Фана­тизм (рели­ги­оз­ный)

См. раздел ИСКА­ЖЕ­НИЯ ХРИ­СТИ­АН­СТВА

***

Фанати́змрев­ность не по разуму (Рим. 10:2), в основе кото­рой — вера без любви и рас­суж­де­ния. В пат­ри­стике в этом смысле обычно упо­треб­ля­ется выра­же­ние рев­ность не по разуму, осно­ван­ное на словах Апо­стола Павла (Рим.10:2).

архи­манд­рит Рафаил (Каре­лин):
Слово «фана­тик» теперь стало упо­треб­ляться где и как попало. На самом деле, фана­тик – медиум ложной идеи, кото­рую он при­ни­мает без рас­суж­де­ния и оценки через раз­го­ря­чен­ное вооб­ра­же­ние и веру в самого себя. Фана­тизм – это при­тя­за­ние на особую нрав­ствен­ную эли­тар­ность и неже­ла­ние понять дру­гого.

Термин рели­ги­оз­ный фана­тизм, наряду с прямым смыс­лом, часто исполь­зу­ется:

  • нецер­ков­ными людьми для осуж­де­ния хри­стиан, кото­рые ответ­ственно отно­сятся к вере, прак­ти­че­ски выра­жают её в своей жизни.
  • ате­и­стами для про­па­ганды без­бо­жия. При этом дела­ется акцент на пре­ступ­ле­ния, совер­шен­ные под зна­ме­нами рели­гии. Контр­ар­гу­мента здесь два: 1) фана­тизм про­ти­во­ре­чит запо­ве­дям Христа; 2) ате­и­сти­че­ский фана­тизм (в России, Фран­ции, Испа­нии, Мек­сике…) привёл к зна­чи­тельно бо́льшим жерт­вам, чем рели­ги­оз­ный.

***

Что такое фана­тизм? Кого можно назвать фана­ти­ком?

иеро­мо­нах Иов (Гуме­ров)

Фана­ти­ками (лат. fanaticus – исступ­лен­ный; свя­зано с корнем fanum – капище) в древ­но­сти назы­вали слу­жи­те­лей язы­че­ских куль­тов, дей­ствия кото­рых часто сопро­вож­да­лись про­яв­ле­нием неистов­ства. В 3‑й книге Царств содер­жится рас­сказ, как жрецы Ваала отправ­ляли свой культ на горе Кармил: И взяли они тельца, кото­рый дан был им, и при­го­то­вили, и при­зы­вали имя Ваала от утра до полу­дня, говоря: Ваале, услышь нас! Но не было ни голоса, ни ответа. И ска­кали они у жерт­вен­ника, кото­рый сде­лали. И стали они кри­чать гром­ким голо­сом, и кололи себя по своему обык­но­ве­нию ножами и копьями, так что кровь лилась по ним (3Цар. 18:26,28).

Святые отцы не при­ме­няли к хри­сти­а­нам этот термин, как гене­ти­че­ски чуждый нача­лам хри­сти­ан­ской веры и име­ю­щий опре­де­лен­ную семан­ти­че­скую обу­слов­лен­ность. Раз­лич­ным укло­не­ниям от здо­ро­вой хри­сти­ан­ской веры они всегда давали точные назва­ния. Часто в пат­ри­стике упо­треб­ля­ется выра­же­ние рев­ность не по разуму, нера­зум­ная рев­ность. «О всяком деле, если дела­ешь оное без раз­мыш­ле­ния и иссле­до­ва­ния, знай, что оно суетно, хотя и бла­го­при­лично, потому что Бог вме­няет правду по рас­су­ди­тель­но­сти, а не по дей­ство­ва­нию нерас­су­ди­тель­ному» (Преп. Исаак Сирин. Слова подвиж­ни­че­ские. Слово 89. О вреде нера­зум­ной рев­но­сти, при­кры­ва­ю­щейся личи­ною рев­но­сти Боже­ствен­ной, и о помощи, какая бывает от кро­то­сти и других нрав­ствен­ных качеств).

При­чины рев­но­сти не по разуму бывают разные: гор­дость, тще­сла­вие, само­мне­ние. Особо опасно такое нера­зум­ное рвение, когда ее питает демон­ская лесть: «Так, иного научает он жестоко изну­рять тело свое постом, биче­ва­нием, спа­нием на голой земле и дру­гими подоб­ными озлоб­ле­ни­ями плоти для того, чтобы он или впал в гор­дыню, воз­меч­тав, что вели­кие совер­шает дела» (Преп. Нико­дим Свя­то­го­рец. Неви­ди­мая брань. Гл. 44).

Святые отцы пишут также о раз­ру­ши­тель­ных послед­ствиях подоб­ных укло­не­ний от здо­ро­вой хри­сти­ан­ской веры: «Бог наш есть Бог мира, и все Божие мир при­но­сит. И рев­ность по правде, когда она от Бога, бывает мирна, кротка, ко всем состра­да­тельна, даже и к тем, кои нару­шают правду. Посему ура­зу­ме­ете, что раз­жи­гав­шая вас лютость рети­вая не от Бога. Враг подсел к сердцу вашему и рас­па­лил его так неесте­ственно…» (Свя­ти­тель Феофан Затвор­ник. Письма к разным лицам о пред­ме­тах веры).

Слово фана­тизм стало активно при­ме­няться с XIX века людьми неве­ру­ю­щими и либе­рально настро­ен­ными хри­сти­а­нами, отпав­шими от мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции, против тех, чья рели­ги­оз­ность не огра­ни­чи­ва­ется холод­ным испол­не­нием обря­дов. В 20 веке в ате­и­сти­че­ском лек­си­коне оно стало одно из самых упо­тре­би­тель­ных поня­тий. Неопре­де­лен­ное и рас­плыв­ча­тое по смыслу, оно ока­за­лось очень удоб­ным в эпоху мас­со­вого неве­рия для осуж­де­ния всякой рели­ги­оз­ной актив­но­сти, не укла­ды­ва­ю­щейся в рамки при­выч­ного созна­ния. Стоит чело­веку, кото­рый три-четыре раза в год захо­дит в храм (полу­чить кре­щен­скую воду, освя­тить кулич и поста­вить свечку, когда на работе непри­ят­ность), начать посе­щать цер­ковь каждый месяц, зна­ко­мые начи­нают гово­рить, что он стал фана­ти­ком…

Свя­щен­ное Писа­ние научает нас с вели­кой ответ­ствен­но­стью отно­сится к слову. «Не оди­на­ко­вое слово ска­жешь: иное оживит, а иное убьет душу твою и, может быть, душу ближ­него твоего. Потому и ска­зано: слово ваше да бывает всегда во бла­го­дати, солию рас­тво­рено (Кол. 4:6) (Св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский. Моя жизнь во Христе).

Православие.ру

***

Рели­ги­оз­ный фана­тизм

игумен Игна­тий (Душеин)

Рели­ги­оз­ный фана­тизм. Еще недавно это поня­тие ассо­ци­и­ро­ва­лось лишь со школь­ным курсом исто­рии времен СССР. Но что-то изме­ни­лось. И не только у нас, но и во всем мире. Теперь сло­вами “экс­тре­мизм”, “фана­тизм”, “фун­да­мен­та­лизм” пест­рят все газеты, а каждый второй поли­тик гово­рит о “тер­пи­мо­сти” и “толе­рант­но­сти”.

Однако очень часто одни и те же поня­тия для разных людей могут озна­чать совсем разные вещи. Что же такое рели­ги­оз­ный фана­тизм?

Для нере­ли­ги­оз­ного чело­века про­яв­ле­нием рели­ги­оз­ного фана­тизма может казаться любое про­яв­ле­ние рели­ги­оз­но­сти вообще. Пошел в Цер­ковь и стал соблю­дать посты – фана­тик; гово­рит о том, что аборты – грех – экс­тре­мист; ну а если помя­нул добрым словом Цар­скую Россию – то просто вели­ко­дер­жав­ный шови­нист.

Таким обра­зом, для людей нецер­ков­ных поня­тия “веру­ю­щий” и “фана­тик” прак­ти­че­ски тож­де­ственны. Напро­тив, для пра­во­слав­ного чело­века обви­не­ние в фана­тизме звучит по мень­шей мере оскор­би­тельно.

Что озна­чает само слово “фана­тизм”? “Фана­ти­кос” – с латин­ского пере­во­дится как “исступ­лен­ный”. Вос­пи­тан­ные на запад­ных филь­мах совре­мен­ные рос­си­яне именно такими и пред­став­ляют веру­ю­щих – нетер­пи­мыми, исступ­лен­ными, запо­стив­ши­мися, с горя­щими от нездо­ро­вого экс­таза гла­зами.

Однако подоб­ное состо­я­ние с точки зрения пра­во­слав­ной аске­тики может оце­ни­ваться только отри­ца­тельно. Пра­во­сла­вие – вообще рели­гия трез­во­сти. Трез­во­сти духов­ной. Оно не зовет чело­века к воз­вы­шен­ным духов­ным состо­я­ниям, не при­гла­шает взле­тать с помо­щью вооб­ра­же­ния или эмоций в заоб­лач­ные дали для обще­ния с ангель­скими чинами и ликами святых угод­ни­ков. Напро­тив, от таких “поле­тов” оно кате­го­ри­че­ски предо­сте­ре­гает.

Пра­во­сла­вие всего лишь пред­ла­гает чело­веку трезво, без розо­вых очков взгля­нуть на себя. При­смот­реться вни­ма­тельно к тому, что внутри, в сердце. Уви­деть то, что там реально про­ис­хо­дит.

Фана­тизм совер­шенно чужд, про­ти­во­есте­стве­нен нор­маль­ной пра­во­слав­ной духов­но­сти. В Пра­во­сла­вии есть поня­тие о “рев­но­сти по Боге”. Пример людей, про­лив­ших свою кровь за веру – муче­ни­ков – всегда был и оста­ется славой и похва­лой Церкви. Не есть ли это про­яв­ле­ния фана­тизма?

Ведь во всех наро­дах и во все вре­мена про­слав­ля­лись те, кто отдал жизнь за свой народ, страну, просто за ближ­него. Да и вообще, если у чело­века в жизни нет чего-то, что сам он ценит выше своей жизни, то это озна­чает лишь то, что он еще не воз­вы­сился над уров­нем только живот­ного состо­я­ния.

Вопрос в другом: чело­век сам готов уме­реть за свою веру, или он готов за это убить других людей, пусть даже ценой своей жизни? И вот здесь хри­сти­а­нин и видит гра­ницу между готов­но­стью к само­по­жерт­во­ва­нию и фана­тиз­мом.

Для хри­сти­а­нина непри­ем­лема сама мысль о наси­лии над чужой сво­бо­дой. Это орга­ни­че­ски выте­кает из хри­сти­ан­ского учения о Боге: Бог Сам по отно­ше­нию к людям не допус­кает со Своей сто­роны ника­кого наси­лия. Хри­сти­а­нин будет защи­щать свою сво­боду, в том числе и с ору­жием, но он нико­гда не будет пося­гать на сво­боду дру­гого. Фана­тизм же как раз и стре­мится путем наси­лия утвер­дить во всем мире свои “истины” [1].

Фана­тизм рав­но­ду­шен к духов­ному совер­шен­ство­ва­нию чело­века, его цели нахо­дятся в этом, “земном” изме­ре­нии. Совсем не то в Пра­во­сла­вии. Духов­ная жизнь пра­во­слав­ного чело­века вся направ­лена внутрь себя. Хри­сти­а­нин все свои про­блемы видит в себе, именно там – центр его борьбы, там, в его сердце “диавол с Богом борется” [2], и там, в глу­бине сер­деч­ной, под зава­лами грехов и стра­стей скрыто то сокро­вище – Цар­ство Божие – ценнее кото­рого нет ничего в мире. В этом глав­ное отли­чие “рели­ги­оз­ного рвения”, “духов­ной рев­но­сти” от фана­тизма.

Это не озна­чает, что все про­ис­хо­дя­щее вокруг абсо­лютно не бес­по­коит пра­во­слав­ных. Просто глав­ный фронт борьбы за спа­се­ние души именно в душе, а не в Думе и не в окопах. Апо­стол Павел писал: “… наша брань (борьба – и.И.) не против крови и плоти (то есть людей – и.И.), но против начальств, против вла­стей, против миро­пра­ви­те­лей тьмы века сего, против духов злобы под­не­бес­ной” [3]. А духи злобы не угро­жают нам авто­ма­тами или “поя­сами шахи­дов”, они вры­ва­ются в наши сердца вместе с гневом, нена­ви­стью, гор­до­стью, похо­тью, алч­но­стью, дру­гими стра­стями.

Там, где теря­ется пра­виль­ный вектор духов­ной брани, и начи­на­ется борьба не с духами злобы, не с соб­ствен­ными стра­стями, а с “плотью и кровью” – с людьми, там и воз­можно воз­ник­но­ве­ние рели­ги­оз­ного фана­тизма.

Воз­можны ли такие явле­ния в Хри­сти­ан­стве? При нор­маль­ной духов­ной жизни – нет. При ее иска­же­нии – да. Именно поэтому исто­ри­че­ские при­меры рели­ги­оз­ного фана­тизма мы нахо­дим не только в иных рели­гиях, но и во многих хри­сти­ан­ских сооб­ще­ствах, отпав­ших от пол­ноты Пра­во­слав­ной Церкви.

Ислам, заро­див­шись в Аравии, огнем и мечем поко­рил пол мира. Като­ли­цизм пытался утвер­дить свое гос­под­ство с помо­щью кре­сто­вых похо­дов. Про­те­станты, коло­ни­зи­руя Аме­рику, осу­ществ­ляли гено­цид тузем­ного насе­ле­ния. Раз­лич­ные секты часто устра­и­вали кро­ва­вые рас­правы над теми, кто не спешил искать спа­се­ния души у их лиде­ров [4].

Для Пра­во­сла­вия же наобо­рот харак­терно тер­пи­мое отно­ше­ние к людям другой веры. Твердо наста­и­вая на том, что именно Пра­во­слав­ная Цер­ковь обла­дает пол­но­той Истины, Пра­во­сла­вие не при­зы­вает уни­что­жать тех, кто так не счи­тает. Пра­во­слав­ная Россия за тысячу лет осво­ила огром­ные тер­ри­то­рии, но нигде не пылали костры с языч­ни­ками, буд­ди­стами или мусуль­ма­нами [5]. Многие народы обра­ти­лись в Пра­во­слав­ную веру, но всегда силой про­по­веди, а не силой оружия. Те же народы, кото­рые вошли в состав Рос­сий­ской импе­рии со своими веро­ва­ни­ями, нико­гда не при­тес­ня­лись по рели­ги­оз­ному при­знаку. Более того, из казны Пра­во­слав­ной Импе­рии стро­и­лись мечети, содер­жа­лись ламы и муллы.

Когда хотят обви­нить пра­во­слав­ных в фана­тизме, то обычно вспо­ми­нают ста­ро­об­ряд­че­ский раскол XVII-го века. Дей­стви­тельно, тра­ги­че­ские собы­тия, свя­зан­ные с рас­ко­лом, про­изо­шли не без вины высших иерар­хов. Но можно ли рас­смат­ри­вать ста­ро­об­ряд­че­ский раскол как явле­ние орга­ни­че­ски харак­тер­ное для Пра­во­сла­вия? Скорее наобо­рот. Отсут­ствие эле­мен­тар­ного духов­ного обра­зо­ва­ния у народа, излиш­нее обря­до­ве­рие, при­стра­стие к мерт­вой букве и к пре­да­ниям чело­ве­че­ским – все это иска­же­ния, а не нор­маль­ное состо­я­ние Церкви. А ведь именно это послу­жило при­чи­ной рас­кола. Репрес­сии против ста­ро­об­ряд­цев осу­ществ­ляло пра­ви­тель­ство, а не Цер­ковь. Доста­точно вспом­нить, что про­то­попа Авва­кума каз­нили тогда, когда сам пат­ри­арх Никон уже был низ­ло­жен и сослан. Пре­сле­до­ва­ние ста­ро­об­ряд­че­ства было вопро­сом акту­аль­ным для госу­дар­ства, и именно под его дав­ле­нием цер­ков­ная иерар­хия их оправ­ды­вала. Цер­ков­ные же пре­ще­ния на рас­коль­ни­ков были нало­жены не Рос­сий­скими епи­ско­пами, а Восточ­ными Пат­ри­ар­хами.

Как уже было ска­зано, фана­тизм для Пра­во­сла­вия не харак­те­рен вообще. Он воз­ни­кает в резуль­тате непра­виль­ной духов­ной жизни. В сектах же, где о пра­виль­ной духов­ной жизни не может быть и речи, для фана­тизма самая пита­тель­ная среда. Не ушли еще из памяти газо­вые атаки адеп­тов “АУМ Син­рике”, воин­ствен­ные при­зывы “Белых бра­тьев”, регу­лярно появ­ля­ются в прессе сооб­ще­ния о пре­ступ­ле­ниях сата­ни­стов.

Только пра­виль­ные духов­ные ори­ен­тиры, пра­виль­ная духов­ная жизнь, могут убе­речь чело­века от фана­тизма. И Пра­во­слав­ная Цер­ковь пред­ла­гает сред­ства, спо­соб­ные убе­речь обще­ство от опас­но­сти эска­ла­ции рели­ги­оз­ного экс­тре­мизма.

“Вы – соль земли [6]”, – сказал Гос­подь апо­сто­лам, пер­во­на­чально состав­ляв­шим Цер­ковь. Цер­ковь – соль земли. Что такое соль? Первый из извест­ных людям кон­сер­ван­тов. То, что пре­пят­ствует гни­е­нию. Чем дальше люди уходят от Церкви, тем явствен­нее запах тления. Без Церкви мир про­тух­нет, рас­тлится в своих без­за­ко­ниях. Одно из след­ствий духов­ного гни­е­ния – фана­тизм, и только Цер­ковь может без ОМОНа и Спец­наза про­ти­во­сто­ять ему.


1. В этом смысле марк­сизм-лени­низм, с его идеей “пер­ма­нент­ной рево­лю­ции” – один из ярчай­ших при­ме­ров фана­тизма и нетер­пи­мо­сти в миро­вой исто­рии.
2. По точ­ному заме­ча­нию Ф.М. Досто­ев­ского.
3. Еф.6:12.
4. Яркий пример – дея­тель­ность ана­бап­ти­стов в Гер­ма­нии.
5. Чего не ска­жешь о послед­них. За время осман­ского ига в Греции, Бол­га­рии и Арме­нии нередки были случаи откро­вен­ного гено­цида по отно­ше­нию к корен­ному насе­ле­нию.
6. Мф.5:13.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки