• Цвет полей:

• Цвет фона:


• Шрифт: Book Antiqua Arial Times
• Размер: 14pt 12pt 11pt 10pt
• Выравнивание: по левому краю по ширине
 
Парящий тигр — Кейт ДиКамилло Автор: ДиКамилло Кейт

Парящий тигр — Кейт ДиКамилло

(2 голоса: 5 из 5)

Правдивая и грустная история о том, как шестиклассник Роб Хортон однажды нашёл тигра, которого безжалостный хозяин спрятал в лесу в железной клетке. Тигр стал самой большой тайной мальчика. И только одному человеку на свете он раскрыл её — Сикстине, новенькой однокласснице и товарищу по несчастью.

Глава 1

Утро, когда Роб обнаружил тигра, в остальном ничем не отличалось от любого другого утра. Он, как всегда, пришёл под вывеску «Звезда Кентукки — Мотель» и стал дожидаться школьного автобуса. Звезда была на месте: пронзительно жёлтая, неоновая, она то вспыхивала, то гасла на фоне синего, тоже неонового штата Кентукки. Робу вывеска нравилась. Ему даже мерещилось — смутно, но вполне настойчиво, — что этот символ принесёт ему счастье.

Или уже принёс? Утро-то было обычное, но сначала, на рассвете, он нашёл тигра. Разве это не счастье? Он же просто так брёл по лесу, ничего не искал, шёл себе куда глаза глядят, надеясь заблудиться или повстречать голодного медведя. Он был готов сгинуть, пропасть, но главное — больше не ходить в школу. Он забрёл довольно далеко от мотеля «Звезда Кентукки» и в самой чаще наткнулся на покосившийся, заколоченный сарай. Похоже, бывший хозяин, старик Бошан, когда-то хранил в нём бензин и газовые баллоны. В здешних краях всё принадлежит Бошанам. Около сарая Роб увидел большую клетку, а внутри — Роб даже глазам своим не поверил — был самый настоящий огромный тигр! Оранжево-золотой, яркий точно солнце, он метался по клетке взад-вперёд и, судя по всему, очень сердился.

Утро было ещё раннее, небо хмурилось, воздух загустел и не двигался, словно вот-вот пойдёт дождь. Он и так шёл каждый день вот уже две недели кряду. По земле стлался туман. Робу показалось, что тигр поднимается из этого тумана, точно творение невидимого фокусника. Совершенно потрясённый, мальчик застыл на месте, не сводя глаз с клетки. Но долго смотреть он себе не разрешил, боясь, что от его взгляда тигр может исчезнуть. А потом он бросился бежать — через лес назад, к мотелю, под вывеску «Звезда Кентукки». И всю дорогу ум его сопротивлялся, не верил, а сердце наперекор всему выстукивало простую непреложную правду: тигр-тигр-тигр.

Теперь Роб стоял под вывеской, ждал автобуса и думал о тигре. Только о тигре. Он не думал о красной сыпи, обо всех этих зудящих прыщиках, которыми покрыты его ноги сверху донизу. Даже внутри ботинок. Отец говорит: чем меньше о них думаешь, тем меньше они чешутся.

А ещё он не думал о маме. Он не думал о ней с самых похорон. С того дня, когда он рыдал, рыдал без остановки, весь сотрясаясь от всхлипов, так что ломило грудь и живот. Отец тогда посмотрел-посмотрел на него и тоже расплакался.

На похороны оба они надели костюмы. Отцу костюм был тесен. И когда он с размаху ударил Роба, чтобы тот перестал рыдать, пиджаку него справа, под мышкой, треснул по шву.

— Плакать бессмысленно, — сказал потом отец. — Плачь не плачь, её уже не вернёшь.

С того дня прошло уже полгода. Равно как и с их переезда. Они уехали из Джексонвилла в Листер сразу, в тот же день. И Роб с тех пор не плакал. Ни разу.

И наконец, последнее, о чём он не думал, стоя под вывеской в ожидании автобуса, был сам автобус. Точнее — каково ему будет ехать в этом автобусе. Особенно он не думал о братьях Тримангер, Нортоне и Билли, которые поджидают его внутри, точно цепные псы, готовые броситься и растерзать в клочья.

Роб нашёл способ не думать. Он притворяется, будто он — набитый всякой всячиной чемодан. Точно такой чемодан он собрал, уезжая из Джексонвилла. Он засунул в чемодан все свои чувства, подоткнул их со всех сторон под крышку, чтоб не вылезали, а потом сел сверху и застегнул. На все замки. Так он научился недуманью. Иногда чемодан распирает изнутри, замки почти срывает, но теперь у него есть, чем придержать крышку сверху, чтобы она ни за что не открылась. Он посадит на неё тигра.

Так он дожидался школьного автобуса, стоя под вывеской «Звезда Кентукки». С набухшего неба заморосил дождь. А Роб представлял, как тигр восседает на чемодане и моргает своими золотыми глазами, сильный и гордый, и ему нипочём, что кто-то или что-то рвётся из этого чемодана наружу.

Глава 2

— Глядите, кто к нам пожаловал! — воскликнул Нортон Тримангер, стоило Робу влезть в школьный автобус. — Звезда Кентукки! Собственной персоной! Ну как живётся звёздам?

Нортон стоял посреди прохода, перекрывая Робу путь.

Роб пожал плечами.

— Смотри-ка, он не в курсе. — Нортон подмигнул брату: — Слышь, Билли, он не знает, как живётся звёздам.

Роб проскользнул мимо Нортона. Прошёл в самый конец автобуса и уселся на заднее сиденье.

— А тут у нас, между прочим, не Кентукки, — сказал Билли Тримангер. — Тут другой штат. Флорида.

Плюхнувшись на сиденье рядом с Робом, он прошипел прямо ему в лицо:

— Никакая ты не звезда. Ни во Флориде, ни в своём Кентукки. Ты — ничто.

Пахло изо рта Билли премерзко. Гнильём и чем-то кислым, металлическим.

— Ага, — согласился Роб.

Билли ударил его довольно сильно. А потом враскачку — чтобы не упасть в тряском автобусе — подоспел Нортон. В один кулак он сгрёб волосы Роба, а другой впечатал ему сверху, прямо в макушку — острыми костяшками сжатых пальцев. Роб терпел, не пытаясь защищаться. Если не защищаться, это кончается быстрее. Если не защищаться, им становится скучно и они оставляют его в покое. Пока автобус не въедет в город, их будет тут только трое. А водитель, мистер Нелсон, всегда притворяется, будто ему невдомёк, что происходит у него за спиной. Едет себе и едет, насвистывая какие-то незамысловатые немелодичные песенки. Робу тут никто не поможет, и он это отлично знает.

— Слышь, у него все ноги в этой гадости, — сказал Билли брату. — Сифилитик прыщавый.

— Зараза ходячая, — пробормотал Нортон и снова занёс кулак над головой Роба.

Удар был посильнее прежнего, но Роб не заплакал. Он никогда не плачет. Он в этом деле, в неплаканье, настоящий профи. Лучший неплакальщик в мире. И это всегда доводит Билли и Нортона до бешенства. А сегодня Роб вообще был сильнее, чем обычно. Спасибо тигру. Достаточно подумать о тигре — и он уже не заплачет. Нипочём. Никогда.

До города оставалось ещё полпути, как вдруг автобус свернул на обочину и остановился. Такого прежде никогда не случалось. От неожиданности Нортон даже забыл в очередной раз двинуть Роба по башке, а Билли прекратил дубасить его по плечу и локтю.

— Эй, мистер Нелсон? — окликнул Нортон. — Чё такое?

— Здесь нету остановки, мистер Нелсон, — услужливо подсказал Билли.

Но водитель не обращал на них внимания.

Продолжая насвистывать, он открыл дверь автобуса.

И тут глаза у Нортона, Билли и Роба от изумления выкатились на лоб. Молча, оторопело они глядели, как в автобус влезает… девчонка. Со светлыми, соломенного цвета волосами, в розовом кружевном платье.

Глава 3

Никто не ходит в школу в поросячьих платьях с кружавчиками. Это знают все. Даже Роб. Он почти не дышал, пока девчонка шла по проходу. Нездешняя. И странная, жутко странная! Её задразнят. Почище, чем его самого.

— Эй, — нарушил тишину Нортон. — Это ваще-то школьный автобус.

— Я это прекрасно знаю, — ответила девочка низким голосом, отрывисто, все слова по отдельности, точно горох по одной горошинке высыпала.

— А ты чё вырядилась? На бал? — подхватил Билли. — Тогда тебе нужен другой автобус.

Он вяло пихнул Роба локтем в бок.

— Точняк! — добавил Нортон и почти дружески ударил Роба по голове.

Девчонка, покачиваясь в такт с поворотами автобуса, стояла посреди прохода. И смотрела на ребят.

— Я же не виновата, что у вас нет красивой одежды, — ответила она наконец, села и отвернулась.

— Эй ты, задавака! — сказал Нортон. — Мы это… не хотели. Слышь, не дуйся. Как тебя зовут?

Девочка снова повернулась к ним лицом. У неё был острый нос, острый подбородок и чёрные-чёрные глаза.

— Сикстина, — ответила она.

— Сикс-ти-на? — повторил Билли. — Ну и имечко!

— В честь капеллы, — отчеканила она. И снова слова просыпались округло, словно дробинки.

Роб таращился на неё не мигая.

— Чего уставился? — спросила она.

Роб покачал головой.

— Вот именно, прыщавый! — подхватил Нортон. — Чё уставился? — Он напоследок вмазал Робу по уху и скомандовал братцу: — Пошли.

Оставив Роба, они пересели вперёд, прямо за спину новенькой.

И принялись ей что-то нашёптывать, но что именно, Роб различить не мог. Тогда он стал думать о Сикстинской капелле. Он знал, как она выглядит, — видел на фотографии из большой книги по искусству, которую миссис Дюпри держит на отдельной полке сразу за библиотечной стойкой. Страницы в этой книге гладкие и блестящие. И от каждой картинки в груди у Роба становится так прохладно-прохладно и сладко, точно он глотнул в жаркий день холодной воды. Время от времени миссис Дюпри разрешает Робу посмотреть эту книжку, потому что он тихий и в библиотеке не бузит. Разрешает, так сказать, в награду за хорошее поведение.

На фотографии в книге изображён потолок этой самой Сикстинской капеллы, а на потолке — Бог и Адам. Они точно в салки играют. Бог протягивает руку, чтобы коснуться Адама: сейчас осалит и убежит. Очень красивая картина.

Роб посмотрел за окно на серую пелену дождя, серое небо, серое шоссе. И подумал про тигра. Потом про Бога и Адама. И про Сикстину. О сыпи он не вспоминал. И о маме не вспоминал. И о Нортоне и Билли Тримангерах тоже. Его чемодан был надёжно заперт.

Глава 4

Сикстина тоже оказалась шестиклассницей, да ещё в одном классе с Робом. Миссис Соме, их классная руководительница, велела ей встать и представиться.

— Меня зовут Сикстина Бейли, — отчеканила она, стоя перед классом в своём розовом платьице. И все вытаращились на неё, точно на инопланетянку, точно она только что сошла с марсианского космического корабля. Только Роб не смотрел. Он велел себе не смотреть. Уткнувшись носом в парту, он принялся рисовать тигра.

— Какое чудесное имя, — произнесла миссис Соме.

— Спасибо, — ответила Сикстина.

Сидевшая перед Робом Патришия Уилкинс фыркнула, хихикнула и зажала рот ладонью.

— Я из Филадельфии, из штата Пенсильвания, — продолжила Сикстина. — Это историческое место, родина колокола Свободы. А Юг ваш я ненавижу, потому что тут живут недалёкие, невежественные люди. Я в вашем Листере не задержусь. Мой папа приедет и заберёт меня обратно на следующей неделе.

Она вызывающе оглядела класс.

Миссис Соме усмехнулась.

— Что ж, Сикстина Бейли, — сказала она. — Спасибо, что представилась. А теперь сядь на место, пока не наговорила новых глупостей.

Все рассмеялись. Роб поднял глаза как раз в тот момент, когда Сикстина садилась совсем рядом, через проход. Испепелив его взглядом, она показала ему язык. Да-да, именно ему, и никому другому! Он пожал плечами и вернулся к своему рисунку.

Набросок получился удачный, но задумал-то Роб совсем другое. Он хотел вырезать тигра из дерева. Делать такие фигурки его научила мама. Она брала чурбачок, и он оживал прямо у неё под руками. Мама взялась учить Роба, когда совсем заболела. Он садился на краешек её кровати и наблюдал за мамиными руками, такими маленькими и белыми.

— Не тряси кровать, — одёргивал его отец. — Маме от каждого движения больно.

— Ничего, Роберт, — говорила мама. — Пусть сидит.

— А ты не напрягайся, — бурчал отец. — Эта работа много сил уносит.

— Ничего страшного, — отвечала мама. — Просто я хочу кое-чему научить Роба.

Однажды она сказала, что его и учить-то особо не надо. Похоже, он и сам знает, как это делается. Вернее, не он, а его пальцы.

— Роб, — послышался голос учительницы. — Тебя к директору вызывают.

Роб и слышал и не слышал. Он продолжал рисовать тигра, стараясь вспомнить, какие у него глаза.

— Роберт, — окликнула миссис Соме, — Роберт Хортон.

Он поднял глаза. Их с отцом зовут одинаково. Но мама всегда называла его Робом, а отца Робертом.

— Мистер Фелмер ждёт тебя в кабинете. Ты понял?

— Да, мэм, — ответил Роб.

Он встал, взял рисунок, сложил его вчетверо и сунул в задний карман шорт. На самом выходе из класса Джейсон Атмайер подставил ему подножку и сказал:

— До встречи, недоумок.

А Сикстина прямо буравила его своими чернющими глазами. И смотрела она с ненавистью.

Глава 5

В каморке перед кабинетом директора было тесно и темно. Пахло дымом, но не от сигарет, а от такого табака, которым набивают трубки. Секретарша взглянула на вошедшего Роба и кивнула, тряхнув гривой белокурых волос.

— Проходи. Он ждёт.

— Роб, — начал мистер Фелмер, когда мальчик заглянул в кабинет.

— Да, сэр?

— Садись. — Директор приглашающим жестом указал на оранжевый пластиковый стул перед своим столом.

Роб сел.

Мистер Фелмер откашлялся. Потеребил жидкую прядь, прикрывавшую лысину. Снова откашлялся.

— Роб… мы несколько встревожены… — произнёс он наконец. Роб кивнул. Все его разговоры с мистером Фелмером начинались именно так. Директор вечно тревожился: то Роб не играет с одноклассниками, то ни с кем не общается, то не справляется со школьными заданиями…

— Нас беспокоят твои… ноги. Да. Твои ноги. Ты лечишься? Мажешь их мазью?

— Да, сэр. — Роб не смотрел на мистера Фелмера. Вместо этого он смотрел на стену над головой директора. Вся она была увешана листками в рамках — дипломами, грамотами, благодарственными письмами.

— Можно посмотреть? — спросил мистер Фелмер.

Он обошёл стол и уставился на ноги Роба.

— Ну-ну… — помолчав, произнёс директор и вернулся на своё место. Сцепил пальцы. Хрустнул суставами. Откашлялся. — Послушай, Роб… Тут такое дело… Некоторые родители, не важно чьи, боятся, что это инфекция… то есть что ты можешь заразить других детей.

Мистер Фелмер снова откашлялся. И выжидающе посмотрел на Роба.

— Скажи честно, сынок, — сказал он. — Ты мажешься лекарством? Помнишь, тебе выписали лекарство? Ты сам говорил: доктор в Джексонвилле выписал перед отъездом. Ты мажешь ноги?

— Да, сэр.

— Послушай, Роб, вот что я думаю… Если честно и без обиняков. Думаю, тебе стоит пока посидеть дома. Подождём, чтобы это лекарство, это проверенное старое средство всё-таки заработало. Опытные доктора своё дело знают. Тебе обязательно станет лучше. Сыпь пройдёт, и ты тут же вернёшься в школу. Как тебе такой план?

Роб смотрел на свои ноги. Картинка с тигром жгла кожу даже через карман. Роб сосредоточился. Главное, чтобы сердце от счастья не выпрыгнуло.

— Хорошо, сэр, — сказал он. — Нормальный план.

— Согласен? Вот и славно! — воодушевился мистер Фелмер. — Я на это и надеялся. А сейчас мы вот что сделаем: я напишу записку твоим родителям… то есть твоему отцу… объясню, что к чему. Если он захочет, может мне позвонить. Я всё растолкую.

— Да, сэр, — сказал Роб, не поднимая головы. Он боялся выдать свою радость.

Мистер Фелмер откашлялся, почесал лысину и начал писать.

Закончив, он отдал Робу листок. Выйдя из кабинета, Роб аккуратно сложил этот листок и сунул в задний карман. К тигру.

И тут он, наконец, улыбнулся. Он улыбнулся, потому что знал то, чего не знал мистер Фелмер. Эта сыпь не пройдёт. Никогда.

Он свободен!

Глава б

Остаток школьного дня Роб летал как на крыльях. Уроки промелькнули незаметно — математика, обществознание, природоведение, — а сердце всё ликовало, трепетало. Он знал, что больше в школу не вернётся.

Обед он переждал на крытой веранде, в столовую не пошёл, потому что там были Нортон и Билли Тримангеры. К тому же есть всё равно не хотелось. С тех пор как умерла мама, ему никакая еда не нравится. А от школьной вообще тошнит. Ещё сильнее, чем от того варева, которое готовит на плитке отец.

Роб сидел на скамейке и вертел в руках извлечённый из кармана рисунок. Как же хочется поскорее начать вырезать тигра — даже пальцы покалывает от нетерпения… Он сидел, болтал ногами, изучал свой набросок, как вдруг послышались шум и крики, словно разом застрекотали десятки сверчков. Девчонки что-то не поделили!

Роб остался на месте. В следующую минуту красные, облупившиеся двери столовой распахнулись, и показалась Сикстина Бейли. С гордо поднятой головой. А за ней — целая толпа. В тот миг, когда взгляды Роба и Сикстины встретились, из толпы в неё чем-то запулили. Чем — Роб не разглядел. Но чем-то увесистым.

«Беги! — хотел закричать Роб. — Беги скорее!»

Но промолчал. Ещё не хватало связываться. Он просто сидел и смотрел на Сикстину. Она — на него. Затем она повернулась и решительно пошла на толпу, точно готовилась нырнуть в глубоком месте.

А потом вдруг замолотила кулаками во все стороны. Била, пихала, разила наотмашь. Её враги тут же сомкнули ряды, и Сикстину стало не видно. Роб встал, чтобы посмотреть, что с ней. Мелькнуло розовое платье — измятое, точно салфетка; мелькнули руки, продолжавшие крутиться, как мельничные жернова.

— Эй! — окликнул он неожиданно для самого себя.

— Эй! — повторил он уже громче. И сделал шаг вперёд, по-прежнему держа в руках картинку с тигром. — Не трогайте её! — закричал он.

Неужели он это крикнул?

Его услышали. Повернулись. На миг стало тихо.

— Это ты кому? — спросила высокая черноволосая девица из класса постарше.

— Ага! — поддакнула другая. — Ты с кем разговариваешь?

— Уйди, — сказала Сикстина себе под нос. Как камешек выплюнула. На Роба она не смотрела. Её соломенная чёлка взмокла от пота и прилипла ко лбу.

Черноволосая девица подошла к Робу вплотную и толкнула.

— Оставьте её в покое, — снова сказал Роб.

— Защитник нашёлся! — Девица презрительно фыркнула. — Ну защищай, раз такой борзый.

Все уставились на него. И ждали. Сикстина тоже ждала. Значит, он обязан что-то сделать. Он посмотрел вниз и увидел, чем именно они запулили в Сикстину. Яблоком. Он рассматривал это яблоко довольно долго. А когда поднял глаза, все по-прежнему смотрели на него. Выжидательно. Что же сделать?

Роб опрометью бросился прочь. Спустя мгновение он понял, что сработало. Все бегут за ним. Да, они за спиной, можно даже не оглядываться. Ощущение знакомое: за ним гонятся. Отбросив листок с тигром, Роб бежал изо всей мочи, отчаянно работая руками и ногами. Преследовательницы не отставали. И он вдруг понял, с пронзительной ясностью понял, что спас Сикстину Бейли.

Зачем он это сделал? Зачем спасать кого-то, кто тебя ненавидит? Он не взялся бы ответить на этот вопрос. Он просто бежал. А потом прозвенел звонок. И его не успели поймать. На английский он опоздал, потому что добежал до самого физкультурного зала — оттуда до основного входа в школу путь неблизкий. Рисунок с тигром потерялся, но зато в кармане осталась записка мистера Фелмера, а это самое главное. В этой записке чётко сказано, что он может больше не возвращаться в школу. Никогда.

Глава 7

Денёк оказался во всех отношениях выдающимся. Началось с того, что Роб нашёл тигра. А в конце дня Сикстина Бейли села рядом с ним в школьном автобусе. Платье у неё совсем помялось и даже порвалось. От запястья к локтю тянулась длинная царапина, волосы стояли торчком. Она села на свободное сиденье рядом с Робом и принялась сверлить его своими чёрными глазищами.

— Тут больше сесть некуда, — пояснила она. — Все места заняты.

Роб пожал плечами.

— Лично я с тобой сидеть не жажду, — добавила она.

— Как хочешь. — Он снова пожал плечами. Главное, чтобы она не начала благодарить его за спасение.

— Как тебя зовут? — требовательно спросила она.

— Роб Хортон.

— Послушай, Роб Хортон. И запомни хорошенько. Ни-ког-да, ни-за-что не убегай. Они же только этого и ждут. А ты не убегай!

Роб обалдел от такой логики, даже рот открыл от изумления. А Сикстина смотрела на него как ни в чём не бывало.

Наконец она отвернулась и произнесла глухо и, по обыкновению, отрывисто:

— Я тут всё ненавижу. Тупой захолустный городишко, учителя — сплошная деревенщина. Во всей школе никто даже не знает, что такое Сикстинская капелла.

— Я знаю, — быстро сказал Роб. — Я знаю, что такое Сикстинская капелла.

Он тут же пожалел, что проговорился. Обычно он, когда что-то знает, признаваться в этом не спешит. Такая у него политика. Но отчего-то с Сикстиной любая политика терпит крах.

— Спорим, не знаешь! — Сикстина презрительно фыркнула.

— Это такая картина. Как Бог творит мир, — сказал Роб.

Сикстина посмотрела на него пристально-препристально.

Сузила глаза, так что они превратились в едва заметные щёлки.

— Это в Италии, — продолжал Роб. — Там картины на потолке нарисованы. Фрески называются.

Его прорвало, точно по мановению волшебной палочки. Слова сами выскакивали изо рта друг за дружкой, круглые и ладные, как золотые монеты. И он уже не мог остановиться.

— А мне теперь не надо ходить в школу. Из-за ног. У меня записка есть. Мистер Фелмер, директор наш, отцу написал. Мол, родители учеников волнуются, что я заразный. Ну, что другие тоже таким заболеют.

— Я знаю, что такое заразный. Можешь не объяснять, — сказала Сикстина.

Потом она посмотрела на его ноги. И вдруг сделала что-то вовсе невообразимое. Она закрыла глаза, протянула левую руку и положила её на правую ногу Роба.

— Дай потрогать, пожалуйста! — прошептала она. — Я хочу заразиться.

— Ты не заразишься, — сказал Роб, удивляясь, какая у неё маленькая и тёплая ладонь. Он даже на миг вспомнил мамину руку, тоже маленькую и мягкую. Но Роб отмахнулся от воспоминаний. — Эта болезнь не заразная, — повторил он.

— Ну, пожалуйста, дай потрогать! — горячо шептала она, не отнимая руки. — Я так хочу заразиться, чтобы не ходить в школу!

— Да не заразный я! — повторил Роб. — Это просто из-за…

— Молчи! — приказала Сикстина.

Она сидела очень прямо, не шевелясь. Только губами двигала и то еле-еле. Все вокруг были разгорячённые, потные, все гомонили, смеялись, окликали друг друга, но шум обтекал этих двоих, словно их сиденье высилось островом посреди моря, неподвластное волнам и течениям.

Сикстина открыла глаза. Отняла руку и принялась водить ею по своим собственным ногам, точно втирала невидимую мазь.

— У тебя крыша съехала? — ошалело выдохнул он.

— Ты где живёшь? — спросила она, продолжая отчаянно тереть свои ноги.

— В мотеле. Называется «Звезда Кентукки».

— Ты живёшь в мотеле? — Она удивлённо подняла глаза.

— Это ненадолго, — пояснил он. — Пока у нас снова жизнь не наладится.

Сикстина посмотрела на него ещё внимательнее.

— Я буду привозить тебе домашние задания. В мотель, — сказала она.

— Не нужны мне никакие задания, — ответил он.

— И что? Не приезжать?

В этот момент их наконец заметили Нортон и Билли Тримангеры. Мучители Роба двинулись по проходу с недвусмысленными намерениями. Первый удар Роб принял с облегчением, почти с радостью: он избавлен от необходимости отвечать Сикстине. А это значит, что он всё-таки не расскажет ей о самом важном. О маме и о тигре.

Глава 8

Записку от директора отец читал медленно, поочередно наставляя огромный палец на каждое слово, точно пытался удержать расползающихся во все стороны жуков. Дочитав, он аккуратно положил листок на стол, вздохнул и принялся задумчиво тереть глаза. По крыше мотеля печально барабанил дождь.

— На ногах у тебя, конечно, пакость, но она не заразная, — сказал отец.

— Знаю, — отозвался Роб.

— И директору твоему я это уже объяснял. По телефону. Помнишь?

— Помню, сэр.

Отец вздохнул. Потом перестал тереть глаза и взглянул на Роба.

— Ты хочешь посидеть дома? — спросил он.

Роб кивнул.

Отец снова вздохнул.

— Я запишусь на этот, как его… на приём. Пусть врач чёрным по белому напишет, что эта штука не заразная. Договорились?

— Да, сэр, — ответил Роб.

— Но не сегодня. Через пару дней. А ты покуда отдохни. Годится?

— Да, спасибо.

— Ты должен давать им отпор. Пацанам этим. Я знаю, тебе это не по душе. Но ты должен научиться бить в ответ. Иначе не отстану!’.

Роб кивнул. Он вспомнил, как отчаянно молотила руками и ногами Сикстина. И улыбнулся.

— А пока ты дома сидишь, поможешь мне с уборкой, — добавил отец. — И починить тут надо кое-что, по мелочи. Бошан вечно что-то требует. Часов в сутках не хватит, чтобы ему угодить. Ну а сейчас давай-ка смажем ноги. Тащи лекарство.

Отец наложил толстым слоем густую, пахнущую рыбой мазь. Начал втирать. Роб терпел, стараясь не переминаться с ноги на ногу.

— Пап, а Бошан — самый богатый человек на земле? — спросил он.

— Да что ты? У него ничего и нету, кроме этого занюханного мотельчика. Ну, ещё лес вокруг. Но он любит прикидываться богачом. Щёки раздувает. А почему ты спросил?

— Просто так, — ответил Роб.

Он думал о тигре. Как тигр метался по клетке взад-вперёд. Он наверняка принадлежит Бошану. А чтобы купить тигра, надо всё-таки быть очень богатым, верно? Вот бы сейчас снова увидеть тигра! Хоть глазком. Но вдруг его нет? Вдруг это был мираж, который развеялся вместе с утренним туманом?

— Можно погулять? — спросил он, когда отец закончил процедуру.

— Нет уж, — сказал отец. — Сиди дома. А то всю эту дорогущую мазь дождём смоет.

Роб покорно, даже с каким-то облегчением, принял запрет. Лучше мечтать о тигре, чем прийти и убедиться, что его нет.

На ужин отец приготовил макароны. Готовил он на электроплитке с двумя конфорками. Она стояла прямо на столе, возле телевизора. Макароны отец переварил. Вода выкипела, и почти все макароны пристали ко дну кастрюли. Робу отец дал целые, но их было немного. А себе взял соскобленное со дна месиво. Сверху посыпали тёртым сыром.

— Когда-нибудь у нас с тобой будет настоящая плита, — сказал отец. — И я смогу приготовить что-нибудь по-настоящему вкусное.

— Макароны тоже вкусные, — соврал Роб.

— Ты ешь, ешь, — закивал отец. — У меня возьми. Я не голодный.

После ужина отец заснул в шезлонге, откинув голову и приоткрыв рот. Он всхрапывал, а его ноги — большие, с кривыми пальцами — пошевеливались и иногда дёргались. Между всхрапами было слышно, как урчит у отца в животе — громко и протяжно, точно у самого голодного человека на свете.

Роб устроился на своей кровати и начал вырезать тигра. Чурбачок попался удачный, кленовый, ножик был острый, и мысленно Роб уже хорошо представлял своё будущее творение. Но под руками у него получалось нечто совсем иное. Точнее, некто. Только это был не тигр, а человек. С острым носом, маленькими глазками и костлявыми ножками. Когда дело дошло до платья, Роб понял, что это Сикстина.

Он отложил ножик. Отодвинул фигурку на расстояние вытянутой руки. Недоумённо покачал головой. Вот мама точно так и говорила: никогда наперёд не знаешь, что скрывает в себе дерево. Оно само подскажет, а твоё дело — не спорить и не сопротивляться.

Роб работал над фигуркой допоздна, а когда наконец заснул, ему приснился тигр. Только не в клетке, а на воле. Тигр бежал по лесу, а на спине его кто-то сидел, но Роб не мог различить, кто именно. Но вот тигр подбежал ближе, и Роб понял, что на нём сидит Сикстина. В праздничном розовом платье с кружевами. Роб помахал ей во сне, и она помахала в ответ. Но не остановилась. Они удалялись — тигр и девочка на тигре. Лес расступался, пропуская их, и смыкался вновь.

Глава 9

Наутро отец потеребил его за плечо в половине шестого.

— Вставай, сынок. Ты теперь человек рабочий. Начались трудовые будни.

Потом отец отнял руку, просто постоял над ним с минуту, ничего не говоря, и вышел — Роб услышал, как скрипнула, закрываясь, дверь.

Он открыл глаза. В мире было ещё темно. Единственный источник слабенького света за зашторенным окном — неоновая вывеска со звездой штата Кентукки. Роб перевернулся на другой бок, к окну, отодвинул штору и посмотрел на вывеску. Надо же, у него есть персональная падающая звезда, а он ещё ни разу желание не загадал. Но загадывать страшно. Вдруг он начнёт, а остановиться не сможет? В чемодане, куда он прячет всё, о чём нельзя думать, есть ещё и разные штуки, о которых нельзя мечтать. И крышка чемодана всегда закрыта. Наглухо.

Приподнявшись на локте, Роб смотрел на звезду и слушал, как дождик тихонько, точно пальцами, барабанит по крыше. По животу у него вдруг разлилось какое-то неожиданное, непривычное тепло. Точно грелку положили. Отчего это? Поначалу он даже не понял и лишь минуту спустя сообразил: тигр! Там, в лесу, есть тигр. Роб быстро вылез из кровати и натянул шорты и футболку.

— Жара всё не спадает, — сказал отец, увидев его на пороге. — И дождь не унимается.

— Угу, — буркнул Роб, протирая глаза. — Да, сэр.

— Если он не уймётся, весь штат превратится в одно сплошное болото.

— Мне дождик нипочём, — тихонько сказал Роб.

В день маминых похорон светило солнце, до боли яркое солнце. Когда всё закончилось, им с отцом пришлось ещё долго стоять на этом палящем солнце, потому что люди шли и шли с утешениями. Какие-то тётки обнимали Роба, притягивали его к себе порывисто, отчаянно и вдавливали его лицом в мягкие подушки грудей.

— Ты просто копия матери! — восклицали они и раскачивали его вправо-влево, не расцепляя объятий.

Другие говорили:

— Волосы у тебя точь-в-точь как у неё! Она была пепельная блондинка! Это такая редкость! — И запускали пятерню ему в волосы, и трепали их, точно собаку гладили.

И каждый раз, когда отец пожимал кому-то руку, Роб видел прореху у него под мышкой: пиджак порвался, когда отец ударил его, Роба, чтоб не плакал. И эта прореха снова и снова напоминала ему: не плачь, не плачь.

Так что солнце в его памяти теперь навсегда связано с одним. С похоронами. И если он это солнце больше никогда не увидит, будет даже неплохо. И пусть весь штат превратится в болото — ему всё равно.

Отец вернулся в комнату, сделал себе кофе и снова вышел с чашкой на террасу. Над чашкой колечками поднимался пар.

— Раз я рабочий человек, можно мне тоже кофе? — замявшись спросил Роб.

Отец улыбнулся:

— Думаю, можно. Вполне.

Роб сходил в комнату, развёл себе растворимый кофе в кружке и, выйдя с ней на террасу, сел рядом с отцом. Он пил медленно, кофе был горячий, почти чёрный и очень горький. Робу кофе понравился.

— Что ж, — сказал отец минут через десять. — Пора приниматься за дело.

Он встал. До шести часов оставалась ещё пара минут.

Они обогнули мотель и пошли к сараю с инструментами. Отец принялся было насвистывать «Золотоискателей», красивую печальную песню, которую он когда-то пел вместе с мамой. Её голос, точно сладкоголосая птица, взмывал ввысь и трепетал там над отцовским — низким и основательным, точно сама земля.

Отец, наверно, тоже об этом вспомнил. Потому что он не добрался и до половины песни: перестал свистеть, покачал головой и тихонько выругался себе под нос.

Роб пропустил отца чуть вперёд и, замедлив шаг, стал вглядываться в лесную чащу. Вдруг там мелькнёт его тигр? Вдруг махнёт хвостом? Вдруг опалит золотым взором? Нет, ничего не видать. Только дождь и мутная тьма.

— Не отставай, сынок, — окликнул отец.

И Роб поспешил следом.

Глава 10

Роб как раз подметал бельевую комнату, когда появилась Уилли Мей, отвечавшая в мотеле за бельё и уборку. Она вошла и тут же грузно опустилась на один из металлических стульев, что стояли вдоль голых бетонных стен.

— Знаешь что? — спросила она Роба.

— Что, мэм?

— А вот что. — Уилли Мей поправила в густых чёрных волосах заколку-бабочку. — Я бы лучше за свиньями в свинарнике убирала, чем за здешними постояльцами. От свиней и то больше уважения дождёшься.

Роб стоял, опершись на метлу, и смотрел на Уилли Мей. Он любил смотреть на Уилли Мей. Её гладкое тёмное лицо было точно прекрасная, выточенная из дерева маска. Роб думал, что, доведись ему вырезать портрет Уилли Мей, он сделал бы её точно такой, как в жизни: с длинным прямым носом, высокими скулами и раскосыми, как бы разлетающимися в стороны глазами.

— Ты чего на меня глядишь? — спросила Уилли Мей. Потом она подозрительно прищурилась: — И почему ты не в школе?

Роб пожал плечами:

— Не знаю.

— Что значит «не знаю»?

Роб снова пожал плечами.

— Ты мне тут не дёргайся, — велела Уилли Мей. — А то, ишь, затрепыхал крыльями, как птица костлявая. Взлететь-то всё равно не можешь. И не сможешь, коли так дело пойдёт! Хочешь всю жизнь полы мыть?

Роб покачал головой.

— И молодец, что не хочешь. На такую работёнку никто не согласится. Бошану со мной, дурой такой, просто повезло. А ты учись давай, в школу ходи, не то будешь, как я, грязь возить. — Покачав головой, Уилли Мей достала из кармана сигарету и две лакричные жвачки. Одну она сунула себе в рот, другую протянула Робу. Потом закурила и, откинувшись на стуле, закрыла глаза. — Ну вот… — произнесла она. В бельевой разливался табачно-лакричный аромат. — А теперь расскажи, почему ты не в школе.

— Это всё из-за ног. Сама видишь, какие прыщи, — объяснил Роб.

Уилли Мей открыла глаза. Посмотрела на его ноги поверх очков. Помолчала с минуту, а потом сказала:

— Мммм… И давно это у тебя?

— Примерно полгода.

— Я могу тебе сказать, что надо сделать, чтобы это прошло. — Уилли Мей указала сигаретой на его ноги. — И скажу. Прямо сейчас. Ни к какому доктору идти не понадобится.

— Как? — спросил Роб. Он перестал жевать жвачку и затаил дыхание. А что, если Уилли Мей сейчас и вправду его исцелит и ему придётся вернуться в школу?

— Это печаль твоя вылезает, — произнесла Уилли Мей, прикрыв глаза и кивая в подтверждение своих слов. — Ты всю её загнал подальше от сердца, и она выходит через ноги. А её место всё-таки в сердце. Её надо туда впустить, а потом уж выпустить. Пусть поднимется и выйдет, где положено.

Роб с облегчением выдохнул. Уилли Мей ошибается. Она не сможет его вылечить.

— Наш директор думает, что это заразно, — сказал он.

— Мужики вообще ничего не понимают, — отозвалась Уилли Мей.

— Но у него очень много разных дипломов, в рамочках, — возразил Роб. — Все стены в кабинете увешаны.

— Зато жизни он не знает. Нет у него такого диплома. Спорим? — мрачно предложила Уилли Мей и поднялась. — Номера убирать пора. А с ногами сделай, как я сказала. Не забудешь?

— Не забуду.

— А что я тебе велела сделать? — Уилли Мей требовательно нависла над ним на всю высоту своего роста. Она ведь очень высокая, самая высокая из всех, кого знает Роб.

— Дать дорогу печали, — ответил Роб. — Дать ей подняться.

Он повторял совет Уилли Мей, как песню, ритмично, ведь именно так произносила слова она сама.

— Да, верно, — подтвердила Уилли Мей нараспев. — Пусть поднимется твоя печаль, пусть выйдет, пусть воспарит…

Сказала и ушла, взметнув облако табачно-лакричного дыма. Роб тут же пожалел, что не рассказал ей о тигре. Ему отчаянно хотелось с кем-нибудь поделиться. С тем, кто поверит. С тем, кто умеет верить в тигров.

Глава 11

На склоне дня Роб пропалывал траву меж плиток дорожки, что вела от шоссе к мотелю. И тут, грохоча, подъехал школьный автобус.

— Эй, ты! — окликнул его изнутри Нортон Тримангер.

Роб даже головы не повернул. Его занимали только сорняки.

— Эй, ты! Прокажённый! — крикнул Нортон. — Мы знаем, чем ты болен. У тебя проказа!

— Ага! — подхватил Билли. — Проказа! У тебя скоро руки-ноги поотваливаются.

— Сгниют и отвалятся! — завопил Нортон.

— Ага! — обрадовался Билли. — И я о том же! Сгниют и отвалятся.

Роб смотрел на плитки дорожки pi воображал, как тигр загрызёт Нортона и Билли Тримангеров, а потом выплюнет их обглоданные косточки.

— Эй, прокажённый! — закричал Нортон. — Встречай свою подружку.

Автобус прокашлялся, пофырчал и, напоследок рыкнув, отъехал. Роб поднял голову. К нему шла Сикстина. В жёлто-зелёном платье. Когда она подошла ближе, Роб увидел, что это платье ей тоже порвали.

— Я тебе уроки привезла. — Она протянула ему красную тетрадку с кучей вложенных внутрь бумажек. Руки её были в ссадинах, на костяшках пальцев — запёкшаяся кровь.

— Спасибо. — Роб взял тетрадку. Больше он ей ничего не скажет. И уж точно ни о чём заветном не проговорится. Все слова останутся внутри. Там им самое место.

Сикстина смотрела мимо него — на мотель, на это уродливое двухэтажное бетонное здание, разом и маленькое и разлапистое. Двери каждого номера выходили на улицу и все были разного цвета — розовые, синие, зелёные, — и перед каждой дверью, на терраске, был соответствующего цвета стул.

— А почему это место называется «Звезда Кентукки»? — спросила Сикстина.

— Потому. — Короче ответа Роб придумать не смог.

— Почему «потому»? — не унималась Сикстина.

Роб вздохнул:

— Потому что у Бошана, ну, у того человека, который тут хозяин, была когда-то лошадь по кличке Звезда Кентукки.

— Ясно, — сказала Сикстина. — Но всё равно это глупое название для гостиницы во Флориде.

Роб пожал плечами.

Заморосил дождик. А Сикстина всё стояла перед Робом и смотрела на мотель. Сначала на мотель, потом на горящую огнями вывеску «Звезда Кентукки», потом на Роба. В упор. Она смотрела так, словно решала в уме задачку из учебника по математике.

Её волосы намокли под дождём и прилипли к голове, платье тоже намокло и обвисло тяжёлыми складками. Роб смотрел на её ободранные пальцы, на маленькое личико с острым носом, на чернющие глаза и чувствовал, как внутри его что-то раскрывается. Распахивается. Точно так бывает, когда он берёт в руки деревяшку и начинает вырезать, ещё не зная, что именно, а потом деревяшка сама под его руками превращается, превращается, и ему остаётся только узнать, во что.

Он набрал побольше воздуха. И открыл рот. Слова нашлись сами.

— Я знаю, где есть тигр.

Сикстина стояла под дождём и глядела на него в упор.

Она не спросила: «Настоящий?»

Она не обозвала его психом.

Она не сказала: «Ты всё врёшь».

Она произнесла только одно слово:

— Где?

И Роб понял, что сделал всё правильно. Ей можно сказать.

Глава 12

— Придется идти через лес. — Роб с сомнением посмотрел на платье и лакированные чёрные туфельки Сикстины.

— А давай я надену что-нибудь из твоих вещей? — предложила Сикстина. — Я всё равно это платье ненавижу.

Он отвел её в их комнату в мотеле — с незаправленными кроватями, с рваным шезлонгом. И она на всё это смотрела. А ещё — на отцовское ружьё в чехле и на кастрюлю с прилипшими ко дну и стенкам макаронинами. Кастрюля так и осталась стоять на плитке со вчерашнего вечера. Сикстина смотрела на комнату и её содержимое точно так же, как до этого смотрела на мотель, на вывеску «Звезда Кентукки» и на него, Роба. Она словно вычисляла что-то или решала пазл.

И тут она увидела его работы — целую толпу маленьких существ, которых Роб вырезал из дерева. Они стояли на подносе возле кровати.

— Ой, откуда у тебя это? — спросила Сикстина совсем другим голосом. Лёгким-лёгким.

Склонившись над подносом, она принялась разглядывать фигурки: крикливую сойку, кривую сосну, вывеску «Звезда Кентукки» и главную гордость Роба — отцовскую правую ногу, точнее, ступню, размер в размер. Точная копия, вплоть до мизинца. Сикстина брала поочередно каждую фигурку, рассматривала и аккуратно опускала на прежнее место.

— Где ты их взял? — снова спросила она.

— Сам сделал.

В отличие от многих других людей Сикстина поверила сразу. И сказала:

— Микеланджело, тот художник, который расписал Сикстинскую капеллу, тоже был скульптор. И ты скульптор. Самый настоящий.

— Неа… — протянул Роб. И покачал головой. А внутри его бушевали смущение и радость. От них стало жарко. И ноги сразу начали чесаться втрое сильнее — точно их огнём опалили. Он присел и обхватил их руками, пытаясь унять зуд. А когда выпрямился, Сикстина уже держала в руках своё собственное изображение. Недоделанное. Роб оставил его на кровати, намереваясь ещё поработать вечером.

Он затаил дыхание. Сикстина смотрела на себя, такую узнаваемую, ершистую, с острыми коленками, с глазками-бусинами… Сейчас наверняка рассердится. Но она снова его удивила.

— Как здорово! — сказала она. — Прямо как в зеркальце деревянное смотришься.

Ещё долго, почти целую минуту, она разглядывала фигурку, а потом бережно опустила обратно на кровать.

— Ну, давай какие-нибудь шмотки, — потребовала она. — Пойдём смотреть на тигра.

Роб дал ей пару джинсов и футболку и вышел из комнаты.

Дождь был уже послабее. Роб смотрел, как падает «Звезда Кентукки». И на мгновение вспомнил о самой заветной своей мечте. Спрятанной, закопанной на дне чемодана. Он боялся мечтать о друге. А звезда всё падала, и с нею, в неоновом луче, летела его надежда, его страх, его жгучее желание. Роб покачал головой.

— Неа, — сказал он звезде. — Нет.

Вздохнув, он выставил ноги с террасы под дождь — чтобы не так сильно чесались, чтобы не горели, чтобы стало полегче…

Глава 13

Они шли через низкорослый лес — все больше не деревья, а кустарник… Дождь наконец прекратился, но повсюду было мокро и с каждой ветки капало: с сосенок, с низеньких пальм, с давно засохших апельсиновых деревьев, стоявших не порознь, а непременно купами.

— Тут выросла моя мама. — При ходьбе Сикстина широко взмахивала руками. — Прямо здесь, в Листере. Она рассказывала, что когда-то дала себе слово, что, если ей удастся отсюда выбраться, она сюда уже не вернётся. Но вышло, что вернулась. Потому что папа закрутил роман со своей секретаршей. Её зовут Бриджет. Она даже печатать не умеет. Тоже мне, секретарша! Когда мама всё узнала, она тут же от него ушла. Но папа за мной приедет. Очень скоро. Наверно на следующей неделе. И я буду жить с ним. Здесь я точно не останусь. Ни за что.

Роб почувствовал на плече знакомую руку, печальную руку одиночества. Сикстина не останется, она скоро уедет. Нет смысла открывать чемодан и выпускать на волю мечты. Он смотрел на блестящие туфельки Сикстины и хотел только одного — чтобы не было так грустно.

— Ты не боишься запачкать туфли? — спросил он.

— Нет, — отрезала Сикстина. — Я их ненавижу. Я вообще ненавижу всё, что мама заставляет меня носить. А твоя мама где? Она с вами не живёт?

Роб покачал головой:

— Нет.

— А где она?

Роб пожал плечами.

— Моя мама собирается открыть в центре города магазинчик, — тараторила Сикстина. — Вроде художественного салона. Она хочет привнести в здешнюю жизнь немного культуры. Она может и твои деревянные скульптуры продавать.

— Это не скульптуры, — возразил Роб. — Какой из меня скульптор? Кстати, ты потише говори, а то Бошан не любит, когда по его земле чужие шастают.

— Тут его земля? — спросила Сикстина.

— Тут всё его, — ответил Роб. — И мотель, и лес.

— Не может он всем сразу владеть, — заспорила Сикстина. — А вообще, мне на него наплевать. Пускай он нас поймает. Пускай посадит в тюрьму за то, что мы ходим по его земле. Плевать я на него хотела!

— Но если мы окажемся в тюрьме, мы уже не увидим тигра, — напомнил Роб.

— Так где твоя мама? — вдруг снова спросила Сикстина. Она остановилась и, глядя на него в упор, ждала ответа.

— Тсс! Тихо ты! — Роб отвёл глаза и пошёл дальше. — Нельзя тут шуметь.

— Как хочу, так и говорю, — твёрдо сказала Сикстина. — И я хочу знать, где твоя мама.

Он оглянулся. Сикстина стояла, уперев руки в боки и сузив свои чёрные глазищи.

— Не нужен мне твой дурацкий тигр! — закричала она. — Никуда я с тобой не пойду! Ты не умеешь с людьми разговаривать. Я тебе всё рассказала! И про папу, и про маму, и про Бриджет! А ты мне ничегошеньки! Даже не можешь ответить, где твоя мама. — Она резко развернулась и, как стояла руки в боки, решительно направилась обратно к мотелю. — Ну и храни свои дурацкие секреты! — крикнула она, не оборачиваясь. — Иди к своему дурацкому тигру! Не нужен он мне! И ты не нужен!

Роб смотрел ей вслед. На ней были его футболка и джинсы, поэтому казалось, что он смотрит на самого себя, только в кривое зеркало. В комнате смеха. И он уходит от самого себя. Пожав плечами, Роб наклонился почесать ноги. Ну и ладно, сказал он сам себе. Она всё равно скоро уедет.

Но потом он всё лее поднял глаза. И увидел, как её фигурка становится всё меньше и меньше. И вспомнил свой сон. Как Сикстина скачет по лесу верхом на тигре. Роб понял, что не выдержит, если она опять исчезнет.

— Погоди! — крикнул он. — Постой! — И побежал следом.

Сикстина обернулась. Остановилась. И так и стояла руки в боки, поджидая Роба.

— Ну? — спросила она, когда он оказался совсем близко.

— Она умерла, — произнёс Роб на выдохе. И, набрав ещё воздуха, повторил: — Моя мама умерла.

— Ясно, — сказала Сикстина и быстро деловито кивнула. Потом она сделала шаг вперёд. Роб развернулся. И они снова зашагали вместе. К тигру.

Глава 14

Клетка была сделана из ячеистого проволочного забора, вместо крыши лежала доска, а дверь, тоже проволочная, закрывалась ключом разом на три засова. Тигр, как и прежде, метался взад-вперёд по клетке, словно не прекращал это делать с тех пор, как Роб увидел его в первый раз. Или как будто Роб вовсе никуда не уходил.

— Ой! Какой красивый!

Таким же голосом Сикстина говорила о его деревянных фигурках. Лёгким-лёгким.

— Не подходи слишком близко, — велел Роб. — Ему может не понравиться.

Но тигр не обращал на них ни малейшего внимания. Его интересовало только одно: движение взад-вперёд. И на него было трудно смотреть — такой он был огромный и яркий.

— Прямо как в стихотворении, — прошептала Сикстина.

— Что? В каком?

— Помнишь, стих такой есть? «Тигр, тигр, слепящий свет, ты во мрак лесов одет»[1]. Всё точно! И вправду ослепнуть можно!

— Ага! — Роб согласно кивнул.

Ему понравились слова, пружинистые и звериные, как метание самого тигра. Он уже собирался попросить Сикстину их повторить, но она вдруг резко повернулась к нему и требовательно спросила:

— Что он тут делает?

Роб пожал плечами:

— Не знаю. Его, наверно, Бошан купил.

— Купил? Что ему тигр игрушка, что ли?

— Не знаю, — повторил Роб. — Мне просто нравится на него смотреть. Может, и Бошану тоже. Может, он просто приходит сюда и смотрит на него?

— Вот жадина! — возмутилась Сикстина.

Роб снова пожал плечами.

— Но такого тигра нельзя держать в клетке. Это неправильно, — продолжала Сикстина.

— Что ж тут поделаешь? — отозвался Роб.

— Мы могли бы его выпустить. Освободить! — Сикстина снова упёрла руки в боки. Эту её позу Роб уже хорошо знал, и она ему порядком надоела.

— Да как его выпустишь? — сказал он. — Смотри, какие замки.

— Можно подпилить.

— Неа. Нельзя.

От одной мысли о том, чтобы выпустить тигра на свободу, ноги у Роба зачесались, как бешеные.

— Мы обязаны его выпустить. — Сикстина говорила громко и уверенно.

— Тихо ты. Не наш это тигр, не нам и выпускать, — возразил Роб.

— Не наш, но спасать его будем мы, — не уступала Сикстина.

Тигр вдруг остановился. И навострил уши. Они стояли торчком и чуть подрагивали, а сам он смотрел куда-то вдаль, мимо Сикстины и Роба.

— Тссс! — Роб приложил палец к губам.

Тигр чуть наклонил голову. Все трое прислушались.

— Машина, — сказал Роб. — Сюда едет машина. Это Бошан. Надо сматываться. Пошли скорее.

Он схватил Сикстину за руку и потащил в лес. Она бежала послушно, не отнимая руки. Её ладошка была невозможно маленькой, крохотной. Словно только вылупившийся птенец. Или скелетик птенца.

Они бежали, и Роб ощущал биение своего сердца. Оно билось по-особому: не от страха, не от бега, а от чего-то другого. Как будто его душа вдруг выросла — там, в животе, — и подпёрла все остальные органы. И сердце тоже. Ощущение было странно знакомое, точно уже испытанное, только Роб не мог вспомнить, как оно называется.

— Он за нами гонится? — одними губами спросила Сикстина.

Роб пожал плечами. Но держать Сикстину за руку и одновременно поднимать и опускать плечи было не очень удобно.

— Хватит дёргаться, — прошипела Сикстина. — У тебя на всё один ответ! Только и знаешь, что плечами пожимать. Я твоими пожималками по горло сыта!

Робу тут же вспомнилось: Уилли Мей говорит, что он, когда пожимает плечами, дёргается, как костлявая птица, которая силится, но не может взлететь. Ему это сравнение вдруг показалось смешным. Настолько смешным, что он громко рассмеялся. И Сикстина тоже рассмеялась. Даже не спросив, над чем он смеётся. Даже не отпустив его руку. Она бежала и смеялась. И Роб сразу понял, как называется чувство, которое торкается внутри и переполняет его до краёв. Счастье. Вот как это называется.

Глава 15

Когда они вышли из леса к стоянке возле мотеля, уже стемнело. А они изнемогали от смеха — даже ноги с трудом передвигали.

— Роб? — окликнул отец с террасы, от двери, ведущей в их комнату.

Из-под двери и меж занавесок сочился слабый свет: там работал телевизор, чуть подсвечивая отцовскую фигуру сзади.

— Да, сэр? — отозвался Роб. Отпустил руку Сикстины. И замер.

— Где ты был?

— В лесу.

— А ты всё сделал, что было поручено?

— Да, сэр.

— Кто это с тобой? — Отец вглядывался во тьму.

Сикстина выпрямилась и как-то подобралась.

— Это Сикстина, — ответил Роб.

— Угу, Сикстина, — повторил отец. — Ты где-то тут живёшь? Неподалёку? — спросил он.

— Да. Но я тут ненадолго, — ответила Сикстина.

— А твои родители знают, где ты ходишь?

— Я как раз собираюсь маме позвонить.

— В бельевой есть телефон-автомат, — сказал отец.

— В бельевой? — Похоже, Сикстина не поверила своим ушам. И вызывающе упёрла руки в боки.

— У нас в комнате телефона нет, — тихо подтвердил отец.

— Вот это да… — протянула Сикстина. — А монетки хоть дадите?

Отец пошарил в кармане, выгреб оттуда пригоршню монет и протянул ей на открытой ладони, точно собирался показать фокус и спустя миг они исчезнут. Роб поспешно шагнул вперёд, забрал у него монеты и отдал Сикстине.

— Хочешь, я с тобой схожу? — предложил он.

— Не надо, сама найду. Спасибо большое.

— Роб, — произнёс отец, когда Сикстина, по обыкновению, размахивая руками, скрылась в мотеле. — Почему эта девочка в твоей одежде?

— У неё платье, — пояснил Роб. — В платье по лесу неудобно. И красивое оно, жалко.

— Зайди-ка в комнату, — велел отец. — Надо ноги мазью намазать.

— Да, сэр.

Роб шёл ужасно медленно. Всё его счастье куда-то испарилось. Ноги сильно чесались. Он знал, что в комнате его ждёт темнота, как в склепе, только телевизор помаргивает…

Пока мама была жива, мир казался очень светлым. В последнее Рождество, незадолго до смерти, она украсила их дом в Джексонвилле сотнями белых фонариков. Каждый вечер дом сиял точно созвездие, а они были внутри, все вместе, втроём. Счастливые-счастливые…

Роб вспомнил это и — вошёл в комнату. В мотеле. И принялся ругать себя за то, что приоткрыл чемодан. Потому что от одной мысли обо всём, чего уже не вернёшь, темнота сгущается ещё сильнее.

Глава 16

Роб сидел на кромке тротуара перед террасой и ждал, пока Сикстина поговорит по телефону и выйдет на улицу. Её жёлто-зелёное платье он положил в магазинный пакет. Сначала он очень старался свернуть платье поаккуратнее, но задача оказалась слишком трудной, и в конце концов Роб просто сунул его в пакет. Теперь он держал пакет подальше от своих намазанных мазью ног, чтобы не испачкать.

Когда Сикстина наконец показалась на пороге, Роб с облегчением вздохнул.

— Эй, — окликнул он из темноты.

— Привет. — Она присела рядом. — А почему у вас нет телефона?

Роб пожал плечами.

— Нам и звонить-то некому.

— Мама сейчас за мной приедет, — сказала Сикстина.

Роб кивнул.

— Вот твоё платье. — Он протянул ей пакет.

Взяв пакет, Сикстина задрала голову и стала смотреть на небо. Роб тоже поднял глаза. Облака нависали уже не так густо, и кое-где просвечивало небо со звёздами.

— Вон Большая Медведица, — сказала Сикстина. — Я люблю рассматривать всё, что есть над головой. И мои мама с папой тоже. Они так и познакомились. Оба рассматривали потолок в Сикстинской капелле и не замечали, куда идут. Ну и наткнулись друг на друга. Поэтому меня назвали Сикстиной.

— Мне твоё имя нравится, — смущённо признался Роб.

— Я этот потолок тоже видела, — продолжала она. — Родители возили меня в Италию в прошлом году. До Бриджет. Когда они ещё любили друг друга.

— Ну и как потолок? Как на картинках? — спросил Роб.

— Лучше. Это как… ну, не знаю даже… как будто на фейерверк смотришь.

— А-а-а, — произнёс Роб. — Ну да.

— Может, мы с тобой тоже когда-нибудь в Италию съездим, — продолжала Сикстина. — Я тебе всё покажу.

— Да, хорошо бы… — Роб улыбнулся в темноту.

— А тигр не может смотреть на звёзды. — Голос Сикстины стал заметно жёстче. — У него доска над головой. Ему вообще неба не видно. Мы должны его выпустить.

Роб промолчал, надеясь, что, если он не поддержит разговор про тигра, она снова заговорит про потолок Сикстинской капеллы.

— Как умерла твоя мама? — неожиданно спросила Сикстина.

Роб вздохнул. Он уже знал, что отмолчаться не удастся.

— От рака, — ответил он.

— А звали её как?

Роб закрыл глаза, чтобы не смотреть на звёзды и сосредоточиться на чемодане. Нельзя позволить ему открыться.

— Я не должен о ней говорить.

— Почему не должен?

— Потому. Отец говорит: незачем вспоминать. Всё равно её не вернёшь. Поэтому мы переехали. В Джексонвилле все о ней говорили. Всё время. Мы переехали, чтобы жизнь шла дальше.

Под колёсами захрустел гравий. Роб открыл глаза. По их макушкам скользнул свет фар.

— За мной мама приехала. — Сикстина встала. — Скажи, как звали твою маму. Быстрее.

Роб покачал головой.

— Говори, — потребовала она.

— Каролайн, — тихонько сказал Роб, на миг приоткрыв чемодан. Имя выскочило, и чемодан захлопнулся вновь.

Сикстина снова деловито кивнула.

— Ладно, — сказала она. — Я заеду завтра. И мы придумаем, как выпустить тигра. Нужен план.

Послышался женский голос:

— Сисси? Девочка! Как тебя сюда занесло?

Мама Сикстины вылезла из машины и направилась к ним. Она чуть покачивалась на высоких каблуках. На каблуках вообще непросто ходить по гравию, которым усыпаны дорожки и стоянка перед мотелем «Звезда Кентукки». Волосы у женщины были тоже соломенного цвета, даже посветлее, чем у Сикстины, и забраны в высокий пучок над затылком. Когда она повернула голову, Роб узнал черты Сикстины: острый подбородок, острый нос, вот только рот был другим. Губы тоньше и жёстче.

— Боже правый! — воскликнула миссис Бейли. — Во что ты вырядилась?

— В одежду, — отрезала Сикстина.

— Сисси, ты выглядишь как бродяжка. Садись в машину. Мама Сикстины нетерпеливо постукивала ногой по гравию. Сикстина не двинулась с места. Так и осталась стоять рядом с Робом.

— Что ж… — Её мама обречённо вздохнула и перевела взгляд на мальчика: — Ты, должно быть, и есть Роб. А как твоя фамилия?

— Хортон, — ответил Роб.

— Хортон, — повторила миссис Бейли. — Хортон. Ты, случаем, не родственник Селдона Хортона? Конгрессмена?

— Нет, мэм. Вряд ли.

Миссис Бейли скользнула по нему рассеянным взглядом и опять посмотрела на Сикстину.

— Зайка, садись в машину, — попросила миссис Бейли.

Когда Сикстина снова не двинулась с места, её мама снова вздохнула. И снова взглянула на Роба.

— Она совсем не желает меня слушаться, — пожаловалась она. — Ждёт отца. Готова ловить каждое его слово. А он лжец. Только и умеет, что врать.

Сикстина вдруг зарычала почти по-звериному и, прыгнув в машину, с треском захлопнула дверцу.

— Ты сама всё врёшь! — закричала она с заднего сиденья. — Это ты врёшь, а не он!

— Господи боже! — Миссис Бейли тряхнула головой и, больше не сказав Робу ни слова, села за руль.

Машина отъехала. Роб глядел им вслед. Сикстина, нахохлившись, сидела сзади.

Стукнула дверь мотеля. Послышался чей-то смех. Залаяла собака, тоненько и коротко. И снова — тишина.

— Каролайн, — прошептал Роб в темноту. — Каролайн. Каролайн… Каролайн…

Во рту стало сладко, точно он сосал запретную конфету.

Глава 17

Наутро Роб помогал Уилли Мей в бельевой. Они складывали наволочки и простыни и жевали жвачку «Восьмёрка».

Всю ночь Роб проворочался в постели, расчёсывая ноги и вспоминая про тигра и про Сикстину — как она сказала, что тигра непременно надо выпустить. Наконец он решил узнать точку зрения Уилли Мей.

— Ты когда-нибудь была в зоопарке? — спросил он.

— Один раз. — Уилли Мей надула пузырь из жвачки и громко его лопнула. — Ходила в этот зоопарк, в Сорли. Ну там и вонища!

— Как думаешь, зверям там нравится? Нравится, что их в клетках держат?

— Нравится не нравится! Можно подумать, их мнение кого-то интересует! — Уилли Мей вытащила из сушильной машины ещё одну простыню и принялась расправлять.

Роб решил попробовать снова.

— Ладно, а сама ты как думаешь? Хорошо или плохо держать животных под замком?

Уилли Мей посмотрела на него поверх очков. Так и просверлила взглядом.

Роб опустил глаза.

— Когда я была совсем маленькой, — начала Уилли Мей, — отец подарил мне птичку в клетке. Зелёненький такой попугайчик с длинным-предлинным хвостом. Уж на что я маленькая была, а птаха — так вообще крошка. В ладони у меня умещалась. — Уилли Мей перекинула простыню через плечо и бережно прикрыла одну ладонь другой, чтобы показать Робу, как она держала попугайчика. Только сейчас ладони Уилли Мей были огромными, в таких, пожалуй, весь мир уместится.

— Вот сидит он там у меня, а сердечко стучит, колотится. И головочку наклоняет то туда, то сюда — смотрит на меня, значит. Я его Сверчком назвала, потому как трещал без умолку.

— Что с ним случилось? — спросил Роб.

Уилли Мей наклонилась и вынула из сушилки наволочку.

— Выпустила я его…

— Выпустила? — переспросил Роб, и сердце у него упало. Это был приговор.

— Не могла я пережить, что он взаперти сидит с утра до ночи, вот и выпустила. — Уилли Мей аккуратно сложила наволочку.

— А потом что было?

— А потом отец меня выпорол. Сказал, что птичке моя доброта ни к чему. Что я обеспечила змее хороший ужин.

— Значит, ты больше не видела Сверчка?

— Нет, откуда ж? Разве что во сне иногда. Прилетит ко мне, порхает вокруг да чирикает. — Она покачала головой и взялась за оставшуюся на плече простыню. — Возьмись-ка за другой конец. Сейчас мы её растянем. А теперь сложим.

Когда между ними хлопала растянутая простыня, Робу вдруг вспомнилось, как отец стоял перед их домом в Джексонвилле и целился в какую-то птицу. Прямо в небо.

— Как думаешь, попаду? — спрашивал он у мамы. — Попаду я в эту птичку-невеличку?

— Роберт, а зачем? — удивлялась мама. — Для чего тебе это надо?

— Чтобы доказать, что могу, — отвечал отец.

Послышался короткий треск. На мгновение птица зависла в небе, пришпиленная к нему пулей. А потом упала.

— Ох, Роберт, — выдохнула мама.

У Роба и сейчас начало покалывать в горле, как только он вспомнил ружьё, маму и глухой стук, с которым птица ударилась о землю.

— Я знаю кого-то, кто сидит в клетке, — сказал он Уилли Мей, с трудом проталкивая слова вверх по саднящему горлу.

Уилли Мей кивала, но не слушала. Она смотрела мимо Роба, мимо белой простыни, мимо стен бельевой комнаты, мимо вывески «Звезда Кентукки».

— Кто ж не знает? — произнесла она наконец. — Кто ж не знает кого-то, кто сидит в клетке?

Потом они складывали простыни молча. Роб вспоминал птичку. Как он нашёл её в траве, ещё тёплую. Он тогда заплакал. А отец велел ему перестать плакать. «Нечего тут плакать, — сказал он. — Это просто птица».

Глава 18

Роб подметал бетонную дорожку перед мотелем «Звезда Кентукки», когда на своём красном джипе подъехал Бошан.

— Эй, ты! — оглушительно закричал Бошан и погудел. Ему, Робу. Хозяин был огромный, с рыжими как апельсин волосами и такой же бородой. Из уголка рта у него постоянно торчала зубочистка. Когда он говорил, зубочистка подрагивала, словно тоже норовила встрять в разговор.

— Разве ты у нас теперь тоже зарплату получаешь? — прогремел он.

— Нет, сэр, — ответил Роб.

— Тогда ладно, — громогласно одобрил Бошан и соскочил на землю с подножки джипа. — Работай, раз бесплатно. Таких работничков я люблю.

— Хорошо, сэр.

— А почему не в школе? Или ты уже аттестат получил? — Золотые цепи, утопавшие в курчавых рыжих волосах на груди Бошана, поблескивали, будто подмигивая Робу.

— Болею я.

— Понятненько. Школа надоела. — Бошан похлопал Роба по спине. — Матери нет, вот ты и отбился от рук. Но я тебе не мать, так что живи как хочешь, следить не буду. Мне бы со своей сладить. — Он многозначительно кивнул на вестибюль мотеля, где восседала за стойкой его мать, Ида Белль.

Хозяин подмигнул Робу. Потом заговорщицки посмотрел направо-налево.

— Послушай, — сказал он, понизив голос. — У меня тут куча дел образовалась, не успеваю всё сам. Ты, гляжу, парень сметливый. Может, хочешь подзаработать?

Ответа он дожидаться не стал.

— Давай-ка объясню тебе, что надо делать. Ты зверей любишь?

Роб кивнул.

— Само собой. — Бошан кивнул вместе с Робом. — Какой же пацан зверей не любит? А диких любишь? Хищников?

У Роба чуть сердце из груди не выпрыгнуло. Он понял, к чему клонит хозяин.

— Я тут себе одного хищника прикупил, — продолжал Бошан. — Скажу какого — не поверишь. Я его прямо тут, в лесу, поселил. У меня на него виды имеются. Большие планы. Но пока руки не дошли. А за ним ухаживать надо. Кормить-поить. Каждый день. Тебе понятно, сынок?

— Да, сэр.

— Вот и отлично. — Бородач хлопнул Роба по плечу. — Знаешь, полезай-ка в джип, прокатимся. Я тебе покажу, что и как.

— Мне тут ещё домести надо, — сказал Роб, не выпуская из рук метлу.

— Это тебе папка сказал? Так он тут не хозяин! Тут я хозяин. Говорю «поехали», отвечай: «Так точно, поехали».

— Так точно. Поехали, — повторил Роб, тщетно оглядываясь: вдруг появится отец или Уилли Мей и спасёт его? В то же время он знал: никто ему не поможет. Никто на свете.

— Отлично, — сказал Бошан. — Залезай.

Роб забрался на пассажирское сиденье. В ногах его лежал плотный коричневый пакет.

— Переложи это назад, — велел хозяин, усаживаясь за руль. Пакет оказался тяжёлый и вонючий. Роб положил его на пол за своим сиденьем и понял, что испачкал руки. Они были в тёмной крови.

— Там просто мясо, — пояснил Бошан. — Ничего с тобой не произойдёт, не бойся.

Рыжий бородач нажал на газ, мотор взвыл, и они с рёвом помчались мимо вывески «Звезда Кентукки» — прямиком в лес. Бошан нёсся как бешеный. Вот-вот врежется — то в одно дерево, то в другое. Сворачивал буквально в последний момент. И беспрестанно вопил:

— Ты глазам своим не поверишь! Ты такого в жизни не видел!

— Не видел, сэр, — покорно повторял Роб.

— Что? — переспросил Бошан сквозь шум мотора.

— Не видел, сэр! Не поверю, сэр! — поддакнул Роб громче. Но он верил. Верил всем сердцем.

Глава 19

Бошан нажал на тормоза.

— Почти приехали, — сказал он. — Закрой-ка глаза, чтобы получился сюрприз.

Роб закрыл глаза, и джип медленно покатил дальше.

— Не подглядывай! Зажмурься крепко!

— Хорошо, сэр, — кивнул Роб.

— Ну вот, — наконец сказал хозяин. — Добрались, можешь открывать.

Он затормозил вплотную к клетке, разве что не уперся бампером в решётку.

— Скажи, что ты видишь? — потребовал Бошан трубным гласом. — Скажи, что открылось твоему взору?

— Тигр, — ответил Роб. И сделал вид, что у него от удивления отвисла челюсть, что он потрясён и ошеломлён.

— Вот именно! Тигр! Король джунглей! И он принадлежит мне!

— Ого! — притворно воскликнул Роб. — Вы его купили?

— В точку! Купил. Один мой знакомый задолжал мне кучу денег. И вернул тигром. Так и происходят крупные сделки в этом мире. Тиграми. Он мне достался прямо в клетке.

Зубочистка в уголке его рта гуляла вверх-вниз, точно разговаривала. Бошан придержал её пальцем, чтоб заткнулась.

— А что вы будете с ним делать? — спросил Роб.

— Да вот раздумываю. Можно поставить клетку перед мотелем, пусть привлекает постояльцев в «Звезду Кентукки». Авось, дело поживее пойдёт.

Тигр замер и уставился на бородача. Тот отвернулся. И стал стучать по рулю своими толстыми пальцами.

— Можно, конечно, его просто убить, — продолжал Бошан. — Содрать шкуру и сделать себе тигровую шубу. Короче, я пока не решил. А возни с ним по горло. Мясом надо кормить дважды в день. Это тебе и поручается. Будешь приходить сюда кормить тигра. Каждая кормёжка — два бакса. По рукам?

У Роба пересохло во рту, он с трудом сглотнул.

— А как я просуну еду в клетку? — спросил он.

Бошан нашарил в кармане связку ключей.

— Клетка открывается. — Он покачал ключами, и раздался печальный металлический звон. — На большие ключи не обращай внимания, они от большой дверцы. Откроешь — тигр выпрыгнет и тебя съест. Понял? Не надо бы, конечно, давать тебе всю связку, но ты ведь не дурак?

Роб, в ужасе оттого, что ключи от клетки существуют и сейчас окажутся у него в руках, только кивнул.

— Видишь этот маленький ключик? — продолжал Бошан.

Роб снова кивнул.

— Он как раз от маленькой дверцы, через которую еду суют. — Хозяин кивнул на нижний угол клетки. — Открываешь, проталкиваешь мясо, кусок за куском. Вот погляди.

Бошан, кряхтя, выпростался из джипа, достал пакет, извлёк из него кусок мяса, а потом, наклонившись до земли, отпер нижнюю дверцу и быстро кинул мясо внутрь. Тигр прыгнул, и бородач неловко споткнулся, отпрянув от клетки.

— Вот и всё, совсем не сложно. — Бошан выпрямился. На лбу у него блестел пот, руки дрожали.

— А у вашего тигра есть имя? — спросил Роб.

— Имя? — Хозяин задумался. — Нет у него имени. Тебе что, непременно надо его по имени кликать, чтобы сунуть в клетку кусок мяса?

Роб пожал плечами и покраснел. И принялся чесать ноги, чтобы, наклонившись, не смотреть на потного сердитого Бошана.

— Ты желаешь, чтобы я представил вас друг другу по всем правилам? — издевательски продолжал Бошан. — Тогда давай вылезай из джипа.

Роб соскочил на землю.

Хозяин ухватился за решётку и потряс её изо всей силы. Тигр оторвался от мяса. Морда его была измазана кровью. Тигр смерил Бошана тяжёлым, отчего-то знакомым Робу взглядом.

— Эй, ты! — крикнул тигру бородач. — Видишь этого пацана? — Он ткнул пальцем в Роба. — Теперь он твой мясопровод. Он, а не я. Этот пацан. И все ключи у него. Ясно, зверюга? У меня теперь ключей нет. А его запомни! Понял?

Ещё с минуту тигр сверлил глазами человека, а потом медленно опустил голову и принялся за еду.

— Вот вы и познакомились. — Бошан вытащил из кармана потёртую бандану и стёр со лба пот.

По пути назад, в «Звезду Кентукки», хозяин по-прежнему лихачил, а вдавленный в кресло Роб вдруг вспомнил, почему ему знаком взгляд тигра. Так смотрит Сикстина. Он знал: когда он скажет, что получил ключи от клетки, её глаза загорятся таким же ярким свирепым пламенем. Теперь она непременно настоит на своём. Они выпустят тигра.

Глава 20

Напоследок Бошан сказал:

— Помни, тигр — это наша с тобой сделка. Она никого, кроме нас, не касается. Забери мешок с мясом, припрячь где-нибудь, а завтра я привезу ещё. Главное, держи язык за зубами.

Ровно в три, урча, пыхтя и отфыркиваясь, показался школьный автобус. Ещё на подъезде Нортон и Билли Тримангеры начали пуляться в Роба финиками. Не успел автобус остановиться, из него выскочила Сикстина и бегом бросилась к Робу, уворачиваясь от града фиников. Она была серьёзна, как воин на поле боя.

— Пойдём скорее к тигру, — выдохнула она, добежав.

Роб в смятении увидел, что Сикстина снова нацепила его джинсы и футболку.

— Где твоё платье? — не удержавшись, спросил он.

— Здесь. — В руке у неё болтался тот же пакет, в который Роб положил платье накануне. — Я сразу, как из дома вышла, переоделась. Чтоб мама не видела. Я сегодня нашла в библиотеке книжку о семействе кошачьих. Кстати, ты знал, что в этих краях всё-таки водятся крупные кошки? Пантеры! Мы выпустим тигра, и он будет жить с ними. Пошли скорее!

Она побежала вперёд.

Роб тоже побежал. Но связка ключей так оттягивала карман и била по ноге, что бежать было неудобно, и Сикстина его без труда обогнала.

Когда он добрался до клетки, Сикстина уже стояла, просунув пальцы в ячеистую сетку, прижавшись к ней всем телом.

— Тиграм, между прочим, грозит исчезновение, — сказала она. — И выживут они или нет, зависит от нас.

— Ты осторожней давай, — посоветовал Роб. — Он ведь тяпнуть может.

— Не будет он на меня нападать. Тигры нападают на людей только в самых крайних случаях, когда умирают с голоду.

— Этот с голоду явно не умирает.

— Откуда ты знаешь? — Сикстина обернулась к Робу.

— Ну, он же не худой? Его тут, похоже, кормят.

Сикстина вперила в Роба пристальный взгляд.

Роб открыл рот. И произнёс слово «ключи».

Это ж надо! Стоит ему оказаться перед Сикстиной, все его секретные слова — тигр, рак, Каролайн, — все слова из его чемодана вылетают сами собой!

— Что? — спросила Сикстина. — Какие ключи?

— Ключи, — повторил он и откашлялся. — У меня есть ключи от клетки.

— Откуда взял?

— Бошан дал. Он нанял меня кормить тигра. И дал ключи.

— Ух ты! — воскликнула Сикстина. — Осталось просто отпереть дверь и выпустить!

— Нет, — сказал Роб.

— Ты спятил? Почему нет?

— Это опасно. Для него. У моей знакомой, Уилли Мей, в детстве была птичка, она её выпустила — и птичку съела змея.

— Глупости! — отрезала Сикстина. — Одно дело птичка, а другое — тигр. Т-и-г-р, понимаешь? Я не знаю, кто такая твоя Уилли Мей. И знать не хочу. Я тигра выпущу, и ты мне не запретишь. Без всяких ключей выпущу. Спилю замки и дело с концом.

— Не надо, — сказал Роб.

— «Не надо»! — передразнила Сикстина. — Умоляю!

А потом резко развернулась, схватилась за сетку и принялась трясти. Совсем как Бошан несколько часов назад.

— Ненавижу это место! Ненавижу! — повторяла она. — Скорее бы папа приехал! Вот он приедет, мы с ним придём сюда и выпустим тигра. Это мы сделаем в первую очередь. — Она затрясла клетку ещё сильнее. — Я тебя вызволю! — крикнула она метавшемуся по клетке тигру. — Честное слово.

Сикстина трясла клетку, словно сама сидела взаперти. А тигр ходил взад-вперёд, без остановки.

— Не надо, — попросил Роб.

Но она продолжала трясти железную сетку и даже биться об неё лбом. А потом Роб услышал странный звук. И подошёл поближе, решив, что она задыхается.

Оказалось, что Сикстина плачет. Плачет!

Роб стоял рядом, растерянный и потрясённый. Когда мама была ещё жива, а он ещё плакал по разным мелким поводам, мама умела его утешить. Она подставляла ладонь сзади под его голову, возле шеи, и говорила: «Плачь. Плачь, не бойся. Я тебя держу».

Не успев подумать, правильно ли, можно ли так поступить, Роб протянул руку и положил её сзади на шею Сикстины. Он почувствовал биение её пульса — в такт с метанием тигра в клетке. И прошептал слова, которые когда-то шептала ему мама: «Плачь. Плачь, не бойся. Я тебя держу».

Сикстина плакала. Она плакала так, будто уже никогда не остановится. И она не просила его убрать руку.

Глава 21

Когда они пустились в обратный путь к мотелю «Звезда Кентукки», сгущались сумерки. Сикстина уже не плакала, но разговор тоже пока не заводила, даже о том, чтобы выпустить тигра.

— Мне надо маме позвонить, — сказала она устало, когда они наконец дошли.

— Я с тобой, — быстро отозвался Роб.

Она не возразила, поэтому он пересёк вместе с ней пустырь, где постояльцы ставили машины, и направился к бельевой. Вдруг перед ними из лиловой тьмы выросла Уилли Мэй. Она стояла, опершись на свою машину, и курила сигаретку.

— Стой, кто идёт! — Она шутливо наставила на Роба палец.

— Привет, — ответил он.

— И кто это с тобой? — Она мотнула головой в сторону Сикстины.

— Это Сикстина, — ответил он и сам повернулся к девочке: — Сикстина, это и есть Уилли Мэй. Помнишь, я рассказывал? У неё была птичка, и она её выпустила.

— И что? — спросила Сикстина.

— И ничего, — отрезала Уилли Мэй. В очках у неё пестрели отблески от вывески «Звезда Кентукки». — Была птичка да сплыла.

— А зачем вы тут торчите на стоянке? — нелюбезно и даже жёстко спросила Сикстина. — Людей пугаете?

— Да что мне за радость людей-то пугать? — отозвалась Уилли Мэй.

— Уилли Мэй тут работает, — пояснил Роб.

— Это верно, — согласилась Уилли Мэй и, пошарив в кармане передника, вытащила оттуда пачку жвачки. — А тебя я знаю, можешь не представляться, — сказала она Сикстине. — И про тебя знаю. Ты сейчас сильно сердишься. На весь белый свет злишься. Я эту злость нутром чую. Сама почти всю жизнь такая была.

— Я не злюсь, — огрызнулась Сикстина.

— Думай как хочешь, дело твоё, — миролюбиво сказала Уилли Мэй и открыла пачку. — Только тогда ты ещё и врушка, не только злюка. На, бери. — Она протянула Сикстине жвачку.

Сикстина уставилась на Уилли Мэй и смотрела на неё исподлобья целую долгую минуту. А Уилли Мэй тоже смотрела, не отводила глаза. Сумерки окончательно сгустились, стало совсем темно. Роб затаил дыхание. Как же хочется, как отчаянно ему хочется, чтобы эти двое понравились друг другу! Только когда Сикстина протянула руку и взяла жвачку, Роб наконец тихонько, с облегчением выдохнул.

Кивнув Сикстине, Уилли Мэй предложила жвачку и Робу. Он взял одну пластинку и сунул в карман — на потом.

Уилли Мэй раскурила следующую сигарету и усмехнулась.

— Такое только Господь мог учудить. — Она покачала головой. — Свёл вас обоих вместе. Мальчишка, который весь извёлся от печали, даже ноги коростой покрылись. И ты. — Она наставила сигарету на Сикстину. — Тебя злость точит, аж искры во все стороны летят. Вот так парочка. Загляденье. — Она подняла руки к небу, потянулась и окончательно выпрямившись, отклеилась от машины.

Сикстина смотрела на Уилли Мэй, раскрыв рот.

— Какой у вас рост? — спросила она.

— Сто восемьдесят восемь сантиметров, — ответила Уилли Мэй. — Домой мне пора, вот что. Но прежде дам тебе совет. Парень этот свой совет уже получил. Ты к своему готова?

Сикстина кивнула, так и позабыв закрыть рот.

— Тогда слушай. Никто за тобой не приедет, и спасать тебя никто не станет. — Уилли Мэй открыла дверцу и уселась за руль. — Спасать себя придётся самой. Понятно говорю?

Сикстина всё пялилась на Уилли Мэй. И молчала.

Уилли Мэй нажала на газ, машина тронулась. Роб и Сикстина долго смотрели ей вслед.

— Она пророчица, — уверенно сказала девочка.

— Кто-кто?

— Пророчица. Они как раз в Сикстинской капелле и нарисованы. Весь потолок в них. Их устами говорит Господь.

— Про-ро-чи-ца, — с трудом повторил Роб. — Ах, ну да… пророк… пророчица…

Он понимающе кивнул. Что ж, Бог прав. Если Ему угодно говорить чьими-то устами, то Уилли Мэй — хороший выбор.

Глава 22

— Ты снова шастал по лесам с этой девчонкой? — спросил отец, едва Роб вошёл в комнату.

— Да, сэр, — ответил Роб.

— А там у тебя что лежит? — отец кивнул под кровать Роба.

— Где, сэр? — уточнил Роб, но сердце у него ушло в пятки.

Он знал, что именно нашёл отец под кроватью. Мясо. Роб спрятал его там, решив вынуть, когда снова настанет время кормить тигра.

— Откуда это мясо? — спросил отец, поддев ногой бурый от крови мешок.

— От Бошана, — без раздумий ответил Роб.

— Значит, от Бошана, — повторил отец глухо и грозно. — От Бошана… Этот Бошан платит мне такие крохи, что мы еле концы с концами сводим, а теперь ещё решил подкормить нас тухлятиной? Думает, я не в состоянии купить для сына мясо?

Роб открыл было рот, чтобы объяснить, как обстоит дело, но вспомнил наказ хозяина и прикусил язык.

— Ну, погоди же, Бошан! — прорычал отец. — Я тебя проучу! Жилы у отца на шее раздулись, стали выпуклыми, точно веточки на дереве. Он с размаху наподдал пакет ногой.

— Проучу! В другой раз подумаешь, честно ли ты платишь мне за труд и нужно ли нам твоё тухлое мясо!

Отец подошёл к футляру с ружьём. И остановился. Ружья не вынимал. Просто стоял, смотрел на него сквозь стекло и похрустывал суставами пальцев.

— Папа, — произнёс Роб. Но он не знал, что сказать дальше.

Вот мама всегда умела успокоить отца. Или руку ему на локоть положит, или имя его скажет — тихо так, с укоризной… И этого хватало. Но Роб гак не умел. Ещё с минуту он постоял возле отца, а потом взял со своей кровати деревянный чурбачок и ножик. Когда он выходил из комнаты, отец по-прежнему стоял возле футляра с запертым внутри ружьём и смотрел на него так, словно хотел открыть его силой мысли и взять ружьё в руки.

Усевшись под вывеску «Звезда Кентукки», Роб прислонился к одному из холодных, влажных столбов и принялся вырезать дальше.

Но мысли его ходили по кругу — вспоминался то отцовский гнев, то Сикстинины слёзы, — и он никак не мог сосредоточиться. Взглянув снизу вверх на изнанку вывески, Роб вдруг вспомнил ещё один запретный момент из прошлого… Он лежит под дубом, на расстеленном на земле одеяле. С одного боку от него мама, с другого — спящий отец. Отец похрапывает. А мама берёт его, Роба, за руку и показывает на пронизанные солнцем листья дуба.

— Гляди, сынок! Я в жизни не видела такого красивого, сочного зелёного цвета. Верно?

— Ага. — Роб рассматривает листья. — Зелёный… Точно его Бог только что придумал.

Мама сжала его руку.

— Ты прав. Так и есть. Первородная зелень. Её только что создал Бог. Мы с тобой видим мир одинаково.

Роб сосредоточился на зелёном цвете. И позволил ему просочиться через щель в чемодане, заполненном всем, о чём нельзя мечтать и просто думать… Зелень выбралась на свободу и заполнила его голову. И он вспомнил про Сверчка, попугайчика Уилли Мэй. Интересно, он был таким же ярко-зелёным? Первородным?

Так он и размышлял, а руки тем временем работали сами. Поэтому Роб ничуть не удивился, когда — отложив ножик и чуть отстранив поделку — он разглядел крыло, клюв и крошечный круглый глаз. Вот он, Сверчок, волнистый попугайчик Уилли Мэй, рождается заново под его ножом.

Он трудился над птичкой долго, так долго, что она стала совсем как настоящая — вот-вот запоёт. Когда Роб вернулся домой, отец спал, растянувшись в шезлонге. Ружьё лежало на своём месте, в запертом футляре, а вот мешка с мясом нигде не было. Значит, утром ему тигра уже не накормить… Придётся ждать, пока Бошан привезёт следующую порцию.

Подойдя к шезлонгу, Роб всмотрелся в спящего отца. Вот его руки — тяжёлые, узловатые; вот лысина на свесившейся набок голове. Мальчик пытался всё это запомнить и одновременно понять, разобраться, каким образом уживается в одном человеке этот страшный гнев и это благостное спокойствие. А ещё ведь он умеет петь, и улыбаться умеет — широко-широко… Тут отец вздрогнул и проснулся.

— Привет, — сказал он.

— Привет, — ответил Роб.

— Который час?

— Не знаю… поздно уже.

Отец вздохнул.

— Давай-ка сюда твою мазь. Пора ноги мазать.

Роб передал ему тюбик.

Мир снаружи вздыхал и скрипел. Снова зарядил дождь. Папины руки касались ног Роба мягко и ласково.

Глава 23

Наутро Роб положил в один карман ключи от клетки, в другой — деревянного попугая и отправился искать Уилли Мэй.

Нашёл в бельевой комнате. Она сидела на одном из раскладных стульев, курила и глядела в пустоту.

— Привет, — сказала ему Уилли Мэй. — Где твоя подруга?

— В школе. Но сегодня там короткий день.

Руки Роб держал в карманах. Уилли Мэй он нашёл, вот она, только он почему-то боялся показать ей птичку. Что, если попугайчик был на самом деле совсем другой? Что, если он вырезал птицу, совсем непохожую на Сверчка?

— И что, спрашивается, ты смотришь на меня такими хитрющими глазами? — спросила Уилли Мэй.

— Я тут кое-что для тебя сделал, — быстро сказал Роб, накопив каплю отваги.

— Сделал? Для меня? Честно?

— Ага. Закрой глаза и протяни руку.

— Даже не верится, — сказала, улыбнувшись, Уилли Мэй. Потом она послушно закрыла глаза и протянула вперёд огромную чёрную ладонь. Роб осторожно опустил на неё птичку.

— Можешь смотреть, — разрешил он.

Уилли Мэй сомкнула пальцы и, не открывая глаз, сделала ещё одну затяжку. Длинный столбик пепла на кончике сигареты дрожал, но не падал.

— Могу и не смотреть, — наконец произнесла она, и пепел всё-таки упал на пол. — Я знаю, что у меня в руке. Мой Сверчок.

— Но ты должна посмотреть и сказать, похоже получилось или нет, — потребовал Роб.

— Я никому ничего не должна. Кроме как всю жизнь быть чёрной да вовремя помереть, — возразила Уилли Мэй.

Она открыла глаза медленно-медленно, точно боялась спугнуть сидевшую на ладони птичку.

— Точь-в-точь мой Сверчок, — кивнула она. — Как живой.

— Теперь он будет с тобой всегда. Не во сне, — сказал Роб.

— Верно. А где ж ты так научился по дереву резать?

— Мама научила.

— Молодец твоя мама.

— Ага. — Роб посмотрел вниз, на ноги. — Я понимаю, что деревянная птичка совсем не то, что живая…

— Не то, — согласилась Уилли Мэй. — Но она мне — как бальзам на душу. — И она опустила птичку в карман передника.

— Отец сказал, что у него для меня работы утром нет, только днём будет. Он разрешил, чтоб я тебе помогал.

— Что ж… Сейчас придумаем, как ты будешь мне помогать.

Всё утро Роб ходил следом за Уилли Мэй по комнатам, снимая с постелей грязное бельё. Он работал, а ключи побрякивали у него в кармане, и он знал, что скоро приедет из школы Сикстина и снова потребует, чтобы они открыли клетку и выпустили тигра.

Глава 24

— А где пророчица? — спросила Сикстина, не успев соскочить с подножки школьного автобуса. На ней было ярко-оранжевое платье в розовый горошек. На левой коленке кровоточила ссадина, правый глаз покраснел и отёк.

— Чего? — рассеянно отозвался Роб, разглядывая Сикстину. И как это она умудряется подраться в кровь всего за полдня?

— Уилли Мэй, — пояснила Сикстина. — Где Уилли Мэй?

— Пылесосит, — ответил Роб.

Сикстина решительно направилась к мотелю.

— Моя мама обнаружила, что я хожу в школу в твоей одежде, — сказала она, не оглядываясь на Роба. — И всё забрала. Короче, беда. Мне не разрешают сюда больше приезжать.

— Послушай, — произнёс Роб. — Вовсе не обязательно каждый раз с ними драться. Если не отвечать, они быстрее отстанут.

Сикстина резко развернулась, и они оказались лицом к лицу.

— Я хочу драться, — запальчиво сказала она. — Я хочу отвечать на каждый удар. А иногда буду бить первой.

— Ясно… — обескураженно протянул Роб.

— Мне нужна пророчица, — громко сказала она и двинулась дальше. — Хочу спросить, что делать с тигром.

— Нельзя её спрашивать, — возразил Роб. — Бошан предупредил, чтоб я никому не говорил. Особенно Уилли Мэй.

Сикстина ничего не ответила, но припустила бегом. Роб, боясь отстать, бросился следом.

Уилли Мэй они нашли в номере 203, она пылесосила колючий жёсткий ковёр. Сикстина подошла к ней сзади и постучала по спине, как в дверь. Уилли Мэй обернулась, уже замахнувшись сжатым, точно у боксёра, кулаком.

— Нам нужно у вас спросить!!! — Сикстина пыталась перекричать вой пылесоса.

Наклонившись, Уилли Мэй его выключила и сказала:

— Вы только посмотрите, кто к нам пришёл!

Занесённую для удара руку она так пока и не опустила, словно решала — бить или не бить.

— Что у вас в руке? — спросила Сикстина.

Уилли Мэй разжала кулак и показала ей деревянную птичку.

— Ой, — сказала Сикстина, и Роб понял, что ему так нравится в этой девчонке.

Просто, когда она видит что-нибудь красивое, у неё сразу меняется голос, и все слова звучат точно на выдохе, точно её ударили под дых и воздух ей больше не глотнуть. Она говорила так о Сикстинской капелле и о его поделках, когда впервые увидела их у него в комнате. Таким же голосом она читала стих про тигра, одетого во мрак лесов, и говорила вчера, что Уилли Мэй пророчица. Её голос звучит в точности так, как думает про все эти вещи сам Роб. При встрече с красотой ему кажется, что мир, настоящий мир, чем-то проткнули насквозь, позволив ему увидеть оборотную сторону, ослепительную… прекрасную…

— Это Роб вырезал? — спросила Сикстина у Уилли Мэй.

— А то кто же?

— Прямо как живой попугайчик! Он похож на того, которого вы выпустили?

— В аккурат такой же.

— Я хотела… — начала Сикстина. И взглянула на Уилли Мэй. Потом обернулась к Робу. — Мы хотели… — поправилась она. — Мы хотели вас кое о чём спросить.

— Ну, спрашивайте, — предложила Уилли Мэй.

— Если бы вы знали, что есть… существо… и оно заперто в клетке… огромное прекрасное существо… его там заперли неизвестно зачем… и если бы у вас были ключи от этой клетки… Вы бы его выпустили?

Уилли Мэй тяжело опустилась на голый матрас, взметнув вокруг себя облачко пыли.

— Господи, детки! Да кто ж это у вас там в клетке-то сидит?

— Тигр. — Роб почувствовал, что главное должен сказать именно он. Ведь тигра нашёл он. И ключи от клетки у него.

— Кто? — Уилли Мэй не поверила своим ушам.

— Тигр, — повторила Сикстина.

— Господи Иисусе! — воскликнула Уилли Мэй.

— Честное слово, — добавила Сикстина.

Уилли Мэй неодобрительно покачала головой. Перевела взгляд на потолок. Выдохнула — ещё более неодобрительно, прямо как змея зашипела — и наконец произнесла:

— Ну, что ж… Показывайте вашего тигра. Там и обсудим.

Глава 25

По лесу все трое шли молча. Сикстина с Робом жевали «восьмёрку», Уилли Мэй курила. Так, без болтовни, и дошли до клетки.

— Господи! Вот это да! — воскликнула Уилли Мэй, не сводя глаз с метавшегося взад-вперёд зверя. — Поневоле поверишь в могущество и силу Создателя. Без Него такую животину не сотворить. Какому же идиоту пришло в голову запереть его в клетке?

— Это тигр Бошана, — сказал Роб.

— Бо-о-оша-а-ана, — с отвращением протянула Уилли Мэй и покачала головой. — Если есть в мире человек, которому запрещено иметь тигра, так это Бошан.

— Вот, сами видите! — торжествующе сказала Сикстина. — Нельзя ему сидеть в клетке! Попугаю вашему нельзя было, а тигру тем более! Помните, вы говорили Робу, что поняли, что попугая надо выпустить?

— Одно дело птица, а другое тигр, — возразила Уилли Мэй. — Да ещё тигр Бошана.

— Скажите Робу, что он должен открыть клетку и выпустить тигра, — потребовала Сикстина.

— Не скажу, — отрезала Уилли Мэй. — Ты бы сначала задумалась, что станется с этим тигром, когда ты его выпустишь. Как он жить-то будет?

Роба захлестнули разом печаль и облегчение. Уилли Мэй не заставит его отпереть клетку. Он не расстанется с тигром.

— Но в этих лесах водятся пантеры! — заспорила Сикстина. — Они же как-то выживают!

— Уже не водятся, — отозвалась Уилли Мэй. — Не выжили.

Сикстина воинственно упёрла руки в боки.

— Вы говорите не то, во что верите, — объявила она. — Пророчицы так не делают.

— Это потому что я вовсе не пророчица, — сказала Уилли Мэй. — Я человек, который говорит правду. А правда заключается вот в чём: вы не можете сделать для этого тигра ровным счётом ничего, кроме как оставить его в покое.

— Но этот тигр заслуживает другой жизни! — воскликнула Сикстина.

— Да кого это интересует? — пробормотала Уилли Мэй. — Кто чего заслуживает… Какая разница?

— Вот приедет мой папа — и сделает всё как надо! — продолжала Сикстина. — Он выпустит тигра и меня отсюда заберёт.

Роб внимательно посмотрел на Сикстину.

— Твой папа не приедет, — тихонько сказал он.

Он точно знал, что прав, но удивился, что произнёс это вслух.

— Приедет, — процедила Сикстина, почти не разжимая губ.

— Нет, — печально сказал Роб. — Не приедет. Он врун. Твоя мама права.

— Это ты врун, — проговорила Сикстина глухо и холодно. Лицо её стало таким белым, что, казалось, сейчас искры во все стороны посыплются. — Ненавижу тебя. И все в школе тебя ненавидят. Даже учителя терпеть не могут. Ты жалкий трус. Надеюсь, мы больше никогда не увидимся.

Она развернулась и пошла прочь, а Роб остался на месте — переваривать услышанное. Слова Сикстины обожгли его, точно град острых жалящих осколков. Он боялся двинуться с места. Боялся, что, если он двинется, осколки вопьются в его тело ещё глубже.

— Это всё неправда, — сказала Уилли Мэй. — Девчонка наговорила бог знает что, но это пустое. Она так не думает.

Пожав плечами, он наклонился и стал остервенело чесать ноги. Чесал, скрёб их ногтями, всё сильнее, всё глубже, стараясь добраться до самого нутра неотступного, нестерпимого зуда.

— Прекрати, — приказала Уилли Мэй.

Роб поднял глаза.

— Я тебе так скажу, — произнесла Уилли Мэй. — Окажись этот тигр на воле, я и сама была бы счастлива. Да-да! Прямо вижу, как он взлетает над этой чёртовой клеткой, парит над ней в небе, а потом камнем падает вниз и рвёт этого подлеца Бошана в клочья — и за то, что дикую животину в неволе запер, и за то, что тебя, бедолагу, в это втянул, ключи тебе от клетки отдал. Пошли отсюда! — Она схватила Роба за руку и потащила прочь.

Всю дорогу до мотеля «Звезда Кентукки» Роб размышлял над тем, что сказала Уилли Мэй про освобождение тигра. Надо же!

Парящий тигр. А ведь она и ему, Робу, на днях сказала: «Пусть поднимется твоя печаль, пусть воспарит…» Пока он думал, тигр и печаль слились у него в мыслях воедино. Над ним, где-то совсем близко, витала истина, а потом — раз! — и опустилась тихонько ему на плечо. И он понял, что надо делать.

Глава 26

Оставив Уилли Мэй в мотеле, он побежал дальше, вперёд по шоссе.

— Сикстина! — кричал он на бегу. — Сикстина!

И, о чудо! Он её увидел! На горизонте показалась яркая точка — оранжевое платье в розовый горошек. Сикстина Бейли.

— Эй, Сикстина! — крикнул он. — Погоди! Мне нужно тебе что-то сказать.

— Я с тобой не разговариваю! — крикнула она в ответ. Но остановилась. Обернулась. И упёрла руки в боки.

Роб побежал быстрее и наконец её догнал.

— Послушай, это насчёт тигра, — запыхавшись, сказал он.

— Что насчёт тигра?

— Я это сделаю. Выпущу его.

Сикстина сощурила глаза:

— Слабо тебе, не выпустишь.

— Выпущу, — повторил он. Он достал из кармана ключи и эффектно, как фокусник, гордый удачно получившимся фокусом, побренчал связкой перед носом у Сикстины. Словно он только что сотворил их из пустоты, словно их раньше вовсе не существовало. — Я выпущу его. Для тебя.

— Эге-гей!

Роб оглянулся на пронзительный крик. Прямо на них на своём красном джипе нёсся Бошан.

— Ой! — прошептал Роб. — Только не он!

— Это хозяин? — шёпотом спросила Сикстина.

Роб кивнул.

Расплёскивая лужи и грязь, Бошан съехал на обочину.

— Прогуливаешься? — завопил он.

Роб пожал плечами.

— Чего молчишь? — проревел Бошан и вылез из машины.

Роб быстро спрятал ключи в карман. Сердце у него в груди громко булькнуло, точно предупреждало: ничего не бойся. И тут лее забилось спокойно и ровно.

— А ты, гляжу, не один, — сказал Бошан, оглядев Сикстину. — Значит, уже за девчонками бегаешь? Молоток! Мне такие парни по душе! С подружкой, значит, гуляешь? — Бошан ободряюще хлопнул Роба по спине.

— Нет, сэр, — произнёс Роб и оглянулся на Сикстину.

Она смотрела на Бошана таким тяжёлым, испепеляющим взглядом — Роб далее испугался, что хозяин и вправду задымится.

— Я там тебе ещё пакет привёз, — сказал Бошан. — Оставил его в мотеле. Заберёшь у Иды Белль.

— Хорошо, сэр, — ответил Роб.

— А тебя, крошка, как зовут? — обратился Бошан к Сикстине.

Сердце Роба снова булькнуло. Один бог знает, что может сейчас наговорить Сикстина.

Но она его, как всегда, удивила. Мило улыбнувшись Бошану, она ответила:

— Сисси.

— Клёвое имя, — одобрил Бошан. — Стоит того, чтобы гоняться за тобой по шоссе. — Он повернулся и навис над Робом. — Надеюсь, ты помнишь, что у нас есть общее дельце. Причём секретное. Секрет-то хранишь? По-взрослому?

— Да, сэр, — ответил Роб.

Бошан ему подмигнул, и зубочистка в уголке его рта заходила ходуном.

— Мне тут в городе надо кое-что обтяпать, поеду. — Он крепко сжал плечо Роба и тут же отпустил. — Вы тут с подружкой не балуйте.

— Хорошо, сэр, — сказал Роб.

Бошан враскачку пошёл обратно к джипу. Роб с Сикстиной смотрели, как он идёт, как залезает внутрь и как машина с рёвом уносится прочь.

— Он его боится, — произнесла Сикстина. — Он боится тигра. Потому и велел тебе его кормить.

Роб кивнул. Это была ещё одна правда, которую он просто знал, знал из ниоткуда. Так же как он знал, что Сикстинин отец за ней не приедет. Похоже, внутри у него помещается ещё много разных знаний, о которых он даже сам не подозревает.

— Ты прости меня, — сказал он. — Я про отца твоего зря сказал, не подумал. Прости.

— Я не хочу говорить о моём отце, — отрезала Сикстина.

— Может, он ещё за тобой приедет…

— Не приедет. — Сикстина тряхнула головой. — А мне плевать. Мне это совершенно не важно. Сейчас важно одно. Тигр. Пошли скорее. Пора его выпустить.

Глава 27

Первый ключ скользнул в замочную скважину и повернулся там с такой лёгкостью, что Роб даже оторопел. Похоже, выпустить тигра совсем нетрудно.

— Ну же! — торопила его Сикстина. — Давай! Открывай остальные замки.

И он открыл — сначала второй, потом третий. А потом по очереди вынул замки из петель и отдал Сикстине, а она положила их на землю.

— Открывай, — приказала она.

Сердце у Роба бешено заколотилось, чуть не выскакивая из груди.

— А вдруг он нас съест? — спросил он.

— Не съест, — ответила Сикстина. — Он нас не тронет. Из благодарности. Ведь мы — его освободители.

Роб распахнул дверь.

— С дороги! В сторону! — закричал он, и они оба, отбежав подальше от клетки, затаились в ожидании.

Но тигр их совершенно проигнорировал. Он продолжал ходить взад-вперёд, не обращая внимания на открытую дверь.

— Эй, выходи! — крикнул ему Роб.

— Ты свободен, — прошептала Сикстина.

Но тигр даже глазом не повёл.

Сикстина подкралась обратно к клетке, схватилась за сетку и начала трясти.

— Выходи! — завопила она. — Иди сюда, — позвала она Роба. — Помоги мне. Помоги сделать, чтоб он вышел.

Роб тоже схватился за сетку и потряс её изо всех сил.

— Беги! — велел он.

Тигр замер и уставился на двух детей, висевших на клетке, точно обезьянки.

— А ну брысь! — Роба вдруг охватила ярость.

Он тряс клетку изо всей мочи, вопил, улюлюкал, а потом вдруг откинул голову и завыл, глядя в небо, набрякшее дождём небо, и от этой бесконечной серой пелены ярость его стала ещё сильнее, и он завопил ещё громче — прямо в тучи. И не переставая тряс клетку.

Внезапно ему на руку легла ладонь Сикстины.

— Тсс! — шепнула она. — Он уходит. Смотри.

Они смотрели во все глаза, а тигр с осторожностью и величавой грацией вышел из клетки и ступил на землю. Сначала он задрал морду кверху и принюхался. Потом сделал шажок-другой. Потом снова остановился и замер. Сикстина хлопнула в ладоши. Обернувшись, тигр посмотрел на них в упор сверкающими жёлтыми глазами. И бросился бежать.

Тигр бежал так быстро, что Робу показалось, будто он летит. Мышцы его двигались плавно и мерно, точно могучая река. Даже не верилось, что этот зверь вообще мог сидеть в клетке. Ему это не пристало.

Огромными прыжками тигр нёсся по высокой траве прочь от Сикстины и Роба. Он был, словно огненное солнце, которое то всходило, то заходило, а Роб глядел ему вслед, и его сердце поднималось и опускалось вместе с тигром. Точно в такт.

Глава 28

— О! — произнесла Сикстина лёгким-лёгким голосом, который так нравился Робу. — Вот видишь? Мы всё правильно сделали. Мы всё сделали правильно.

Роб кивнул. Но отчего-то он вдруг увидел — не наяву, но отчётливо — маленькую вспышку… зелёную… Попугайчик по кличке Сверчок.

— Ты о чём? — спросила Сикстина. — О чём ты сейчас думаешь?

Роб покачал головой:

— Так. Ни о чём.

— Ро-о-оберррт! — Крик раскатился над лесом со стороны мотеля.

— Это мой отец! — всполошился Роб. — Меня отец зовёт.

Потом они услышали голос Уилли Мэй.

— Господи Иисусе! — вопила она дико и пронзительно. — Дети! Где вы?

И тут раздался выстрел.

Роб и Сикстина ошеломлённо застыли, не отозвавшись. Но вот Уилли Мэй выбежала из сосняка, увидела их и обессиленно остановилась.

— Слава тебе Господи! — выдохнула она, взглянув в небо. — Целые, невредимые дети! Спасибо Создателю! Идите ко мне скорее, — позвала она и широко раскинула руки. — Идите сюда!

Роб двинулся к ней. Ему хотелось объяснить, что она неправа. Что он вовсе не чувствует себя целым и невредимым, что он совсем другой… Но сил говорить не было. Он мог только передвигать ногами… правая… левая… снова правая… левая… Он мог только идти вперёд, к Уилли Мэй.

Уилли Мэй повела их к мотелю. И на полпути, увидев тигра и стоящего над ним отца с ружьём в руках, Роб почувствовал, как его распирает гнев, огромный и могучий, как сам тигр. Даже больше чем тигр.

— Ты его убил, — сказал Роб отцу.

— Другого выхода не было, — ответил отец.

— Но это был мой тигр! — закричал Роб. — А ты убил его! Убил моего тигра!

Роб набросился на отца с кулаками. Колотил, бил, разил, лягался. Отец стоял непоколебимо. Как стена. Поднял ружьё над головой и, широко открыв глаза, стоически, не мигая, принимал удары.

Роб понял, что кулаки не помогут. И тогда он сделал то, чего даже сам от себя не ожидал. Он открыл чемодан. И слова, напружинившись, начали вылетать из-под крышки, раскручиваясь в воздухе:

— Почему умерла она, а не ты?! — кричал Роб. — Почему? Я тебя ненавижу! Ты мне не нужен! Мне нужна она! Только она!

Мир замер, и всё внутри мира тоже замерло.

Роб смотрел на отца.

Отец смотрел на Роба.

— Как её звали?! — крикнул Роб в тишину. — Произнеси её имя!

— Каролайн, — прошептал отец, по-прежнему не моргая и держа ружьё над головой.

И от этого слова, от этих звуков, от маминого имени мир снова ожил и стал потихоньку набирать скорость, словно старая скрипучая карусель. Отец опустил ружьё и притянул к себе Роба.

— Каролайн, — шептал он, — Каролайн, Каролайн, Каролайн…

Роб уткнулся в отцовский живот. От его рубашки пахло потом, скипидаром и зелёными листьями.

— Мне без неё так плохо, — произнёс Роб.

— Мне тоже, сынок. — Отец прижал Роба к себе ещё крепче. — Но её больше нет. Нет ни у тебя, ни у меня. У меня есть только ты, а у тебя — только я. Будем обходиться тем, что есть. Надо научиться жить друг с другом…

— Я не буду плакать, — сказал Роб и крепко зажмурился, но слёзы всё равно просачивались наружу, а потом вдруг хлынули потоком, неостановимо, откуда-то из самого нутра, из того места, где раньше была мама и был тигр, а теперь никого уже нет.

Роб поднял голову и увидел, что у отца тоже текут слёзы.

— Ну всё, сынок, всё. — Отец отвернул голову и снова прижал к себе Роба. — Всё у нас будет хорошо.

Когда Роб снова открыл глаза, он увидел, что Уилли Мэй прижимает к себе Сикстину, укачивает её, точно младенца, и шепчет:

— Ш-ш-ш-ш…

Уилли Мэй посмотрела на Роба и сказала:

— Не вздумай меня тоже поколотить.

— Не буду, мэм. — Роб провел ладонью под шмыгающим носом и вывернулся из отцовских рук.

— Да, это я позвала твоего папку, — продолжала Уилли Мэй, не переставая качаться взад-вперёд вместе с Сикстиной. — Я же поняла, что вы задумали. Этот тигр мог таких бед натворить! Как представлю — жуть берёт. Вот я и позвала твоего папку. Спасать вас надо было, вот что.

— Да, мэм, — согласился Роб и подошёл к тигру.

Глаза у тигра были открыты. Дырочка от пули в голове была красная и совсем маленькая. Даже странно, что он умер.

— Ну же, погладь его, — сказала Сикстина.

Роб поднял голову. Сикстина стояла рядом в мятом, точно жёваном платье. Глаза у неё были красные, вспухшие. Она ободряюще кивнула Робу, и он, встав на колени, положил руку на лоб тигра. И почувствовал, что внутри снова вскипают слёзы.

Сикстина присела на корточки. И тоже дотронулась до тигра.

— Он был такой красивый, — проговорила она. — Я такой красоты в жизни не видела.

Роб молча кивнул.

— Надо устроить ему похороны, — сказала Сикстина. — Достойные похороны. Как павшему в бою воину.

Роб сел, прижался к тигру и зарылся пальцами в жёсткую густую шерсть. Он гладил и гладил тигра, а слёзы всё катились и катились по его щекам и капали на землю.

Глава 29

Роб с отцом взяли лопаты и выкопали яму — достаточно глубокую, достаточно широкую и достаточно тёмную, чтобы похоронить в ней тигра. Всё это время не переставая шёл дождь.

— Надо ему слова на прощание сказать, — предложила Уилли Мэй, когда яма была готова и в неё опустили тигра. — Негоже тварь божью просто так в землю закапывать.

— Я могу стих прочитать, — откликнулась Сикстина и сосредоточилась, прижав руки к груди. — «Тигр, тигр, слепящий свет, ты во мрак лесов одет…»

Роб закрыл глаза.

— «Кто бессмертною рукой создал страшный образ твой? — продолжала Сикстина. — Кто создал и для чего ярость сердца твоего…»

Слова казались Робу музыкой, нет, даже лучше музыки. И на глазах у него снова выступили слёзы. Роба эти слёзы уже начали тревожить. А вдруг он никогда не перестанет плакать?

— Дальше не помню, — сказала Сикстина. — Там ещё много, но я забыла. Теперь твоя очередь, Роб. Говори.

— Да чего?.. Нечего мне говорить. Любил я его. Очень.

— Что ж, теперь я, — задумчиво начала Уилли Мэй. — Я так скажу: не складывается у меня в голове, чтобы тварей в клетке держать, не складывается по жизни, и всё тут. — Пошарив в кармане передника, она достала маленькую деревянную фигурку и, наклонившись, положила её на тигра. — Это так, безделушка, — сказала она тигру. — Тебе с этой пташкой веселее будет. — Она выпрямилась и отошла от могилы.

Отец откашлялся. И начал что-то напевать себе под нос — Роб подумал, что он репетирует и сейчас запоёт громко. Но вместо этого отец тряхнул головой и произнёс:

— Мне пришлось его убить. Другого выхода не было. Ради Роба.

Роб прижался к отцу, отец к Робу — всего на миг, а потом оба они снова взялись за лопаты. Роб закидывал тигра землёй и вдруг почувствовал, что на локте у него что-то пляшет и поблёскивает. Он смотрел и разом верил и не верил. Это было солнце. Видно, оно всегда приходит на похороны.

— Прости, что я заставила тебя его выпустить, — сказала Сикстина, когда над могилой вырос холмик. — Это из-за меня получилось.

— Не жалей, — ответил Роб. — Я не жалею о том, что сделал.

— Можно соорудить для него могильный камень, — предложила Сикстина. — И класть на него цветы, каждый день свежие. — Она взяла Роба за руку. — Ты мне не верь, ты не трус. Прости, что я так сказала. И что я тебя ненавижу — всё вранье. Ты мой лучший друг.

Всю дорогу до мотеля «Звезда Кентукки» Роб с Сикстиной шли, взявшись за руки. И он всё удивлялся, какая же у неё маленькая ладошка и как хорошо на душе, когда за неё держишься.

А ещё он удивлялся тому, что внутри у него стало как-то по-другому, легче стало, намного легче, точно он сбросил с плеч тяжкий груз и пошёл дальше — даже не оборачиваясь.

Глава 30

В тот вечер отец мазал Робу ноги и пел песенку. Ту самую, про золотоискателей, которую он пел когда-то вместе с мамой. А допев песню и домазав ноги, он прокашлялся и сказал:

— Каролайн любила эту песенку.

— Я её тоже люблю, — отозвался Роб.

Отец встал.

— Ты уж сам скажи Бошану, что отпустил тигра.

— Хорошо, пап.

— Я признаюсь, что застрелил, а ты — что выпустил из клетки.

— Хорошо, пап, — повторил Роб.

— А то я могу без работы остаться, — добавил отец.

— Знаю, — ответил Роб.

Он не боялся Бошана. Бошан сам трус, Роб был в этом уверен. У Бошана руки трясутся от страха.

— Я скажу ему, что отработаю, — произнёс Роб.

— Да, предложи ему какой-нибудь здравый выход из положения. Но это не значит, что он согласится. Бошан непредсказуем. Кроме того, он наверняка взбесится. Так что готовься.

Роб кивнул.

— А в понедельник, — продолжил отец, — я позвоню твоему директору и скажу, что ты возвращаешься в школу. И ни к каким врачам я тебя больше не потащу. Будешь ходить в школу и точка.

— Хорошо, пап, — кивнул Роб.

Он был не против вернуться в школу. Там есть Сикстина.

Отец откашлялся.

— Мне трудно говорить о маме, — начал он. — Я никогда не думал, что можно так сильно по кому-нибудь тосковать… но вот, тоскую… Мне больно произносить её имя. — Он опустил голову и стал сосредоточенно завинчивать тюбик с мазью. — Но если тебе это нужно, я постараюсь. Я буду говорить её имя — ради тебя.

Роб глядел на папины руки. Те самые руки, которые держали ружьё, когда оно стреляло в тигра. Те самые руки, которые втирают мазь в его зудящие ноги. Те самые руки, которые так крепко обнимают его, когда он плачет. Сколько всего намешано в этих руках… как сложно…

— Будешь на ужин макароны с сыром? — спросил отец, взглянув на Роба.

— Ага! — обрадовался Роб. — Давай!

Ночью Робу приснилось, что они с Сикстиной стоят на могиле тигра. Смотрят по сторонам и ждут. Роб не знает, чего или кого они ждут. И тут он замечает трепыханье зелёных крылышек и понимает, что прилетел его попугайчик. Только он уже не деревянный, а самый настоящий, живой. Он вылетает прямо из могилы тигра, и они начинают за ним гоняться — смеясь и наталкиваясь друг на дружку. Они пытаются поймать птицу, но никак не могут. Попугай улетает всё выше и выше, пока вовсе не исчезает в небе, которое вовсе не небо, а купол Сикстинской капеллы — с облаками и фигурами. Роб стоит задрав голову, и восхищается красотой, в которой растворился попугайчик.

— Видишь, — говорит ему во сне Сикстина. — Я так и обещала: будто на фейерверк смотришь.

И тут он проснулся. Проснулся с улыбкой, глядя на потолок их комнаты в мотеле «Звезда Кентукки».

— Представляешь? — окликнул отец с террасы.

— Что? — спросил Роб.

— На небе-то ни облачка!

Роб привстал на локте и кивнул. Он смотрел, как пробивается сквозь ткань занавесок солнце, и думал о Сикстине и о тигре, которого он для неё вырежет. Прикидывал, какую взять древесину, какого размера сделать фигурку. И представлял, как обрадуется Сикстина, когда получит такой подарок.

Он лежал в постели и думал о будущем, а за окном, отважно соревнуясь с утренним солнцем, то вспыхивала, то гасла крошечная неоновая «Звезда Кентукки».

Примечания

[1] Блейк Уильям. Тигр. (Пер. О. Коновалова.)

Авторы
Самое популярное (читателей)
Обновления на почту

Введите Ваш email-адрес: