наго­во­рен­ную воду и для без­опас­но­сти решила ее пред­ва­ри­тельно освятить.

Соблюдение детей от соблазнов мира

Глава 12. Ограждение от людей мира

Выхо­дите из среды его…
Ис.52:11

Вме­сте с забо­той о созда­нии свет­лой, духов­ной мате­ри­аль­ной среды в окру­же­нии детей сле­дует также поза­бо­титься и о воз­мож­но­сти тща­тель­ного сбе­ре­же­ния детей от раз­ла­га­ю­щей душу тем­ной силы греха и душев­ного порока. Закон вза­им­ного вли­я­ния оди­на­ково при­ло­жим и для доб­рого и злого. «Обра­ща­ю­щийся с муд­рыми будет мудр, а кто дру­жит с глу­пыми, раз­вра­тится», — было ска­зано еще около четы­рех тыся­че­ле­тий назад Соло­мо­ном — муд­рей­шим из людей (Притч.13:20).

Душев­ная болезнь так же зара­зи­тельна и опасна для окру­жа­ю­щих, как и физи­че­ская, в осо­бен­но­сти для сла­бых, неокреп­ших духовно организмов.

Может быть, неко­то­рые думают, что душев­ному орга­низму нужна, как и телес­ному, закалка. Но если телес­ная закалка при недо­ста­точ­ной осто­рож­но­сти может кон­читься забо­ле­ва­нием, то душев­ная совер­шенно недо­пу­стима как свя­зан­ная с опас­но­стью погу­бить душу от соблазна. И хотя соблазны и попус­ка­ются людям, так как, по сло­вам Гос­пода «надобно прийти соблаз­нам», но вме­сте с тем Гос­подь запре­щает самим людям соблаз­нять — иску­шать друг друга, говоря: «Горе тому чело­веку, через кото­рого соблазн при­хо­дит» (Мф.18:7).

Прео­свя­щен­ный Игна­тий (Брян­ча­ни­нов) срав­ни­вает среду мира и среду мона­стыря с воз­рас­та­нием рас­те­ний в поле и в питом­нике. Наи­луч­шие и кра­си­вей­шие экзем­пляры вырас­тают только в питом­ни­ках: там дости­га­ется это спе­ци­ально подо­бран­ными усло­ви­ями для выра­щи­ва­ния. Пусть цветы из питом­ника не так вынос­ливы, но они пре­красны. Вме­сте с тем они защи­щены там от всех напа­стей, стихий.

Так Гос­подь защи­щает души ино­ков от осквер­не­ния и соблаз­нов мира и очи­щен­ные души в свое время пере­но­сит в Свой веч­ный сад — в Небес­ное Цар­ство. Он любу­ется духов­ной кра­со­той и Сам создает усло­вия для ее раз­ви­тия: как неко­гда, так и теперь «бла­гая часть» не отни­мется «от Марии» (Лк.10:42).

Будем же и мы обе­ре­гать, насколько можем, Гос­подни цветы — чистые души наших детей — от всех скверн мира и от всех носи­те­лей скверны.

О сбе­ре­же­нии себя от людей язы­че­ских воз­зре­ний настав­ляли пер­вых хри­стиан св. апо­столы. Так, ап. Павел в Посла­нии к Корин­фя­нам пишет: «Не обма­ны­вай­тесь: худые сооб­ще­ства раз­вра­щают доб­рые нравы» (1Кор.15:33), — и далее: «Какое обще­ние пра­вед­но­сти с без­за­ко­нием? Что общего у света с тьмою? Какое согла­сие между Хри­стом и Вели­а­ром? Или какое соуча­стие вер­ного с невер­ным? Какая сов­мест­ность храма Божия с идо­лами? Ибо вы храм Бога живаго…» (2Кор.6:14–17).

Так же пишет в посла­нии ап. Иоанн (2Ин.1:10–11): «Кто при­хо­дит к вам и не при­но­сит сего уче­ния (т. е. испо­ве­да­ния Хри­ста), того не при­ни­майте в дом и не при­вет­ствуйте его. Ибо при­вет­ству­ю­щий его участ­вует в злых делах его».

При­ме­ром точ­ного соблю­де­ния апо­столь­ских ука­за­ний явля­ется бла­го­че­сти­вая Нонна — мать Гри­го­рия Бого­слова. По рас­сказу послед­него, она нико­гда не обме­ни­ва­лась пожа­тием рук с язы­че­ской жен­щи­ной и не сади­лась за стол для вку­ше­ния пищи с языч­ни­ками. Сле­дует вспом­нить также, что в пер­вые века хри­сти­а­нам запре­ща­лось участ­во­вать в язы­че­ских пиршествах.

Если обще­ние с актив­ными ате­и­стами небез­опасно для мало про­све­щен­ных духовно хри­стиан, то тем более оно опасно и может быть гибель­ным для детей.

Заботу о чистоте веры, в кото­рой росли их дети, при­ла­гали мно­гие пра­вед­ники и подвиж­ники бла­го­че­стия. Так, напри­мер, внучка св. Фила­рета Мило­сти­вого (память 1 декабря), став­шая впо­след­ствии женой Кон­стан­ти­но­поль­ского импе­ра­тора Кон­стан­тина IV Пор­фи­ро­род­ного, вос­пи­ты­ва­лась в пол­ном уеди­не­нии. «До вас она не видела никого посто­рон­него», — ска­зал про нее св. Фила­рет послам, объ­ез­жав­шим Гре­че­скую импе­рию для выбора достой­ней­шей неве­сты императору.

Мос­ков­ский бла­го­че­сти­вый купец Пути­лов, жив­ший в начале про­шлого сто­ле­тия, сам обу­чал своих сыно­вей, так как боялся дур­ного вли­я­ния на них в школе сверст­ни­ков. Его заботы и труды оправ­да­лись в пол­ной мере: все три его сына пошли в иноки и впо­след­ствии стали извест­ными игу­ме­нами трех мона­сты­рей (Исаия Саров­ский, Мои­сей Оптин­ский и Анто­ний Мало­я­ро­слав­ский). Такие при­меры заслу­жи­вают внимания.

И если двери хри­сти­ан­ской семьи должны быть широко открыты для бого­люб­цев, то они должны быть закрыты для людей, живу­щих фило­со­фией без­бо­жия. Должны быть закрыты и для тех, кто, назы­вая себя хри­сти­ант­ном, на деле рас­пи­нают Хри­ста, не гну­ша­ясь смерт­ными гре­хами. Об этом так пишет ап. Павел: «Я писал вам не сооб­щаться с тем, кто, назы­ва­ясь бра­том, оста­ется блуд­ни­ком, или лихо­им­цем, или идо­ло­слу­жи­те­лем, или зло­ре­чи­вым… или пья­ни­цею, или хищ­ни­ком; с таким даже и не есть вме­сте. Итак, изверг­ните раз­вра­щен­ного из среды вас» (1Кор.5:11–13).

При этом ап. Павел допус­кает поверх­ност­ное обще­ние с окру­жа­ю­щим нехри­сти­ан­ским миром, «иначе, — пишет он там же, — над­ле­жало бы вам выйти из мира сего» (5, 10). Оче­видно, что здесь надо про­во­дить рез­кую гра­ницу между вынуж­ден­ными дело­выми отно­ше­ни­ями с людьми и доб­ро­воль­ным тес­ным обще­нием. Поэтому надо про­яв­лять осто­рож­ность при при­гла­ше­нии в семью зна­ко­мых, при под­боре для детей това­ри­щей по играм и при при­еме в семью домаш­них работниц.

Оправ­да­нием обще­ния с без­за­кон­ни­ками и ате­и­стами не может слу­жить и род­ствен­ная связь: мы знаем, что Гос­подь род­ство счи­тает не по плоти, а по духу: «Ибо, кто будет испол­нять волю Божию, тот Мне брат и сестра и матерь» (Мк.3:35). Поэтому при­ня­тие, напри­мер, в семью для сов­мест­ного житель­ства ста­ри­ков, в том числе бабу­шек и деду­шек или сирот из близ­ких род­ных, можно делать лишь с бла­го­сло­ве­ния духов­ных отцов. И слу­ча­ется, что послед­ние отка­зы­вают в бла­го­сло­ве­нии из-за опас­но­сти нару­ше­ния бла­го­че­сти­вого и мир­ного уклада семьи близ­кими по плоти, но дале­кими по духу людьми.

И един­ствен­ным оправ­да­нием нашего обще­ния с близ­кими нам по плоти и не хотя­щими знать Бога может быть лишь испол­не­ние запо­ве­дей любви и мило­сер­дия, выпол­не­ние кото­рых обя­за­тельно по отно­ше­нию ко всем без исклю­че­ния, по запо­ве­дям Спа­си­теля (Мф.5:42–48; Лк.10:36–37). Однако, в этом слу­чае мы не должны при­бли­жать к себе таких род­ных и обще­ние с ними сле­дует огра­ни­чить необходимостью.

Об осто­рож­но­сти в этом отно­ше­нии так пишет в одном письме ста­рец Амвро­сий Оптин­ский («Письма к миря­нам»): «В боль­шие толки с бра­том своим не пус­кай­тесь. Желая ему при­не­сти душев­ную пользу, осте­ре­гай­тесь, как бы не повре­дить и себе. Знайте, что вы через брата должны будете в таком слу­чае выслу­ши­вать глу­бины сата­нин­ские, т. е. пагуб­ные вра­жия воз­ра­же­ния и сомне­ния, кото­рые он изоб­ре­тал в про­дол­же­ние восьми тысяч лет. В силах ли будем опро­вер­гать это? И можем ли без вреда выслушивать?»

Итак, осмот­ри­тель­ность в выборе тес­ных зна­комств и свя­зей необ­хо­дима, как ради нас самих, так еще в боль­шей мере ради наших детей. Она была обя­за­тельна еще для евреев Вет­хого Завета. И за воз­дер­жа­ние в этом отно­ше­нии уже тогда была обе­щана высо­кая награда: «Вый­дете из среды их и отде­ли­тесь, — гово­рит Гос­подь, — и не при­ка­сай­тесь к нечи­стому и Я приму вас» (Ис.52:11). «И буду вам Отцем и вы будете Моими сынами и дще­рями», — гово­рит Гос­подь Все­дер­жи­тель (Иер.3:19; Ос.1:10; 2 Кор.6:17–18).

Глава 13. Ограждение от книг мира

Горе миру от соблазнов.
Мф.18:7

Вме­сте с забо­той о под­боре для детей хоро­шей духовно пита­ю­щей лите­ра­туры сле­дует обе­ре­гать их от книг, могу­щих небла­го­при­ятно повли­ять на их души.

Из лите­ра­туры для детей млад­шего воз­раста сле­дует обра­тить вни­ма­ние на сказки. Есть много ска­зок и рас­ска­зов, где автор выво­дит бесов в шут­ли­вом тоне (напри­мер, Гоголь). На пер­вый взгляд — что осо­бенно пло­хого может быть в таких сказках?

Диа­вол и его тем­ные пол­чища — враги чело­века, по сло­вам Самого Гос­пода (Мф.13:28), и поэтому нельзя рисо­вать их детям в каче­стве глу­по­ва­тых или смеш­ных существ. При пра­виль­ной духов­ной настро­ен­но­сти хри­сти­а­нин дол­жен быть все­гда бди­тель­ным про­тив сво­его врага и не обма­ны­ваться в отно­ше­нии его силы, злобы, ковар­ства. Прп. Сера­фим гово­рил, что если бы бла­го­дать Божия не охра­няла людей, то сатана одним ног­тем смел бы с лица земли все человечество.

При­ви­тие же с дет­ства пре­не­бре­жи­тель­ного отно­ше­ния к тем­ной силе при­туп­ляет в даль­ней­шем нашу бди­тель­ность и ведет к тому, что хри­сти­ане не учатся борьбе с тем­ной силой, ста­вя­щей себе цель — лишить чело­века радо­сти веч­ного бла­жен­ства. Кроме того, само про­из­но­ше­ние при чте­нии бого­про­тив­ного имени нельзя одоб­рять, это может при­ве­сти к при­вычке упо­треб­лять его лег­ко­мыс­ленно в разговоре.

Вме­сте с тем детям млад­шего воз­раста нельзя рисо­вать бесов в их истин­ном свете, так как это будет устра­шать детей и делать их пуг­ли­выми. Для малень­ких детей вообще не должно суще­ство­вать этой тем­ной сто­роны жизни. Когда дети под­рас­тут и не будут пуг­ливы, тогда надобно рас­ска­зать им про истин­ный харак­тер тем­ных сил и про спо­собы борьбы с ними, поль­зу­ясь для этого лите­ра­ту­рой с опи­са­нием бога­того опыта свя­тых и подвиж­ни­ков в этом отношении.

Осо­бенно тща­тельно сле­дует обе­ре­гать детей вся­кого воз­раста от чте­ния книг кощун­ствен­ного харак­тера, бого­бор­че­ских, без­нрав­ствен­ных и сею­щих нечи­стые образы. Чте­ние бого­бор­че­ских книг недо­пу­стимо не только для детей, но и для взрос­лых: наша вера — дар Божий, так как «никто не может назвать Иисуса Гос­по­дом, как только Духом Свя­тым», — пишет ап. Павел (1Кор.12:3).

Поэтому испы­ты­вать кре­пость своей веры чте­нием бого­бор­че­ских книг грешно по запо­веди Спа­си­теля — «Не иску­шай Гос­пода Бога Тво­его» (Мф.4:7). Изве­стен рас­сказ про Анто­ния Вели­кого, кото­рый убе­жал от при­шед­шего к нему ере­тика: таким обра­зом, даже вели­кий свя­той не рис­ко­вал испы­ты­вать кре­пость своей веры.

Нечи­стые же образы без­нрав­ствен­ных книг спо­собны так глу­боко запа­дать в душу, что могут жить там до смерти и не исче­зают из памяти, грязня наше вооб­ра­же­ние. Поэтому один гре­че­ский муд­рец гово­рил: «Я не столько хотел бы иметь дар хоро­шей памяти, сколько спо­соб­ность забывать».

Но не только подоб­ная лите­ра­тура вредна для наших детей. Вся­кая книга, напи­сан­ная без­бож­ни­ком, носит отпе­ча­ток без­бож­ного миро­со­зер­ца­ния ее автора и в какой-то мере побуж­дает чита­те­лей смот­реть на мир его гла­зами. Бла­жен­ный Иеро­ним так пишет одной матери: «Обе­ре­гайте дитя свое от всех чте­ний, кото­рые вно­сят в недра хри­сти­ан­ской души поня­тия и вкусы язы­че­ские». Поэтому роди­те­лям сле­дует учи­ты­вать отри­ца­тель­ное вли­я­ние зна­чи­тель­ной части совре­мен­ной дет­ской литературы.

Возь­мем, напри­мер, сочи­не­ния Марка Твена, кото­рый счи­та­ется дет­ским клас­си­ком и кото­рым зачи­ты­ва­ются все мальчики.

В про­из­ве­де­ниях «При­клю­че­ния Тома Сой­ера» и «При­клю­че­ния Гекль­берри Финна» Марк Твен выво­дит яркие типы двух маль­чи­ков, кото­рые в гла­зах моло­дого поко­ле­ния ове­яны геро­из­мом. На пер­вый взгляд, им свой­стве­нен ряд поло­жи­тель­ных черт харак­тера: муже­ство, само­сто­я­тель­ность, состра­да­ние к оби­жен­ным. Этим маль­чи­кам, веро­ятно, будут под­ра­жать мно­гие моло­дые читатели.

Но на самом деле здесь выво­дятся дети анти­хри­сти­ан­ского харак­тера, у кото­рых тле­ние греха при­крыто личи­ной доб­ле­сти. Для маль­чи­ков не суще­ствует рели­гии и Бога: непо­слу­ша­ние и обман — основ­ные черты их пове­де­ния по отно­ше­нию к ста­ри­кам. Маль­чики курят, воруют куриц, всту­пают в ярост­ные драки, и все это воз­во­дится авто­ром в какую-то доблесть.

В кни­гах М. Твена встре­ча­ются рас­суж­де­ния отно­си­тельно молитв и Про­мысла Божия, пол­ные насме­шек над религией.

В про­из­ве­де­нии «Принц и нищий» Марк Твен среди ряда свет­ских людей выво­дит одно духов­ное лицо — отшель­ника, но он выво­дится безум­ным и гро­зит смер­тью принцу.

В про­из­ве­де­нии «Гим­на­зи­сты» Н. Г. Гарина опи­сы­ва­ется, как посте­пенно маль­чик сбра­сы­вал с себя «цепи рели­гии». Окон­ча­тельно поте­ряв веру, гим­на­зист (оче­видно, сам автор) иро­ни­че­ски гово­рит: «Мне гово­рили, что без рели­гии нет морали; а вот я не верю, но не имею потреб­но­сти ни уби­вать, ни гра­бить». И «оправ­дана пре­муд­рость чадами ее» (Мф.11:19). (Впро­чем, в даль­ней­шем автор сам опро­вер­гает себя. Его герой-гим­на­зист, став­ший сту­ден­том, начи­нает свою поло­вую жизнь наси­лием над гор­нич­ной. Веро­ятно, здесь автор не постес­нялся нари­со­вать кар­тину из своей лич­ной жизни, ярко харак­те­ри­зуя героя, сбро­сив­шего «цепи рели­гии». Прим. авт.)

Один из при­е­мов сатаны для дости­же­ния обла­да­ния душой чело­века — это заста­вить его забыть о Боге. «Тре­пещу, — пишет св. Васи­лий Вели­кий, — чтобы по невни­ма­тель­но­сти ума или по заня­тию сует­ным не отпасть от любви к Богу. Ибо тот, кто ныне обо­льщает нас и мир­скими при­ман­ками ста­ра­ется про­из­ве­сти в нас забве­ние о Бла­го­де­теле, к поги­бели душ наших руга­ется». И не руга­ется ли так гро­мад­ная масса совре­мен­ной бел­ле­три­стики, в том числе и детской?

И нельзя закры­вать глаза на то, что подоб­ная лите­ра­тура, напи­сан­ная авто­рами без­бож­ного миро­со­зер­ца­ния, будет если не отрав­лять, то во вся­ком слу­чае подав­лять духов­ную жизнь детей.

Роди­тели не в силах в пол­ной мере убе­ре­гать от соблазна своих детей, и чем старше ста­но­вятся дети, тем труд­нее это делать. Но и здесь, как и во всех сто­ро­нах вос­пи­та­ния, роди­тели должны сде­лать все от них зави­ся­щее. Прежде всего они должны сами под­би­рать для детей ту лите­ра­туру, о кото­рой гово­ри­лось в 10‑й главе и кото­рая питала бы детей духовно. При недо­статке такой лите­ра­туры (а ее срав­ни­тельно мало) сле­дует под­би­рать такие книги, кото­рые были бы напи­саны если не живыми по духу хри­сти­а­нами, то хотя бы не вра­гами хри­стиан и были бы по духу близки к хри­сти­ан­ству (напри­мер, Дик­кенс). «Кто не про­тив вас, тот за вас», — ска­зал Гос­подь (Лк.9:50).

В отно­ше­нии же писа­те­лей вроде Марка Твена, Уэлса и т. п. надо ста­раться, чтобы такой лите­ра­туры дети читали меньше и по воз­мож­но­сти менее, чем здо­ро­вой по духу.

Вме­сте с тем надо рас­кры­вать детям истин­ное лицо ее авто­ров и ее героев, их безу­мие («Ска­зал безу­мец в сердце своем: нет Бога», Пс.13:1) и пороч­ность их миро­со­зер­ца­ния. Книги же бого­бор­че­ского духа, вроде «Гим­на­зи­стов» и «Сту­ден­тов» Н. Г. Гарина-Михай­лов­ского, должны тща­тельно устра­няться и не попа­дать в руки детям.

Говоря о совре­мен­ном увле­че­нии свет­ской лите­ра­ту­рой, ста­рец Амвро­сий Оптин­ский дает такой совет одной вос­пи­та­тель­нице: «В бла­гие минуты можно ска­зать пито­мице, что она как хри­сти­анка кроме жур­на­лов должна читать духов­ные книги и на слово не верить вся­кому вздору без раз­бора — что можно родиться из пыли и что люди прежде были обезьяны».

Из этих слов старца Амвро­сия видно, что опас­ность соблазна гро­зит нашим детям и от той части совре­мен­ной науки (точ­нее, лже­на­уки), пре­по­да­ва­е­мой в шко­лах, кото­рая носит явно бого­бор­че­ский харак­тер, сеет ложь и обо­льще­ние мни­мым могу­ще­ством чело­ве­че­ского разума.

Совре­мен­ные хри­сти­ане нахо­дятся в отно­ше­нии обу­че­ния детей в том же поло­же­нии, что и пер­вая хри­сти­ан­ская Цер­ковь среди гос­под­ство­вав­шего язы­че­ского мира. И тогда хри­сти­ан­ские настав­ники пре­ду­пре­ждали детей о необ­хо­ди­мо­сти кри­ти­че­ски отно­ситься к мате­ри­алу, кото­рый им преподавали.

В сочи­не­нии «К юно­шам о том, как поль­зо­ваться язы­че­скими сочи­не­ни­ями» св. Васи­лий Вели­кий пишет: «Не без раз­бора брать от язы­че­ских учи­те­лей, а только полез­ное. Ибо стыдно, отвер­гая вред­ное в пище, не делать ника­кого раз­бора в нау­ках, кото­рые питают нашу душу».

Основ­ным про­ти­во­ядием язы­че­ской фило­со­фии хри­сти­ан­ские роди­тели счи­тали бла­го­че­сти­вое вос­пи­та­ние в семье и ста­ра­лись помимо школы сами давать духов­ное обра­зо­ва­ние детям.

Так вос­пи­ты­вался, напри­мер, Ори­ген. Когда он был маль­чи­ком, отец еже­дневно застав­лял его заучи­вать Свя­щен­ное Писа­ние и потом пере­ска­зы­вать. Эти заня­тия увле­кали Ори­гена, и он удив­лял отца сво­ими бого­слов­скими вопро­сами. Отец был счаст­лив успе­хами и духов­ным настро­е­нием маль­чика. По рас­ска­зам отца он нередко ночью тай­ком откры­вал грудь Ори­гена и цело­вал ее как «свя­ти­лище Духа Божия».

Будучи еще 16-лет­ним отро­ком, Ори­ген уже укреп­лял сво­его отца Лео­нида-испо­вед­ника и сам стал бы доб­ро­вольно муче­ни­ком, если бы не был насиль­ственно удер­жан от этого мате­рью, кото­рая, не наде­ясь на свои уго­воры, пря­тала его одежду. Не имея поэтому воз­мож­но­сти выхо­дить из дома, он писал в тюрьму сво­ему отцу и про­сил не тре­во­житься за будущ­ность его боль­шой и мате­ри­ально бед­ной семьи. Когда Лео­нид был обез­глав­лен за испо­ве­да­ние Хри­ста, 16-лет­ний Ори­ген начал пре­по­да­вать и стал опо­рой матери и шести млад­ших братьев.

Для таких, каким был юноша Ори­ген, не могла быть опас­ной язы­че­ская школа. И у нас духов­ное вос­пи­та­ние детей должно стать основ­ным сред­ством для сбе­ре­же­ния их от вли­я­ния ате­изма из лже­на­уки и лите­ра­туры. Укреп­ляя веру наших детей всеми доступ­ными нам спо­со­бами (Таин­ства, молитва, духов­ная среда и духов­ное чте­ние), мы можем рас­счи­ты­вать на обе­то­ва­ние Спа­си­теля для уве­ро­вав­ших в Него: «И если что смер­то­нос­ное выпьют, не повре­дит им» (Мк.16:18).

Глава 14. Сохранение от пристрастий мира

Не сотвори себе кумира.
Втор.5:8

«Никто не может слу­жить двум гос­по­дам: ибо или одного будет нена­ви­деть, а дру­гого любить; или одному ста­нет усерд­ство­вать, а о дру­гом нера­деть. Не можете слу­жить Богу и мам­моне» (Мф.6:24). Так пре­ду­пре­ждает нас Господь.

Мам­мона — золо­той телец — один из куми­ров пад­шего чело­ве­че­ства. При­стра­стием к зем­ным бла­гам могут зара­зиться наши дети и зара­зиться от нас, их роди­те­лей, если мы не сво­бодны вполне от этого порока.

Соби­ра­ние мате­ри­аль­ных цен­но­стей под каким-либо пред­ло­гом — это недо­ве­рие Богу, это нару­ше­ние запо­ве­дей Гос­под­них. Коп­ле­ние — это ограб­ле­ние тех бед­ных и нуж­да­ю­щихся, кото­рые могли бы изжить свою нужду при помощи скоп­лен­ных цен­но­стей. Это пря­мое нару­ше­ние пове­ле­ния Спа­си­теля «про­да­вайте име­ния ваши» (Лк.12:33). Поэтому страшно богат­ство для души хри­сти­а­нина, по сло­вам Гос­пода (Мф.19:23).

Но не только мам­мона — богат­ство, при­стра­стие к рос­коши и ком­форту — явля­ется куми­ром совре­мен­ного чело­ве­че­ства. Для мно­гих таким куми­ром, заме­ня­ю­щим Бога, стали дости­же­ния науки и про­гресс тех­ники. Вот то, что, по мне­нию мно­гих совре­мен­ни­ков, может сде­лать чело­ве­че­ство счаст­ли­вым, чему сле­дует отда­вать все свои силы и все свое вни­ма­ние, во что можно верить.

Моло­дежь склонна под­да­ваться подоб­ным гос­под­ству­ю­щим идеям и обо­льщаться «чуде­сами» тех­ники. Пусть роди­тели не забы­вают ука­зы­вать детям на истин­ную цен­ность такого про­гресса: чело­век овла­дел воз­ду­хом — и вот рушатся города от тысячи бомб, сбро­шен­ных с аэро­пла­нов; чело­век про­ник в воду — и тонут корабли от под­вод­ных лодок; чело­век про­ник в тайны стро­е­ния мате­рии — и созда­ются заводы по про­из­вод­ству атом­ных бомб и отрав­ля­ю­щих веществ.

Конечно, и наука может быть направ­лена не на слу­же­ние сатане, но Богу. И нет сомне­ния, что истин­ная, не бого­бор­че­ская наука рас­ши­ряет наше позна­ние о Творце мира. «Ибо, — по сло­вам ап. Павла, — неви­ди­мое Его, веч­ная сила Его и Боже­ство, от созда­ния мира через рас­смат­ри­ва­ние тво­ре­ний видимы» (Рим.1:20).

Но не в свет­ской науке, однако, лежит крат­чай­ший путь к цели жизни хри­сти­а­нина — к стя­жа­нию Духа Свя­того, к бого­об­ще­нию. И как один из видов богат­ства свет­ская наука обо­льсти­тельна и может стать куми­ром, заме­ня­ю­щим Бога. И в этом слу­чае «трудно бога­тому войти в Цар­ство Небес­ное» (Мф.19:23).

Не напрасно обли­чает ап. Павел буду­щие для него и насто­я­щие для нас поко­ле­ния людей послед­него вре­мени, кото­рые «про­ти­вятся истине, люди, раз­вра­щен­ные умом, невежды в вере» (2Тим.3:8). Сле­дует пом­нить, что пер­выми встре­тили Хри­ста на земле неуче­ные пас­тухи; муд­рые волхвы покло­ни­лись Ему много позднее.

Будем же опа­саться за детей при их заня­тиях нау­ками и молить Бога о том, чтобы, по сло­вам ап. Павла, их «умы не повре­ди­лись, укло­нив­шись от про­стоты во Хри­сте» (2Кор.11:3). Сле­дует учи­ты­вать также, что уси­лен­ное заня­тие нау­кой может слиш­ком много занять у детей вре­мени и вни­ма­ния, от чего может ослаб­нуть их духов­ная жизнь. Край­ность в этом отно­ше­нии вредна — не будем забы­вать запо­веди Спа­си­теля: «Отда­вайте кеса­рево кесарю, а Божие Богу» (Лк.20:25).

Пусть же свято сохра­ня­ется у детей посвя­ще­ние Богу вос­крес­ных и празд­нич­ных дней с обя­за­тель­ным посе­ще­нием бого­слу­же­ния и пусть нена­ру­шимы оста­ются те минуты в тече­ние дня, кото­рые посвя­щены утрен­ней, вечер­ней молитве и духов­ному чтению.

Чрез­мер­ные умствен­ные заня­тия вредно отра­жа­ются на здо­ро­вье детей и ведут к пере­утом­ле­нию нерв­ной системы. Про­ти­во­дей­ствием этому должны слу­жить про­гулки и подвиж­ные игры на воз­духе в ран­нем воз­расте и физи­че­ский труд в более старшем.

Осо­бенно осто­рожно надо загру­жать уче­нием тех детей, в кото­рых ясно заме­ча­ется склон­ность к духов­ной жизни. Этих избран­ни­ков Божиих надо питать всего более духовно.

Так, ста­рец Амвро­сий Оптин­ский не поз­во­лял обу­чать фран­цуз­скому языку двух дево­чек-сиро­ток, про­яв­ляв­ших склон­ность к уеди­не­нию и молитве.

Кроме науки дети и юноши могут увлечься заня­ти­ями искус­ством и поэ­зией. Здесь та же опас­ность: искус­ство и поэ­зия рев­нивы так же, как и наука, и так же тре­буют очень мно­гого от чело­века. Сча­стье, если наряду с талан­том к музыке, живо­писи, поэ­зии или лите­ра­туре в ребенке засе­яны и рас­тут всходы духов­ной жизни. Тогда он свой талант посвя­тит Богу и упо­тре­бит с поль­зой для души, как упо­треб­ляли его, напри­мер, св. Иоанн Дамас­кин, худож­ники Вас­не­цов, Несте­ров, Поле­нов и мно­гие духов­ные композиторы.

Но горе, если его талант будет слу­жить уго­жде­нию низ­мен­ного вкуса и при­хо­тям толпы. Прп. Сера­фим гово­рил: «Только дела, совер­ша­е­мые ради Хри­ста, при­но­сят пользу для христианина».

Пусть вспом­нят тогда роди­тели таких даро­ви­тых детей слова Хри­ста: «И если пра­вая твоя рука соблаз­няет тебя, отсеки ее и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из чле­нов твоих, а не все тело твое было ввер­жено в геенну» (Мф.5:30).

Нам вспо­ми­на­ется судьба двух чистых моло­дых деву­шек, вос­пи­тан­ных бла­го­че­сти­вой няней. После смерти няни их окру­жила типич­ная свет­ская среда, кото­рой не было дела до Бога. В талант­ли­вых девуш­ках про­яви­лись склон­но­сти: у одной к балету, у дру­гой к дра­ма­ти­че­ской сцене.

Но, видно, крепко любила их няня. Можно думать, что, уже будучи за гро­бом, она вымо­лила у Бога чистоту их деви­че­ских душ. И обе они — одна за дру­гой — в ран­ней юно­сти были взяты от мира. Горько рыдала мать, а ей надо было бы бла­го­да­рить Гос­пода и скор­беть о своих ошиб­ках воспитания.

Оста­ется упо­мя­нуть об увле­че­нии юно­шей спор­том, пони­мая под послед­ним уси­лен­ную тре­ни­ровку каких-либо физи­че­ских спо­соб­но­стей. На бес­по­лез­ность таких заня­тий ука­зы­вает ап. Павел: «Телес­ное упраж­не­ние мало полезно, а бла­го­че­стие на все полезно, имея обе­то­ва­ние жизни насто­я­щей и буду­щей» (1 Тим.4:8).

Это, однако, не отно­сится к подвиж­ным дет­ским играм на воз­духе, ката­нью на конь­ках, на лыжах, на лодке, пла­ва­нью, кото­рые укреп­ляют тело детей.

Св. Мака­рий Вели­кий гово­рит: «К чему при­вя­зано сердце чело­века и к чему вле­чет его поже­ла­ние, то и бывает для него Богом».

И чем бы ни зани­ма­лись дети: нау­кой, тех­ни­кой, искус­ством — роди­тели должны вни­ма­тельно сле­дить за тем, какое место зани­мают в сердце детей эти занятия.

Сле­дует бояться того, чтобы что-либо не стало для детей куми­ром, отда­лило их от Бога, заглу­шило рост духов­ной жизни. Это при­знак духов­ной болезни, с кото­рой надо бороться. Это при­знак нездо­ро­вой атмо­сферы, окру­жа­ю­щей детей, недо­ста­точ­но­сти их духов­ного воспитания.

Пусть сде­лают роди­тели в этом слу­чае все воз­мож­ное для исце­ле­ния, исправ­ле­ния сде­лан­ных ими оши­бок или упу­ще­ний, усердно прося помощи у Бога.

Ап. Павел пишет: «Все мне поз­во­ли­тельно, но не все полезно; все мне поз­во­ли­тельно, но ничто не должно обла­дать мною» (1Кор.6:12).

При­ло­же­ние к главе 14‑й. Смотря на детей…

Маль­чик мой милый в корот­ких штанишках,
Я ухожу, а ты остаешься.
И будут твер­дить тебе устно и в книжках,
Что ты пере­стройки все­мир­ной добьешься,
Что ты поле­тишь на дру­гие планеты,
Поста­вишь на службу рас­щеп­лен­ный атом,
У кос­моса новые вырвешь секреты
И сде­ла­ешь мир бес­ко­нечно богатым,
Что ты чудо­дей­ствием тех­ники брызнешь
На все, что под­вер­жено смерти и горю,
И люди при­дут к осле­пи­тель­ной жизни
Не где-то, когда-то, но близко и вскоре.
Мой милый, мой бед­ный довер­чи­вый мальчик,
Все это — игрушки, твое обольщенье.
Чем дольше игра­ешь, тем дальше и дальше
Отво­дится час тво­его просветленья.
Но смерть при­ве­дет этот час за собою.
Пой­мешь ты — да поздно, уж силы иссякли, —
Что целую жизнь ты напрасно построил —
Удоб­ное кресло к финалу спектакля,
Что путь твой был пред­ков извеч­ной тропинкой,
Что дви­гался, дедов своих не догнав, ты,
Хотя они шли в боль­шин­стве по-старинке,
А ты про­ле­тел в корабле астронавта.
И вот уже смерти все сущие двери.
Вой­дешь в них и ты со все­мир­ным теченьем
И ска­жешь: «Зачем я, зачем я не верил,
Что жизнь — это к Веч­но­сти приготовленье?
Зачем не собрал я богат­ство другое —
Сокро­вища сердца? Они б не иссякли…
Ведь целую жизнь я бес­смыс­ленно строил
Удоб­ное кресло к финалу спектакля».

А. Соло­дов­ни­ков

Глава 15. Ограничение развлечений

Чтобы жить тихо…
1 Фес.4:11

Обще­ние Бога и чело­ве­че­ской души совер­ша­ется лишь в усло­виях тишины, мира, глу­бо­кого спо­кой­ствия и сосредоточенности.

Для этого люди, осо­бенно сильно стре­мив­ши­еся к Богу, бежали в пустыни, уеди­ня­лись в затворы, ухо­дили от мира за мона­стыр­ские стены. По сви­де­тель­ству тай­но­видца, жена — Ново­за­вет­ная Цер­ковь Хри­стова — бежала в пустыню, спа­са­ясь от дра­кона (Откр.12:6).

Почему же трудно иметь обще­ние с Богом среди мира?

Гос­подь ска­зал апо­сто­лам: «Се, сатана про­сил, чтобы сеять вас, как пше­ницу» (Лк.22:31). И это тря­се­ние мира в решете сатаны совер­ша­ется чем далее, тем с боль­шей яро­стью. Нарас­тают бед­ствия, пышно рас­цве­тают соблазны: мир бога­теет бла­гами и ком­фор­том, а на фоне мате­ри­аль­ного про­гресса и раз­ви­тия свет­ской науки ширится отступ­ле­ние и про­ти­во­бор­ство Христу.

И как име­ются на земле два маг­нит­ных полюса — две про­ти­во­по­лож­но­сти, так суще­ствуют они и духовно в среде душ чело­ве­че­ских. Один полюс — это уход от мира душой, вме­сте с ап. Пав­лом рас­пи­на­ние в себе мира (Гал.6:14), иска­ние Цар­ствия Божия внутри себя (Лк.17:21).

Дру­гой — это погру­же­ние себя в решето сатаны — в вихрь мир­ской суеты с жаж­дой раз­вле­че­ний и удо­воль­ствий, с бояз­нью остаться наедине с самим собою и загля­нуть в свою душу.

Послед­него не хочет поз­во­лить нам сатана. Как гово­рит св. Мака­рий Вели­кий, цель сатаны в том, чтобы «отвлечь ум наш от памя­то­ва­ния о Боге и от любви Божией, упо­треб­ляя к тому зем­ные при­манки и от дей­стви­тельно пре­крас­ного отвра­щать нас к мнимо пре­крас­ному» («О хра­не­нии сердца»).

Сатана вме­сте с тем не хочет обна­ру­жить свою власть над пле­нен­ной им чело­ве­че­ской душой. Не заме­чает этой вла­сти мир, нахо­дя­щийся в тря­се­нии. А воз­дей­ствие сатаны можно уви­деть лишь в тишине — в молитве. Тогда обна­ру­жи­ва­ется туча помыс­лов, пре­пят­ству­ю­щих молитве, откры­ва­ется «мыс­лен­ный шум», как назы­вают наш умствен­ный плен св. отцы. И лишь тогда может начаться «неви­ди­мая брань» с сата­ною — стрем­ле­ние через двери сердца при­бли­зиться к Цар­ствию Божию, кото­рое, по сло­вам Спа­си­теля, «внутрь вас есть» (Лк.17:21).

Поэтому сатана нена­ви­дит тишину и не хочет поз­во­лить чело­веку оста­ваться с самим собою, раз­вле­че­ни­ями отвле­кая его от мыс­лей о цели жизни, смерти и сует­но­сти зем­ных удовольствий.

Как должны мы, роди­тели, ограж­дать наших детей от этого решета сатаны, как помочь им открыть наш внут­рен­ний плен и создать усло­вия для успеха во внут­рен­ней «неви­ди­мой брани»?

Если у роди­те­лей есть воз­мож­ность выбора житель­ства между горо­дом и дерев­ней, то пред­по­чти­тель­нее выбрать деревню. Там менее соблаз­нов, раз­вле­че­ний и суеты. Там легче создать для детей тихую тру­до­вую жизнь, легче при­вить вкус к хоро­шей серьез­ной книге, срод­нить с при­ро­дой, при­учить к нерас­се­ян­ной молитве. Там больше будет у них вре­мени, чтобы заду­маться о Боге и о веч­но­сти. Там ближе к ним будет Небес­ная Тор­же­ству­ю­щая Цер­ковь и образы вели­ких свя­тых и пра­вед­ни­ков. Ста­рец Амвро­сий Оптин­ский часто гово­рил миря­нам: «Жить можно и в миру, только не на юру, а жить тихо».

В исто­рии Церкви можно встре­тить много при­ме­ров вос­пи­та­ния детей в уеди­не­нии и тишине. Это обу­слов­ли­вало все­гда высо­кие духов­ные досто­ин­ства детей. Сле­дует вспом­нить прежде всего, что Спа­си­тель­ница рода чело­ве­че­ского — Божия Матерь с трех лет жила при храме в пол­ном уеди­не­нии. Также при храме с трех лет рос и про­рок Самуил, посвя­щен­ный Гос­поду своей мате­рью Анной еще до зача­тия (1 Цар.1–2). В пол­ном уеди­не­нии вос­пи­ты­ва­лась дочь св. Фила­рета Мило­сти­вого — гре­че­ская царица, о кото­рой гово­ри­лось уже ранее (в 12 главе).

Много труд­нее духов­ное вос­пи­та­ние детей в городе с его раз­вле­че­ни­ями — теат­рами, кино и т. п. Рано или поздно туда будут про­ситься и дети. Как отно­ситься роди­те­лям к этим просьбам?

Подой­дем к этому вопросу с осто­рож­но­стью и сна­чала отве­тим себе: насколько раз­вле­че­ния для взрос­лых согла­су­ются с духом уче­ния Христа?

Пер­вым при­зы­вом Хри­ста при начале Его про­по­веди был при­зыв к пока­я­нию: «Испол­ни­лось время и при­бли­зи­лось Цар­ствие Божие: покай­тесь» (Мк.1:15). Его пер­выми запо­ве­дями были запо­веди бла­жен­ства, в кото­рых гово­рится: «Бла­женны пла­чу­щие» (Мф.5:4). И не только звал Гос­подь, но и пре­ду­пре­ждал отвер­га­ю­щих пока­я­ние и веду­щих лег­ко­мыс­лен­ную жизнь: «Горе вам, сме­ю­щи­еся ныне! ибо вос­пла­чете и возры­да­ете» (Лк.6:25). В Цар­ствие Божие Гос­подь ука­зы­вает путь лишь через тес­ные врата (Мф.7:13). Он гово­рит также: «Кто не воз­не­на­ви­дит… и самой жизни своей, тот не может быть Моим уче­ни­ком» (Лк.14:26). Что гово­рят эти слова, если глу­боко вду­маться в них?

К отвер­же­нию от мира с его удо­воль­стви­ями еди­но­душно при­зы­вали и апо­столы Хри­стовы: «Юноши… не любите мира, ни того, что в мире: кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гор­дость житей­ская», — при­зы­вает ап. Иоанн (1Ин.2:14–16).

«Смех ваш да обра­тится в плач… дружба с миром есть вражда про­тив Бога», — гово­рит ап. Иаков (4, 9, 4). «Я вам ска­зы­ваю, бра­тия… время уже коротко, так что… раду­ю­щи­еся должны быть как не раду­ю­щи­еся; и поку­па­ю­щие, как не при­об­ре­та­ю­щие; и поль­зу­ю­щи­еся миром сим, как не поль­зу­ю­щи­еся: ибо про­хо­дит образ мира сего», — пишет ап. Павел (1Кор.7:29–31). Но отно­сится ли все это к детям?

Здесь надо пом­нить, что лишь то разо­вьется у детей впо­след­ствии, склон­ность к чему была зало­жена у них в ран­нем воз­расте. Наша обя­зан­ность — при­учить детей с ран­него воз­раста к тихой жизни. Тогда в них может раз­виться сосре­до­то­чен­ность, вни­ма­тель­ность к сво­ему внут­рен­нему миру и появиться вкус к духов­ным пере­жи­ва­ниям, к тихим радо­стям, к жизни в Боге. Всему этому нет места в жизни, пол­ной шума, удо­воль­ствий и развлечений.

Епи­скоп Фео­фан Затвор­ник пишет:

«Моло­дой цве­ток, поса­жен­ный там, где со всех сто­рон дуют на него ветры, немного потер­пит и засох­нет; трава, по кото­рой часто ходят, не рас­тет; часть тела, кото­рую под­вер­гают дол­гому тре­нию, немеет. То же бывает и с серд­цем и с доб­рыми в нем рас­по­ло­же­ни­ями, если пре­даться меч­там, или пустому чте­нию, или раз­вле­че­ниям. Кто долго стоял на ветру, осо­бенно сыром, тот, зашедши в зати­шье, чув­ствует, что все в нем, как не на своем месте; то же бывает и в душе, раз­влек­шейся каким бы то ни было образом.

Воз­вра­тив­шись из рас­се­я­ния в себя, юноша нахо­дит в душе своей все в извра­щен­ном порядке, а глав­ное — неко­то­рым покры­ва­лом забве­ния задер­ги­ва­ется все доб­рое, и на пер­вом плане стоят одни пре­ле­сти, остав­лен­ные в душе впечатлением…

Отчего, воз­вра­тив­шись в себя после какого-нибудь рас­се­я­ния, душа начи­нает тос­ко­вать? Оттого, что нахо­дит себя обкра­ден­ною. Рас­се­ян­ный сде­лал душу свою боль­шою доро­гою, по кото­рой через вооб­ра­же­ние, как тени, про­хо­дят соблаз­ни­тель­ные пред­меты и манят за собою душу» («Путь ко спасению»).

Однако из этого еще не сле­дует, что все удо­воль­ствия и раз­вле­че­ния должны быть запре­щены детям, как не могут быть запре­щены им разум­ные игрушки, игры. При­нуж­де­ние не в духе Хри­ста: «Мило­сти хочу, а не жертвы» (Мф.9:13), — гово­рит Гос­подь и зовет к пол­ной отдан­но­сти Богу и чистоте жизни лишь «могу­щих вме­стить». И не запре­ще­ни­ями надо бороться с жела­ни­ями раз­вле­че­ния у детей.

Детям можно поз­во­лить ходить в театр или кино, однако не побуж­дая их к этому со своей сто­роны. «Ты гадишь своих детей», — упре­кает ста­рец Амвро­сий Оптин­ский одну жен­щину, тол­кав­шую своих доче­рей на раз­вле­че­ния и посе­ще­ние театра. И, конечно, роди­тели должны тща­тельно раз­би­раться в поста­нов­ках, выби­рая те из них, кото­рые наи­бо­лее под­хо­дящи, как, напри­мер, исто­ри­че­ские пьесы и науч­ные фильмы. Вме­сте с тем посе­ще­ния детьми театра или кино должны быть не частыми и не сов­па­дать с постами или кану­нами праздников.

Ана­ло­гично раз­ре­ша­ется вопрос — надо ли учить детей тан­цам? Не надо запре­щать им этого, если они этого хотят, но отнюдь не побуж­дать их к этому. Св. отцы не бла­го­во­лят к заня­тию тан­цами, вспо­ми­ная дочь Иродиады.

Вни­ма­тельно должны сле­дить роди­тели за рабо­той радио и теле­ви­зора, если они име­ются в семье по просьбе детей. Нельзя допус­кать при­зыва к без­бо­жию, без­нрав­ствен­ных пьес или песен. Не должно зву­чать радио, когда дети зани­ма­ются уро­ками или читают: дока­зано, что раз­дво­е­ние вни­ма­ния очень вредно отра­жа­ется на нерв­ной системе.

При вклю­че­нии радио или теле­ви­зора сле­дует учи­ты­вать то, что его при­нуж­дены будут слу­шать все в ком­нате (а часто и во всей квар­тире), в том числе те, кто этого не хочет. Эти члены семьи таким обра­зом будут лишены тишины, воз­мож­но­сти сосре­до­то­читься, читать или молиться. Чтобы избе­жать этого, радио и теле­ви­зор должны выклю­чаться по согла­сию всех чле­нов семьи. Нали­чие в квар­тире теле­ви­зора может стать бед­ствием для хри­сти­ан­ской семьи и прежде всего для детей. Надо убе­речь их от вред­ных для души филь­мов и также соблазна посто­янно раз­вле­каться. Тем более, что дли­тель­ное пре­бы­ва­ние у теле­ви­зи­он­ного экрана вре­дит здо­ро­вью, в осо­бен­но­сти зрению.

Во всем, и в отно­ше­нии раз­вле­че­ний, роди­тели прежде всего сами должны давать детям при­мер тихой, сосре­до­то­чен­ной жизни, посвя­щен­ной само­от­вер­жен­ному слу­же­нию ближ­ним, жизни в страхе Божием, жизни в Боге и с Богом.

И если нельзя в пол­ной мере устра­нить детей от соблаз­нов мира, если нельзя наглухо запе­реть для них двери, ухо­дя­щие вдаль от чистой, тихой радо­сти духов­ной жизни, то пусть боятся роди­тели сами тол­кать детей на раз­вле­че­ния мира, вспо­ми­ная слова Гос­пода: «Горе миру от соблаз­нов, ибо надобно прийти соблаз­нам, но горе тому чело­веку, через кото­рого соблазн при­хо­дит» (Мф.18:7).

Основы жизни христианина

Глава 16. Теснота пути

Вхо­дите тес­ными вратами.
Мф.7:13

«Под­ви­зай­тесь войти сквозь тес­ные врата, ибо ска­зы­ваю вам, мно­гие поищут войти, и не воз­мо­гут» (Лк.13:24). Этими сло­вами Гос­подь пре­ду­пре­ждает нас, что для дости­же­ния Цар­ствия Небес­ного недо­ста­точно одного жела­ния, кото­рое будут иметь мно­гие, но необ­хо­димо обла­дать также навы­ком — уме­ньем идти в жизни тес­ным путем. В чем тес­нота этого пути?

Из воис­тину спа­са­ю­щихся хри­стиан, иду­щих тес­ным путем, можно выде­лить две харак­тер­ные кате­го­рии, кото­рые можно про­ти­во­по­ста­вить и между кото­рыми будут нахо­диться все осталь­ные христиане.

К одной из них при­над­ле­жат те хри­сти­ане, кото­рые сами, доб­ро­вольно выби­рают тес­ный путь духов­ного подвига — уси­лен­ной молитвы и воз­дер­жа­ния, про­из­воль­ной нищеты, само­от­вер­жен­ного слу­же­ния ближним.

Ста­рец Киево-Печер­ской Лавры иерос­хи­мо­нах Пар­фе­ний одна­жды обра­тился к Киев­скому мит­ро­по­литу Фила­рету с вопро­сом, кото­рый его тре­во­жил: как он (Пар­фе­ний) спа­сется, если не испы­тал ни от кого гоне­ний, хотя Спа­си­тель ска­зал: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин.15:20)? То же под­твер­дили и апо­столы: «Все, жела­ю­щие жить бла­го­че­стиво во Хри­сте Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3:12).

Высо­ко­прео­свя­щен­ный успо­коил старца, вели­кого подвиж­ника и аскета: «На что тебе гоне­ния? Ты сам себя гонишь. Кто ныне поже­лает жить твоей жизнью?»

И для этой кате­го­рии спа­са­ю­щихся как для доб­ро­воль­ных муче­ни­ков харак­тер­ным явля­ется само­при­нуж­де­ние, кото­рым они в той или иной мере избав­ля­ются от неиз­беж­ного для уче­ни­ков Хри­ста гоне­ния со стороны.

Есте­ственно, что харак­тер при­нуж­де­ния будет раз­ли­чен в зави­си­мо­сти от того поло­же­ния, кото­рое хри­сти­а­нин зани­мает в обще­стве. Для ино­ков — это подвиг уси­лен­ной молитвы, поста, уеди­не­ния, затвора.

Для мирян это будут дела мило­сер­дия — само­от­вер­жен­ное слу­же­ние ближ­ним, забота о голод­ных, боль­ных, заклю­чен­ных. Такими, напри­мер, были жены, кото­рые слу­жили Гос­поду «име­нием своим», Акила и При­с­килла, кото­рые «голову свою пола­гали» за душу ап. Павла (Рим.16:4), свя­той Фила­рет Мило­сти­вый, пита­тель нищих, сирот и убо­гих (память 1 декабря), док­тор Гааз — печаль­ник и отец заключенных.

Неко­то­рые из таких мирян могли сов­ме­щать дея­тель­ное слу­же­ние ближ­ним и широ­кую бла­го­тво­ри­тель­ность с подви­гами поста и молитвы. Такими были, напри­мер, кон­стан­ти­но­поль­ская чета — свв. Ксе­но­фонт и Мария (память 26 января), св. Иули­а­ния Лаза­рев­ская (жена вое­воды), на кото­рой лежала забота о 13-ти детях и хозяй­ство боль­шого дома, бла­го­че­сти­вая Нонна — мать св. Гри­го­рия Бого­слова, кото­рая напря­жен­ную прак­ти­че­скую дея­тель­ность и любовь к делам мило­сер­дия умела соче­тать с глу­бо­кой созер­ца­тель­ной жиз­нью, и мно­гие другие.

При­мер спа­са­ю­щихся из дру­гой кате­го­рии можно найти в жиз­не­опи­са­нии прп. Сера­фима Саров­ского (Состав. Дени­со­вым, с. 847.).

Его посе­тила одна мать мно­го­чис­лен­ного семей­ства, шед­шая путем мно­гих скор­бей. Очень лас­ково встре­тил ее пре­по­доб­ный и гово­рил ей: «Нет тебе дороги хро­мать; тяжело тебе Иово тер­пе­ние… все от Иова Гос­подь взял, а потом все воз­вра­тил сто­ри­цею… Нет тебе дороги хромать».

По рас­сказу дочери этой мно­го­стра­даль­ной матери, вся ее жизнь сло­жи­лась на ред­кость мно­го­стра­дально: смерть мужа, несча­стья с детьми, смерть мно­гих из них, несчаст­ные супру­же­ства доче­рей, пол­ное мате­ри­аль­ное разо­ре­ние и нужда, как удар за уда­ром, пора­жали ее.

Но она не хро­мала, как духовно хро­мают те, кото­рые идут в жизни лег­ким путем или роп­щут в скор­бях. С пол­ным сми­ре­нием и тер­пе­нием несла она свой тяже­лый крест и с упо­ва­нием вспо­ми­нала слова пре­по­доб­ного, что Гос­подь все вер­нет ей, но, конечно, не как Иову — здесь, на земле, а там — в Небес­ном Цар­стве Хри­сто­вом, где хри­сти­а­нин соби­рает свои сокровища.

Вот при­мер нехро­ма­ю­щего хож­де­ния тес­ным путем скорби, о неиз­беж­но­сти кото­рого нас пре­ду­пре­ждал Гос­подь: «В мире будете иметь скорбь» (Ин.16:33). То же гово­рили и апо­столы: «Мно­гими скор­бями над­ле­жит нам войти в Цар­ство Божие» (Деян.14:22).

О неиз­беж­но­сти тес­ного пути для хри­сти­а­нина еди­но­душно гово­рит и вся свя­то­оте­че­ская лите­ра­тура. Вот, напри­мер, слова прп. Иса­ака Сири­я­нина (сл. 67 и 69):

«Путь Божий — еже­днев­ный крест. Никто не вос­хо­дил на небо, живя про­хладно… Тем и отли­ча­ются сыны Божии от про­чих, что живут они в скор­бях; а мир гор­дится рос­ко­шью и покоем. Не бла­го­во­лил Бог, чтобы воз­люб­лен­ные его поко­и­лись, пока они в теле, но более вос­хо­тел, чтобы они, пока в мире, пре­бы­вали в скорби, в тяготе, в тру­дах и ску­до­сти, в наготе, в нужде, в уни­же­нии, в оскорб­ле­ниях и утруж­ден­ном теле… Живу­щим в покое невоз­можно пре­бы­вать в любви Гос­под­ней, и поэтому Он отка­зы­вает им в покое…»

И поэтому там, где нет про­из­воль­ного подвига — «само­го­не­ния», — там неиз­бе­жен путь скор­бей. Прп. Сера­фим гово­рил: «Нет скор­бей, нет и спа­се­ния». И пусть бла­го­да­рят хри­сти­ане Гос­пода при встрече испы­та­ния, говоря: «Не забыл — посе­тил меня Гос­подь. Слава Гос­поду за все». Итак, и в одном, и в дру­гом слу­чае для хри­сти­а­нина неиз­бежна тес­нота жиз­нен­ного пути. Как должны мы, роди­тели, под­го­то­вить детей к такому пути и изба­вить их от опас­но­сти — захо­теть под­нять крест и не иметь силы этого выполнить?

Как и при вся­ком обу­че­нии, здесь имеют место те же законы, о кото­рых гово­ри­лось выше: начи­нать учить как можно ранее, вести уче­ние на при­ме­рах и вести его непре­рывно с после­до­ва­тельно воз­рас­та­ю­щей нагрузкой.

В основ­ном это будет укреп­ле­ние воли и само­об­ла­да­ния, обу­че­ние искус­ству пре­одо­ле­вать свои жела­ния, пре­воз­мо­гать лень и при­нуж­дать себя к послушанию.

В мла­ден­че­ском воз­расте это будет прежде всего обу­че­ние тер­пе­нию. Об этом так гово­рит епи­скоп Фео­фан Затвор­ник («Путь ко спасению»):

«Должно поста­вить пра­ви­лом при­учать тело (ребенка) без­бо­лез­ненно пере­но­сить вся­кого рода вли­я­ния внеш­ние: от воз­духа, воды, пере­мен тем­пе­ра­туры, сыро­сти, жары, холода, уязв­ле­ний, болей и проч. Душа в таком слу­чае явля­ется вла­ды­чи­цей тела.

Как счаст­лив при­учен­ный к этому с дет­ства… глав­ное — содер­жать тело не так, чтобы оно при­ни­мало одни только при­ят­ные впе­чат­ле­ния, а напро­тив — более содер­жать под впе­чат­ле­ни­ями обес­по­ко­и­ва­ю­щими. Теми раз­не­жи­ва­ется тело, а этими укреп­ля­ется; при тех дитя всего боится, а при этих на все готово и спо­собно сто­ять в нача­том терпеливо».

Вот долж­ное начало обу­че­ния хож­де­нию тес­ным путем. Затем сле­дует обу­чать детей пере­си­ли­вать себя, нико­гда не рас­пус­каться и дер­жать себя как бы в извест­ном напря­же­нии и вни­ма­нии. Сюда отно­сится навык быстро встать с постели утром, не поз­во­ляя себе нежиться и валяться; муже­ствен­ное пре­одо­ле­ние уста­ло­сти, голода и боли. Такое же зна­че­ние имеет при­ви­тие при­вы­чек — прямо сидеть за сто­лом, не раз­ва­ли­ва­ясь, вста­вать при раз­го­воре со стар­шими, если те стоят, усту­пать в транс­порте место ста­ри­кам, инва­ли­дам или име­ю­щим на руках детей.

Нам надо пом­нить все­гда, что глав­ным усло­вием пра­виль­ного вос­пи­та­ния явля­ется раз­ви­тие у детей хоро­ших и проч­ных навы­ков и при­вы­чек. Это — основа, «кра­е­уголь­ный камень» вся­кого вос­пи­та­тель­ного процесса.

Очень пор­тит детей при­вычка поль­зо­ваться помо­щью слуг или стар­ших. Поэтому дети с ран­него воз­раста должны посте­пенно при­учаться обслу­жи­вать себя в чем только воз­можно. Сюда отно­сится при­го­тов­ле­ние себе постели вече­ром и уби­ра­ние ее утром, чистка обуви и пла­тья, уборка сво­его сто­лика или уголка.

Чем раньше начи­на­ется посиль­ный домаш­ний дет­ский труд, тем лучше. Для дево­чек это будет прежде всего шитье, выши­ва­ние, што­па­нье, вяза­нье, затем уборка ком­нат, мытье посуды, помощь стар­шим в при­го­тов­ле­нии пищи. Для маль­чи­ков — выпол­не­ние раз­лич­ных домаш­них пору­че­ний — починка утвари, покупка при­па­сов и т. д. Летом, живя за горо­дом, сле­дует при­учать детей к труду, и во время про­гу­лок тер­пе­ливо соби­рать ягоды и грибы, наби­рать хво­рост для печки, траву для домаш­них животных.

Очень хорошо, если семья имеет свой сад, ого­род и домаш­них живот­ных. В этом слу­чае детей можно очень рано при­учать к такому труду, кото­рый будет для них и инте­ре­сен, и необре­ме­ни­те­лен. Во всех заня­тиях надо тре­бо­вать от детей тща­тель­но­сти и акку­рат­но­сти, напо­ми­ная им настав­ле­ния ап. Павла: «И все, что дела­ете, делайте от души, как для Гос­пода, а не для чело­ве­ков» (Кол.3:28).

Суро­вая тру­до­вая обста­новка жизни семьи — лучше при лише­ниях, чем при избытке, — есть наи­бо­лее здо­ро­вая среда для вос­пи­та­ния ребенка. И горе ему, если он рас­тет в богат­стве, в окру­же­нии слуг, в балов­стве, в изне­жен­но­сти. Излиш­нее балов­ство, испол­не­ние всех жела­ний ребенка — одна из посто­ян­ных и наи­бо­лее вред­ных оши­бок вос­пи­та­ния. Рас­ска­зы­вают про обе­зьян, что они в порыве неж­но­сти и любви к своим дете­ны­шам ино­гда так крепко при­жи­мают их к себе, что раз­дав­ли­вают насмерть. Так же точно, до духов­ной смерти, пор­тят балов­ством детей нера­зум­ные родители.

В изба­ло­ван­ном ребенке совер­шенно отсут­ствует спо­соб­ность к само­при­нуж­де­нию, он рас­тет эго­и­стом, склон­ным к раз­дра­жи­тель­но­сти и гневу, на что ука­зы­вал еще Сенека, кото­рый гово­рил: «Ничем нельзя так раз­вить в чело­веке чув­ство гнева, как неж­ным вос­пи­та­нием: тот не про­стит обиды, кому в дет­стве ни в чем не было отказа, кому забот­ли­вая мать все­гда оти­рала слезы каприза и чью волю вос­пи­та­тель испол­нял бес­пре­ко­словно и во вся­кое время».

Будем же знать стро­гую меру и время при подар­ках детям или выдаче им сла­стей и будем тща­тельно раз­би­раться, какие из их просьб и жела­ний могут быть испол­нены и какие — кате­го­ри­че­ски и непре­клонно отвергнуты.

Между двумя кате­го­ри­ями спа­са­ю­щихся, о кото­рых гово­ри­лось ранее, есть боль­шое различие.

«Путь само­про­из­воль­ного подвига», «само­го­не­ния», воз­дер­жа­ния и лише­ний может казаться непо­силь­ным и труд­ным с внеш­ней сто­роны. Но зато он пре­ис­пол­нен бла­го­дат­ных уте­ше­ний и внут­рен­ней радости.

Будем же гово­рить нашим детям сло­вами Самого Гос­пода: «Жизнь и смерть пред­ло­жил Я тебе, бла­го­сло­ве­ние и про­кля­тие. Избери жизнь, дабы жил ты… любил Гос­пода Бога тво­его, слу­шал глас Его и при­леп­лялся к Нему; ибо в этом жизнь твоя» (Втор.30:19–20).

При­ло­же­ние к главе 16‑й. Из книги «Блестки золота»

Мать, любив­шая свою неж­ную, хруп­кую, чув­стви­тель­ную ко всему дочку пре­выше всего, выска­зы­вала свои опа­се­ния сво­ему духов­нику: ей нестер­пимо думать, что дочь ее будет в жизни стра­дать, и хоте­лось огра­дить дочь от вся­кого горя и, если воз­можно, взять его на себя.

Духов­ник, к ее удив­ле­нию, упрек­нул ее в эго­изме, в том, что, отни­мая у дочери крест, она лишает ее спа­се­ния. Наобо­рот, он сове­то­вал при­учать дочь к испы­та­ниям, не раз­ви­вать в ней излиш­ней сен­ти­мен­таль­но­сти и впечатлительности.

«Лучше моли­тесь за нее и, целуя дочь, про­из­но­сите тихонько спа­си­тель­ное имя Иисуса Хри­ста, как луч­шую опору в жизни.

Не раз­ре­шайте ей всего того, чего ей страстно хочется. Пусть она научится пере­но­сить неудачи не раз­дра­жа­ясь, при­учится ждать тер­пе­ливо, лишая себя при­ят­ного без слез, и тер­петь недо­статки в жизни, не счи­тая при этом все в жизни пропавшим.

Если у нее горе, не спе­шите тот­час же зале­чить ее рану. Вы лучше вме­сте с ней подой­дите к рас­пя­тию и на коле­нях помо­ли­тесь вме­сте, поце­луйте ее… Гос­подь Сам сде­лает Свое, а вы свое дело… Ука­жите ей долг, работу, но не делайте эту работу за нее. Назна­чайте дело на каж­дый день и тре­буйте строго его испол­не­ния. Дело, работа укреп­ляют душу…

Учите ее не опи­раться на вас, уметь обхо­диться без вас, а искать опоры все­цело у Гос­пода. И в час, когда вас не будет с ней, она не оста­нется оди­но­кой и бес­по­мощ­ной и без поддержки.

Сердце девушки, у кото­рой нет возле нее матери и кото­рая не умеет при­бе­гать к Гос­поду, это сердце падает, раз­би­ва­ется и часто загрязняется…»

Духов­ник замол­чал, мать плакала…

Глава 17. Совершенная радость

Все­гда радуйтесь.
1 Фес.5:16

Наряду с запо­ве­дью Гос­пода: «Вхо­дите через тес­ные врата», — мы слы­шим при­зыв апо­стола: «Все­гда радуй­тесь». Здесь мы встре­ча­емся с одной из тех анти­но­мий (т. е. логи­че­ски несов­ме­сти­мых поня­тий), кото­рых много в христианстве.

Те, кто идет за Хри­стом, все­гда будут загад­кой для мира, и живут они по зако­нам, кото­рые для мира явля­ются пара­док­сами. На это ука­зы­вает ап. Павел: «Нас огор­чают, а мы все­гда раду­емся; мы нищи, но мно­гих обо­га­щаем; мы ничего не имеем, но всем обла­даем» (2Кор.6:10).

Итак, для хри­сти­а­нина харак­терна радость не при богат­стве, славе и развлечениях.

«Радость Моя в вас пре­бу­дет и радость ваша будет совер­шенна» (Ин.15:11), — так обе­щал Гос­подь Своим уче­ни­кам. И Он обе­щал им не про­сто радость, а совер­шен­ную, т. е. луч­шую, иде­аль­ную радость, и об этом повто­рял и Он Сам, и св. апо­столы: «Чтобы они имели в себе радость Мою совер­шен­ную» (Ин.17:13) и «…чтобы радость ваша была совер­шенна» (1Ин.1:4).

Эта радость совер­шенна, потому что она незыб­лема, не зави­сит от внеш­него мира и внеш­них пере­жи­ва­ний и будет сопро­вож­дать хри­сти­а­нина в веч­ное Цар­ство Хри­ста. Эта радость не мимо­летна, она посто­ян­ный спут­ник того Духа Свя­того, Кото­рый стя­жала душа христианина.

«Радуй­тесь все­гда в Гос­поде; и еще говорю: радуй­тесь», — запо­ве­до­вал филип­пий­цам ап. Павел (4, 4).

Отцы Церкви учат: с тех пор, как Хри­стос иску­пил людей, нам над­ле­жит только радоваться.

Один из вели­чай­ших свя­тых — прп. Сера­фим Саров­ский — являет образ необы­чай­ной радо­сти, кото­рой была пере­пол­нена его душа и кото­рая изли­ва­лась на всех, посе­щав­ших его. Это был поис­тине «пас­халь­ный свя­той». И радость эта была так обильна, что и всех при­хо­дя­щих к нему он име­но­вал «радость моя».

Дру­гим образ­цом посто­ян­ной радо­сти и ясно­сти духа явля­ется ста­рец Амвро­сий Оптин­ский. Несмотря на посто­ян­ную болезнь, немощь и частое исто­ще­ние сил, он для всех был все­гда вопло­ще­нием радо­сти и бодрости.

Он имел обык­но­ве­ние часто шутить, гово­рил ино­гда в рифму и этим обод­рял окру­жа­ю­щих. И даже в те минуты, когда он совер­шенно изне­мо­гал телом, окру­жа­ю­щие видели его все таким же «весе­лень­ким», так назы­вали они его обыч­ное состо­я­ние духа.

Даже такой суро­вый подвиж­ник, как прп. Пахо­мий Вели­кий, имел обык­но­ве­ние ино­гда шутить со сво­ими уче­ни­ками, чтобы не допус­кать их до уныния.

Итак, не к печаль­ной или мрач­ной жизни будем гото­вить мы наших детей, сле­дуя заве­там Хри­ста, а к жизни, пре­ис­пол­нен­ной радо­сти, но радо­сти осо­бен­ной и совершенной.

Но не на шум­ных сте­зях мира — теат­рах, кино и свет­ских раз­вле­че­ниях — смо­гут найти наши дети эту совер­шен­ную радость. Эта радость рас­кры­ва­ется в испол­не­нии запо­ве­дей Гос­под­них, в тихие минуты молитвы и духов­ного чте­ния, в дея­тель­ном слу­же­нии ближ­ним, а для более креп­ких духом — в доб­ро­воль­ном подвиге, поне­сен­ном ради Христа.

Обя­зан­ность наша, роди­те­лей, в том, чтобы у детей раз­ви­вался вкус к этой совер­шен­ной радо­сти, чтобы она не отрав­ля­лась и не заглу­ша­лась у детей нечи­стыми, мут­ными раз­вле­че­ни­ями мира. Эти два вида радо­сти несов­ме­стимы, так как нельзя «слу­жить двум гос­по­дам», по сло­вам Спа­си­теля (Мф.6:24).

Итак, пусть тихая и чистая радость счаст­ли­вого дет­ства будет ове­вать наших детей с самой колы­бели. Пусть любовь, ласка и неж­ность посто­янно согре­вают их сердца; пусть глу­бо­кий и неру­ши­мый мир и согла­сие между роди­те­лями гос­под­ствуют в семье, не омра­чая ни еди­ным облач­ком без­мя­теж­ного детства.

Когда ребе­нок вырас­тет, то одни уже вос­по­ми­на­ния сво­его счаст­ли­вого дет­ства, пол­ного любви и духов­ной радо­сти, будут зало­гом его даль­ней­шей бли­зо­сти к Богу и успеш­ного сопро­тив­ле­ния тем соблаз­нам, кото­рые неиз­бежно встре­тятся ему в жизни.

Вполне можно согла­ситься с древним муд­ре­цом Демо­кри­том, когда он гово­рит: «Если бы сердце малю­ток имело, подобно городу Фивам, сто ворот, то пусть вхо­дит туда радость во все эти ворота, дабы они из сада юно­сти как можно более вынесли добра на поле буду­щей деятельности».

Время дет­ства — время игр. Игра ребенка — не пустое заня­тие. Это под­го­товка его к жизни, раз­ви­тие его телес­ных, душев­ных и даже (как уви­дим ниже) его духов­ных спо­соб­но­стей. Роди­тели должны тща­тельно сле­дить за дет­скими играми, направ­лять их, самим по воз­мож­но­сти при­ни­мать в них уча­стие; нельзя запре­щать невин­ные дет­ские игры, хотя бы они бес­по­ко­или взрослых.

Одна­жды к прп. Сера­фиму при­шла жен­щина с малень­ким ребен­ком. Пока пре­по­доб­ный раз­го­ва­ри­вал с мате­рью, ребе­нок начал бегать и рез­виться. Мать хотела запре­тить ему, но пре­по­доб­ный оста­но­вил ее: «Оставь, — ска­зал он ей тихо, — с ним играет ангел хра­ни­тель». Очи пре­по­доб­ного видели более, чем видела то мать ребенка.

И пусть роди­тели и взрос­лые снис­хо­дят в играх к детям, пусть гово­рят с ними их дет­ским язы­ком, ума­ля­ются сами до их воз­раста. Такой при­мер дал одна­жды ста­рец Амвро­сий Оптин­ский.

Его тоже посе­тила одна мать с трех­лет­ней доч­кой. Пока мать раз­го­ва­ри­вала со стар­цем, девочка обо­шла и вни­ма­тельно осмот­рела все уголки и нако­нец встала посреди ком­наты, сло­жила на груди ручки и, жалост­ливо глядя на старца, повела такую речь: «Бед­нень­кий ста­ри­чок! Такой он ста­рень­кий, все на постельке лежит, ком­натка у него малень­кая, игру­шек у него нет, ножки у него болят, бегать не может; у меня игрушки есть. Хочешь, ста­ри­чок, я игру­шек при­везу поиг­рать тебе?»

«При­вези, при­вези, девочка, — отве­чал ста­рец, — вот какая ты хоро­шая, спа­сибо тебе, что ста­ричка пожа­лела». Так ста­рец умел гово­рить язы­ком трех­лет­ней девочки.

Когда дети рас­тут в среде обы­чаев Церкви, при частом посе­ще­нии бого­слу­же­ний, это может нало­жить отпе­ча­ток и на харак­тер игр. В послед­них они будут, может быть, вос­про­из­во­дить Таин­ства или обряды из бого­слу­же­ния. И если они играют серьезно, то в этом им мешать нельзя, хотя нельзя их и побуж­дать к этому. В исто­рии Церкви был такой случай.

Одна­жды св. Алек­сандр, епи­скоп Алек­сан­дрий­ский, смот­рел на группу маль­чи­ков, играв­ших на берегу моря. Он заме­тил, что маль­чики тща­тельно вос­про­из­во­дили обряд кре­ще­ния. Когда игра была окон­чена, св. Алек­сандр при­звал игра­ю­щих и узнал, что кре­ща­е­мые были язы­че­скими маль­чи­ками, а кре­стив­шие — хри­сти­а­нами. Епи­скоп выяс­нил, что все воз­гласы, вопросы и ответы были про­из­не­сены вполне правильно.

Св. Алек­сандр созвал духов­ный совет для реше­ния вопроса — за кого теперь счи­тать язы­че­ских маль­чи­ков: за хри­стиан или за языч­ни­ков? И совет решил, что Таин­ство было совер­шено дей­стви­тельно, и св. Алек­сан­дру оста­ва­лось лишь допол­нить обряд миро­по­ма­за­нием. Он при­звал затем роди­те­лей ново­кре­щен­ных и сооб­щил им о факте крещения.

Роди­те­лям же тех маль­чи­ков, кото­рые кре­стили, пред­ло­жил поза­бо­титься о под­го­товке их к сану пре­сви­те­ров, кото­рыми они и стали впо­след­ствии. Маль­чик, играв­ший роль свя­щен­ника, стал впо­след­ствии епи­ско­пом. Это был зна­ме­ни­тый защит­ник Пра­во­сла­вия св. Афа­на­сий Алек­сан­дрий­ский.

Как видно отсюда, под внеш­но­стью игры совер­ша­лось Таин­ство, и на детей схо­дил Дух Святой.

Когда име­ется к тому воз­мож­ность, роди­тели должны помочь детям в играх быть близ­кими к духов­ному миру. Так, напри­мер, рож­де­ствен­скую елку надо зажи­гать, начи­ная с пения рож­де­ствен­ских пес­но­пе­ний (тро­паря, кондака и ирмо­сов канона), испол­нен­ных осо­бой кра­со­той. Затем дети могут декла­ми­ро­вать стихи, посвя­щен­ные Рож­де­ству, покло­не­нию пас­ту­хов и волх­вов, леген­дам о елке. Декла­ма­цию сти­хов с духов­ным содер­жа­нием можно устра­и­вать вообще на всех дет­ских семей­ных праздниках.

В таких слу­чаях могут устра­и­ваться и дет­ские спек­такли, но при непре­мен­ном усло­вии, что для этого будет най­дена пьеса, вполне отве­ча­ю­щая духу уче­ния Христа.

Много радо­сти дает детям уча­стие в жизни Церкви и ее обря­дах. Сюда отно­сится, напри­мер, укра­ше­ние дома зеле­нью перед Тро­и­цей, кра­ше­ние яиц перед Пас­хой, помощь при бого­слу­же­нии — вынос све­чей, пода­ва­ние кадила.

Чистую, уми­ро­тво­ря­ю­щую радость дает все­гда обще­ние с при­ро­дой. При­рода ведет нас к бого­по­зна­нию, когда «веч­ная сила Его» рас­кры­ва­ется для нас, по сло­вам ап. Павла, «через рас­смот­ре­ние тво­ре­ний…» Бога (Рим.1:20).

Поэтому детей надо учить чув­ство­вать среди при­роды Создав­шего ее и пости­гать Его бла­гость, Про­мысл, все­мо­гу­ще­ство и непо­сти­жи­мую мудрость.

Насколько это только воз­можно, надо вос­пи­тать детей среди при­роды, и когда нельзя этого достиг­нуть на все время, то хотя бы уво­зить туда детей на воз­можно дол­гие сроки.

Чистую, воз­вы­шен­ную радость может давать и хоро­шая музыка. Духов­ные же музыка и пение при­бли­жа­ются по сво­ему дей­ствию к молитве, воз­вы­шают и очи­щают душу; лира в руках Давида отго­няла беса от Саула (1Цар.16:23). Но бывает музыка и пение, испол­нен­ные пош­ло­сти, без­нрав­ствен­но­сти и лег­ко­мыс­лия, и от такой музыки надо обе­ре­гать детей.

Какие игры и заня­тия сле­дует поощ­рять у детей?

Для дево­чек ничего не может быть лучше игры в куклы, шитья для них и выши­ва­ния. Этим под­го­тав­ли­ва­ется буду­щая мать и хозяйка. Для маль­чи­ков хороши все игры со строй­ками — кубики, кир­пи­чики, стро­и­тель­ные ящики. Не сле­дует мешать вся­ким невин­ным подвиж­ным играм — прят­кам, жмур­кам, дого­нял­кам, хотя бы они и бес­по­ко­или старших.

Хорошо иметь в семье или при доме домаш­них живот­ных — кошку, собаку и в клет­ках пев­чих пти­чек, за кото­рыми дети должны уха­жи­вать сами. Пти­чек сле­дует выпус­кать на Бла­го­ве­ще­ние, сле­дуя в этом рус­скому обы­чаю, а осе­нью при­об­ре­тать новых.

С рядом игр необ­хо­димо вести борьбу. Это, напри­мер, рогатка, хло­па­нье писто­нами и рис­ко­ван­ные хими­че­ские опыты. Это все про­сто опасно, и поэтому «не иску­шайте Гос­пода, Бога вашего» (Втор.6:16).

Совер­шенно недо­пу­стимы игры в карты: их не сле­дует даже и дер­жать в доме. Вся­кая игра в карты азартна, т. е. раз­ви­вает самые низ­кие чув­ства чело­века — жела­ние уни­зить дру­гих и гор­диться от сво­его выигрыша.

Чтобы предот­вра­тить увле­че­ние кар­тами, сле­дует рас­ска­зать детям ряд слу­чаев, когда игра в карты на деньги вызы­вала мате­ри­аль­ное разо­ре­ние семей или при­во­дила к само­убий­ствам. Это помо­жет детям иметь про­тив них предубеж­де­ние на всю жизнь.

Надо раз­би­раться и в настоль­ных играх и, если давать их детям, то пре­иму­ще­ственно те, кото­рые слу­жат раз­ви­тию спо­соб­но­стей детей — памяти и сооб­ра­зи­тель­но­сти. Сле­дует учи­ты­вать, что и здесь может иметь место про­яв­ле­ние азарта, что неполезно.

Роди­те­лям стоит поза­бо­титься о том, чтобы при про­гул­ках с млад­шими детьми время про­гу­лок было исполь­зо­вано воз­можно целе­со­об­раз­нее. Так, при этом хорошо посе­щать с детьми боль­ных и бед­ных, в чем воз­можно помо­гая послед­ним. Так можно при­учать детей к самому важ­ному в жизни — искус­ству жить жиз­нью дру­гих: радо­ваться радо­стью ближ­них, ути­рать слезы скор­бя­щих, уте­шать страж­ду­щих, кор­мить голодных.

При про­гул­ках хорошо также захо­дить с детьми в церкви или часовни, давая им при­кла­ды­ваться к иконам.

Е. Посе­ля­нин в своем труде «Иде­алы хри­сти­ан­ской жизни» рас­ска­зы­вает про свою встречу с девоч­кой лет четы­рех. Девочка с няней обхо­дила иконы, к кото­рым они стали ста­вить свечи, при­чем девочка набожно кре­сти­лась и цело­вала иконы. Посе­ля­нин спро­сил у няни, часто ли они бывают тут. «Да почти вся­кий день, — отве­чала няня, — она все меня сюда тянет». — «Что же она, Богу любит молиться?» — «У‑у… Такая бого­мо­лица, а уж иконы как любит, сколько их у кро­ватки пона­ве­шено, и чтобы непре­менно лам­падка горела и не гасла. Огор­ча­ется очень, если погас­нет. Вот, тоже до бед­ных боль­шая охо­тица. Не поз­во­лит ни одного нищего про­пу­стить, чтобы не подать…»

Вот то твер­дое осно­ва­ние, на кото­ром может быть постро­ена жизнь, пол­ная радо­сти, — радо­сти бли­зо­сти к Богу и дея­тель­ного слу­же­ния ближним.

Дети любят путе­ше­ство­вать. И если есть воз­мож­ность удо­вле­тво­рять это жела­ние, то надо выби­рать для посе­ще­ний места, кото­рые были бы освя­щены бла­го­да­тью и насе­лены истин­ными рабами Божи­ими, т. е. монастыри.

Из лет­них заня­тий не надо поощ­рять соби­ра­ние детьми кол­лек­ций насе­ко­мых — бабо­чек и жуков. Сле­дует при­ви­вать детям мысль, что чело­век вправе отни­мать жизнь живот­ного или насе­ко­мого только по необ­хо­ди­мо­сти: свя­тые обхо­дили насе­ко­мое, если оно попа­да­лось им на дороге, чтобы не лишить его жизни.

Жизнь хри­стиан есть жизнь «агн­цев среди вол­ков» (Лк.10:3). И нашим детям встре­тятся слу­чаи соблазна со сто­роны сверст­ни­ков — при­вле­че­ния к играм и раз­вле­че­ниям, не под­хо­дя­щим хри­сти­а­нину. К числу таких игр отно­сится, напри­мер, нескром­ная игра «во флирт», к кото­рой при­вле­ка­ются юноши и девушки. К недо­пу­сти­мым раз­вле­че­ниям отно­сятся также гада­ния, спи­ри­ти­че­ские сеансы с вызы­ва­нием духов — вер­че­ние блю­дечка и т. п. Уча­стие в таких заня­тиях явля­ется гре­хом и запре­щено Свя­щен­ным Писа­нием, в кото­ром напи­сано: «Не дол­жен нахо­диться у тебя… про­ри­ца­тель, гада­тель, воро­жея, чаро­дей, оба­я­тель (т. е. гип­но­ти­зер. — Авт.), вызы­ва­ю­щий духов, вол­шеб­ник и вопро­ша­ю­щий мерт­вых. Ибо мер­зок пред Гос­по­дом вся­кий, дела­ю­щий это…» (Втор.18:10–11). Сле­дует отме­тить также, что на спи­ри­ти­че­ских сеан­сах «духи» часто тре­буют уда­ле­ния тех из при­сут­ству­ю­щих, кто носит крест. Не все­гда роди­тели смо­гут сами предо­хра­нить детей от непод­хо­дя­щих или соблаз­ни­тель­ных игр и раз­вле­че­ний. Огра­ни­че­нием детей в этих слу­чаях может быть лишь пра­виль­ное духов­ное вос­пи­та­ние, полу­чен­ное в семье. Мы знаем мно­гих детей, кото­рые сами чуж­да­лись игр со сверст­ни­ками, не отве­ча­ю­щих их духов­ному устро­е­нию. Такими были в дет­стве мно­гие из свя­тых и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Бла­го­дать Гос­подня, пре­бы­ва­ю­щая с детьми, живу­щими с Богом, сама в таких слу­чаях умуд­ряет их и предо­хра­няет от всего нечи­стого. Об этом так пишет ап. Иоанн: «Пома­за­ние, кото­рое вы полу­чили от Него, в вас пре­бы­вает… и само сие пома­за­ние учит вас всему» (1Ин.3:27).

Повиновение и наказание

Глава 18. Повиновение

Дети, пови­нуй­тесь своим роди­те­лям в Господе.
Еф.6:1

Жизнь Гос­пода на земле можно раз­де­лить на два пери­ода: до трид­цати лет Он был в пови­но­ве­нии у Своей Матери и св. Иосифа (Лк.2:51); после трид­цати лет Он стал, как гово­рил Сам, тво­рить волю послав­шего Его Отца (Лк.2:51; Ин.6:38).

Итак, Сам Гос­подь Бог всю Свою жизнь не имел Своей воли и в этом оста­вил обра­зец всем хри­сти­а­нам. И отсюда весь строй Хри­сто­вой Церкви зиждется на послу­ша­нии. Апо­столы еди­но­душно при­зы­вают хри­стиан быть в послу­ша­нии постав­лен­ным от Бога пас­ты­рям, пре­сви­те­рам, царям, пра­ви­те­лям и началь­ни­кам (1Пет.2:13–14; Рим.13; Тит.3:1). Ап. Павел пишет: «Пови­нуй­тесь настав­ни­кам вашим и будьте покорны, ибо они неусыпно пекутся о душах ваших, как обя­зан­ные дать отчет» (Евр.13:17).

Наслед­ники общин­ного строя пер­вой Иеру­са­лим­ской Церкви — мона­стыр­ские брат­ства — строят свою жизнь на все­це­лом и стро­гом послу­ша­нии. Неда­ром сло­жи­лась извест­ная мона­ше­ская пого­ворка: послу­ша­ние паче (т. е. важ­нее) поста и молитвы.

Семья есть также малень­кая Хри­стова община, и по запо­веди она также стро­ится на послу­ша­нии — жены мужу (Еф.5:22) и детей роди­те­лям. «Дети, пови­нуй­тесь своим роди­те­лям в Гос­поде» (Еф.6:1), — пишет ап. Павел и ста­вит эту запо­ведь как первую и важ­ней­шую для детей.

Поэтому послу­ша­ние — это царица дет­ских доб­ро­де­те­лей, и при нали­чии послу­ша­ния за ним после­дует раз­ви­тие в ребенке всех дру­гих душев­ных досто­инств. И отсюда пер­вой зада­чей роди­те­лей в их работе над дет­ским харак­те­ром есть насаж­де­ние в них пол­ного послу­ша­ния и иско­ре­не­ния самоволия.

Осо­бенно важно поза­бо­титься об этом в самом ран­нем воз­расте, при начале про­буж­де­ния в ребенке созна­ния, когда духов­ные пле­велы только еще начи­нают давать ростки. Воля роди­те­лей должна стать основ­ным зако­ном во всех мело­чах дет­ской жизни, в том числе и в играх. Об этом так пишет еп. Фео­фан Затвор­ник:

«Пусть дитя рез­вится, но в том месте и тем родом, как ему при­ка­зано. Воля роди­те­лей должна запе­чат­ле­вать вся­кий его шаг — разу­ме­ется, в общем. Без этого легко может покри­виться нрав дитяти. Само­вольно порез­вив­ше­еся дитя воз­вра­ща­ется не с готов­но­стью слу­шаться даже в каких-нибудь мало­стях. Напро­тив, дитя выхо­дит пре­по­движ­ным на вся­кое при­ка­за­ние, где с самого начала не дают воли его движениям».

Чтобы наса­дить в детях проч­ное послу­ша­ние, роди­те­лям не сле­дует забы­вать сле­ду­ю­щие десять положений:

1) Без край­ней необ­хо­ди­мо­сти нельзя нико­гда отме­нять своих рас­по­ря­же­ний и приказаний.

2) Рас­по­ря­же­ния должны быть точно выра­жены и ска­заны категорически.

3) Выпол­не­ния при­ка­за­ния сле­дует тре­бо­вать немед­ленно и при­учать детей слу­шаться с пер­вого слова.

4) Роди­тели должны все­гда вза­имно под­дер­жи­вать у детей свой авто­ри­тет. Для этого в рас­по­ря­же­ниях у роди­те­лей должно быть пол­ное согла­сие между собой. Один из роди­те­лей не может отме­нять рас­по­ря­же­ний дру­гого, и при детях нельзя спо­рить о необ­хо­ди­мо­сти или харак­тере рас­по­ря­же­ний. В при­сут­ствии детей вообще не должно быть у роди­те­лей раз­но­гла­сий, чтобы авто­ри­тет их у детей ничем не коле­бался. Об этом так пишет в письме ста­рец Амвро­сий Оптин­ский: «Никак не спорьте о своих раз­ных взгля­дах при детях».

5) Не остав­лять без нака­за­ния ослу­ша­ние, уси­ли­вая нака­за­ние при повтор­ном случае.

6) Не изме­нять тре­бо­ва­ний, раз­ре­шая сего­дня то, что было запре­щено вчера.

7) Не коман­до­вать посто­янно детьми и не давать им слиш­ком частых при­ка­за­ний, иначе будет при­туп­ляться их послушание.

8) Не тре­бо­вать от детей чего-либо слиш­ком труд­ного для испол­не­ния или неспра­вед­ли­вого в каком-либо отношении.

9) Не поз­во­лять детям фами­льяр­ного к себе отно­ше­ния. Любовь, ласка и неж­ность должны соче­таться с тре­бо­ва­нием пол­ного к себе ува­же­ния и почте­ния. Малень­ким детям нельзя поз­во­лять тре­пать себя за волосы или уши или уда­рять хотя бы в шутку.

10) Самим давать при­мер послу­ша­ния — жены мужу и обоих — сво­ему духов­ному отцу.

Если пре­одо­лены пер­вые при­логи само­во­лия и дитя с ран­него воз­раста навыкло послу­ша­нию, то в даль­ней­шем борьба с само­во­лием будет уже легче. При­вычка — вто­рая натура, гово­рит посло­вица. При вос­пи­та­нии детей этот пси­хо­ло­ги­че­ский закон будет помо­гать само­от­вер­женно тру­диться над ребен­ком роди­те­лям и усу­губ­лять беду нера­ди­вых роди­те­лей, ищу­щих лич­ной жизни и бро­са­ю­щих детей на нянек. Здесь при­ло­же­ние еван­гель­ской истины: «Вся­кому име­ю­щему дастся и при­умно­жится, а у не име­ю­щего отни­мется и то, что имеет» (Мф.25:29).

В отно­ше­нии послу­ша­ния древ­не­рус­ская пра­во­слав­ная семья сто­яла твердо на основе еван­гель­ских запо­ве­дей. В такой семье свято чти­лось роди­тель­ское бла­го­сло­ве­ние. Оно счи­та­лось, и неда­ром, зало­гом бла­го­ден­ствия и вся­кого успеха в жизни.

Мно­го­чис­лен­ные при­меры пол­ного послу­ша­ния детей роди­те­лям можно найти в жиз­не­опи­са­ниях свя­тых и подвиж­ни­ков благочестия.

Прп. Сера­фим, прежде чем посту­пить в мона­стырь, испра­ши­вает для этого бла­го­сло­ве­ния у матери. А прп. Сер­гий, имея горя­чее жела­ние уйти в пустыню, отсро­чи­вает его испол­не­ние ради просьбы роди­те­лей — дождаться их смерти, сле­дуя в этом отно­ше­нии св. Иоанну Зла­то­усту.

Будем же строги в пол­ной мере в отно­ше­нии сохра­не­ния послу­ша­ния в детях. Их обыч­ный рас­по­ря­док дня, уход из дома, выбор това­ри­щей по играм, зна­ком­ства — все это должно делаться при уча­стии и с согла­сия роди­те­лей. С воз­рас­том бла­го­сло­ве­ние роди­те­лей должно сопро­вож­дать детей при опре­де­ле­нии жиз­нен­ного пути — при выборе про­фес­сии, вступ­ле­нии в брак и дру­гих важ­ней­ших собы­тиях жизни.

В осо­бен­но­сти это отно­сится к важ­ней­шему для взрос­лых детей собы­тию в их жизни — вступ­ле­нию в брак. В этом слу­чае роди­те­лям необ­хо­димо про­явить всю свою жиз­нен­ную муд­рость и всю силу своей твер­до­сти. Если дети сами выбрали себе супруга, то бла­го­сло­ве­ние роди­те­лей может даваться лишь в том слу­чае, когда они дей­стви­тельно одоб­ряют выбор.

Если же роди­тели не ждут сча­стья от брака, их долг — вос­про­ти­виться браку и отка­зать детям в своем бла­го­сло­ве­нии. В послед­нем их совесть будет чиста перед Богом при несчаст­ной судьбе их детей: они сде­лали все, что воз­можно было сделать.

С дру­гой сто­роны, со сто­роны роди­те­лей не должно быть и при­нуж­де­ния детей, когда те не согласны с пред­ло­же­нием для них супруга по выбору самими родителями.

Есте­ственно, что воля обоих роди­те­лей должна быть в таких слу­чаях еди­но­душна. А если бы и не так, то, по запо­ве­дям, гла­вен­ство в семье при­над­ле­жит отцу (Еф.5:22; Кол.3:18). Но там, где цар­ствует Хри­стова любовь, раз­но­гла­сий и не может быть; как гово­ри­лось уже ранее, и истинно хри­сти­ан­ская семья являет собою образ Свя­той Тро­ицы, нераз­дель­ной в любви.

С наступ­ле­нием какого воз­раста должна кон­читься зави­си­мость детей от роди­те­лей? Она должна кон­читься только в день смерти детей или роди­те­лей или ухода детей в монастырь.

В тече­ние жизни хри­сти­а­нина меня­ется только харак­тер зави­си­мо­сти. Вна­чале дети нахо­дятся в пол­ном послу­ша­нии у роди­те­лей. С отро­че­ского воз­раста дети вхо­дят в пови­но­ве­ние к духов­ному отцу, зна­че­ние кото­рого в жизни посте­пенно рас­тет. Роди­тели ста­но­вятся как бы испол­ни­те­лями воли духов­ного отца, его дове­рен­ными в деле вос­пи­та­ния своих детей. До смерти или поступ­ле­ния в мона­стырь не сни­ма­ется с роди­те­лей ответ­ствен­ность перед Богом за своих детей.

Ап. Павел велит всем хри­сти­а­нам: «Уве­ще­вайте друг друга и нази­дайте один дру­гого» (1Фес.5:11). Оче­видно, что эта обя­зан­ность в первую оче­редь отно­сится к роди­те­лям в отно­ше­нии детей, вне зави­си­мо­сти от воз­раста последних.

Сле­дует ука­зать, однако, что могут встре­титься слу­чаи, когда послу­ша­ние детей роди­те­лям должно нару­шаться. Ап. Павел запо­ведь детям о послу­ша­нии закан­чи­вает сло­вами «в Гос­поде». Это зна­чит, что нельзя слу­шать даже роди­те­лей, когда их пове­ле­ние идет про­тив запо­ве­дей Гос­под­них. Конечно, это не отно­сится к малым детям и к семьям, где роди­тели и дети живут в Духе Гос­под­нем и в послу­ша­нии своим духов­ным отцам, воля кото­рых явля­ется для них выс­шим законом.

Но ино­гда слу­ча­ется, что в семье име­ется тре­тье поко­ле­ние — деду­шек и бабу­шек, кото­рые хотят вли­ять на дела семьи, может быть, не все­гда согласно с духом уче­ния Христа.

В этом слу­чае роди­тели (сред­нее поко­ле­ние) должны полу­чить твер­дые уста­новки о своем пове­де­нии от сво­его духов­ного отца, а в его отсут­ствие — руко­вод­ство­ваться голо­сом сове­сти, вспо­ми­ная слова апостолов:

«Должно пови­но­ваться больше Богу, нежели чело­ве­кам» (Деян.5:29). Здесь побуж­де­ния деду­шек и бабу­шек могут и не выполняться.

Также и в тех слу­чаях, когда сами роди­тели про­ти­вятся взрос­лым детям в их стрем­ле­нии после­до­вать за Хри­стом, детям оста­ется под­ра­жать вели­ко­му­че­нице Вар­варе в ее про­тив­ле­нии отцу или отроку Фео­до­сию Печер­скому — в его непо­слу­ша­нии пове­ле­нию матери.

Забота роди­те­лей о детях с годами может ослаб­нуть. Но это может быть оправ­дано лишь тогда, когда дети созреют духовно. А одним из при­зна­ков духов­ной зре­ло­сти явля­ется недо­ве­рие к себе, отвра­ще­ние к само­во­лию и потреб­ность искать во всем только воли Господней.

Эти черты харак­терны для всех свя­тых и подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Св. Мака­рий Вели­кий гово­рит: «Само­мне­ние — мер­зость перед Гос­по­дом». Даже такой све­тиль­ник Церкви, как св. Анто­ний Вели­кий, не все­гда дове­рял вер­но­сти своих решений.

И если роди­те­лям уда­ется с помо­щью Божией воз­рас­тить детей не только в чистоте веры, но и в доб­ро­де­тели послу­ша­ния, в недо­ве­рии к себе, в уме­нии подав­лять свою волю ради испол­не­ния запо­ве­дей Хри­сто­вых, в иска­нии всюду воли Гос­под­ней — то они могут быть спо­койны за своих детей и в этом мире, и за их участь в жизни вечной.

Будем же про­ве­рять себя — все ли мы делаем так и так ли живем, чтобы наса­дить в наших детях послу­ша­ние, ибо ап. Павел пишет: «Каж­дый смотри, как строит… У кого дело, кото­рое он строил, устоит, тот полу­чит награду. А у кого дело сго­рит, тот потер­пит урон; впро­чем сам спа­сется, но так, как бы из огня» (1 Кор.3:10, 14–15).

При­ло­же­ние к главе 18‑й

Насколько важна для детей забота о своих роди­те­лях и нали­чие бла­го­сло­ве­ния послед­них во всех делах и реше­ниях детей, сви­де­тель­ствует сле­ду­ю­щий рас­сказ, взя­тый из писем старца Амвро­сия Оптин­ского (к мирянам).

Для пони­ма­ния письма сле­дует вспом­нить обы­чай ино­ков Ста­рого Афона — откры­вать тела усоп­ших бра­тьев через три года после смерти. По виду остан­ков афонцы судят о загроб­ной судьбе брата: белые, чистые кости сви­де­тель­ствуют о про­ще­нии гре­хов, а чер­ные или же неис­тлев­шие тела — наобо­рот, о скорб­ной судьбе за гробом.

В послед­нем слу­чае афонцы всем мона­сты­рем уси­ленно молятся о про­ще­нии гре­хов усоп­шего. При­во­дим письмо:

«Бывают и греш­ные тела нерас­тле­ва­ю­щи­мися. В одном мона­стыре слу­чайно открыли тело одного иеро­ди­а­кона, нерас­тлев­шее и темное.

Мест­ный архи­ерей в это время ездил по епар­хии. Вла­дыку попро­сили про­чи­тать раз­ре­ши­тель­ную молитву над этим телом. Но и по раз­ре­ши­тель­ной молитве тело оста­лось в оди­на­ко­вом поло­же­нии. Вла­дыка спро­сил: «Кто он был и что за при­чина такого поло­же­ния?» В ответ полу­чил, что он был един­ствен­ный сын бед­ной вдовы и про­тив воли матери пошел в мона­стырь, а мать по при­чине бед­но­сти все­гда на него роп­тала; кто-то про­го­во­рил, что мать его и до сих пор жива.

Вла­дыка при­ка­зал отыс­кать мать. При­вели девя­но­сто­лет­нюю ста­руху, сгорб­лен­ную. Вла­дыка, ука­зы­вая на поло­же­ние ее сына, ска­зал, чтобы она про­стила его. Но ста­руха отво­ра­чи­ва­ясь, не согла­ша­лась, повто­ряя: «Я столько горя пре­тер­пела через него». Вла­дыка про­дол­жал убеж­дать ста­руху и нако­нец ска­зал: «Если не про­стишь его, то и сама будешь свя­зана». Убеж­ден­ная ста­руха как бы нехотя ска­зала: «Ну, Бог его про­стит». Тем­ное тело тот­час рас­сы­па­лось в прах».

Нужно думать, что в дан­ном слу­чае остав­ле­ние сыном матери в нужде было делом, неугод­ным Богу, хотя это было сде­лано ради такого бла­гого дела, как уход в ино­че­ство ( Здесь имеет место при­ло­же­ние ука­за­ния ап. Павла: «Если же кто и под­ви­за­ется, не увен­чи­ва­ется, если неза­конно будет под­ви­заться» (2Тим.2:5). (Прим. авт.)

Нару­ше­ние роди­тель­ской воли рас­смат­ри­ва­лось в Древ­ней Руси, как тяж­кий грех. В неко­то­рых наи­бо­лее важ­ных слу­чаях это нару­ше­ние влекло за собой роди­тель­ское проклятие.

Какова может быть цель про­кля­тия? Ап. Павел при­ме­нил одна­жды про­кля­тие для одного хри­сти­а­нина из Коринфа, согре­шив­шего тяж­ким гре­хом (1Кор.5:1–5). У ап. Павла в этом слу­чае было наме­ре­ние, как пишет он сам, «силою Гос­пода нашего Иисуса Хри­ста пре­дать (греш­ника) сатане во измож­де­ние плоти, чтобы дух был спа­сен в день Гос­пода нашего Иисуса Христа».

Как сви­де­тель­ствует исто­рия Церкви, еще со вре­мени Вет­хого Завета Гос­по­дом дана власть роди­те­лям про­кли­нать своих детей за тяж­кие грехи. В книге Пре­муд­ро­сти Иисуса, сына Сира­хова, напи­сано: «Бла­го­сло­ве­ние отца утвер­ждает дом детей, а клятва матери раз­ру­шает до осно­ва­ния» (3, 9).

Однако, про­кля­тие есть край­няя и страш­ная мера, кото­рая ввер­гает в боль­шие несча­стия про­кли­на­е­мых. И часто неосто­рож­ное и необ­ду­ман­ное про­кля­тие несет бед­ствия и тем, кто про­кли­нает. Так, напри­мер, бла­жен­ный Авгу­стин рас­ска­зы­вает о сле­ду­ю­щем случае.(«О граде Божьем», из про­по­веди блж. Авгу­стина. Прим. авт.):

Одна вдова была избита своим сыном в при­сут­ствии дру­гих детей, кото­рые не засту­пи­лись за нее. Воз­буж­ден­ная мать идет перед рас­све­том к кре­щаль­ной купели своих детей, чтобы про­клясть сына. По пути она встре­тила демона в образе сво­его деверя, и он убе­дил ее про­клясть и всех осталь­ных детей, не засту­пив­шихся за нее.

И мать стала умо­лять Бога, чтобы дети ее были изгнаны из род­ного города и своим видом устра­шали бы людей. После этого в тече­ние одного года всех детей ее пора­зил тря­су­чий пара­лич начи­ная с глав­ного винов­ника. Сты­дясь своих сограж­дан, они рас­хо­дятся из дома и ста­но­вятся скитальцами.

Мать, пора­жен­ная испол­не­нием своей неми­ло­серд­ной молитвы, не вынесла горя и удавилась.

Впо­след­ствии двое из ее детей исце­ли­лись на гла­зах бла­жен­ного Авгу­стина у мощей пер­во­му­че­ника Стефана.

Инте­ре­сен также рас­сказ игу­мена Фео­до­сия, насель­ника Опти­ной пустыни. Рано лишив­шись роди­те­лей, Фео­до­сий остался вме­сто отца сво­ему млад­шему брату.

Брат Фео­до­сия быстро пре­успе­вал в прак­ти­че­ской жизни. Необы­чай­ные жиз­нен­ные успехи в тор­говле раз­вили в нем само­мне­ние, и он стал при­пи­сы­вать их своим талан­там и забыл о Боге. При встрече Фео­до­сий стал обли­чать брата.

Тот отве­тил, что во всем обя­зан только себе, и на гла­зах у Фео­до­сия совер­шил кощун­ствен­ный посту­пок с ико­ной. Не смог пере­не­сти этого Фео­до­сий и про­клял брата. С этого момента как бы обре­зана была жизнь послед­него. Все стало у него раз­ва­ли­ваться, он быстро поте­рял все свое состо­я­ние и жалко кон­чил жизнь. Горько пла­кал и каялся потом Фео­до­сий за свою горячность.

Мате­ри­аль­ный успех в жизни не явля­ется, конечно, види­мым пока­за­те­лем Божьего бла­го­сло­ве­ния: часто успех в мате­ри­аль­ных бла­гах бывает у совер­шенно нече­сти­вых людей и наобо­рот. Но в дан­ном слу­чае можно думать, что за молитвы Фео­до­сия о брате Гос­подь вызы­вал послед­него на пока­я­ние, пора­жая его уда­рами и види­мым для него обра­зом нака­зы­вая его за его само­мне­ние, пре­не­бре­же­ние стар­шим бра­том, неве­рие и кощунство.

По суще­ству, нару­ше­ние воли роди­тель­ской как бы само несет про­кля­тие детям. Непо­слу­ша­ние есть нару­ше­ние запо­ве­дей Гос­под­них, а за это отхо­дят от детей Дух Свя­тый и бла­го­сло­ве­ние Божие во всех делах. А это есть сущ­ность проклятия.

Роди­те­лям надо пом­нить также, что не только про­кля­тие может наве­сти на их детей несча­стье. Гос­подь бли­зок к заботе роди­те­лей о своих детях и часто немед­ленно испол­няет их слова и поже­ла­ния, если они направ­лены на исправ­ле­ние детей.

Вот сви­де­тель­ство к тому, взя­тое из жизни недав­него времени.

Взрос­лый сын стал плохо себя вести, грубо нару­шал хри­сти­ан­ские запо­веди и не слу­шал уве­ще­ва­ний роди­те­лей. Поте­ряв­ший тер­пе­ние отец как-то ска­зал ему: «Смотри, Ваня, Бог долго тер­пит, да больно бьет». В тот же вечер сын, заря­жая охот­ни­чье ружье, неча­янно выстре­лил и себя поранил.

Слова отца запали ему в душу, а их немед­лен­ное испол­не­ние пора­зило его.

С этого вре­мени он оста­вил пороч­ную жизнь и стал истин­ным христианином.

Глава 19. Наказание и награды

Кого Я люблю, тех обли­чаю и наказываю.
Откр.3:19

Детям, как Божьим цве­там, нужны нежно гре­ю­щее солнце, т. е. любовь, неж­ность, ласка роди­те­лей, но вме­сте с теми влага — настав­ле­ния и вра­зум­ле­ния, а под­час и гроза — наказание.

Нака­за­ние детей есть не только право роди­те­лей — это их обя­зан­ность по отно­ше­нию к про­ви­нив­шимся детям. Вспом­ним, что именно за пре­не­бре­же­ние нака­за­нием пороч­ных сыно­вей был сам нака­зан Богом свя­щен­ник Илий (1Цар.3:13).

Св. Иоанн Зла­то­уст так гово­рит о необ­хо­ди­мо­сти нака­зы­вать детей («О вос­пи­та­нии детей»):

«А те отцы, кото­рые не забо­тятся о бла­го­при­стой­но­сти и скром­но­сти детей, бывают дето­убий­цами, и жесточе дето­убийц, поскольку здесь дело идет о поги­бели и смерти души. Поэтому подобно тому, как если ты видишь лошадь, несу­щу­юся к про­па­сти, то набра­сы­ва­ешь на уста ее узду, с силою под­ни­ма­ешь ее на дыбы, нередко и бьешь, что, правда, состав­ляет нака­за­ние, но ведь нака­за­ние — это мать спа­се­ния, — так точно посту­пай и с детьми тво­ими, если они погре­шают: свя­зы­вай греш­ника, пока не уми­ло­сти­вишь Бога; не остав­ляй его раз­вя­зан­ным, чтобы ему еще более не быть свя­зану гне­вом Божиим. Если ты свя­жешь, Бог затем не свя­жет, если же не свя­жешь, то его ожи­дают невы­ра­зи­мые цепи».

Как видно из слов св. Зла­то­уста, нака­за­ние есть при­знак дея­тель­ной заботы о согре­шив­шем — оно есть про­яв­ле­ние любви. «Гос­подь кого любит, того нака­зы­вает», — гово­рится в Прит­чах Соло­мона (3, 11), под­твер­жда­ется ап. Пав­лом (Евр.12:6) и ап. Иоан­ном (Откр.3:19).

Для любя­щего сердца при­ят­нее и легче бало­вать детей; тяжело и трудно их нака­зы­вать. Поэтому нало­же­ние нака­за­ний есть при­знак глу­бо­кой, дея­тель­ной любви, любви, жерт­ву­ю­щей своим душев­ным миром ради очи­ще­ния запят­нан­ной гре­хом духов­ной одежды ребенка.

Каково основ­ное назна­че­ние уве­ще­ва­ний и нака­за­ний? То же, что очи­ще­ние от плевел.

По сло­вам Самого Гос­пода, сатана посто­янно засе­вает стра­сти, злые наклон­но­сти и поже­ла­ния в души наши и наших детей с самого ран­него воз­раста (Мф.13:25). Роди­тели и вос­пи­та­тели при­званы выры­вать злые ростки от этого посева вну­ше­ни­ями и нака­за­ни­ями. Выры­вать их тем легче, чем ранее злой росток заме­чен, чем менее уко­ре­нился. При этом, если души ребенка и вос­пи­та­теля соеди­нены любо­вью и ребе­нок осо­знает вину и от сердца рас­ка­и­ва­ется, то злой росток вырван с корнем.

Но если в ребенке, отроке или юноше уже гос­под­ствуют в той или иной мере сомне­ние и само­управ­ство (порож­де­ние гор­до­сти) и он не сознает в пол­ной мере своей вины, оправ­ды­ва­ется или смяг­чает ее в своих гла­зах, то злой росток не будет вырван взыс­ка­нием, а только при­мят и заглу­шен, лишь страх нового нака­за­ния может при­оста­но­вить в этом слу­чае рост пле­вела — злой наклонности.

В этом слу­чае нака­за­ние должно быть серьез­ным, чтобы надолго запом­ниться. Поэтому надо осмот­ри­тельно выби­рать для детей харак­тер и меры нака­за­ния, ставя их в зави­си­мость от духов­ного состо­я­ния, вос­при­им­чи­во­сти, сте­пени осо­зна­ния своей вины и глу­бины рас­ка­я­ния в про­ступке. Ап. Иуда ука­зы­вает: «К одним будьте мило­стивы, с рас­смот­ре­нием, а дру­гих стра­хом спа­сайте» (22, 23).

Как рано надо начи­нать нака­зы­вать детей и как это делать? Послу­шаем об этом Соло­мона, кото­рому пре­муд­рость была даро­вана в пол­ной мере как осо­бый Божий дар. Соло­мон пишет: «Нака­зы­вай сына сво­его, доколе есть надежда, и не воз­му­щайся кри­ком его». И далее: «Кто жалеет розги своей, тот нена­ви­дит сына, а кто любит, тот с дет­ства нака­зы­вает его» (Притч.19:18 и 13, 25). То же можно про­честь и в дру­гой книге Биб­лии — Пре­муд­ро­сти Иисуса, сына Сирахова.

«Не давай ему (т. е. ребенку) воли в юно­сти и не потвор­ствуй нера­зу­мию его. Наги­бай выю его в юно­сти и сокру­шай ребра его, доколе оно (дитя) молодо, дабы, сде­лав­шись упор­ным, оно не вышло из пови­но­ве­ния тебе» (30, 11–12).

О том же гово­рит и народ­ная муд­рость: «Нака­зы­вай дитя, пока оно лежит попе­рек лавки, поздно будет, когда оно ляжет вдоль лавки».

Итак, нака­за­ние за про­ступки обя­за­тельно уже для самого ран­него воз­раста. Однако формы нака­за­ний Нового Завета иные по срав­не­нию со Ста­рым, как иные Дух и запо­веди Нового Завета (Лк.9:54–55; Мф.5:21–48). Вос­пи­та­ние детей в Новом Завете должно совер­шаться в духе любви, кро­то­сти и милосердия.

Поэтому уда­рять или бить ребенка не надо. Если же детям нужно серьез­ное нака­за­ние, то его нетрудно найти для вся­кого ребенка. При этом нака­за­ние может быть более чув­стви­тель­ным и дей­ствен­ным, чем удары. Такими нака­за­ни­ями могут быть, напри­мер, лише­ние на опре­де­лен­ное время игр, книг, раз­вле­че­ний, удо­воль­ствий, сла­стей, посе­ще­ния зна­ко­мых, а для более млад­шего воз­раста — поста­новка в угол, при­ну­ди­тель­ное сажа­ние на стул на извест­ное время.

Мать затвор­ника Геор­гия Задон­ского имела, напри­мер, обык­но­ве­ние нака­зы­вать маль­чика Геор­гия за невни­ма­ние в церкви зем­ными покло­нами и непоз­во­ле­нием обе­дать с собою.

Дру­гая мать за непо­слу­ша­ние сына при­хо­дить домой не позд­нее 11 часов вечера нака­зала его тем, что три дня с ним не раз­го­ва­ри­вала. Сын сми­рился и с этого вре­мени более не опаздывал.

А вот и еще при­мер, как нака­зы­вали и исправ­ляли своих детей бла­го­че­сти­вые родители.

Ста­рец архи­манд­рит Гав­риил (Спасо-Еле­аза­ров­ской пустыни) так рас­ска­зы­вал, как отучила его матушка от шалостей:

«Бывало, наша­лишь, а матушка и ска­жет: «Гоня, не шали, вот ты все не слу­ша­ешь, шалишь, а мне ответ надо за тебя отдать Богу. Ты сво­ими шало­стями грехи выра­щи­ва­ешь — потом и сам с ними не сладишь».

А моло­дость берет свое: как ни удер­жи­ва­юсь — опять и нашалю… Тут матушка бывало ста­нет на колени перед обра­зами и начи­нает со сле­зами вслух жало­ваться на меня Богу и молиться: «Гос­поди, вот я вымо­лила у Тебя сына, а он все шалит, не слу­шает меня. Что же мне с ним делать?.. И сам погиб­нуть может, и меня погу­бить… Гос­поди, не оставь, вра­зуми его, чтобы не шалил…» И все в этом роде, молится вслух, пла­чет. А я стою возле, при­тихну, слу­шаю ее жалобы. Стыдно мне ста­нет, да и матушку жаль.

«Матушка, а матушка… я больше не буду», — шепчу ей несмело. А она все про­сит Бога обо мне. Я опять обе­щаю не шалить, да и сам уж начну молиться рядом с матушкой».

Сле­дует учи­ты­вать, что стро­гое вну­ше­ние и дли­тель­ный раз­го­вор с ребен­ком с подроб­ным раз­бо­ром его про­ступка может быть для детей наи­бо­лее непри­ят­ным нака­за­нием, если такие вну­ше­ния про­во­дить умело. Правда, это потре­бует от роди­те­лей больше вре­мени и будет много труд­нее, чем удар ребенка или битье, но послед­ние могут при­не­сти больше вреда, чем пользы.

Я задал вопрос одному маль­чику: какие меры воз­дей­ствия ока­зы­вали на него наи­боль­шее вли­я­ние? Маль­чик отве­тил: «Когда пере­тер­пишь нака­за­ние, то пере­жи­ва­ешь чув­ство, что ты рас­кви­тался за свою погреш­ность, и более не бес­по­ко­ишься за про­ис­шед­шее. Когда же тебя только при­сты­дят, а не нака­жут, то чув­ству­ешь сму­ще­ние и рас­ка­я­ние, и вина бес­по­коит совесть зна­чи­тельно силь­нее, чем в пер­вом случае».

В связи с этим рас­суж­де­нием надо вспом­нить св. Пимена Вели­кого, кото­рый мило­сер­дием и крот­ким обли­че­нием умел вра­че­вать такие пороки, кото­рые не под­да­ва­лись исце­ле­нию ни от упре­ков и осуж­де­ния бра­тии, ни от страха нака­за­ния и изгнания.

Не сле­дует пре­не­бре­гать и самыми малыми про­ступ­ками детей. Малого нет, по Свя­щен­ному Писа­нию: «В малом был ты верен, над мно­гим тебя поставлю», — гово­рит Гос­подь (Мф.25:21). Пусть будет мало нака­за­ние (за малые про­ступки), хотя бы выго­вор или заме­ча­ние, но они должны иметь место при вся­ком про­ступке ребенка.

По духов­ному закону, если мы не постра­даем и не посты­димся за свои грехи на земле, то они оста­нутся неиз­гла­жен­ными из книги жизни и нам при­дется потер­петь за них на том свете. На этом осно­вано Таин­ство пока­я­ния — исповеди.

При нало­же­нии нака­за­ния на детей совер­шенно необ­хо­димо, чтобы роди­тели были в пол­ном спо­кой­ствии и мир­ном состо­я­нии духа. При раз­дра­же­нии чело­века поки­дает Свя­той Дух и теря­ется любов­ное еди­не­ние душ ребенка и роди­те­лей. В резуль­тате ребе­нок также может озло­биться, и для его души от нака­за­ния полу­чится более вреда, чем пользы. Кроме того, в раз­дра­же­нии легко погре­шить неспра­вед­ли­во­стью и жесто­ко­стью под вли­я­нием лука­вого духа, вла­де­ю­щего раз­дра­жен­ным человеком.

Поэтому в тех слу­чаях, когда чув­ству­ется гнев или раз­дра­же­ние на детей, нельзя сразу накла­ды­вать на них взыс­ка­ние. Даже раз­го­вор с ними и вну­ше­ние надо откла­ды­вать до того вре­мени, когда успо­ко­ится дух и чув­ство любви к ним не будет затем­нено раз­дра­же­нием. При таких слу­чаях св. отцы напо­ми­нают нам, что «сатана не изго­няет сатану» (Мк.3:23).

На опас­ность оже­сто­чить детей обра­ще­нием или нака­за­нием, свя­зан­ными с раз­дра­же­нием, ука­зы­вает нам ап. Павел: «Вы, отцы, не раз­дра­жайте детей ваших, дабы они не уны­вали, но вос­пи­ты­вайте их в уче­нии и настав­ле­нии Гос­под­нем» (Еф.6:4; Кол.3:21).

Обра­зец любов­ного, крот­кого вра­зум­ле­ния ребенку дает само Евангелие.

Отрок Иисус, по мне­нию Матери, про­ви­нился перед Нею и Иоси­фом: не ска­зав им ничего, Он остался в Иеру­са­лиме после празд­ника Пасхи, когда они отпра­ви­лись домой в Наза­рет. Его Мать и Иосиф разыс­ки­вали Его в тече­ние трех дней. Про­чтем в Еван­ге­лии укор Матери: «Чадо, что Ты сде­лал с нами? Вот, отец Твой и Я с вели­кой скор­бью искали Тебя» (Лк.2:48). Здесь изло­же­ние вины Отрока. Здесь укор. Но какой неж­ный укор, какая любовь слы­шится в каж­дом слове Матери!

И когда мы уви­дим наших детей в чем-либо винов­ными, когда нам пона­до­бится вра­зу­мить их, то вспом­ним этот еван­гель­ский обра­зец любов­ного обли­че­ния и будем под­ра­жать ему. Ведь только любовь может про­ве­сти наши слова до сердца наших детей.

Прп. Сера­фим Саров­ский так гово­рил одному игу­мену: «Будь к детям своим (духов­ным) не отцом, а мате­рью». Этими сло­вами пре­по­доб­ный ука­зы­вал на необ­хо­ди­мость про­яв­ле­ния не столько суро­во­сти и стро­го­сти отцов, сколько неж­ной любви и снис­хо­ди­тель­но­сти матери.

Поэтому нам сле­дует бояться как своей сла­бо­сти — излиш­него снис­хож­де­ния и пре­не­бре­же­ния поступ­ками, так и духов­ного раз­рыва — отчуж­де­ния от нас детей и их ожесточения.

Такое оже­сто­че­ние сердца еще не так опасно в более ран­нем воз­расте: ребенка тогда легче уго­во­рить, пере­упря­мить, смяг­чить лас­кой или нака­за­нием. Но для юно­шей это может ино­гда не иметь успеха, и они будут в чем-либо наста­и­вать на своем и не слу­шаться. Ино­гда дело может быть очень серьез­ным, и тогда роди­те­лям оста­ется при­ме­нять сред­ство, кото­рое можно назвать подви­гом любви.

Харак­тер­ный при­мер такого воз­дей­ствия име­ется в лето­пи­сях Опти­ной пустыни.

Один скит­ский брат пере­стал ходить на ноч­ное бде­ние, оправ­ды­вая себя тем, что сам ски­то­на­чаль­ник — игу­мен Анто­ний, тоже не ходит на бде­ние. А у послед­него в это время так болели ноги, что он не в силах был сто­ять. Много раз уве­ще­вал игу­мен Анто­ний нера­ди­вого брата, но тот гово­рил, что посе­ще­ние ноч­ного бде­ния свыше его сил и он ско­рее вый­дет из мона­стыря, чем будет ходить на бдение.

Тогда игу­мен Анто­ний при­ме­нил такое сред­ство. Несмотря на свою болезнь, он сам пошел на бде­ние, а оттуда в келию брата. «Про­сти, брат, — ска­зал Анто­ний, — если ты не дума­ешь о своей душе, то я сам при­шел вме­сто тебя на бде­ние». И покло­нился брату в ноги. А когда он кла­нялся, то из голе­нищ его сапог ручьем поли­лась кровь, т. к. сапоги были полны крови от открыв­шихся ран на ногах. Ужас­нулся брат, сам бро­сился в ноги игу­мену, прося про­ще­ния за свою вину, и с тех пор все­гда стал вста­вать на бдение.

Пусть вспом­нят роди­тели этот слу­чай, когда они исчер­пают реши­тельно все доступ­ные для них обыч­ные сред­ства воз­дей­ствия и все же не смо­гут заста­вить послу­шаться своих взрос­лых детей. И пусть про­сят они тогда муд­ро­сти у Бога, чтобы найти тот подвиг любви, кото­рый вер­нул бы им сердца их детей. В отдель­ных слу­чаях, при оже­сто­че­нии детей стар­шего юно­ше­ского воз­раста, они могут быть смяг­чены серд­цем и исправ­лены лишь в резуль­тате снис­хож­де­ния к их душев­ному состо­я­нию и про­яв­ле­нию вре­мен­ной уступ­чи­во­сти. При этом роди­те­лям надо соеди­нить любовь к детям с муд­ро­стью обра­ще­ния с ними.

При­мер подоб­ной муд­рой уступ­чи­во­сти дает прп. Пахо­мий Вели­кий.

В одном из еги­пет­ских мона­сты­рей один из мона­хов доби­вался долж­но­сти, кото­рой не был достоин. Игу­мен не счи­тал достой­ным его и одна­жды ска­зал, что прп. Пахо­мий не счи­тает достой­ным его этой долж­но­сти (хотя пре­по­доб­ный и не гово­рил этого игу­мену монастыря).

Монах в силь­ном гневе почти насильно повел игу­мена для объ­яс­не­ния с прп. Пахо­мием. Они при­шли к послед­нему, когда тот был на стене, кото­рую он сам воз­во­дил вокруг мона­стыря. С гне­вом монах начал кри­чать пре­по­доб­ному: «Сойди, чтобы дока­зать мой грех, Пахомий-лжец».

Крот­кий Пахо­мий вна­чале ничего не отве­чал гру­бому монаху, но тот про­дол­жал свою брань.

Поняв душев­ное состо­я­ние инока, пре­по­доб­ный спо­койно ска­зал: «Про­сти меня, я согре­шил, а ты нико­гда не согре­шал?» Гнев монаха утих. Отведя в сто­рону игу­мена, пре­по­доб­ный узнал, в чем дело, и затем дал такой совет игу­мену: «Послу­шайся меня и исполни его просьбу, чтобы душу его вырвать из рук врага».

Полу­чив то, чего домо­гался, монах через несколько дней рас­ка­ялся в своей гру­бо­сти в отно­ше­нии пре­по­доб­ного и пошел к нему про­сить про­ще­ния. Он ска­зал пре­по­доб­ному: «Бог знает, что если бы ты не был вели­ко­ду­шен ко мне и ска­зал бы мне одно гру­бое слово, то я, греш­ный, оста­вил бы мона­ше­ство и снова сде­лался бы миря­ни­ном. Будь же бла­го­сло­вен, чело­век Божий, потому что Гос­подь ожи­вил меня через твое великодушие».

Будем пом­нить, что лишь любовь будет про­кла­ды­вать роди­те­лям путь к сердцу детей, и не оттал­ки­вать их и при нака­за­ниях. Если дет­ское сердце не оже­сто­чено, то совесть ребенка сама будет изоб­ли­чать его в таких случаях.

И если ребенку при­вита мысль о необ­хо­ди­мо­сти пре­тер­петь за про­сту­пок, то он сам будет чув­ство­вать удо­вле­тво­ре­ние, пере­тер­пев нака­за­ние: ведь солнце осо­бенно при­ятно све­тит и осо­бенно нежно греет именно после грозы. Нака­за­ние есть стра­да­ние, а стра­да­ние очи­щает и про­свет­ляет душу, если пере­но­сится со смирением.

При частом нака­за­нии детей может, однако, воз­ник­нуть опас­ность оже­сто­че­ния их сердца, уга­са­ния их любви, отчуж­де­ния от роди­те­лей и про­яв­ле­ния уны­ния. Это боль­шая опас­ность, и роди­те­лям надо тща­тельно избе­гать ее.

И если нельзя избе­жать нака­за­ний, то надо иметь в руках сред­ство, чтобы не допу­стить все пере­чис­лен­ные выше дур­ные послед­ствия, кото­рые могут про­явиться после нака­за­ний. Такими сред­ствами (помимо горя­чей любви) явля­ются похвала, раз­лич­ные поощ­ре­ния и награды.

Но похвала может при­но­сить вред и раз­ви­вать в детях тще­сла­вие и само­мне­ние? Это, дей­стви­тельно, так, если детей все­гда только хва­лят. Поэтому на похвалу нужно смот­реть как на лекар­ство, кото­рое можно и должно при­ме­нять, но при­ме­нять уме­ренно — с рас­су­ди­тель­но­стью. Вме­сте с тем она явля­ется и могу­чим сред­ством поощ­ре­ния ребенка к тру­до­лю­бию, ста­ра­нию, акку­рат­но­сти, послу­ша­нию. Без нее не обой­тись при вос­пи­та­нии. А тот вред, кото­рый при­но­сит похвала (раз­ви­вая тще­сла­вие и само­мне­ние), надо уни­что­жать раз­ви­тием в детях хри­сти­ан­ского сми­ре­ния. Это дости­га­ется при­ме­рами из жизни бла­го­че­сти­вых хри­стиан, изу­че­нием Еван­ге­лия и образ­цами сми­ре­ния из жизни свя­тых и подвиж­ни­ков благочестия.

Детям надо вну­шать также, что все таланты и спо­соб­но­сти даны нам от Бога и ими нечего гор­диться. От спо­соб­ных же больше и тре­бу­ется, так как «от вся­кого, кому дано много, много и потре­бу­ется» (Лк.12:48).В неко­то­рых слу­чаях, может быть, потре­бу­ются уроки, подобно опи­сан­ному ниже.

В Диве­ев­ском мона­стыре жила вдова со своей доч­кой. Девочка была кра­сива и часто слы­шала похвалу своей наруж­но­сти. Это раз­вило в ней тще­сла­вие и склон­ность наря­жаться. Чтобы испра­вить девочку, мать попро­сила одну из ино­кинь дать девочке урок в этом отно­ше­нии. При встрече с девоч­кой эта сестра гово­рит ей в при­сут­ствии дру­гих: «Что с тобой, как ты подур­нела?» Слова про­из­вели на девочку глу­бо­кое впе­чат­ле­ние, и она оста­вила страсть к нарядам.

Чтобы согре­вать в детях рев­ность к доб­ро­де­те­лям, кроме похвалы нужны также и раз­лич­ные поощ­ре­ния — подарки, сла­сти (в уме­рен­ном коли­че­стве), разум­ные раз­вле­че­ния, посе­ще­ния зна­ко­мых. Все это должно даваться детям как след­ствие их достой­ного пове­де­ния и прилежания.

Пусть дети чув­ствуют, что от роди­те­лей они имеют все­гда вни­ма­тель­ную и спра­вед­ли­вую оценку сво­его пове­де­ния. И что если все их про­ступки не оста­ются без нака­за­ния, то и все доб­рое в их пове­де­нии при­не­сет им уте­ше­ние и награду.

При­ло­же­ние к главе 19‑й

Как уже гово­ри­лось выше, целью уве­ще­ва­ния и обли­че­ния ребенка явля­ется про­буж­де­ние в нем созна­ния своей вины и жела­ния исправ­ле­ния. Если это дости­га­ется, то духов­ная одежда ребенка убе­ля­ется его покаянием.

Нагляд­ным при­ме­ром такого про­свет­ле­ния души ребенка явля­ется ниже­сле­ду­ю­щее письмо вось­ми­лет­ней девочки своей матери (при­во­дится в орфо­гра­фии оригинала).

«Каюсь во всем.
Каюсь в том, что я тебя и папу не слу­шала. Каюсь я, что Витю оби­жала. Созна­юсь в том, что когда ты ухо­дила, то я, как будто жулик, встаю на Витину кро­вать и отре­заю я кусо­чек хлеба и ем. Каюсь я в том. Каюсь во всем. Ты доро­гая мама моя, извини, ты род­ная моя, больше не буду, не буду я, нет. Ты не вари мне больше обед, нет не вари. А я все­гда буду я варить вам обед. Буду варить и я буду любить вас, маму и папу и Витю и всех.
Ты извини и про­сти и люби. Буду и я тебя также любить. Буду любить. Любить и любить».

Правила и обстановка воспитания

Глава 20. Работа над словом

Слово здра­вое, не укоризненное…
Тит.2:8

«От избытка сердца гово­рят уста» (Мф.12:34), — ука­зы­вает Гос­подь. Поэтому слово чело­века есть пока­за­тель состо­я­ния его сердца. Духов­ное состо­я­ние и наших детей мы можем опре­де­лять, при­слу­ши­ва­ясь к их сло­вам, и раз­би­ра­ясь в тех побуж­де­ниях сердца, кото­рые вызы­вали эти слова. Рабо­тая над фрук­то­вым садом, садов­ник обре­зает у моло­дых дич­ков бес­плод­ные ветки и при­ви­вает к ним пло­до­нос­ные. Так же должны рабо­тать роди­тели над детьми — обре­зать и иско­ре­нять недолж­ные слова и порывы и при­ви­вать доб­ро­де­тели науче­нием доб­рому слову.

В чем дол­жен заклю­чаться этот труд? Пер­вое, чему сле­дует учить детей, — это серьез­но­сти отно­ше­ния к сло­вам: «От слов своих оправ­да­ешься и от слов своих осу­дишься», — гово­рит Гос­подь (Мф.12:37).

Поэтому слова наши — это те гири, кото­рые вме­сте с делами будут класться на чаши весов при реше­нии нашей судьбы на Страш­ном Суде. Поэтому и ап. Иаков гово­рит: «Вся­кий чело­век да будет скор на слы­ша­ние, мед­лен на слова» и «Кто не обуз­ды­вает сво­его языка… у того пустое бла­го­че­стие» (Иак.1:19–26).

Вто­рое, чему надо учить детей, — это ску­по­сти в сло­вах. Гос­подь пре­ду­пре­ждает нас: «Говорю же вам, что за вся­кое празд­ное слово, какое ска­жут люди, дадут они ответ в день суда» (Мф.12:36). Поэтому ап. Петр счи­тает мол­ча­ли­вость за одну из основ­ных доб­ро­де­те­лей (1Пет.3:4), а пре­муд­рый Соло­мон гово­рит: «Кто хра­нит уста свои, тот бере­жет душу свою» (Притч.13:3).

Один ста­рец гово­рил также: «Много раз жалел я о том, что ска­зал, и ни разу — о том, что промолчал».

Тре­тье — это дости­же­ние у детей абсо­лют­ной прав­ди­во­сти в сло­вах. Ложь отвра­ти­тельна для чистой души, как отвра­ти­тельны физи­че­ская грязь и вонь. И сле­дует ска­зать, что сохра­не­ние в ребенке прав­ди­во­сти не будет труд­ным делом, если дитя рас­тет в чистой среде с верой в Бога и если сами роди­тели нико­гда не допус­кают греха лжи на своих устах, все­гда пока­зы­вая в этом при­мер детям.

Хоро­ший ребе­нок все­гда покрас­неет, если ска­жет неправду неча­янно и заме­тит это. Но кроме лжи гру­бой, бывает ложь тон­кая, и от такой надо предо­сте­ре­гать детей. Это манера при­укра­ши­ва­ния в раз­го­воре, пре­уве­ли­че­ния, неточ­ность изло­же­ния фак­тов или пред­на­ме­рен­ное одно­сто­рон­нее осве­ще­ние дела. И в этом надо все­гда ули­чать детей; хри­сти­а­нин дол­жен быть щепе­тиль­ным в духов­ной чистоплотности.

Подоб­ная щепе­тиль­ность должна наблю­даться при выпол­не­нии детьми сво­его слова или обе­ща­ния. Эти обе­ща­ния должны выпол­няться точно: укло­не­ние от них или про­срочка (напри­мер, вре­мени воз­вра­ще­ния домой, начала вре­мени домаш­них учеб­ных заня­тий и т. п.) должны рас­смат­ри­ваться как обман, и дети в этих слу­чаях должны полу­чать заме­ча­ния и затем нака­зы­ваться до тех пор, пока не при­учатся к аккуратности.

Широко рас­про­стра­нен грех осуж­де­ния и в среде хри­стиан. Нелегко побеж­да­ется этот порок, но за пре­одо­ле­ние его Гос­подь обе­щает вели­кую милость — про­ще­ние всех гре­хов: «Не судите, да не судимы будете» (Мф.7:1). Чтобы запе­чат­леть в дет­ской душе серьез­ность греха осуж­де­ния, детям сле­дует рас­ска­зы­вать исто­рии, как нака­зы­вает Гос­подь за осуж­де­ние. Таких рас­ска­зов много в духов­ной лите­ра­туре. Вот один из таких рас­ска­зов. Один ста­рец мыс­ленно осу­дил согре­шив­шего брата. Ночью сле­тел к нему ангел, неся душу осуж­ден­ного. «Брат, кото­рого ты осу­дил, умер, — гово­рит ангел. — Гос­подь спра­ши­вает тебя, куда низ­верг­нуть его душу за тот грех, за кото­рый ты его осу­дил вчера?» Тогда понял ста­рец свое жестокосердие.

Не надо поз­во­лять детям делать друг другу заме­ча­ния, если они не умеют это делать с любо­вью и кро­то­стью. Пусть в этом слу­чае они руко­вод­ству­ются сло­вами игу­мена Фео­до­сия из Опти­ной пустыни: «Смотри на себя, и будет с тебя»

В осо­бен­но­сти строго надо сле­дить за тем, чтобы дети не осуж­дали самих роди­те­лей и не всту­пали на путь кри­ти­че­ского к ним отношения.

Одна­жды к прп. Сера­фиму при­шла мать с сыном, и сын начал жало­ваться на сла­бость матери в отно­ше­нии вина. Прп. Сера­фим загра­дил уста сына своею рукою, счи­тая недо­пу­сти­мым осуж­де­ние матери сыном, даже и в том слу­чае, когда для этого име­лось основание.

Чтобы предо­хра­нить себя от кри­тики детей, роди­тели должны строго воз­дер­жи­ваться при детях от вза­им­ного осуж­де­ния, уко­ров и споров.

Как на духов­ную язву надо смот­реть на склон­ность детей драз­нить друг друга или назы­вать обид­ными име­нами. Это тяж­кий грех про­тив любви, и с ним надо бороться реши­тельно, не оста­нав­ли­ва­ясь перед серьез­ными нака­за­ни­ями, до иско­ре­не­ния этого порока.

Сле­дует удер­жи­вать детей и от спо­ров. Спор в обыч­ной форме несет раз­дра­же­ние и, как лиша­ю­щий душу мир­ного устро­е­ния, все­гда бывает вре­ден. Вме­сте с тем спор бывает без­ре­зуль­тат­ным, если спо­ря­щим руко­во­дит жела­ние насто­ять на своем, а не найти истину.

Надо при­учать детей также к веж­ли­во­сти в раз­го­воре — чтобы не пере­би­вать гово­ря­щего, ожи­дая удоб­ного вре­мени, когда можно всту­пить в разговор.

Склон­ность в детях к хва­стов­ству и неуме­рен­ным рас­ска­зам о себе ука­зы­вает на нали­чие в них гор­до­сти и тще­сла­вия. Раз­ви­тию послед­них мы часто спо­соб­ствуем сами, когда неуме­ренно хва­лим детей.

С самого ран­него воз­раста, как только дети нач­нут гово­рить, их сле­дует при­учать к посто­ян­ному упо­треб­ле­нию трех слов: «про­сти», «спа­сибо» и «пожа­луй­ста».

В слове «про­сти» заклю­ча­ется вели­кая сила. Оно ути­шает душев­ные бури гнева и раз­дра­же­ния, при­ми­ряет души, воз­вра­щая им любовь, и сни­мает грех с души оби­дев­шего или в чем-либо погре­шив­шего про­тив ближнего.

Роди­те­лям сле­дует тща­тельно сле­дить за тем, чтобы все ссоры детей кон­ча­лись пол­ным при­ми­ре­нием и испро­ше­нием про­ще­ния винов­ным у оби­жен­ного или вза­им­ным про­ще­нием. При этом роди­те­лям сле­дует не жалеть сво­его вре­мени и вни­ма­тельно раз­би­рать при­чину ссоры, каж­дому из детей ука­зы­вать на его погреш­но­сти и при необ­хо­ди­мо­сти накла­ды­вать взыс­ка­ние на винов­ного или на обоих поссо­рив­шихся. Этим будут изле­чи­ваться те духов­ные недо­статки в детях, кото­рые вызы­вали ссоры между ними.

Не только за подарки, но и за малей­шие услуги, подан­ную вещь и т. п. дети должны все­гда гово­рить «спа­сибо». Также и просьбы свои они должны сопро­вож­дать сло­вом «пожа­луй­ста». В этом слу­чае просьба будет все­гда веж­ли­вой, лишен­ной эле­мента тре­бо­ва­тель­но­сти, кото­рая совер­шенно недо­пу­стима. Слова «про­сти», «спа­сибо» и «пожа­луй­ста» должны как можно чаще и совер­шенно легко схо­дить с дет­ского языка.

К имени Бога, Гос­пода Иисуса Хри­ста, Божией Матери и свя­тых у детей должно быть бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние. Эти слова Боже­ственны. Про­из­не­се­ние их с верою освя­щает душу и нена­вистно сатане. В имени Иисуса Хри­ста вся сила молитвы Иису­со­вой. И Его имя есть ору­жие, кото­рым, по обе­то­ва­нию Гос­пода, мы должны и можем бороться про­тив наших неви­ди­мых вра­гов: «Име­нем Моим будут изго­нять бесов» (Мк.16:17).

Поэтому про­из­не­се­ние Боже­ствен­ных имен допу­стимо у детей только в серьез­ном раз­го­воре. Нельзя поз­во­лять детям пере­ни­мать от взрос­лых пого­ворки, вклю­ча­ю­щие свя­тые имена, как напри­мер: «Ради Бога», «О, Гос­поди!», «Матерь Божия!» Все это про­из­но­сится без вни­ма­ния, часто с раз­дра­же­нием и есть пря­мое нару­ше­ние запо­веди Вет­хого Завета:

«Не про­из­носи имени Гос­пода, Бога тво­его, напрасно» (Втор.5:11).

Детям сле­дует объ­яс­нять сущ­ность слова «спа­сибо». И при про­из­не­се­нии этого слова дети должны чув­ство­вать, что в этом слове они про­из­но­сят крат­кую молитву за сде­лав­шего им добро.

Мос­ков­ский ста­рец о. Алек­сий М. своим духов­ным детям гово­рил о необ­хо­ди­мо­сти про­из­не­се­ния откры­той, пол­ной формы этой молитвы — «Спаси тебя Бог».

Нико­гда не должны про­из­но­ситься детьми имена вра­гов чело­века — сатаны и бесов, кроме необ­хо­ди­мо­сти в том при серьез­ном раз­го­воре. Эти имена должны быть нена­вистны и про­тивны хри­сти­а­нину, ищу­щему спасения.

Основ­ным усло­вием успеха в работе над дет­ским язы­ком, как и во всем деле вос­пи­та­ния, явля­ется при­мер самих родителей.

И счаст­ливы те семьи, в кото­рых роди­тели могли бы дерз­но­венно ска­зать детям вме­сте с ап. Пав­лом: «Под­ра­жайте нам, как мы Хри­сту» (1Кор.4:16).

Глава 21. Порядок жизни

Все должно быть бла­го­при­стойно и чинно.
1 Кор.14:40

После паде­ния Адама в чело­веке явился стыд — стрем­ле­ние при­крыть запят­нан­ное гре­хом тело. Стыд — это созна­ние пороч­но­сти сво­его есте­ства. И вме­сте с лише­нием чело­века радо­сти посто­ян­ного бого­об­ще­ния, «сде­лал Гос­подь Бог Адаму и жене его одежды кожа­ные и одел их» (Быт.3:21).

И пока вера и поня­тие о грехе сохра­ня­лись в людях, до тех пор у них был стыд и счи­та­лось бес­стыд­ством обна­жать свое или смот­реть на чужое обна­жен­ное тело. Так, сыно­вья Ноя, чтобы не смот­реть на обна­жен­ное тело отца, вхо­дили в палатку, пятясь задом, чтобы накрыть Ноя одеж­дой (Быт.9:23).

Как след­ствие отступ­ле­ния от Бога и утери веры исче­зает и чув­ство стыда, воца­ря­ется бес­стыд­ство — культ обна­жен­ного тела, вво­ди­мый под раз­ными бла­го­вид­ными предлогами.

Хри­сти­а­нин не дол­жен под­да­ваться про­по­веди бес­стыд­ства и дол­жен беречь от него и себя, и своих детей. С про­буж­де­нием в ребенке созна­ния его надо учить стыд­ли­во­сти. Нельзя обыч­ную одежду детей заме­нять летом одними тру­си­ками, хотя бы это было не в городе. В осо­бен­но­сти надо беречь стыд­ли­вость дево­чек и не при­учать их ходить в нескром­ных платьях.

Нельзя также доз­во­лять девоч­кам купаться без купаль­ных костю­мов, а маль­чи­кам — без тру­си­ков, а взрос­лым детям — купаться девоч­кам и маль­чи­кам вме­сте. Цело­муд­рен­ная стыд­ли­вость оце­ни­ва­ется у Бога как одна из доб­ро­де­те­лей человека.

Гре­хом про­тив цело­муд­рия явля­ется также оде­ва­ние (хотя бы в шутку) дево­чек или деву­шек в муж­ские костюмы (или наобо­рот). Об этом есть кате­го­ри­че­ское ука­за­ние в Свя­щен­ном Писа­нии: «На жен­щине не должно быть муж­ской одежды, а муж­чина не дол­жен оде­ваться в жен­ское пла­тье, ибо мер­зок пред Гос­по­дом Богом твоим вся­кий дела­ю­щий сие» (Втор.22:5).

В буд­нич­ные, обыч­ные дни одежда детей должна быть скромна и про­ста. Доро­гие наряды вообще про­ти­во­ре­чат духу уче­ния Хри­ста и Его апо­сто­лов, запре­щав­ших наря­жаться в «мно­го­цен­ные одежды» (1Тим.2:9). Одежда более наряд­ная, чем у дру­гих, в буд­нич­ные дни будет питать у детей тще­сла­вие и гор­дость. И в обыч­ные дни хри­сти­ан­ские дети не должны выде­ляться по одежде от окру­жа­ю­щих, за исклю­че­нием только чистоты и опрят­но­сти, кото­рые все­гда и во всем обязательны.

Как в отно­ше­нии одежды, так и в отно­ше­нии вообще всех вещей надо учить детей береж­ному и береж­ли­вому отно­ше­нию к ним.

Св. авва Доро­фей учит беречь свою совесть не только по отно­ше­нию к Богу и людям, но и к вещам: послед­ние есть Божии дары, и поэтому их надо беречь.

Таково же отно­ше­ние должно быть у детей к хлебу и вся­кой пище. Для этого надо напо­ми­нать детям слова Спа­си­теля об остат­ках хлеба: «Собе­рите остав­ши­еся куски, чтобы ничего не про­пало» (Ин.6:12). Поэтому детей надо учить бла­го­го­вей­ному отно­ше­нию к хлебу и нико­гда не поз­во­лять детям играть с хле­бом, бро­сать и остав­лять корки или делать из хлеба катышки.

Подоб­ное бла­го­го­вей­ное отно­ше­ние к хлебу было при­вито в дет­стве одному извест­ному нам лицу его бла­го­че­сти­вой няней. Юно­шей он поте­рял на время веру и стал ате­и­стом. Но даже в эти годы ему вспо­ми­на­лись настав­ле­ния его няни, и он все­гда отно­сился к хлебу с каким-то бла­го­го­вей­ным чув­ством. Так важны семена уче­ния и добра, посе­ва­е­мые в душе в ран­нем детстве.

Вку­ше­ние пищи хри­сти­а­нами есть не про­сто удо­вле­тво­ре­ние своей физи­че­ской потреб­но­сти, как это имеет место у людей, не зна­ю­щих Бога. Мос­ков­ский ста­рец о. Алек­сий Мечев так гово­рил о при­ня­тии пищи: «Во время обеда пред­став­ляй Отца Небес­ного, отвер­за­ю­щего руку Свою, чтобы напи­тать тебя… и что Иисус обе­дает с тобою… Во время ужина вспо­ми­най о послед­ней вечере Иисуса Хри­ста, моля Его, чтобы Он спо­до­бил тебя вечери Небесной».

Если сами роди­тели так будут отно­ситься к при­ня­тию пищи, то это пере­дастся и детям и ска­жется на их пове­де­нии за сто­лом. Вста­вать из-за стола можно поз­во­лять детям лишь после молитвы.

Сле­дует пом­нить, как при­ни­мали пищу пер­вые хри­сти­ане. Вку­ше­ние пищи — так назы­ва­е­мые «агапы» — сле­до­вало у них непо­сред­ственно за бого­слу­же­нием и совер­ша­лось в при­творе храма.

По сви­де­тель­ству Кли­мента Алек­сан­дрий­ского, агапы не только начи­на­лись и кон­ча­лись молит­во­сло­ви­ями, но и сопро­вож­да­лись пением псал­мов; раз­го­воры за сто­лом не реко­мен­до­ва­лись даже взрос­лым. Как известно, у ино­ков тра­пеза сопро­вож­да­ется и теперь чте­нием духов­ной лите­ра­туры, чаще всего житий свя­тых. Как много при­несло бы пользы воз­об­нов­ле­ние этого древ­не­хри­сти­ан­ского обы­чая и в быту пра­во­слав­ной семьи!

Очень важно при­учить детей к уступ­чи­во­сти при вза­им­ном обра­ще­нии и в играх. Для этого им посто­янно надо напо­ми­нать запо­ведь Гос­подню: «Кто хочет между вами быть боль­шим, да будет вам слу­гою» (Мф.20:26). В этом отно­ше­нии боль­шое пре­иму­ще­ство имеют мно­го­дет­ные семьи. Здесь стар­шие дети есте­ственно при­уча­ются усту­пать и жерт­во­вать сво­ими инте­ре­сами ради младших.

В таких семьях стар­шие дети должны также при­учаться помо­гать матери в уходе за млад­шими; таким обра­зом будет есте­ственно пре­одо­ле­ваться их эгоизм.

Самое труд­ное — вос­пи­тать пра­вильно одного ребенка. Такая семья — это почти «не семья» в насто­я­щем, пол­ном смысле этого слова. Здесь ребе­нок явля­ется все­гда цен­тром вни­ма­ния, и все его балуют.

От этого велика опас­ность того, что он вырас­тет эго­и­стом с резко выра­жен­ными тще­сла­вием и само­мне­нием. Пусть же раду­ются роди­тели, если Гос­подь им даро­вал много детей: чем больше детей, тем более Божьего бла­го­сло­ве­ния на семью, тем легче будет пра­вильно вос­пи­тать детей в духов­ном отно­ше­нии. И здесь нечего бояться мате­ри­аль­ной нужды: вспом­ним еще раз наблю­де­ние царя и про­рока Давида: «Я был молод и соста­рился, и не видал пра­вед­ника остав­лен­ным и потом­ков его про­ся­щими хлеба…» (Пс.36:25).Тща­тельно сле­дует обу­чать детей и внеш­ней манере дер­жаться. Внеш­няя сдер­жан­ность и собран­ность помо­гают и внут­рен­ней собранности.

Ста­рец Амвро­сий Оптин­ский пишет в одном письме: «Внеш­нее обу­че­ние и види­мое бла­го­при­ли­чие пред­ше­ствуют душев­ному бла­го­устро­е­нию». Дер­зость в обра­ще­нии и раз­вяз­ность в мане­рах несов­ме­стимы со зва­нием хри­сти­а­нина. По уче­нию отцов Церкви, не только тол­чок или удар, но вся­кое гру­бое или фами­льяр­ное при­кос­но­ве­ние к дру­гому чело­веку явля­ется дерзостью.

Роди­тели также должны сле­дить за тем, прямо ли сидят дети за сто­лом, не допус­кая их раз­ва­ли­ваться или рас­став­лять локти.

Когда св. Арсе­ний Вели­кий при­был в Еги­пет, чтобы сме­нить титул «отца госу­даря и его детей» на зва­ние сми­рен­ного отшель­ника, то полу­чил от стар­цев заме­ча­ние за свою манеру — сидеть, положа ногу на ногу. Подоб­ная раз­вяз­ность счи­та­лась ино­ками несов­ме­сти­мой с пре­бы­ва­нием в чело­веке Свя­того Духа.

Не надо допус­кать у детей при­вычки дер­жать руки в кар­ма­нах, ходить с неза­стег­ну­тым пла­тьем, маль­чи­кам быть в ком­на­тах в шап­ках. Недо­пу­стимы также при­вычки бро­сать на пол сор, сви­стеть, хло­пать две­рью, плевать.

Сле­дует сле­дить также за тем, чтобы дети со всеми и все­гда были веж­ливы и к ста­ри­кам почти­тельны и вни­ма­тельны, пода­вая им стул, помо­гая надеть верх­нее пла­тье, под­ни­мая упав­шую вещь.

При раз­го­воре со стар­шими дети должны сто­ять, повер­нув­шись к гово­ря­щему лицом, и отве­чать обсто­я­тельно на вопросы, не огра­ни­чи­ва­ясь одно­слож­ными отве­тами или, что еще хуже, неопре­де­лен­ными зву­ками вроде «ага» или хмыканьем.

«Всему свое время и время вся­кой вещи под небом», — учит пре­муд­рый Соло­мон (Еккл.3:1). Этой истины не сле­дует забы­вать при рас­пре­де­ле­нии вре­мени детей. Дет­ский день дол­жен быть точно рас­пре­де­лен, и дети должны быть при­учены к соблю­де­нию его рас­пи­са­ния. Осо­бенно точно должно соблю­даться время, когда дети ложатся спать, встают с постели и при­ни­мают пищу.

Празд­ность должна быть исклю­чена с ран­него дет­ства: ребе­нок дол­жен быть чем-либо все­гда занят — или игрой, или (с воз­рас­том) уче­ньем, или дру­гим делом. Пери­оды отдыха, игр или гуля­нья должны сле­до­вать в тече­ние дня за вре­ме­нем заня­тий, дет­ского труда, испол­не­ния своих домаш­них обя­зан­но­стей и пору­че­ний роди­те­лей. Поэтому пого­ворка «Кон­чил дело — гуляй смело» должна стать для детей одним из нена­ру­ши­мых правил.

Надо при­учать детей также про­сить роди­те­лей пере­кре­стить их, когда они ухо­дят в школу или нена­долго из дома. Когда роди­тели осе­няют крест­ным зна­ме­нием детей, то сле­дует читать, по совету стар­цев, сле­ду­ю­щую молитву: «Гос­поди, Иисусе Хри­сте, Сыне Божий, бла­го­слови, освяти, сохрани силою Живо­тво­ря­щего Кре­ста Твоего».

В про­ме­жу­ток вре­мени между при­ня­тием пищи нельзя поз­во­лять детям что-либо кушать. Сла­сти должны при­ни­маться лишь после дру­гой пищи. Выдача их и вообще улуч­шен­ный стол должны быть при­уро­чены к цер­ков­ным и семей­ным празд­ни­кам. В эти дни дети должны по воз­мож­но­сти осво­бож­даться от заня­тий и труда, и их время должно посвя­щаться посе­ще­нию храма и отдыху.

Надо ста­раться при­учать детей по воз­мож­но­сти точно соблю­дать запо­ведь Божию: «Помни день суб­бот­ний, чтобы свя­тить его. Шесть дней рабо­тай и делай вся­кие дела твои. А день седь­мой — суб­бота Гос­поду, Богу тво­ему…» (Исх.20:8,10). В ста­рой Руси эта запо­ведь строго соблю­да­лась, до самого послед­него вре­мени дер­жа­лась она и в рус­ской деревне. В празд­нич­ные дни и одежда детей должна по воз­мож­но­сти отли­чаться от обыч­ной. Наряд­ность в одежде будет празд­нично настра­и­вать детей и уме­рять рез­кость их поры­вов и движений.

К семей­ным и боль­шим цер­ков­ным празд­ни­кам сле­дует при­уро­чи­вать выдачу детям подарков.

Здесь сле­дует вспом­нить один пре­крас­ный обы­чай — это пре­под­не­се­ние вза­им­ных подар­ков на рож­де­ствен­ской елке и в семей­ные празд­ники винов­нику торжества.

В при­го­тов­ле­нии подарка участ­вуют все под­рос­шие дети, кото­рые сами гото­вят подарки: девочки — какое-либо выши­ва­ние, маль­чики — поделки из дерева, кар­тона и бумаги с худо­же­ствен­ной рас­крас­кой и т. п. В одной пра­во­слав­ной рус­ской семье дети (их было шестеро) перед рож­де­ствен­ской елкой устра­и­вали «съезды», на кото­рых детально обсуж­да­лись поже­ла­ния и вкусы роди­те­лей и выра­ба­ты­ва­лись планы при­го­тов­ле­ния подарков.

Если были неяс­но­сти, то за сто­лом дети ста­ра­лись с помо­щью наво­дя­щих (но осто­рож­ных, чтобы не выдать цели) вопро­сов узна­вать, что было бы при­ятно полу­чить роди­те­лям. Затем про­из­во­ди­лись заго­товки и закупки мате­ри­ала, из кото­рых тайно при­го­тов­ля­лись подарки.

Такие же подарки гото­ви­лись детьми в дни име­нин и рож­де­ния как роди­те­лей, так и крест­ных отцов и матерей.

В той же семье был вве­ден сле­ду­ю­щий поря­док выдачи денег под­рас­та­ю­щим детям. Каж­дому выда­ва­лось на месяц 3 рубля. Из этих денег дети должны были обслу­жи­вать свои поч­то­вые рас­ходы, делать все закупки на подарки, пода­вать нищим и опла­чи­вать потерю и порчу всех своих вещей, если это про­ис­хо­дило по их вине.

Так, один из маль­чи­ков этой семьи поте­рял носки при купа­нии. Его заста­вили самого пойти в город и на свои деньги купить новые носки. Тот же маль­чик пом­нил всю свою жизнь, как его про­би­рали за то, что он выбро­сил за окно вагона обку­сан­ное яблоко.

Семья хри­сти­а­нина как с внут­рен­ней, так и с внеш­ней сто­роны должна быть все­гда образ­цом бла­го­при­стой­но­сти, чистоты и порядка. На этом наста­и­вал еще ап. Павел в своем посла­нии к Коринф­ской Церкви (1Кор.14:40).

При­ло­же­ние к главе 21‑й

Насколько важны для детей хоро­шие навыки, их дис­ци­пли­ни­ро­ван­ность, акку­рат­ность, веж­ли­вость, собран­ность и уме­нье дер­жаться, гово­рит сле­ду­ю­щий рас­сказ из англий­ской жизни.

Одному началь­нику тор­го­вой кон­торы нужен был моло­дой чело­век для выпол­не­ния раз­ных пору­че­ний. Он поме­стил об этом объ­яв­ле­ние в газету. В назна­чен­ный час в его при­ем­ной собра­лось несколько десят­ков моло­дых людей, желав­ших посту­пить к нему на работу.

Англи­ча­нин вызы­вал их по оче­реди к себе в каби­нет, бесе­до­вал с ними и в резуль­тате без коле­ба­ния оста­но­вился на одном мальчике.

При­сут­ство­вав­ший при этом друг англи­ча­нина был удив­лен его выбо­ром и спро­сил: «Почему вы выбрали этого маль­чика? Ведь у него не было ни одной реко­мен­да­ции, в то время как у мно­гих были пре­крас­ные реко­мен­да­ции от солид­ных лиц?»

«Вы оши­ба­е­тесь, мой друг, — отве­чал англи­ча­нин, — у этого маль­чика было много цен­ных и совер­шенно досто­вер­ных реко­мен­да­ций, таких, кото­рых не было у дру­гих. Я пере­числю их:

1) когда этот маль­чик вошел в каби­нет, то тихо затво­рил за собою дверь, кото­рую дру­гие или вовсе не затво­ряли, или делали это со стуком;

2) хотя маль­чик был одет бедно, но все пла­тье было на нем чистое, без дыр, ботинки были вычи­щены и во всей одежде была заметна акку­рат­ность, чего недо­ста­вало мно­гим другим;

3) волосы у маль­чика были под­стри­жены и при­че­саны, лицо и руки совер­шенно чистые, ногти на паль­цах обре­заны и не имели на кон­цах «тра­ура» — тем­ных кае­мок, как у мно­гих других;

4) маль­чик остался сто­ять до тех пор, пока я не пред­ло­жил ему сесть, в то время как дру­гие сами сади­лись без приглашения:

5) когда я уро­нил со стола бумагу, он тот­час же под­нял ее с полу, чего не делали другие;

6) когда в каби­нет вошла жен­щина, маль­чик немед­ленно встал и пред­ло­жил ей свой стул у моего стола;

7) когда он вошел в ком­нату, он тот­час же снял фуражку и дер­жал ее все время в своей руке, в то время как дру­гие попро­сту клали ее ко мне на стол;

8) маль­чик сидел на стуле прямо, не раз­ва­лясь, как это делали другие;

9) он ясно, точно и доста­точно громко отве­чал на мои вопросы, глядя мне в лицо и не говоря ничего лишнего;

10) когда я пред­ло­жил маль­чику дать мне свой адрес, то он напи­сал его хоро­шим почер­ком, акку­ратно и без ошибок.

— Как видите, мой друг, — закон­чил англи­ча­нин, — я полу­чил от этого маль­чика целых десять совер­шенно надеж­ных рекомендаций».

Как было бы хорошо, если бы роди­тели посто­янно про­ве­ряли своих детей — умеют ли они дер­жаться так, как маль­чик, избран­ный англи­ча­ни­ном. А этот рас­сказ сле­дует про­честь детям.

Глава 22. Забота о чистоте души

Больше всего хра­ни­мого храни сердце твое.
Притч.4:23

Апо­стол Иоанн опи­сы­вает в Откро­ве­нии буду­щую сто­лицу Цар­ства Иисуса Хри­ста — Новый Иеру­са­лим, куда будет при­не­сена слава и честь наро­дов (21, 26). Но об этом Новом Цар­стве Гос­подь пре­ду­пре­ждает нас, что «не вой­дет в него ничто нечи­стое» (Откр.21:27).

Сле­дует пом­нить, что чело­века сквер­нит не только нечи­стота телес­ная, но и мысленная.

Как пишет прп. Мака­рий Вели­кий: «Есть блуд, совер­ша­е­мый телесно, а есть блуд души, всту­па­ю­щей в обще­ние с сатаною».

И насколько страшна нечи­стота мысли, дает пред­став­ле­ние сле­ду­ю­щий рас­сказ, при­во­ди­мый в пись­мах Сера­фима Свя­то­горца, кото­рый сле­дует знать всем детям, всту­па­ю­щим в юно­ше­ский возраст.

В одном мона­стыре при игу­ме­нии жила пле­мян­ница — моло­день­кая девушка, пре­крас­ная собою и без­упреч­ного пове­де­ния. И все сестры мона­стыря радо­ва­лись на ее ангель­скую жизнь и истинно ино­че­скую скром­ность. Но вот девушка вне­запно уми­рает. Сильно любила игу­ме­нья свою пле­мян­ницу и ей захо­те­лось узнать, какой славы Небес­ного Цар­ства достигла ее пле­мян­ница, скон­чав­ша­яся в дев­ствен­ной чистоте.

Игу­ме­ния нало­жила на себя стро­гий пост и начала уси­ленно молиться об испол­не­нии сво­его жела­ния. Гос­подь испол­нил ее просьбу и одна­жды во время ноч­ной молитвы она узнала участь своей пле­мян­ницы. Но не в свет­лой радо­сти рая она уви­дела ее, а среди пла­мени ада. «Ты ли это? — в ужасе вос­клик­нула игу­ме­нья, — и за что ты попала сюда? Ведь я наде­я­лась уви­деть тебя среди ликов ангель­ских и среди непо­роч­ных агниц Христовых».

«За то, — отве­чала осуж­ден­ная, — что при непо­роч­но­сти моего тела я не сумела сохра­нить в чистоте мою душу и мои мысли сер­деч­ные. Я питала при­вя­зан­ность к одному юноше и услаж­да­лась в моих мыс­лях нечи­стыми меч­та­ни­ями. Счи­тая это за грех, я сове­сти­лась, однако, рас­ска­зать про это на испо­веди духов­нику. И по смерти моей ангелы Божии возг­ну­ша­лись мною и оста­вили меня в демон­ских руках».

«От тай­ных моих очи­сти меня», — поет псал­мо­пе­вец (Пс.18:13). Ранее уже ука­зы­ва­лось на опас­но­сти, кото­рые гро­зят цело­муд­рию детей и юно­шей — книги с нечи­стыми обра­зами и рас­ска­зами, нескром­ные иллю­стра­ции и кар­тины. Все это должно быть тща­тельно устра­нено от детей. Не мень­шая опас­ность гро­зит от това­ри­щей и подруг с нечи­стыми вку­сами и раз­го­во­рами, склон­ными к рас­ска­зам гряз­ных анек­до­тов и исто­рий. Всё воз­мож­ное должны делать роди­тели, чтобы у детей не было сопри­кос­но­ве­ния с таким обществом.

Рано или поздно пона­до­бится узнать детям про при­род­ные законы раз­мно­же­ния. Однако не надо торо­питься рас­ска­зы­вать детям об этом, а делать это лишь тогда, когда они под­рас­тут и сами будут зада­вать вопросы. Об этом блж. Иеро­ним так пишет одной матери: «Уда­ляйся того мне­ния, будто юно­сти полезно измлада при­об­ре­сти неко­то­рые све­де­ния, кото­рые впо­след­ствии при­хо­дят сами собой».

Разъ­яс­не­ние этих вопро­сов должно быть осто­рож­ным, посте­пен­ным и даваться маль­чи­кам отцом, а девоч­кам — мате­рью. Вме­сте с тем нельзя допус­кать, чтобы эти разъ­яс­не­ния дети полу­чали со сто­роны или от сверст­ни­ков: они могут быть полу­чены тогда в гряз­ных, без­нрав­ствен­ных, а порой — и извра­щен­ных формах.

Когда дети будут пере­хо­дить из отро­че­ского в юно­ше­ский воз­раст, роди­те­лям надо позна­ко­мить их с цер­ков­ными уста­нов­ле­ни­ями о тех днях и усло­виях, при кото­рых нельзя при­ни­мать При­ча­стия, пить свя­тую воду, вку­шать освя­щен­ный хлеб и пищу и цело­вать крест и иконы (Лев.15:16–17,19).

Обе­ре­гая цело­муд­рие детей, им нельзя раз­ре­шать лежать утром в постели после про­буж­де­ния и не надо делать для них слиш­ком мяг­ких и теп­лых постелей.

Детям, осо­бенно взрос­лым, непо­лезно слиш­ком сытно есть на ночь, им сле­дует более есть днем. Для юно­шей пища не должна быть слиш­ком богата бел­ками (рыба, молоч­ное), и в осо­бен­но­сти уме­рен­ным должно быть упо­треб­ле­ние мяса.

Роди­те­лям надо пом­нить в этом отно­ше­нии биб­лей­скую исто­рию о про­роке Дани­иле и трех отро­ках еврей­ских, кото­рые во дворце Наву­хо­до­но­сора захо­тели питаться только зеле­нью и пить только воду.

При испы­та­нии, «лица их ока­за­лись кра­си­вее, и телом они были пол­нее всех отро­ков, кото­рые пита­лись цар­скими яст­вами». Таким обра­зом, зелень и вода ока­за­лись для отро­ков наи­бо­лее полез­ной пищей, сохра­нив­шей их цело­муд­рен­ную све­жесть и силу тела.

Также бла­го­де­тельно повли­яла эта пища и на их заня­тия нау­кой и их дух. Об этом так гово­рится в Биб­лии: «И даро­вал Бог четы­рем сим отро­кам зна­ние и разу­ме­ние вся­кой книги и муд­ро­сти, а Дани­илу еще даро­вал разу­меть вся­кие виде­ния и сны» (Дан.1:8–17).

Чтобы дольше не про­сы­па­лось в юно­ше­стве чув­ство поло­вого вле­че­ния, в иде­але роди­те­лям надо поза­бо­титься о том, чтобы в жизни не было, по воз­мож­но­сти, тес­ного сопри­кос­но­ве­ния под­рас­та­ю­щих дево­чек с маль­чи­ками. Так, им не надо отво­дить общую спальню, а в одной квар­тире не сле­дует жить девуш­кам и юно­шам (за исклю­че­нием, есте­ственно, род­ных по крови).

Также, по воз­мож­но­сти, и обу­че­ние дево­чек и маль­чи­ков должно быть орга­ни­зо­вано раз­дельно. И такую систему воз­мож­ного раз­де­ле­ния полов сле­дует про­во­дить во всем, сле­дуя в этом тра­ди­ции ста­рой рус­ской семьи, осно­ван­ной на Пра­во­сла­вии и на выра­бо­тан­ном мно­го­ве­ко­вом опыте.

Чем в боль­шей чистоте мысли удастся сбе­речь роди­те­лям своих детей, тем ближе они будут к Цар­ствию Божию. А чем ближе к нему будут дети, тем доступ­нее оно будет и для роди­те­лей, как об этом уже гово­ри­лось ранее. И если поис­кать на земле счаст­ли­вых роди­те­лей, то это не будут роди­тели зна­ме­ни­то­стей — уче­ных, поэтов, музы­кан­тов, изоб­ре­та­те­лей, обще­ствен­ных дея­те­лей, ибо «что высоко у людей, то мер­зость пред Богом», — гово­рит Гос­подь (Лк.16:15).Но это будут те роди­тели, кото­рые вырас­тили креп­ких молит­вен­ни­ков за себя перед Пре­сто­лом Божиим, роди­тели угод­ни­ков Божиих — пре­по­доб­ных, испо­вед­ни­ков, муче­ни­ков и свя­ти­те­лей. Неда­ром в пер­вые века хри­сти­ан­ства счи­та­лось сча­стьем иметь муче­ни­ком кого-либо из чле­нов семьи или близ­ких родственников.

Сле­дует отме­тить, что о роди­те­лях прп. Сера­фима — Иси­доре и Ага­фье — молился и молится не только пре­по­доб­ный, но все почи­та­тели пре­по­доб­ного, так как он всех отно­ся­щихся к нему про­сил молиться за его родителей.

При­мер молитвы за своих роди­те­лей дает также упо­ми­на­е­мая ранее игу­ме­ния Арсе­ния. Тро­га­тельно ее отно­ше­ние к сво­ему отцу, с кото­рым свя­зы­вала ее горя­чая любовь. В своих запис­ках м. Арсе­ния пишет (пере­да­ется не дословно): «Батюшка, я вспо­ми­нала и моли­лась о тебе все­гда, когда цело­вала Еван­ге­лие и когда при­кла­ды­ва­лась к иконе Бого­ма­тери. Каж­дый день утром, вече­ром и днем я моли­лась о тебе Гос­поду…» И надо думать, что пра­вед­ница много помогла отцу сво­ими молит­вами: он скон­чался как истин­ный хри­сти­а­нин со всеми при­зна­ками спа­се­ния души.

Счаст­ливы также роди­тели детей, в дев­ствен­но­сти и непо­роч­но­сти сердца взя­тых к Себе Богом от земли.

Прп. Сера­фим гово­рил: «Велик перед Богом подвиг дев­ства». Поэтому муд­рые роди­тели должны радо­ваться, если их дети пой­дут путем дев­ствен­ного уне­ве­ще­ния себя Хри­сту. По сло­вам ап. Павла, кто «решился в сердце своем соблю­дать свою деву, тот хорошо посту­пает. Посему выда­ю­щий замуж свою девицу посту­пает хорошо, а не выда­ю­щий посту­пает лучше» (1Кор.7:37–38).

Так вос­пи­ты­вала, напри­мер, св. Гри­го­рия Бого­слова его мать Нонна. Ее ста­ра­ние было утвер­ждено помо­щью Божией через чудес­ное сно­ви­де­ние отрока. Он уви­дел двух пре­крас­ней­ших дев в длин­ных белых одеж­дах. На его вопрос: «Как их зовут?» — они ска­зали ему, что их имена Чистота и Цело­муд­рие и что они спут­ники Иисуса и подруги тех, кто хочет все­цело посвя­тить себя бла­го­че­сти­вой жизни. Сон про­из­вел на отрока такое впе­чат­ле­ние, что он решил посвя­тить себя без­брач­ной жизни.

И благо тем роди­те­лям, чьи дети будут стре­миться стать среди тех 144 000 дев­ствен­ни­ков, оде­тых в белые одежды, у «кото­рых имя Агнца напи­сано на челах», «пою­щих новую песнь пред пре­сто­лом» Бога, кото­рой никто, кроме них, не мог научиться, и сле­ду­ю­щих за Агн­цем «куда бы Он ни пошел» (Откр.14:1–4).

Глава 23. Образование и трудовые навыки

Слова муд­рых — как иглы и как вби­тые гвозди, и соста­ви­тели их — от еди­ного пас­тыря. А что сверх всего этого, сын мой, того бере­гись: состав­лять много книг — конца не будет, и много читать — уто­ми­тельно для тела.
Еккл.12:11–12

В усло­виях совре­мен­ной жизни для роди­те­лей обычно оста­ется мало воз­мож­но­стей вли­ять на свет­ское обра­зо­ва­ние детей: для млад­шего и сред­него воз­раста про­грамма обра­зо­ва­ния довольно стандартна.

Было бы бес­по­лезно сей­час обсуж­дать — что из этой про­граммы обра­зо­ва­ния явля­ется дей­стви­тельно необ­хо­ди­мым и что явля­ется ненуж­ным бал­ла­стом. Будем счи­таться с госу­дар­ствен­ной про­грам­мой обу­че­ния как с фак­том, реа­ги­руя на него так, как делали это хри­сти­ане пер­вых веков — вре­мен гос­под­ства язы­че­ства, о чем гово­ри­лось уже выше (см. гл. 13).

Вопрос в этом отно­ше­нии для роди­те­лей состоит только в том — нужно ли допол­нять чем-либо обыч­ное школь­ное обра­зо­ва­ние (сверх духов­ного воспитания).Этот вопрос сле­дует решать строго инди­ви­ду­ально — в зави­си­мо­сти от склон­но­стей ребенка.

В общем слу­чае — этого делать не надо, и все сво­бод­ное время, кото­рое оста­ется у школь­ни­ков и их роди­те­лей упо­треб­лять на допол­не­ние свет­ского обра­зо­ва­ния духов­ным (изу­че­ние Свя­щен­ного Писа­ния, исто­рии Церкви, жизни св. отцов и бого­слу­же­ния) путем соот­вет­ству­ю­щего чте­ния и бесед с детьми (см. гл. 10).

Нужно пом­нить, что вся­кое свет­ское допол­не­ние школь­ного обра­зо­ва­ния будет отни­мать время и силы и отра­зится ослаб­ле­нием духов­ного обра­зо­ва­ния, о зна­че­нии кото­рого для души ребенка гово­рить излишне. И не будут ли подоб­ные — допол­ни­тель­ные к школе — заня­тия (свет­скими нау­ками) теми «забо­тами житей­скими», кото­рыми не сле­дует отяг­чать свои сердца по запо­веди Самого Гос­пода (Лк.21:34).

При­об­ре­те­ние истин­ной муд­ро­сти не зави­сит от коли­че­ства про­чи­тан­ных книг. Об этом же пишет еп. Фео­фан Затвор­ник: «Пусть счи­та­ется глав­ным — изу­че­ние веры, пусть лучше время назна­ча­ется на дела бла­го­че­стия и, в слу­чае столк­но­ве­ния, пре­иму­ще­ствуют послед­ние над уче­но­стью» («Путь ко спасению»).

Но для неко­то­рых детей могут быть сде­ланы исклю­че­ния. Это будет тогда, когда у ребенка с дет­ства про­яв­ля­ются опре­де­лен­ные склон­но­сти, напри­мер, к музыке, живо­писи, поэ­зии, изу­че­нию при­роды. В этом слу­чае роди­те­лям надо спо­соб­ство­вать раз­ви­тию в ребенке дан­ных ему от Бога талан­тов и искать соот­вет­ству­ю­щих учи­те­лей. Заня­тия с послед­ними под­го­то­вят ребенка для соот­вет­ству­ю­щей буду­щей специальности.

Также важно раз­ви­тие в ребенке спе­ци­аль­ных тру­до­вых навы­ков. Этой сто­ро­ной обра­зо­ва­ния в интел­ли­гент­ных семьях обычно пренебрегают.

Выше (см гл. 16) уже гово­ри­лось о необ­хо­ди­мо­сти при­уче­ния детей с самого ран­него дет­ства к труду и при­вычке по воз­мож­но­сти самим обслу­жи­вать себя. Вос­пи­ты­вая детей, роди­тели могут посте­пенно раз­ви­вать у них спе­ци­аль­ные тру­до­вые навыки и зна­ния, кото­рые в даль­ней­шей жизни при­го­дятся, будут облег­чать жизнь, сде­лают их более полез­ными чле­нами обще­ства, а может быть, и будут давать кусок хлеба в труд­ные минуты жизни или в тяже­лые годины.

Как пра­вило, каж­дая мать должна научить своих доче­рей уме­нью шить про­стые пла­тья и белье, вязать и про­из­во­дить пере­шивку, ремонт одежды и стирку белья. Каж­дая девочка должна вме­сте с тем быть обу­чена уме­нью гото­вить пищу и хорошо раз­би­раться в сор­тах и каче­стве про­дук­тов питания.

Для маль­чи­ков очень важно овла­деть начат­ками ремесла сто­ляра, сле­саря, плот­ника, электромонтера.

При нали­чии склон­но­стей дево­чек можно научить и худо­же­ствен­ному шитью, и выши­ва­нию. И маль­чи­кам, и девоч­кам очень полезно при­об­ре­сти начатки зна­ний и навы­ков из обла­сти меди­цины, как то: уме­нье пере­вя­зы­вать и бин­то­вать раны, ока­зы­вать первую помощь в несчаст­ных случаях.

Если в рас­по­ря­же­нии семьи име­ется кло­чок земли, то всех детей сле­дует при­учать и к прак­тике ого­род­ного дела и садоводства.

Чем глубже удастся дать зна­ния детям по каким-либо из выше­пе­ре­чис­лен­ных про­фес­сий, тем лучше: роди­тели могут быть спо­койны за даль­ней­шую участь их детей в прак­ти­че­ском отно­ше­нии. Они всюду будут полезны и нико­гда не будут нуж­даться в хлебе насущном.

Глава 24. Выбор для детей профессии

Одни в почет­ном, а дру­гие в низ­ком употреблении.
1 Тим.2:20

Вот и ухо­дит в даль свет­лое, без­мя­теж­ное дет­ство. Отцве­тает юность… Перед моло­дой душой встают жиз­нен­ные задачи, вопросы и труд­но­сти. Вот пер­вый и серьез­ный вопрос — выбор про­фес­сии, опре­де­ле­ние себя на какое-либо заня­тие в тече­ние боль­шей поло­вины каж­дого тру­до­вого дня.

Царь Давид гово­рит: «Дней лет наших — семь­де­сят лет, а при боль­шей кре­по­сти — восемь­де­сят лет, и самая луч­шая пора их — труд и болезнь…» (Пс.89:10).

Итак, доля и роль труда в жизни велика. Он запо­ве­дан Адаму (а с ним и его потом­кам) после гре­хо­па­де­ния как нака­за­ние: «В поте лица тво­его будешь есть хлеб» (Быт.3:19).

Но харак­тер труда может быть раз­ли­чен. Для одних этот труд может быть бла­го­сло­вен­ным, лег­ким для их духа (хотя может быть и тяже­лым для тела) и слу­жить глав­ной целью жизни хри­сти­а­нина — спа­се­нию своей души. Но для дру­гих труд может ока­заться тяже­лым и быть в какой-то мере пре­пят­ствием к дости­же­нию Цар­ства Небесного.

Поэтому выбор про­фес­сии — очень серьез­ный вопрос, кото­рый часто при­хо­дится решать один раз и на всю жизнь. Пере­мена про­фес­сии доступна лишь для наи­бо­лее про­стых видов труда, не тре­бу­ю­щих дли­тель­ной подготовки.

Если же на послед­нюю затра­чено много лет, то пере­мена про­фес­сии прак­ти­че­ски очень трудна.

Непре­мен­ная обя­зан­ность роди­те­лей — помочь детям пра­вильно выбрать себе профессию.

Для хри­сти­а­нина есть один путь для реше­ния всех жиз­нен­ных вопро­сов — это иска­ние во всем воли Небес­ного Любя­щего и Пре­муд­рого Отца, пре­да­ние себя Его бла­гому Про­мыслу, ибо «если Гос­подь не сози­ждет дома, напрасно тру­дятся стро­я­щие его» (Пс.126:1).

Если у реша­ю­щего есть духов­ный отец или ста­рец и бла­го­че­сти­вые роди­тели, то воля Божия будет гово­рить их устами. И тогда не может быть места коле­ба­ниям или сомне­ниям: ослу­ша­ние может при­не­сти мно­гие скорби, когда поздно будет уже гово­рить себе: «Мало­вер­ный! зачем ты усо­мнился?» (Мф.14:31).

Но какими осно­вами должны руко­вод­ство­ваться роди­тели, давая ука­за­ние детям о выборе ими буду­щей профессии?

У хри­сти­а­нина в жизни нет слу­чай­но­стей: у него «и волосы на голове все сочтены» (Мф.10:30). И как гово­ри­лось уже ранее, Все­б­ла­гий Отец пре­мудро направ­ляет ко благу наши пути внеш­ними обсто­я­тель­ствами нашей жизни.

И если юноше или девушке от Бога даро­ваны осо­бые спо­соб­но­сти, то послед­ние и опре­де­ляют буду­щую про­фес­сию. Так опре­де­ля­ются про­фес­сии худож­ника, скуль­птора, музы­канта, певца, поэта, писателя.

Если в моло­дой душе горят любовь и сочув­ствие к страж­ду­щей и боля­щей мень­шей бра­тии Хри­ста, если ей понятны наи­выс­шие и чистей­шие радо­сти земли — сти­рать слезы несчаст­ным, то пусть идет она по пути «воз­люб­лен­ного врача» (Кол.4:14) и апо­стола Луки, цели­теля Пан­те­ле­и­мона, св. вра­чей Космы и Дами­ана и дру­зей чело­ве­че­ства — док­тора Гааза, Лешко-Попела и т. д. Это — бла­го­сло­вен­ная про­фес­сия, даю­щая чув­ство глу­бо­кого духов­ного удовлетворения.

Сле­дует руко­вод­ство­ваться при выборе для детей про­фес­сии и склон­но­стью их к чему-либо, напри­мер к какому-либо реме­слу или к какой-либо отрасли науки, тех­ники, при усло­вии, что это — давно сло­жив­ша­яся проч­ная склонность.

Но бывают вре­мен­ные поверх­ност­ные увле­че­ния, кото­рые быстро про­хо­дят. Поэтому и при нали­чии склон­но­сти с реше­нием не надо торо­питься, как во всех затруд­ни­тель­ных и неяс­ных вопро­сах, когда воля Гос­подня не так оче­видна. И в этих слу­чаях надо при­бег­нуть к усерд­ной молитве — да откроет Небес­ный Отец Свою бла­гую волю в види­мых для роди­те­лей и юной души признаках.

Как осу­ществ­ля­ется испол­не­ние молитвы?

Конечно, нельзя ждать ничего чудес­ного — какого-либо сно­ви­де­ния и т. п. Мы по своей гре­хов­но­сти недо­стойны пря­мых откро­ве­ний. Поэтому, как гово­ри­лось уже ранее, нам надо научиться рас­по­зна­вать выяв­ле­ние воли Гос­под­ней по внеш­ним признакам.

Чаще всего слу­ча­ется, что эту волю мы услы­шим в сове­тах близ­ких и опыт­ных в жизни людей. К сло­вам послед­них надо быть все­гда очень вни­ма­тель­ными и чутко к ним прислушиваться.

И в том слу­чае, когда совету пред­ше­ствует уси­лен­ная молитва, Гос­подь Сам поло­жит на сердце тому, у кого мы про­сим совета, ска­зать нам Его свя­тую волю.

Нет сомне­ния, что наи­бо­лее высо­кий и достой­ный путь для хри­сти­а­нина — это путь пастырский.

Здесь вме­сте с тем сле­дует упо­мя­нуть, что, как пишет о. Алек­сандр Ель­ча­ни­нов: «Свя­щен­ство — един­ствен­ная про­фес­сия, где люди пово­ра­чи­ва­ются к тебе своей самой серьез­ной сто­ро­ной и где ты все время живешь “все­рьез”».

Здесь хри­сти­а­нин выпол­няет наи­бо­лее вели­кое из пред­на­чер­тан­ного чело­веку, кото­рое так опре­де­ля­ется епи­ско­пом Миха­и­лом Таври­че­ским: «Всюду, где только можно, насаж­дать цар­ство любви и гар­мо­ни­че­ского раз­ви­тия лич­но­сти в духе при помощи Христа».

Ап. Павел пишет: «Если кто епи­скоп­ства желает, доб­рого дела желает» (1Тим.3:1). Но здесь неуместно побуж­де­ние. Пас­тыри изби­ра­ются Самим Богом. «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал и поста­вил вас», — ска­зал Гос­подь апо­сто­лам (Ин.15:16). И Своих избран­ных Гос­подь Сам при­ве­дет к Себе, и ничто в жизни не заглу­шит у Божия избран­ника внут­рен­него зову­щего голоса — настой­чи­вого стука Высо­кого Гостя (Откр.3:20).

Часто думают, что умствен­ный труд — это выс­ший, наи­бо­лее почет­ный труд для чело­века, а физи­че­ский — низ­ший. Так ли это?

Какую про­фес­сию выбрал Себе на земле Сам Стро­и­тель и Тво­рец Мира и зани­мался ею до тех пор, пока не вышел на Свое вер­хов­ное служение?

Как мы знаем, Он был плот­ни­ком (Мк.6:3).

А из кого выбрал Он Себе пер­вых уче­ни­ков и апостолов?

Можно было бы думать, что их сле­до­вало выби­рать из муд­ре­цов, книж­ни­ков, учи­те­лей. Но нет — это были про­стые неуче­ные рыбаки. И ап. Павел пишет: «Но Бог избрал немуд­рое мира, чтобы посра­мить муд­рых, и немощ­ное мира избрал Бог, чтобы посра­мить силь­ное; и незнат­ное мира и уни­чи­жен­ное и ничего не зна­ча­щее избрал Бог, чтобы упразд­нить зна­ча­щее» (1Кор.1:27–28).

Есть, вме­сте с тем, одно пре­иму­ще­ство у про­стого физи­че­ского труда или ремесла перед умствен­ным тру­дом. Послед­ний тре­бует всего чело­века — и его рук, и ума, а через ум завла­де­вает чаще всего и сердцем.

Физи­че­ский труд или при­выч­ное ремесло зани­мает пре­иму­ще­ственно руки, остав­ляя в зна­чи­тель­ной мере сво­бод­ным ум и не затра­ги­вая сердца. И если в чело­веке есть склон­ность к молитве, то такой труд менее дру­гого поме­шает ему зани­маться молит­вой и бого­мыс­лием, остав­ляя сво­боду отда­вать ум и сердце Еди­ному и Вечному.

Правда, для Гос­пода нужны Свои рабы во всех слоях обще­ства. Но тем, кому на долю выпал умствен­ный труд с необ­хо­ди­мо­стью непре­рыв­ного совер­шен­ство­ва­ния в какой-либо спе­ци­аль­но­сти и посто­ян­ной заботы — сле­дить за новей­шими дости­же­ни­ями в дан­ной отрасли науки или тех­ники, тем можно ска­зать слова ап. Павла: «А мне вас жаль» (1 Кор.7:28).

Вме­сте с тем таким хри­сти­а­нам надо знать, что книж­ная муд­рость и эру­ди­ция — богат­ство позна­ни­ями в науке или тех­нике — пред­став­ляют ту же опас­ность, как и вся­кое богат­ство. Они чаще всего все­цело овла­де­вают чело­ве­ком и его сердцем.

Св. отцы даже опа­са­ются утон­чен­но­сти ума. Так, св. Исаак Сири­я­нин пишет: «Ходи перед Богом в про­стоте, а не в муд­ро­ва­нии ума. За про­сто­той сле­дует вера, а за утон­чен­но­стью и изво­рот­ли­во­стью муд­ро­ва­ния — само­мне­ние, за само­мне­нием же — уда­ле­ние от Бога».

Сле­дует предо­сте­речь также от часто напрас­ной затраты вре­мени и сил у деву­шек, стре­мя­щихся к про­фес­сиям, тре­бу­ю­щим дли­тель­ной подготовки.

Если девушка имеет склон­ность к семей­ной жизни (а таких гро­мад­ное боль­шин­ство), то ее под­го­товка (поми-мо изу­че­ния Закона Божия) должна быть направ­лена более всего на вос­пи­та­ние детей и муд­рое веде­ние всех дел семьи и семей­ного хозяй­ства. Для этого от нее потре­бу­ется уме­нье хорошо шить, гото­вить пищу, хорошо раз­би­раться в меди­цин­ских вопросах.

И если даже такие девушки оста­нутся оди­но­кими, то и в этом слу­чае неза­чем им затра­чи­вать много сил и вре­мени для под­го­товки к труд­ным про­фес­сиям. Для оди­но­кой много ли надо в жизни? Ведь «жизнь чело­века не зави­сит от изоби­лия его име­ния», — ска­зал Гос­подь (Лк.12:15).

И почему бы девушке не выбрать скром­ное ремесло меди­цин­ской сестры или даже швеи, кото­рое всюду нужно, дает вер­ный кусок хлеба и опыт, что может быть исполь­зо­вано и в семей­ной жизни.

Часто при выборе про­фес­сии сле­дует при­ни­мать во вни­ма­ние и состо­я­ние здо­ро­вья: в совре­мен­ной про­мыш­лен­но­сти есть много пред­при­я­тий, на кото­рых атмо­сфера такова, что и креп­кое здо­ро­вье быстро разрушается.

Поэтому роди­те­лям и самим юно­шам необ­хо­димо пред­ва­ри­тельно хоро­шенько раз­уз­нать про усло­вия работы, кото­рую они выбирают.

Про­тив ряда про­фес­сий сле­дует реши­тельно предо­сте­речь. Со зва­нием хри­сти­а­нина в совре­мен­ных усло­виях вряд ли допу­стима, напри­мер, про­фес­сия артиста.

В Древ­ней Руси счи­та­лось недо­пу­сти­мым и позор­ным «наде­вать на себя личину». Ведь чело­век сотво­рен по образу и подо­бию Божию (Быт.1:20), а хри­сти­а­нин при­зван быть в чине «цар­ствен­ного свя­щен­ства народа свя­того» (1Пет.2:9).

Сов­ме­стимо ли это со мно­гими ролями, кото­рые будут пору­чаться актеру? И может ли «образ Божий» слу­жить уго­жде­нию часто низ­ких вку­сов и при­хо­тей толпы? В пер­вые века хри­сти­ан­ства акте­ров отлу­чали от Церкви, а св. Иоанн Зла­то­уст даже запре­щал хри­сти­а­нам обще­ние с ними или вку­ше­ние с ними пищи.

Каза­лось бы, что вся­кое зва­ние не про­ти­во­ре­чит зва­нию хри­сти­а­нина. Так, мы знаем свя­тых из вои­нов (муче­ник Иоанн Воин, муче­ник Мер­ку­рий, бла­го­вер­ный князь Алек­сандр Нев­ский и мно­гие другие).

Но надо вспом­нить царя Давида. Давид был Пома­зан­ни­ком Божиим, про­ро­ком и псал­мо­пев­цем, и все же Гос­подь не захо­тел, чтобы пер­вый Иеру­са­лим­ский храм был построен его руками: на них было Слиш­ком много про­ли­той им чело­ве­че­ской крови. Поэтому храм был построен сыном Давида — Соломоном.

Надо пом­нить слова ап. Павла о сосу­дах, из кото­рых одни «в почет­ном, а дру­гие в низ­ком упо­треб­ле­нии» (2Тим.3:20). И поскольку это в нашей воле — зачем изби­рать себе путь для более «низ­кого употребления»?

Пусть избе­гают также юноши гор­де­ли­вых меч­та­ний о высо­ком поло­же­нии в мире. «Что высоко у людей, то мер­зость пред Богом» (Лк.16:15), — гово­рит Господь.

И чем выше на зем­ном поприще стоит чело­век, тем ему бывает труд­нее и тем опас­нее для его души, а ино­гда и для тела: «Подальше от царей — голова целей», — гово­рит посло­вица. На высо­ких местах тре­бу­ется или боль­шая муд­рость, кото­рой может не хва­тить, или тре­бу­ется «при­слу­жи­ваться», т. е. кри­вить душой, лице­ме­рить, льстить, а все это — неправда перед Богом, это может пове­сти к гибели души.

Глава 25. Молитва родителей о детях – залог успеха воспитания

Про­сите и дано будет вам.
Лк.11:9

Глу­бо­кий зна­ток духов­ной жизни св. Исаак Сири­я­нин основ­ным усло­вием для успеха вся­кого дела чело­века счи­тал ниже­сле­ду­ю­щее: «Вся­кую вещь, малую и вели­кую, должно ему в молитве испра­ши­вать себе у Созда­теля своего».

Итак, пер­вым усло­вием успеха вос­пи­та­ния детей явля­ется уси­лен­ная молитва о них роди­те­лей. А если мы чув­ствуем сла­бость и невни­ма­тель­ность нашей молитвы, то, по уче­нию св. отцов, каче­ство нашей молитвы мы должны, как гово­ри­лось выше, вос­пол­нять коли­че­ством ее. Так сове­то­вал прп. Сера­фим. Он реко­мен­до­вал роди­те­лям не огра­ни­чи­ваться в своей молитве обыч­ными пра­ви­лами, но, под­ра­жая ино­кам, вста­вать на молитву и в полу­нощ­ный час.

При­меры уси­лен­ной молитвы за своих детей мы видим еще у пра­вед­ни­ков Вет­хого Завета.

Так, Иов, «вста­вая рано утром, воз­но­сил все­со­жже­ния по числу всех детей своих, говоря: «Может быть, сыно­вья мои согре­шили» и так делал Иов во все дни» (Иов.1:5).

В своей молитве за детей Иов был бли­зок духу Хри­стову — духу посред­ни­че­ства между Богом и людьми.

Как и вся­кая молитва, молитва роди­те­лей за детей может быть разум­ной и нера­зум­ной. Ап. Иаков гово­рит: «Про­сите и не полу­ча­ете, потому что про­сите не на добро» (Иак.4:3).

О чем же прежде всего должны молиться роди­тели в отно­ше­нии детей?

Оче­видно, что основ­ное стрем­ле­ние роди­те­лей должно быть направ­лено к вос­пи­та­нию ребенка живым чле­ном воин­ству­ю­щей Церкви Хри­сто­вой. И молитву об этом Гос­подь испол­нит в свое время. Но когда при­дет это время, нам не дано знать; бывают слу­чаи, что Гос­подь вел юно­шей не пря­мым путем, но, спа­сая их от гор­до­сти, допус­кал вре­менно укло­не­ния их с пря­мого пути и паде­ния. Пусть в таких слу­чаях не отча­и­ва­ются роди­тели, но еще при­леж­нее умо­ляют Все­мо­гу­щего («утом­ляют своею молит­вою Неутомимого»).

Надо пом­нить в таких слу­чаях при­мер горя­чей молитвы Моники за сво­его сына — бла­жен­ного Авгу­стина. Послед­ний в юно­ше­ские годы попал в дур­ную среду, стал вести пороч­ную жизнь и при­со­еди­нился к ереси манихеев.

Все, что могла, — все сде­лала Моника для исправ­ле­ния сына. Она не только уве­ще­вала его, но одно время даже лишила его обще­ния с собою, уда­лив из сво­его дома, несмотря на без­гра­нич­ную любовь к нему. Моника опла­ки­вала сво­его сына, как мерт­веца, и непре­станно моли­лась о его воз­вра­ще­нии к истин­ной вере.

Обра­ще­ние его слу­чи­лось не скоро, но до этого Гос­подь не оста­вил ее без уте­ше­ния, и в одном сно­ви­де­нии она видела ангела, пред­ска­зав­шего ей о буду­щем обра­ще­нии сына. Не остав­ляя своих уве­ще­ва­ний, она про­сила одного епи­скопа повли­ять на сына.

Епи­скоп, однако, отка­зался от этого, учи­ты­вая, оче­видно, без­на­деж­ность такой попытки при том состо­я­нии духа, в кото­ром был тогда Авгу­стин. Он посо­ве­то­вал Монике не уго­ва­ри­вать его более, а лишь усердно молиться о нем Богу. Вме­сте с тем видя силу ее горя, он как бы пред­ска­зал ей: «Не может быть, чтобы погиб сын таких слез».

Дей­стви­тельно, Авгу­стин был спа­сен этими горя­чими сле­зами и молит­вами и стал впо­след­ствии в ряды вели­ких учи­те­лей Церкви. И, упо­ми­ная зна­че­ние в его жизни молитв матери, его часто назы­вают «сыном слез».

Св. отцы гово­рят: «Осто­рожно моли­тесь о внеш­них судь­бах жизни христианина».

Это отно­сится и к молитве роди­те­лей и, в част­но­сти, к тому слу­чаю, когда роди­тели молятся о выздо­ров­ле­нии смер­тельно боля­щего ребенка. Слу­ча­ется, что Гос­подь спа­сает роди­те­лей от буду­щего горя тем, что отни­мает у них детей в ран­нем воз­расте. Поэтому роди­те­лям нужна в этих слу­чаях сми­рен­ная покор­ность все­бла­гому Про­мыслу Божию, и молитва их о боля­щем, как бы горяча она ни была, все­гда должна кон­чаться сло­вами Гос­пода в Геф­си­ман­ском саду: «Впро­чем, не Моя воля, но Твоя да будет» (Лк.22:42).В таких слу­чаях надо пом­нить рас­сказ о том, как с отча­я­нием моли­лась одна мать о выздо­ров­ле­нии двух своих сыно­вей, лежав­ших в смер­тель­ной горячке. В тон­ком сне Гос­подь открыл ей буду­щее ее сыно­вей на земле. Она видит их взрос­лыми за раз­гуль­ной пируш­кой в кабаке. В ссоре они бро­са­ются друг на друга и ножами нано­сят друг другу смер­тель­ные раны.

Оче­видно, не с матери этих двух сыно­вей надо брать при­мер роди­те­лям, а с матери Людо­вика Фран­цуз­ского (като­ли­че­ского свя­того), кото­рая гово­рила ему: «Мне легче видеть тебя уми­ра­ю­щим на моих гла­зах, чем совер­ша­ю­щим смерт­ный грех».

Поэтому нельзя пре­да­ваться отча­я­нию при смер­тель­ной болезни ребенка, но брать при­мер с царя Давида при болезни его сына. Неделю молился царь и ничего не ел, говоря: «Кто знает, не поми­лует ли меня Гос­подь, и дитя оста­нется живо?». Но когда дитя умерло, то Давид успо­ко­ился и стал есть, так объ­яс­няя свое пове­де­ние окру­жа­ю­щим: «Теперь оно умерло, зачем же мне поститься? Разве я могу воз­вра­тить его? Я пойду к нему, а оно не воз­вра­тится ко мне» (2Цар.12:22–23).

Конечно, помимо слу­чаев, когда по воле Божией дети уми­рают, несмотря на мольбы роди­те­лей, име­ется еще более слу­чаев, когда усерд­ная молитва роди­те­лей чудесно спа­сала смер­тельно забо­лев­шее дитя.

Надо пом­нить, что молитва роди­те­лей за детей имеет перед Богом осо­бую силу: горя­чая любовь дви­жет и горя­чую молитву. А горя­чая молитва не оста­нется не услы­шан­ной Богом.

Я слы­шал такой рас­сказ из жизни наших дней. Роди­тели отпус­кали сво­его сына от себя на три года в среду, пол­ную опас­но­сти и для его тела, и для его духа. «Сын наш, — ска­зал ему отец, — где бы ты ни был, в 12 часов ночи все­гда вспо­ми­най, что твои роди­тели в это время молятся за тебя пре­по­доб­ному Сера­фиму». И в полу­нощ­ный час, когда все зати­хало, сын вспо­ми­нал своих родителей.

Он знал, что роди­тели свято испол­няли свое обе­ща­ние и в это время воз­но­сили свою ноч­ную молитву за него к пре­по­доб­ному. Будучи во мно­гих опас­но­стях, он все­гда чув­ство­вал охра­ни­тель­ную силу роди­тель­ских молитв. И когда он вер­нулся через три года раз­луки, то пер­выми его сло­вами сво­ему отцу были: «Папа, пре­по­доб­ный Сера­фим спас меня вашими молитвами».

Сила роди­тель­ской молитвы такова, что бывают слу­чаи, когда Гос­подь не отка­зы­вает роди­те­лям даже тогда, когда им сле­до­вало бы отказать.

Сви­де­тель­ством этому явля­ется слу­чай из рода мос­ков­ского купца Азу­рина. За страш­ный грех — клят­во­пре­ступ­ле­ние — был нака­зан не только сам Азу­рин, но и его потом­ство: все муж­ское поко­ле­ние Азу­ри­ных пости­гало или само­убий­ство, или сума­сше­ствие. На этом роду оправ­да­лись слова Свя­щен­ного Писа­ния: «Я — Гос­подь Бог твой, Бог рев­ни­тель, нака­зы­ва­ю­щий детей за вину отцов до тре­тьего и чет­вер­того рода, нена­ви­дя­щих Меня; и тво­ря­щий милость до тысячи родов любя­щим Меня и соблю­да­ю­щим запо­веди Мои» (Исх.20:5–6).

Одна из Азу­ри­ных при смер­тель­ной болезни ребенка всю ночь в исступ­ле­нии моли­лась и рыдала перед обра­зом свя­того, особо почи­та­е­мого семьей, умо­ляя спа­сти сына. Под утро в полу­сне она видит, что свя­той вышел из иконы и ска­зал ей: «Нера­зумна твоя молитва, ты не зна­ешь, кем будет ребе­нок. Но если ты так про­сишь, то пусть будет по твоей просьбе». Сын выздо­ро­вел, вырос, и жизнь его стала про­кля­тием для его матери.

Как к тяж­кой, так и ко вся­кой болезни ребенка роди­тели должны отно­ситься спокойно.

«Здо­ро­вье есть дар Божий», — гово­рил прп. Сера­фим. Но не все­гда бывает поле­зен этот дар. Как и вся­кое стра­да­ние, болезнь имеет силу очи­щать нас от душев­ной скверны, загла­жи­вать наши грехи, сми­рять и смяг­чать нашу душу, застав­ляет оду­мы­ваться, созна­вать свою немощь и вспо­ми­нать о Боге. Поэтому болезни нужны и нам, и нашим детям. О болез­нях послед­них так пишет в одном письме ста­рец Амвро­сий Оптин­ский: «Не должно забы­вать и муд­ре­ного насто­я­щего вре­мени, в кото­ром и малые дети полу­чают душев­ное повре­жде­ние от того, что видят, и от того, что слы­шат, и поэтому тре­бу­ется очи­ще­ние, кото­рое без стра­да­ний не бывает; очи­ще­ние же душев­ное по боль­шей части бывает через стра­да­ния телес­ные… Посмот­рите — и самые груд­ные мла­денцы не без болез­ней ли или стра­да­ний пере­хо­дят в буду­щую жизнь?»

Тяжело видеть стра­да­ние детей. Но знаем ли мы, что в неко­то­рых слу­чаях винов­ни­ками этих стра­да­ний бываем мы сами?

Одна­жды к старцу Амвро­сию подо­шел кре­стья­нин, на руках у кото­рого бился бес­но­ва­тый маль­чик, и попро­сил старца об исце­ле­нии ребенка. «Чужое брал?» — строго спро­сил ста­рец. — «Брал, гре­шил, батюшка», — отве­чал кре­стья­нин. — «Вот тебе и нака­за­ние», — ска­зал ста­рец и ото­шел от несчаст­ного отца, оста­вив его без помощи в беде.

Точно так же в житии прп. Аммона (память 4 октября) рас­ска­зы­ва­ется про отрока, уку­шен­ного беше­ной соба­кой в нака­за­ние роди­те­лям за их грех — кражу вола.

Смерть сына царя Давида после­до­вала также, как нака­за­ние за вину отца (2Цар.12:14).

Стра­да­ния невин­ных детей так объ­яс­ня­ются св. Нифон­том, еп. Кипр­ским (память 23 декабря):

«Мно­гие живу­щие в мире… в гре­хах своих не каются и о душах своих попе­че­ния не имеют.

По этой-то при­чине Гос­подь нака­зы­вает как детей, так и самих роди­те­лей раз­лич­ными бедами, чтобы болез­нью детей очи­стить роди­тель­ские без­за­ко­ния и воз­бу­дить самих роди­те­лей к при­не­се­нию пока­я­ния и тем оправ­дать их на Страш­ном Суде Своем…

Знай, что мла­денцы без греха стра­дают для того, чтобы им за напрас­ную их смерть полу­чить жизнь нетлен­ную, а роди­те­лям их удо­сто­иться за их стра­да­ния цело­муд­рия истин­ного покаяния».

Поэтому при стра­да­нии ребенка нам сле­дует спра­ши­вать свою совесть: не пока­рал ли Гос­подь за мой грех моего ребенка?

Может быть, часто един­ствен­ным сред­ством, слу­жа­щим для выздо­ров­ле­ния ребенка, явля­ется пока­я­ние его родителей.

Здесь, как и ранее, мы при­хо­дим все к тому же основ­ному выводу, кото­рый дол­жен глу­боко запасть в наше сердце — сердце роди­те­лей: судьба, сча­стье, спа­се­нье наших детей зави­сят прежде всего от нас — их родителей.

Поэтому с пол­ным само­от­вер­же­нием и любо­вью, тру­дясь «в поте лица» и идя «узким путем», путем «безум­ной» муд­ро­сти (1Кор.3:18) поста­ра­емся спа­сти себя пока­я­нием и «стя­жа­нием Духа Свя­того Божия», а через это мы спа­сем и наших детей.

Прежде всего на деле дока­жем нашу дей­стви­тель­ную дея­тель­ную любовь к ним и при­бег­нем к теп­лой, посто­ян­ной, усерд­ной молитве к Богу за наших детей и о даро­ва­нии нам муд­ро­сти в важ­ней­шем для нас деле — в деле их духов­ного воспитания.

Ибо, по сло­вам псал­мо­певца, «если Гос­подь не сози­ждет дома, напрасно тру­дятся стро­я­щие его; если Гос­подь не охра­нит города, напрасно бодр­ствует страж» (Пс.126:1).

При­ло­же­ния к главе 25‑й

Молитва о детях

К сожа­ле­нию, в прак­тике Пра­во­слав­ной Церкви не име­ется обще­при­ня­тых образ­цов молитвы о своих детях.

Такую молитву мы нашли у Одной хри­сти­ан­ской матери — супруги свя­щен­ника, так моля­щейся о своих детях:

«Мило­серд­ный Гос­поди, Иисусе Хри­сте, Тебе вру­чаю детей наших, кото­рых Ты даро­вал нам, испол­нив наши моления.

Прошу Тебя, Гос­поди, спаси их путями, кото­рые Ты Сам зна­ешь. Сохрани их от поро­ков, зла, гор­до­сти, и да не кос­нется души их ничто, про­тив­ное Тебе. Но веру, любовь и надежду на спа­се­ние даруй им, и да будут они у Тебя избран­ными сосу­дами Духа Свя­того, и да будет свят и непо­ро­чен пред Богом их жиз­нен­ный путь.

Бла­го­слови их, Гос­поди, да стре­мятся они каж­дую минуту жизни своей испол­нить волю Твою свя­тую, дабы Ты, Гос­поди, мог все­гда пре­бы­вать с ними Духом Своим Святым.

Гос­поди, научи их молиться Тебе, дабы молитва была им опо­рой и отра­дою в скор­бях и уте­ше­нием жизни их, и да молит­вою их спас­лись и мы, их роди­тели. Ангелы Твои да охра­нят их всегда.

Да будут дети наши чутки к горю ближ­них своих и да испол­нят они Твою запо­ведь любви. И если согре­шат они, то спо­доби их, Гос­поди, при­не­сти пока­я­ние Тебе, и Ты по Своей неиз­ре­чен­ной мило­сти про­сти их.

Когда же окон­чится жизнь их зем­ная, то возьми их в Свои небес­ные оби­тели, куда пусть ведут они с собою дру­гих рабов Твоих избранных.

Молит­вою Пре­чи­стыя Твоея Матери Бого­ро­дицы и Прис­но­девы Марии и свя­тых Твоих (пере­чис­ля­ются все свя­тые семьи), Гос­поди, поми­луй и спаси нас, яко пре­п­ро­сла­вен еси со Без­на­чаль­ным Твоим Отцом и Пре­свя­тым Бла­гим Живо­тво­ря­щим Твоим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь».

Советы одной матушки

Сле­дует доба­вить к выше­опи­сан­ному еще несколько пре­ду­пре­жде­ний. Учи­ты­вая совре­мен­ную обста­новку, реко­мен­ду­ется про­яв­лять осто­рож­ность при тре­бо­ва­ниях к детям, кото­рые могут давать в ряде слу­чаев не поло­жи­тель­ные, а отри­ца­тель­ные результаты.

Рели­гия есть соль. «Соль — доб­рая вещь», — ска­зано Хри­стом. Но что бывает с пищей, если ее пере­со­лить? Поэтому в вос­пи­та­нии детей в наше время нужны осто­рож­ность и осмот­ри­тель­ность, а не стро­гая схема «дис­сер­та­ции», потому что в нашей жизни наблю­да­ется следующее.

Ребе­нок встает утром в школу с тру­дом, как это бывает у боль­шин­ства детей. Ника­кой физ­за­рядки он не делает, но роди­тели сле­дят, чтобы он встал на молитву. Так пусть же молитва крошки будет про­стая, но горя­чая, иду­щая от сердца: «Гос­поди! Я иду в школу! Помоги мне быть вни­ма­тель­ным, быть при­леж­ным, сооб­ра­зи­тель­ным. Сохрани меня от злых людей, от бед, от оши­бок. Пошли мне, Гос­поди, ангела свя­того, чтобы он мне помог и хра­нил меня. Я иду по Твоей воле, так бла­го­слови же меня, Гос­поди!» И, пере­кре­стясь бла­го­го­вейно, пусть бежит малыш с созна­нием, что идет испол­нять дело, пору­чен­ное ему Богом.

Но что мы наблю­даем на деле? Малыш наспех твер­дит заучен­ные, непо­нят­ные ему молитвы, небрежно кре­стится, кла­дет поклоны и косится на часы. «Ах, как длинна эта молитва!» — думает он. Но сокра­тить нельзя, его слу­шает бабушка. Вдруг теле­фон­ный зво­нок. Бабушка ухо­дит. Какое сча­стье! Можно уйти поско­рее, чтобы порез­виться с ребя­тами лиш­ние минуты на школь­ном дворе. Малыш упу­стил длин­ный ряд поми­наль­ных молитв и имен, но зачем ему они? Он не знал этих людей, имена кото­рых ему велено про­из­но­сить, так не все ли равно для крошки, что ждет за гро­бом их души. «Да при­том же они и так в раю, ведь бабушка гово­рит, что они были хоро­шие люди», — рас­суж­дает он.

В школе ребята аппе­титно зав­тра­кают сосис­ками, кол­ба­сой и т. д. А наш малыш смот­рит на них с зави­стью и с осуж­де­нием: «Гре­хо­вод­ники! Ведь сего­дня пост!» Посте­пенно недоб­ро­же­ла­тель­ство к това­ри­щам, рож­ден­ное зави­стью и осуж­де­нием, рас­тет у малыша. Он охотно дерется с това­ри­щами и слы­вет за «нерв­ного» и «недо­трогу». Но про­хо­дит неко­то­рое время, и вот малыш уже дома не все­гда и не сразу слу­шает роди­те­лей. Его нака­зы­вают, и он боится уже этих нака­за­ний. При­хо­дится ему скры­вать свои про­ступки, опоз­да­ния, лень, шало­сти; при­хо­дится обма­ны­вать мать и отца. Так за чем же дело стало? Он вскоре купит себе в буфете соси­сок, ведь «они» не узнают; а Бог? «Да я пока­юсь на испо­веди, скажу в общем: «Не слу­шался», — ну и все. Батюшка отпу­стит. Бог простит».

Так поне­многу внут­ренне дитя «отде­лы­ва­ется» от стро­го­сти и подви­гов рели­гии и начи­нает чув­ство­вать себя бод­рее и весе­лее. А кто как не роди­тели вино­вен в том, что иго стало ребенку непо­силь­ным и он стре­мится его сбро­сить? Лучше бы они дали ему воз­мож­ность питаться наравне с дру­гими, играть и гулять вме­сте с това­ри­щами, чем выну­дили дитя свое скры­вать, обма­ны­вать, лука­вить и лице­мерно молиться!

То же про­ис­хо­дит и с теле­ви­зо­ром, и с кни­гами. «Грех» не впус­ка­ется в дом, и поэтому дитя стре­мится уйти из дома и насла­диться тем, чем живут его това­рищи. Длин­ные, непо­нят­ные цер­ков­ные службы часто тяго­тят детей, они взды­хают и думают про себя: «Опять празд­ник! Опять пост! Как счаст­лив сосед, кото­рый часто ходит в кино и смот­рит дома ТВ! Ско­рее бы вырасти и бежать из дома!» Но эти мысли ребе­нок носит в глу­бине души, никому не говоря, ибо знает, что после­дуют нота­ции, длин­ные вну­ше­ния, а то и нака­за­ния. До поры до вре­мени, пока дитя боится ремня, оно тер­пит. Но вот уже 13–14 лет, и сын стал выше матери ростом. «С ним сладу нет — пере­ход­ный воз­раст», — жалу­ется мать. О, нет, доро­гая, теперь он вырвался, но жажда этой сво­боды зрела в нем давно — с 5–6 лет, и теперь роди­те­лям уже не взять его в руки. Надо было в 7–8 лет узнать душу его, не журить и тас­кать за собой по церк­вам, а пойти навстречу жела­ниям ребенка: купить ему ТВ, отме­нить (не сле­до­вало бы и начи­нать) посты и молит­во­сло­вия, ибо молитве-то насто­я­щей его не научили. Молитва есть беседа души с Богом, как с любя­щим Дру­гом, а вашему сыну рели­гия и Бог были пре­под­но­симы, как бес­ко­неч­ные огра­ни­че­ния, том­ле­ния и стра­да­ния. Вера, кото­рая должна бы его окры­лять и делать счаст­ли­вей­шим из людей, стала с дет­ства его бичом, отни­ма­ю­щим радо­сти жизни, он рас­суж­дал так: «Из-за того, что я веру­ю­щий, мне нельзя, как всем, смот­реть теле­ви­зор, а как это инте­ресно! Нельзя читать ряд книг, а все о них гово­рят, все рас­суж­дают, кроме меня. Я какой-то отще­пе­нец. Из-за длин­ных бес­ко­неч­ных цер­ков­ных служб не хва­тает вре­мени на спорт, на гуля­нье — вот я слаб и не зака­лен, я стал из-за этого посме­ши­щем для това­ри­щей! К тому же я не могу позвать к себе моих школь­ных дру­зей, не могу быть ни с кем откро­вен­ным: роди­тели меня не пони­мают, а от дру­зей я вынуж­ден скры­вать свою веру, иначе меня засмеют».

Под­ро­сток ста­но­вится мра­чен, озлоб­лен и скры­тен, отка­зы­ва­ется вскоре от всех внеш­них про­яв­ле­ний веры: от постов, от молитв, от церкви. Ужас роди­те­лей нельзя пере­дать, но этого сле­до­вало ожи­дать с того дня, как они уви­дели скуку и тоску в гла­зах ребенка в ответ на их при­зыв к молитве и церкви.

«Дис­сер­та­ция» тол­кует о бла­го­дат­ных уте­ше­ниях, кото­рые должны заме­нить веру­ю­щей душе зем­ные блага. Но ведь до бла­го­дат­ных-то уте­ше­ний надо дорасти! Дух-то Божий надо стя­жать! Надо побо­роть в себе дур­ные наклон­но­сти, а борец-то дол­жен быть прежде всего с умом. А ума-то как раз и нет у дитяти. Поэтому «иго» рели­гии его тяго­тит и сло­мит, если оно воз­ло­жено на него с дет­ства и не осто­рожно, а со стро­гой требовательностью.

Надо бояться «пере­со­лить» больше, чем недо­со­лить. Не вся­кой душе дано с дет­ства ощу­щать вея­ние Духа Свя­того. Насильно бла­го­дать душе не при­вьешь. Если тот, кому даны четыре таланта, чув­ствует Бога и отраду пре­бы­ва­ния с Ним с мла­ден­че­ства, то тот, кому даны лишь два, почув­ствует эту же бла­го­дать лишь на краю могилы, свер­шив уже свой жиз­нен­ный путь, пол­ный подвига. Так не надо нагру­жать дитя всеми внеш­ними фор­мами рели­гии, чтобы отрок не отбро­сил свои «два таланта», не зако­пал их, решив, что пять ему все равно не при­об­ре­сти, так стоит ли ста­раться при­об­ре­тать четыре? Но Гос­подь дал вто­рому ту же награду, что и пер­вому, потому что у Него в «хозяй­стве» нужны вся­кие сосуды — и глина, и металл, и фар­фор, и хру­сталь. Так и у вся­кого своя мерка на молитву, лишь бы она шла от сердца и горела любо­вью к Богу, чтобы рели­гия была юной душе отра­дой, опо­рой, руко­вод­ством в жизни, а не тяж­ким бре­ме­нем, меша­ю­щим идти. Помоги Бог вос­пи­та­те­лям, поис­тине муд­рость «зме­и­ная» нужна им, о чем да про­сят они Бога усердно и горячо. Нельзя под­хо­дить все­гда лишь схе­ма­тично к вопросу вос­пи­та­ния детей. Надо учи­ты­вать наслед­ствен­ность и то, что сами роди­тели — греш­ные люди. Ведь в притче Своей Гос­подь ска­зал: одному дано пять талан­тов, дру­гому — два, иному — один. Если тре­бо­вать с ребенка, кото­рому дано два, то же, что с того, кому дано пять, то вос­пи­та­тель про­мах­нется: сло­мится его душа от излиш­него напря­же­ния. А ста­тьи «дис­сер­та­ции» напи­саны так, как будто роди­тели уже святы и должны быть святы их плоды. На самом-то деле роди­тели сами без конца падают (гре­ховно), и дети с пеле­нок видят вокруг себя грех. Так как же их нака­зы­вать тем, кто сам не мог иско­ре­нить грех в себе и сам испор­тил свое дитя?

Не услы­шим ли мы голос Гос­пода: «Сна­чала вынь бревно из сво­его глаза…»

Поэтому основ­ное вни­ма­ние роди­те­лей должно быть направ­лено на свой духов­ный рост, на вос­пи­та­ние себя самого. Кто себя не сумел вос­пи­тать, как сумеет вос­пи­тать дру­гую душу? До семи лет, пока ребе­нок слов не пони­мает, его можно заста­вить силой пови­но­ваться, т. е. при­ме­нить нака­за­ние. Но в отро­че­ском воз­расте надо дей­ство­вать лишь убеж­де­нием, иначе будет одно зло: кон­чится дружба между вос­пи­та­те­лями и детьми, кон­чится и вли­я­ние стар­ших. Надо твердо пом­нить: насильно мил не будешь. Если ребе­нок не любит отца и мать, то зря они ста­ра­ются под­би­рать ему книги, обще­ство и т. п. Он ускольз­нет от их вли­я­ния. Поэтому прежде всего надо беречь любовь и ува­же­ние к себе детей. Поте­ряв это — поте­ря­ешь и детей. Поэтому можно зача­стую и сде­лать ослаб­ле­ние к своим тре­бо­ва­ниям, т. е. быть снис­хо­ди­тель­ными и про­щать, как и Хри­стос про­щает нас.

Бог есть любовь. Если нару­шен этот прин­цип — нару­шено все в семье. Напрасны тогда иконы, лам­пады, посты, кре­сты, духов­ное чте­ние и молит­во­сло­вия. Нет любви в семье — зна­чит, нет среди нас и Бога. А любовь не раз­дра­жа­ется, не гор­дится, не ищет сво­его. А в какой семье нет подоб­ного греха? Дети все чув­ствуют, чув­ствуют и уход бла­го­дати из семьи. Оста­ется внеш­нее, без внут­рен­него содер­жа­ния. Соль, поте­ряв­шая силу.

Слава Богу, что у нас есть Таин­ство пока­я­ния, после кото­рого надо начи­нать все сна­чала. Прежде всего надо воз­звать к Богу и попро­сить Его от всей души помочь под­няться из той про­па­сти, в кото­рой мы нахо­димся. А с ребен­ком нужно идти нога в ногу: вни­кать в его жела­ния, объ­яс­нять их ему, помо­гать раз­би­раться в кар­тине, в книге, в жизни, ука­зать, к чему что ведет, ибо грех в жизни часто укра­шен кра­си­вой, обо­льсти­тель­ной обо­лоч­кой а потому сильно вле­чет немуд­ре­ную, про­стую душу ребенка. Пусть лучше дети смот­рят фильмы дома, чем на сто­роне, ибо дома есть роди­тели. Если запре­щать то, что дети желают, то они нач­нут обма­ны­вать, и один грех повле­чет за собой дру­гие. Нака­за­ние отшат­нет детей окон­ча­тельно, и все слова роди­те­лей будут, «как об стенку горох».

Роди­те­лям надо учи­ты­вать, что враг бес­пре­станно сеет пле­велы в душе неокреп­шей, нера­зум­ной, подат­ли­вой. Поэтому надо засе­вать самим душу, инте­ре­со­ваться всем, чем инте­ре­су­ются дети, и помо­гать им раз­би­раться, что на пользу душе, а что во вред. Поэтому глав­ное — кон­такт с детьми и доб­рая совесть перед Богом.

Роди­те­лям все­гда надо учи­ты­вать, что душа измен­чива и всю жизнь свою спо­собна при­ни­мать как хоро­шие семена, так и пло­хие. Что каса­ется «духов­ных радо­стей», то до этих радо­стей надо детям еще дорасти духовно, а пока надо дать им доступ­ную радость.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки