Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

(3 голоса5.0 из 5)

Последнее Рождество и новый 1918 год семья Императора Николая Романова встречала под арестом. Будущие святые страстотерпцы готовили подарки друг другу и конвоирам. Меньше чем через полгода они покинут этот мир.

Историкам известны некоторые детали того дня, и каждая деталь теперь обретает значение. Эти бытовые мелочи из жизни новомучеников нам особенно дороги. О буднях, празднике и проступающих через них очертаниях жизни вечной – в статье корреспондента ТАСС.

5930511 - Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Дом купца Куклина был одним из самых роскошных и современных домов Тобольска, в нем уже в начале XX века имелись электричество и водопровод. Дело у купца не задалось, он разорился, и дом был передан за долги в казну, а позже стал резиденцией губернаторов.

Сейчас в губернаторском доме располагается Музей семьи императора Николая II Тобольского историко-архитектурного музея-заповедника. В августе 1917 года по решению Временного правительства Романовы были отправлены в Тобольск.

С семьей приехали более 40 человек прислуги и свиты, которых император содержал за свой счет. Все в одном доме не поместились, часть слуг переселили в соседний. Но ходить туда Николаю почему-то запретили.

Прогулки разрешали два раза в день по определенным часам. Александра Федоровна практически не выходила из дома – сильно болели ноги.

Любимым местом в доме для нее стал балкон. С него было видно Благовещенскую церковь, которую разрешали посещать семье, но только с охраной и через живой коридор солдат. “Как животных ведут на забой”, – возмущалась императрица.

В последний раз они пришли в церковь на Рождество. “Священник провозгласил долголетие семье по полному титулу, назвав царем и царицей. 

Допускать этого не могли и, конечно, солдаты подняли некие волнения. Решался вопрос, что с этим нужно что-то сделать. Император ответил: “Это был глупый поступок”. Священника решили расстрелять, но чудом спасли – отправили в ссылку. А семью закрыли в доме, лишили последней возможности выбраться.

Для очень набожной семьи это была огромная трагедия”, – рассказывает сотрудник музея Андрей Иванов.

Иконостас установили прямо в доме, хотя это не нравилось Александре Федоровне.

В своих дневниках она пишет, что это неправильно: здесь, в большой зале, они собираются на семейные вечера, девочки устраивают спектакли, а сын играет на ее любимом инструменте – балалайке, иконостасу в этой комнате не место. Но другой комнаты под это просто нет.

Дом с просторными комнатами протопить было сложно, дров просто не хватало. Температура зимой 1917–1918 годов в губернаторском доме не понималась выше 12 градусов, а комнату великих княжон за холод прозвали “ледником”.

Но Александра Федоровна, одевшись потеплее, выходила на балкон и любовалась красными сибирскими закатами и той самой церковью, ходить в которую было уже запрещено.

Подготовку к празднику начали за месяц. До революции Романовы проводили рождественские дни в хлопотах и заботах. В этот день царская семья даже не успевала побыть вместе: церковные службы, поездки на елки к родственникам, полковые праздники и елки в госпиталях у раненых.

“В семье устанавливалось, как правило, несколько елок – по одной для каждого члена семьи, – поясняет сотрудник Государственного музея истории Санкт-Петербурга Родион Зеленков. – У каждой елки был свой стол, на который складывались подарки”. В ссылке об этом, конечно, речи не было.

Александра Федоровна попросила солдат принести в дом две елки, рассказывает заведующий музейным комплексом “Дом губернатора” Алексей Вакулик. Одну установили на втором этаже в большой зале, где располагался иконостас. Другую – для солдат – поставили на первом этаже слева от входа, где сейчас гардероб. Обе елки украшала сама императрица с дочерьми.

Сам день Рождества в Тобольске, по словам Зеленкова, был обычным: “Все занимались своим делом: дочери и супруга Николая II – вязанием, на тот момент полковник Николай Романов убирал снег. Накануне вечером состоялась служба”.

На второй этаж, где жили Романовы, ведет широкая деревянная лестница. Но императрица спускалась по ней в столовую нечасто из-за болезни ног. Николай также предпочитал свой кабинет, где пил чай. Но на важные церковные праздники вся семья и самые близкие собирались вместе, в столовой на первом этаже.

Праздничный рождественский стол императорской семьи в этом году был достаточно скудным, отмечает Зеленков. В своих записях Николай отметит, что стали пропадать продукты: сахар, кофе. В семье решили, что подворовывает охрана. Местные жители к Рождеству принесут мед, яйца и не возьмут денег.

Романовы соблюдали все посты, жили скромно – изыски на столе появлялись довольно редко, а после того, как их перевели на “солдатский паек” – исчезли вовсе. Но, кажется, их это не смущало, Николай и Александра любили обычную жареную картошку, а самым любимым блюдом императора были жареные пельмени.

Подарки начали готовить за месяц. Сама Александра Федоровна связала в подарок близким жилетки. Спицы семья привезла с собой, а вот нитей оказалось мало. “Многие вещи, которые привезли с собой, княжны пустили в работу.

На первом этаже есть скатерть с вензелем Николая II и Александры Федоровны, вот эта скатерть пострадала: весь подклад ушел в работу”, – рассказывает Андрей Иванов.

“Дети каждый подарили родителям по открытке, которую расписали сами. Чудом три открытки сохранились в разных музеях, в том числе та, которую рисовала старшая дочь Ольга”, – говорит Зеленков.

Экскурсовод Музея святой Царской Семьи Культурно-просветительского центра “Царский” в Екатеринбурге Анна Золотухина добавляет, что вторая дочь императора Татьяна подарила матери ежедневник – небольшую записную книжку, которая и стала последним дневником императрицы.

Александра Федоровна сшила для него специальный чехол из лиловой материи и вышила на нем белый гамматический крест.

Подарки от царской семьи получили не только их приближенные, но и охрана. “Солдатам Александра Федоровна дарила Евангелие с закладками, расписанными вручную Великой княжной Марией”, – рассказывает заведующий музеем “Дом губернатора” Алексей Вакулик.

В Тобольске Романовы готовили подарки и друзьям, оставшимся в Петрограде. Императрица смогла собрать и отправить своей ближайшей подруге Анне Вырубовой муку, макароны, колбасу и теплые чулки, что для того времени было очень дорогим подарком.

25 декабря Николай сделает в своем дневнике такую отметку: “К обедне пошли в 7 час. в темноте. После литургии был отслужен молебен пред Абaлaцкой иконой Божьей Матери, привезенной накануне из монастыря в 24 верстах отсюда.

Во время прогулки зашли еще раз в караульное помещение. Днем работал со снегом”. Через пять месяцев Романовых перевезут в Екатеринбург и поселят в Доме Ипатьева, где они проведут свои последние дни.

Виктория Ивонина
Источник: ТАСС

Комментировать