• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Автор: Пробатов Василий‚ протоиерей

Евангелие от Иоанна в стихах

(6 голосов: 4.67 из 5)

Оглавление

Глава 1

Было от вечности Божие Слово,
В лоне Оно почивало святом
Бога Великаго, Вечно Живого,
Было Оно, как и Он, Божеством.
В Боге Оно искони находилось
И даровало всем свет бытия,
Все лишь по воле Его появилось,
В мир ничего не вошло без нея.
Жизни Оно есть источник нетленный,
Все существа оживляет Собой,
Также и людям Оно неизменно
Свет от Себя изливало живой,
И не погрязли совсем их умы
В скверне греха, заблужденья и тьмы.
Бог к ним послал Иоанна святого,
Чтоб он о свете святом возвестил,
Чтобы он силою мощного слова
Веру в Него в их сердцах пробудил.
Не был он светом, но волей небесной
Послан был только о Нем возвещать,
Истинный свет был, что с силой чудесной
Истины всем подает благодать.
Все сотворил Он десницей нетленной,
В мире Он жил, но не признанный им,
В дом Свой явился Он с вестью блаженной,
Но был и домом отвергнут Своим.
Тех же, кто вняли той благостной вести,
Кто ее силою веры постиг,
Тех удостоил великой Он чести,
Сделал Он чадами Божьими их,
Что не от похоти в мир появились,
Но от Господняго духа родились.
И воплотилось превечное Слово,
С нами жить грешными стало Оно,
Но не имело греха никакого,
Правды и благости было полно, —
Славу Его всеблагого Отца
В нем ощущали все наши сердца.
Сам Иоанн восклицал дерзновенно:
«Это Тот Самый, О Ком я учил:
После меня Он приходит в мир тленный,
Но предо мной, как Превечный, Он был».
И изобилье даров мы имеем
От полноты Его жизни и сил,
Иго закона дано Моисеем,
Он же нас светом любви озарил.
Бог недоступен очам человека,
Единородный же Сын Божества,
В лоне Отца почивавший от века,
Тайны открыл нам Его естества.
И вот что Креститель властям иудеев
Решительно, знаю, ответил в те дни,
Когда из столицы к нему иереев
С левитами вместе послали они.
Не стал он пред этим посольством лукавить,
Но прямо ему заявил на вопрос,
Что велено было властями поставить,
Открыто сказал он: «Нет, я — не Христос».
«Так ты не Илья ли?» — послы вопрошали,
«Нет», — молвил на это Господень пророк.
«Быть может, пророк ты? — они Иоанну сказали, —
Нам должно ответ непременно тем дать,
Кто нас к тебе в эту пустыню послали,
Что можешь ты сам о себе нам сказать?»
Ответил Креститель посольству на это:
«Я — голос, зовущий в пустыне людей:
«Пути приготовьте Властителю света», —
Как пишет Исаия в книге своей».
А были послы из числа фарисеев,
И ими предложен такой был вопрос:
«Так как же крестить ты дерзаешь евреев,
Коль ты не пророк, не Илья, не Христос?»
«Крещу вас, — сказал он, — я только водою,
Стоит же средь вас Незнакомец Один,
Идет, как сказал Я, Он следом за мною,
Но был предо мной, как всего Властелин,
Ему не достоин я быть и слугою,
Что обувь снимает с ноги у господ».
Все это сказал Иоанн той порою,
Когда в Вафаваре крестил он народ.
Когда на другой день Христос Искупитель
К нему приближался, то речью такой
О Нем отозвался в то время Креститель:
«Вот Агнец, что грех истребляет людской.
И это Тот Самый, о Коем я твердо
И ясно народу всегда говорил:
«За мной Он в мир этот является гордый,
Но прежде меня, как Превечный, Он был.
Не ведал я воли о Нем Провиденья,
Но чтоб весь Израиль Его мог узнать,
Для этого только водою крещенье
Пришел я над вами сюда совершать,
И Духа Господня над Ним я видал,
Как голубь, сойдя, Он на Нем пребывал.
Он был мне не ведом, но Кто мне крещенье
Водой над людьми совершать приказал,
Тот также такое мне дал наставленье,
Чтоб я за крещенными мной наблюдал.
«Тот Духа, — сказал Он, — пошлет вам Святого,
Над кем своим оком ты узришь Его»,
И знаю теперь я, что Бога живого
Он Сын и Спаситель творенья всего».
Стоял Иоанн на другой день, и двое
Из учеников были здесь с ним,
Лицо Иисуса увидев святое,
«Вот Агнец Господень!» — заметил он им.
Из уст его слово услышавши это,
Пошли за Христом они оба в тот миг,
И вот обернулся Учитель к ним света,
«Что надобно вам здесь?» — спросил Он у них.
Они отвечали: «Где дом Твой, Учитель?»
Тогда Он в жилище Свое их повел,
Они посетили Христову обитель,
До вечера день их в беседе прошел.
В чете той Андреем один назывался,
И Симону братом по плоти он был,
Найти его тотчас же он постарался,
И первый ему о Христе возвестил.
Пришел ко Христу он по слову Андрея,
И Он, посмотрев на него, объявил:
«Ты Симон Ионин, но знай, что тебе я
Наречь имя Кифы отныне решил».
Идти на другой день собрался Спаситель
К себе в Галилею. Филиппа тогда
Нашедши, ему повелел Искупитель:
«Быть должен теперь ты со Мною всегда».
Он жил в Вифсаите, где также Андрей
И Симон с семьей обитали своей.
Находит Филипп Нафанаила скоро,
«О Ком Моисей нам в законе писал,
Кто сонму пророков был также опорой,
Собой их умы и сердца наполнял, —
Нашли Иисуса мы из Назарета», —
Так мужа того стал Филипп убеждать.
Но тот лишь с презреньем ответил на это:
«Ужель Назарет твой добра может дать?»
«Пойди, и увидишь», — Филипп убежденно
На гордыя эти слова возразил.
Когда же сомнением тот отягченный
К Христу по совету его подходил,
Сказал Он: «Вот муж, что лукавства не зная,
Старается прямо всегда поступать».
Ему Нафанаил сказал, отвечая:
«Откуда мог сердце мое Ты узнать?»
Но, зная души все его помышленья,
Господь сердцевидец ему отвечал:
«Еще до Филиппова Я приглашенья
Тебя под смоковницей тою видал».
И тот убежденной воскликнул душой:
«Равви! Ты — Сын Божий, Ты — Царь наш святой!»
Сказал Искупитель, его поучая:
«Уверовал ты по Моим лишь словам,
Что там под смоковницей видел тебя Я,
Но Я покажу и не то еще вам.
Поверьте Мне: двери небесныя дивно
Уже повелел Вседержитель открыть,
И ангелы будут Его непрерывно
Теперь надо Мною всходить и сходить».

Глава 2

Чрез два дня брак в краях был Каны,
Ученики на торжество
И Сам Учитель были званы,
Была и Матерь там Его.
Вина на браке не достало,
Бедою этой смущена,
Она Спасителю сказала:
«Нет для гостей у них вина».
Ответил ей Господь небесный:
«Зачем торопишь ты Меня?
Как срок настанет мне известный,
Так все для них устрою Я».
И с верой полной Мать Христова
Сказала в те часы слугам:
«Прошу вас то исполнить слово,
Какое Сын мой скажет вам».
Из камня сделанныя были
Большия чаши в доме том,
При омовениях служили
Оне, шесть было их числом,
Метрета по два, по три даже
Они могли в себе вместить,
И приказал Господь тогда же
Водой их до верха налить.
Отнесть воды велел Спаситель
К распорядителю потом,
Вкусил ея распорядитель,
Она уж сделалась вином.
Тогда еще происхожденья
Вина он этого не знал,
И вот, исполнен удивленья,
Он жениха к себе позвал.
«Вина получше, как ведется,
Гостям вначале подают,
А опьянение начнется,
Тогда сорт худший достают.
А ты зачем же безразсудно, —
Так жениха он упрекал, —
Подать такой напиток чудный
К концу уж пира приказал?»
Так начал свет Свой чудотворный
Являть в той Кане Царь веков,
И стала чтить Его покорно
Тогда семья учеников.
В Капернаум переселились
Потом и Он, и вся семья,
Ученики Его решились
Уйти с Ним также в те края.
Но дней не много оставался
В пределах местности Он той,
Уж праздник Пасхи приближался,
И в город Он пошел святой.
Но что нашел там в Божьем храме
К великой скорби Он своей?
Торговцы были там с волами,
С овцами, с тьмами голубей.
И много также здесь менял
Он со столами увидал.
И всей душою возмущенный,
Бич из веревок сделал Он
И этот рынок беззаконный,
Из храма Божья выгнал вон.
Меновщиков потом изринул
Он из оград его святых,
Столы при этом опрокинул,
Разсыпал наземь деньги с них.
Сказал Спаситель также строго
И продававшим голубей:
«Из стены Господняго чертога
Возьмите свой товар скорей:
Храм Моего Отца почто вы
В дом обращаете торговый?»
При этой ревности Христовой
Пришло сторонникам Его
На ум пророческое слово:
«О храме Бога Моего
Снедает ревность сердце мне».
А власти Господу сказали:
«Чем можешь Ты нам доказать,
Что небеса Тебе власть дали
Так в нашем храме поступать?»
Ответил им Господь небесный:
«Вы разорите этот храм,
Но я десницею чудесной
Чрез три дня вновь его создам».
Они ж с презрением сказали:
«С полустолетие храм наш
С трудом немалым воздвигали,
А Ты в три дня его создашь?»
Господь же в этом изреченье
О теле собственном сказал.
Когда же свет Он воскресенья
Народам мира показал,
Учеников Его собранье
Об этим вспомнило словах,
И их, а также то писанье
Сложило с верою в сердцах.
Как был Господь в Ерусалиме,
В теченье тех пасхальных дней,
То чудесами там Своими
Уверил многих Он людей.
Но, зная все, не доверялся
Он суете сердец людских.
Он совершенно не нуждался
В чужих свидетельствах о них,
Прекрасно знать и без того
Мог человека Он всего.

Глава 3

Был начальник в стране иудейской,
Никодима носил имя он,
В секте числился он фарисейской.
Чудесами Христа изумлен,
Придя ночью, он с речью такою
Обратился к Нему в этот раз:
«Знаем мы, что Ты волей святою
Неба послан учить сюда нас,
Творить можно лишь силой ведь Бога
Те дела, что Ты нам показал».
Но Господь Иисус ему строго,
Зная мысли его, отвечал:
«Тот лишь царство увидит Христово,
Кто родится душой своей снова».
Но, исполненный весь удивленья,
Никодим Иисусу сказал:
«Как возможно такое рожденье,
Когда стар человек уже стал?
Как нельзя человеку вторично
В материнское лоно войти,
Так душе, что к пороку привычна,
Можно ль новую жизнь повести?»
Но Господь подтвердил ему снова:
«В царстве Божьем тому не бывать,
Кто рожденья от Духа Святого
И воды не способен приять.
Кто родился от плоти греховной,
Тот греху всегда будет служить,
Кто ж от Духа рожден, тот духовной
Начнет жизнию в Господе жить.
Для тебя Мое дивно ученье,
Что родиться вам должно опять,
Но как ветра свободно движенье
И повсюду он может дышать,
И всяк звук его ясно внимает,
Но не знает, отколь и куда
Направляет он ток, так бывает
И с рожденным от Духа всегда».
Но, как прежде, все также дивился
Тот начальник Христовым словам,
И сказать наконец он решился:
«Как возможно таким быть делам?»
«Ты — учитель Израиля видный, —
Так на это Господь отвечал, —
И ужель для тебя не постыдно,
Что таких ты вещей не познал?
Я о том лишь тебе сообщаю,
Что Я видел у Господа Сам
И что Я непосредственно знаю,
И Моим ты не веришь словам.
Если Я о земном вам толкую,
И речам ты не веришь Моим,
Что же будет, как в область иную,
К небесам перейду Я святым?
Ведь никто еще в эти вершины
Из людей никогда не всходил,
Человеческий Сын лишь единый
Там от века с Отцом Своим был.
Он сошел в края ныне земные,
Чтоб умы просветить немощные.
Но как в годы былые в пустыне
Моисей того змия воздвиг,
Так и Он вознесен будет ныне,
Чтоб спасти сынов верных Своих.
Чтоб они, в Него веря сердечно,
Наслаждалися жизнию вечной.
Всего мира Творец и Владыка
Не покинул Творений Своих,
Но с любовию отдал великой
Он единаго Сына за них,
Чтоб они Его верою чтили
И в Нем жизнию вечною жили.
Не карающим Бог судиею
Его к людям в мир этот послал,
Но чтоб грешным Он кроткой рукою
Свет спасенья и мир даровал.
Быть не может тому осужденья,
Кто живой в Него верой рожден,
Кто ж питает к Нему отвращенье,
Тот тем самым уже осужден,
Ибо дерзко Того отвергает,
Кто всегда со Отцом пребывает.
Суд же в мире идет сам собою,
Ибо в нем свет явился живой,
Но мир, света порочной душою
Не взлюбив, увлекается тьмой.
Кто погрязнул во тьме развращенья,
Тому свет ненавистен святой,
Не идет он к нему, обличенья
Своей жизни боится дурной.
А кто правду творит неизменно,
Тот ко свету охотно идет,
Чтобы дел его добрых нетленный
Наконец обнаружился плод».
Затем с учениками Своими
Иисус в Иудею ушел
И, крестя там народ, вместе с ними
Дней довольно в то время провел.
Еще не был тогда в заключенье
Иоанн, во Еноне он жил,
Близ Салим, совершая крещенье,
Вод источник обильный там был,
И креститься там люди любили.
Тогда с учениками его
Иудеи в спор жаркий вступили
О крещенье, а после того
Эти ученики Иоанна
К нему с речью явились такой:
«Кто с тобой был у вод Иордана
И о ком ты учил той порой, —
Ныне Сам Он крестит, и народ
Уж к Нему отовсюду идет».
Он сказал им: «Лишь волей небесной
Человек может званье принять,
И вам всем хорошо то известно,
Что не раз мне пришлось возвещать,
Что не я искупитель вселенной,
Что я — вестник пред Ним лишь смиренный.
Обрученный с невестой младою
Есть жених, а Его верный друг,
Горя радостью в сердце живою,
Для Него не жалеет услуг.
Эта радость достигла предела,
Ей пора уж на убыль идти,
Умаляться мне время приспело,
А Ему возрастать и цвести.
Кто — земной, тот, конечно, и слово
Лишь земное всегда говорит.
Кто же с неба явился святого,
Тот глаголы небес возвестит.
Кто с небесных явился вершин,
Тот всех выше и всем властелин.
Что Он видел и слышал у Бога,
Только то возвещает Он вам,
Но как добрых людей тех немного,
Что святым Его внемлют словам.
Тот, кто примет Его наставленья,
Этой верой своей подтвердит,
Что не лжив Повелитель Творенья,
Чьею силою Он говорит.
Дал Он духа ему изобильно,
Любит Сына Господь Своего,
И десницей Он отдал всесильной
Все творения в руки Его.
Кто уверует в Сына покорно,
Вечной жизни сподобится тот,
Кто ж Его отвергает упорно,
Божий гнев на себя навлечет».

Глава 4

Но вот фарисеи узнали,
Что выше Крестителя стали
Христа чтить, что больше народ
К Нему для крещенья идет.
Хотя и заметить то надо,
Что собственноручно обряда
Крещения Он не творил, —
Апостолам то поручил.
От зависти все ж фарисейской,
Оставив Он край иудейский,
Опять в Галилею пошел.
Направиться Он предпочел
Туда чрез края Самарии,
И вот по дороге Мессии
Здесь встретился город Сихарь
Близ поля, которое встарь
Иосифу отдал родитель.
Колодезь был тут, и Спаситель
Присел у него отдохнуть, —
Весьма истомил Его путь,
И час был тогда полуденный.
Когда ж Он сидел утомленный,
Приходит к источнику вод
Одна самарянка, и вот
Он просит у ней вдруг напиться.
Она не могла надивиться:
«Воды из посуды моей
Как хочешь Ты пить иудей?
Брезгливы вы ведь к самарянам,
Считаете людом поганым».
Сказал ей Создатель веков:
«Не знаешь ты, Кто Я таков,
Когда бы ты это узнала,
Сама бы просить Меня стала,
И Я изобильно живой
Тебя напоил бы водой».
На это она заявленье
Ему говорит в удивленье:
«Как можешь воды Ты живой
Достать мне, когда под рукой,
Чем черпать ее, не имеешь?
Колодезь глубок, не сумеешь
Ея без того Ты добыть,
Должна я Тебе сообщить:
Вода здесь встречается редко,
Не больше ж Ты нашего предка
Иакова, кладязь он нам
Дал этот, и пил воду сам,
А также и дети, и стадо».
«А Мне объяснить тебе надо:
Не может земная вода
Людей напоить навсегда,
Но Я им дам воду иную:
Кто примет ту воду святую,
Тот жажды не будет уж знать,
Струей постоянной бежать
Вода Моя будет в нем вечно
И сердце питать безконечно», —
Господь так жене той сказал.
Она ж Ему: «Чтоб даровал
И мне Ты воды Твоей чудной
И спас от работы бы трудной —
Ходить за водою сюда».
Сказал ей Спаситель тогда:
«Зови ко Мне мужа сначала».
На это она отвечала:
«Нет мужа теперь у меня».
«Да, речь справедлива твоя,
Мужей пятерых ты имела,
А тот, кого нынче сумела
Увлечь ты, не муж ведь он твой».
«Я вижу пророк Ты святой,
На этой горе мы моленье
Царю возносили творенья,
А вы говорите, Что Он
Избрал для того лишь Сион».
«Хоть истинно наше служенье,
А ваше есть тьма заблужденья,
Но вот наступает пора,
Сион, как и эта гора,
Придет навсегда в запустенье,
И будете духом моленье
Тогда вы Отцу возносить,
Он дух есть, и духом вам чтить
Отца надлежит мирозданья,
Такого Он ждет почитанья».
«Придет к нам Мессия святой,
Он все объяснит той порой».
«Я есмь тот Мессия великий», —
Сказал самарянке Владыка.
При этом вернулись назад
Апостолы, коих в тот град
Купить посылал Он съестного.
Они удивились, что слово
Он с женщиной этой имел,
Однако никто не посмел
Спросить у Него, за какою
Он к ней обратился нуждою.
Кувшин свой поставивши, та
Поспешно ушла от Христа
И, в город пришедши кричала:
«Я мужа сейчас повстречала,
Он дивную мудрость явил
И все мои тайны открыл.
Не Он ли великий Мессия?»
Услышавши речи такия,
Пошел к Иисусу народ.
Апостолы пищи в час тот
Учителю есть предложили,
Но вот что в ответ получили:
«Я снедью питаюсь другой,
Ваш ум не поймет немощной
Той пищи». Они ж разсуждали:
«Другия, знать, есть Ему дали».
Сказал Он: «Души Моей снедь —
Любовью к Отцу пламенеть,
Служить для Него непорочно
И дело свершить Его точно.
Вот вы говорите: «Придет
На пятый лишь месяц срок тот,
Когда земледелец счастливый
Жнецов своих вышлет на нивы».
Но вот Моя нива бела,
И жатвы пора уж пришла,
И жнец свою мзду получает,
Плод в вечную жизнь собирает,
И радость объемлет сердца
Как сеявших, так и жнеца.
Мир это зовет преступленьем
Что выразил он изреченьем:
«Кто снял, тот должен и жать».
Но здесь не так может бывать,
Я вас посылаю туда,
Где не было вас никогда,
Другие там были в работе,
А вы их посевы пожнете».
Из города все прибывало
Народа между тем немало,
Жена его та привлекла,
Что прежде с Христом здесь была.
Христа попросил он смиренно
В их город зайти непременно.
И пробыл два дня Он у них,
И силой глаголов Своих
Народа число Он большое
Привлек в Свое стадо святое.
«Уж не по Твоим лишь словам
Мы веруем ныне, Он Сам
Уверил нас силою слова,
Что Он есть Царь мира земного,
Что род спасти должен людской», —
Так в городе женщине той
Потом о Христе говорили.
На третий день решил оставить
Господь радушный город тот
И в Галилею путь направить,
Где перед тем Его народ
Отвергнул грубо и жестоко,
Причем Христос сказал тогда:
«Не чтут Господняго пророка
В родных пределах никогда».
Теперь же Он и в Галилее
Народом с честью принят был,
Он видел все, что в Иудее
Господь на праздник совершил.
Пришел в ту Кану Чудотворец,
Где воду сделал Он вином.
В Капернауме царедворец
В то время жил. Узнав о том,
Что из столицы возвратился
Господь в края родные, он
К нему поспешно обратился,
Болезнью сына удручен.
Пришел к Нему отец несчастный
И настоятельно просил,
Чтоб Он, придя, недуг опасный
Своей рукою исцелил.
Но дал Господь ответ суровый:
«Чудес вам надобно, без них
Не может ум ваш нездоровый
Принять ученье уст Моих».
«Приди, — тот молвил, — к нам скорее,
Пока еще не умер он».
И Он сказал, его жалея:
«Ступай домой, твой сын спасен».
И слову вняв Его святому,
Пошел он веры полный весь.
Когда он близок был уж к дому,
То был слугами встречен здесь.
Они сказали господину:
«Оставил сына злой недуг».
«Когда же легче стало сыну?» —
Спросил отец у этих слуг.
«Вчера в седьмом часу», — сказали
Они ему. То был тот час,
Когда слова те прозвучали:
«Иди домой, его Я спас».
И царедворец стал сильнее
Христа со всей семьею чтить,
Второе чудо в Галилее
Так восхотел Господь явить.

Глава 5

Наступил еще праздник еврейский,
И в столице страны иудейской
Искупитель явился опять.
Был там пруд, и он, нужно сказать,
Издавна как целительный чтился,
Он близ Овчих ворот находился.
Было пять колоннад у пруда,
Назывались они «Вифезда».
В них болящих имелось немало,
Калек разных довольно лежало,
И движенья воды всякий ждал,
Ангел воду порой возмущал,
И кто первый тогда погружался,
Тот от всяких болезней спасался.
Посетил Иисус этот пруд
И увидел болящего тут,
Что, лежа здесь, в постели томился,
Лет уж с сорок недуг его длился.
Зная это, Спаситель сказал:
«Быть здоровым ты б очень желал?»
Отвечал Иисусу калека:
«Да, конечно, но нет человека,
Что донес бы меня до пруда,
Когда в нем возмутится вода,
Пока ж сам я пытаюсь добраться,
Уж другой в него сходит купаться».
Но Господь повелел ему встать,
Одр болезни томительной взять
И идти с этой ношей отсюда.
И вот вдруг совершилося чудо:
Встал больной в тот же миг и, взяв одр,
Пошел, телом здоров, духом бодр.
Но суббота была, день покоя,
Когда дело случилось такое,
Потому иудейский народ,
Увидав, что постель он несет,
Укорять его принялся строго:
«Нарушаешь ты заповедь Бога».
Он сказал: «Тот нести мне велел,
Кто здоровье мне дать восхотел».
«Кто же Он?» — его люди спросили,
Но ответить им был он не в силе:
В толпе скрылся Целитель в тот час ,
Как его чудодейственно спас.
Потом встретил Господь его в храме,
Вразумивши такими словами:
«Себя лучше отныне веди,
Не то худшей беды себе жди».
И властям сообщил он суровым:
«Иисус меня сделал здоровым».
А они Христа начали гнать,
За то смерти хотели предать,
Что дела совершать Он такия
Позволял в дни субботы святые.
Но сказал им дел этих Творец:
«Как доселе творит Мой Отец,
Так и Я». Но тогда иудеи
Стали гнать Иисуса сильнее:
Не субботу Он лишь нарушал,
Но и Бога отцом называл,
Себя равным Ему почитая.
Он сказал им, на то отвечая:
«Сын не может творить ничего,
Дел не видя Отца Своего,
Те лишь Он совершает деянья,
Что творит и Отец мирозданья,
И Он к Сыну любовью горит,
Дел Своих от Него не таит
И свершить даст дела не такия,
Удивятся умы им людские.
Как Отец мертвецам жизнь дарит,
Так и Сын, кого хочет, живит,
И не будет Отец судить света,
Сыну власть Им поручена эта,
Чтоб все чтили Его, как Отца,
Кто отвергнет Его, тот отвергнет Творца.
Но не будет тому осужденья,
Кто Его с верой примет ученье,
В жизнь от смерти уж тот перешел,
Кто Его живой верой обрел,
Насладятся все жизнию вечной,
Кто Его и Отца чтут сердечно.
И поверить прошу тому вас:
Наступил уж блаженный тот час,
Когда Сына услышавши слово,
Оживут мертвецы к жизни новой,
Как Отец Сам Собой ведь живет,
Так и Сыну Он тоже дает.
Дал Ему Он и суд произвесть,
Ведь Он Сын человеческий есть.
Не дивитесь: часы наступают,
Когда те, что в гробах обитают,
Голос Сына услышав, из них
Выйдут все, и святые в тот миг
К жизни вечной найдут воскресенье,
Злые ж люди — кару осужденья.
Но Я Сам ничего не творю,
И что слышал, лишь то говорю,
И Мои справедливы сужденья,
Лишь Отца ведь храню веленья.
Утвержденья Мои лживы б были,
Если б лишь от Меня исходили,
У Меня есть Свидетель Другой,
И правдив Его голос святой.
Иоанн дал ответ вам правдивый,
Как к нему посылали в те дни вы,
Он, как светоч, горел и сиял,
И всем радость в сердца изливал.
Впрочем, что Мне людей заверенья?
Привожу их лишь вам во спасенье.
Я б свидетелей лучших хотел
Указать, — это славу тех дел,
Что среди вас Мне так изобильно
Совершать дал Отец Мой всесильный,
Говорят они ясно о том,
Что Я послан сюда к вам Отцом,
Да и Сам с высоты Он небесной
Говорит обо Мне, как известно.
Но вы глухи к Господним речам,
И чужд лик Его вашим очам,
И нет в сердце у вас Его слова,
Раз чтить Сына оно не готово.
В смысл вникайте божественных книг,
Обо Мне говорится ведь в них.
Найти жизнь вы в писании мните,
Но на деле ея не хотите.
Что Мне славой людской дорожить?
И Я смело хочу заявить:
Мне известен ваш дух непокорный,
К богу нет в нем любви непритворной.
Я пришел к вам во имя Отца,
И не чтут Меня ваши сердца,
Для своей же кто явится славы,
Того чтить будет род ваш лукавый.
Как завет вы полюбите Мой,
Когда жаждете славы людской,
Свет презревши той истинной славы,
Что от Божьей лишь льется державы?
И что Мне пред Отцом вас винить?
Строго будет другой вас судить, —
Моисей… на кого род ваш гордый
Издавна уповает так твердо.
Был бы дорог для вас Моисей,
Не отвергли б Моих вы речей,
Обо Мне ведь пророк вдохновенный,
Говорит в своей книге священной.
Если ж трудно вам верить в нее,
То как примете слово Мое?

Глава 6

Потом к Галилейским водам
Христос удалился, и там
Пред Пасхою с учениками
Раз был на горе Он. Толпами
Народ подходить к Нему стал,
Он славу чудес тех видал,
Что делал Господь над больными.
Увидев очами своими
Народ, Он Филиппу сказал:
«Купить бы Я хлеба желал,
Дабы подкрепилися люди».
Конечно, Он ведал о чуде,
Что силою сделать Своей
Хотел Он для этих людей,
Филиппу же для испытанья
Сказал так Владыка созданья.
Но тот Ему молвил в ответ:
«На двести, Учитель, монет
Не хватит им хлеба, пожалуй,
Хотя б его дать лишь помалу».
Андрей же на это сказал:
«У мальчика здесь я видал
Случайно пять хлебов ячменных
И с ними две рыбы печеных.
Но что это стольким мужам?»
Довольно травы было там,
И людям на ней для вкушенья
Велел сесть Владыка творенья, —
Их было пять тысяч мужей.
Взяв хлебы десницей Своей,
Над ними вознес Он моленье,
Апостолам дал повеленье
Потом Он их всем раздавать,
А также и рыбы той дать.
И брали все сколько хотели,
Когда же все вдоволь поели,
Остатки Господь приказал
Собрать, дабы хлеб не пропал.
Двенадцать корзин их набрали —
Вот сколько пять хлебов тех дали.
Был чудом народ изумлен,
И стал говорить тогда он:
«Воистину это — Мессия,
Грядущий в пределы земные».
И думали силой схватить
Христа, чтоб царем объявить.
Он, зная об этом, в ту пору
Опять удалился на гору.
Один на горе Он той был,
Вечерний уж час наступил,
Апостолы к морю спустились
И в лодке своей поместились.
Вот сумрак спустился ночной,
Господь не пришел к ним святой.
Хоть море бурлило и билось,
Им плыть без Него приходилось,
И в Капернаум той порой
Направили путь они свой.
Проплыть стадий тридцать успели
Они, как Христа вдруг узрели, —
По морю Он к ним подходил
И близко от лодки уж был.
Напал на них страх и смятенье,
Но Он им сказал в ободренье:
«Я это, не бойтесь», — и вот
Они пожелали из вод
Взять в лодку Его и прибыли
Вдруг в край тот, куда они плыли.
Народ же с разсветом дня стал
Искать Иисуса, он знал,
Что только апостолы были
В той лодке, в которой отплыли
Они, и что там никаких
Судов не имелось других.
Христа они здесь не сыскали,
Но лодки другия пристали
От места того недалеко,
Где чудо их видело око,
И тотчас пришло им на ум
Отплыть на них в Капернаум.
Когда же Христа здесь сыскали,
Ему с удивленьем сказали:
«Когда же пришел Ты сюда?»
И стал их учить Он тогда:
«Искать потому Меня ныне вы стали,
Что хлебом обильно Я вас накормил,
А не потому, что очами видали,
Те знаменья Божьи, что Я вам явил.
Отбросьте заботы о пище телесной,
Снедь духу старайтесь найти своему,
Что Сын человеческий даст вам чудесно,
Его ведь Отец предназначил к тому».
Они же к Нему обратились с вопросом:
«Что ж надо, чтоб Божьим идти нам путем?»
«Вот Божие дело, — ответил Христос им, —
Иметь в Того веру, кто послан Отцом».
«Какое же людям Ты дашь указанье,
Дабы в Тебя верили твердо они?
Вот наши отцы, сообщает писанье,
Питалися манною в древние дни», —
Народ Иисусу с упреком ответил.
«Не от Моисея тот хлеб исходил, —
Спаситель уча их на это заметил, —
Отец Мой небесный его вам излил.
Хлеб истинный Он лишь с небес источает
И жизнь всему миру оттуда дает».
«О, пусть Он всегда нам его посылает», —
Молитвенно молвил на это народ.
«Я хлеб есмь безсмертья и жизни, и каждый,
Кто с верой ко Мне обратится живой,
От муки избавится глада и жажды,
Но веровать род ваш не хочет слепой.
Хотя Меня видит всегда ваше око,
Но ум ваш неверьем тупым отягчен.
Но знайте: кто будет из бездны порока
Любовью Отца Моего извлечен,
Ко Мне обратится в свой срок непременно,
И Я от Себя не отрину его,
С небес ведь явился в мир этот Я тленный
Не прихоти сердца творить Своего,
Но волю святого хранить Провиденья,
А воля Его заключается в том,
Чтоб радость тому ниспослал Я спасенья,
Кто будет дарован Моим Мне Отцом.
В том воля святая Отца благостыни,
Чтоб всякий, кто Сына познал и почтил,
Жил истинной жизнью и вечною ныне
И свет воскресенья в день тот получил».
Такое Господь предложил им ученье,
Но сильно роптать тогда начал народ,
Смутило Христово его изреченье:
«На землю сошел Я с небесных высот».
«Он — сын ведь Иосифа, как нам известно,
И мать его знают немало из нас,
Так как же сказал Он: «Я с выси небесной
В пределы земные явился для вас».
«Зачем вы так ропщете между собою? —
Сказал Он, — тот только ко Мне ведь придет,
Кого Мой всесильный Отец всеблагою
Десницей Своею ко Мне привлечет.
И дам Я тогда ему жизнь и спасенье,
А в день тот последний и свет воскресенья.
«Все будут учиться у Бога живого», —
Читается в книгах пророков святых,
Так вот кто услышит Господнее слово,
Ко Мне от грехов обратится своих.
Хоть должно не так понимать то писанье,
Чтоб кто-либо видел лик дивный Отца,
Кто сам от Отца происходит созданья,
Тот только свет видел Господня лица.
Я хлеб есмь безсмертья, и те, кто сердечно
Уверуют в силу и благость Мою,
Жить будут все жизнью блаженной и вечной.
Отцы ваши манну в пустынном краю
Вкушали, и злой не избегнули смерти,
А хлеб, нисходящий с небесных высот,
Таков он, что всякий ядущий, поверьте,
Жить будет вовек, никогда не умрет.
Я хлеб есмь безсмертья, и Я не жалею
За мир этот грешный отдать Мою плоть,
И будет всяк верный жить плотью Моею», —
Так речь Свою кончил к народу Господь.
Но спорить все стали тогда меж собою:
«Как может Он в пищу нам плоть Свою дать?»
И вновь обратившись к ним с речью святою,
Он начал ученье Свое подтверждать:
«Кто есть Моей плоти и крови не будет,
Тот сам себя на смерть тем самым осудит.
Кто плотью Моею и кровию станет
Питаться, жизнь вечную тот обретет,
И силой Моей он из мертвых возстанет,
Как этому миру кончина придет.
И плоть Моя людям есть истинно пища,
И кровь Моя им есть напиток живой.
Тот, кто их вкушает, Мое есть жилище,
И сам он прибудет во Мне и со Мной.
Послал Меня к людям Отец присносущий,
И силой Его Я живу лишь святой,
Так всяк Меня с верой живою ядущий
Во дни эти злые жив будет лишь Мной.
Вот хлеб, нисходящий от Господа с неба,
Та манна спасла ли от смерти народ?
А всякий вкушающий этого хлеба
Жив будет вовек, никогда не умрет».
Христос в синагоге народ так учил,
Как в Капернаум Он чудесно прибыл.
Учеников Христа немало,
Не вникнув в суть Его речей,
В то время тайно зароптало,
Так говоря в душе своей:
«Какое странное ученье!
Кто может вынести его?»
Но от Создателя творенья
Не утаилось ничего:
«Вас соблазняет это слово?
Что будет с вами в день, как Я
Из мира скорбнаго, земного
Направлюсь в прежние края?
Смущают мысли вас плотския,
Но дух лишь сердцу жизнь дает,
Мои слова — слова живыя,
В них веет дух, в них жизнь цветет.
Но есть среди вас род неверный», —
Так лицам тем Господь сказал,
Он силой веденья безмерной
Все от начала уже знал,
И кто неверьем заражен,
И то, кем будет предан Он.
«Прошу запомнить это твердо, —
Вновь всем Господь внедрял в сердца, —
Что человек приходит гордый
Ко Мне лишь благостью Отца».
Учеников тогда отпало
Довольно много от Христа,
Ходить с Ним больше не желала
Толпа предательская та.
Тут и двенадцати Спаситель
Поставил вдруг вопрос такой:
«И вы разстаться не хотите ль
Со Мною вслед за той толпой?»
Но Петр сказал Ему на это:
«К кому нам, Господи, идти?
Ведь к жизни вечной, в царство света
Тебе все ведомы пути,
И нам теперь уже понятно,
Что Ты — Мессия Божий Сын,
В Тебя мы верим безвозвратно,
Ты нам единый «Властелин».
«Двенадцать душ, — сказал Спаситель, —
Я сам к Себе приблизил вас,
Но вот средь вас Мне искуситель
Один уж видится сейчас».
Так говоря, Господь небесный
Того Иуду разумел,
Что Искупителя безчестно
Предать начальникам имел.

Глава 7

В пределах только Галилеи
Потом Спаситель стал ходить,
Жить не хотел Он в Иудее,
Его искали там убить.
Уже дни Кущей наступали,
Народ спешил в Ерусалим,
И братья Господа сказали
Ему с неверием слепым:
«Иди отсюда в Иудею,
Явись же миру наконец,
Раз дал десницею Своею
Тебе такую власть Творец.
Зачем в глуши Ты здесь безвестной
Свою скрываешь благодать?
Пора Тебе Твой дар чудесный
Всем и в столице показать».
Сказал Он им такое слово:
«Не наступил еще Мой час,
Для вас пора всегда готова,
Не может злиться мир на вас.
Меня ж не любит мир развратный,
Он Мне желает только зла
За то, что злыя многократно
Я обличал его дела.
Одним вам надо отправляться,
Идти еще не время Мне».
Сказавши так, Господь остаться
Решил пока в родной стране.
Когда же те с толпой огромной
Ушли в столицу, то тогда
И Сам направился Он скромно
Спустя немного дней туда.
Толпа народа поджидала
Его уж там на торжество,
И было говору немало
Там относительно Его.
«Он муж святой и справедливый», —
Из уст так слышалось одних.
«Нет, человек Он злой и лживый», —
Гласило мнение других.
Но, впрочем, смелыми устами
Никто о Нем не говорил,
Страх перед строгими властями
На души робкия давил.
В средине праздника явился
Он лишь и, в храм войдя, учил.
Народ ученью удивился,
В недоуменье говорил:
«Как знает книги Он писанья,
Не бывши в школе никакой?»
Господь на это замечанье
Народу дал ответ такой:
«Не от Меня Мое ученье,
Его Мне дал Отец щедрот,
И кто творить Его веленья
Захочет впрямь, узнает тот,
От Бога ль эти наставленья
Иль от Себя Я их даю.
Кто изобрел свое ученье,
За славу тот стоит свою.
А кто лишь Богу ищет славы,
Того душа пряма, чиста,
Безчестной лжи отверг он нравы,
Всегда верны его уста.
Вот все вы чтите Моисея,
Но что ж закон его хранить
Вы не хотите? Как злодея,
Меня стремитесь умертвить».
«Не бес ли ум Тебе смущает? —
Тут кто-то Господу сказал, —
Кто умертвить Тебя желает?»
Но речь Свою Он продолжал:
«Одно Я сделал вам деянье,
И возмутило вас оно,
Но обратите же вниманье
На то, что знаете давно:
Дал Моисей вам повеленье
Детей обрезывать, и вот
Обряд вы этот без стесненья
Творите все и в дни суббот.
Я ж исцелил в субботу смело,
И вы Мне платите враждой,
По существу судите дела,
А не по внешности одной».
Тогда из жителей Сиона
Иные стали говорить:
«Его ведь власть синедриона
Постановила умертвить,
Что ж учит так Он дерзновенно,
Уж не дознался ль их совет,
Что Он тот Царь Благословенный,
Что покорит Себе весь свет?
Но только ведь происхожденье
Не безызвестно нам Его,
Откуда ж Царь придет творенья,
Никто не будет знать того».
И возгласил Господь во храме
Тогда пред этими врагами:
«Да, ваши очи видят ясно
Места, в каких явился Я,
Но не постиг ваш ум несчастный,
Что в эти Я пришел края
Не Сам, но волею священной
Того, кто чужд умам плотским,
Но Мне Он ведом, неизменно
Я пребываю вместе с Ним».
Тут учинить Христу хотела
Насилье вражия рука,
Но сделать это не посмела,
Час не настал тому пока.
Но, впрочем, многие тут стали
И верить в Господа Христа,
И так при этом разсуждали:
«Как в наши явится места
Мессия Сам с высот небесных,
Ужели больше Он явит
В то время знамений чудесных,
Чем Этот Муж теперь творит?»
Как фарисеи услыхали
Такие толки о Христе,
То приказанье слугам дали
Его схватить в минуты те.
А Он такими всех словами
Благоволил учить в тот раз:
«Еще немного быть Мне с вами,
Иду к Пославшему от вас.
Искать здесь будете Меня вы,
Но найдете, той страны
Вам не достичь, где вечной славы
Мне будут радости даны».
А иудеи говорили
Между собой: «Куда идти
Он хочет, так что мы не в силе
Его в тех местностях найти?
Не в те ли Он идет селенья,
Где средь языческих племен
Живет народ наш, чтоб ученье
Свое дать эллинам в закон?
Что б речи эти означали:
«Искать вы будете Меня,
Но не найдете, вам в те дали
Нельзя прийти, где буду Я»?
В последний великий день праздника Кущей
Воскликнул народу Господь всемогущий:
«Кто мучится жаждой сердечной своей,
Ко Мне приходи без стесненья и пей.
Кто с верой всецелой ко Мне обратится,
У тех, как в писанье святом говорится,
Из сердца польется воды живой ток».
О Духе святом так Спаситель изрек,
Котораго ныне мы все получили,
Но в дни те еще не явился Он в силе,
Еще тогда не был прославлен Христос.
Когда же слова те Господь произнес,
Тогда в Него веровать многие стали,
Пророком Его и Христом называли.
Но был средь народа и голос не тот:
«Не из Галилеи Мессия придет,
Не ясно ль в писанье святом говорится,
Что из Вифлеема Он должен явиться,
Из рода Давидова Он ведь придет».
Во мнениях так разделился народ.
Иные схватить Иисуса хотели,
Но рук на Него возложить не посмели.
Его и служители взять не смогли,
С пустыми руками к пославшим пришли.
«Что ж вы Его не взяли?» — власти сказали,
Но смело они господам отвечали:
«Он дивною речью Своей нас пленил,
На свете никто еще так не учил».
Сердито сказал им собор фарисейский:
«И вас уж Учитель прельстил галилейский?
Но кто в Него верит из видных людей?
Какие вельможи? Какой фарисей,
Чтить Его могут лишь невежды слепые,
Кому неизвестны писанья святыя».
На эти слова Никодим возразил,
Что некогда ночью к Христу приходил:
«В законе, как ведомо всем, говорится,
Что о человеке судить не годится,
Пока не узнает собранье судей
Его поведенья и смысла речей».
Но резко сказали ему фарисеи:
«И ты уж не темный ли сын Галилеи?
Немного ведь мысли дать нужно труда,
Дабы убедится в том раз навсегда,
Что из Галилеи ждать нечего нам».
И с тем разошлись они все по домам.

Глава 8

На ночь Господь к той горе удалился,
Что Елеонскою звали. Явился
Утром Он в храме Господнем опять,
Севши здесь, стал Он людей поучать.
Как говорил Он им речи святыя,
Вдруг фарисеи и книжники злые
В храм к Нему женщину вводят одну,
Прелюбодейство ей ставя в вину.
«Взята на месте она преступленья,
Строгое дал Моисей повеленье —
Камнями грешниц таких побивать,
Ты же, Учитель, что можешь сказать?»
Так враги эти сказали Владыке,
Против Него добиваясь улики.
Голову низко Спаситель склонил
И на земле что-то молча чертил.
Но они грубо к Нему приставали
И на вопрос свой ответ вымогали,
И вот, поднявши главу наконец,
Так судия им ответил сердец:
«Кто от греха из вас чист объявится —
Первый тот камень пусть бросить решится».
И, наклонившись к земле, Он опять
Начал перстом на ней молча писать.
Вспомнились тут им дела их дурныя,
И от Христа лицемеры слепые
Стали один уходить за другим,
Женщина только осталась пред Ним.
Молвил тогда ей Спаситель творенья:
«Где ж твои судьи? Тебе осужденье
С строгостью вынес ли кто-нибудь?» «Нет», —
Женщина в страхе сказала в ответ.
«Так же и Я изрекаю прощенье,
Только вперед избегай прегрешенья, —
С кротостью ей Искупитель сказал
И наставленья Свои продолжал. —
Свет — Я для мира, кто будет со Мною,
Зла тот не будет подавлен уж тьмою,
Истинной жизни увидит тот свет».
Но фарисеи сказали в ответ:
«Сам о Себе Ты даешь показанья,
Верить им нет потому основанья».
«Сам о Себе говорю Я хоть вам,
Все ж Моим веровать должно словам,
Знаю Свое ведь Я происхожденье,
Ведомо Мне и Мое назначенье,
Но того ум ваш не знает больной,
Судите вы лишь по плоти одной,
Я же судить никого не желаю,
Если ж порою к тому прибегаю,
То Я сужу лишь по правде святой,
Я не один ведь, Отец Мой со Мной,
Судим всегда непременно вдвоем Мы,
Но вам, конечно, слова те знакомы:
«Верить свидетельству должно двоих».
«Где же Отец Твой?» — тут некто из них
Крикнул. Ответил Учитель небесный:
«Вам ни Отец Мой, ни Я не известны,
Ведом вам был бы Отец Мой святой,
Если б познал Меня ум ваш слепой».
В казнохранилище так иудеев
Он поучил, и никто из злодеев
Сделать насилья над Ним не посмел,
Час Его мукам еще не приспел.
И обратился к ним с речью Он снова:
«Скоро уйду Я из мира земного,
Станете в тот вы искать Меня миг,
Но во грехах вы умрете своих,
Ведь не доступен для грешнаго люда
Край тот, куда ухожу Я отсюда».
Стали, глумясь, тут враги говорить:
«Уж не решил ли Себя Он убить?
Что Он нам так сообщает тревожно:
Вместе со Мной вам идти невозможно».
Дал Он ответ им на это такой:
«Жизнью живете вы низкой, плотской,
Я же небесною, чистой, высокой,
И во грехе тот и скверне порока,
Как Я сказал, непременно умрет,
Кто ко Мне с верой живой не придет».
«Кто ж Ты такой?» — толпа та вопрошала.
«Я вам о том говорил от начала.
Много имею о вас Я сказать,
Но Восхотевший Меня к вам послать
Праведен, и по веленью Его Я
Слово всегда говорю Я святое».
Было тем людям тогда невдомек,
Что об Отце Своем то Он изрек.
«Как вы Меня, — Он сказал, — вознесете,
Кто Я такой, тогда лучше поймете,
И что Я волю Отца лишь творю,
Что Мне сказал Он, лишь то говорю,
И мой Отец неизменно со Мною,
Правду Его Я храню всей душою,
И Он не бросит Меня одного».
Кончил Спаситель, и стали в Него
Многие веровать в эти мгновенья.
Он же такое им дал наставленье:
«Слово Мое вас прошу Я хранить,
В обществе верных сынов Моих быть,
Истины дастся тогда вам познанье,
Освободит вас ея пониманье».
Гордо на это заметил народ:
«Мы Авраама великаго род,
Мы никому не служили рабами,
Что же Ты выразить хочешь словами:
«Людям Своим Я свободу даю»?
Так объяснил тогда речь Он Свою:
«Знайте, что всякий, кто грех совершает,
В рабстве греху своему пребывает,
Но рабу в доме не век обитать,
Может лишь Сын в нем всегда пребывать,
Сын лишь единый от рабства избавит,
Счастие вечной свободы доставит.
Знаю, что вы Аврааму родня,
Но умертвить вот хотите Меня,
В сердце у вас не вмещается слово,
Что от Отца вам принес Я святого,
Я говорю, что узнал от Него,
Вы же — вы дети отца своего».
Вновь зашумели противники эти:
«Мы Авраама, Сам заешь Ты, дети».
«Как Авраама, — сказал Он, — сыны,
Вы и дела его делать должны,
Но вы Мне ищете смерти упорно
Лишь потому, что Я слово безспорной
Истины вам от Отца возвестил,
Но таких дел Авраам не творил.
Нет! Вы потомки отца не такого», —
Смело заметил Спаситель им снова.
«Мы не в разврате блуда рождены,
Бога единаго все мы сыны», —
Тут иудеи сказали надменно.
Он же им: «Если бы Благословенный
Вашим родителем был, то Меня
Вы возлюбили бы, ибо ведь Я,
Только Его исполняя веленья
В скорбныя эти явился селенья,
Свой отложив навсегда произвол,
Волей Я Отчей на землю пришел.
Что ж вы презрели Мой глас благодатный?
Ум его ваш не приемлет развратный.
Племя лукавого вы сатаны,
Вот кем вам злыя дела внушены,
Он человекоубийца исконный,
Истины нет в нем, он лжец беззаконный,
Злобная ложь — вот стихия его,
Все в ней единой — его существо,
Первый он лжец, он отец заблужденья.
Но Мое верно и чисто ученье,
И не хотите его вы принять.
Кто во Мне может порок указать?
Если ж ученье Мое безупречно,
Что вы презрели его безсердечно?
К божьим глаголам не будет тот глух,
Кто ко Творцу приближает свой дух,
Вы потому их отвергли жестоко,
Что у вас сердце от Бога далеко».
Злобно и дерзко тут некто сказал:
«Не справедливо ль народ наш назвал
Самарянином Тебя бесноватым?»
Вот что сказал врагам Он заклятым:
«Темный ко Мне не приблизится бес,
Чту Я Отца и Владыку небес,
Вы ж Мне наносите срам и безчестье.
Славы Себе не ищу за нечестье —
Взыщет с вас строго другой Судия.
Но теперь жизнь возвещаю вам Я:
Если б вы слово Мое сохранили,
Смерти бы вы никогда не вкусили».
Господу кто-то сказал тут опять:
«Вот теперь в полном мы праве сказать,
Что Тебя демон смущает мятежный,
Всех постигает конец неизбежный,
Умер святой наш отец Авраам,
Умерли также пророки, а нам
Ты говоришь вдруг такую нелепость,
Что пощадит того смерти свирепость,
Кто Твое будет ученье хранить.
Уж не прикажешь ли нам Тебя чтить
Более, чем Авраама святого
И всех пророков собранья честного?
Что Ты так хвалишься? Кто Ты таков?»
Молвил на это Создатель веков:
«Славы Себе не ищу Я лукаво,
Чтоб в таком случае стоила слава?
Ищет ея Мне Отец Мой святой.
Род ваш Его называет слепой
Богом своим и Отцом незаконно,
Я ж Его знаю и чту неуклонно,
Был Я б, конечно, подобный вам лжец,
Если б сказал: «Мне неведом Творец».
И Авраам ваш отец всей душою
Чаял увидеть Мой день, и святою
Радостью в те он часы возсиял,
Как ему Бог увидать его дал».
Люд тот сказал на слова ему эти:
«Лет с пятьдесят лишь живешь Ты на свете,
И Авраама Ты будто видал?»
«Истину вам говорю, — Он сказал, —
Ранее был Авраама еще Я».
Но заявленье услышав такое,
Чтобы убить Иисуса, каменья
Взяли иные, но в эти мгновенья
Скрылся от них Он, пройдя среди них
И из оград удалясь храмовых,
Далее путь продолжал
И, проходя, увидал.

Глава 9

Слепой от рожденья с простертой рукой
Сидел и просил подаянья,
Был беден несчастный и только сумой
Себе добывал пропитанье.
«За грех ли родителей или за свой
Он терпит столь тяжкое бремя?»
Так Учениками Учитель святой
О нищем был спрошен в то время,
И вот они что получили в ответ:
«Горька его злая судьбина,
Но знайте, вины тут родителей нет,
А ровно и беднаго сына.
С той целью напасть к Нему эта пришла,
Чтоб Божья открылась десница.
Творить надлежит Мне святые дела,
Покамест свет дня еще длится.
Настанет мрак ночи, никто их творить
Не будет тогда в состоянье,
Пока средь людей Я, Мне надобно лить
Лучи Своего им сиянья».
Сказавши так, плюнув на землю, смесил
Он с пылью Свое плюновенье,
И смесь ту на очи слепцу положил,
Отдавши ему повеленье:
«Омой свои очи в пруду Силоам».
Тот внял Его слову смиренно,
Покорно пошел и умылся он там,
И сделался зрячим мгновенно.
Те люди, которые знали слепца,
Как зрячим его увидали,
Дивились событью тому без конца
И много о нем толковали.
Одни в исцеленном признали того,
Кому подаяния клали,
Другие, с сомненьем глядя на него,
Похожим его лишь считали.
А сам исцеленный людей уверял:
«Я — тот, кто слепым был от роду».
При этом желающим он разсказал,
Кто снял с него злую невзгоду:
«Вот некто — Его Иисусом зовут-
К очам приложил моим бренье,
Умыться велел в Силоаме, и тут
Я вдруг получил себе зренье».
«Где ж твой Исцелитель?» — спросили его.
«Не знаю, — сказал он, — о том ничего».
Но вот до начальников вести дошли
Об этом разительном чуде,
На суд к фарисеям тогда повлекли
Прозревшего мужа их люди.
И начали снова его здесь пытать,
Как дал ему Бог исцеленье,
И он принужден был разсказ повторять,
На помощь призвавши терпенье.
Была же суббота в тот день, как Христос
В Своей дивной славе открылся,
И вот в их собранье возникнул вопрос,
Откуда Целитель явился.
«Тот муж, что покоя суббот не хранит,
Пришел не от Бога безспорно,
Он знаменья силой иною творит», —
Одни утверждали упорно.
«Как может такия дела совершать,
Кто Бога отверг беззаконно?
Их Божия только творит благодать», —
Другие судили резонно.
Окончивши споры, спросили потом
Они и прозревшего мненья:
«Скажи нам, ты как полагаешь о Нем,
Ведь Он даровал тебе зренье».
Он смело и твердо тогда им сказал:
«Пророк Он, ужель то не ясно?»
Тут стал сомневаться слепой их кагал,
Что от роду слеп был несчастный.
Родителей вызвать к себе на допрос
Они потому приказали,
И здесь, за вопросом давая вопрос,
Они запугать их желали.
«То верно ли сын ваш, — сказали они, —
И правда ль слепым он родился,
Но чем или как, и в которые дни,
Он зрячим теперь объявился?»
Что это их сын и слепым он рожден,
Родители смело признали,
Но как или кем от недуга спасен,
В ответе на то отказали:
«Не знаем того, каким образом стал
Он видеть своими очами,
Он возрастом, видите, сам уж не мал,
Пусть сам отвечает пред вами».
Сказали ж родители так потому,
Что власти боялись суровой,
Грозила она отлученьем тому,
Кто стал бы чтить имя Христово.
Опять к себе бывшаго вызвав слепца,
Ему фарисеи сказали:
«Хваленье воздай милосердью Творца,
Теперь уж мы точно узнали,
Что бремя сложивший с тебя слепоты
Есть грешник пред Богом великий,
Лишь Богу обязан спасением ты,
Воздай же хваленье Владыке».
Такой им ответ он на ложь эту дал:
«Не знаю того, что Он грешен,
Но знаю, что я слепотою страдал,
Теперь же вот зреньем утешен».
И власти на этот разумный отпор
Сказать ничего не сумели,
Лишь снова разспрашивать стал их собор,
Как очи его исцелели.
«Я вам уж представил об этом отчет,
Ужель вы его не слыхали?
Иль так полюбился Целитель вам тот,
Что знать Его ближе б желали?»
Сказал им теперь он, и словом своим
Привел их сердца в раздраженье:
«Ты сам подружился и сблизился с Ним,
Мы ж чтим Моисея ученье.
С пророком беседовал Сам Всесвятой,
Открывшись во славе небесной,
А Этот откуда и кто Он такой,
Из нас никому неизвестно».
«Вот это и странно, — ответил он им, —
От зла слепоты неизбывной
Я силой Его чудотворной спасен,
А вам неизвестен Врач дивный.
Не слушает грешных Господь всесвятой,
Тому лишь внимает Превечный,
Кто чистой Его почитает душой
И правду творит безупречно.
Чтоб слепорожденнаго кто исцелил,
Не слыхано было покуда,
Когда бы Он не был от Господа сил,
Какое б мог сделать Он чудо?»
Но не дали больше ему говорить,
И с злобным сказавши укором:
«В грехах ты родился, и смеешь учить», —
Тотчас же изгнали с позором.
Как только Спаситель узнал, что его
Постигла такая кручина,
Сказал Он, нашедши раба Своего:
«Ты веришь ли в Божия Сына?»
«А кто Он?» — муж этот Его вопрошал.
«Ты видишь Его пред Собою
И слышишь Его ты», — Господь отвечал.
«Я чту Тебя всею душою», —
Сказал он Христу в то мгновенье
И воздал Ему поклоненье.
«На суд Меня людям в мир этот земной
Послал Повелитель творенья:
Те, кто тяготятся своей слепотой,
Получат с небес просвещенье.
А кто своим знаньем гордится пустым,
Пребудут в своем ослепленье», —
Господь так апостолам молвил Своим,
А так же и всем в поученье.
Услышали то фарисеи, что с Ним
Случайно в то время стояли.
«Ужель фарисеев Ты к людям слепым
Относишь?» — они вопрошали.
«Когда б вы считали себя за слепцов,
Вам было б прощенье от Бога,
Но в стан вы включили себя мудрецов,
И Он покарает вас строго», —
Такой дал ответ им Христос
На этот надменный вопрос.

Глава 10

«Кто стороной дерзнул пробраться,
А не дверями в овчий двор,
Не может пастырем назваться,
Разбойник он и гнусный вор.
Тот только пастырь, кто дерзает
Лишь через дверь входить туда,
Ему привратник отверзает,
И входит смело он тогда,
Овец своих к себе скликает,
Всех их по имени зовет,
На пажить стадо выгоняет
И впереди его идет,
И, зная глас его, покорно
Все овцы вслед за ним идут,
А от чужих они упорно,
Не зная гласа их, бегут», —
Такое приточное слово
Господь сказал врагам Своим.
Они не поняли, и снова
Он обратился с речью к ним:
«Я дверь есмь в овчую ограду,
Кто до Меня к овцам пришли,
Те — все разбойники, и стаду
Вреда бы много принесли,
Но не послушало их стадо.
Я — дверь, и Мною кто войдет,
Спасенья ждет того отрада,
Он нажить тучную найдет.
На гибель лишь и разоренье
К овцам приходит жадный тать,
А Я пришел им во спасенье,
Чтоб жизнь с избытком даровать.
Я — пастырь добрый, совершенный,
Жизнь за овец Я отдаю.
Я не наемник тот презренный,
Что бросит паству не свою,
Как только волка приближенье
Его заметит робкий глаз,
И гонит волк без сожаленья,
И губит тех, кого он пас.
Наемник бегству предается,
Что до овец ему чужих?
Самим собой он остается,
Лишь выгод ищет он своих.
Я- пастырь добрый, непорочный,
И знаю Я Моих овец,
И Я им ведом, также точно,
Как знает Мой Меня Отец,
И Я Отца святого знаю
И жизнь за стадо полагаю.
И овцы есть у Нас другия,
Что не от этого двора,
Придти в селенья им святыя
Услышать голос Мой пора.
Тогда другого властелина
Не будет больше для овец,
Но стадо явится едино,
Единый пастырь наконец.
За то, что жертвуя Собою,
Жизнь отдаю Я за овец,
Любовью вечной, неземною
Меня и любит Мой Отец.
Свою Я душу полагаю,
Но с тем, чтоб вновь ее приять.
Своей Я волей умираю,
Кто у Меня жизнь мог бы взять.
Во всем дано Мне властным быть —
И умереть, и вновь ожить.
Но Я хочу Отца веленья
Безпрекословно исполнять».
Средь иудеев разделенье
Произошло тогда опять:
Немало лиц тогда сказали:
«В Нем — бес, пора им пренебречь».
Но им на это отвечали:
«Не бесноватого то речь,
И как возможно злым бесам
Давать прозрение слепцам?»
Когда же праздник Обновленья
В Ерусалиме наступил,
Ходил во храме Царь творенья
Там, потому что холод был,
И вот в пределах Галереи,
Что Соломоновой звалась,
Вдруг окружили иудеи
Его, толпой сюда явясь.
«Доколь Тебе в недоуменье
Невыносимом нас держать?
Раз Ты Христос, Господь творенья,
Ты прямо должен то сказать», —
Так вопрошал народ тот гордый,
И заявил Господь им твердо:
«Речами, славными делами,
Что Я явил вам от Отца,
Я показал уже пред вами,
Кто Я таков, но в вас сердца
К Моим все глухи наставленьям,
Не из овец вы ведь Моих.
Как Я сказал, к Моим ученьям
Сердца внимательны у них,
И Я им ведом, вслед за Мною
Они с покорностью идут,
И Я путь к жизни им открою,
Они вовек не пропадут.
Отец их дал Мне присносущий,
Кто у Него взять может их?
Рукой и Я с Ним всемогущей
Всегда храню овец Моих.
Я и Отец Мой — Мы едино», —
Кончая речь, Господь сказал,
И нрав являя Свой звериный,
Схватил вновь камни их кагал.
А Он сказал им в те мгновенья:
«Дел добрых много сделал Я,
Так за какое вы каменья
Хотите бросить на Меня?»
«Не за добро Тебя каменьем
Мы собираемся казнить,
Но лишь за то, что злым хуленьем
Наш слух дерзнул Ты осквернить,
Ты — человек обыкновенный,
А чтишь Себя за Божество».
Ответил им Благословенный,
Свое понять дав естество:
«Не ясно ль ваш закон священный
Гласит: «Вы боги, Я сказал»,
А если тот народ презренный
Богами Царь веков назвал,
То как нашли вы в том хуленье,
Что богом тот себя нарек,
Через Кого земле спасенье
Бог предназначил дать в свой срок?
Неверье ваше сносно б было,
Коль дел Отца Я б не творил,
Но раз с чудесною Я силой
Пред вами столько их явил,
То коль словам вам верить трудно,
Поверьте хоть делам тогда,
Что во Отце живу Я чудно,
А Он во Мне живет всегда».
Взять вновь Христа их стан стремился,
Но Он того не допустил,
В Заиорданье удалился,
Где Иоанн пред тем крестил.
Когда Господь там оставался,
Народа много шло к Нему,
И так о Нем он отзывался:
«Хоть Иоанну самому
Творить чудес Всевышний не дал,
Зато он чист и прав во всем,
Что в дни былые проповедал
Об этом муже он святом».
И во Христа тогда немало
Народа веровать там стало.

Глава 11

Некто Лазарь опасным недугом
Разболелся в Вифании вдруг,
Иисус почитал его другом,
Отличал и сестер его двух,
Марфой звали одну, а другая
Называлась Марией, она
К Иисусу любовью пылая
И всем сердцем Ему предана,
Его миром потом умастила
И власами своими при том
Отереть Ему ноги решила,
Преклоняясь пред Ним, как Христом.
Весть послали Христу эти сестры:
«Тяжко болен Твой, Господи, друг»,
Когда сердце встревожил им острый
Их любимаго брата недуг.
«Болезнь эта не к смерти случилась», —
Сказал Он, получив эту весть, —
Но чтоб Божия слава открылась
И чтоб люди воздали Мне честь».
Хотя крепко Спаситель больного
И Марию, и Марфу любил,
Но спасти от недуга лютого
Ни его, ни сестер не спешил
И два дня в том краю оставался,
Где до этого Он проживал,
А потом в Иудею собрался
И с Собою апостолов звал.
Но они Ему в страхе сказали:
«Ведь недавно камнями побить
Тебя там иудеи искали,
И Ты хочешь опять у них быть?»
«День двенадцать часов должен длиться,
И нельзя их числу сократиться,
И пока еще день нам сияет,
Преткновений легко избежать,
Но когда мрак ночной наступает,
Тогда их уж нельзя миновать».
Так Господь им сердца ободрял,
После ж этого вдруг им сказал:
«Лазарь, друг наш, уснул, но его Я
Мощным словом иду разбудить»,
Но услышавши слово такое,
Они стали Ему говорить:
«Раз уснул, это признак отрадный,
Значит, скоро здоров будет он».
Он о смерти сказал безпощадной,
Те живительный мыслили сон.
Им Спаситель сказал тогда прямо:
«Лазарь умер, но рад Я за вас,
Что Меня тогда не было тамо,
Как к нему смерти близился час, —
Новый луч вы увидите света,
Так пойдемте к почившему в дом».
А Фома всем заметил на это:
«Пойдем так же и мы с ним умрем».
Был четвертый день Лазарь в гробнице,
Как Спаситель изволил придти,
От Вифании было к столице
Стадий только пятнадцать пути.
И явилось по этой причине
Из нея к сестрам много людей,
Чтоб утешить их в горькой кручине,
Не оставить одних в дни скорбей.
Марфа встретить Христа поспешила,
О прибытье узнавши Его,
И, увидев Его, говорила:
«Брата б Ты исцелил моего,
Если б был здесь в Вифании с нами,
Но все сделать, конечно, бы мог,
И теперь Ты Своими мольбами,
Все с небес Тебе дарует Бог».
Он сказал: «Брат твой снова жив будет».
А она Иисусу в ответ:
«Знаю, Бог его к жизни пробудит,
Когда это преставится свет».
«Я есмь жизни источник нетленный,
Моей силой мертвец оживет,
А живой, что во Мне неизменно
Пребывает, — вовек не умрет».
Вразумивши так Марфу, Спаситель
«Ты Мне веруешь ли?» — вопрошал.
«Да я знаю, что Ты — Искупитель,
Царь Христос, Кого Бог обещал».
Так ответив, она отлучилась,
Направляясь поспешно в свой дом,
Где Мария тоскою томилась,
До сих пор не узнавши о том,
Что пришел уже душ их Властитель,
Но тайком Марфа молвила ей:
«Дорогой наш явился Учитель
И тебя хочет видеть скорей».
Услыхав, она встала в мгновенье
И к Спасителю быстро пошла,
А Он все еще был не в селенье,
Но там, где Его Марфа нашла.
За Марией и те поспешили,
Что их в горе пришли утешать,
Пришло в голову им, что к могиле
Она слезы идет проливать.
Как пришла к Иисусу Мария,
Тотчас в ноги упала Ему,
«Был бы с нами во дни эти злые,
Ты бы брату помог моему».
С плачем так говорила Мария,
И, потоки увидевши слез,
(С нею плакали все остальные)
Возскорбел и смутился Христос.
«Где ж почившаго вы положили?» —
У сестер Искупитель спросил
И, когда направлялся к могиле,
Слез струи из очей Своих лил.
Видя то, иудеи сказали:
«Видно, очень его Он любил».
А другие на то отвечали:
«Тот, Кто очи слепому открыл,
Мог спасти б и его от недуга».
А Христос, возскорбевши опять,
Пришел к гробу умершаго друга,
Лежал камень на нем, и отнять
Иисус повелел его властно,
Но тут Марфа Его говорит:
«Уже пахнет, ведь брат мой несчастный
Уж четвертый день мертвым лежит».
«Не сказал ли недавно тебе Я,
Что величия Божия свет
Узришь ты, в Меня веру имея?» —
Ей сказал Искупитель в ответ.
Взяли камень, Христос же моленье,
К небу очи подняв, совершал:
«Приношу к Тебе, Отче, хваленье,
Что Ты слово Мое услыхал.
У Меня нет и тени сомненья,
Что всегда Ты услышишь Меня,
Для народа вознес Я моленье,
Дабы знал он, что воля Твоя
Меня в мир их послала загнивший».
Так сказавши, Он вдруг возгласил:
«Лазарь, выйди!» — и вышел почивший,
Но обвит весь повязками был.
Он лишен был свободы движенья,
И лицо ему плат закрывал,
Но Подавший ему воскресенье
Снять все узы с него приказал.
Много тех, кто увидели чудо,
Иисуса признали Христом,
Но другие, ушедши отсюда,
Сообщили властям обо всем.
Собрался архиереев надменный
С фарисеями синедрион.
«Что нам делать? Чудес, несомненно,
Дар имеет особенный Он.
Коль Ему предоставим свободу,
Все Его как Христа будут чтить,
Но от римлян стране и народу
Тогда будет погибель грозить», —
Так судили они на совете,
Но встал главный тогда архиерей
И сказал: «Неужели вы дети?
Как простых не поймете вещей?
Лучше нам одного умерщвить,
Чем народ весь навек погубить».
Каиафа тому архирею
Было имя, и это сказал
Он, я знаю, не волей своею,
Но как архиерей предрекал,
Что Христу умереть было надо,
Чтоб сыны Авраама спаслись,
Да и прочия Божии чада
Чтоб в одну все семью собрались.
И решили с тех пор архиреи
Непременно Христа умертвить,
И не мог уж теперь в Иудее
Искупитель открыто ходить.
Городок близ пустынь находился,
Было имя ему Ефраим,
Вот куда Он тогда удалился
И жил там, и апостолы с Ним.
Уж пасхальные дни наступали,
Богомольцы стекались в Сион,
Очищение здесь совершали,
Как предписывал древний закон.
И народ, собираясь во храме,
О Христе меж собой толковал:
«Не придет ли Он этими днями?» —
Каждый тех иль других вопрошал.
И приказ фарисеи узнали,
Чтобы все, кто узнает, где Он,
Им немедля о том сообщали,
Арест был уж Его предрешен.

Глава 12

Дней за шесть до Пасхи Спаситель прибыл
В Вифанью, где Лазаря Он воскресил.
Устроили Господу вечерю там,
Заботливо Марфа служила гостям,
А Лазарь сидел со Спасителем вместе.
Христу воздавая пред всеми дань чести,
Фунт мира взяла дорогого Мария
И ноги Ему умастила святыя,
Отерла власами главы их потом,
И благоуханьем наполнился дом.
Иуда же Симонов, тот, что предать
Имел Иисуса, дерзнул ей сказать:
«Тебе предназначить на дело другое
Должно было миро свое дорогое,
Монет бы ты триста за масть получила,
И нищим раздать бы их надобно было».
Сказал же Иуда так не потому,
Что к нищим вдруг жалость припала ему,
Он вор был, для денег он ящик носил,
И что туда клали, себе брать любил.
Сказал тут Иуде Владыка творенья:
«Оставь ее, на день она погребенья
Масть любящей Мне сохранила душою,
Имеете нищих всегда вы с собою,
А Мне не всегда на земле у вас жить».
В Вифанию начал народ приходить
Большими толпами, как только узнал,
Что здесь Иисус у друзей проживал,
И не Иисуса тогда лишь искали,
Но с Ним и того здесь увидеть желали,
Кого Он чудесно воздвигнул из гроба,
И вот у властей разгорается злоба
На Лазаря также в те мрачные дни,
Убить и его положили они,
Дабы к нему больше народ не ходил
И ради него Иисуса не чтил.
Господь на другой день Вифанью оставил
И путь Свой в пределы столицы направил.
Народ, что собрался туда для моленья,
Услышал о том и Владыке творенья
Навстречу громадною вышел толпой,
Ветвей тогда пальмовых взял он с собой,
«Осанна» — в привет Ему громко кричал
И благословенным Царем называл.
Христос в незабвенные эти мгновенья
Возсел на осленка, дабы предреченье
Святого писанья сбылося в часы те:
«Не бойтесь, о дети Сиона, смотрите,
К вам Царь ваш, сидя на осленке, идет».
Апостолы этого, впрочем, в день тот
Понять не могли, и лишь после тех дней,
Как в славе явился Спаситель Своей,
Им вспомнилось вещее слово писанья
И стало понятно Его предсказанье.
Тот люд, что с Христом находился в тот час,
Как Лазаря к жизни воздвиг Его глас,
В народе о чуде Христа разгласил,
И встречей Его потому он почтил,
И зависть сердца фарисеям объяла:
«Успеха пока нам не видно нимало,
Уж все, посмотрите, к Нему устремились», —
Так между собой говоря, они злились.
Пришли для моленья в пасхальные дни
И эллины также. К Филиппу они
Тогда Вифсаидскому с словом таким
Явились нежданно: «Мы видеть хотим
Сейчас Иисуса». Пошел он об этом
Андрею сказать, а потом за ответом
Пошли они оба к Спасителю вместе,
И вот что сказал Он при этой им вести:
«Уж славы Моей приближается час,
Заметьте же это, прошу о том вас:
Когда не умрет при посеве зерно,
Тогда остается едино оно,
Но зерн дает много, когда умирает.
Кто жизнь свою любит, ее потеряет,
Кто ж в нынешнем веке ее ненавидит,
Тот в мире грядущем ея свет увидит,
И люди, что Мне пожелают служить,
Должны все путем Моим твердо ходить,
Почтит их Отец Мой, возьмет в те края,
Где вечною славой сиять буду Я.
Объята душа Моя ныне смятеньем,
Хотелось бы Мне обратиться с моленьем:
«Избавь Меня, Отче, от часа того», —
Но Я ведь явился сюда для Него.
«Прославь, Твое, Отче, величье святое!» —
С небес принеслось тогда слово такое:
«И впредь славить буду, как славил доселе».
Как мощные звуки с вершин прилетели,
Одни говорили: «То гром прозвучал»,
Другие: «Нет, ангел Ему отвечал».
«Не Мне, — Сам сказал Он, — а вам они были,
Для мира часы уж суда наступили,
И будет князь мира вон изгнан позорно,
Любовью к Себе привлеку животворной
Я всех, когда буду отсель вознесен», —
На смерть намекая, сказал это Он.
Заметил тогда Иисусу народ:
«Писанье святое понять нам дает,
Что царствовать будет Мессия до века,
Ты ж учишь, что будет взят Сын человека,
Так Сын человеческий — что ж Он такое?»
«Ненадолго с вами останусь еще Я,
Так пользуйтесь светом, пока он в вас есть,
Чтоб тьма не успела вам гибель принесть,
Спешите ко свету скорее прильнуть,
И в царство вам света откроется путь», —
Сказал так Христос им и скрылся от них.
Так много чудес Он народу явил,
И все еще верой Его он не чтил,
Да сбудется то, что пророк предрекал:
«Кто с верою проповедь нашу приял?
Кому Твоя, Боже, открылась десница?»
Не мог же народ потому обратиться,
Что, как у того же читаем пророка,
«Ослепло совсем их духовное око,
Сердца у них стали подобны камням,
И свет недоступен их темным очам,
Их ум не приемлет разумных речей,
И нет исцеленья для этих людей», —
Пророк так Исайя в дни те сказал,
Когда он во славе Христа увидал.
Но, впрочем, Христа и начальники чтили,
Но веру свою из-за страха таили,
Ведь от фарисеев тому отлученье
Грозило, кто примет Христово ученье,
Людская начальникам тем похвала
Дороже, чем слава Господня была.
Господь же народу сказал громогласно:
«Кто с верой ко Мне обратится живою,
Тот сблизится верой своей не со Мною,
Но с Тем, Кто послал Меня в селенья,
И кто Меня видит, Отца тот творенья
Во Мне также видит. для мира Я — свет,
От тьмы всех спасу Я порока и бед.
А кто Мои речи отвергнет живыя,
Сердца тех не буду судить Я слепыя,
Я в мир многогрешный пришел не судьею,
Но чтобы спасти всех любовью святою.
Судья для неверных найдется другой,
Осудит их строго глагол Мой святой,
Как этому миру настанет конец,
Ведь дал Мне глагол тот небесный Отец,
Не Сам от Себя возвещал Я ученье,
Но Отчия лишь сообщал откровенья
Я слово Его говорю неизменно,
Залог оно, знаю, есть жизни нетленной».

Глава 13

Пред Пасхой с землей разлучиться
Иисусу настала пора,
Чтоб в обителях Отчих вселиться,
В царстве света, любви и добра.
Зная это, Владыка превечный
Пред кончиной Своею явил,
Что Он любит Своих безконечно, —
Тех, что в мире земном возлюбил.
Возлежал Он на вечери с ними,
Уж Иуда, прельщен сатаной,
Согласился с врагами лютыми
Им предать Его тою порой,
И Господь, невзирая на это
И на то, что Отец Ему дал
Власть над всеми твореньями света,
От трапезы на вечере встал,
Ризу снял с Себя быстрой рукою,
Препоясал стан лентием Свой,
Умывальник наполнил водою
И смиренною начал душой
С ног апостолам прах омывать
И тем лентием их отирать.
Когда Симону Он омовенье,
Как и всем, подошел совершить,
Он такого Христа униженья
Не хотел пред собой допустить.
«Неужели, Владыка творенья,
Будешь ноги Ты мне омывать?» —
Весь исполненный он изумленья
Иисусу решился сказать.
«Для тебя теперь это деянье
Непонятно, — сказал Он ему, —
Лишь впоследствьи его пониманье
Дано будет уму твоему».
А тот молвил в ответ: «Никогда я
Не позволю того допустить,
Чтоб десница Твоя всесвятая
Стала ноги мне грешному мыть».
«Если ног Я тебе не омою, —
Поучал Искупитель его, —
То ты части не будешь со Мною
Иметь в царстве Отца Моего».
Но и после того дерзновенье
Имел Симон Ему возразить:
«Тогда должно Тебе омовенье
Головы мне и рук совершить».
«Кто омыт, тому с ног только надо
Прах омыть, весь он чист уже стал,
Хоть не все, и вы чисты», — на стадо
Свое глядя, Спаситель сказал.
А заметил Он так потому,
Что предатель был ведом Ему.
Омовенье окончив, Он снова
Свою ризу надевши, возлег,
И такое апостолам слово
Предложил воплотившийся Бог:
«Господином зовете Меня вы,
Как Учителя чтите Меня,
И вы в том без сомнения правы,
Ибо точно Властитель вам Я.
Если ж Я, Властелин несомненный,
Не стыдился вам ноги омыть,
То друг другу и вы непременно
Должны с тем же смиреньем служить.
Поступайте всегда сообразно
С тем примером, что дан вам сейчас,
Избегайте гордыни соблазна,
Да горит любовь в сердце у вас.
Рабы выше Господ не бывают,
И послы не важнее тех, кто
Их к другим от себя посылают, —
Все, конечно, вы знаете то.
Но как дети, блаженны б вы были,
Если б то и на деле явили.
Впрочем, знайте: кто вас принимает,
Тот и Мне тем окажет почет,
Кто ж Меня от души почитает,
Честь Отцу Моему воздает.
Не ко всем вам Мое назиданье,
Ведь Я знаю, кого Я избрал,
Должно сбыться пророка писанье,
Что в былые века предрекал:
«Хлеб вкушающий вместе со Мною,
Тот Меня попирает пятою».
А заранее вам сообщить Я
С тою целью об этом решил,
Чтоб Меня, как свершится событье,
Из вас всяк по достоинству чтил».
И тут всею душой возмущенный,
Он апостолам вдруг заявил:
«Предать власти Меня беззаконной
Из вас некто коварно решил».
Пораженные этою вестью,
Друг на друга все стали взирать,
Кто склонился к такому нечестью,
Всем хотелося им угадать.
Ученик у Христа был любимый,
Он у персей Его возлежал.
Подал знак ему Симон незримо,
Чтоб он имя безумца узнал.
Тот спросил, Христу к груди прильнувши:
«Кто предать Тебя хочет врагам?»
Он сказал: «Тот, кому обмакнувши,
Кусок хлеба сейчас Я подам».
И, взяв хлеб, омочил его в блюде
И дал Искариоту Иуде.
Сатана овладел им всецело,
Когда хлеб он у Господа взял.
«Поскорее кончай свое дело», —
Иисус ему кротко сказал.
Но не понял никто, что словами
Христос этими молвить хотел,
Но как ящик Иуда с деньгами
Постоянно с собою имел,
То уверенны были иные,
Что купить Он ему приказал
Что-нибудь на дни Пасхи святые,
Иль чтоб нищим пособье он дал.
Мрак ночной уж тогда наступил,
И предатель уйти поспешил.
Как удалился Иуда лукавый,
Ученикам Иисус возвестил:
«Сын человеческий светом уж славы
Ныне великой Себя озарил.
Бога Отца Он прославил Собою,
И Вседержитель прославит Его,
Скоро возьмет туда мощной рукою,
Где обитает Его Божество.
Жить Мне недолго осталось на свете,
Станете с скорбью Меня вы искать,
Но что сказал иудеям Я, дети,
То ж Я и вам теперь должен сказать:
Вам невозможно придти в те края,
Где в скором времени жить буду Я.
Новую заповедь вам оставляю,
Чтоб из вас каждый любовью горел,
Свет Я вам той же любви завещаю,
Что во Мне ярко всегда пламенел, —
Чтобы по этой любви отличали
Все вас от множества прочих людей,
Учениками Христа признавали
Вам в похвалу и для славы Моей».
Симон сказал тут: «Куда Ты, Учитель,
Хочешь теперь удалиться от нас?»
«После пойдешь ты за Мной в ту обитель,
Но не возможно тебе то сейчас», —
Молвил апостолу Благословенный.
«Что ж не идти по Твоим мне стопам? —
Симон Ему возразил дерзновенно, —
Душу мою за Тебя я отдам».
«Душу отдать за Меня ты берешься?
Знай, что до пенья еще петухов
Трижды уж ты от Меня отречешься», —
Молвил на это Создатель веков.

Глава 14

«Сердца не мучьте напрасной тревогой,
Веруйте крепче в Меня и в Отца,
В доме Господнем обителей много,
Место найдется для всех у Творца.
Пусть бы и мест не достало б там даже,
Я бы пошел приготовить их вам,
И, приготовивши, взял бы тогда же
Вместе с Собой вас в просторный их храм.
Ведом вам край тот, в который иду Я,
Знаете также туда и вы путь».
Молвил на это Фома, протестуя:
«Нет, они нам неизвестны ничуть».
Он же такое сказал ему слово:
«Я есмь путь к истинной жизни для всех,
Нет и не будет пути вам иного
В царство Отца и небесных утех.
Если б как следует знали Меня вы,
Вы бы познали тогда и Отца,
Но и теперь уж лучи Его славы
В ваши проникли умы и сердца».
Молвил Филипп Иисусу уныло:
«Дай нам увидеть Отца Твоего,
Нам и довольно бы этого было».
Но, упрекнувши, учил Он его:
«Времени пробыл со Мной ты немало,
И все еще ты Меня не познал.
Чье Меня око хоть раз увидало,
Тот и Отца Моего увидал,
Как же просить у Меня ты дерзаешь,
Чтобы Отца показал тебе Я?
Разве не веруешь ты и не знаешь,
Что Я – в Отце и Отец внутрь Меня.
Не от Себя возвестил Я ученье,
Силой Отца совершаю все Я.
Веруйте всею душой без сомненья,
Что Я в Отце и Отец внутрь Меня.
Если же верить словам не хотите,
То на дела Мои мысль обратите.
Знайте, что всякий, кто веру живую
Будет в Меня в своем сердце носить,
Также получит он силу святую
Славныя эти деянья творить.
Может и больше он сделать чудес,
Ибо иду Я к Владыке небес.
Все те исполню Я ваши прошенья,
Что вы во имя Мое возносить
Будете сердцем простым без сомненья, —
Чтоб чрез Меня и Отца стали чтить.
Если ко Мне в вас любовь есть святая,
То Мой храните великий закон,
Господу буду молиться тогда Я,
Даст вам Иного Заступника Он,
Чтобы Он, с вами всегда пребывая,
Истины вам посылал благодать.
Мир, Его силы и славы не зная,
Не в состоянье Его восприять.
Вы же с Его уж знакомы дарами,
С вами Он был и пребудет всегда.
Я не оставлю вас здесь сиротами,
К вам непременно приду Я сюда.
Мир не увидит Меня уже скоро,
Вы же должны ко Мне взор устремить,
Только один Я вам буду опорой,
Жизнью Моей лишь вы будете жить.
Станет в то время для вас то понятно,
Что Я в Отце пребываю Своем,
И что вы жизнью одной благодатной
Связаны тесно со Мной и с Отцом.
Кто исполняет слова Мои честно,
Те Меня любят, напомню Я вам,
Будет любить их Отец Мой небесный,
Я ж, возлюбивши, явлюся им Сам».
Тут вдруг Иуда (другой, не предатель)
С словом к Христу обратился таким:
«Но почему Ты явиться, Создатель,
Хочешь лишь нам, а не всем остальным».
Он же опять подтвердил Свое слово:
«Любящий будет завет Мой хранить,
Будет любовь над ним Бога живого,
Стану с Отцом Я в душе его жить.
Тот, кто любовью ко Мне не пылает,
Гласу Моих не внимают словес,
А Мое слово, пусть всякий то знает,
Произошло от Владыки небес.
Это Я вам назидания слово
Нужным нашел преподать под конец,
Но Утешителя Духа Святого
Ради Меня ниспошлет вам Отец,
Он преподаст вам обильней ученье,
Всем вам напомнит Мои наставленья.
Мир Я вам Мой оставляю нездешний,
Истинный вашему духу покой,
Чтобы в дни бед он и тягости внешней
Страха не знал и тревоги лютой.
Эту вы весть от Меня получили:
«Я ухожу, но явлюся опять», —
Если б Меня вы всем сердцем любили,
Стали б от радости вы ликовать,
Что ко Отцу удаляюся Я,
Ибо Отец Мой ведь больше Меня.
Я об отшествьи сказал до событья,
Чтобы в вас вера сильнее была.
Много теперь не могу говорить Я,
Уж наступает князь мира и зла.
Власти дух тьмы надо Мной не имеет,
Но Я Отцу повинуюсь во всем,
Пусть это мир весь земной разумеет,
Встаньте ж, навстречу злой силе пойдем».

Глава 15

«Истинно Я есмь лоза винограда,
А Мой Отец вертоградарь при ней.
Ветви безплодныя, если то надо,
Он отсекает десницей Своей,
А плодоносную ветвь очищает,
Чтоб еще больше плода принесла.
Вы уж очищены, вас избавляет
Слово Мое от порока и зла.
Будьте во Мне, с вами буду тогда Я,
Ветви приносят плод сладостный свой,
Только на лозах своих пребывая,
Вы ж находясь лишь во Мне и со Мной.
Я есмь живая лоза, а вы ветки,
Если во Мне всегда будете жить,
Плод принесете обильный и редкий,
Можете ль вы без Меня что творить?
Те, кто во Мне пребывать не желает,
Все засыхают, подобно ветвям,
Их, собирая, огню подвергают,
Уничтожая безследно, как хлам.
Будьте ж во Мне вы, храня Мое слово,
Что ни попросите, Бог вам пошлет,
К славе ведь царства Его всесвятого
Будет обильный трудов ваших плод.
Я возлюбил вас любовью небесной,
Так пребывайте ж в любви вы Моей,
Если завет соблюдете Мой честно,
То вы навеки пребудете в ней.
Так Я веленья Отца соблюдаю,
И вот в любви Его ввек пребываю.
Все это вам Я за тем сообщаю,
Чтоб Мою радость вам в сердце внедрить,
Снова при этом Я вам повторяю,
Что вы должны все друг друга любить.
Высшее нашей любви проявленье —
Это отдать свою жизнь за друзей.
Если Мои сохраните веленья,
То вы друзья Мне душою своей.
Я не хочу называть вас рабами,
Раб ведь господских не ведает дел,
Я вас считаю Своими друзьями,
Ибо Я тайны от вас не имел:
То, что у Бога услышал Я Сам,
Все это полностью передал вам.
И Я вас первый любви удостоил,
Я вас избрал, а не вы ведь Меня,
И Я вас к делу служенья устроил,
Чтоб вы цвели, Мое слово храня,
Чтоб Отец Мой все ваши прошенья
Ради Меня исполнял во дни бед,
Только б Мое вы хранили ученье —
Чистой любви немерцающий свет.
Если вас мир ненавидит развратный,
То ведь он прежде Меня невзлюбил.
Если б от мира вы были — понятно,
Он бы всегда вас любовью дарил.
Но как вы чужды для мира земного, —
Я вас изъял из объятий его.
То лишь вражды и презрения злого
Надобно вам ожидать от него.
Помните твердо Мое назиданье:
«Выше Владыки рабу не бывать».
Если Меня не минули изгнанья,
Будут и вас ненавистники гнать,
Если Мое принимали ученье,
Будут и ваши хранить наставленья.
Ради Меня вам мир сделает это,
Так как Отца Моего не познал.
Если б великаго слова завета
Миру лукавому Я не сказал,
Он не понес бы тогда осужденья,
Ныне ж прощения нет для него,
Кто ведь питает ко Мне отвращенье,
Тот ненавидит Отца Моего.
Если бы Я не явил им деяний,
Коих не видел до этих пор свет,
То их простил бы Владыка созданий,
А теперь им извинения нет.
Дел Моих видели свет они чудный,
И Я с Отцом ненавистен им стал,
Ненависть эта дика, безразсудна,
Что и закон их давно предсказал.
Но вот придет Утешитель правдивый,
Дух, исходящий от Бога Отца,
Будет, с враждою борясь нечестивой,
Правдой о Мне веселить Он сердца,
Свет и вы станете сеять живой,
Вы от начала ведь были со Мной».

Глава 16

«Я для того говорю вам все это,
Чтоб не ослабла в вас вера в те дни,
Люди вас сжить пожелают со света
От синагог отлучат вас они.
Даже настанет столь страшное время,
Что вас стараясь сгубить и известь,
Будет уверено вражие племя,
Что воздает оно Богу тем честь.
Сделают это они в заблужденье,
Ибо свет веры совсем в них угас,
Это сказал Я вам в предупрежденье,
Чтоб, как настанет ужасный тот час,
Вы, вспомянувши Мое предреченье,
С твердостью все претерпели мученья.
Прежде об этом хранил Я молчанье,
Ибо Я с вами всегда пребывал,
Ныне ж к Отцу ухожу Я созданья,
Что Меня к людям в мир этот послал.
Спрашивать вы уж Меня перестали
О той стране, где Мне жить суждено,
Сердце полно у вас тяжкой печали,
Сдавлено бременем этим оно.
Но вы поверьте Мне: лучше безмерно,
Если пойду Я в край радостный тот,
Коль не пойду Я, Наставник к вам верный
И Утешитель сердец не придет,
Если ж от вас удалюсь Я туда,
То Я направлю Его к вам сюда.
И Он, пришедши в пределы земные,
Будет учение сеять везде,
Истины все разъяснит Он святые
Миру о правде, грехе и суде.
Грех обличит Он безчестный и дикий,
Что во Христа не уверовал он,
Также о правде разскажет великой,
Что Я к Отцу отойти принужден,
И что князь мира и дух заблужденья
Уж навсегда претерпел осужденье.
Надо сказать Мне вам очень бы много,
Но вы не можете ныне вместить,
Истины Дух к вам приидет от Бога,
Чтобы вам истину всю сообщить.
Он не Свое преподаст назиданье,
Что Сам услышит, лишь то возвестит,
Даст и о будущем вам предсказанье,
С силою слово Мое подтвердит.
Будет Мое продолжать Он ученье,
Все Он во славу Мою совершит.
То, что имеет Владыка творенья,
Это и Сыну ведь принадлежит,
И несомненно Мое утвержденье,
Что Он Мое лишь продолжит ученье.
Времени миг — и скроюсь от глаз,
Но еще миг — и явлюсь Я для вас».
Между собою апостолы стали
В недоуменье тогда разсуждать:
«Что бы такия слова означали?
Не в состоянье мы их понять».
Он их заметивши недоуменье,
Тотчас разсеять его поспешил
И, разъясняя Свое изреченье,
Ученикам Своим так говорил:
«Скоро от вас ко Отцу отойду Я,
Будете слез проливать вы струи,
Мир же над вами смеяться ликуя,
Плач этот к радости, дети Мои.
Женщина в муках безмерных страдает,
Новую жизнь из себя изводя,
Но потом скорби свои забывает
В радости, что родилося дитя.
Так и вас ныне печаль угнетает,
Но Я вас вскоре увижу опять,
Радостью сердце у вас засияет,
Век она будет его оживлять.
Не о чем будет просить вам в то время,
Снимет Отец Мой заботы с вас бремя.
Все вам, поверьте, пошлет Он во дни те,
Что ни попросите вы у Него,
Только во имя Мое вы просите.
Не испытали еще вы того,
Но теперь делайте так непременно,
Чтоб ваша радость была совершенна.
Притчами вам говорил Я доселе,
Прямо тогда возвещу вам Отца,
Слова сказать перед ним вы не смели,
Но тогда ваши окрепнут сердца.
Примет свободныя ваши моленья
И без ходатайства Он Моего,
Сам возлюбил вас Владыка творенья
За вашу веру в Мое Божество.
Вышел от Господа Я всесвятого
Мира разсеять греховную тьму,
Ныне из мира развратного снова
Я возвращаюсь к Отцу Своему».
Ученики Иисусу сказали:
«Вот Ты без притчей нам все говоришь,
И мы все ясно теперь увидали,
Что Ты все наши желания зришь
И исполняешь без наших прошений,
Верим в Тебя мы теперь без сомнений».
Молвил на эти слова Он пустыя:
«Хвалитесь верой Своей вы в Меня,
Но уж минуты пришли роковыя,
Как от врагов свою жизнь вы храня,
Все от Меня разбежитесь позорно,
Чтобы оставить Меня одного,
Но не один Я, рукой животворной
Сына Отец защитит Своего.
Все это вам говорю для того Я,
Чтоб у вас в сердце Мой мир опочил,
В мире немного вам будет покоя,
Но вы дерзайте: Я мир победил».

Глава 17

Когда окончил наставленья
Господь Своим ученикам,
Он пред Отцом излил моленье,
Взор устремивши к небесам:
«Настало время, Отче правый!
Прослави Сына Твоего,
Дабы и Он в сиянье славы
Твое явил всем Божество.
Ведь власть Ему Ты над землею,
Над всякой плотью даровал,
Чтоб Он ей благостной рукою
Дар жизни истинной послал,
А этой жизни всеблаженной
Свет заключается лишь в том,
Чтоб люди чтили неизменно
Тебя Единаго с Христом.
Я на земле Тебя прославил,
Окончил подвиг тот святой,
Что совершить Меня поставил
Своей Ты волей всеблагой,
И ныне, Отче, славой тою
Мне наслаждаться даруй вновь,
Какой сиял Я пред Тобою
До бытия еще миров.
Величье Бога всесвятого
Открыл очам Я тех людей,
Каких, из мира взяв земного,
Ты дал Мне властию Своей.
Они Тебе принадлежали,
Но Мне Ты, Отче, их вручил,
И слово то они прияли,
Что от Тебя Я получил.
Они воистину познали,
Что от Тебя явился Я,
Живою верой восприяли,
Что Ты в сей мир послал Меня.
Они — Твои, и Я моленье
Тебе о них лишь возношу,
Я не о всем земном творенье
Тебя на этот раз прошу.
Они — Твои, но все Твое
Есть также, Отче, и Мое.
Им свет Моей блеснул уж славы,
Но отхожу к Тебе ведь Я,
А их объемлет мир лукавый,
Так пусть десница их Твоя
Всегда хранит семьею тесной,
Чтоб в единении святом
Они все жили благочестно,
Как, Отче, Мы с Тобой живем.
Я их хранил, пока был с ними,
И только тот из них отпал,
Кто сам, прельщен мечтами злыми,
Себе путь гибели избрал.
Иду теперь Я, Отче, снова
В Твои блаженные края,
И говорю Я это слово,
Чтоб радость в них цвела Моя.
Твое им, Отче, дал Я слово,
И невзлюбил их мир слепой.
Как Я для мира чужд земного,
Так чужд и их священный строй.
И не о том молюсь Тебе Я,
Чтоб Ты из мира их изъял,
Но чтобы души их жалея,
Ты от греха их соблюдал.
Меня послал Ты в мир греховный,
И Я послал туда же их,
Твоею истинной духовной
Святи ж их, Отче, каждый миг.
В сердцах у них святое слово
Да утвердится уст Твоих,
Я ж, от греха спасая злого,
Сам отдаю Себя за них.
Молюсь Тебе, Отец превечный,
Теперь я также и о тех,
Что, их учение сердечно
Приняв, отвергнут злобный грех,
Да в мире все и в единенье
Они живут, как Мы с Тобой,
И что Я послан для спасенья,
Познает пусть весь мир людской,
Да в Нас он весь объединится,
И зло раздора прекратится.
Я дал им славу совершенства,
Что дал Ты Мне, Отец святой,
И единения блаженство
Познать им дай в Тебе со Мной,
И да познает мир сей тленный,
Что к ним Тобою послан Я,
Что их Ты любишь неизменно,
Как возлюбил навек Меня.
И Я хочу, Отец небесный,
Чтоб этот сонм, что Ты Мне дал,
В Твоей обители чудесной
Со Мною вместе обитал,
Чтоб наслаждаться тою славой,
Какой Меня Ты озарил, —
Ты, кто любовью величавой
Меня от века возлюбил.
Отец добра и благостыни!
Мир не познал Тебя земной,
Я ж знаю свет Твоей святыни,
И те познали вслед за Мной.
Я им открыл, и вновь открою
Твое величье, Отче Мой,
Чтоб Ты любовью неземною
Любил их ввек, и Я с Тобой».

Глава 18

Когда кончил Господь все моленье,
Он за Кедрский поток перешел.
Здесь был сад, и Спаситель творенья
В него с учениками вошел.
Прежде с ними Учитель небесный
Это место не раз посещал,
Потому и предатель безчестный
Хорошо уголок этот знал.
Отряд воинов взявши с собою,
Архирейских прибавив к ним слуг,
Предводя их немалой толпою,
В сад вошел с фонарями он вдруг.
Наперед все грядущее зная,
К ним навстречу Господь поспешил
И напрасной борьбы избегая,
«Кого ищете вы?» — их спросил.
«Иисуса, что из Назарета», —
Ему голос в ответ прозвучал.
«Это — Я», — Искупитель на это
Безбоязненно им отвечал.
Но люд тот, услыхав это слово,
Отступивши, на землю упал.
Тогда Он, обратившись к ним, снова
«Кого ищете вы?» — вопрошал.
«Иисуса мы здесь Назорея
Ищем», — вновь Он в ответ получил.
И Господь, Своих близких жалея,
«Это — Я, — еще раз повторил, —
Так берите Меня одного вы,
А других не тревожьте людей».
Так сбылися слова те Христовы,
Что в молитве сказал Он Своей:
«Никого Я из тех не сгубил,
Кого Мне Мой Отец поручил».
Тут меч Симон с собою имея,
Быстро вынул его из ножен,
Но, ударив слугу архирея,
Ухо лишь повредил ему он.
Имя Малха слуга тот носил,
Но Спаситель Петра вразумил,
Он сказал безразсудному строго:
«В ножны меч свой обратно вложи,
Чаши той, что дана Мне от Бога,
Неужели не пить Мне, скажи?»
И Христа взяв, толпа та связала,
Чтоб отвесть Его к Анне сначала,
Каиафе он тестем являлся,
Что служил архиреем в тот год,
И внушить иудеям старался
Иисуса убить за народ.
Симон следом пошел за толпою,
Вместе с ним и другой ученик,
Что знаком с архирейской семьей
Был, и в двор ея тотчас проник.
Но Петр входа себе не добился,
И наружу к нему тот пошел,
Со служанкою здесь объяснился,
И с собою во двор его ввел.
Но раба та, впустив его, все же
Нашла нужным сказать ему вслух:
«Ученик Иисуса ты тоже».
Но со страха отрекся он вдруг,
На дворе же весь люд архирея
У костра в холод ночи стоял,
Свои члены озябшие грея,
К ним и Петр также греться пристал.
А Спасителю в эти мгновенья
Анна строгий допрос учинял:
В чем Его состояло ученье
И кому Он его предлагал.
«В всенародных собраньях всегда Я,
В синагогах и храме учил,
Говорил, ничего не скрывая,
Тайны Я никакой не хранил.
И зачем от Меня ты ответа
Вымогаешь на этот вопрос,
Пусть, кто слышал Меня, тебе это
Лучше скажут», — ответил Христос.
Тут слуга один дерзкой рукою
Иисусу удар вдруг нанес.
«Как Ты с грубостью смеешь такою
Архирея порочить вопрос?» —
Закричал он при том, но спокойно
Царь небесный ему возразил:
«Если молвил Я что непристойно,
Ты тогда бы Мне то объяснил,
Если ж так Я был вправе сказать,
То за что же Меня оскорблять?»
Анна Господа в узах оставил
И на суд в Каиафе отправил.
А Петр грелся все там со слугами,
Вдруг из них ему некто сказал:
«Был, должно быть, с Его ты друзьями»,
Но он это неправдой назвал.
Но другой (Малху был он роднею),
Обличая Петра, утверждал:
«Не тебя ли недавней порою
Я в саду с Иисусом видал?»
Но отрекся апостол Христов,
И послышался крик петухов.
Утром синедрион иудейский
Иисуса к Пилату повел,
Но по случаю Пасхи еврейской
Во дворец он к нему не вошел,
Почиталося за оскверненье
У них в домы неверных входить.
Пилат, вышедши к ним, обвиненье
На Христа приказал предъявить.
Но те гордо ему отвечали:
«Если б чист от злодейства Он был,
Мы Его бы Тебе не предали».
Но правитель на то возразил:
«Когда вы изложить не хотите
Мне Его перед властью вины,
Тогда сами Его и судите
По обычаям вашей страны».
«Права нам не дано, — те сказали, —
Смертной казнью злодеев карать».
И так слово Христа оправдали:
«Смерть Я крестную должен приять».
Пригласив Иисуса, правитель
«Царь ли Ты иудейский?» — спросил,
Но с Своей стороны и Спаситель
Ему также вопрос предложил:
«В иудейском иль римском ты смысле
Говоришь Мне о царстве Моем?»
«Чужды мне иудейские мысли,
Неужель Ты не знаешь о том?
Твой народ и твои архиреи
Тебя предали власти моей,
Говорят о Тебе, как злодее,
Что ж Ты сделал, скажи мне скорей», —
Так Пилат Иисусу ответил,
А Он, речь продолжая, заметил:
«Мое царство есть царство иное,
Выше царств оно здешних земных.
Если б было оно как земное,
То Меня б, как царей остальных,
Полки слуг от врагов защищали
И им в руки Меня не предали».
«Итак, Царь Ты?» — правитель сказал.
«Да, Я — Царь, — Иисус отвечал. —
Я явился в пределы земные,
Чтобы истины свет возвестить,
И те люди, что речи святыя
Мои примут, Мне будут служить».
«Что есть истина?» — тот возразил,
Вышел вон и врагам объявил:
«Зла найти не могу никакого
Я в делах Человека того,
Так для праздника вам Я святого
Отпущу на свободу Его».
Но послышался яростный гам:
«Не Его, а Варавву дай нам!»
А Варавва преступник был злой.

Глава 19

Что ж Правитель? Он тою порой
Совершить приказал бичеванье
Над ни в чем не повинным Христом.
Исполняя его приказанье,
Палачи издевались при том:
Иисусу венец возложили,
Что из терний колючих сплели,
В багряницу Его облачили,
Как царя иудейской земли.
Лицемерно приветами чтили
И удары, глумясь, наносили.
Как конец наступил поруганью,
Пилат, выйдя к народу, сказал:
«Я повергнул Его наказанью,
Чтобы каждый из вас теперь знал,
Что Ему я дарую свободу,
Так как я в Нем вины не нашел».
И в поруганном виде к народу
Иисуса он тотчас извел:
Был в пурпуровом Он одеянье,
А главу Его терн покрывал,
И ища для Него состраданья,
«Человек — Он», — Правитель сказал.
Но как только Христа увидали
Архиреи с своею толпой,
«Так распни Его! — все закричали. —
Возьми с глаз Его наших долой!»
Но Пилат им сказал в раздраженье:
«Сами вы распинайте Его,
Я же злого в Его поведенье
И речах не нашел ничего».
«Мы закон свой имеем священный, —
Он свирепый ответ услыхал, —
Должен Он умереть непременно:
Сыном Божьим Себя Он называл».
И Пилат, услыхав это слово,
Больше прежнего страх ощутил
И Христа пригласив к себе снова,
«Кто такой Ты?» — с тревогой спросил.
«Что ж Ты мне отвечать не желаешь? —
Молвил он, как сомкнувши уста,
Искупитель стоял, — иль не знаешь,
Что мне власти дана полнота,
И могу я Тебя и распять,
И свободу немедленно дать».
«Власть дана тебе эта от Бога,
Что ты значил бы сам по себе?
И Бог взыщет с тех более строго,
Кто Меня предал в руки тебе».
Господь рек, и старался сильнее
Иисуса Пилат отпустить,
Но сказали ему архиреи:
«Если так ты решишь поступить,
Всему миру покажешь тогда ты,
Что для кесаря стал ты врагом,
Тот противник ему ведь заклятый,
Кто себя почитает царем».
То услышав из уст архиреев,
Пилат вывел Спасителя вон,
И в виду здесь у всех иудеев
В кресло сесть приказал Ему он
На помосте, Гаввафой что звался.
Было в пятницу то часов в шесть,
Праздник Пасхи уже приближался,
Народ агнца готовился есть.
И Пилат, на Христа указуя,
«Это царь ваш», — народу сказал.
Но «Распни, смерть Ему!» — негодуя,
Этот сброд перед ним закричал.
Он сказал: «Но не стыдно ль, евреи,
Вам царя умертвить своего?»
Отвечали ему архиреи:
«Знаем кесаря мы одного».
И Пилат тогда воинам в руки
Христа предал на смертныя муки.
И несть крест Ему воины дали,
И Он вышел из стен городских
На то место, что «Лобное» звали
Иль «Голгофа» наречием их,
И был распят Христос Искупитель
Здесь среди двух преступников злых,
На кресте Его надпись Правитель
Поместил в выраженьях таких:
«Это царь иудейской земли».
Лиц немало ту надпись прочли,
Людей много сюда приходило:
Место то, где Спаситель висел,
Недалеко от города было,
И на трех языках повелел
Пилат сделать ее: по-еврейски,
По-элладски, по-римски, и вот,
Негодуя, совет архирейский
В дом правителя с просьбой идет,
Чтобы это он снял надписанье
И прибить бы другое велел —
Что Он Сам Себе царское званье
Беззаконно присвоить хотел.
Но им резко Пилат отвечал:
«Что я раз написал, то навек написал».
Палачи к дележу приступили
Одеяний Христа между тем,
Было четверо их, и решили
Дать по части из них они всем.
Но хитон Его взяв, усмотрели,
Что без швов он, весь соткан кругом.
И они его рвать пожалели,
Но бросать стали жребий о нем.
Так исполнилось то предсказанье,
Что читается в книгах святых:
«Враги делят Мои одеянья,
Мечут жребий при этом о них».
Вся объята кручиною злою,
К кресту Матерь Христова пришла
С Магдалиной и тою сестрою,
Что женою Клеопы была.
Когда Матерь увидел Превечный
Вместе с тем, кого так Он любил,
То, любовию движим сердечной,
«Это — сын твой», — Он ей возвестил.
А потом, и на друга взирая,
«Это матерь твоя», — Он сказал,
И он слова Его понимая,
К себе мать Его тотчас же взял.
Потом, видя конца приближенье,
«Жажду, — в муках Спаситель сказал, —
Чтоб исполнилось то предреченье,
Что в псалмах из нас всякий читал».
Сосуд с уксусом тут обретался,
И вот некто из воинов там
Губку им напоить постарался
И поднес Иисусу к устам,
На иссоп губку ту положивши,
И когда Он напитка вкусил,
То «Свершилося все!» — возгласивши,
Он, главу преклонивши, почил.
Был пяток, торжество приближалось
Дня великой субботы в домах,
Неприличным евреям казалось,
Чтоб висели тела на крестах.
И Пилата они попросили,
Чтоб велел он распятых убрать.
Чтобы голени им перебили,
Дабы смерти скорее предать.
И солдаты, придя, перебили
Ноги тем, что висели с Христом,
А когда к Самому приступили,
Не заметили жизни уж в Нем,
И ненужным нашли потому
Сокрушать они ноги Ему,
Но один из них пикой стальною
Пронзил Господу ребра тогда,
И из раны тотчас же струею
Показалися кровь и вода.
И не лживы того уверенья,
Кто сам это в тот миг наблюдал,
И вы верьте тому без сомненья,
О чем братьям он всем разсказал.
Должно было тому совершиться,
Что пророк в своей книге писал:
«Кость Его не должна сокрушиться».
Также то, что другой предрекал:
«Все увидят очами своими
Человека, пронзенного ими».
Тут Иосиф, муж аримафейский,
(Тайным чтителем Господа был
Он, страшася вражды иудейской)
У Пилата Христа попросил,
И как тот разрешение дал,
Так немедля с креста Его снял.
Никодим же, что ночью когда-то
Для беседы с Христом приходил,
Тот алоя и смирны богатой
Теперь Господа смесью почтил.
Фунтов до ста в ней было, и вместе
Он с Иосифом прах умастил,
По обрядам еврейским все чести
Оказав, пеленами обвил.
Был на месте кончины Христовой
Один сад расположен тогда,
А в саду находился гроб новый,
Никто не был положен туда.
Ввиду пятницы оба спешили
Погребенье скорей совершить,
И в ближайшей гробнице решили
Иисуса они положить.

Глава 20

Ко гробу в день первый седьмицы
Спеша Магдалина пошла,
Приблизилась к двери гробницы,
Как тьма еще всюду была,
И видит здесь: камень громадный
От гроба уж кем-то отнят,
С тревогой тогда безотрадной
Бежит она тотчас назад.
Приходит к Петру Магдалина,
Находит она и того,
Кого Искупитель как сына
Родного любил Своего.
«Из гроба Учителя взяли,
Где скрыт Он, не ведаю я», —
Такия слова услыхали
Апостолы те от нея.
Поспешно пошли они оба
К могиле святой в тот же миг,
И первый Господняго гроба
Апостол любимый достиг,
И тотчас к отверстью гробницы
Своей головою приник,
Увидел: лежат плащаницы,
Но внутрь не вошел ученик.
А Петр, прибежавши в глубь гробной
Пещеры, войти пожелал,
Войдя ж, погребальный подробно
Он саван осматривать стал.
Заметил при саване Симон
Тот плат, что главу покрывал,
Однако не вместе был с ним он,
Но свернут отдельно лежал.
Потом осмотрел со вниманьем
Его и другой ученик.
Пред смертным стоя одеяньем,
Он в тайну здесь жизни проник
И вышел из мрака пещеры
Со светом спасительной веры.
В те дни непонятны писанья
Им были пророков святых
И тайны Христова возстанья
Их разум еще не постиг.
Ушли они оба. Мария
Стояла у гроба в слезах
Взял кто-то останки святые,
Похитил Учителя прах.
Зачем ему мертвое тело?
Куда бы он мог его скрыть?
Какое бездумное дело
Задумал над ним учинить?
И ей представлялись картины,
Одна безотрадней другой,
Терзалась душа Магдалины,
Бежала слеза за слезой.
Но вот ея взоры упали
Во тьму глубины гробовой,
Два вестника неба блистали
Одежд там своих белизной,
И там их чета возседала,
Где прежде умерший был Бог,
Один, где глава почивала,
Другой же — вблизи Его ног.
Сказали они Магдалине,
Пославши ей кроткий упрек:
«Зачем поддаешься кручине,
Что слез проливаешь поток?»
Объятая мраком печали,
Она им в ответ говорит:
«Из гроба Учителя взяли,
Не знаем мы, где Он лежит».
При этом назад обратилась
Она и узрела Того,
К Кому так душою стремилась,
Увы! Не узнавши Его.
Ей мнилось, что это садовник
Пришел сюда ранней порой,
А Он, ея скорби виновник,
Вопрос предложил ей такой:
«О чем ты так горько рыдаешь?
Кого ты здесь ищешь и ждешь?
Зачем свою душу терзаешь
И слезы напрасно ты льешь?»
Оставив вопрос без ответа,
Она вдруг спросила Его:
«Не ты ли лишил меня света,
Учителя взял моего?
В каком же поведай мне месте
Рукою сокрыт Он Твоей,
Ему я б воздала долг чести,
Своих не жалея мастей».
Увидев страданья такия,
Господь ей открыться решил
И благостно молвил: «Мария», —
И как бы от сна пробудил.
Узнавши Его, Магдалина
«Учитель», — сказать лишь могла,
К ногам своего Властелина
Пав, крепко стопы обняла.
Христос же, любовью богатый,
Речь с нею такую повел:
«Что держишь так крепко Меня ты?
Еще Я к Отцу не восшел,
Иди ж к Моим братьям, Мария,
Поведай унылым сердцам:
Оставив жилища земныя,
Я скоро взойду к небесам,
Где Бог Мой и ваш обитает,
Где общий Отец наш живет,
Добро и святыня сияет,
И вечная радость цветет».
Покорная этому слову Христову,
К своим Магдалина пошла
И тотчас же стаду Христову
Блаженную весть принесла.
Вечером поздно в день первый недели,
В радостный день воскресенья Христа,
Грустно апостолы дома сидели,
Горница крепко была заперта,
Сильно боялись они иудеев,
Мстительной злобы своих архиреев.
Вдруг посреди них явился Умерший,
«Мир вам!» — приветствуя их, Он сказал,
Руки потом перед ними простерши,
Язвы на них и ногах показал,
Также и ребра Свои обнажил,
Язву великую взорам открыл.
Духом воспрянуло стадо Христово,
Радостью их засияли сердца,
Он же сказал им, приветствуя снова:
«В мир Я был волею послан Отца,
Так теперь вас Я в него посылаю».
Дунув при том Он на них, продолжал:
«Духа святого Я вам сообщаю,
Чтобы Он ваши сердца укреплял,
Тем, кому вы подадите прощенье,
Дарует мир и Создатель миров,
Кто ж не получат от вас разрешенья,
В тяжких останутся узах грехов».
Но из двенадцати в эти мгновенья
Не был Фома, иль иначе Близнец.
Те разсказали ему о виденье,
Как приходил к ним Воскресший Творец.
Молвил он: «Коль не увижу очами
Я на руках Его ран от гвоздей,
Не осяжу их своими перстами,
Ребр не коснуся рукою своей, —
Только по вашему слову не буду
Веровать я воскресения чуду».
Дней через восемь апостолы в сборе
Были все, в доме их сонм пребывал,
Двери все были у них на запоре,
Вдруг, как и в тот раз, Воскресший предстал,
С речью к Фоме обратившись такою:
«Раны перстами Мои осяжи,
К ребрам Моим прикоснися рукою,
И все неверия зло отложи».
С трепетным сердцем воскликнул Близнец:
«Ты мой Спаситель, Господь и Творец!»
Он же, неверье врачуя Фомы,
Молвил, и нам просвещая умы:
«Только очами увидев Меня, ты
Веровать начал в Мое Божество,
Счастливы те, кто, любовью богаты,
Веровать стали в Меня без того».
Много других нам десница Христова
Знамений чудных явила в те дни,
Нет об них в этих сказаниях слова,
Целью ж имеют одно лишь они,
Чтоб Иисуса, как должно, вы чтили,
Божьим Сыном Его и Христом
Верой сердечной признали и жили
Вечно блаженною жизнию в Нем.

Глава 21

У вод еще Тивериадских
Господь пришел к ученикам
В ту ночь, когда в трудах рыбацких
Они вотще томились там.
Тут были Петр, Нафанаил,
Тот, что из Каны родом был,
Фома, иль иначе Близнец,
И Зеведея сыновья,
Да два другие наконец, —
Вот рыболовов тех семья.
Однажды Симон Петр сказал им:
«Закинуть сети я не прочь», —
И ремеслом своим бывалым
Все занялися в ту же ночь.
До света труд их тяжкий длился,
И не дал он им ничего,
С зарею Сам Христос явился,
Но не узнал никто Его.
Стоя у берега морского,
Он пищи спрашивал у них,
Они сказали: «Нет съестного
У нас запасов никаких».
Тогда велел Господь всесильный:
«Сеть бросьте с правой стороны,
И рыбы вам она обильно
Подаст из водной глубины».
Принявши к сердцу это слово,
Они решили сделать так, —
И от громадного улова
Сеть не могли извлечь никак.
А тот, кого Господь любил,
Душою чуткою явленье
Его тотчас же ощутил:
«Ведь это наш Отец небесный! —
Петру он радостно сказал, —
Никто, как Он, рукой чудесной
Добычу эту даровал».
И ввергся в море тот в мгновенье,
Едва прикрывши наготу,
И вплавь пустился в нетерпенье
Он к своему Царю Христу.
Не так далек был, впрочем, путь,
Локтей два ста каких-нибудь.
На лодке прочие все плыли,
Влача неслыханный улов,
Когда же к берегу прибыли,
Глядят, — для них уж стол готов:
Пеклася рыба на огне,
И хлеб лежал к ней в стороне.
Господь же взять к трапезе чудной
И той им рыбы приказал,
Что после ночи многотрудной
Им Сам же благостно послал.
Услышал Петр слова Христовы
И сеть извлек их вод морских,
В ней насчитали рыболовы
Сто пятьдесят три рыб больших,
И сеть осталася цела,
Хоть так наполнена была.
Но вот, Кто вечную победу
Над царством тленья одержал,
Сынов земли позвал к обеду
И бренной снедью насыщал:
Своей рукою хлеб давал,
А также рыбой угощал.
Смотрели все в благоговенье
На лик таинственный Христов,
Но яд уж горькаго сомненья
Не отравлял у них умов.
Вопросов дерзких неуместно
Никто Ему не задавал,
Что Это Сам Господь небесный,
Из них уж каждый твердо знал,
Ведь третий раз по воскресенье
Он удостоил их явленья.
Когда ж пришел конец обеду
И утолен их голод был,
То в незабвенную беседу
Господь с рабом Своим вступил:
«Скажи Мне, Симон сын Ионин,
Крепка ли все твоя любовь?
Все также ль дух твой непреклонен,
И за Меня прольешь ли кровь?»
Три раза так Господь великий
Петрово сердце вопрошал,
И также трижды он Владыке
«Тебя люблю я», — отвечал.
И после каждаго ответа
Ему Он чад Своих вручал,
Чтоб он их пас, и в царство света
Овец Христовых наставлял.
И смерти славной в те мгновенья
Удел ему Господь предрек,
И вот Христово предреченье
Или таинственный намек:
«Во время юности веселой
Ты сам свой пояс надевал,
Не знал неволи ты тяжелой,
Ходил, куда б ни пожелал.
Но придут старости дни злые,
В безсилье руки упадут,
И, опоясавши, другие
Тебя с насильем поведут».
Потом «Иди за Мною, Симон!» —
Ему Спаситель приказал.
Когда ж последовал за Ним он,
То, обернувшись, увидал:
Тот ученик идет за ними,
Что к груди Господа припал
И о предателе своими
Устами смело вопрошал.
И тотчас Симон дерзновенно
И об его судьбе спросил,
Но Царь веков благословенный
Вопрос сурово отклонил.
«Неси свою покорно долю,
Свое служенье совершай,
А о других Господню волю
Пытать без нужды не дерзай.
Пусть Я хотел бы непременно
Ему до тех времен дожить,
Когда Я в мир явлюся тленный
Тебе ль Моим судьею быть?» —
Такой ответ Господь всевышний
Дал на вопрос Петра излишний,
Но разнеслось средь братьев слово,
Что ученик тот не умрет,
Хоть изречение Христово
Такой нам мысли не дает.
И настоящие сказанья
Тот ученик вам написал,
И знаю, верны показанья
Того, кто сам все наблюдал.
Благоволил Господь созданья
Других дел много совершить,
Но если б все Его деянья
Подробно миру изложить,
То не по силам, думать надо,
Была бы книг ему громада.

Правообладатель: Быков В.В.

Источник: Супер Книга.

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: