• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Автор: Пробатов Василий‚ протоиерей

Евангелие от Луки в стихах

(5 голосов: 4.2 из 5)

Оглавление

 

Глава 1

Многие стали сказанья о том составлять,
Что с достоверностью нам довелось несомненной
От очевидцев самих в свое время узнать,
Бывших слугами Христа во все дни неизменно.
А потому досточтимый Феофил и я,
Все разсмотрев от начала со строгостью точной,
Книгу решил написать, дабы вера твоя
В ней получила оплот себе твердый и прочный.
Один священник той порой
Во Иудее проживал,
Когда над этою страной
Царь Ирод власть свою держал.
Ему Захарья имя было,
Принадлежал к чреде он той,
Что имя Авии носила.
Жил со своею он женой,
Что род вела от Аарона —
Елизавета имя ей.
Веленья Божия закона
И всех пророческих речей
Они хранили безупречно,
Остерегаясь зла страстей,
Но только не дал Царь превечный
Чете той праведной детей.
Елизавету мысль людская
Уже безплодной нарекла,
И на обоих старость злая
Своим уж бременем легла.
Но как-то раз с чредой своею
Во храме службы он свершал,
Тогда Господню иерею
Войти внутрь храма жребий пал,
Чтоб во святилище кажденье
Перед Всевышним совершить.
Народ же вне стоял, моленье
Стараясь Богу возносить.
Захарьи ж вдруг посол явился
Небес Великаго Царя,
Сияя славой, находился
Он одесную алтаря.
И страх немалый, и смятенье
Тот ощутил в душе своей,
Но ангел молвил в ободренье:
«Не бойся, Божий иерей!
Услышал Бог твое моленье,
Судил тебе Он сына дать,
И Иоанном дал веленье
Тебе Господь его назвать.
Тебе и многим утешенье
Его рожденье принесет,
Велик он будет, Царь творенья
Его почтит и вознесет.
Ни вин, ни прочаго хмельного —
Не будет пить он ничего,
Бог Духа даст ему святого
От чрева матери его.
Сынов Израиля он много
Успеет к Богу обратить,
И будет с ревностью он строгой,
Как Илия, Ему служить.
И обратит он силой слова
Сердца отцов к потомкам их,
Чтоб Богу люд представить новый,
Отгнавши тьму пороков злых».
«Чем мне, — сказал тот, отвечая, —
В твоих увериться словах?
Меня гнетет уж старость злая,
Да и жена моя в летах».
Но за неверье укоряя,
«Я — Гавриил, — посол сказал, —
Стою пред Господом всегда я,
И Он меня с небес послал
Тебе дать это благовестье.
И вот ты будешь, как немой,
Лишишься речи за нечестье,
Пока не сбудется глас мой».
А в это время иерея,
Молитву кончив, ждал народ,
Дивился он, недоумея,
Что долго так он не идет.
Но, выйдя, слов благословенья
Тот произнесть никак не мог,
Народ тут понял, что виденье
Ему в святилище дал Бог.
Посредством знаков объяснялся
Служитель Божий, как немой,
И лишь чреды конца дождался,
К себе отправился домой.
И зачала Елизавета,
В теченье месяцев пяти.
Она скрывала счастье это,
Так Провидения пути
Хваля в себе: «Господь творенья
Воззрел на скорбь души моей,
Дабы снять бремя поношенья
С меня теперь среди людей».
А во дни месяца шестого
Тот же архангел Гавриил
Волей Господа святого
В Галилею послан был,
В край безвестный Назарета,
К Деве, жившей скромно там,
А святая Дева эта
Называлась Мариам.
Был по воле Провиденья
С ней Иосиф обручен,
Вел свое происхожденье
От царя Давида он.
Красотой небес сияя,
Деве ангел тот предстал
И, веленье исполняя,
Ей такой привет сказал:
«Мир тебе благословенной,
Благодать небес с тобой!
Всех ты женщин во вселенной
Выше чистой красотой!»
И весьма была Мария
Этой речью смущена,
Объяснить себе такия
Не могла слова она.
«Отложи свое смущенье, —
Возвестил ей Гавриил, —
Обрела благоволенье
Перед Господом ты сил,
И так Царь судил творенья:
«Сына в чреве ты зачнешь,
И Младенца по рожденьи
Иисусом назовешь.
Высоко Он вознесется,
Будет славен и велик,
Сыном Божьим наречется,
Будет выше всех владык.
Царь миров, Властитель вечный
Даст Ему Давидов трон,
И владыкой безконечно
Над народом будет Он».
Но послу Господню смело
Дева молвила в ответ:
«Как такое будет дело,
У меня ведь мужа нет?»
Разрешил недоуменье
Так Марии чистой тот:
«Волей Божья Провиденья
Дух святой в тебя сойдет,
Сила Вышняго вселится
Внутрь тебя с святых вершин,
Потому-то Кто родится —
Будет также Божий Сын.
Все Царю возможно света:
Вот ведь сродницу твою —
Имя ей Елизавета —
Все признали в том краю
Уж безплодной, как известно,
Но на старости своей
Зачала она чудесно,
И шестой уж месяц ей».
«Я — раба небес, — смиренно
Дева молвила ему, —
Да творит Благословенный
Все по слову твоему».
И, исполнив повеленье,
От Марии отошел
Ангел снова в те селенья,
Где Всевышняго престол.
Дева ж спешно в Иудею
Тут направила путь свой,
В град нагорный, где с своею
Жил Захария женой.
Слово молвила привета,
В дом она к нему войдя.
Услыхав, Елизавета
Ощутила, что дитя
В ложеснах ея взыграло.
Духа Божья став полна,
Громким голосом сказала
Деве так тогда она:
«Всех ты женщин выше, Дева,
Ты им слава в род и род,
Твоего святого чрева
Вечно славен будет плод!
И за что мне честь такая, —
Благодать и торжество,
Что пришла ко мне святая
Матерь Бога моего?
Ибо лишь я услыхала
Твоего привета глас,
Как дитя мое взыграло
Во мне радостно в тот час.
И блаженна ты, Мария,
Что все с верой приняла:
Бог все речи те святыя
Обратит тебе в дела».
Дева ж пред Господом песнь излила:
«Господа всей величаю душой,
Радостью в Нем веселюся святой,
С неба призрел на мое Он смиренье,
Будут отныне меня поколенья
Все ублажать до скончанья веков.
Дал мне величье Владыка миров,
Слава Его Провиденью святому!
Благ неизменно Он к сердцу простому,
Что с Его верных не сходит путей.
Силу явил Он десницы Своей,
Всех гордецов низложил он надменных,
Славой почтил и возвысил смиренных,
Алчущим благ изобилие дал,
А богачам ничего не послал.
Вспомнил завет с Авраамом Владыка,
Что по любви заключил с ним великой,
И Свой избранный народ восприял,
Как отцам нашим всегда обещал.
До трех месяцев Мария
В доме сродницы жила,
А потом в края родные,
В Назарет, опять ушла.
А тогда Елизавете
Разрешиться срок настал,
И Господь в минуты эти
Дал ей сына, как сказал.
Веселились вместе с нею
Люди, близкие при том,
На восьмой день к иерею
Все они явились в дом
Для обрезанья обряда,
И чтоб имя сыну дать.
И решили все, что надо,
Как отца, его назвать,
Но им с твердостью нежданной
Возразила на то мать:
«Только имя Иоанна
Я ему желаю дать».
Говорить тогда ей стали:
«Но в родстве ведь так твоем
Никого не называли».
И Захарии при том
Гости знаки подавали,
Как бы сына он назвал,
А потом дощечку дали,
Чтоб он имя написал.
«Иоанном называться
Должно сыну моему», —
Написал он, удивляться
Тут все начали тому.
И язык вдруг разрешился
У немого в этот миг,
Славил Бога и молился
Он тогда в речах своих.
И на всех, кто окрест жили,
Пал тогда немалый страх,
Да об этом говорили
И повсюду в тех краях.
И все к сердцу принимали
Происшествья этих дней
И, дивяся, вопрошали:
«Что-то будет отрок сей?»
А он промыслом святым
Был все дни свои храним.
И, исполнившись Духа, родитель его,
Прорицая, так славил Творца своего:
«Тебя славлю, Израиля Бог и Владыка,
Что призрел на народ Ты любовью великой,
Рог спасенья нам в доме Давида воздвиг,
Как устами сказал Ты пророков своих.
От руки нам врагов даровал избавленье,
Оказал отцам нашим любви утешенье,
Вспомянул с Авраамом завет свой святой,
Клятву, коей поклялся былою порой:
«Дам от всех ненавистников вам Я спасенье,
Чтоб Меня свято чтить во все дни без стесненья.
Ты ж, младенец, ты будешь пророком Творца,
Перед светом Его ты предыдешь лица,
Чтоб пути для Его приготовить явленья,
Проповедать народу грехов отпущенье,
Что нам Бог милосердьем своим даровал
И нас, словно восходом зари, осиял,
Чтоб во мраке смертельном нас зла не оставить,
Но на путь нас добра и блаженства направить».
А младенец святой возрастал и крепился,
Духа мощь с самых ранних являя времен,
И в пустыню потом от людей удалился
До тех дней, как явился Израилю он.

Глава 2

Вышло из Рима в те дни повеленье:
Перепись сделать всего населенья.
Перепись та началася впервые,
Как стал Квирикий Владыкой Сирии.
Но по указе уж шли из пределов чужих,
Чтобы в местах записаться родных.
Также Иосиф из стран Галилеи
Путь свой направил в края Иудеи,
И в Вифлеем, град Давидов, пришел,
Ибо свой род от царя того вел.
Он с обрученной ему был женою,
Что была тою непраздна порою.
Здесь разрешиться пора ей пришла,
Первенца сына она родила.
В яслях Его спеленав, положила,
Места семья их в домах не добыла.
Пастыри были там в поле тогда,
Ночью свои охраняя стада.
Вдруг им явился посланник небесный,
Славой своей осиял их чудесной.
Страх на сердца их великий напал,
Но, ободряя их, ангел сказал:
«Что вы страшитеся? Я возвращаю
Радость великую грешному краю:
В граде Давида родился для вас
Царь Избавитель Мессия сейчас,
В яслях лежит Он, обвит пеленами».
Как он учил их такими словами,
Множество с ним появилося вдруг
Господа Бога небеснаго слуг,
Так говоривших тем пастырям вслух:
«Слави на небе Владыке святому,
Мир Он и радость дал миру земному,
К людям Свое милосердье явил».
Как от них скрылся хор Божиих сил,
То в Вифлеем поспешили отсюда
Эти свидетели дивнаго чуда.
В яслях младенца нашли они там,
Также Иосифа и Мариам,
И, увидав, обо всем разсказали,
Что о Христе им знать ангелы дали.
Все удивлялись сказаниям их,
Матерь же отрока в мыслях своих
Все это крепко блюла, обсуждая.
Пастыри ж, Бога за то восхваляя,
Что дал увидеть и слышать Он им,
Снова к стадам возвратились своим.
В день же осьмой чередою законной
Отрок обрезан был новорожденный,
По благовестью архангела он
Был Иисусом в тот день наречен.
Как для Марии очищенья
Дни по закону истекли,
Младенца в храм для посвященья
Иосиф с Девой понесли:
«При совершении обряда, —
Писал при этом Моисей,
Принесть двух горлиц в жертву надо
Иль молодых двух голубей».
В пределах древняго Сиона
В то время муж великий жил,
Носил он имя Симеона,
Благочестив и свят он был.
Утехи чаял терпеливо,
Что Бог народу обещал,
И Бог душе его правдивой
Святого Духа ниспослал
И удостоил откровенья,
Что не умрет до тех он пор,
Пока Христа, Царя спасенья,
Его очей не узрит взор.
И вот по Божию внушенью
Пришел тот муж в Господень храм,
Как по законному веленью,
Иосиф с Девой были там.
Христа от них он в руки взял
И, славя Господа, сказал:
«Ныне по слову Ты мне Своему
Даруешь с миром скончаться, Владыка:
Дал Ты увидеть рабу Твоему
Дело Своей благостыни великой.
Всем устрояешь спасение Ты,
Свет для заблудших племен открываешь,
Верным же людям с Своей высоты
Славы великой венец посылаешь».
Иосиф так же, как Мария,
Дивились искренно в тот миг,
Когда коснулися такия
Благодаренья слуха их.
А Симеон, благословляя
Обоих, Матери изрек:
«Внимай словам моим, Святая:
Младенец твой настанет срок
Предметом будет тяжких споров,
В спасенье будет Он одним
Во время этих злых раздоров
И для погибели другим.
Сердец тогда обнаруженье
И тайных дум произойдет,
Тебе же в сердце яд мученья,
Как острый меч, в те дни войдет».
Была в Сионе теми днями
И прозорливая жена,
В посте, в молениях при храме
Жила для Господа она,
И днем, и ночью постоянно
Ему служение несла.
Звалась жена святая Анной
И от Асира род вела.
Отец у ней когда-то был,
Он назывался Фануил.
Она давно была вдовою,
Прожив с супругом лишь семь лет.
Лет девяносто той порою
Уже насчитывал ей свет.
Она, явившись в те мгновенья,
Всем прорицала о Христе,
Кто чаял Божья избавленья
В Ерусалиме во дни те.
Исполнив все, что Моисею
Угодно было предписать,
С семьей Иосиф в Галилею,
В свой Назарет, пошел опять.
А отрок рос и, возрастая,
И духом Он преуспевал,
Душою в Боге пребывая,
Великий разум проявлял.
Ежегодно отправлялась
Мать Его в Ерусалим,
В дни, как Пасха совершалась
Там с веселием святым.
И Иосиф в дни моленья
Мать Христа сопровождал.
А как Сыну от рожденья
Год двенадцатый настал,
И Его с собою взяли
Для молитвы в Божий град.
Совершивши праздник, стали
Уходить они назад.
Но в пределах оставался
Он столицы пребывать,
Но о том не догадался
Ни отец Его, ни мать.
Он и Дева полагали,
Что идет среди Он всех,
Смело путь свой продолжали.
Но, пришедши на ночлег,
Сына здесь найти святого.
В богомольцах не могли
И поспешно в город снова
В сердце с скорбию пошли.
В третий день они лишь в храме
Отыскали Сына там,
Он сидел с учителями,
Слушал их, порой же Сам
К ним с вопросом обращался,
И кто речь Его слыхал,
Тот немало удивлялся,
Что в Нем светлый ум блистал.
И Иосиф, и Мария
Изумилися тому,
Но, упреки все ж жалея,
Матерь молвила Ему:
«Что Ты, Чадо, сделал с нами?
Ведь Тебя Отец и Я
Ищем скорбными сердцами
Вот почти уже три дня».
«Что вы так Меня искали? —
Чудный отрок молвил им, —
Неужели вы не знали,
Что Мне быть с Отцом Моим
Суждено». Но не понятно
Это слово было им.
И пошел тогда обратно
С ними Он к местам родным,
В край далекий Назарета,
И их слушался во всем.
А Мария кротко это
Все блюла в уме своем.
Иисус же, возрастая,
Рос и мудростью своей,
Благодать приобретая
У Творца и у людей.

Глава 3

При Тиверии, кесаре Римском,
Как пятнадцатый год был правленья его,
Когда правил Пилат Иудеей,
Ирод власть в Галилеи тетрарха имел.
А Филипп, его брат, в Итурее
И в земле Траханитской тетрархом служил,
Как такою же властью Лисаней
Над Авилой с окрестной страной обладал.
Когда архиереями были
Кайафа и Анна, — в пустыне тогда
Иоанну святому глагол был небесный,
Чтоб он шел к Иордану и край весь окрестный
Покаянью пред Богом учил
И, грехи отпуская, крестил.
Да исполнится слово Исайи пророка,
Из пустыни глас Божий несется далеко:
«Приготовьте Владыке пути,
Чтоб Ему к вам прямее пройти.
Да наполнятся дебрей и долов низины,
Да понизятся гор крутизны и вершины,
Все исправьте путей кривизны
И неровности сгладьте страны.
И тогда все увидят Господне спасенье».
Иоанн же идущим к нему для крещенья
Говорил: «Вы ехидны лютой порожденье!
Кто ж мыслью благой
Осенил вас от Божья бежать наказанья?
Принесите ж святые плоды покаянья
И не льститесь надеждой пустой:
«Наш отец Авраам ведь святой».
И без вас у него всегда могут быть дети,
Бог в сынов обратит ему камни вот эти.
У корней уж деревьев топор,
И в них то, что плодов до сих пор
Не дало, безпощадной рукою срубают
И, бросая в огонь, без стыда истребляют».
«Что ж нам делать?» — народ вопрошал.
Иоанн, отвечая, сказал:
«Тот, кто пару одежд у себя иметь будет,
Пусть одну ничего не имущему ссудит.
Так же пусть поступает и тот,
Кому Бог пищи лишней пошлет».
Мытари приходили к нему для крещенья,
Говоря: «Что нам делать душе во спасенье?»
«Не искать барышей, — сказал он, —
Где того не позволил закон».
И военные люди просили совета,
Как им жить, а пророк отвечал им на это:
«И обман, и насилье забыть,
Своей платой довольными быть».
Но когда о пророке возникло мечтанье —
Не Мессия ли он, Искупитель созданья,
Поучал он всех речью такой:
«Я крестить вас явился водой,
Но вот явится Тот, Кто сильнее меня,
У сапог не достоин Ему и ремня
Развязать я рукою своей.
Не водой крестить будет людей
Он, но Духом святым и огнем очищенья,
И лопата в руке у Владыки творенья.
И свое Он очистит гумно,
Соберет, куда надо, зерно,
А мякину сожжет в огне вечном нещадно».
Поучал Иоанн своей речью отрадной,
Кроме этого, многим вещам,
Пока срок не настал тяжким дням,
Когда Ирод тетрарх, обличаем пророком
За все зло, что творил, одержим он пороком,
И за брак с женой брата его,
Не прибавил к грехам и того,
Что великаго мужа поверг в заключенье.
Когда ж приняли все от пророка крещенье,
Иисус его также приял
И молитву, крестясь, совершал,
И вот небо разверзлося в эти мгновения,
И Дух Божий сошел на Владыку творенья,
В виде голубя он был в тот час.
А с небес вдруг послышался глас:
«Ты, возлюбленный Сын Мой, Своею
Я любовию вечно к Тебе пламенею».
Иисус же, Свое начиная служенье,
Той порою лет тридцать имел от рожденья,
И, как думали люди, Он был
Сын Иосифа…

Глава 4

Господнего Духа исполнен Он весь
В пустыню от вод Иордана уходит,
И, быв искушаем диаволом здесь,
Без пищи Он сорок дней целых проводит.
Но голод Спаситель в Себе ощутил,
Когда наступила дням этим кончина.
Тогда искуситель Ему предложил:
«Ты силу имеешь ведь Божия сына —
Скажи ж тому камню, чтоб хлебом он стал».
Но слово сказал сатане Он такое:
«Пророк Вседержителя так написал:
«Не хлебом лишь живо ты, племя людское,
Но словом могучим Владыки миров».
Возвел Иисуса диавол высоко
На гору, с ней славу он всех городов
И царств показал во мгновение ока,
При этом так молвил Христу сатана:
«В Твою я десницу все это вручаю,
Над царствами мира ведь власть мне дана,
Ее отдаю я кому пожелаю.
И лишь сотворишь предо мной Ты поклон,
Так будешь владеть Ты всей этою славой».
Но молвил Спаситель душой возмущен:
«Уйди от Меня, искуситель лукавый,
В писании так говорится святом:
«Творцу одному воздавай поклоненье».
Повел Иисуса диавол потом
В град Божий, поставил Владыку творенья
На кровле он храма и молвил Ему:
«Раз Сын Ты любимый Творца мирозданья,
Так бросься отсюда, ведь Он Своему
Все сделает Сыну, как учит писанье:
«Господь всегда будет Тебя охранять
И лику Он ангелов даст повеленье,
И будут Тебя они на руки брать,
Дабы не случилось с Тобой преткновенья».
Но Господу было угодно сказать:
«Писание также дает наставленье:
«Творца своего не дерзай искушать».
И, кончив, диавол тогда искушенье
Оставил Христа до удобной поры.
Вернувшись Господь в Галилею,
Учить в синагогах там стал,
И силой духовной Своею
Немало умы удивлял.
Повсюду пошло о Нем слово,
В почете великом Он был,
Но вот Назарета родного
Однажды Он край посетил.
Когда же суббота святая
Настала, тогда пожелал,
Обычай Он свой соблюдая,
Войти в синагогу, и встал
Читать, выражая желанье.
Исаию дали Ему,
И книгу раскрыв Он писанья,
Прочел вслух народу всему:
«Бог Духа излил Мне святого,
Люд бедный послал утешать,
Умерить скорбь сердца больного,
Свободу всем пленникам дать,
Ослепшим дать радость прозренья,
На волю всех тех отпустить,
Кто муки несут угнетенья,
Всем Божью любовь возвестить».
И стал, прочитав Он писанье
Святого пророка того,
И были все очи в собранье
Направлены лишь на Него.
«Пророка сбылось предреченье
Пред вами», — Господь заявил.
И Это Его заявленье
Невольно народ подтвердил,
Красой он и силой ученья
Христа был весьма удивлен
И так говорил в изумленье:
«Вы скажете Мне изреченье:
«Что мощными сделал руками
Ты в Капернауме чужом,
То ж ныне яви и пред нами
В Своем Назарете родном».
Но чтили ль, скажите, пророка
Отчизны родные края?
Пример же тому недалеко —
Великий пророк Илия.
Во дни его было немало
Вдовых во Израили жен,
Как небо дождей не давало,
И гладом был край поражен.
Не к этим однако вдовицам
Идти ему Бог приказал,
Но к чуждым Сидона границам,
В Сарепту к вдове той послал.
И в дни Елисея пророка
Проказой страдал не один,
Но спасся от язвы жестокой
Сирии неверной лишь сын».
Но это услышавши слово,
В собраньи все в ярость пришли,
И Господа взявши святого,
Из города вон повлекли,
Чтоб с края низвергнуть горы той,
На коей их город лежал,
Но строй их оставив сердитый,
Он далее путь продолжал.
В Капернаум придя, ученье
Он в дни суббот там предлагал,
И всех объяло изумленье,
Со властью Он их наставлял.
Раз в синагоге был несчастный,
Что одержим злым духом был,
И перед всеми громогласно
Христу вдруг так он возопил:
«Оставь же нас! Какое дело
Тебе до нас, Назарянин?
Ты погубить пришел нас смело
С своих божественных вершин».
«Молчи и выйди из больного, —
Сказал ему Господь святой.
И в тот же миг Господне слово
Исполнил демон тот лютой:
Оставил тело он больное,
Его повергнув без вреда.
Увидев знаменье такое,
Все ужаснулися тогда.
«Какое дивное явленье, —
Так говорили в этот миг. —
Дает Он властно повеленья,
И бесы слушаются их».
И вот по всей земле окрестной
Об Иисусе слух пошел.
Из синагоги Царь небесный
В жилище Симона пришел.
А теща Симона палящей
Горячкой мучилась в тот раз.
По просьбе всех, придя к болящей,
Изгнал недуг Он в тот же час,
И вставши женщина с постели,
Служить им стала за столом.
А в вечер тот все, кто имели
Больных, вели к Петру их в дом.
И возложивши на них руки,
Всех Иисус их исцелил,
И бесноватых от злой муки
Немало Он освободил.
И с криком бесы выходили:
«Мессия — Ты, Сын Божий Сам», —
Они при этом говорили,
Но запрещал Он то бесам.
А утром ранней Он порою
В места пустынныя ушел,
Но стал искать, сойдясь толпою, Его народ.
Когда ж нашел,
То стал упрашивать, чтоб града
Их Иисус не оставлял.
«И в городах других Мне надо
Учить, — на это Он сказал. —
Я для того и послан Богом,
Чтоб царство Божье возвещать».
По галилейским синагогам
Потом всех стал Он поучать.

Глава 5

У вод галилейских Учитель небесный
Толпой окружен был громадной и тесной:
Того всем хотелось послушать речей,
Кто мудростью славился всюду своей.
Две лодки у берега праздно стояли,
Оставив их, сети ловцы вымывали.
Одною из лодок тех Симон владел,
Вошедши в нее, Иисус повелел
Судно отодвинуть немного от суши.
И, став в нем, учить стал людския Он души.
Когда же народ поучать перестал,
Хозяину лодки Господь приказал:
«Теперь на глубокое место плывите
И сети для лова свои опустите».
Но Симон сказал Иисусу в ответ:
«Наставник! В ловитве удачи нам нет:
Всю ночь мы вчера напролет проловили,
А рыбы себе ни одной не добыли.
Закину сеть, впрочем, Твоих ради слов».
Закинул — и вдруг получился улов
Такой, что и сеть прорываться уж стала,
И справиться с нею людей не хватало.
Знак дали ловцы тут собратьям своим,
Дабы на подмогу явились те к ним.
Когда же товарищи спешно приплыли,
Две лодки так рыбой ловцы нагрузили,
Что тяжесть едва не топила их та,
И Симон, припавши к коленам Христа,
Воскликнул: «Уйди от меня Ты, Владыка,
Я муж недостойный и грешник великий!»
Привел его в ужас чудесный улов,
А также и бывших с ним вместе ловцов,
А равно Иакова со Иоанном,
Что были в сообществе с ним постоянном.
Но Симону так Иисус отвечал:
«Не бойся! Тебя Вседержитель избрал
Не рыбу ловить уж, а души людския».
И, вняв Его слову, ловцы те простые
Из озера лодки свои извлекли
И за Иисусом, все бросив, пошли.
Как-то в городе был Он одном.
И вот муж, весь проказой покрытый,
И, упавши пред Ним он лицом,
Так молил Его горем убитый:
«Если только захочешь того,
Ты мне можешь подать исцеленье».
И сказал Он, коснувшись его:
«Я хочу, приими очищенье».
И злой недуг тотчас же пропал.
И, блюсти повелевши молчанье,
Иисус тому мужу сказал,
Чтоб, храня Моисея писанье,
Показался священнику он
И принес за свое очищенье
Жертву ту, что назначил закон,
Дабы не было в людях сомненья.
И все больше о Нем шла молва,
И толпами народ стал стекаться,
Чтобы уст Его слушать слова
И от немощей всех исцеляться.
Но в пустыни Господь уходил
И молитвы там Богу творил.
Раз учил Иисус, и в тот день фарисеи
И законники здесь собралися толпой, *
Что явились сюда из всех мест Галилеи,
Иудеи и даже столицы самой.
Принесли на постели в то время больного
И старались его положить пред Христом,
Но им входа толпа не дала никакого,
И на кровлю они поднялися с одром.
Черепицы той кровли они разобрали,
Опустили больного как раз перед Ним.
И их веру живую Христос увидавши,
Обратился к недужному с словом таким:
«Отпускаю тебе Я твои прегрешенья».
Фарисеи же стали в себе помышлять:
«Зачем Он произносит такия хуленья?
Может Бог лишь единый грехи отпускать».
Но сказал им Господь, зная их помышленья:
«Зачем мыслите это в душе вы своей?
Что удобней сказать: «Объявляю прощенье»,
Иль: «Иди, встав тотчас же с постели своей?»
Но так знайте, что Сын человеческий право
Прегрешенья имеет везде отпускать».
И к больному Он тут обратясь, величаво
И со властью сказал: «Я велю тебе встать
И с постелью своею домой отправляться».
Вмиг он встал и пошел, славя Бога, домой,
И все зрители стали тогда ужасаться
И Творца восхвалять изумленной душой,
Говоря: «Свет Он чудный дал видеть нам ныне».
Спаситель же, выйдя из дома того,
Увидел тогда мытаря одного,
У сбора он пошлин сидел в то мгновенье
И вдруг от Христа получил предложенье:
«Быть учеником тебе должно Моим».
И он, все оставив, пошел вслед за Ним.
Левием он звался. Христу угощенье
Большое он сделал, послав приглашенье
И мытарям также к столу своему.
И много тогда их явилось к нему,
С Христом возлежать удостоившись чести.
А книжники тут с фарисеями вместе
Дерзнули апостолов так упрекать:
«Как смеете с людом вы грешным вкушать?»
Но молвил Господь лицемерам суровым:
«Врачи и лекарства нужны не здоровым,
Болящие только нуждаются в них.
Пришел Я на землю спасать не святых,
Но грешникам радость подать покаянья».
На это сказало их злое собранье:
«Вот ученики Иоанна творят
Постов и молений божественных ряд,
Таким же путем фарисейские ходят,
Твои же в пирах свое время проводят».
Но вот что в ответ получили они:
«Постятся ль друзья жениховы в те дни,
Когда вместе с ними жених веселится?
Но как отойдет Он — так будут поститься».
Прибавил и притчу Спаситель им тут:
«Кто, взявши от новой одежды лоскут,
Его к старой ризе в заплату пришил бы?
А кто в неразумии так поступил бы,
Тот обе одежды бы враз потерял
И новую ризу б свою разобрал,
И к старой заплата б от той не пристала.
И чья бы рука, вы скажите Мне, стала
Вино молодое в мех старый вливать,
Легко оно может его разорвать,
Погибли тогда бы и то, и другое:
И старый тот мех, и вино молодое.
Чтоб целы остались и мех, и вино,
В мех новый должно быть налито оно.
И кто пить захочет вина молодого,
Как старого выпьет вина дорогого,
Он старое лучшим всегда назовет».

Глава 6

По нивам Спасителю зрелым
В субботу случилось идти,
А ученики Его делом
Таким занялись по пути:
Колосья срывали и ели,
В руках растеревши своих.
Но дело такое успели
Заметить противники их.
Они — фарисеи то были —
Их стали за то укорять:
«Как смете вы, говорили,
Субботы покой нарушать?»
Упрек отклоняя суровый,
Спаситель врагам возразил:
«Ужель не читали того вы,
Как в день тот Давид поступил,
Когда он искал себе пищи,
А также с ним бывшим друзьям?
Вошел он в Господне жилище,
Взял хлебы священные там,
И сам он насытился ими,
А равно и бывшие с ним.
Но хлебами теми святыми
Священникам только одним
Питаться закон Моисеев,
Как знаете вы, позволял».
При этом толпе фарисеев
Господь и на то указал,
Что как Человеческий Сын
Субботы Он есть Господин.
В субботу другую учил
Спаситель в одной синагоге,
В числе посетителей был
Один человек там убогий.
Калека несчастный владеть
Рукою не мог своей правой.
И книжники стали смотреть
За Господом в день тот лукаво
И ждали злорадной душой,
Что вот исцелит Он больного,
Субботы нарушив покой,
Была бы улика готова
Тогда у них против Него.
Но, ведая их помышленья,
Он вызвал калеку того
И отдал ему повеленье:
«Встань здесь посредине и стой».
Исполнил тот слово покорно,
И молвил Учитель святой
Толпе фарисеев упорной:
«Что должно в субботу творить?
Благия иль злыя деянья?
Спасать иль, напротив, губить?»
Потом, осмотрев их собранье,
Сказал сухорукому Он:
«Простри свою руку больную».
Он, силой Христа укреплен,
Исполнил ту волю святую,
И стала рука его враз
Здорова вполне, как другая.
Враги же Христовы в тот час,
Безумною злобой пылая,
Пошли совещаться о том,
Что сделать бы им со Христом.
В те дни Спаситель для моленья
На гору ближнюю ушел,
Всю ночь молясь Царю творенья,
В уединеньи там провел.
Когда же свет дневной настал,
Учеников Своих призвал,
Двенадцать Он избрал из них,
Назвав апостолами их.
То были: Симон, что Петром
Был назван Господом Христом,
Андрей, брат Симона родной,
Иаков с братом Иоанном,
Филипп, Варфоломей, Фома,
Матфей, Иаков, сын Алфея
И Симон, прозванный Зилотом,
И два Иуды наконец:
Один — Иакова был сын,
Другой звался Искариотом
И стал предателем потом.
Сошел Господь с учениками
И стал на ровном месте Он,
И был громадными толпами
Народа тотчас окружен.
Из Иудеи и Сиона,
Из Тира даже и Сидона
Стеклись сюда, дабы ученье
Послушать уст Его святых.
Больные ж ждали исцеленья
Себе от немощей своих
И от бесовскаго насилья.
И исцеленья изливал
Больным Спаситель в изобильи,
И весь народ к Нему искал
Хоть прикоснуться в те мгновенья:
От Иисуса исходил
Тогда ток жизни и нетленья
И всех страдающих живил.
Учеников же Он Своих
Так поучал, смотря на них:
«Блаженны вы, кто жизни скудной
Несете ныне тяготу,
Вас Бог украсит славой чудной,
Даст царство вам за нищету.
Блаженны вы, что гнет лишений
Покорной терпите душой,
Небесных вас благословений
Господь насытит полнотой.
Блаженны вы, что ныне слезы
Среди великих льете бед,
Они как сна минуют грезы,
И вам утех заблещет свет.
Блаженны вы, когда вас злая
Постигнет ненависть людей,
Когда гнать будет власть слепая
Вас ради истины Моей.
Когда хулой и поношеньем
Невежды будут вас клеймить
И ваше имя все с презреньем,
С укором злым произносить.
Придет пора, Господь вселенной
Сторицей вас вознаградит,
Лучами радости нетленной
На небесах возвеселит.
Так и пророков лик святой
От злобы бедствовал людской.
Но горе вам, богатым ныне!
Все на земле дано вам взять,
И от Господней благостыни
На небе нечего вам ждать.
Полны теперь у вас палаты,
Вам нужд неведом злобный рой,
Но близок горький час расплаты,
И голод вас замучит злой.
Теперь в утехах и веселье
Вы дни проводите свои,
Настанет тяжкое похмелье,
И слез прольете вы струи.
Льстецы вас славят дружным хором,
Все превозносят похвалой,
Но Бог покроет вас позором,
Как мир откроется иной.
Так ублажали люди злые
И лжепророков в дни былые».
Народ Господь учил затем
И молвил слушателям всем:
«Своих противников любите,
Добро творите злым врагам,
Благословением платите
Тем, кто проклятия шлют вам.
За тех молитвы возносите,
Кто вас дерзает обижать.
Кто по одной вас бьет ланите,
Тем и другую должно дать.
Кто плащ с тебя снимать бы стали,
Тем и хитон свой подари.
У тех, кто вещь твою отняли,
Ее обратно не бери.
Собратьям щедро помогайте,
Их просьб в нужде не отклоняйте,
Чего себе от них хотите,
Старайтесь делать то ж и им.
И если вы любовь дарите
Одним приятелям своим,
Ужели будет за такия
Дела вас кто благодарить?
Умеют ведь и люди злые
Людей их любящих любить,
И если вы добро творите
Лишь для одних своих друзей,
То благодарности не ждите:
Так поступает и злодей.
И если в долг лишь с тем даете,
Чтоб получить заем назад,
Ужель хвалу за то найдете?
Ведь так и грешники творят.
Любите ж всех врагов своих вы,
Давайте в долг, не чая лихвы,
И будет вам с небес отличье,
Сынами станете Творца.
Кто льет любви своей величье
И на недобрыя сердца,
Имейте то же состраданье,
Что и отец всего созданья.
И не дерзайте ближних строго
За их пороки осуждать,
Дабы и вам кары от Бога
За беззаконья избежать.
Ко всем имейте снисхожденье,
Прощайте немощи людей,
Дабы и вам пришло прощенье
Проступков ваших и страстей.
Давайте щедро, неуклонно,
Все вам с избытком возвратят,
Отсыплют мерой утрясенной
И нагнетенной вам назад.
Какой ведь мерой и весами
Вы братьям будете давать,
Такими будете и сами,
Как срок настанет, получать».
«Коль поведет слепец слепого,
То оба в яму упадут, —
Такое приточное слово
Сказал Господь народу тут. —
Притом наставников когда же
Мог ученик их превзойти?
Усовершенствовавшись даже,
Он все идет по их пути.
И что о спице ты толкуешь,
Что в глазе брата твоего,
Когда бревна совсем не чуешь
Внутри ты глаза своего?
Как брату ты сказать посмеешь:
«Дай мне исправить глаз больной», —
Когда в своем глазу имеешь
Ты это тяжкое бревно?
О лицемерный! Вынь сначала
Бревно из глаз своих слепых,
Тогда б рука твоя узнала,
Как иcправлять их у других.
Какое доброе растенье
Плоды дурные принесет?
Не может быть и в том сомненья,
Что злое злые лишь дает.
И по плодам растенья надо
Распознавать и отличать:
Ужель терновник винограда
Иль смокв кустарник может дать?
Так человек добросердечный
Из тайников души святой
Одно выносит, что лишь вечной
Добра сияет красотой.
А муж лукавый, развращенный,
Тот из души своей дурной
Выносит то, что беззаконно
И служит лишь неправде злой.
Чем сердце будет в нас полно,
Лишь то и выявит оно.
Зовете Господом Меня вы,
Что ж не творите слов Моих?
Кто, возлюбивши путь Мой правый,
Стал исполнять бы честно их,
Сравню с хозяином того Я,
Что рвы глубокие изрыл,
Себе палаты крепко строя,
И их на камне утвердил.
Когда случилось наводненье,
То воды ринулись на дом,
Но не обрушилось строенье,
На камне созданное том.
Кто ж слов Моих не исполняет,
Того сравню Я с тем глупцом,
Что безразсудно созидает
Без основания свой дом:
Когда случилось наводненье,
Река на зданье наперла,
И вмиг все рухнули строенья,
И гибель их страшна была».

Глава 7

Кончив эти назиданья,
Просветив народу ум,
Возымел Господь желанье
Посетить Капернаум.
Сотник был там всем известный,
У него раб болен был,
Был слуга он добрый, честный,
Очень он им дорожил.
И недугом был встревожен
Он любимца своего,
Роковой конец возможен
Стал весьма уж для него.
Но он слышал о Враче том,
Что больных всех исцелял,
И старейшин в горе этом
Городских к нему послал.
Те, придя к Христу, молили,
Чтоб Он сотнику помог.
«Он достоин, — говорили, —
Чтоб Ты им не пренебрег:
Хоть он племени чужого,
Но нас любит, как родных,
И для Господа святого
Синагогу нам воздвиг».
И пошел Спаситель к дому,
Близко был к нему Он уж,
Как к Целителю святому
Вдруг друзей тот выслал муж.
«Не спеши ко мне, Учитель, — *
Так чрез них он говорил. —
Я не стою, чтоб в обитель
Ты мою, Господь, входил.
Я поэтому и лично
Не хотел идти к Тебе,
Знаю, Господи, отлично
Я давно цену себе.
Да Тебе совсем не нужно
И являться под мой кров:
Скажешь слово — и недужный
Будет мой слуга здоров.
Власть дана мне небольшая,
Человек подвластный я,
Но, порядок соблюдая,
Чтут все ж воины меня:
Одному дам предписанье:
«Уходи», — и он уйдет,
Дам другому приказанье:
«Приходи» — и он придет.
И слуге скажу лишь слово,
И на дело он идет,
А Тебя, Царя святого,
Кто ослушаться дерзнет».
И Спаситель в изумленье
Шедшей с Ним толпе сказал:
«Такой веры и смиренья
Я и средь вас не встречал?»
И когда пришли обратно
Други сотника того,
Вестью встретил он приятной
Их, что раб здоров его.
А Спаситель направлялся
Теми днями в город тот,
Что Наином назывался,
Шел с Ним вместе и народ.
И случиться было надо,
Что, как близко подошли
Все они к воротам града,
Мертвеца из них несли.
И покойник сын единый
Был жены одной вдовой,
И убита вся кручиной
Шла она в толпе большой.
Но, являя состраданье,
Молвил матери Христос:
«Отложи свои рыданья,
Удержи потоки слез».
И к носилкам Царь творенья
Прикоснулся в этот миг,
И Его прикосновенье
Прекратило шествье их,
А Господь такое слово
Мертвецу тому сказал:
«Говорю тебе Я: «Снова
К жизни встань», — и жив он стал,
Приподнявшись, сел почивший
И с людьми заговорил.
И вдове той, слезы лившей,
Иисус его вручил.
И всех страх объял великий,
Каждый Бога прославлял:
«Посетил Ты нас, Владыка,
Избавителя послал».
И повсюду это мненье
О Спасителе пошло,
В иудейские селенья
Из тех местностей дошло.
От учеников Иоанн услыхал
Об этом в своем заключенье,
Двоих из числа их тогда он призвал,
Такое им дав порученье:
«Прошу от меня Иисусу сказать:
Ты ль должен спасти все созданье,
Иль надо другого Спасителя ждать?»
Пророка исполнив желанье,
Они Иисуса немедля нашли,
Вопрос передав Ему точно,
А в эти минуты Спаситель земли
Свершил чудеса, как нарочно:
От немощей многих больных исцелил,
Явил Свою власть над бесами,
И зрение многим слепцам возвратил.
И вот Он какими словами
Потом Иоанна ответил послам:
«Что слышать пришлося здесь вашим ушам
И видеть счастливому оку:
От мук прокаженный спасается люд,
Глаза прозревают слепые,
Умершие вдруг из гробов возстают,
Ходить начинают хромые,
Чудесно глухим возвращается слух,
Весь страждущий люд веселится,
И счастлив, кто бросит сомнения дух
И верой во Мне утвердится».
Потом и народу Господь говорил,
Когда те послы удалились:
«Зачем вы недавно, — Он их вопросил, —
В пустыню толпами стремились?
Тростник ли, колеблемый ветром, смотреть
Иль на того любоваться,
Кто ризы роскошные любит надеть
И негой утех наслаждаться?
В пустыне такой не живет никогда,
Он царского жаждет чертога.
Кого же смотреть вы ходили туда?
Пророка небеснаго Бога?
Да, верно, пророка, и больше того,
О нем ведь то сказано слово:
«Пошлю пред Тобой Я посла Моего,
Чтоб было Тебе все готово».
«И Я утверждаю, — при этом сказал
Народу небесный Учитель, —
Что больший пророк на земле не возстал,
Чем посланный Богом Креститель.
Да, Бог Иоанна величьем почтил,
Однако Сын царства Христова,
Хотя бы и мал он в собратиях был,
Крестителя выше святого».
И Бога прославил в то время народ,
И мытарей также собранье:
Креститься в струях иорданских все вод
Они приложили старанье.
А книжников и фарисеев собор
Презрели Господне веленье,
Надменно, как лживый, отвергнули вздор
Они Иоанна крещенье.
«Кому уподоблю Я этих людей?» —
Сказал Господь, к ним обратяся.
«Они все похожи на малых детей,
Что кличут, друг с другом браняся:
«Вы нам поплясать не хотели тогда,
Играли, как мы, на свирели,
И не дали плакать себе вы труда,
Как мы причитания пели.
Пришел к ним Креститель, не пьет и не ест,
«Он дружен, — сказали, — с бесами».
За ним вслед Я миру явился, и вот
Меня укоряют словами:
«Он любит обильно поесть и попить,
Бывает всегда с мытарями».
Но мудрость всегда будет миру светить,
Ея она чтится сынами.
Один фарисей теми днями
К столу Иисуса позвал.
Когда же с другими гостями
Он в доме его возлежал,
Узнала об этом жена та,
Что грешницей звали все тут.
Любовью к Христу вся объята,
Взяла она мира сосуд
И сзади у ног Его стала,
И, плача, струи своих слез
На ноги Христовы роняла,
Но прядями тотчас волос
Своей головы отирала.
Лобзала она их при том
И мастью своей умащала
Стопы в покаянье святом.
Хозяин, на это взирая,
В уме так подумал своем:
«Ведь грешница льнет к Нему злая,
А Он и не знает о том,
Когда б прозорливец Он был,
Ужель бы Он то допустил?»
Но молвил Господь фарисею,
Тьму этой увидевши лжи:
«Сказать тебе, Симон, имею
Я нечто». «Учитель, скажи», —
Ответил хозяин надменный.
«Двух некто имел должников, —
Сказал ему Благословенный, —
Один же из тех бедняков
Пять сотен динарьев обязан
Отдать был, другой — пятьдесят,
Но каждый нуждою был связан,
Не мог возвратить их назад.
Тогда, оказав снисхожденье,
Хозяин обоих простил.
Скажи, каково ж твое мненье,
Кто больше его полюбил?»
«Тот, думаю, — Симон ответил,
Кому он сам больше простил».
Господь же на это заметил:
«Да, правильно ты разсудил,
Теперь же хочу Я с тобою
Вот грешницу эту сравнить.
По входе в твой дом и водою
Ты ног не хотел мне омыть,
Она ж их омыла слезами,
И даже для чести Моей
При том отереть волосами
Главы пожелала своей.
Почтил ли лобзаньем Меня ты
При входе в хоромы твои?
Она ж, как явилась в палаты,
Целует все ноги Мои.
И дал ли ты хоть бы елея,
Чтоб голову Мне умастить?
Она же мне, масть не жалея,
Решила на ноги возлить.
Грехов ея многих прощенье
Дается поэтому ей,
Она обрела отпущенье
Великой любовью своей.
Кто мало б нашел снисхожденья,
Тот столько любить бы не стал.
Дарую тебе Я прощенье», —
Спаситель жене тут сказал.
А с Ним возлежавшие вместе
Так стали в себе разсуждать:
«Не много ль присвоил Он чести,
Чтоб даже грехи отпускать?»
Господь же, презрев их сужденья,
Сказал опять женщине той:
«Дала тебе вера спасенье,
Иди же спокойно домой».

Глава 8

А потом из селенья в селенье
И из города в город ходил
Он, свое возвещая ученье,
И благую всем весть приносил.
С ним двенадцать апостолов были
И немало тех женщин при них,
Что спасенье себе получили
От бесов и от немощей злых.
Та Мария средь них находилась,
Из которой во время свое
Семь лукавых духов удалились,
Магдалиною звали ее.
Иоанна ходила с ней вместе,
Муж ея имя Хузы носил,
Был в большой он у Ирода чести,
При дворе у тетрарха служил.
Находилась с Христом и Сусанна,
И достаточно женщин других,
Что служили Ему постоянно,
Не жалея имуществ своих.
Раз народ к Иисусу стремился,
Шел толпами и люд городской,
И к ним с словом Господь обратился,
Поучать их стал притчей такой:
«Вышел сеятель сеять раз семя,
И когда свои зерна бросал,
То на путь одни пали в то время,
Их прохожий народ растоптал,
Или птицы, найдя, поклевали.
А другие его семена
В каменистую почву попали,
Но как влаги не держит она,
То, взойдя, они скоро увяли.
Попасть в терние зернам иным
Довелось, и как терния стали
Восходить, росту не было им,
Совсем терние их заглушило.
Но и добрую почву в час тот
Семян много себе получило,
Дав сторичный хозяину плод».
Назидая так души людския,
Сказал громко Спаситель толпам:
«Кому уши даны не глухия,
Да внимает Моим тот речам!»
«Что бы значила притча такая?» —
Лик апостолов спрашивать стал,
И смысл притчи своей объясняя,
Им Учитель небесный сказал:
«Вам дано тайны царства Христова
Провидением Господа знать,
Для народа же Я остального
В притчах все принужден сообщать.
Так что видит своими очами
И ушами все слышит народ,
Но не в силах усвоить умами
Он Моих наставлений высот.
Но вот притчи Моей объясненье:
Семена — это слово Мое,
Люди, что Мое слышат ученье,
Но диавола в сердце свое
Допускают, и он похищает
Слово, чтоб не спаслися они, —
Вот дорога, куда упадают
У хозяина зерна одни.
Каменистая почва того означает,
Кто, услышав глас речи Моей,
С увлеченьем ее принимает,
Но в себе не имеет корней,
Веру временно лишь соблюдает
И в дни бед от нея отступает.
Кто предается земным попеченья,
Искать будет богатств и утех,
Изменивши Моим поученьям, —
Сравнил с почвой тернистой Я тех.
Кто ж, Мое услыхавши ученье,
Его в сердце беззлобном блюдет
И творит дело Божье в терпеньи,
Не похож на почву хорошую тот?
Но светильник не с тем зажигают,
Чтобы скрыть под сосуд иль кровать,
На подсвечник его поставляют,
Чтоб входящим мог свет подавать.
Есть ли тайна такая на свете,
Чтобы скрытой осталась на век?
О каком сокровенном предмете
Никогда б не узнал человек?
Прилагайте ж всю силу вниманья,
Чтоб Мои наставленья понять,
Тому дастся полней пониманье,
Кто в них будет усердный вникать.
Кто ж вниманья в себе не имеет,
Тот рискует и то потерять,
Что случайно теперь разумеет
Иль лишь мнит о том, лучше сказать».
Раз пришли, добиваясь свиданья,
К Христу матерь и братья Его,
Не взирая на все их старанья,
Не пришлось им достигнуть Того:
Тесно Он окружен был толпою,
Но нашли Ему нужным сказать:
«Братья видеться ищут с Тобою,
С ними ждет Тебя также и мать».
Но сказал Он, на то отвечая:
«Мои братья и мать — это те,
Что глаголам небесным внимая,
Их в сердечной творят простоте».
Раз в лодку севши теми днями,
Господь сказал ученикам:
«Отплыть сегодня нужно с вами
Той стороны Мне к берегам».
Они отплыли, но случилось,
Что в те часы Господь заснул,
А вод пучина вдруг забилась,
Внезапный вихрь на них дохнул.
Уж лодку волны захлестали,
Грозила страшная беда,
Пловцы испуганные стали
Будить Учителя тогда:
«Равви, равви! Мы погибаем!» —
Их сонм при этом говорил,
Но Он, их страхом не смущаем,
Волнам, встав, властно запретил.
И тишина кругом настала,
Как будто бури не бывало, —
Остановил Господь волненье
Стихии вод и ветра враз.
Учеников же Царь творенья
Так упрекнул: «Где ж вера в вас?»
Они же в страшном изумленье
Шептали меж собой тогда:
«Кто ж Он, что вмиг Его веленья
Творят и воздух, и вода?»
К лежащим против Галилеи
Они прибыли берегам,
Их населяли не евреи,
Но гадаряне жили там.
Едва Господь здесь показался,
Как муж один из града их
Ему внезапно повстречался,
Во власти был он духов злых.
Давно уж с ним недуг случился,
И он одежды не носил,
С людьми живыми не водился,
В гробах жить с мертвыми любил.
Христа увидев, муж несчастный,
Тотчас к стопам Его упал,
И завопил он громогласно,
И так Спасителю сказал:
«Зачем, о Сын, святого Бога,
Тебе понадобился я?
Казнить меня Ты хочешь строго,
Молюсь Тебе, не мучь меня!»
Сказал же демон это слово
Христу Владыке потому,
Что человека Он больного
Велел оставить уж ему:
Ведь много лет тот бес суровый
Умел в руках его держать,
Не раз пыталися оковы
Ему на ноги надевать
Или привязывать цепями.
Но он все узы разрывал,
И увлекаемый бесами
В даль мест пустынных убегал.
Спросил Спаситель у больного,
Какое имя носит он?
И получил от беса злого
В ответ: «Мне имя — легион».
Вошло в него бесов ведь много,
И стали все они молить,
Чтоб не велел Спаситель строго
Во тьму им бездны уходить.
Паслось свиней большое стадо
Здесь на горе, и вот в него
Войти сыны просили ада,
Не запретил Господь того.
Тогда их скопище лютое,
Из человека удалясь,
Все в стадо бросилось свиное,
И с крутизны оно, взбесясь,
Все в воды ринулось морския,
Где свиньи смерть себе нашли.
А пастухи, дела такия
Увидев, в ужас все пришли,
Бежали в город и селенья,
Чтоб о событье разсказать.
И вышли люди в те мгновенья,
Чтоб все на месте разузнать.
Христа они здесь увидали,
У ног же Господа того,
Кого так демоны терзали.
Он был одет, и у него
В очах уж здравый ум светился, —
И ужаснулся тот народ.
Но кто видал, как исцелился
От беснования муж тот,
Иль все об этом разсказали.
И вот толпа тех гадарян
Молить Спасителя вся стала,
Чтоб Он ушел из этих стран:
Все были ужасом объяты
Они великим, и от них
Отплыл Господь, а бесноватый
Просил усердно в этот миг,
Чтоб взял его Господь с собою.
Но Он сказал: «Иди домой,
И всем скажи, что Бог с тобою
Соделал благостной рукою».
Ушел тот муж, и обо всем
Поведал в городе своем.
Ждал Христова возвращенья
С нетерпением народ,
И как прибыл царь творенья,
Встретил он Его в час тот.
И начальник синагоги —
Иаиром звался он —
Перед Ним явился, в ноги
Сделал он Христу поклон.
У него в болезни тяжкой
Дочь единая слегла,
Лет двенадцати бедняжка
Эта возрастом была.
И отец к себе смиренно
В дом Христа просил зайти,
И пошел Благословенный.
А когда Он был в пути,
То толпа Его теснила,
И вот женщина одна
Приступить к Нему решила,
Кровью мучилась она.
Лет двенадцать уж теченье
Продолжалося у ней,
Все свое она именье
Издержала на врачей.
Никакого облегченья
Не могли они ей дать,
И она себе спасенья
От Христа лишь стала ждать.
И спастись она в надежде
От недуга своего,
Тайно сзади лишь к одежде
Прикоснулася Его,
И недуг кровотеченья
Докучать ей перестал.
Но когда Господь творенья
Окружающим сказал:
«Кто Меня дерзнул касаться?» —
То в толпе той всякий стал
От поступка отрекаться,
Петр же Господу сказал:
«Угнетен толпою тесной,
Как Ты спрашиваешь нас,
Прикоснуться неизвестный
Кто дерзнул ко Мне сейчас?»
«Нет, коснулся, — Он ответил, —
Знаю, кто-то риз Моих,
Из Меня, как Я заметил,
Сила вышла в этот миг».
Как увидела жена та,
Что скрыть тайны не могла,
То вся трепетом объята
К Иисусу подошла,
И, упавши, сообщила,
Не стыдяся никого,
Для чего она решила
Прикоснуться риз Его,
И что тотчас исцеленье
Получила оттого.
И сказал ей в ободренье
Царь создания всего:
«Успокойся, дщерь, душою,
С миром в дом отправься свой,
Верой лишь своей живою
Ты спаслась от муки той».
В эти самыя минуты
К Иаиру весть пришла:
«Что труд делаешь Христу ты?
Дочь твоя уж умерла».
А Спаситель в ободренье
Так сказал отцу ея:
«Веруй только, и спасенье
Дочь всегда найдет твоя».
Как с громадной Он толпою
В дом начальника прибыл,
То входить в него с Собою
Посторонним запретил.
Взял с Собой лишь Иоанна,
Да Иакова с Петром,
Да родителям в пространный
Их войти позволил дом.
Раздавались там рыданья,
И лились потоки слез,
Были слышны причитанья,
Но сказал на то Христос:
«Что вы плачете? Девица
Предалась лишь грезам сна».
Стали все над Ним глумиться:
Смерть для них была ясна.
Приказав всем удалиться,
Труп Господь за руку взял
И промолвил: «Встань, девица!» —
И мертвец тотчас же встал.
А Господь распорядился,
Чтобы пищи дали ей,
И родитель удивился,
Видя все с женой своей.
Но о чуде Царь созданья
Повелел хранить молчанье.

Глава 9

Созвал двенадцать Он учеников
И дал им власть всех изгонять бесов,
Облек их также силой исцеленья,
И возвещать послал их Царь творенья
О царствии Божием среди людей,
Целя больных от всяких немощей.
Сказал при этом им Господь Всевышний:
«С собой в путь не берите вещи лишней,
Ни серебра, ни хлеба, ни мешков,
Ни двух хитонов даже, ни жезлов.
В какой вы дом зайдете, там живите,
И из него на проповедь ходите.
А если люди где не примут вас,
То, уходя от них, в тот самый час
И прах на них с ног ваших отрясите,
Об отлученье тем им объявите».
Пошли апостолы по деревням,
Благовествуя и врачуя там.
Как о делах Христовых услыхал,
Тогда в недоуменье Ирод впал:
Ему тех мненье сделалось известно,
Что это Иоанн возстал чудесно,
Дошли догадки также и других,
Что Илия воскрес, иль из святых
Пророков древних кто-нибудь явился.
И вот тетрарх раздумием томился:
«Главу Крестителю отсечь я приказал
Кто ж этот муж?» — в себе он так сказал
И сильно видеть Господа желал.
Ученики, вернувшись, возвестили
Учителю о всем, что совершили,
А Он в пустынный край с Собой их взял,
Близ Вифсаиды этот край лежал.
Но от народа Он не утаился,
Узнав, туда ж за Ним он устремился,
И Он, приняв их, царствию учил
И от недугов многих исцелил.
Но день уж к вечеру склоняться стал
И лик апостолов Ему сказал:
«Уж время прекратить Тебе ученье,
Дабы народ, в окрестные селенья
Пойдя, нашел ночлег и пищу там,
Ведь здесь, в пустыне, мы, Ты знаешь Сам».
«Самим вам должно дать им пропитанье», —
В ответ на то сказал им Царь созданья.
Они же молвили Ему: «Сейчас
Пять хлебов лишь, да пара рыб у нас,
Ужель нам этому народу прокормленье
Идти искать в соседния селенья?»
Одних мужей здесь было тысяч пять,
Благоволил Господь тогда сказать:
«Пусть по полсотни сядут все они рядами».
Исполнен был приказ учениками.
Тогда Господь те хлебы с рыбой взял,
На небо взор очей Своих поднял,
И, совершив Создателю моленье,
Обычное им сделал преломленье,
И отдал снедь апостолам за тем,
Дабы они ее раздали всем.
И все тогда вкушали без стесненья,
Причем остатков после насыщенья
Двенадцать было собрано корзин.
Молился раз Господь в уединеньи,
Апостолы лишь были тут,
И вдруг спросил их Царь творенья:
«Так за кого ж Меня все чтут?»
«Одни Крестителем считают,
Иной Ильей Тебя нарек,
И вообще мир полагает,
Что Ты — воскреснувший пророк», —
В ответ апостолы сказали.
А Он опять их вопрошал:
«Вы ж за кого Меня признали?»
И Петр за всех Ему сказал:
«Ты — Богом посланный Мессия».
Но строго им Господь велел,
Чтоб сонм их истины такия
Другим разсказывать не смел,
Причем сказал Он им открыто:
«Мне должно много пострадать,
Быть осуждену и убиту,
Но через три дня вновь возстать».
А всех Он так тогда учил:
«Пусть о себе самом забудет,
Кто хочет следовать за Мной,
На крест он пусть себя осудит,
Терпя все кроткою душой.
Кто в жизни благ себе желает,
Жизнь навсегда утратит тот,
Кто ж для Меня их потеряет,
Тот жизнь навеки обретет.
Пусть мир себе вы б покорили,
Чтоб было толку от того,
Когда б себя вы погубили,
Душе не сделав ничего?
Ведь кто, даря Мне лишь презренье,
Мое ученье отметет,
Того и Я, Господь творенья,
Отвергну в день великий тот,
Как прейдет этот мир лукавый
Со всею скверной дел своих,
И Я приду в сиянье славы
Отца и ангелов святых.
И близки дни уж те святые,
Его увидят уж иные
Из тех, что здесь со Мною вот».
Потом, как минуло дней восемь с тех пор,
Петра и сынов Зеведеевых взявши,
Молиться взошел на одну Он из гор.
Когда ж Он молился, пред Господом ставши,
Лицо Его приняло образ другой,
А ризы, белея, как молнья блистали,
И в славе явясь, Моисей с Илией,
Беседуя с Господом, вместе стояли,
Вели они речь о конце роковом,
Что должен в Сионе был с Ним совершиться.
Сыны ж Зеведеевы вместе с Петром
В сон тяжкий успели меж тем погрузиться.
Но вот пробудилася троица та
И славу Христа и пророков узрела.
А как отходить уж та стала чета,
То Петр вдруг промолвил Спасителю смело:
«О, как хорошо нам, Наставник, здесь быть!
Три кущи нам сделать дай здесь позволенье,
С пророками вместе Ты будешь в них жить».
Когда ж так сказал он в умоизступленьи,
Явился вдруг облак и их осенил,
И страх их постигнул непреодолимый,
А голос из облака вдруг возвестил:
«Ему повинуйтесь, Он — Сын Мой любимый».
Как этот апостолы слышали глас,
Один уж Христос в те остался мгновенья,
И тайну они сохранили в тот раз,
Другим не сказали в тот день о виденьи.
Господь большой толпою встречен был,
Как на другой Он день с горы сходил,
Из ней Ему вдруг некто громогласно
Сказал: «Мой сын единственный ужасно
Страдает, духом одержимый злым,
И вот что делает лукавый с ним:
Схватив, кричать его он заставляет,
Причем он, корчась, пену испускает,
И лишь измучивши в конец его,
Нечистый дух отходит от него.
Ученикам я показал больного,
Не удалось изгнать им беса злого,
Взгляни же Ты на сына моего».
И вслух Господь народа тут всего
Сказал: «О, род неверный, развращенный!
Доколь терпеть Мне нрав ваш беззаконный?
И долго ль быть Мне в вашей стороне?
Веди же сына твоего ко Мне».
Как подходил к Нему тот бесноватый,
Упал на землю бесом он объятый
И тотчас в корчах страшных биться стал.
Господь же бесу выйти приказал,
И исцелил Он отрока от муки,
Родителю его отдавши в руки.
И поразил всех дивный перст Творца,
Но как Христу дивились все сердца,
Ученикам Он так сказал в дни те:
«На то, прошу, вниманье обратите:
Сын Человеческий во власть людей
Имеет предан быть». Но смысл речей
Таких сокрыт от их был разуменья.
Спросить же Господа об их значеньи
Они боялись в эти дни.
Возникло в их умах однажды помышленье,
О том, кто выше должен быть из них.
Не утаилось то от Господа творенья,
Нашел дитя одно Он в этот миг,
И, взяв его, Господь с Собой поставил вместе,
И так учил апостолов в час тот:
«Кто для Меня, смирясь, воздаст таким дань чести,
Тот, знайте, Мне окажет тем почет.
А кто Меня своими станут чтить сердцами,
Пославшаго Меня те будут чтить,
И тот окажется всех больше между вами,
Кто о себе всех меньше станет мнить».
«Мы человека одного раз увидали,
Изгнал он беса силою Твоей святой,
Но мы ему то делать строго запрещали:
Ходить не хочет с нами вслед он за Тобой», —
Так Иоанн в то время Господу заметил.
«Прошу Я вас таким препятствий не чинить, —
Так Иисус тому апостолу ответил, —
Кто вам не враг, того, как друга, должно чтить».
Перед кончиной Своею святой
Твердо решил Он в столицу идти,
Вестников Он посылал пред Собою,
Как находился туда на пути.
И в самарянское они раз селенье
Господу отдых устроить пошли,
Но самаряне Владыку творенья
Нужным к себе принимать не сочли,
Грубо в приеме за то отказали,
Что Он в Сион шел со свитою Своей.
Как сыновья Зеведея узнали
О такой дерзости этих людей,
Тотчас же с просьбой к Христу приступили:
«Хочешь ли, Господи, огнь низведем, —
В негодовании они говорили, —
И по подобью пророка сотрем
С лика земного мы это селенье».
Но Он такое им дал наставленье:
«Все еще духа и смысла ученья
Вы моего не способны понять.
Душам людским Я пришел во спасенье,
А не за тем, чтобы их истреблять».
И Себе места искать для покоя
Кротко пошел Он в селенье другое.
Молвил в пути Ему муж неизвестный:
«Я готов всюду с Тобою ходить».
Но эту просьбу Учитель небесный
С строгостью мудрой решил отклонить:
«Располагает лисица норою,
В гнездышке птица, — сказал Он, — живет,
Сын Человеческий даже порою
Голову, где приклонить, не найдет».
Сам предложил Он впоследствьи другому:
«Должен теперь ты со Мною ходить», —
Он же Учителю молвил святому:
«Дай мне сначала отца схоронить».
«Мертвые, — молвил Владыка творенья, —
Пусть погребают своих мертвецов,
Ты же Мое проповедуй ученье
И готовь к жизни Господних сынов».
«Буду всегда я, Учитель, с Тобою, —
Третий Христу предложил наконец, —
Только позволь мне проститься с семьею».
Но ему строго ответил Творец:
«Кто свою руку на рало положит,
Но озирается с робостью вспять,
Тот почитаться способным не может
Царствию Божью людей поучать».

Глава 10

Семьдесят после того Он избрал
Учеников, пред Собою послал
Он их попарно во все города,
В коих Сам быть собирался тогда.
Так поучал их при этом Владыка:
«Бог даровал урожай нам великий,
Но жнецов мало, восшлите ж моленье,
Чтобы явил их Создатель творенья.
С Богом идите! Как агнцев, Я вас
К хищным волкам отправляю сейчас,
В путь не берите с собой кошельков,
Обуви лишней и всяких мешков.
Встречным привета в пути не давайте,
В дом лишь вступая его, посылайте:
«Мир сему дому», — скажите смиренно,
И мир пребудет на нем непременно,
Если сын мира окажется в нем.
Если ж не будет достоин тот дом,
К вам слова мира обратно придут.
В доме ж, где вас приемом почтут,
Ешьте и пейте там все без стесненья:
Труженик стоит всегда награжденья.
Из одного в дом другой не ходите,
В месте одном постоянно живите.
Если вас в городе примут каком,
То без сомнений питайтеся в нем
Всем, что вам будет народ предлагать,
Вам же там должно больных исцелять
И проповедовать жителям с силой:
«Царствие Божье для вас наступило».
Если ж у жителей града иного
Встретите вы лишь презрения слово,
То вы, на улицы града того
Выйдя, скажите на грубость его:
«Даже и прах отрясаем мы вам,
Что у вас к нашим прилипнул ногам,
Знайте, однако: свет царства Христова
Близок для вашего племени злого».
Будет отрадней Содому в день судный,
Нежели их стороне безразсудной.
Горе тебе, Хоразин, предстоит,
То ж и тебе, Вифсаида, грозит:
В вретище, в пепле давно б уж сидя,
Тир и Сидон обратились, глядя
На чудеса, что вам явлены Мною,
И Я вам волю Господню открою:
Строже вас Бог покарает в день судный,
Чем городов тех люд грешный и блудный
Капернаум! До небесных высот
Голову поднял свою ты, но вот
Время настанет, ты с этих вершин
Будешь низвергнут в тьму адских глубин.
Всякий, кто ваши слова принимает,
Тот Меня в вашем лице почитает,
А отвергающий вас — и Меня отвергает,
И со Мной вместе Творца отметает».
Семьдесят эти вернулись потом,
С радостью так говоря пред Христом:
«Демоны ради Тебя повинуются нам».
Молвил на это своим Он послам:
«Я сатаны уже видел изгнанье,
С неба упал он, как молньи блистанье.
Над скорпионами Я и змеями
Властию вас облекаю, ногами
Будете всех вы врагов попирать,
Зла вам не будут они причинять.
Радуйтесь все же душой не тому,
Что вы бесов изгоняете тьму,
Но что Бог в книгу Свою вас вписал,
В царство Своей благодати призвал».
Возвеселился Господь тут душою,
К Богу с такой обратился хвалою:
«Славлю, Владыка творенья, Тебя Я,
Что Твоя воля сокрыла святая
Это от мудрых и гордых мужей
И для смиренных открыла детей.
Все Ты Мне предал, миров Властелин,
И Меня знаешь Ты только один,
Как и Тебя, лишь единый Я знаю,
Да тот постигнет, кому пожелаю
Свет Я величья открыть Твоего».
Молвил апостолам Благословенный
В этот раз: «Как ваши очи блаженны!
То они видят, что многим мужам,
Вещим пророкам и славным царям
В древности видеть хотелось не раз,
Но не увидел однако их глаз,
И не услышало ухо того».
Один законник, искушая,
В те дни дерзнул Христа спросить:
«Какую заповедь храня, я
Могу спасенье получить?»
Сказал ему Господь на это:
«А как гласит о том закон?
Как в книге писано завета?»
Тогда Христу ответил он:
«Люби Творца всей полнотою
Своих способностей и сил,
А ближних чти любовью тою,
Какой себя ты возлюбил».
Сказал Христос ему: «Ты верно
Привел веления Творца,
Живи же так нелицемерно,
И узришь свет Его лица».
Ни с чем однако удаляться
Законник тот не пожелал,
И для того, чтоб оправдаться,
«А кто мой ближний?» — вопрошал.
«Раз некто, — молвил Царь небесный, —
Шел из столицы в Ерихон,
И с шайкой встретился безчестной
Здесь злых грабителей вдруг он.
Раздет, избит и окровавлен
До полусмерти путник был,
И на дороге он оставлен
Лежал лишенный чувств и сил.
Один священник той порою
Случайно той дорогой шел,
Но безучастною душою
Взглянув лишь, далее пошел.
Затем левит спешил куда-то
И то несчастье увидал,
Но, посмотревши лишь на брата,
Помочь ему не пожелал.
Самарянин же, проезжая,
Лишь человека увидал,
Так сострадание являя,
Ему пособье оказал:
Вино и масло он возливши,
Перевязал, как мог, всего,
И на ослицу посадивши,
Привез в гостиницу его,
Забот и здесь не прекращая
О незнакомце том больном,
А утром, в путь свой уезжая,
Просил гостинника о том
И два динария оставил
Ему в оплату всех хлопот.
«Коль ты, — при этом он прибавил, —
Издержишь больше на уход,
Отдам я все тебе тогда,
Как, даст Господь, вернусь сюда».
Разсказ окончив, Царь творенья
Того законника спросил:
«Желаю знать твое Я мненье,
Кто из троих тех ближний был
Тому лицу, что беззаконно
Избит разбойниками был?»
Законовед сказал смущенно:
«Кто милосердие явил».
Господь же молвил: «Так ступай,
Ему всемерно подражай».
На пути в одно селенье
Иисус зашел потом,
И был принят Царь творенья
Здесь одной женою в дом.
Марфа — так ей имя было —
Честь воздать Христу стремясь,
Угостить Его спешила,
Хлопоча и суетясь.
А сестра ея Мария
У Христовых села ног,
Речи слушала живыя,
Что вел с ней Спаситель Бог.
Но обидно Марфе стало
Быть у дел своих одной,
И Христу она сказала
Негодующей душой:
«Неужель Тебе нет дела,
Что мне сил нет от хлопот,
А сестра моя здесь села
И помочь мне не идет?
Повели же ей, Учитель,
Чтобы шла ко мне скорей».
Марфу выслушал Спаситель
И заметил кротко ей:
«Марфа, Марфа! Ты о многом
Принялася хлопотать,
Но ведь надобно пред Богом
Одного лишь нам искать.
Долю лучшую Мария
Избрала душой своей,
И дары ея святые
Не отнимутся от ней».

Глава 11

Молитву раз Господь творил,
Когда же прекратил моленье,
То ученик один просил:
«Дай нам, Учитель, наставленье,
Как совершать молитвы нам,
Как Иоанн давал Креститель
В те дни своим ученикам».
Ответил им на то Спаситель:
«Моляся Богу, говорите:
«Создатель наш, Отец небесный!
Бог милосердья и любви!
Дай чтить Тебя нам свято, честно,
В твое нас царство призови.
Да покорится, как и небо,
Тебе земли отпадший край.
Благослови наш труд и хлеба
Нам в меру нужды ныне дай.
Прости нам наши прегрешенья.
Как зло обид прощаем мы,
И, удаляя искушенья,
Спасай нас впредь от власти тьмы».
Потом их так учил Создатель:
«У человека одного
Когда-то был большой приятель,
И вот с дороги в дом его
Пришел раз некто в час полночный,
Тогда приятеля того
Пошел он в час тот неурочный
Просить, чтоб выручил его:
«Три хлеба дай мне в одолженье,
Пришел ко мне мой друг сейчас,
Но ничего для угощенья
Не оказалося у нас».
А тот сказал ему сердито:
«Не безпокой меня, друг мой,
Все в доме накрепко закрыто,
И дети спят уже со мной».
Но друга тот безцеремонно
Просить о том же продолжал,
И что ж? Приятель, утомленный
Его настойчивостью, встал,
Привел ту просьбу в исполненье,
Хоть не во имя дружбы с ним,
Но потому, что без стесненья
С упорством он просил таким.
И вы, — сказал Господь, — просите,
И ваших просьб не отклонят,
С терпеньем нужнаго ищите,
И вы найдете скрытый клад.
Стучите в двери без стесненья,
И вам откроется в них вход.
Бог примет верных душ прошенья,
Исканий их не отметет,
Осуществит к добру стремленья,
И в царство славы вас введет.
Едва ль на свете вы встречали
Таких родителей дурных,
Чтоб вместо хлеба получали,
От них каменья дети их,
Иль скорпионов со змеями
В замену рыбы и яиц.
А если даже между вами
Таких безчувственных нет лиц
То неужель Отец творенья,
Бог милосердья и щедрот,
Отвергнет добрыя прошенья
И благ вам с неба не пошлет?
Спаситель демона немого
Из человека раз изгнал,
Как получил вдруг дар он слова,
Народ весьма дивиться стал.
Иныя ж молвили в то время,
Унизить Господа стремясь:
«Дал изгонять Ему то племя
Вельзевул, бесовский князь».
Другие, чудо искушая,
С небес просили им явить,
Но помышления их зная,
Он стал народу говорить:
«Если царство иль дом разделится на части,
То конец, значит, их приближается власти,
И раз стал сатана сатану изгонять,
То как темному царству его устоять?
Как же вы говорите, что силою злою
Изгоняются духи нечистые Мною?
Коль Я их изгоняю нечистой рукой,
То сыны ваши их изгоняют какой?
А поэтому будут они вам судьями.
Если ж Божьими Я изгоняю перстами,
То достигло Господнее царство до вас.
В безопасности дом пребывает в тот час,
Когда сильный с оружьем его охраняет.
Но сильнейший его на него нападает,
Победив все доспехи его, он берет
И добычу, друзьям разделив, отдает.
Заодно кто не хочет работать со Мною,
Тот уж враг Мне своею холодной душою
И кто вместе не хочет со Мной собирать,
Того Я расточителем буду считать.
Когда бес из больного невольно выходит,
То в тоске по пустынным он местностям бродит,
И когда там покоя себе не найдет,
То на прежнее место обратно идет.
Но найдя человека здоровым душою,
Семь бесов самых злых забирает с собою,
И, вселясь с ними, он в человека того,
Мучит больше, чем в прежнее время его».
Из народа жена тут одна возгласила:
«Благо той, кто Тебя в своем чреве носила
И Тебя воспитала у груди своей!»
На ея восклицанье ответил Он ей:
«Так какое же благо того ожидает,
Кто глаголы Мои всей душой исполняет!»
Собираться народ тогда начал толпами,
И Господь поучал их такими словами:
«Род развратный чудес себе ищет святых,
Но не будет дано им чудес никаких,
Кроме чуда святого пророка Ионы:
Как был знаменьем он Ниневии в дни оны,
Так для этих людей буду знаменьем Я.
Для них будет царица Савы судия,
И осудит она этот род развращенный:
Из страны приходила она отдаленной
Соломона послушать премудрых речей,
А пред ним ведь Тот, кто Соломона мудрей,
И осудит неверная их Ниневия,
Она, речи Ионы услышав святыя,
Ко Творцу от грехов обратилась своих,
Но Ионы сильней пред очами у них.
Неужель кто светильник затем зажигает,
Чтобы в месте поставить его потайном?
На подсвечник его человек помещает,
Дабы свет подавал всем вступающим в дом.
Око — вот что светильник для нашего тела,
Будет тело твое все светло и ясно,
Если око твое безупречно и цело,
Если ж станет недужно и худо оно,
То все тело твое красоту потеряет.
Так следи со вниманьем всегда за собой,
Дабы светоч, который тебя освещает,
Сам не сделался пагубной тьмой».
Как кончил Спаситель беседу,
Один фарисей пригласил
Тогда Его в дом свой к обеду.
Но вот Иисус не омыл
Себя, за трапезу садяся,
И был фарисей удивлен.
Господь же, к нему обратяся,
Так молвил, душой возмущен:
«О внешности блюда и чаши
Стараетесь вы без числа,
Но души исполнены ваши
Хищенья, неправды и зла.
Как ум не постигнет ваш грешный,
Что все дал единый Творец:
Им создан и мир этот внешний,
И тайныя чувства сердец.
С пороком корысти боритесь
И, свой открывая запас,
Им с братией бедной озелитесь,
И будет все чисто у вас.
Но горя за то, фарисеи,
Вам надо себе ожидать,
Что вы десятины важнее
Считает с мяты давать,
Чем те соблюдать повеленья,
Что нам о любви говорят,
О правде дают наставленья
И о милосердьи твердят,
И то было нужно хранить,
Но прежде все это творить.
На видном вы любите месте
Садиться в собраньях людей,
И ждете приветов и чести
Себе вы среди площадей.
Но горе за то себе ждите
Вы, род лицемерный и злой,
Как скрытые гробы, таите
Страстей вы и мерзостей рой».
«Наносишь и нам оскорбленье
Ты этим», — законник сказал
Спасителю в эти мгновенья,
Христос же ему отвечал:
«И вы себе кары, законники, ждите:
Тяжелые ноши сложив для людей,
Вы сами их двинуть перстом не хотите,
И вы в ослеплении мысли своей
Гробницы святым создаете пророкам
(Тем, что умертвили когда-то отцы),
Сочувствуя этим отцовским порокам:
Те их умертвили, а вы им, льстецы,
Гробницы богатые строите ныне.
Отправит Создатель послов к вам других,
И гнать вы их будете в злостной гордыне,
И даже убьете немало из них.
И с вашего взыщет Господь поколенья
Всю кровь провозвестников воли своей,
Какую пролила с начала творенья
Безумная злоба развратных людей,
От Авеля крови святой начиная
И кровью кончая Захарьи того,
Котораго злость погубила слепая,
Убив в самом храме Господнем его.
Вы ключ разуменья законники взяли,
Но сами открыть не могли в него дверь,
И людям достигнуть его помешали,
И будет вам горе за это теперь».
И сильно тогда с фарисеями стали
Законники к Господу все приставать,
Ответов себе от Него вымогали,
Стараясь лукаво на слове поймать,
Дабы пред властью потом обвинить.

Глава 12

Собрался к Иисусу народ
Во дни эти толпами такими,
Что друг друга давили в час тот,
И Господь тогда начал пред ними
Своих учеников наставлять:
«Фарисейской закваски вам надо
Всего прежде, друзья, избегать,
Лицемерия бойтеся яда:
Что сокроешь ты ныне от глаз,
Что в душе тобой крепко таится, —
Все откроется это в свой час
И известным для всех учинится,
И что скажете вы в темноте,
То услышано будет во свете,
И везде возвестят слова те,
Что вы в тайной прошепчете клети.
Так старайтеся, братья, всегда
Жить душою открытой и смелой,
И не бойтеся тех, что вреда
Только могут вам сделать, что тело
Возьмут тленное это у вас.
Перед тем трепещите душою,
Кто в геенский огонь в смертный час
Может ввергнуть своею рукою.
За пяток этих птиц небольших
Едва асс ты получишь в день сбыта,
Но Бог каждую знает из них,
Ни одна у Него не забыта.
Но и волос людской у Него
На учете находится строгом,
Так не бойтесь душой никого,
Многих птиц вы дороже пред Богом.
Кто воздаст пред людьми Мне почет,
Тот на небе почтен будет Мною,
Кто ж презреть Меня ныне дерзнет,
Тех и Я там презреньем покрою.
Впрочем, кто лишь Меня похулит,
Тому будет от Бога прощенье,
Казни вечной лишь тот подлежит,
Кто хулит небеса без зазренья.
Когда ж власть станет вас притеснять,
Отвечать пред собою заставит,
Не заботьтесь, что вам ей сказать,
Дух небесный всему вас наставит».
Но тут некто сказал вдруг Ему:
«Умоляю Тебя повеленье
Брату, Господи, дать моему,
Чтоб со мной разделил он именье».
«Кто Меня вас судить и делить
В мире суетном этом поставил?» —
Так изволил Господь возразить
И притом наставленье прибавил:
«Берегитесь корысти греха,
Много пусть вы богатств соберете,
Доля будет все ж ваша плоха,
Жизни истинной вы не найдете».
Притчу также сказал Он при том:
«Богачу урожая случилось
Раз дождаться на поле своем,
Хлеба много на нем уродилось,
И он мыслил в душе своей так:
«Не вместиться всему урожаю
В моих житницах старых никак,
Вот что сделаю — все их сломаю
И большие построю тогда,
Весь мой хлеб и добро в них сложу я
И, собравши запасы туда,
Так душе веселяся, скажу я:
«Много благ для тебя я припас,
Их достанет на долгие годы,
Ешь и пей, веселись всякий час,
Никакой не страшися невзгоды».
Но безумцу Создатель сказал:
«Разлучишься сейчас ты с душою,
Для кого же так много собрал
Ты добра безразсудной рукою.
Такова участь горькая тех,
Что богатства себе собирают,
Для себя лишь в них ищут утех,
А не Богу чрез них угождают».
Итак, о душе не заботься своей,
С тревогой не мысли о пище для ней,
И телу что ищешь ты так одеянья?
На Бога свое возложи упованье.
Душа твоя всякой одежды ценней,
И тело одежды гораздо важней,
Раз душу и тело тебе дал Превечный,
То даст одеянье и пищу, конечно.
Вот вороны — эти не сеют, ни жнут,
И в складах запасов себе не блюдут,
Питает однако их Царь мирозданья,
На сколько ж ценней вы, чем эти созданья!
И что ты заботами душу томишь,
Когда ими жизни ничуть не продлишь?
А если и малого сделать не можешь,
Что думой себя ты о большем тревожишь?
На лилию мысли свои обрати,
Как Вышний дает ей цвести и расти,
Она ни трудов, ни заботы не знает,
Однако Господь ее так одевает,
Что сам Соломон таких риз не имел,
Хотя своей роскошью всюду гремел.
А если ничтожное это растенье,
Что завтра же бросят в огонь на сожженье,
Бог ризою пышной украсил такой,
То вам ли, о род маловерный и злой,
Одежды не даст Повелитель творенья?
Оставьте ж пустыя свои попеченья
Касательно пищи, одежды, питья,
Их ищет народов неверных семья,
У вас же Отец есть там, в выси небесной,
И все Ему ваши печали известны,
О царствии Божьем старайтесь вперед,
Все ж это своей чередою придет.
Отбрось же тревоги ты, малое стадо,
Даст царство Отец вам, о Божии чада.
И вы не жалейте имений земных,
Отдайте собратиям страждущим их,
На небе богатство найдете за то вы,
Его не коснется рок тленья суровый,
Его моль не тронет, и вор не возьмет,
Всегда оно ново и вечно цветет.
Где будет сокровище это таиться,
Туда же и сердце у вас устремится,
Всегда будет пояс на чреслах у вас,
Гореть будет свет ваш и в полночи час,
Тем вы уподобитесь, что возвращенья
Хозяина чают, призвали терпенье,
Чтоб тотчас запор отпереть у ворот,
Как только, вернувшись, он с брака придет.
Блажен, кого бдящим найдет тот владыка,
Он чести рабов тех сподобит великой,
Он их за трапезу посадит в тот миг,
Сам, пояс надевши, послужит для них.
Да, счастливы будут рабы те, чьи очи
Ко сну не склонятся и в третью часть ночи.
Хозяин, конечно бы, бодрствовать стал,
Когда с достоверностью то бы узнал,
Что воры готовят на дом нападенье,
И не дал бы он им разграбить именье,
И бодрствовать также прошу Я и вас,
Христова пришествья неведом вам час.
Так учеников Иисус наставлял,
А Петр, вопрошая, на это сказал:
«Нас этою притчею Ты поучаешь,
Иль слово к народу свое обращаешь?»
Ответил Спаситель на это ему:
«Хозяин рабу поручил своему,
Который снискал во очах его веру,
Чтоб хлеб выдавал он всей челяди в меру.
Большая награда раба того ждет,
Когда господин тот, вернувшись, найдет,
Что он его точно исполнил веленье,
Поручит ему он тогда все именье.
Когда ж в своем сердце помыслит раб тот:
«Не скоро еще господин мой придет».
И станет вину и пирам предаваться
И нагло над братьей своей издеваться, —
Вернется хозяин, когда он не ждет,
И суд над ним грозный он произведет,
И прочь от себя удалит безпощадно
С рабами неверными жить безотрадно.
И будет жестоко наказан раб тот,
Что воли своих не исполнил господ,
Хотя и прекрасно их знал приказанья.
А кто их не ведал, но сделал деянья,
Что с волей его не согласны господ,
Тот меньшие кары от них понесет.
Кому от хозяев поручено много,
Они с тех и требуют более строго.
Огнь Мне зажечь надо в сердцах людей
И хочется сделать Мне это скорей.
Креститься Мне должно великим крещеньем
И жажду его Я с сердечным томленьем.
Не мира, а ссор Я жду в мире земном,
Разделятся пятеро в доме одном,
Два станут на трех там, и трое на двух,
И тяжкий раздора поднимется дух.
На сына родного отец ополчится,
А сын на отца своего разъярится,
Жестоко поссорится с дочерью мать,
И с матерью эта начнет враждовать,
Свекровь не поладит с своею снохою,
А та ей отплатит такою ж враждою.
Потом и толпы те Христос поучал:
«Как облако с запада, — Он им сказал, —
Восходит, дождя себе ждете тогда вы,
И в этом вы часто бываете правы.
А если дуть ветер от юга начнет,
То вы ожидаете зноя в час тот,
Не лживо и это предчувствье бывает.
Вот род лицемерный отлично ваш знает
Явленья небес и воды разбирать,
Но как он времен тех не может познать?
Пора по самим вам себе научиться
Предвидеть, что в будущем должно случиться.
Старайся с соперником кончить дела,
Пока еще злая пора не пришла,
Когда судие он предаст тебя в руки,
А тот палачу тебя выдаст на муки,
И ввергнет в темницу тебя этот страж,
Не выйдешь из ней ты, пока не отдашь
Всех денег своих до последней полушки».

Глава 13

С ужасом Господу раз сообщили
О галилеянах люди одни,
Как по приказу Правителя были
В храме Господнем убиты они.
«Кровь он убитых, — они говорили, —
С кровию жертв их смешал той порой».
От Иисуса себе получили
Вестники эти ответ вдруг такой:
«Думать не надо, что люд тот несчастный
Всех был людей в Галилее грешней.
Все вы погибнете так же ужасно,
Коль не исправите жизни своей.
И те осменадцать, что башнею были
Близ Силоама убиты в те дни,
Больше ли жителей все согрешили
В Ерусалиме пред Богом они?
Нет! Говорю Я вам, так же сурово
В срок свой и вас всех накажет Творец,
Если на путь покаянья святого
Не захотите вы стать наконец».
Притчу потом Он сказал в поученье:
«Некто смаковницу раз посадил,
И в виноградниках это растенье
Тот господин поместить разсудил.
Но как плоды получать было надо,
Смокв он на ней никаких не нашел,
С распорядителем тут вертограда
Речи такие хозяин повел:
«Жду я плодов с ней уж третие лето,
Более нет мне терпения ждать,
Должно срубить тебе дерево это,
Что ему место вотще занимать?»
Но на слова своего господина
Опытный тот вертоградарь сказал:
«Дай ему сроку хоть лето едино,
Землю кругом его я бы вскопал
И подложил под него удобренье,
Даст оно, может быть, много плода,
Если ж безплодно все будет растенье,
Ты его срубишь немедля тогда».
Раз предлагал Он в субботу ученье,
А в синагоге была здесь одна
Женщина, коей такое мученье
Лет уж осьмнадцать чинил сатана:
Стан он согнул у нея совершенно
И головы не давал ей поднять.
Но, увидавши то, Благословенный
Благостно так ей изволил сказать:
«Время тебе наступило от муки,
Женщина, ныне спастися своей».
И, возложив на нее Свои руки,
Тотчас же дал исцеление ей.
Выпрямясь, женщина Господа Бога
Стала душой благодарной хвалить,
Но синагоги начальник вдруг строго
Начал народу тогда говорить:
«Шесть дней Создатель нам дал для работы,
Все исполняйте в течение их,
Не позволительно в день нам субботы
И от недугов целиться своих».
Но лицемера Господь обличая,
Резко на это решил возразить:
«Разве в субботу свой скот отрешая
На воду вы не ведете поить?
Так почему же не должно Мне было
Дщерь Авраама сию развязать, —
Ту, что диавола злобная сила
В узах так долго умела держать?»
И стан врагов Иисуса стыдился,
Мудрыя слыша Его словеса,
А народ искренно весь веселился,
Славные видя Его чудеса.
Он же такое сказал ему слово:
«Притчей какою бы Мне объяснить
Вам наступление царства Христова?
Вот с чем Я мог бы его вам сравнить:
Семя горчицы хозяин когда-то
Вздумал в саду у себя посадить,
И разрослося то семя богато,
Стало на дерево вдруг походить.
Так что и птицы к нему прилетали
И на ветвях его гнезда свивали.
Также с закваской сравнил бы его Я,
Что, положивши в три саты муки,
Женщина там оставляет в покое,
Не прилагая к тем сатам руки
До той поры, как не вскиснет все тесто».
По городам и селеньям Спаситель
Путь направлял в столицу, учил.
«Разве так мало избранных, Учитель?» —
Господа некто в то время спросил.
Он же такое всем дал наставленье:
«Узкою дверью старайтесь войти,
Многие в те устремятся мгновенья,
Но не возмогут уж входа найти.
В час тот, как домовладыка возстанет,
Двери он все за собою запрет,
Стан ваш снаружи молить тогда станет,
В двери стучаться при этом начнет:
«Вход твоего отвори нам чертога,
Вместе с тобой быть сподоби и нас».
Скажет хозяин на это вам строго:
«Кто вы такие? Не знаю Я вас».
Станете вы говорить Ему снова:
«Ели и пили мы перед Тобой,
И мы все мудрое слышали слово,
Что предлагал Ты нам тою порой».
Но Он останется к вам непреклонным,
С силою вновь подтвердит Свой отказ:
«С людом Я быть не хочу беззаконным,
Прочь уходите, не знаю Я вас!»
И заскрежещете все вы зубами,
Горькие слезы прольете в тот миг,
Как вы в сиянии славы очами
Узрите ваших отцов и пророков святых,
А себя изгнанных вон без пощады.
Придут с концов всего мира тогда,
Чтобы вкусить царства Божья отрады,
Но по решенью Господня суда,
Тот, кто за перваго здесь почитался,
Будет к последним тогда отнесен,
Кто ж, как последний, людьми презирался,
Будет у Бога, как первый, почтен.
«Должно отсюда Тебе удалиться, —
Тут фарисеи сказали Христу, —
Ирод предать Тебя смерти стремится».
Молвил им, весть получивши Он ту:
«Вот что скажите вы этой лисице:
Должен сегодня и завтра творить
Я еще знаменья мощной десницей
И в третий день все дела завершить.
Нечего в дни эти здесь Мне страшиться,
Буду спокоен Я в краткий их срок,
Ибо того ведь не может случиться,
Чтоб вне Сиона погибнул пророк.
Ерусалим безразсудный, мятежный,
Кровью залитый пророков святых!
Сколько уж раз Мне с любовию нежной
Чад успокоить хотелось Твоих,
Взять их под сень своей мощной десницы,
Также укрыть, защитить и согреть,
Как укрывают птенцов своих птицы!
Но ты решился все это презреть.
Дом твой пустым оставляю теперь Я,
Ты не увидишь Меня до тех дней,
Как Мне воскликнешь, оставив неверье:
«Благословен Ты, Владыка царей,
Именем Бога спасти всех идущий».

Глава 14

Был Спаситель к фарисею
Раз в субботу приглашен,
Между братией своею
Муж весьма был видный он.
Сонм их жадными очами
За Христом весь наблюдал,
Человек был меж гостями,
Что водянкою страдал.
«Можно ль в дни суббот больного
Врачевать?» — Господь сказал.
Промолчал на это слово
Гордых книжников кагал.
Прикоснувшись к немощному,
Исцелил его Христос,
А собранию их злому
Предложил такой вопрос:
«Кто скотину из колодца
Вынуть вмиг не даст труда,
Коль в субботу ей придется
Как-нибудь упасть туда?»
Дать Ему они ответа
Не сумели и на это.
Обратил Господь вниманье,
Что иные из гостей
Мест себе для возлежанья
Выбирают повидней.
И такое наставленье
Возлежащим Он сказал:
«Как получишь приглашенье
На торжественный ты бал,
Не садись на первом месте,
Может ведь на пир прибыть
Тот, кому хозяин чести
Должен больше уделить,
Подойдя к тебе, он скажет:
«Сесть дерзнул ты не сюда», —
И на низкое укажет
Место он тебе тогда.
И смеяться над тобою
Гости все начнут в тот миг,
Как туда ты с срамотою
На глазах пойдешь у них.
Чтоб такого посрамленья
И позора избежать,
За трапезой для вкушенья
На последнем месте сядь.
И почет тебя великий
На пиру пред всеми ждет,
Сам к тебе домовладыка
Со словами подойдет:
«Это место не тебе я
Отвести, мой друг, решил,
Здесь вот выше сядь скорее,
Ты вполне то заслужил».
Всякий, кто душой смирится, —
К возвышению идет,
Кто же будет возноситься —
Унижения пусть ждет.
Дал Спаситель назиданье
И позвавшему Его:
«Как готовишь пированье,
Не зови ты на него
Ни соседей люд богатый,
Ни знакомых, ни родных,
Ибо можешь быть всегда ты
Приглашен и сам от них.
Но зови народ увечный,
Нищих, страждущих, слепых,
Не получишь ты, конечно,
Угощения от них,
Но другое утешенье
Ты найдешь душе своей,
Мир и радость в воскресенье
Добродетельных людей».
«Как блаженны те, что хлеба
Вкусят в царствии святом
Что откроется нам с неба», —
Молвил гость один при том.
«Раз один домовладыка, —
Иисус на то сказал, —
Пир задумав дать великий,
Многих лиц к столу позвал.
И вот в срок определенный
Господин раба послал,
Чтоб народ тот приглашенный
Он к нему в палаты звал.
«Приходите, все готово» —
Раб ему так возвещал,
Но в одно тогда он слово
Весь отказываться стал.
«Мне сегодня недосужно,
Извинить прошу меня,
Осмотреть мне поле нужно,
Что купил недавно я», —
Так один рабу ответил.
«И меня прошу простить, —
Гость другой ему заметил, —
Мне волов пришлось купить,
Испытанье неотложно
Надо им произвести,
И никак мне невозможно
Потому на пир прийти».
Третий молвил: «Я женился,
Как мне быть на пире том?»
И слуга тот возвратился,
Доложивши обо всем.
Господин негодованьем
На тех званных воспылал,
И не медля с приказаньем
В город он слугу послал:
«Всех слепых, хромых, увечных,
Бедных, страждущих людей,
Словом, всех зови мне встречных
С улиц ты и площадей».
И, приказ исполнив строгий,
Раб уведомил о том:
«Я созвал народ убогий,
Но еще не полон дом».
И вот за город хозяин
В этот раз слугу послал,
Чтобы там в глуши окраин
Всяких он людей искал.
«Пусть, сказал домовладыка, —
Эта вечеря моя
Будет истинно великой,
А те, кто презрел меня,
Знают пусть, что я теперь
Им к себе закрою дверь».
Шло народа за Господом много,
Обратясь, Он сказал ему строго:
«Кто решился идти вслед за Мной,
Позабудь о семье тот родной,
О родителях, братьях родимых,
О жене и о детях любимых,
И себя самого ненавидь,
Раз слугой Моим хочешь ты быть.
Кто креста на себя не возложит,
Тот идти вслед за Мною не может.
Тот, кто башню задумал создать,
Должен прежде расход сосчитать,
Какой нужен для этого зданья,
Может быть, положив основанье,
Он тот столп до конца не довесть,
Что замыслил так гордо возвесть,
И смеяться над ним всякий станет,
Кто на столп недостроенный взглянет.
Также царь, собираясь в поход,
Не обсудит ли он наперед,
Как сражаться с врагом он сумеет,
Коль он сил вдвое больше имеет,
Не то мира скорей он попросит
И все мысли о брани отбросит.
Должен тот от всего отрешиться,
Кто со Мною быть твердо решится.
Соль, безспорно, полезна, нужна,
Но коль вкус потеряет она,
Он не может уж к ней возвратиться,
Ни к чему тогда соль не годится,
Вон, как сор, выметают ее».
Кончив слово Спаситель свое,
Возгласил: «Тот, кто уши имеет,
Пусть речей Моих смысл разумеет!»

Глава 15

Все те, которых относили
Тогда к числу дурных людей,
К Христу охотно приходили
Послушать благостных речей.
Но фарисеев стан надменный
Такия речи начал весть:
«Он принимает люд презренный
И с мытарями любит есть».
На этот ропот Царь творенья
Такою притчей отвечал:
«Раз сто овец в своем именье
Один хозяин содержал,
Но вот несчастие случилось:
Одна из этой сотни, раз
Отставши, где-то заблудилась,
Тогда хозяин в тот же час,
Оставив стадо остальное,
Искать заблудшую пошел,
И было счастие большое
Ему, как он ее нашел:
Он положил ее на плечи,
Придя ж домой, созвал друзей
И говорил такия речи
В великой радости своей:
«Прошу вас, радуйтесь со мною,
Нашел свою беглянку я».
Подобно этому порою
И Божьих ангелов семья
Спасенье грешника встречает
С отрадой большей, чем какой
Ее лик верных утешает
В жилищах выси неземной».
Сказал на ропот неуместный
Другую притчу Царь небесный:
«Десяток драхм скопив, хранила
Когда-то женщина одна,
И на пол как-то уронила
Одну из тех монет она.
Искать, свечу зажегши, стала
Она ее, весь дом мела,
И тех трудов не прекращала,
Пока потери не нашла.
Найдя ж монету, пригласила
Своих соседок и подруг
И, веселясь, им говорила:
«Свою нашла я драхму вдруг,
Так веселитесь все со мною».
Так сил небесных светлый сонм
Ликует радостью святою
О беззаконнике одном,
Когда он к Богу обратится».
Благоволил еще Спаситель
Такую притчу предложить:
«Двух сыновей имел родитель,
И младший стал его просить:
«Отдай именья мне ту долю,
Какую сам определил».
Решив исполнить эту волю,
Отец именье разделил.
И принял младший сын решенье
Покинуть дом отца родной,
Собрав он скоро все именье,
Ушел далеко в край чужой.
Он жил там жизнею порочной
И все именье расточил,
А в стороне той, как нарочно,
Великий голод наступил,
И сильно начал он нуждаться.
Один богач в краю том был,
И вот в работники наняться
К нему несчастный разсудил.
А тот свиней ему на поле
Пасти в то время поручил.
Свиным он кормом в горькой доле
Не прочь себя насытить был,
Но и такой суровой пищи
Он той порой бывал лишен,
И вот об отчем вдруг жилище,
В себя пришедши, вспомнил он.
«Там у отца наемник каждый
С избытком пищею снабжен,
А я от голода и жажды
Здесь погибаю», — молвил он.
«Пойду же в дом отца родного,
Скажу ему: «Я согрешил,
Тебя и Господа святого
Своим безумьем оскорбил,
И не достоин называться
Теперь твоим уж сыном я,
Но не хочу с тобой разстаться,
Прими в наемники меня».
И вот чужбину он оставил
И путь на родину направил.
Сын в разстоянии далеком
Еще от дома был отца,
Но тот, всмотревшись зорким оком,
Узнал черты его лица
И побежал к нему. При встрече
Любовью нежной воспылав,
Родитель пал ему на плечи,
В уста его облобызав.
А сын сказал: «Перед тобою
Я согрешил и пред Творцом,
И сыном быть уже не стою
Теперь в чертоге я твоем».
Не дав ему окончить слова,
Сказал тот челяди своей:
«Оденьте сына дорогого
В одежду лучшую скорей,
На руку перстень принесите
И обувь на ноги его,
Тельца получше заколите,
Да будет пир и торжество!
Все будем есть и веселиться,
Что сын мой мертв был — и ожил,
Он пропадал, но возвратился,
Ему Господь ко мне судил».
И началося пированье.
А старший сын на поле был,
Когда ж, вернувшись, ликованье
Он услыхал, раба спросил:
«Что это значит?» Тот ответил:
«Твой брат вернулся в дом родной,
Отец его здоровым встретил,
И вот устроил пир горой».
Тогда тот крепко разсердился
И быть на пире не желал,
Родитель сам к нему явился
И зло оставить умолял.
Ответил он на те моленья:
«Я столько лет тебе служил,
Всегда хранил твои веленья,
Во всем тебе послушен был.
И ты козленка даже не дал,
Дабы в часы досуга я
С друзьями скромно пообедал, —
Вот наградил ты как меня!
Когда ж вернулся безобразник,
Что все именье промотал,
Ты для него устроил праздник,
Тельца откормленного дал».
«Ты, сын, всегда ведь был со мною,
Ему отец на то сказал, —
Я все добро делил с тобою,
И все рукой ты властной брал.
О том же надо веселиться,
Что брат твой мертв был и ожил,
Он пропадал, но вновь явиться
Ему Господь к тебе судил».

Глава 16

Ученикам затем Спаситель
Такую притчу предложил:
«В одно именье управитель
Домовладыкой послан был,
Но на него он донесенье
Такое после получил:
«Твое безсовестно именье
Разстратил он и расточил».
И господин тот возмущенный
К себе правителя позвал:
«Узнал я нрав твой беззаконный, —
Ему сурово он сказал, —
Ты управителем именья
Не можешь больше состоять,
И о своем ты управленье
Обязан мне отчет отдать».
И от хозяина угрюмо
Тот человек пошел домой,
Здесь, удрученный тяжкой думой,
Так разсуждал он сам с собой:
«Что делать мне? От управленья
Меня он хочет отрешить,
Чем добывать мне прокормленье
И как в такой нужде мне быть?
Копать уж землю не могу я,
Ходить с сумой — боюсь стыда.
Так вот как лучше поступлю я,
Все приютят меня тогда».
И должников тогда именья
К себе правитель пригласил,
Вступивши с ним в объясненье,
Он тайно с каждым говорил.
Один сказал: «Я господину
Сто батов масла должен дать»,
А он в расписке половину
Того велел лишь написать.
Другой же молвил: «Я сто кОров
Пшеницы должен возвратить».
И двадцать он без разговоров
Велел ему из них скостить.
Что ж господин того именья?
Он эту хитрость похвалил,
Ему понравилось уменье,
С каким себя тот оградил.
В своих делах народ безчестный
Бывает часто ведь мудрей,
Чем те, что к правде здесь небесной
Стремятся верою своей.
И вы при помощи мамоны
Друзей старайтесь обретать,
Чтоб взяли вас они в дни оны
В селеньях вечных обитать.
Кто верен в малом, и во многом
Тот верность также соблюдет,
Кто ж в малом грешен был пред Богом,
Грешить и в большем будет тот.
Когда ж в мамоне скоротечной
Здесь не далася честность вам,
Кто дар вам истинный и вечный
На небесах поверит там?
И как дадут вам там родное,
Коль расточили вы чужое?
Двум господам одновременно
Никто не может угодить,
Ведь вот что будет непременно
Тогда с слугой происходить:
Возненавидит он другого,
Когда полюбит одного,
Все будет делать для милого —
А для другого — ничего.
Нельзя мамоне вам служить
И в то же время Бога чтить.
Глаголам Господа внимая,
Их стала на смех поднимать,
Корыстолюбием страдая,
Вдруг фарисеев злая рать.
Но Он сказал им в обличенье:
«В людских вы праведны очах,
Но все ведь ваши помышленья
Известны Богу в небесах.
Его святое видит око
Всегда пророков ваших тьму,
И что в глазах людей высоко,
То мерзость гнусная Ему.
Пророков речи и ученье,
Что заповедал Моисей,
Имеют силу и значенье
До Иоанновских лишь дней,
От Иоанна начиная
Открыты к царствию пути,
И всяк, усилье прилагая,
В него теперь бы мог войти.
Но разорятся неба своды,
И мир обрушится земной,
А из закона Царь природы
Черты не вычеркнет одной.
Тот, кто с женою разведется,
Дабы жениться на другой,
К прелюбодеям он причтется
По правде Господа святой.
И с разведенной кто решится
Вступить в сношенья без стыда,
Как любодей да устрашится
Кары Господняго суда.
Человек жил однажды богатый,
Одевался в порфиру, в виссон,
Дорогия построив палаты,
Пировал в них блистательно он.
У ворот же его лежал нищий,-
Люди Лазарем звали его, —
Не имел он ни крова, ни пищи,
А богач не давал ничего,
От трапезы его даже крох
Получить тот бедняк не мог.
Сверх того, он был болен ужасно,
Весь был язвами злыми покрыт,
И был этот страдалец несчастный
Всеми брошен, отвержен, забыт,
Одни псы лишь его посещали
И с нарывов его гной лизали.
Но вот время свое наступило,
Этот нищий скончался, и он
К Аврааму небесною силой
Был на лоно тогда отнесен.
Умер также богач беззаконный,
И был пышен обряд похоронный.
В адской бездне в мученье жестоком
Усмотрел он вдруг оком своим,
В разстоянии, впрочем, далеком
Авраама и Лазаря с ним.
«Сжалься, отче, прошу, надо мною, —
Аврааму богач возопил, —
Скажи Лазарю, чтобы водою
Он конец хоть перста омочил,
И язык остудил мне прохладой,
Я горю в этом пламени весь».
Авраам же сказал ему: «Чадо!
Зачем ищешь ты радости здесь?
Ты успел уже там насладиться,
Но не видел там Лазарь отрад,
И он должен теперь веселиться,
А тебе остается лишь ад.
Да помимо того, между нами
Пропасть страшную Бог положил,
Между нашим и вашим краями
Все пути сообщенья закрыл».
«Так молю тебя, отче, скажи ты, —
Вновь богач Авраама просил, —
Чтобы Лазарь хотя именитый
Дом отца моего посетил.
У меня там пять братьев остались,
Пусть разскажет он им обо всем,
Чтоб та ж участь и им не досталась —
Быть палимыми этим огнем».
«У них есть Моисей и пророки, —
Авраам ему молвил тогда, —
Пусть, им внемля, оставят пороки,
И минует их эта беда».
Но сказал тот, надеясь на чудо:
«Пусть теперь они Бога не чтут,
Но как некто придет к ним отсюда,
Покаянье они принесут».
Авраам же сказал в изумленье:
«Кто не внемлют пророкам святым,
Не уверуют те в воскресенье,
Если мертвые явятся к ним».

Глава 17

Учеников своих в дни эти
Так поучал Господь земли:
«Не может быть того на свете,
Дабы соблазны не пришли,
Но горе тех однако ждет,
Через кого соблазн придет.
Ужасно с камнем быть на шее
В волнах потоплену морских,
Но участь тех еще страшнее,
Кто соблазняет малых сих.
Итак, следите за собою,
Грех тщитесь в корне прекратить,
И если твой перед тобою
Дерзнет в чем-либо согрешить,
Ты обличи его сурово,
Пусть он вину свою поймет,
И коль твое он внявши слово,
К тебе с раскаяньем придет,
Прости его без замедленья.
Пусть в день семь раз он согрешит,
Но раз попросит он прощенья,
Не помни зла его обид».
«Умножи веру в нас, Учитель», —
Тут ученик один сказал.
И вот в то время что Спаситель
Им всем на это отвечал:
«С зерно горчичное хотя бы
Вся сила веры в вас была,
Творить могли вы и тогда бы
Необычайныя дела,
Тогда б вы дереву сказали:
«Исторгнись, в глубь иди морей», —
И исполненье увидали
Вы воли тотчас бы своей.
Но кто из вас, раба имея,
Когда вернется он с полей,
Ему сказали бы: «Сядь скорее
И, отдыхая, ешь и пей».
Напротив, он его обяжет
Себе сначала ужин дать,
«Служи мне!» — он ему прикажет,
Пока я буду хлеб вкушать,
И лишь окончивши служенье,
Ты можешь сам и пить, и есть».
Никто рабу благодаренье
И не подумает принесть
За то, что он исполнил точно
Все приказания его.
Когда душою непорочной
И вы Владыки своего
Все повеленья сотворите,
Тогда, храня свои умы,
Смиренным сердцем говорите:
«Рабы не стоящие мы.
Мы то лишь сделали сейчас,
Что долг заставил сделать нас».
В те дни, когда в Сион Мессии
Угодно было восходить,
То близ пределов Самарии
Ему тогда пришлося быть.
В пределах этих отдаленных,
В полях селенья одного,
Толпились десять прокаженных
В скорбях недуга своего.
Когда толпою окруженный
Господь к селенью подходил,
Десяток этот прокаженный
К нему навстречу поспешил.
К стопам Целителя святого
Они припали б в тот же миг,
Но яд недуга их лютого
Мог перейти бы на других,
И стали громко издалека
Взывать к Спасителю они:
«Спаси от муки нас жестокой,
Жизнь нам, Учитель, сохрани».
Господь любви и состраданья
Решил помиловать больных,
Но, соблюдая предписанья,
Послал к священникам Он их.
И, приказанье исполняя,
Толпа их тотчас же пошла,
Но по дороге язва злая
Внезапно с тел у них сошла.
Увидев чудо исцеленья,
Один из этих десяти,
Воздав Всевышнему хваленье,
К Христу назад решил пойти.
И, пав на землю, поклоненье
Перед Христом он совершил,
От всей души благодаренье
За дар чудесный приносил,
А родом он неверный был,
Из самарян происходил.
Тогда сказал Господь созданья:
«Избавил Я десятерых
От мук ужасного страданья,
Так где же десять остальных?
Ужель не чувствовали нужды
Они почтить Меня хвалой,
Как инородец этот чуждый,
Враг нашей родины святой?»
И встать ему повелевая,
Господь сказал: «Иди домой,
И знай, что вера лишь живая
Тебя спасла от язвы той».
Раз был фарисеями спрошен Христос:
«Когда же откроется царство святое?»
Такой дал ответ Он на этот вопрос:
«Не может заметить то зренье людское,
Не скажут: вот здесь оно, или вон там,
И вот среди вас уж есть царство Христово».
При этом заметил Он ученикам:
«Дни времени, знаю, наступят лютого,
И вашим захочется скорбным сердцам
Хоть день один светлый Христа увидать,
Вам скажут: вот здесь Христос иль вот там,
И будут с собой вас туда увлекать.
Но вы на своих оставайтесь местах,
Во след не ходите поспешно за ними,
Как молния ведь лишь блеснет в небесах
И все освещает лучами своими,
Так Сын Человеческий будет в день свой.
Но должен сначала Он много мученья
Понесть от неправды и злобы людской,
И это отвергнет Его поколенье.
И будет во время явленья Христа
Так точно, как некогда было в дни Ноя:
Безпечно свои проводило лета
Тогда развращенное племя людское,
Все пили и ели, женились тогда
До дня, как в ковчеге Всевышний скрыл Ноя,
А всех остальных потопила вода,
Безследно сгубивши все семя их злое.
И как во дни Лота безумный народ,
Питьем и едой веселясь, услаждался,
Не зная о гибели, что его ждет,
Постройкам, посевам, торгам предавался
До дня, когда вышел из города Лот,
А их погубил всех дождь огненно-серный.
Так будет и в дни те, как в мир сей придет
Христос в своей силе и славе безмерной.
Тогда кто на кровле, тот в дом не сходи,
Чтоб вещи свои взять оттуда с собою,
И тот, кто на поле, назад не иди,
Всяк помни, что с Лотовой было женою.
Кто средствами к жизни начнет дорожить,
Тот жизнь в эти злыя погубит мгновенья,
А кто их не будет жалеть и хранить,
Тому жизнь дарует Владыка творенья.
В ту ночь двое будут в постели одной,
Взят будет один из них правдою строгой,
Но в те же минуты для жизни другой
Оставится милостью Господа Бога.
И две будут женщины вместе молоть,
Одна судом Божьим отсюда возьмется,
Другую ж оставит в то время Господь,
Как суд Его правый над миром начнется.
И двое на поле той будут порой
Взят будет один там, оставлен другой».
«Где ж, Господи?» — некто тогда вопросил.
«Орлы там слетятся, где есть им питанье», —
Такой от Христа он ответ получил
В то время себе и другим в назиданье.

Глава 18

Чтоб они не унывали,
Чтоб молитвой отгонял
Каждый тьму своей печали,
Притчу им Господь сказал:
«Был судья несправедливый
Как-то в городе одном,
Все попрал он, нечестивый,
В развращении своем.
Не боялся Провиденья,
Пред людьми не знал стыда,
Издевался без зазренья
Над святынею суда.
В том же городе вдовица
Беззащитная жила,
Только Божия десница
Ей опорою была.
Злые люди причиняли
Ей обиды, что ни день,
Оскорбляли, притесняли
Все, кому была не лень.
И судью молила слезно
Эта бедная вдова,
Чтоб суда он силой грозной
Оградил ея права.
Очень долго беззаконный
Ей правитель не внимал,
Но слезами утомленный,
Наконец в себе сказал:
«Хоть в душе моей жестокой
Правды свет совсем угас,
Но вдовице одинокой
Помогу на этот раз:
Эти вопли и моленья
Отравляют мне покой,
И нет больше мне терпенья
Слушать их несносный вой».
Так сказал судья безчестный,
Потерявший страх и стыд.
Так ужели Царь небесный
Тем суда не сотворит,
Кто к Нему возводят очи
С упованием святым,
Молят небо дни и ночи
Сердцем страждущим своим?
Долго терпит Он, но вскоре
Защитит сынов своих,
Горьких слез осушит море,
Прекратит страданья вмиг.
Но когда в края земные
Для суда Господь придет,
Много ль веры в дни те злые
Он в людских сердцах найдет?
Безумцев тех, что почитали
Себя за праведных людей,
Господь однажды вразумлял,
И чтоб они не презирали
Других по гордости своей,
Такую притчу им сказал:
«Раз с мытарем одновременно
Вошел в храм Божий фарисей
И, став в виду у всех надменно,
Молился так в душе своей:
«Я возношу Тебе хваленье,
О всемогущий Царь веков,
Что чту я все Твои веленья,
Что пред Тобой я не таков,
Как прочий люд грехолюбивый
Иль как безчестный мытарь тот.
Я срам блуда отверг брезгливо,
Презрел корысть, неправды гнет.
В неделю дважды я говею,
Постом смиряю плоть мою,
Своих доходов не жалею,
Все десятины с них даю».
А мытарь тот стоял далеко
И, помня гнусность прежних дел,
Моляся Богу, даже ока
Возвесть на небо не хотел,
Не докучал и словом лишним,
Но бил себя со скорбью в грудь,
Лишь так взывая пред Всевышним:
«О Боже! Милостив мне будь».
И перед правдою Господней
Тоска его души была
Всех жертв приятней и угодней,
Чем фарисеева хвала.
И всех, кто будет возноситься,
Господь унизит и смирит,
А кто душой пред ним смирится,
Тех славой вечною почтит.
Ученики не пустили
К Господу как-то детей,
Тех, что к Нему приносили
Люди по вере своей.
Строгое им замечанье,
Тех пригласивши детей,
Сделал Владыка созданья:
«Речи внимайте Моей,
Деток ко мне не мешайте
Несть неразумьем своим,
Царство небесное, знайте,
Дарует Бог таковым,
И кто не примут, как дети,
Света учений Моих,
Люди надменные эти
В царстве не будут святых».
К Иисусу начальник один приступил,
«Что мне делать, Учитель благий, — он спросил,
Дабы жизни мне вечной наследовать свет?»
И такой от Христа получил он ответ:
«Называешь благим ты Меня неуместно,
Благ один лишь Отец и Владыка небесный,
И ты знаешь святые Его повеленья:
Берегися убийства, разврата, хищенья,
На собратьев своих клеветать не дерзай
И родителей всею душой почитай».
«С самой юности это я все соблюдал», —
Иисусу начальник надменно сказал.
Он же, речь услыхавши того господина,
Отвечал: «Остается тебе лишь едино:
Должен ты распродать все свое достоянье,
Чтоб на небе богатство за то получить,
И со Мною ты должен отныне ходить».
То услышав, начальник душой заскорбел,
Ибо очень большое богатство имел.
И начальника скорбь увидавши немую,
Иисус речь повел в те минуты такую:
«О, как трудно имущим богатство земное,
Войти, — молвил Он, — в Божие царство святое,
Сквозь игольныя уши верблюду пройти
Легче, чем богачу в его славу войти».
«Кто же может спастися?» — сказали Ему.
Он заметил тогда вслух народу всему:
«То, что разум людской невозможным считает,
Легко Божия благость и мощь совершает».
Сказал Симон Спасителю тою порою:
«Вот оставивши все мы пошли за Тобою».
Молвил Он: «Тот, кто с дом родным и семьей
Разлучиться для царствия твердой душой,
Благ во много раз больше в век сей обретет
И получит жизнь вечно блаженную тот».
Потом учеников Иисус поучая,
Так сказал: «Вот пред нами столица святая,
И исполнится скоро все то надо Мною,
Что пророки писали былою порою:
Буду предан в Сионе язычникам Я,
Осмеют, оскорбят, оплюют здесь Меня,
Буду бит и убит Я по злобе людей,
Но чрез три дня воскресну Я силой Своей».
Но такого не понял никто поученья,
Скрыт остался для всех его смысл и значенье.
Когда к стенам Иерихона
Уже Спаситель подходил,
Сидя, слепец во время оно
Здесь подаяния просил.
Услышав шум толпы идущей,
«Что это значит?» — он спросил,
«Идет Целитель всемогущий», —
Народ слепому объяснил.
И верой в Господа живою
Объятый, начал он взывать:
«О, сын Давидов, надо мною
Яви Свою Ты благодать!»
Тогда иные иудеи
Его просили замолчать,
Но продолжал еще сильнее
Он то же Господу кричать.
Остановившись, Царь созданья
Позвать слепого приказал.
Когда ж, исполнив приказанье,
Тот пред Его очами стал,
Сказал ему Благословенный:
«Чего ты хочешь от Меня?»
А тот ответил дерзновенно:
«Прозренья лишь желаю я».
И молвил властно Царь творенья:
«Прозри и знай, что верой ты
Обрел чудесное спасенье
От неизбывной слепоты».
И нищий тот прозрел в мгновенье,
Пошел за Господом он вслед
И возносил Ему хваленье,
Что дал его очам Он свет.
Увидев чудо, и народ
Благославлял Царя щедрот.

Глава 19

Иерихон Иисус проходил,
Некто Закхей тогда в городе жил,
Располагая большими деньгами,
Был он начальником над мытарями.
Сильно Христа он увидеть желал,
Но, к сожалению, ростом был мал,
Скрыт был Спаситель толпою несметной,
И то желанье осталося тщетно.
Мытарь вперед потому поспешил,
Влезть на смоковницу ту он решил,
Мимо которой тогда непременно
Должен пройти был пророк вдохновенный.
Как Иисус на то место пришел,
То на смоковницу взоры возвел
И, увидавши на ней Он Закхея,
Так повелел ему: «Слезь поскорее,
Быть Мне сегодня в дому твоем надо».
Спешно тот слез и с великой отрадой
Принял в свой дом Иисуса в час тот.
Но зароптал тогда сильно народ,
Что Христос грешнику дал предпочтенье.
И, услыхавши такие сужденья,
Молвил Закхей Иисусу в тот миг:
«Я половину имений своих
Братии бедной отдам в обладанье,
Если ж чужое я взял достоянье,
Вчетверо больше, чем взято, отдам».
Выступил с словом Спаситель здесь Сам:
«Ныне пришло сему дому спасенье,
Остановите же речь осужденья,
Сын Авраама притом он родной,
Как из судей его строгих любой,
И наконец всем да будет известно,
Что Я пришел сюда с выси небесной
Души погибшия Богу взыскать
И свет спасения им даровать».
Как слову Христа все внимали,
Он притчу такую сказал,
В толпе ведь тогда ожидали,
Что так как Он путь направлял
В пределе столицы священной,
То тотчас Мессией Он в ней
Объявит себя непременно
На радость всех верных людей.
«Раз некто из знати высокой, —
Так начал Господь говорить, —
В край должен был ехать далекий,
Чтоб царство себе получить
И в край свой опять возвратиться.
И перед отъездом своим
К себе приказал он явиться
Рабам своим десятерым.
Такое он дал порученье
По мине вручив тем рабам:
«До дня моего возвращенья
Дать дело старайтесь деньгам».
И отбыл владыка в те дали.
А граждане края того
К нему отвращенье питали,
И после отъезда его
Посольство они снарядили.
«Усердно мы просим о том, —
Так эти послы говорили, —
Чтоб не был у нас царем».
Но просьбу отринули эту,
Тот царство себе получил,
И в край свой вернувшись, к ответу
Рабов тех к себе пригласил.
Явился один к господину
И смело ему доложил:
«Я в дело пустил свою мину
И десять других к ним добыл».
Сказал царь: «Прекрасно, раб верный,
Своих не жалел ты трудов,
Ты в малом служил мне примерно,
Дам десять тебе городов».
Другой же, представ пред очами
Царя своего, сообщил:
«Тебе я своими трудами
Пять мин, Повелитель, скопил».
И этого царь похвалил
И пять городов подарил.
А третий с гордыней великой
Властителю края сказал:
«Вот мина твоя, мой Владыка,
Ее я в платке сберегал.
Боялся тебя я, известно,
Что там, где не сеял, ты жнешь
И там, где не клал ты, безчестной
И жадной рукою берешь».
«Твоими устами, лукавый,
Я буду тебя обличать:
Ты ведал души моей нравы,
Что все я люблю забирать,
Так что ж моего серебра ты
Отдать не хотел в оборот?
Ведь я, возвратившись, богатый
С того получил бы доход»,
Так гордому царь отвечал,
Потом предстоящим сказал:
«Бездельника злого лишаю
И мины единственной я,
Тому эту мину вверяю,
Кто десять скопил для меня.
Кто много богатства имеет,
К тому еще больше течет,
У тех же, кто малым владеет,
Последнее прочь отойдет.
Врагов же моих, что желали
Тогда меня царства лишить
И даже послов отправляли
О том, кого надо, просить,
Ко мне их сюда приведите
И передо мною сейчас
Их злую толпу заколите».
Окончив Спаситель разсказ,
К столице Свой путь продолжал.
Когда ж подошел Повелитель созданья
К Висфагьи и рядом лежащей Вифаньи,
К горе, что народ Елеонскою звал,
Двух учеников Он, избравши, послал,
Такое посланникам дав повеленье:
«Идите в лежащее против селенье,
При входе найдете осленка вы в нем,
Никто на осленке не ездил на том,
Ко мне, отвязавши, его приведите.
Коль будут вам то запрещать, вы скажите,
Что требует сам Вседержитель осла».
Отправилась эта чета и нашла
Все, как от Христа только что услыхала,
Но как лишь осленка отвязывать стала,
Хозяева начали то возбранять,
Но так отвечали они, как сказать
Учил перед тем их Владыка созданья.
Приведши животное то, одеянья
Свои возложили они на него,
И сел Иисус на осленка того.
И, как все, к столице свой путь направляли,
Одежды тогда пред Христом постилали.
Когда ж с Елеона спускался народ,
Все ученики Иисуса в час тот
В восторге и радости Господа стали
За все чудеса прославлять, что видали,
И чтили Христа громогласной хвалой:
«Ты Царь достославный, Мессия святой,
Идешь Ты нам славу, и мир, и спасенье
Дать именем мощным Владыки творенья».
Тогда фарисеи Христа запретить
Просили такия хвалы возносить.
Он молвил: «Они прекратят прославленье,
Так будут хвалить Меня эти каменья».
Когда же увидел Иерусалим,
То молвил Спаситель, заплакав над ним:
«О если бы ведал ты в эти мгновенья
Что должно принесть тебе мир и спасенье,
Но то для твоих не открыто очей.
Но близки уж беды тех пагубных дней,
Когда окруженный от всюду валами,
Жестоко стесненный лютыми врагами,
Ты будешь с своими детьми истреблен,
И камня на камне, несчастный Сион,
В тебе не оставят за то преступленье,
Что Божия ты не познал посещенья».
Когда же явился Спаситель в Сион,
То начал из храма торгующих он
Всех властной рукой изгонять и сурово
Учить их: «Ведь в книгах писанья святого
Написано: «Храм Мой — молитвы есть храм», —
У вас же убежищем стал он ворам».
Учил ежедневно потом Он во храме,
Законники и архиреи с властями
Искали, но тщетно Его погубить:
Народ не хотел от Христа уходить,
Внимая святому ученью Его.

Глава 20

Когда в один из тех дней был Он в храме,
Благовествуя здесь учил народ, —
Архиереи, книжники с властями
К Нему толпою в час явились тот.
«Какою властью творишь Ты это?» —
Собор неверный их Христа спросил,
А Он, не удостоив их ответа,
Им Сам вопрос в то время предложил:
«Скажите Мне: крещенье Иоанна
От Бога ли пришло иль от людей?»
Вопрос такой услышавши нежданно,
Они так мыслили в душе своей:
«Когда ответим мы Ему: «От Бога», —
Он скажет: «Что ж отвергли вы его?»
А если скажем: «От людей», — то строго
Осудит нас народ, и он того
Не вытерпев, побьет нас всех камнями,
Ведь верил он, что Иоанн — пророк.
И молвил их кагал: «Не знаем сами».
Тогда в ответ Спаситель им изрек:
«И Я о том не буду говорить,
Кто власть Мне дал здесь так творить».
Тут притчу толпе Он сказал в поученье:
«Один человек виноградник развел,
В наем виноградарям сдав насажденье,
Хозяин на долгое время ушел.
Когда ж наступило урочное время,
Раба за плодами послал своего,
Но тех виноградарей злобное племя
Избивши, ни с чем отослали его.
Другого раба к ним хозяин отправил,
С ним так же они поступили, как с тем.
Отправиться третьего к ним он заставил,
И был он избит лишь и выгнан ни с чем.
«Что ж делать теперь мне? Попробую сына
Послать к ним родного, — хозяин решил, —
Быть может, почтит его злая дружина».
И сын в виноградник отца поспешил.
Но те, увидавши хозяйского сына,
Так начали между собой говорить:
«Наследник он нашего ведь господина,
Убить его надо, чтоб все захватить».
И слово они привели в исполненье,
Вне сада злодеи убили его.
Что ж сделает с ними хозяин именья?
Конечно, кровь сына отмстит своего:
Придет и погубит злодеев сурово,
А свой виноградник поручит другим».
Сказал тогда кто-то такое вдруг слово:
«Храни нас, Господь, милосердьем Своим!»
А что означает святое писанье:
Тот камень, что зодчими выкинут был,
Чудесно основою сделался зданья.
Взглянув на толпу, Искупитель спросил:
«Кто сам на тот камень падет безрассудно,
Глупец разобьется весь вдребезги тот,
И всякаго камень раздавит тот чудный,
Над чьей он безумной главой упадет».
Христовы враги догадаться сумели,
Что в притче Своей говорил Он об них,
И очень схватить Иисуса хотели,
Но только толпы побоялись в тот миг.
И вот осторожно они подослали
К Христу Иисусу коварных людей,
Но коих за праведных в дни те считали,
Дабы они хитростью подлой своей
На слове публично Его уловили,
Чтоб после Пилату донос предъявить
Они на Него в состоянии были,
И так через римскую власть погубить.
И стали те люди лукавые льстиво,
Христа окруживши, Ему говорить:
«Мы знаем, что учишь всегда Ты правдиво,
Ты лицеприятья не можешь сносить
И истину Божию только вещаешь,
И нам от Тебя бы хотелось узнать,
Как Ты, наш Учитель святой, полагаешь,
Возможно ль нам Кесарю подать давать?»
Но, зная их хитрость, Учитель небесный
Так тем лицемерам ответил тогда:
«Меня вы поймать лишь хотите безчестно,
Но дайте Мне римский динарий сюда.
Чей это портрет здесь и чье надписанье?» —
Увидев монету, спросил их Христос.
«Нет спора, что Кесаря», — злое собранье
Ему отвечало на этот вопрос.
«Так собственность Кесаря вы без сомненья
Ему возвращайте, — заметил Он им, —
А чем нам чтить Господа должно творенья
Ему воздавайте всем сердцем своим».
И этот кагал не сумел беззаконный
Ни в чем пред толпою Иисуса поймать,
И мудрым ответом Его удивленный,
Позорно он был принужден замолчать.
Но вот пришли саддукеи толпою,
Что в воскресенье не верят людей,
И обратилися с речью такою:
«В древности нам повелел Моисей:
Коль умереть человеку случится,
После себя не оставив детей,
Брат на вдове его должен жениться,
Чтоб ему семя возставил он с ней.
Семь было братьев однажды на свете,
Умер бездетным один, и с вдовой,
Строго храня предписания эти,
Жить принужден был, конечно, второй.
Скоро и этот бездетным скончался,
Третий был должен ту женщину взять,
Так семерым всем тот жребий достался —
С нею в общение брака вступать.
И нам желательно знать Твое мненье,
Чьею женою придется ей быть
В дни как наступит людей воскресенье,
Ведь семерым с ней случилося жить?»
Так им ответил Спаситель на это:
«Люди живут теперь жизнью плотской,
Кто же достигнут грядущего света,
Жизни сподобятся те не такой.
Брак отпадет там и смертное тленье,
Люди там ангелам будут равны,
Свет удостоясь узреть воскресенья,
Жить они станут, как Божьи сыны.
А что настанет в свой срок воскресенье,
И Моисей вам на то указал,
Богом отцов он Владыку творенья
В книге своей в одном месте назвал.
Но ведь Создатель веков присносущий
Не мертвецов Он Господь, а живых,
Всем шлет рукою Своей всемогущей
Жизнь и нетленье из недр Он Своих».
Этот ответ похвалили иные
Книжники даже, и злая их рать
Больше не смела вопросы такие
Господу дерзко в те дни предлагать.
«Чтите Христа вы Давыдовым сыном», —
Сам искуситель тогда им сказал.
Как же Давид сам Его господином
В этом псалме вдохновенном назвал:
«Бог возвестил Моему Господину:
Ты одесную Меня возседать
Будешь до тех пор, пока не отрину
Злых Я врагов Твоих темную рать
И обращу для Тебя их в подножье,
Если ж Давид господином назвал
Благословеннаго вестника Божья,
Значит, он сыном Его не считал».
«Так берегитесь же, — всем в назиданье
Начал Спаситель тогда говорить, —
Книжников, в длинном они одеянье
С глупым тщеславием любят ходить,
И сесть на первом стараются месте
Там, где собранья бывают людей,
С жадностью ищут приветов и чести
Средь многолюдных себе площадей,
Хитро вдовиц поедают именья,
Долго молитвы творя на показ,
Горшее ждет их за то осужденье
В тяжкий возмездья суроваго час».

Глава 21

Смотря, как деньги в храмовую
Казну народ богатый клал,
Господь и женщину вдовую
Одну здесь также увидал.
И усмотрел Благословенный,
Что две лепты всего она
Вложила Господу смиренно,
Нуждой великой стеснена.
«Она, — сказал Господь Всевышний, —
Внесла всех больше богачей,
Те дали свой достаток лишний,
Она ж от скудости своей
Все положила достоянье
Свое для Господа созданья».
Сказали Господу о храме
Тогда одни из бывших здесь,
Что дорогими он камнями
И украшеньем блещет весь.
«Придут, — сказал Он, — дни лютые,
И красоты не будет тут,
На камне камня люди злые
Здесь не оставят, все сметут».
«Когда ж то будет? — те сказали, —
И даруй признак нам, Христе,
Дабы, им пользуясь, мы знали,
Что приближаются дни те».
Сказал Господь на это им,
«Возстанет много в те мгновенья
Людей под именем Моим.
«Открылось царствие святое», —
Из уст послышится их речь.
Но вы останьтеся в покое,
Себя не дайте им увлечь.
Не бойтесь также в те минуты,
Когда до вас достигнет слух,
Что начались возстаний смуты
И разразятся войны вдруг.
Конечно, это все случится,
Но не тотчас конец придет,
На племя племя ополчится,
Царь на царя тогда пойдет.
Болезни, глад, землетрясенья
Во многих явятся местах,
Необычайные явленья
Произойдут на небесах.
Но и до этого вам муки
Придется много испытать,
Враги на вас возложат руки
И будут вас жестоко гнать.
Из-за Меня вас в синагоги
Без сожаленья повлачат,
Свирепо в тюрьмы и остроги
В то время многих заключат,
И поведут к земным владыкам,
К царям, правителям, князьям,
И в озлоблении вам диком
Чинить вопросы будут там.
Но то прошу запомнить твердо:
Вы не заботьтесь наперед,
Что вам сказать пред властью гордой,
Как перед нею дать отчет.
Я мудрость вам, уста такия
Намереваюсь даровать,
Что перед ними никакие
Враги не могут устоять.
И предадут на смерть вас низко
Тогда родители с семьей,
Родные все, приятель близкий —
Все ради истины святой
На вас в один возстанут голос,
Возненавидят всей душой,
Но с головы у вас и волос
Не упадет порою той.
Великой силою терпенья
Найдете вы себе спасенье.
Когда же будут ополченья
К Ерусалиму подступать
Со всех сторон, то запустенья
Ему тогда не миновать.
И из пределов Иудеи
Пусть в горы все тогда бежат,
Из стен же города скорее
В места другия поспешат.
И кто ушел тогда в селенья,
Обратно в город не стремись:
Дни для него пришли отмщенья,
Дабы писания сбылись.
И горе женщинам непраздным
В теченье эти будет дней,
А также матерям несчастным,
Что кормят грудию детей.
Великий гнев на род неверный
Тогда от Господа придет,
Нуждой и скорбью безпримерной
Ему на голову падет.
Убьют иных враги лютые,
Других в позорный плен возьмут,
В края далекие, чужие
По всем народам разведут.
Ерусалим же под пятою
Народов будет до тех дней,
Когда десницею святою
Власть прекратит их Царь царей.
И небывалые явленья
В светилах будут в дни тех лет,
И в муке все недоуменья
От этих будут злых примет.
И зашумит, волнуясь, море,
И чуть жив будет род людской
В предчувствьи тяжких бед и горя,
Какие в мир грядут земной.
Тогда-то род увидит блудный:
Сын Человеческий идет,
Сияя силой, славой чудной,
На облаках с Своих высот.
Когда ж начнутся те явленья,
То вы ободритесь душой:
Они несут вам избавленье
Своею грозной тяготой».
Учил и притчею такою
Спаситель слушателей тут:
«Вам зрится лето той порою,
Когда смоковницы начнут
И все деревья распускаться.
Подобно этому, и тут,
Когда начнет все то сбываться,
То это значит, что грядут
Дни царства Божья. Поколенье
Не пройдет это, как его
Уж ясно будет наступленье,
И верно слова Моего,
И непреложно предсказанье:
Падет небес могучий свод,
Земные рухнут основанья,
Оно ж свершиться, не минет.
А потому себе внимайте,
Не забывайте о дне том,
Своих сердец не отягчайте
Ни объяденьем, ни вином.
Умерьте хлопоты земныя
И суету пустых тревог,
Дабы те бедствия лютыя
Не захватили вас в врасплох.
День тот постигнет люд безпечный,
Как ловит сеть иль западня,
Итак молитвою сердечной
Себя на всякий час храня,
Просите, бодрствуя душою,
Чтоб тех вам бедствий избежать
И перед славою святою
Моею в радости предстать».
Спаситель в храме пребывал,
В то время днем народ учил,
А как спускалась тьма ночная,
На ту Он гору уходил,
Что Елеонской называли,
И проводил все ночи там.
А утром снова прибывали
К Нему толпы, дабы словам
Его учения внимать.

Глава 22

Дни праздника Пасхи уже наступили,
А власти убить Иисуса искали,
Но только боялась их злобная рать,
Что может насилье народ взволновать.
Но тут, сатанинским поддавшись внушеньям,
Иуда явился вдруг к ним с предложеньем,
И начал свой замысл он им раскрывать,
Как Господа тайно им в руки предать.
И радости те перед ним не скрывали,
Дать денег охотно ему обещали,
И слово безумец начальникам дал,
К предательству случая только искал.
А в день, когда Пасху справлять начинают,
Священнаго агнца к столу закалают,
Петра с Иоанном Спаситель позвал,
Все нужное к Пасхе достать приказал.
«Ступайте вы в город, — сказал им Учитель, —
И вас у ворот его встретит служитель,
Кувшин на себе он с водою несет,
Идите за ним, и куда он войдет,
Скажите хозяину домовладенья:
«Учитель велел тебе дать помещенье,
Где мог совершить бы Он праздник святой».
И зал вам покажет тогда он большой,
Богатый и устланный всюду коврами».
Все с этими точно согласно словами
Апостолы в город отправясь, нашли,
Что нужно для праздника, все припасли.
С двенадцатью вместе в час обыкновенный
Спаситель возлег у трапезы священной.
«О, как пред страданьем, — тут Он им сказал, —
Вкусить с вами Пасхи Я этой желал,
Уж Мне ведь вкушать ее здесь не придется,
Лишь в царствии Божьем Мне то доведется».
Взяв чашу, затем Он хваленье воздал,
Подав, разделить ее всем приказал.
«А Мне уж не пить от плода винограда,
Пока не настанет Мне царства отрада», —
Заметил при этом Владыка Христос.
И, хлеб также взявши, хвалу Он вознес,
Потом, преломивши, апостолам дал.
«Хлеб этот есть тело Мое, — Он сказал, —
Для вашей Я жизни его отдаю,
Вкушайте ж всегда его в память Мою».
Когда же вечерю Он кончил святую,
То подал апостолам чашу другую,
Сказавши им: «Чаша священная эта
Есть кровь Моя новаго людям завета.
Но вот здесь коварный предатель со Мной
Теперь возлежит у трапезы одной.
Мой путь, как указано Богом, идет,
Но злая все ж участь предателя ждет».
И каждый другого тут стал вопрошать:
«Не ты ли Учителя хочешь предать?»
Был спор средь апостолов также излишний,
Кому из них власти даст больше Всевышний.
«Владыки земные людьми обладают,
Их как благодетелей все величают,
Средь вас же всяк старший будь как молодой,
И всякий начальник да будет слугой,
Я должен среди вас быть, как возлежащий,
Но вот Я пред вами здесь точно служащий,
Так Мне подражайте», — Господь им сказал.
Потом в ободрение так продолжал:
«Во всех вы напастях прибыли со Мною,
И славы великой Я вас удостою:
Вы сядете вместе со Мной и Отцом,
Чтоб пищу вкушать за единым столом,
На тронах вы будете все возседать
И верным народом Моим управлять».
Но вдруг здесь к Петру обратился Спаситель
И молвил со скорбью: «Вот злой искуситель
Намерен вас сеять, как зерна пшеницы,
Но Я испросил у Господней десницы,
Чтоб свет в тебе веры совсем не пропал,
Чтоб братьев, покаявшись, ты утверждал».
А Петр Ему молвил с гордыней слепой:
«Пойду я в темницу и на смерть с Тобой».
Но грустно на это Спаситель заметил:
«И песни своей не подаст еще петел,
Как ты от Меня отречешься трикратно».
Затем Он припомнил тот год благодатный,
Как Он посылал проповедовать их:
«Тогда вы запасов с собой никаких
В своих кошельках и мешках не имели,
И все ж недостатка ни в чем не терпели,
Теперь же пусть всяк запасется мешком
И если возможно, то даже мечом.
Исполниться должно словам ведь святым:
Христос был причислен к преступникам злым,
И что о Мне писано в годы былые,
Все должно свершиться во дни эти злые».
«У нас два ножа есть», — тут некто сказал.
«Довольно», — на это Господь отвечал.
Потом, как обычно, с семьей Своей он
Из города вышел к горе Елеон.
Прибывши на место, Владыка творенья
Сказал им: «Молитесь не впасть в искушенье».
А Сам, удалившись от них не на много,
Молил на коленах Всещедраго Бога:
«О, если бы, Отче Мой, чашу страстей
Пронес от Меня Ты десницей Своей,
Но, впрочем, да будет в том воля Твоя,
Пусть будешь Ты в этом судьей, а не Я».
И ангел небесный Ему вдруг предстал,
Дух силой нездешней Ему подкреплял.
И был Искупитель в великом боренье,
Но тем напряженней слал к Богу моленье,
Пот крупный на землю с лица Его лил,
На капли он крови густой походил.
Молитву окончив, к своим Он приходит,
Но спящими их от печали находит,
«Отбросьте, — сказал Он, — плотския влеченья,
Молитеся, чтобы не впасть в искушенье».
Но речи еще Он не кончил Своей,
Явился Иуда с толпою людей,
Он шел впереди всех, и как увидал,
Тотчас же лобзание Господу дал.
И молвил Спаситель: «Так вот чем — лобзаньем —
Меня отсылаешь ты к смертным страданьям».
Апостолы ж, видя насилье кругом,
Решили и сами ударить мечом,
И правое ухо рабу архирея
Отсек из них некто, собой не владея.
«Оставьте, довольно, — Христос возгласил
И ухо больное рабу исцелил.
Властям же, пришедшим с толпою тогда,
Сказал: «Как злодея пришли вы сюда
Схватить Меня силой с дрекольем, с мечами,
Но каждый ведь день Я у вас был во храме,
И взять не хотели Меня вы в тот раз,
Теперь же власть тьмы и насилия час».
Тут люд их Его к архирею повел,
И Петр за Ним робко поодаль все шел,
Костер разведя, у огня он разселся,
И он, вместе с ними присев, также грелся.
Всмотрелась в него здесь служанка одна,
«Он был с Иисусом», — сказала она.
«Не знаю Его я», — рабе он ответил.
Но скоро другой ему некто заметил:
«Наверное, с ними ты в обществе был».
«Нет, это неправда все», — Петр возразил.
Но вот еще времени час пролетело,
И третий тут начал доказывать смело:
«С Ним он непременно компанию водит,
Из стран Галилейских ведь он происходит».
Петр начал пред ним отрекаться, но вдруг
Запел на дворе громогласный петух,
Господь же взглянул на Петра в те мгновенья,
И вспомнил он тотчас его предреченье.
И, выйдя с двора архирейскаго вон,
Заплакал слезами обильными он.
А стражи, что Господа крепко держали,
С насмешками злыми Его оскорбляли,
Удары Ему по лицу наносили,
Закрыв Ему очи, потом говорили:
«Скажи нам, могучий и вещий Христос,
Кто это Тебе заушенье нанес?»
И много других позволяли хулений
Безумные люди Владыке творений.
А утром вся власть собралася, и Он
Тогда был в их суд для допроса введен.
«Скажи нам, Ты верно ль Христос», — на совете
Его вопрошали начальники эти.
«Когда на вопрос ваш отвечу Я вам,
Вы веры Моим не дадите словам,
А если с вопросом Я Сам обращуся,
Ответа, конечно, от вас не дождуся,
И суд все равно не отпустит Меня.
Одно лишь скажу вам, что с этого дня
Сидеть одесную Господней державы
Я буду», — ответил Господь величаво.
«Итак, Ты — Сын Божий?» — вновь суд допросил.
«Да, то несомненно», — Господь подтвердил.
«На что нам свидетели? — судьи сказали, —
Когда Его слово мы сами слыхали».

Глава 23

И синедрион их тотчас вместе с Ним
Пошел весь к Пилату с доносом таким:
«Он, как нам известно, народ возмущает
И кесарю дани платить запрещает,
Себя именуя Мессией царем».
Пилат допросил Иисуса, но в Нем
Вины никакой не нашел. Архиреи
Вновь стали Христа обвинять: «С Галилеи
Начавши, повсюду мутит Он народ».
Но о Галилее услышал лишь тот,
Так Господа к Ироду тотчас отправил,
Он праздника ради удел свой оставил
И прибыл со свитою в древний Сион.
Давно о Спасителе слышал уж он,
И рад был увидеть Его пред собою,
Надеялся также, что мощной рукою
И чудо Господь сотворит для него.
И долго разспрашивал Ирод Его,
Но не дал Господь никакого ответа.
И члены еврейскаго также совета
Здесь были, и злых не жалели речей,
И Ирод, озлобясь со свитой своей
И вняв клевете иудеев презренной,
Над Господом стал насмехаться надменно.
И душу насытивши гнусным деяньем,
Он светлым Христа облачил одеяньем,
И снова к Пилату Его отослал,
И другом с тех пор он правителю стал,
А прежде он в ссоре был с ним неприятной.
Пилат же, Христа получивши обратно,
К себе архиреев с народом позвал,
И так им о деле Христовом сказал:
«Ко мне человека того привели вы,
Как злого мятежника. Я справедливо
Пред вами изследовал дело Его,
Но злостного в Нем не нашел ничего.
Я к Ироду с вами Его посылал,
И он в Нем вины никакой не сыскал.
Итак, Я подвергну Его наказанью,
И выпустить тотчас отдам предписанье».
Пилат же обязан был им без того
В пасхальный день узника дать одного,
И вопль он услышал: «Варавву нам дай,
А этого смерти немедля предай».
Варавву ж держали тогда в заключенье
За смертоубийство во дни возмущенья.
Желая свободу Спасителю дать,
Пилат говорить стал с народом опять,
Но крик лишь услышал неистовый снова:
«Распри ты скорее мятежника злого!»
И в третий он раз над толпой возгласил:
«Какое же зло Иисус совершил,
Достойнаго смерти в Нем нет ничего,
Итак, наказав, отпущу я Его».
Но шумно толпа перед ним все кричала
И требовать казни Христу продолжала.
И крик архиреев и черни взял вверх,
Правителю душу в смущенье поверг,
И вот он разбойнику жизнь даровал,
Христа ж по их воле распять приказал.
Когда ж во спасение грешной земли
Солдаты Христа на распятье вели,
То им киренеянин Симон попался
Навстречу — он с поля домой возвращался,
И грубою силой они его взяли,
Нести ему крест за Христом приказали.
И праздный пошел за Спасителем люд,
Но были и женщины добрыя тут,
Что слезы о Нем проливали струями.
Но Он поучал их такими словами:
«Не плачьте, о жены, о доле Моей,
Себя пожалейте и ваших детей.
Дни скорби великой, Я знаю, настанут,
И матери так говорить тогда станут:
«Блаженны, чье чрево детей не рождало,
Чья грудь молоком никогда не питала,
Падите на нас, — тогда скажут горам, —
Покройте скорей нас, — воскликнут холмам.
Ведь если зеленое древо казнят,
То что же с растеньем сухим учинят?»
С Христом двух злодеев для казни вели,
Когда же на место распятья пришли,
Что Черепом люди тогда называли.
С злодеями вместе Его здесь распяли,
Повесивши справа из них одного,
Другого — налево, а Он своего
Отца умоляя, промолвил смиренно:
«Прости, Вседержитель, им грех дерзновенный,
Не знают безумцы того, что творят».
И жребий бросивши, стражей отряд
Одежды Христа разделил меж собою,
А зрители злобной смотрели душою,
Глумились и власти тут вместе с толпой:
«Других избавлял Он всесильной рукой,
Пусть также спасет и Себя Он чудесно,
Коль точно Христос Он, избранник небесный».
А воины уксус Христу подносили,
К глумлениям общим пристав, говорили:
«Спаси от креста Себя, Царь иудейский».
По-римски, по-эллински и по-еврейски
Написана надпись была над Христом:
«Народа еврейскаго был Он царем».
Один из повешенных с Господом рядом
Язвил Его также хуления ядом:
«Себя Ты Владыкой могучим зовешь,
Так что же ни нас, ни себя не спасешь?»
Другой же заметил товарищу строго:
«Ужель не боишься ты Господа Бога?
Ведь нас присудили с Ним к казни одной,
Хулить не пристало Его нам с тобой.
И нас покарали с тобой справедливо,
Зла много у нас на душе нечестивой,
А Он лишь святыню добра почитал».
Потом, обратившись к Христу, он сказал:
«Когда Ты Владыкою будешь вселенной,
Тогда о душе моей вспомни растленной».
«Сегодня же будешь в раю ты со Мной», —
Ответил ему Искупитель святой.
В шестом часу тьма над страною сгустилась
И вплоть до девятаго часа продлилась.
Завеса во храме раздралась в тот час,
Христос же, воздвигнувши к Господу глас,
Сказал Ему: «Отче! Тебе Я всецело
Свой дух поручаю». И тотчас же тело
Он смертное в эти мгновенья оставил
И сотник, увидев то, Бога прославил,
Сказавши: «Он истинно праведник был».
И люд тот, что праздной толпой приходил
Сюда, как на зрелище только простое,
В душе ощутил теперь чувство иное
И начал со скорбью он бить себя в грудь,
Обратно домой отправляя свой путь.
Остались вдали лишь Христовы друзья,
И в том числе женщин тех верных семья,
Что вместе пришли с Ним из стран Галилеи.
Был некто Иосиф из Аримафеи,
Член синедриона, но муж справедливый,
Он злобе его не сочувствовал лживой
И царствия Божия благ ожидал.
Просил он Пилата, и тот ему дал
Останки Христовы. Обвив плащаницей,
Внутрь каменной он положил их гробницы,
Никто еще не был положен туда.
Суббота уже приближалась тогда,
А женщины верные те наблюдали,
Как тело Христово во гроб полагали.
Доставши мастей по прибытьи домой,
Субботы хранить они стали покой.

Глава 24

Ко гробу в первый день седьмицы,
Мастей с собою взяв запас,
Пришли Христовы ученицы,
То было в очень ранний час.
Но что их око усмотрело?
От гроба камень кем-то взят,
Нет Иисусова в нем тела,
Одни лишь пелены лежат.
В недоумении стояли
Они, но в этот тяжкий миг
Два мужа вдруг пред ними стали,
Сияя блеском риз своих.
От страха все затрепетали,
У всех склонились взоры ниц,
А божьи вестники сказали:
«Зачем вы здесь среди гробниц
Напрасно ищете живого?
Его здесь нет, Господь возстал.
Как вы Его забыли слово,
Что вам когда-то Он сказал,
Еще живя там, в Галилее:
«Постигнет ненависть Меня,
На крест осудит, как злодея,
Но Я возстану чрез три дня».
И жены вспомнили в мгновенье
Христа былое предреченье.
И, из пещеры выйдя гробной,
Они пошли к себе домой,
Чтоб о событии подробно
Поведать братье остальной.
А сонм тех женщин был немалый,
Из них довольно указать
Марию родом из Магдалы
И с ней Иаковлеву мать.
Была еще здесь Иоанна,
Вот кто апостолов сердца
Смутили вестию нежданной
О воскресении Творца.
Но с недоверием упорным
К ней отнеслись они в тот раз,
Считая вымыслом лишь вздорным
Правдивый женщин тех разсказ.
И Петр ему не придал веры:
Он с удивленьем лишь взирал,
Когда, склонившись в глубь пещеры,
Там только саван увидал.
В тот день, как волей Провиденья
Возстал из гроба Иисус,
Шли два из них в одно селенье,
Что называлось Еммаус.
И от столицы до него
Верст десять было лишь всего.
Они печальны были оба,
И говорили все о том,
Как надругалась месть и злоба
Над их Учителем Христом,
И вдруг, приблизясь, Сам Распятый
Стал вместе с ними путь держать,
Но не могли, тоской объяты,
Они Спасителя узнать.
А Спутник новый после встречи,
К ним обратившись, говорит:
«О чем ведете вы здесь речи
И что у вас так грустен вид?»
Тогда один из них спросил —
Клеопы имя он носил:
«Ужель Ты так уединенно
В Ерусалиме проживал,
Что, как о вещи обыденной,
О том событье не узнал?»
А тот спросил: «О чем же это?»
Клеопа дал такой ответ:
«Был Иисус из Назарета,
Пророк, каких не видел свет.
Был силен словом и деяньем
Он пред людьми и Божеством,
И мы все жили упованьем,
Что будет Он Царем Христом.
Но наши власти смерти крестной
По злобе предали Его.
Три дня прошло уж, как известно,
Со дня ужаснаго того.
Но наши женщины смутили
Нам вестью странною сердца:
Они у гроба утром были,
Но не нашли в нем Мертвеца.
Но, говорят, они видали
Там ясно вестников небес,
И те им будто бы сказали,
Что жив пророк, что Он воскрес.
Ко гробу наши поспешили,
И все там в точности нашли,
Как те им жены говорили,
Но Самого не обрели».
А Незнакомец тот упреки
Послал Клеопе вдруг в ответ:
«Все предсказали вам пророки,
И все еще в вас веры нет.
Как тут вам ум и пониманье!
Как вы не можете понять,
Что Бог судил лишь по страданьи
Мессию славой увенчать?»
И с Моисея начиная
Он толковать им стал места,
Где учит Библия святая
Нас вере в Господа Христа.
Но вот пришли они в селенье,
Куда их путь направлен был,
И, прекратив свое ученье,
Идти Он далее спешил.
Но крепко те Его просили
Побыть для них в деревне той.
«Останься с нами, — говорили, —
Уж наступает час ночной».
И вот, склонясь на их моленья,
Он вместе с ними в дом вошел,
Здесь, как обычно, для вкушенья
Все возлегли они на стол.
И, взявши хлеб, благодаренье
Он Вседержителю воздал,
И, совершивши преломленье,
Им части хлеба подавал.
Тут очи вдруг у них открылись
Они Его узнали вмиг,
Но лишь в Него они воззрились,
Как Он невидим стал для них.
Они ж в досаде горькой стали
На слепоту свою пенять,
Что мрак их грусти и печали
Им не дал Господа узнать:
«И как ведь сердце в нас горело,
Когда Он с нами путь держал,
И нашей мысли огрубелой
Смысл предсказаний раскрывал!»
И из пределов Еммауса
Пошли они тотчас же вспять,
Чтоб о явленье Иисуса
Своим собратьям разсказать.
Нашли они всех братьев в сборе,
И все, забыв о страшном горе,
При встрече с ними говорили:
«Христос воистину возстал,
Господь наш жив, Он не в могиле,
Его уж Симон сам видал».
Тогда о радостном виденье
И их поведала чета,
Как дало хлеба преломленье
Познать им Господа Христа.
И вдруг во время их беседы
Среди них Сам Воскресший стал,
Сияя славою победы,
«Мир вам», — в приветствие сказал.
Объял их ужас и смятенье,
Пришло им в ум, что это — дух,
Но Он сказал: «К чему сомненья?
Зачем смущенье и испуг?
Смотрите вашими очами
На язвы рук Моих и ног,
И осяжите их перстами:
Я это Сам, ваш Царь и Бог.
У духа быть не может плоти,
И нет у призрака костей,
А у Меня вы их найдете,
Как и в телах других людей».
И изумленному их взору
Он члены тела показал,
Но все на Господа в ту пору
Их сонм с сомнением взирал.
Своей он радости великой
Поверить все еще не смел,
И, видя то, небес Владыка
Принесть съестного повелел,
И рыбы Он вкусил печеной,
Сотовый мед пред ними ел,
И ум неверьем отягченный
Уврачевать у них успел.
«Я говорил вам в дни былые,
Как жил еще в родной стране,
Что все писания святыя
Должны исполниться на Мне.
И вот пророков предсказанья,
Слова закона и псалмов,
Свершил теперь все Царь созданья,
Дабы спасти Своих сынов», —
Так Он сказал, чтоб яд сомненья
Совсем из сердца их изгнать,
При этом силу разуменья
Дал им писанья понимать.
И, продолжая назиданье,
Господь апостолов учил,
Что так предсказано в писанье
И так Всевышний предрешил,
Чтоб претерпел Христос страданья
И чтоб на третий день воскрес.
«А возвещать Его деянья
Поставил вас Господь небес.
Начав отсюда, все края вы
Должны к спасенью пробудить,
Весь мир на путь наставив правый,
Грехов прощенье объявить.
А Я для этого чудесный
Свет от Отца вам ниспошлю
И силой Вышняго небесной
Вам ум и сердце укреплю.
Живите ж все в Ерусалиме,
Блаженной ждите здесь поры,
Когда струями в вас живыми
Прольются Божии дары».
Потом из стен святого града
Повел к Вифании Он их,
Благословляя здесь их стадо,
Вверх руки Он Свои воздвиг,
И в это время отделился
От верных чтителей Своих,
На небо тихо возносился
И скрылся в высях неземных.
И, преклонившись пред Владыкой
С благоговением живым,
Вернулись с радостью великой
Они к себе в Ерусалим.
И здесь Создателя они
Во храме славили все дни.

27 мая 1931 год

Правообладатель: Быков В.В.

Источник: Супер Книга.

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: