Соображения о воскресной школе

Соображения о воскресной школе

(13 голосов4.8 из 5)

Я про­ра­бо­тал в вос­крес­ной школе всего пол­года, но за это время у меня воз­никло силь­ное чув­ство неудо­вле­тво­рен­но­сти и даже тре­воги. Я не удо­вле­тво­рен самим собой. Я не удо­вле­тво­рен тем, как меня слу­шали и что гово­рили дети, я не пони­маю, почему они так пас­сивны, почему они так много про­пус­кают заня­тий, почему они, в конце кон­цов, так мало знают.

В конце семестра я попро­сил детей напи­сать мне на уроке что-то вроде лич­ного письма – рас­ска­зать, что им было инте­ресно на наших заня­тиях (курс был про Рус­скую Цер­ковь в ХХ веке), какой свя­той им больше всего запом­нился и почему. На вопросы, буду ли я ста­вить оценки, я отве­чал, что, конечно, нет: «поста­рай­тесь напи­сать мне лич­ное письмо о том, что для вас было важ­ным на этом курсе». То, что я полу­чил в итоге, повергло меня в уны­ние. Три девочки умуд­ри­лись спи­сать с чьей-то одной тет­радки внеш­ние све­де­ния о вели­кой кня­гине Ели­за­вете Федо­ровне, дру­гие напи­сали нечто совер­шенно без­лич­ное. Только одна работа под­хо­дила под назва­ние «лич­ное письмо», за ней стоял живой ребе­нок. Все осталь­ное было сде­лано «для дяди». В целом кар­тина полу­чи­лась такая: мы мало чего запом­нили, и нас ничего осо­бенно не пора­зило. А ведь я рас­ска­зы­вал о пат­ри­архе Тихоне, Иоанне Крон­штадт­ском, архи­епи­скопе Луке, о Соло­вец­ких муче­ни­ках, спа­си­тель­ной вере во время Вели­кой оте­че­ствен­ной войны (читая рас­сказы из «Отца Арсе­ния»). Но ничего из этого детей осо­бенно не затро­нуло и им при­шлось при­бег­нуть к обыч­ному школь­ному при­ему: тайно спи­сать и выдать спи­сан­ное за то, что запом­ни­лось. По-моему – это катастрофа.

Все, что напи­сано ниже – это моя попытка разо­браться в про­ис­хо­дя­щем с нами и нашими детьми в вос­крес­ной школе. Я думаю, что всем педа­го­гам вос­крес­ной школы и роди­те­лям нужно делиться сво­ими мыс­лями о том, что мы делаем, зачем мы это делаем и пра­вильно ли мы это делаем. Только так мы смо­жем что-то понять и изме­нить ситу­а­цию в луч­шую сто­рону. Я ста­рался напи­сать целост­ный текст, но у меня стран­ным обра­зом это не полу­чи­лось. Полу­чи­лись неболь­шие фраг­менты, кото­рые близки тема­ти­че­ски, ино­гда содер­жат неко­то­рые содер­жа­тель­ные повто­ре­ния, но никак не хотят пре­вра­щаться в систе­ма­ти­че­ски орга­ни­зо­ван­ный текст. Навер­ное, оно и к луч­шему. Пусть будут такие отдель­ные заметки. Мне кажется, это полез­ный мате­риал для даль­ней­шего обду­мы­ва­ния и обсуж­де­ния. Кое-что, навер­ное, пока­жется слиш­ком заост­рен­ным, я спе­ци­ально не стал сгла­жи­вать углы. Чтобы решать про­блему ее нужно заост­рить, иначе мы будем вяло мириться и ждать, когда «само рассосется».

Интел­лек­ту­аль­ный туризм по школе

Прежде чем гово­рить о вос­крес­ной школе, я бегло обри­сую поло­же­ние вещей в обыч­ной школе, как оно мне видится. Это необ­хо­димо потому, что дети при­хо­дят в вос­крес­ную школу с уже выра­бо­тан­ными моде­лями пове­де­ния и «зна­нием» того, что зна­чит «учиться». Кроме того, то, что про­ис­хо­дит в обыч­ной школе, активно вли­яет и на взрос­лых, дик­туя им при­ме­не­ние тех или иных форм учеб­ной работы.

Боль­шин­ство учеб­ных пред­ме­тов в свет­ской школе пред­став­лено в виде систе­ма­ти­че­ского курса, выстро­ен­ного в линей­ной после­до­ва­тель­но­сти. Возь­мем для при­мера курс био­ло­гии. Сна­чала изу­чают про­стей­ших, потом рас­те­ния, потом грибы, затем бес­по­зво­ноч­ных и т.д. Если ты не усвоил нечто про лишай­ники, то в даль­ней­шем курсе это нечто тебе прак­ти­че­ски не пона­до­бится. Систем­ность курса очень мало свя­зана с осо­бен­но­стями детей того или иного воз­раста. Не думаю, что соста­ви­тели про­граммы по био­ло­гии ста­вили себе вопрос, дей­стви­тельно ли стро­е­ние амебы проще и инте­рес­нее изу­чать в 11-лет­нем воз­расте, а пове­де­ние мле­ко­пи­та­ю­щих в 14-летнем.

В науке био­ло­гии есть своя логика, она и вос­про­из­ве­дена в школь­ном учеб­ном курсе. Такой курс я для себя назы­ваю интел­лек­ту­аль­ным туриз­мом: посмот­рите налево – там вы видите то-то, посмот­рите направо, там видна такая-то вещь, а теперь мы направ­ля­емся дальше, ибо про­грамма не ждет! Для интел­лек­ту­аль­ных заня­тий такого типа в школе закре­пился очень вер­ный тер­мин «про­хо­дить». Успешно «пройдя» школь­ную био­ло­гию и имея «5» в атте­стате, я, тем не менее, легко путал ворону с гал­кой, а как выгля­дит зяб­лик, я узнал к 35 годам, хотя это одна из самых рас­про­стра­нен­ных наших птиц. Уве­рен, что мно­гие выпуск­ники школы не могут отли­чить шипов­ник от боярыш­ника. А если могут, то это зна­ние – как прак­ти­че­ски все хорошо закреп­лен­ные зна­ния – они полу­чили не в школе, а в дедуш­ки­ном саду. Одним сло­вом, «прой­ден­ное» зна­ние тре­бует в основ­ном хоро­шей памяти, оста­ется чисто внеш­ним – никак не соот­но­сится с моей насто­я­щей жиз­нью – и легко ухо­дит со временем.

Таким же обра­зом выстроен и школь­ный курс исто­рии до 9 класса. В один из уро­ков седь­мого класса вам рас­ска­жут о Рефор­ма­ции и Лютере, на сле­ду­ю­щем уроке спро­сят, и дальше эти све­де­ния прак­ти­че­ски нигде не пона­до­бятся. «Этот собор мы уже посмот­рели, направ­ля­емся к царь-пушке» – вот ощу­ще­ние, кото­рое, как пра­вило, оста­ется у ребенка в резуль­тате школь­ного курса истории.

На школь­ных заня­тиях не уче­ник задает вопросы и ловит ответы на них, потому что эти вопросы его дей­стви­тельно взвол­но­вали, а взрос­лые все время как будто бы «отве­чают» ребенку на не постав­лен­ные им вопросы, а потом и сами «спра­ши­вают», чтобы про­ве­рить его память и сооб­ра­же­ние. Вообще «вопрос» в школе совер­шенно меняет свой смысл. Спра­ши­вают не тогда, когда не знают и инте­ресно узнать – как бывает в нор­маль­ной жизни, а когда точно знают вер­ный ответ (учи­тель) и хотят про­ве­рить, знает ли его дру­гой (уче­ник).

Есть в школе два пред­мета, кото­рые постро­ены не по «тури­сти­че­скому» прин­ципу. Это рус­ский язык и мате­ма­тика. В этих пред­ме­тах новый мате­риал суще­ственно опи­ра­ется на ста­рый. Нельзя про­пу­стить гла­голы или квад­рат­ные урав­не­ния и спо­койно изу­чать пред­мет дальше. Курс пред­став­ляет из себя неко­то­рую цель­ность, каж­дая часть кото­рой зна­чима и не может быть выбро­шена. Вполне разумно, что только по таким пред­ме­там про­во­дятся обя­за­тель­ные экза­мены. Если в каж­дой теме уче­ник снова и снова воз­вра­ща­ется к более про­стым, уже прой­ден­ным эле­мен­там курса, то тогда он дей­стви­тельно может что-то «усво­ить» (сде­лать своим), а не только «пройти» (впро­чем, конечно, и тут он может ничего не усво­ить – воля его). Спра­вед­ли­во­сти ради нужно ска­зать, что неко­то­рые дру­гие школь­ные курсы, напри­мер, химия, также имеют опре­де­лен­ные черты цель­но­сти – тре­буют посто­ян­ного воз­вра­ще­ния к базо­вым понятиям.

Но даже и к таким более цель­ным учеб­ным дис­ци­пли­нам к сред­ней школе у боль­шин­ства уче­ни­ков выра­ба­ты­ва­ется доста­точно отчуж­ден­ное отно­ше­ние. Школа в очень малой сте­пени удо­вле­тво­ряет реаль­ную потреб­ность детей в зна­нии – в том лич­ном зна­нии, кото­рое никуда не вывет­ри­ва­ется с годами. Для боль­шин­ства детей с 10–11-летнего воз­раста уче­ние в школе – это чужое, навя­зан­ное взрос­лыми заня­тие, кото­рое ты, конечно, дол­жен худо-бедно выпол­нять, но кото­рое к тебе лично не имеет пря­мого отно­ше­ния. Прак­ти­че­ски все лично зна­чи­мые вещи ребе­нок узнает помимо школы.

Такова в сред­нем кар­тина обу­че­ния в обыч­ной школе, она явля­ется тем основ­ным опы­том, с кото­рым ребе­нок при­хо­дит учиться в вос­крес­ную школу. Она же явля­ется и осно­вой, на кото­рую созна­тельно или бес­со­зна­тельно ори­ен­ти­ру­ются педа­гоги вос­крес­ной школы.

«Будьте как дети»

Мы при­выкли отно­сить эти слова Спа­си­теля к духов­ным и нрав­ствен­ным каче­ствам детей: довер­чи­вость, чистота, отход­чи­вость и т.д. Мне кажется, что полезно посмот­реть и на то, как дети познают. Все роди­тели знают, что малень­кие дети тре­буют читать полю­бив­шу­юся сказку мно­же­ство раз без каких-либо пере­мен и отступ­ле­ний. Малень­кий ребе­нок не стре­мится все время к новому, он стре­мится доста­точно глу­боко усво­ить уже най­ден­ное и полю­бив­ше­еся. Слу­шая еще и еще раз зна­ко­мый текст, он пони­мает его все лучше и объ­ем­нее. Он заново пере­жи­вает рас­сказ и нахо­дит в нем новые оттенки и смыслы. Нако­нец, насту­пает неко­то­рое насы­ще­ние, и только тогда ребе­нок про­сит почи­тать что-то новое, и если, оно его заин­те­ре­сует, то исто­рия повто­ря­ется. Наблю­дая за тем, как мой вось­ми­лет­ний сын осва­и­вает новые видео­фильмы, я вижу ту же кар­тину. Новый полю­бив­шийся фильм смот­рится много раз отдель­ными эпи­зо­дами (мы раз­ре­шаем смот­реть около 30 минут в день), какие-то вещи про­пус­ка­ются, а какие-то про­смат­ри­ва­ются каж­дый день. Затем в тече­ние всего дня идет посто­ян­ная «работа» над про­смот­рен­ным. То он спра­ши­вает зна­че­ния незна­ко­мых слов, то сам делится неко­то­рыми сво­ими сооб­ра­же­ни­ями и оцен­ками пове­де­ния героев, то поет выучен­ную наизусть песню из фильма. Ино­гда фильм «изу­ча­ется» опи­сан­ным обра­зом больше месяца, пока, нако­нец, не сме­ня­ется чем-то новым.

Так – неспешно и вдум­чиво – малень­кий чело­век познает, пока он не попа­дает в школу, где нужно все время идти впе­ред, остав­ляя сзади недо­по­ня­тое, недо­жи­тое, непе­ре­ва­рен­ное, неосво­ен­ное. Несколько лет такой поверх­ност­ной позна­ва­тель­ной жизни и есте­ствен­ный позна­ва­тель­ный инте­рес начи­нает гас­нуть или, по край­ней мере, заго­ра­ется где-то помимо школы. Это уга­са­ние инте­реса к жизни – огром­ная про­блема совре­мен­ных детей, пере­корм­лен­ных непе­ре­ва­рен­ными, чуж­дыми им зна­ни­ями. Хотим ли мы в вос­крес­ной школе доба­вить им еще такого же плохо пере­ва­рен­ного «зна­ния»? Хотим ли мы, чтобы в его рас­пух­шей голове, в кото­рой на раз­ных пол­ках как-то постав­лены раз­роз­нен­ные химии, физики, моск­во­ве­де­ния и гео­гра­фии, еще сто­яли такие же раз­роз­нен­ные Вет­хий Завет или исто­рия Церкви?

Школа и Литургия

На посте­пен­ном, неспеш­ном углуб­ле­нии в пред­мет позна­ния постро­ено и пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние. Каж­дый год мы заново слу­шаем про Зак­хея, мытаря и фари­сея, блуд­ного сына… Отцы, создав­шие наше бого­слу­же­ние, пони­мали, что чело­веку нужно все время воз­вра­щаться и пере­жи­вать заново то, что ему как будто давно зна­комо. Чело­век слы­шит каж­дый год или каж­дую неделю эти зна­ко­мые тек­сты и откры­вает в них нечто новое или, ско­рее, откры­вает нечто новое в себе самом. Если мы срав­ним этот есте­ствен­ный стиль с повто­ре­ни­ями и воз­вра­ще­ни­ями с тем линей­ным «про­хож­де­нием» Писа­ния или исто­рии Церкви, кото­рое есть в вос­крес­ной школе, то мы уви­дим, что они постро­ены на совер­шенно раз­ных педа­го­ги­че­ских основаниях.

Вот на одном их уро­ков за 6 лет обу­че­ния ребенку рас­ска­зали о Зак­хее или пат­ри­архе Тихоне, дали на дом пись­мен­ное зада­ние, на дру­гом уроке спро­сили и даже в конце семестра про­вели кон­троль­ную. При таком ходе дела можно быть уве­рен­ным, что при отсут­ствии дру­гих вне­школь­ных под­креп­ле­ний (напри­мер, чем-то пора­зив­шей про­по­веди или важ­ного раз­го­вора с роди­те­лями) по выходе из школы, он про Зак­хея будет знать еще меньше, чем про плос­кий кон­ден­са­тор или про­мыш­лен­ную рево­лю­ции в Англии.

Что зна­чит «знать»?

Мир сей навя­зы­вает нам не какие-то деше­вые побря­кушки или соблаз­няет нас оче­вид­ными поро­ками, он ловит нас на самой глу­бине при­выч­ными и мало­за­мет­ными нам осно­вами нашей куль­туры. Какая раз­ница между «знать» и «быть инфор­ми­ро­ван­ным»? В чем раз­ница между смыс­лом гла­гола «знать» в биб­лей­ском кон­тек­сте («мужа сво­его не знаю») и в кон­тек­сте совре­мен­ной науки? Какое «зна­ние» мы хотим пере­да­вать нашим детям? Зна­ме­ни­тое бэко­нов­ское «зна­ние – сила», может быть пере­ве­дено и как «зна­ние есть власть». Это зна­ние как обла­да­ние и пове­ле­ва­ние. Такое зна­ние ста­но­вится тем над­мен­ным богат­ством, с кото­рым трудно попасть в Цар­ствие Небес­ное. Однако биб­лей­ское пони­ма­ние зна­ния дру­гое. Знать что-то – это быть с ним в един­стве, соеди­ниться с ним на глубине.

Есть зна­ние о Боге и зна­ние Бога; есть зна­ние о Церкви и зна­ние Церкви. Не может ли поверх­ност­ное, «систе­ма­ти­че­ское», нелич­ное, непро­жи­тое зна­ние о Боге уво­дить от живого Бога? Не ста­но­вится ли внеш­нее зна­ние о Боге идо­лом, то есть тем, что закры­вает Бога, мешает к Нему про­рваться? Что про­ис­хо­дит с ребен­ком, когда он «изу­чает» пра­во­слав­ное бого­слу­же­ние на уро­ках в вос­крес­ной школе, но при этом гуляет во время самого бого­слу­же­ния рядом с хра­мом, потому что ему на службе скучно?

«Имею нечто ска­зать тебе…»

В Еван­ге­лии рас­ска­зы­ва­ется, что, желая ска­зать нечто важ­ное, Гос­подь начи­нает речь так: «Симон, имею нечто ска­зать тебе» (от Луки 7, 40) . Тем самым Он спра­ши­вает: у меня важ­ный раз­го­вор, ты готов к нему? И только полу­чив ответ: «Говори, учи­тель», – начи­нает гово­рить. Спра­ши­ваем ли мы наших детей: я хочу ска­зать тебе нечто важ­ное, ты сей­час готов к этому, или мы пере­не­сем раз­го­вор на дру­гое время? Почти никогда.

И здесь свет­ская школа ведет себя гораздо есте­ствен­нее. Дей­стви­тельно, о свой­ствах тра­пе­ции или спря­же­ниях гла­гола можно гово­рить и без пред­ва­ри­тель­ных вопро­сов, потому как это вещи вто­ро­сте­пен­ные. В конце кон­цов обу­че­ние вто­ро­сте­пен­ным вещам можно постро­ить на про­стом надо: надо чистить зубы, надо учить пра­вила орфо­гра­фии. Но в вос­крес­ной школе мы вроде бы о вто­ро­сте­пен­ных вещах не говорим…

Семей­ная практика

При обу­че­нии школь­ным пред­ме­там спра­вед­ливо счи­та­ется, что зна­ние должно про­ве­ряться на прак­тике. Недо­ста­точно знать свой­ства кис­лот и осно­ва­ний, нужно еще уметь напи­сать урав­не­ние реак­ции соля­ной кис­лоты и едкого натра и про­ве­сти соот­вет­ству­ю­щий опыт. Недо­ста­точно пони­мать в тео­ре­ти­че­ском плане, какие сти­ли­сти­че­ски слои есть в рус­ском языке, нужно еще уметь гра­мотно напи­сать текст в задан­ном стиле.

Срав­ни­вая прак­ти­че­скую часть пред­ме­тов свет­ской школы с вос­крес­ной, легко прийти к выводу, что обра­зо­ва­ние в вос­крес­ной школе исклю­чи­тельно тео­ре­тично. Уче­ник с лег­ко­стью может пра­вильно «отве­тить», что «бла­женны миро­творцы, ибо сынами Божьими наре­кутся» и тут же на пере­мене столк­нуть малыша с ледя­ной горки. Он слиш­ком хорошо знает, что эти вещи никак не свя­заны. Ответы и оценки в школе – сами по себе, а жизнь сама по себе. Это учи­тель по гео­мет­рии может законно тре­бо­вать при­ме­нить дока­зан­ную тео­рему при реше­нии задач, а при «духов­ном» обра­зо­ва­нии «при­ме­не­ние зна­ний» школа потре­бо­вать и про­ве­рить не может.

Совсем по-дру­гому бывает при хри­сти­ан­ском обра­зо­ва­нии в семье. Те или иные слова Спа­си­теля роди­тели гово­рят ребенку в ответ на его вопрос или дей­ствие. Эти слова отно­сятся лично к нему и прямо побуж­дают его к пере­мене пони­ма­ния и пове­де­ния. Роди­тели могут снова и снова «про­ве­рить», то есть попро­сту уви­деть в тече­ние сов­мест­ной жизни, «усвоен ли урок». «При­ме­не­ние зна­ний» и есть то глав­ное, что может быть сде­лано в семье. Но при этом невоз­можна ника­кая систе­ма­тич­ность и общ­ность «про­хож­де­ния программы».

Если даже при внеш­нем, интел­лек­ту­аль­ном обра­зо­ва­нии мы ста­ра­емся при­ме­нять «инди­ви­ду­аль­ный под­ход», то при духов­ном обра­зо­ва­нии вся­кий неин­ди­ви­ду­аль­ный или, лучше ска­зать, без­лич­ный под­ход прямо опа­сен. Уче­ник в вос­крес­ной школе знает, что с чем бы в душе он не при­шел в нее: с оби­дой на луч­шую подругу, со стра­хом, что мама узнает о его послед­них про­дел­ках, с бес­по­кой­ством о здо­ро­вье отца или с жела­нием рас­сла­биться и «оття­нуться» – с чем бы он ни при­шел, «урок» пой­дет своим чере­дом. Если сего­дня запла­ни­ро­вано гово­рить про царя Давида, то будут гово­рить про царя Давида. Потому что жизнь моя сама по себе, а уроки сами по себе. И только в семье каж­дый «урок» может быть настроен на ту реаль­ную жиз­нен­ную ситу­а­цию, в кото­рой ребе­нок сей­час нахо­дится. Конечно, при таком семей­ном обра­зо­ва­нии ребе­нок о чем-то не услы­шит вовсе, потому что не будет соот­вет­ству­ю­щего слу­чая, или роди­тели что-то сами не пере­жили и не могут этого пере­дать своим детям. Ничего страш­ного: впе­реди у него еще своя взрос­лая жизнь и он добе­рет сам то, что не полу­чил в дет­стве. Важно только, чтобы то, что он уже полу­чил, стало его соб­ствен­ным лич­ным опы­том, а не про­шло мимо него, как посто­рон­ний шум.

При­веду при­мер из сво­его отро­че­ства. Я рос в неве­ру­ю­щей среде. У меня был дядя – чело­век раз­но­об­разно обра­зо­ван­ный. Одна­жды (мне было лет 13) раз­го­ва­ри­вая со мной, он к месту рас­ска­зал мне Еван­гель­скую исто­рию о жен­щине, взя­той в пре­лю­бо­де­я­нии. Думаю, что я кого-то осуж­дал и про­ци­ти­ро­ван­ные моим дядей слова Хри­ста «кто без греха, пусть пер­вый бро­сит в нее камень» – совер­шенно пора­зили меня. Они были для меня откро­ве­нием, так как прямо гово­рили обо мне и о том, что я думаю и чув­ствую. При этом дядя мой не был веру­ю­щим, но он был чут­ким и глу­бо­ким чело­ве­ком, и именно через него я впер­вые встре­тился со Спасителем.

Но что про­ис­хо­дит с вос­при­я­тием этих же самых потря­са­ю­щих Еван­гель­ских слов, когда они изу­ча­ются по плану на уроке? Что про­ис­хо­дит, когда ребе­нок не готов их услы­шать, когда у него дру­гие внут­рен­ние вопросы и про­блемы? Я не знаю. Ско­рее всего, они про­сто про­хо­дят мимо. Тогда нужно честно ска­зать, что в таком слу­чае с хри­сти­ан­ской точки зре­ния он ничего не «узнаёт». Он про­сто полу­чает пор­цию сло­вес­ной инфор­ма­ции, кото­рую нужно загру­зить в такой-то отдел памяти, и кото­рая (мы питаем на это сла­бые надежды) когда-нибудь ему пригодится.

Роди­тель­ская лень

Есть есте­ствен­ное воз­ра­же­ние: не вся­кие семьи живут цер­ков­ной жиз­нью, и дети в них не полу­чают ника­кого хри­сти­ан­ского обра­зо­ва­ния. Да, это так. Но пого­во­рим пока о семьях, где роди­тели вполне воцер­ко­в­лены (таких среди наших уче­ни­ков, навер­ное, не меньше поло­вины). Пере­дав своих детей в вос­крес­ную школу, роди­тели посту­пают вполне в духе вре­мени: им кажется, что их роди­тель­ское дело лучше сде­лают «про­фес­си­о­налы» (это отно­сится и к нашей семье, потому что наша дочь в вос­крес­ную школу исправно ходит). Наде­яться на про­фес­си­о­на­лов – вещь очень удоб­ная. Если счи­тать, что хри­сти­ан­ское обра­зо­ва­ние детей – это наше роди­тель­ское дело, то нужно нахо­дить время, чтобы читать с ребен­ком Писа­ние или пере­ска­зы­вать жития, нужно учиться раз­го­ва­ри­вать об этом, нужно много читать самому, нужно ста­раться в раз­ных житей­ских слу­чаях, кото­рые нам посы­лает Гос­подь, пока­зы­вать ребенку те или иные поло­же­ния нашей веры. Одним сло­вом, нужно тру­диться. Но если всему этому ее (его) научат в вос­крес­ной школе, то можно и не напря­гаться. Воцер­ко­в­лен­ным роди­те­лям нужна вос­крес­ная школа, потому что мы не хотим тру­диться сами.

Тишина

Совре­мен­ные люди, и дети в том числе, все время живут в силь­ней­шем инфор­ма­ци­он­ном шуме. Нам неко­гда побыть с самими собой. Потому мы все так рас­се­яны на молитве, что мы всё осталь­ное время посто­янно чем-то заняты и куда-то спе­шим, а, встав на молитву, не можем никак отыс­кать самих себя. Наши дети тоже живут в таком же тяже­лом ритме. Уже с 7 класса у них по 7 уро­ков, потом домаш­ние зада­ния, потом музыка, потом какой-нибудь спорт и т.д. и т.д. Им совер­шенно неко­гда встре­титься с собой и узнать самого себя, они все время заняты какими-то внеш­ними, пусть очень хоро­шими и куль­турно зна­чи­мыми делами.

Нам всем не хва­тает внут­рен­ней тишины. И в вос­крес­ной школе ее тоже нет. И здесь ребенка инфор­ми­руют, спра­ши­вают, задают зада­ния. А на пере­ме­нах дети еще успе­вают поиг­рать в теле­фон – то есть опять-таки отвлечься. Даже выши­вать в тишине, углуб­ля­ясь в себя (в луч­шем слу­чае – молясь), нашим детям трудно. Им проще выши­вать и слу­шать, как тетя Лариса читает что-нибудь инте­рес­ное. Нам нужно самим учиться тишине и учить ей детей, но мы хотим их обу­чать «зна­нию».

Духов­ная опас­ность духов­ного образования

Свет­ская школа при всех своих оче­вид­ных мину­сах – рутине, пере­груз­ках, малой эффек­тив­но­сти и т.д., тем не менее, в своей про­грамм­ной части духовно без­опасна. Свет­ская школа честно гово­рит, что учит внеш­нему зна­нию, что до вопро­сов веры, миро­воз­зре­ния и даже нрав­ствен­но­сти ей дела нет – это лич­ное дело каж­дого. С уче­ника тре­бу­ется при­лич­ное пове­де­ние, но и не более. Как бы ни была сера и тяжела свет­ская школа, «сокро­вен­ный сердца чело­век» оста­ется в ней мало затро­ну­тым. Я могу спи­сать навя­зан­ную мне взрос­лыми и нелю­би­мую химию и внут­ренне оста­ваться чест­ным чело­ве­ком. Но что про­ис­хо­дит, когда я спи­сы­ваю (пусть из соб­ствен­ной тет­радки под пар­той) ответ на вопрос по Еван­ге­лию? По-моему что-то ужасное.

Опыт духов­ных школ ХIХ века гово­рит нам, что в них может быть боль­шой духов­ный соблазн. Мно­гие ате­и­сты и рево­лю­ци­о­неры – выпуск­ники или уча­щи­еся семи­на­рий (напри­мер, Чер­ны­шев­ский и Доб­ро­лю­бов – оба сыно­вья свя­щен­ни­ков). От скуки и фор­ма­лизма «духов­ного» обра­зо­ва­ния они ушли в рево­лю­цию, потому что там им виде­лась мечта, подвиг и любовь к мень­шой бра­тии. И я также боюсь, что наши дети, «пройдя» вос­крес­ную школу, тоже выне­сут из нее чув­ство, что здесь все как везде – глав­ное соблю­сти при­лич­ную форму. И уйдут «на страну далече».

Что делать?

Это нужно обсуж­дать всем миром.

Я думаю, что детей из воцер­ко­в­лен­ных семей обу­чать всему, чему могут их обу­чить веру­ю­щие роди­тели, не нужно и даже вредно (веро­ятно, это слиш­ком ради­каль­ный взгляд). Обу­чать можно самих роди­те­лей, вклю­чая и педа­го­ги­че­ские вещи. Для детей же оста­ются: цер­ков­но­сла­вян­ский язык, хор, выши­ва­ние, выжи­га­ние и дру­гая работа с реаль­ным резуль­та­том – надо ска­зать, что это наши дети больше всего в вос­крес­ной школе и ценят. Не счи­тая, конечно, чаепитий.

Что делать с детьми из дру­гих семей, это отдель­ный вопрос. Но и здесь мне кажется, что нужно начи­нать не с уро­ков, а с похо­дов, сов­мест­ных прак­ти­че­ских дел, одним сло­вом, с жизни, а не с раз­го­во­ров о ней. Но, к сожа­ле­нию, именно на сов­мест­ную жизнь у нас почему-то нет ни сил, ни вре­мени. Оста­ется наде­яться, что при пра­виль­ной пере­мене ума наше бес­си­лие будет вос­пол­нено Божьей помощью.

Автор: Дмит­рий Шноль

Источ­ник: Милосердие.Ru

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

10 комментариев

  • Лада Шева, 03.11.2019

    Один вопрос плавно пере­те­кает в дру­гой. Но могу ска­зать из прак­тики.. дети поме­ня­лись очень. Лет 10 назад один был настрой, сей­час иной. Лет до 10 можно вкла­ды­вать, сеять..окучивая почву сердца. Далее только помо­гать рас­тить взра­щи­вать то что посе­яли и дове­сти до сбора уро­жая)). Как то так.

    Ответить »
  • Наталия, 24.09.2018

    Сердце чело­века меняет только Свя­тое Писа­ние и Хри­стос. Пока вы рас­ска­зы­ва­ете что-то чело­ве­че­ское “из сво­его опыта”, опыта дру­гих людей, пусть свя­тых, но людей… Ничего не изме­ниться. Рас­ска­жите о Гос­поде как любя­щем Творце, Спа­си­теле. Пока­жите какое отно­ше­ние Слово Божие имеет к жизни ребенка, Оно ведь “живо и дей­ственно”. А то как у Досто­ев­ского до сих пор: “Мы Еван­ге­лие не читали, только крышку его целовали”…

    Ответить »
  • Валя, 23.10.2017

    Cпа­сибо за Ваши мысли! Про­вела всего 2 урока “Жития свя­тых”. Все не то.

    Ответить »
    • wella, 23.10.2017

      Валя, “все не то” после про­чте­ния ста­тьи? Или до?

      Дети свое­об­разно вос­при­ни­мают инфор­ма­цию, кото­рую им пыта­ются доне­сти взрос­лые. Начи­нать надо с малого и малыми пор­ци­ями. И еще лучше — иллю­стри­руя это кар­тин­ками видео, музы­кой (духов­ной) и про­стым доступ­ным язы­ком, адап­ти­руя взрос­лую инфор­ма­цию под дет­ское восприятие…

      Напри­мер, как рас­ска­зать о Нико­лае чудо­творце? Конечно, детям сложно будет понять, кто он такой, если рас­ска­зы­вать все, что он сде­лал. А вот неболь­шой рас­сказ о том, как он помо­гает каж­дому, кто к нему обра­ща­ется, больше воз­дей­ствует на ребенка.

      Ответить »
  • Мария, 20.05.2017

    Спа­сибо огром­ное за статью!

    Вы прямо мысли мои изло­жили систе­ма­ти­че­ски и кра­сиво. Дей­стви­тельно очень хочется не набро­сать детям кучу фак­тов и бого­слов­ских тол­ко­ва­ний, а доне­сти до каж­дого, что все что у нас есть это бла­го­даря Богу. Но то до чего дошел взрос­лый чело­век через мно­го­чис­лен­ные спо­ты­ка­ния и паде­ния сло­вами не объ­яс­нить дет­ским умам. Дома со сво­ими детьми ста­ра­ешься исполь­зо­вать каж­дый слу­чай для того, чтобы пока­зать, что у чело­века могут быть живые отно­ше­ния с Богом. А как сде­лать это за 40 минут раз в неделю с детьми, внут­рен­нюю жизнь кото­рых не зна­ешь и не можешь знать?

    Помоги Вам и всем, кто тру­дится на этом поприще, Господи!

    Ответить »
  • Татьяна, 28.01.2017

    Со мно­гим согласна, спаси, Господи!

    Но у меня, напри­мер, сло­жи­лось ощу­ще­ние, что автору не повезло с учи­те­лями исто­рии. Исто­рия — это же наша жизнь. Наших пред­ков и наша. В исто­рии настолько все пере­пле­тено и вза­и­мо­свя­зано! Не знаю — как может полу­читься, что тема “прой­дена” и о ней уже нет необ­хо­ди­мо­сти вспо­ми­нать и ана­ли­зи­ро­вать… при­чины, след­ствия, исто­ри­че­ские парал­лели… Да даже то самое пре­сло­ву­тое сосла­га­тель­ное накло­не­ние, кото­рое исто­рия, якобы, так не тер­пит — тоже может слу­жить изу­че­нию пред­мета, вос­пи­та­нию. То, что кто-то  из учи­те­лей фор­мально, рав­но­душно под­хо­дит к пред­мету, так  и мате­ма­тики такие есть.

     

     

    Ответить »
  • Наталья, 18.06.2015

    Очень хоро­шая ста­тья с набо­лев­шими и очень важ­ными мыс­лями из глу­бины сердца!
    Я рабо­таю пре­по­да­ва­те­лем в одной из школ Гер­ма­нии и могу ска­зать, что в рос­сий­ской системе обра­зо­ва­ния есть много цен­ного, но ей очень не хва­тает при­клад­ного харак­тера обу­че­ния. Это как раз то, о чём Вы пишите.
    Этот при­клад­ной харак­тер можно под­кор­рек­ти­ро­вать мето­ди­че­ски. Но для этого нужно быть гото­вым осно­ва­тельно пере­смот­реть свою при­выч­ную мето­дику и пере­фор­ма­ти­ро­вать её. А это для сло­жив­ше­гося учи­теля — очень тяжё­лое дело!!! Я полу­чила двой­ное обра­зо­ва­ние учи­теля: в Казах­стане и в Гер­ма­нии. Поэтому было, с чем срав­ни­вать. Мне кажется, на Западе есть чему поучится, если есть жела­ние и спо­соб­ность не слепо копи­ро­вать какие-то методы, а с умом и серд­цем их пере­кла­ды­вать на рус­скую само­быт­ную почву куль­туры и образования.
    Божьей помощи во всём!

    Ответить »
  • Надежда, 25.05.2015

    Согласна пол­но­стью с Вами. К сожа­ле­нию, как изме­нить ситу­а­цию не знаю. Веду уроки в вос­крес­ной школе, при этом боль­шая часть детей не воцеркв­лен­ных роди­те­лей. Но при­хо­дят каж­дое вос­кре­се­нье утром к нам. Уроки про­вожу не по плану, а как мама 3 детей рас­ска­зы­ваю, то,что хотела бы ска­зать своим детям.Немного из исто­рии, а по боль­шей части При­вожу при­меры из своей жизни, из жизни своих детей,разбираем ситу­а­ции, но по резуль­тату.… На пере­мене- дерутся, обзы­ва­ются. Я так пони­маю, нет пока страха и нет жела­ния изме­нить себя.

    Ответить »
  • Зоя, 29.01.2015

    Мысли, абсо­лютно созвуч­ные моим. И так вовремя. Ведь я не педа­гог, но веду заня­тия с дет­ками в вовскр. школе и ИМЕННО из таких пред­став­ле­ний, вопреки про­грамме… Спа­сибо, Господи!

    Ответить »
  • мария, 04.12.2014

    Спаси вас Гос­поди за такую хоро­шую ста­тью. Нашла очень много отве­тов на свои вопросы.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки