Питер Пэн — Джеймс Барри

Питер Пэн — Джеймс Барри

(89 голосов3.9 из 5)

Глава первая. Питер Пэн нарушает спокойствие

Все дети, кроме одного-един­ствен­ного на свете ребенка, рано или поздно вырас­тают. Венди знала это навер­няка. Выяс­ни­лось это вот каким обра­зом. Когда ей было два года, она играла в саду. Ей попался на глаза уди­ви­тельно кра­си­вый цве­ток. Она его сорвала и побе­жала к маме. Навер­ное, Венди в этот момент была очень хоро­шень­кая, потому что мама, мис­сис Дар­линг, воскликнула:

— До чего жаль, что ты не оста­нешься такой навсегда!

Только и всего. Но с этого момента Венди знала, что она вырас­тет. Чело­век обычно дога­ды­ва­ется об этом, когда ему испол­нится два года…

Мама у Венди была необык­но­вен­ная. Во-пер­вых, она была кра­си­вая. Во-вто­рых, в пра­вом уголке рта пря­та­лась у нее осо­бен­ная, почти неуло­ви­мая улыбка. Венди никак не уда­ва­лось ее пой­мать. Улыбка пока­зы­ва­лась — и тут же пря­та­лась, будто ее и нет. И еще было у мамы в харак­тере что-то такое… ну, прямо пора­зи­тель­ное, почти вол­шеб­ное. Я вам сей­час попы­та­юсь объ­яс­нить. Зна­ете, бывают такие ящички. Откро­ешь один, а в нем — дру­гой, а в дру­гом — тре­тий. И. все­гда оста­ется еще один ящи­чек про запас, сколько ты ни открывай.

Папа, мистер Дар­линг, так женился на маме. Одна­жды почти целый деся­ток юно­шей вдруг обна­ру­жили, что они хотят взять ее в жены.

Они тут же побе­жали делать ей пред­ло­же­ние. А папа нанял извоз­чика и всех опе­ре­дил. Таким обра­зом, мама доста­лась ему. Все, кроме той самой улыбки и самого послед­него ящичка.

Мама очень ува­жала папу, потому что он рабо­тал в банке и раз­би­рался в таких вещах, как про­центы и акции, а в этом чаще всего разо­браться про­сто невоз­можно. Но он гово­рил: «Про­центы рас­тут» или «Акции падают» — с таким видом, что вся­кий бы его зауважал.

Между про­чим, Венди появи­лась пер­вой, а потом уже Джон, а после — Майкл.

Когда Венди появи­лась на свет, роди­тели долго сове­ща­лись, как им быть — то ли оста­вить ее, то ли кому-нибудь отдать, потому что ведь про­кор­мить ребенка не такая уж деше­вая вещь.

Мистер Дар­линг сидел на кра­ешке постели и счи­тал, а мис­сис Дар­линг смот­рела на него умоляюще.

— Не пере­би­вай, — про­сил он. — У меня в кар­мане фунт и сем­на­дцать пен­сов да два шесть­де­сят на работе. Я пере­стану пить кофе в обе­ден­ный пере­рыв, да твои восем­на­дцать, да еще фунт, кото­рый ты одол­жила соседу, да вычесть семь… Почему пла­чет ребе­нок? Итак, сорок девять да вычесть ребенка… Вот видишь, ты меня сбила! Короче говоря, как ты дума­ешь: мы можем про­жить на девять­сот девя­но­сто семь фун­тов в год?

— Смо­жем, смо­жем, — заве­рила его мис­сис Дар­линг. Уж очень ей хоте­лось оста­вить себе девочку.

— Не забы­вай про свинку, — пре­ду­пре­дил он ее. — На свинку — фунт, на корь

— пол­тора, да и коклюш обой­дется не меньше чем в восемь шиллингов.

Те же пере­жи­ва­ния воз­никли, когда появи­лись Джон и Майкл. Но их тоже оста­вили в доме.

И вскоре их можно было уви­деть на улице. Все трое важно выша­ги­вали в сопро­вож­де­нии няни.

Мис­сис Дар­линг любила, чтобы все в доме было, как надо, а мистер Дар­линг любил, чтобы было не хуже, чем у людей. Поэтому они никак не могли обой­тись без няни. Но поскольку они были бедны — ведь дети про­сто разо­ряли их на молоко, — в нянях у них была боль­шая чер­ная собака-водо­лаз, кото­рую звали Нэна. До того, как Дар­линги наняли ее к себе на службу, она была про­сто ничьей соба­кой. Правда, она очень забо­ти­лась о детях вообще, и Дар­линги позна­ко­ми­лись с ней в Кен­синг­тон­ском парке. Там она про­во­дила свой досуг, загля­ды­вая в дет­ские коля­сочки. Ее страшно не любили нера­ди­вые няньки, кото­рых она сопро­вож­дала до дому и жало­ва­лась на них их хозяйкам.

Нэна ока­за­лась не няней, а чистым золо­том. Она купала всех троих. Вска­ки­вала ночью, если кто-нибудь из них хотя бы шевель­нется во сне. Будка ее сто­яла прямо в дет­ской. Она все­гда без­оши­бочно отли­чала кашель, кото­рый не стоит вни­ма­ния, от кашля, при кото­ром горло необ­хо­димо обвя­зать ста­рым шер­стя­ным чул­ком. Нэна верила в ста­рые испы­тан­ные сред­ства, вроде листьев ревеня, и не дове­ряла всем этим ново­мод­ным раз­го­во­рам о микробах.

Было при­ятно видеть, как она вела юных Дар­лин-гов в дет­ский сад, выстроив в лине­ечку по росту и неся в зубах зон­тик на слу­чай дождя. Нэна была во всех отно­ше­ниях образ­цо­вой няней. И мистер Дар­линг пре­красно это знал, хотя ино­гда и бес­по­ко­ился, не шушу­ка­ются ли на этот счет соседи.

Он все-таки зани­мал поло­же­ние в Сити и не мог с этим не счи­таться. Вре­ме­нами ему каза­лось, что Нэна недо­ста­точно им восхищается.

— Что ты, Джордж, — пыта­лась разу­ве­рить его мис­сис Дар­линг. — Нэна от тебя в пол­ном вос­торге, — при этом она делала неза­мет­ный знак детям, чтобы они были осо­бенно лас­ковы с отцом.

Порой в дет­ской откры­ва­лись танцы. Ино­гда в них при­ни­мала уча­стие и Лиза, един­ствен­ная при­слуга в доме. Ох, как бывало весело! Весе­лее всех отпля­сы­вала сама мис­сис Дар­линг. Она так при­се­дала и кру­жи­лась, что видна была только та самая улыбка. Если бы в тот момент с маху наско­чить на мис­сис Дар­линг, может быть, и уда­лось бы нако­нец эту улыбку пой­мать. Трудно было пред­ста­вить себе более про­стую и счаст­ли­вую семью до того, как появился Питер Пэн.

Мис­сис Дар­линг впер­вые обна­ру­жила его, когда при­во­дила в поря­док мысли своих детей. Разве вы не слы­хали? Это в обы­чае у всех хоро­ших мате­рей. Когда дети уснут, матери про­из­во­дят уборку в их мыс­лях, наво­дят там поря­док и кла­дут все мысли по местам. Когда ребе­нок про­сы­па­ется, то все капризы лежат сло­жен­ные на дне его головы, а сверху поло­жены доб­рые чув­ства, хоро­ше­нечко про­вет­рен­ные и вычи­щен­ные за ночь. И еще в мыс­лях у каж­дого ребенка есть его соб­ствен­ная страна Нети­не­бу­дет, и чаще всего — это ост­ров, очень яркий и цвет­ной, с корал­ло­выми рифами, с быст­ро­ход­ным кораб­лем на гори­зонте, с дика­рями и гно­мами. И боль­шин­ство из этих гномов

— порт­ные. Есть там еще пещеры, на дне кото­рых про­те­кают реки, и — прин­цессы, у кото­рых к тому же есть шесть стар­ших бра­тьев и забро­шен­ная хижина в лесу, и еще — очень ста­рая ста­рушка, и нос у нее крюч­ком. С этим было бы не так сложно спра­виться, однако это не все. Там еще поме­ща­ется пер­вый день учебы в школе, и пруд, и убийцы, и выши­ва­ние кре­сти­ком, и гла­голы, тре­бу­ю­щие датель­ного падежа, и вос­крес­ный пудинг, и три пенса, кото­рые дадут, если молоч­ный зуб выдер­нуть самому, и так далее, и так далее.

Стр. 1 из 30 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки