Ничего страшного — Олеся Николаева

Ничего страшного — Олеся Николаева

(23 голоса4.4 из 5)

I

Дом этот достался мне чудом. Бог послал мне его мно­же­ство лет назад по молит­вам духов­ного моего отца игу­мена Ерма. Потому что как только тот посе­лился в Свято-Тро­иц­ком мона­стыре, он все время мне говорил:

— Вам надо непре­менно купить здесь дом, чтобы не ютиться по чужим углам, а насла­ждаться свободой.

Дей­стви­тельно, при­ез­жая в Тро­ицк, я каж­дый раз искала себе при­ста­нища. Один раз ноче­вала даже в доме для бес­но­ва­тых — такая поко­сив­ша­яся, врос­шая в землю избушка у самых стен мона­стыря. Бабка-хозяйка сда­вала место для ноч­лега по рублю с носа, и бес­но­ва­тые, при­ез­жав­шие на отчитку к отцу Игна­тию, спали там в одной ком­нате на полу, на вся­кой ветоши впо­валку. Ну и меня уго­раз­дило туда попро­ситься — время было позд­нее, зим­нее, все дома в Тро­ицке сто­яли запер­тые, без огня, мела метель, выли собаки, и луна, поис­тине неви­димка, при­да­вала округе что-то зло­ве­щее, словно вну­шала мне: не при­ез­жай больше сюда, про­па­дешь, погиб­нешь, не сно­сишь буй­ной головы, сорвут ветры злые с тебя твою черну шапку… И что было делать? Ткну­лась я в эту избушку, дала трешку — хозяйка усту­пила мне свою гор­ницу, за тон­кой пере­го­род­кой от бес­но­ва­тых я и пере­кан­то­ва­лась кое-как. Только страшно было ужасно — бес­но­ва­тые выли, рычали, хра­пели, вор­чали, бесы из них кри­чали на раз­ные голоса…

Потом я стала оста­нав­ли­ваться в един­ствен­ной тро­иц­кой двух­этаж­ной гости­нице с един­ствен­ным же ресто­ра­ном. Там до полу­ночи играл оркестр, оглу­шая дико­вин­ными пес­нями — как ни силься не слы­шать, а все бьют тебе по моз­гам затей­ли­вые сло­веса: “Эй-эй-эй, дев­чонка, где взяла такие ножки? Эй-эй-эй, дев­чонка, топай-топай по дорожке!”. Или: “Куда же вы, дев­чонки, дев­чонки, дев­чонки, корот­кие юбчонки, юбчонки, юбчонки?”. Суще­ство я впе­чат­ли­тель­ное и отзыв­чи­вое, поэтому все это запи­сы­ва­лось у меня в мозгу и в самый непод­хо­дя­щий момент вдруг начи­нало там кру­титься с маг­ни­то­фон­ной ско­ро­стью. Пыта­юсь ли заснуть, стою ли в оче­реди, еду ли ночью вдоль улицы тем­ной, молюсь ли на литур­гии, а у меня в голове пуль­си­рует: “Эй-эй-эй, дев­чонка, где взяла такие ножки?”. Нако­нец, при­ютила меня тай­ная мона­хиня Хари­тина: домик у нее кро­шеч­ный, но тихий, чистень­кий и бла­го­че­сти­вый. Мы с ней все время кафизмы читали и вели духов­ные беседы за чаем. Но отец Ерм сказал:

— Все-таки надо вам иметь здесь соб­ствен­ный дом. Счи­тайте, что такое вам благословение.

Но все дома в Тро­ицке и даже в его окрест­но­стях — в дерев­нях и на хуто­рах — были мне не по кар­ману. Ну не сарай же поку­пать, в самом деле! Так что весьма дол­гое время ничего под­хо­дя­щего я отыс­кать не могла. Но отец Ерм счи­тал, что я про­сто плохо ищу. Потому что ведь ска­зано: “ищите и обря­щете”. Я и про­дол­жала искать, а он за меня молился. И вот одна­жды иеро­мо­нах Иустин, тепе­реш­ний игу­мен, мне говорит:

— Я знаю, ты ищешь дом. Пой­дем, посмот­рим — я слы­шал, тут есть один такой под­хо­дя­щий домик. Я даже хотел купить его для своих роди­те­лей, но они уже ста­рые и немощ­ные. Вряд ли смо­гут в нем жить.

И мы при­шли к боль­шому дому на высо­кой горке, по скло­нам кото­рой росли див­ные фрук­то­вые дере­вья, и тяну­лось неболь­шое поле с цве­ту­щей кар­тош­кой. Встре­тила нас радостно креп­кая бод­рая старуха:

— Я как раз Бого­ро­дицу молила, чтобы послала мне хоро­ших поку­па­те­лей. А сего­дня мне был сон: голос какой-то мне гово­рит — иди, встре­чай, при­шли твои поку­па­тели. Ну, так и при­ни­майте хозяй­ство, а то мне надо домой, в Эсто­нию. А дом я полу­чила в наслед­ство и не могу уехать, пока его не пристрою.

Дом был вели­ко­леп­ный, из белого камня, с округ­лыми углами, с ман­сар­дой. Стро­или его еще немцы. И я даже нахо­дила в нем потом бро­шюрки о счаст­ли­вой фашист­ской жизни: бело­ку­рая упи­тан­ная фрой­лен с улы­ба­ю­щимся немец­ким офи­це­ром нюхают общий цве­ток. И еще там содер­жа­лось мно­же­ство полез­ных сове­тов: как отка­чать утоп­лен­ника, как выта­щить из петли удав­лен­ника, как выве­сти садо­вых ули­ток и потра­вить крыс. Вокруг дома был, повто­ряю, огром­ный сад, фрук­то­вые дере­вья и ягод­ные кусты — в каких-то про­мыш­лен­ных количествах.

— Вот-вот, — под­твер­дила хозяйка, — быв­ший-то вла­де­лец, покой­ник, всю жизнь питался с этого сада. Много я с вас за него не запрошу — вижу, Бого­ро­дица мне вас послала.

Выяс­ни­лось, тем не менее, что она хочет семь­де­сят тысяч. По тем вре­ме­нам это была ровно тысяча дол­ла­ров. Однако в права наслед­ства она еще не всту­пила, поэтому деньги я должна была ей отдать через пять меся­цев. А к тому вре­мени они обес­це­ни­лись в два раза. Я пред­ла­гала ей тысячу дол­ла­ров, как мы и дого­ва­ри­ва­лись, но она отказалась:

— Нет, семь­де­сят тысяч так семь­де­сят тысяч. А то Бого­ро­дица мне не простит.

Так и стала я домо­вла­де­ли­цей, а хозяйка ука­тила в свой Кохтла-Ярве. Потому что там у нее был пью­щий сын, тре­бу­ю­щий при­смотра, а дру­гой, его брат-близ­нец, сидел в лагере за пья­ную драку.

Как я любила, как оби­ха­жи­вала свой домик с садом! Отец Ерм его освя­тил, по четы­рем сто­ро­нам света начер­тал кре­сты, покро­пил свя­той водой, обо­шел по саду вокруг дома с ико­ной. Я ремонт в нем сде­лала, про­водку поме­няла, газо­вую плиту ему купила, лампы, книж­ные полки, пись­мен­ный стол. Хотела даже вто­рой этаж достро­ить: ото­драть доски, кото­рыми зако­ло­чены окна, вста­вить рамы, оббить вагон­кой. Под­ря­дила трех офи­це­ров из воен­ной части: они обе­щали регу­лярно под­во­зить мне, как гене­ралу, строй­ма­те­ри­алы и креп­кую сол­дат­скую рабо­чую силу. И уда­лось мне это, как ни странно, бла­го­даря пере­го­рев­шим пробкам.

Они пере­го­рели еще во вре­мена “до плиты”, а сто­яла зима, а в доме были мои дети, и без элек­три­че­ства мы были обре­чены если уж не на голод­ную смерть, то на сухой паек с ледя­ной коло­дез­ной водой. Я выско­чила на улицу, чтобы позвать на помощь кого-нибудь из сосе­дей, а там как раз выша­ги­вали, зорко погля­ды­вая по сто­ро­нам, три бра­вых офи­це­рика, и, как выяс­ни­лось, шли они не про­сто так на празд­ную “побывку”, а целе­на­прав­ленно в поис­ках белень­кой. А этой белень­кой в ту пору у меня были боль­шие запасы, поскольку только на нее и можно было в Тро­ицке что-то раз­до­быть: такая здесь была и валюта, и такса. Видимо, вид у меня был такой иска­тель­ный, что они спро­сили меня:

— Чего ищем?

Я отве­чаю:

— Да пробки.

А они говорят:

— Ува­жа­е­мая, была бы бутылка, а пробку мы тебе все­гда раздобудем.

Я говорю:

— Бутылка у меня как раз имеется.

Тогда они погнали млад­шего по зва­нию в воен­ную часть, и вскоре он вер­нулся с побе­дой. Но мне все же пока­за­лось, что обмен нерав­но­цен­ный, и я вытор­го­вала за ту же бутылку еще и уста­новку этой пробки, вплоть до вклю­че­ния света. Они так и спросили:

Стр. 1 из 24 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

5 комментариев

  • Ирена (Ирина) Белостоцкая, 21.03.2018

    Дра­го­цен­ная сестра во Хри­сте Иисусе, Олеся Алек­сан­дровна! Огром­ное спа­сибо за достав­лен­ное удо­воль­ствие от про­чте­ния. Очень живые, доб­рые и захва­ты­ва­ю­щие рас­сказы! Бла­го­слови, Гос­поди, Вас и всю Вашу семью!

    Ответить »
  • Наталия, 16.06.2017

    Отлич­ный рас­сказ!  Олеся Нико­ла­евна, у вас заме­ча­тель­ное чув­ство юмора! Сама я не так давно при­шла в цер­ковь, и всё что с ней свя­зано для меня свято. Хоть и есть  очень смеш­ные моменты в Вашем чудес­ном рас­сказе, но что-то не очень хочется сме­яться над мона­хами. Они хоть и не свя­тые, но думаю, намного ближе к Богу чем я.

    Ответить »
  • Инна (крещена - Ирина), 31.03.2017

    Спа­сибо вам боль­шое! Храни вас Гос­подь, Божия Матушка и ваш Ангел-Хранитель.

    Ответить »
  • Дарья, 02.09.2016

    Ува­жа­е­мая Олеся Алек­сан­дровна, спаси и сохрани вас Бог! Заме­ча­тель­ный рас­сказ, пре­крас­ный юмор. Спа­сибо Вам за хоро­шее настро­е­ние и наставления.

    Ответить »
  • Зинаида, 27.02.2014

    Спа­сибо огром­ное за рас­сказ. И поучи­тельно , и весело. Немного ска­зочно , но тоже хорошо. Как бы сама там побы­вала — среди этих доб­рых людей.

    Ответить »
Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки