Главная » Алфавитный раздел » Ф » Фанатизм (религиозный)

Фанатизм (религиозный)

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (8 голос: 4,75 из 5)

См. раздел ИСКАЖЕНИЯ ХРИСТИАНСТВА

 

Фанати́зм (религиозный) – вера без любви и рассуждения. В патристике в этом смысле обычно употребляется выражение ревность не по разуму, основанное на словах Апостола Павла (Рим. 10:2).

Термин религиозный фанатизм, наряду с прямым смыслом, часто используется:

  • нецерковными людьми для осуждения христиан, которые ответственно относятся к вере, практически выражают её в своей жизни.
  • атеистами для пропаганды безбожия. При этом делается акцент на преступления, совершенные под знаменами религии. Контраргумента здесь два: 1) фанатизм противоречит заповедям Христа; 2) атеистический фанатизм (в России, Франции, Испании, Мексике…) привёл к значительно бо́льшим жертвам, чем религиозный.

 

Что такое фанатизм? Кого можно назвать фанатиком?

иеромонах Иов (Гумеров)

Фанатиками (лат. fanaticus – исступленный; связано с корнем fanum – капище) в древности называли служителей языческих культов, действия которых часто сопровождались проявлением неистовства. В 3-й книге Царств содержится рассказ, как жрецы Ваала отправляли свой культ на горе Кармил: И взяли они тельца, который дан был им, и приготовили, и призывали имя Ваала от утра до полудня, говоря: Ваале, услышь нас! Но не было ни голоса, ни ответа. И скакали они у жертвенника, который сделали. И стали они кричать громким голосом, и кололи себя по своему обыкновению ножами и копьями, так что кровь лилась по ним (3Цар. 18:26,28).

Святые отцы не применяли к христианам этот термин, как генетически чуждый началам христианской веры и имеющий определенную семантическую обусловленность. Различным уклонениям от здоровой христианской веры они всегда давали точные названия. Часто в патристике употребляется выражение ревность не по разуму, неразумная ревность. «О всяком деле, если делаешь оное без размышления и исследования, знай, что оно суетно, хотя и благоприлично, потому что Бог вменяет правду по рассудительности, а не по действованию нерассудительному» (Преп.Исаак Сирин. Слова подвижнические. Слово 89. О вреде неразумной ревности, прикрывающейся личиною ревности Божественной, и о помощи, какая бывает от кротости и других нравственных качеств).

Причины ревности не по разуму бывают разные: гордость, тщеславие, самомнение. Особо опасно такое неразумное рвение, когда ее питает демонская лесть: «Так, иного научает он жестоко изнурять тело свое постом, бичеванием, спанием на голой земле и другими подобными озлоблениями плоти для того, чтобы он или впал в гордыню, возмечтав, что великие совершает дела» (Преп. Никодим Святогорец. Невидимая брань. Гл. 44).

Святые отцы пишут также о разрушительных последствиях подобных уклонений от здоровой христианской веры: «Бог наш есть Бог мира, и все Божие мир приносит. И ревность по правде, когда она от Бога, бывает мирна, кротка, ко всем сострадательна, даже и к тем, кои нарушают правду. Посему уразумеете, что разжигавшая вас лютость ретивая не от Бога. Враг подсел к сердцу вашему и распалил его так неестественно…» (Святитель Феофан Затворник. Письма к разным лицам о предметах веры).

Слово фанатизм стало активно применяться с XIX века людьми неверующими и либерально настроенными христианами, отпавшими от многовековой традиции, против тех, чья религиозность не ограничивается холодным исполнением обрядов. В 20 веке в атеистическом лексиконе оно стало одно из самых употребительных понятий. Неопределенное и расплывчатое по смыслу, оно оказалось очень удобным в эпоху массового неверия для осуждения всякой религиозной активности, не укладывающейся в рамки привычного сознания. Стоит человеку, который три-четыре раза в год заходит в храм (получить крещенскую воду, освятить кулич и поставить свечку, когда на работе неприятность), начать посещать церковь каждый месяц, знакомые начинают говорить, что он стал фанатиком…

Священное Писание научает нас с великой ответственностью относится к слову. «Не одинаковое слово скажешь: иное оживит, а иное убьет душу твою и, может быть, душу ближнего твоего. Потому и сказано: слово ваше да бывает всегда во благодати, солию растворено (Кол. 4:6) (Св. прав. Иоанн Кронштадтский. Моя жизнь во Христе).

Православие.ру

 

Религиозный фанатизм

игумен Игнатий (Душеин)

Религиозный фанатизм. Еще недавно это понятие ассоциировалось лишь со школьным курсом истории времен СССР. Но что-то изменилось. И не только у нас, но и во всем мире. Теперь словами “экстремизм”, “фанатизм”, “фундаментализм” пестрят все газеты, а каждый второй политик говорит о “терпимости” и “толерантности”.

Однако очень часто одни и те же понятия для разных людей могут означать совсем разные вещи. Что же такое религиозный фанатизм?

Для нерелигиозного человека проявлением религиозного фанатизма может казаться любое проявление религиозности вообще. Пошел в Церковь и стал соблюдать посты – фанатик; говорит о том, что аборты – грех – экстремист; ну а если помянул добрым словом Царскую Россию – то просто великодержавный шовинист.

Таким образом, для людей нецерковных понятия “верующий” и “фанатик” практически тождественны. Напротив, для православного человека обвинение в фанатизме звучит по меньшей мере оскорбительно.

Что означает само слово “фанатизм”? “Фанатикос” – с латинского переводится как “исступленный”. Воспитанные на западных фильмах современные россияне именно такими и представляют верующих – нетерпимыми, исступленными, запостившимися, с горящими от нездорового экстаза глазами.

Однако подобное состояние с точки зрения православной аскетики может оцениваться только отрицательно. Православие – вообще религия трезвости. Трезвости духовной. Оно не зовет человека к возвышенным духовным состояниям, не приглашает взлетать с помощью воображения или эмоций в заоблачные дали для общения с ангельскими чинами и ликами святых угодников. Напротив, от таких “полетов” оно категорически предостерегает.

Православие всего лишь предлагает человеку трезво, без розовых очков взглянуть на себя. Присмотреться внимательно к тому, что внутри, в сердце. Увидеть то, что там реально происходит.

Фанатизм совершенно чужд, противоестественен нормальной православной духовности. В Православии есть понятие о “ревности по Боге”. Пример людей, проливших свою кровь за веру – мучеников – всегда был и остается славой и похвалой Церкви. Не есть ли это проявления фанатизма?

Ведь во всех народах и во все времена прославлялись те, кто отдал жизнь за свой народ, страну, просто за ближнего. Да и вообще, если у человека в жизни нет чего-то, что сам он ценит выше своей жизни, то это означает лишь то, что он еще не возвысился над уровнем только животного состояния.

Вопрос в другом: человек сам готов умереть за свою веру, или он готов за это убить других людей, пусть даже ценой своей жизни? И вот здесь христианин и видит границу между готовностью к самопожертвованию и фанатизмом.

Для христианина неприемлема сама мысль о насилии над чужой свободой. Это органически вытекает из христианского учения о Боге: Бог Сам по отношению к людям не допускает со Своей стороны никакого насилия. Христианин будет защищать свою свободу, в том числе и с оружием, но он никогда не будет посягать на свободу другого. Фанатизм же как раз и стремится путем насилия утвердить во всем мире свои “истины” [1].

Фанатизм равнодушен к духовному совершенствованию человека, его цели находятся в этом, “земном” измерении. Совсем не то в Православии. Духовная жизнь православного человека вся направлена внутрь себя. Христианин все свои проблемы видит в себе, именно там – центр его борьбы, там, в его сердце “диавол с Богом борется” [2], и там, в глубине сердечной, под завалами грехов и страстей скрыто то сокровище – Царство Божие – ценнее которого нет ничего в мире. В этом главное отличие “религиозного рвения”, “духовной ревности” от фанатизма.

Это не означает, что все происходящее вокруг абсолютно не беспокоит православных. Просто главный фронт борьбы за спасение души именно в душе, а не в Думе и не в окопах. Апостол Павел писал: “… наша брань (борьба – и.И.) не против крови и плоти (то есть людей – и.И.), но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесной” [3]. А духи злобы не угрожают нам автоматами или “поясами шахидов”, они врываются в наши сердца вместе с гневом, ненавистью, гордостью, похотью, алчностью, другими страстями.

Там, где теряется правильный вектор духовной брани, и начинается борьба не с духами злобы, не с собственными страстями, а с “плотью и кровью” – с людьми, там и возможно возникновение религиозного фанатизма.

Возможны ли такие явления в Христианстве? При нормальной духовной жизни – нет. При ее искажении – да. Именно поэтому исторические примеры религиозного фанатизма мы находим не только в иных религиях, но и во многих христианских сообществах, отпавших от полноты Православной Церкви.

Ислам, зародившись в Аравии, огнем и мечем покорил пол мира. Католицизм пытался утвердить свое господство с помощью крестовых походов. Протестанты, колонизируя Америку, осуществляли геноцид туземного населения. Различные секты часто устраивали кровавые расправы над теми, кто не спешил искать спасения души у их лидеров [4].

Для Православия же наоборот характерно терпимое отношение к людям другой веры. Твердо настаивая на том, что именно Православная Церковь обладает полнотой Истины, Православие не призывает уничтожать тех, кто так не считает. Православная Россия за тысячу лет освоила огромные территории, но нигде не пылали костры с язычниками, буддистами или мусульманами [5]. Многие народы обратились в Православную веру, но всегда силой проповеди, а не силой оружия. Те же народы, которые вошли в состав Российской империи со своими верованиями, никогда не притеснялись по религиозному признаку. Более того, из казны Православной Империи строились мечети, содержались ламы и муллы.

Когда хотят обвинить православных в фанатизме, то обычно вспоминают старообрядческий раскол XVII-го века. Действительно, трагические события, связанные с расколом, произошли не без вины высших иерархов. Но можно ли рассматривать старообрядческий раскол как явление органически характерное для Православия? Скорее наоборот. Отсутствие элементарного духовного образования у народа, излишнее обрядоверие, пристрастие к мертвой букве и к преданиям человеческим – все это искажения, а не нормальное состояние Церкви. А ведь именно это послужило причиной раскола. Репрессии против старообрядцев осуществляло правительство, а не Церковь. Достаточно вспомнить, что протопопа Аввакума казнили тогда, когда сам патриарх Никон уже был низложен и сослан. Преследования старообрядчества было вопросом актуальным для государства, и именно под его давлением церковная иерархия их оправдывала. Церковные же прещения на раскольников были наложены не Российскими епископами а Восточными Патриархами.

Как уже было сказано, фанатизм для Православия не характерен вообще. Он возникает в результате неправильной духовной жизни. В сектах же, где о правильной духовной жизни не может быть и речи, для фанатизма самая питательная среда. Не ушли еще из памяти газовые атаки адептов “АУМ Синрике”, воинственные призывы “Белых братьев”, регулярно появляются в прессе сообщения о преступлениях сатанистов.

Только правильные духовные ориентиры, правильная духовная жизнь, могут уберечь человека от фанатизма. И Православная Церковь предлагает средства, способные уберечь общество от опасности эскалации религиозного экстремизма.

“Вы – соль земли [6]”, – сказал Господь апостолам, первоначально составлявшим Церковь. Церковь – соль земли. Что такое соль? Первый из известных людям консервантов. То, что препятствует гниению. Чем дальше люди уходят от Церкви, тем явственнее запах тления. Без Церкви мир протухнет, растлится в своих беззакониях. Одно из следствий духовного гниения – фанатизм, и только Церковь может без ОМОНа и Спецназа противостоять ему.


[1] В этом смысле Марксизм-Ленинизм, с его идеей “перманентной революции” – один из ярчайших примеров фанатизма и нетерпимости в мировой истории.

[2] По точному замечанию Ф.М.Достоевского.

[3] Еф. 6; 12.

[4] Яркий пример – деятельность анабаптистов в Германии.

[5] Чего не скажешь о последних. За время османского ига в Греции, Болгарии и Армении нередки были случаи откровенного геноцида по отношению к коренному населению.

[6] Мф. 5; 13.

Православная беседа

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru