Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

(3 голоса5.0 из 5)

Послед­нее Рож­де­ство и новый 1918 год семья Импе­ра­тора Нико­лая Рома­нова встре­чала под аре­стом. Буду­щие свя­тые стра­сто­терпцы гото­вили подарки друг другу и кон­во­и­рам. Меньше чем через пол­года они поки­нут этот мир.

Исто­ри­кам известны неко­то­рые детали того дня, и каж­дая деталь теперь обре­тает зна­че­ние. Эти быто­вые мелочи из жизни ново­му­че­ни­ков нам осо­бенно дороги. О буд­нях, празд­нике и про­сту­па­ю­щих через них очер­та­ниях жизни веч­ной – в ста­тье кор­ре­спон­дента ТАСС.

5930511 - Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Романовы. Последнее Рождество в Тобольске

Дом купца Куклина был одним из самых рос­кош­ных и совре­мен­ных домов Тоболь­ска, в нем уже в начале XX века име­лись элек­три­че­ство и водо­про­вод. Дело у купца не зада­лось, он разо­рился, и дом был пере­дан за долги в казну, а позже стал рези­ден­цией губернаторов.

Сей­час в губер­на­тор­ском доме рас­по­ла­га­ется Музей семьи импе­ра­тора Нико­лая II Тоболь­ского исто­рико-архи­тек­тур­ного музея-запо­вед­ника. В авгу­сте 1917 года по реше­нию Вре­мен­ного пра­ви­тель­ства Рома­новы были отправ­лены в Тобольск.

С семьей при­е­хали более 40 чело­век при­слуги и свиты, кото­рых импе­ра­тор содер­жал за свой счет. Все в одном доме не поме­сти­лись, часть слуг пере­се­лили в сосед­ний. Но ходить туда Нико­лаю почему-то запретили.

Про­гулки раз­ре­шали два раза в день по опре­де­лен­ным часам. Алек­сандра Федо­ровна прак­ти­че­ски не выхо­дила из дома – сильно болели ноги.

Люби­мым местом в доме для нее стал бал­кон. С него было видно Бла­го­ве­щен­скую цер­ковь, кото­рую раз­ре­шали посе­щать семье, но только с охра­ной и через живой кори­дор сол­дат. “Как живот­ных ведут на забой”, – воз­му­ща­лась императрица.

В послед­ний раз они при­шли в цер­ковь на Рож­де­ство. “Свя­щен­ник про­воз­гла­сил дол­го­ле­тие семье по пол­ному титулу, назвав царем и царицей. 

Допус­кать этого не могли и, конечно, сол­даты под­няли некие вол­не­ния. Решался вопрос, что с этим нужно что-то сде­лать. Импе­ра­тор отве­тил: “Это был глу­пый посту­пок”. Свя­щен­ника решили рас­стре­лять, но чудом спасли – отпра­вили в ссылку. А семью закрыли в доме, лишили послед­ней воз­мож­но­сти выбраться.

Для очень набож­ной семьи это была огром­ная тра­ге­дия”, – рас­ска­зы­вает сотруд­ник музея Андрей Иванов.

Ико­но­стас уста­но­вили прямо в доме, хотя это не нра­ви­лось Алек­сан­дре Федоровне.

В своих днев­ни­ках она пишет, что это непра­вильно: здесь, в боль­шой зале, они соби­ра­ются на семей­ные вечера, девочки устра­и­вают спек­такли, а сын играет на ее люби­мом инстру­менте – бала­лайке, ико­но­стасу в этой ком­нате не место. Но дру­гой ком­наты под это про­сто нет.

Дом с про­стор­ными ком­на­тами про­то­пить было сложно, дров про­сто не хва­тало. Тем­пе­ра­тура зимой 1917–1918 годов в губер­на­тор­ском доме не пони­ма­лась выше 12 гра­ду­сов, а ком­нату вели­ких кня­жон за холод про­звали “лед­ни­ком”.

Но Алек­сандра Федо­ровна, одев­шись потеп­лее, выхо­дила на бал­кон и любо­ва­лась крас­ными сибир­скими зака­тами и той самой цер­ко­вью, ходить в кото­рую было уже запрещено.

Под­го­товку к празд­нику начали за месяц. До рево­лю­ции Рома­новы про­во­дили рож­де­ствен­ские дни в хло­по­тах и забо­тах. В этот день цар­ская семья даже не успе­вала побыть вме­сте: цер­ков­ные службы, поездки на елки к род­ствен­ни­кам, пол­ко­вые празд­ники и елки в гос­пи­та­лях у раненых.

“В семье уста­нав­ли­ва­лось, как пра­вило, несколько елок – по одной для каж­дого члена семьи, – пояс­няет сотруд­ник Госу­дар­ствен­ного музея исто­рии Санкт-Петер­бурга Родион Зелен­ков. – У каж­дой елки был свой стол, на кото­рый скла­ды­ва­лись подарки”. В ссылке об этом, конечно, речи не было.

Алек­сандра Федо­ровна попро­сила сол­дат при­не­сти в дом две елки, рас­ска­зы­вает заве­ду­ю­щий музей­ным ком­плек­сом “Дом губер­на­тора” Алек­сей Ваку­лик. Одну уста­но­вили на вто­ром этаже в боль­шой зале, где рас­по­ла­гался ико­но­стас. Дру­гую – для сол­дат – поста­вили на пер­вом этаже слева от входа, где сей­час гар­де­роб. Обе елки укра­шала сама импе­ра­трица с дочерьми.

Сам день Рож­де­ства в Тоболь­ске, по сло­вам Зелен­кова, был обыч­ным: “Все зани­ма­лись своим делом: дочери и супруга Нико­лая II – вяза­нием, на тот момент пол­ков­ник Нико­лай Рома­нов уби­рал снег. Нака­нуне вече­ром состо­я­лась служба”.

На вто­рой этаж, где жили Рома­новы, ведет широ­кая дере­вян­ная лест­ница. Но импе­ра­трица спус­ка­лась по ней в сто­ло­вую неча­сто из-за болезни ног. Нико­лай также пред­по­чи­тал свой каби­нет, где пил чай. Но на важ­ные цер­ков­ные празд­ники вся семья и самые близ­кие соби­ра­лись вме­сте, в сто­ло­вой на пер­вом этаже.

Празд­нич­ный рож­де­ствен­ский стол импе­ра­тор­ской семьи в этом году был доста­точно скуд­ным, отме­чает Зелен­ков. В своих запи­сях Нико­лай отме­тит, что стали про­па­дать про­дукты: сахар, кофе. В семье решили, что под­во­ро­вы­вает охрана. Мест­ные жители к Рож­де­ству при­не­сут мед, яйца и не возь­мут денег.

Рома­новы соблю­дали все посты, жили скромно – изыски на столе появ­ля­лись довольно редко, а после того, как их пере­вели на “сол­дат­ский паек” – исчезли вовсе. Но, кажется, их это не сму­щало, Нико­лай и Алек­сандра любили обыч­ную жаре­ную кар­тошку, а самым люби­мым блю­дом импе­ра­тора были жаре­ные пельмени.

Подарки начали гото­вить за месяц. Сама Алек­сандра Федо­ровна свя­зала в пода­рок близ­ким жилетки. Спицы семья при­везла с собой, а вот нитей ока­за­лось мало. “Мно­гие вещи, кото­рые при­везли с собой, княжны пустили в работу.

На пер­вом этаже есть ска­терть с вен­зе­лем Нико­лая II и Алек­сан­дры Федо­ровны, вот эта ска­терть постра­дала: весь под­клад ушел в работу”, – рас­ска­зы­вает Андрей Иванов.

“Дети каж­дый пода­рили роди­те­лям по открытке, кото­рую рас­пи­сали сами. Чудом три открытки сохра­ни­лись в раз­ных музеях, в том числе та, кото­рую рисо­вала стар­шая дочь Ольга”, – гово­рит Зеленков.

Экс­кур­со­вод Музея свя­той Цар­ской Семьи Куль­турно-про­све­ти­тель­ского цен­тра “Цар­ский” в Ека­те­рин­бурге Анна Золо­ту­хина добав­ляет, что вто­рая дочь импе­ра­тора Татьяна пода­рила матери еже­днев­ник – неболь­шую запис­ную книжку, кото­рая и стала послед­ним днев­ни­ком императрицы.

Алек­сандра Федо­ровна сшила для него спе­ци­аль­ный чехол из лило­вой мате­рии и вышила на нем белый гам­ма­ти­че­ский крест.

Подарки от цар­ской семьи полу­чили не только их при­бли­жен­ные, но и охрана. “Сол­да­там Алек­сандра Федо­ровна дарила Еван­ге­лие с заклад­ками, рас­пи­сан­ными вруч­ную Вели­кой княж­ной Марией”, – рас­ска­зы­вает заве­ду­ю­щий музеем “Дом губер­на­тора” Алек­сей Вакулик.

В Тоболь­ске Рома­новы гото­вили подарки и дру­зьям, остав­шимся в Пет­ро­граде. Импе­ра­трица смогла собрать и отпра­вить своей бли­жай­шей подруге Анне Выру­бо­вой муку, мака­роны, кол­басу и теп­лые чулки, что для того вре­мени было очень доро­гим подарком.

25 декабря Нико­лай сде­лает в своем днев­нике такую отметку: “К обедне пошли в 7 час. в тем­ноте. После литур­гии был отслу­жен моле­бен пред Абaлaц­кой ико­ной Божьей Матери, при­ве­зен­ной нака­нуне из мона­стыря в 24 вер­стах отсюда.

Во время про­гулки зашли еще раз в кара­уль­ное поме­ще­ние. Днем рабо­тал со сне­гом”. Через пять меся­цев Рома­но­вых пере­ве­зут в Ека­те­рин­бург и посе­лят в Доме Ипа­тьева, где они про­ве­дут свои послед­ние дни.

Вик­то­рия Ивонина
Источ­ник: ТАСС

Комментировать

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки