Война-спутница — Татьяна Шорохова

Война-спутница — Татьяна Шорохова

(1 голос5.0 из 5)

Оглав­ле­ние

Пре­ди­сло­вие
Я узнала от мамы…
На ней­траль­ной полосе
Зна­ме­ние
Рама
Война
Мать-сестра
Десант
Гра­ната
Мины
Тимоша
Чехо­сло­ваки
Очень хоро­ший немец
Бои
Котята
Это страшно!
Гости
Буханка хлеба
После осво­бож­де­ния
Пасха
Дядя Коля
Сева­сто­поль­ские ромашки
Букет на волне
Пере­крёст­ная память
Счаст­ли­вая попутчица
Записки экс­кур­со­вода
Бла­го­дар­ный дельфин
Под солн­цем войны
Оплош­ность ока­за­лась к месту
Исто­рии из жизни участ­ни­ков войны
В небе и на земле
Какая музыка!
«Искры памяти»
Воз­вра­ще­ние домой, в Россию
Лицом к лицу: Сим­фе­ро­поль 26 фев­раля 2014 года
Рус­ская весна: исто­рия из моей жизни
В каком воз­расте надо начи­нать вос­пи­ты­вать защит­ни­ков Отечества?
Насто­я­щий рус­ский медведь
«Не будь Победы, нам бы – не родиться…»
Из жизни медсестры
Если бы…
Тимо­фей
О былом, о настоящем
В штоль­нях Инкермана
Тре­тий штурм
К 70-летию Победы
Роди­тель­ский день
Образы Сева­сто­поля
Люд­мила Павлюченко
Девя­тое мая
Про­рыв блокады
В Сева­сто­поле
Крыму
Крым­ская земля
На воде и хлебе: год 1995‑й
В день Победы
Не сбыв­ше­еся
В поезде
На реке Смородине
Рус­скому брату
Сер­гию Радонежскому
Геор­гий Победоносец
Мы вме­сте
Све­де­ния об авторе

Предисловие

…Там ходит квочка в огороде
Ещё о фри­цах говорят.

Т. Шоро­хова

Рож­дён­ные в пер­вые десять-пят­на­дцать лет после Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны, мы росли рядом со счаст­ли­выми людьми: теми, кто дожил до Победы, отво­е­вав на фрон­тах; кто, ока­зав­шись в окку­па­ции, пере­жил радость осво­бож­де­ния; кто дол­гие после­во­ен­ные годы был напол­нен памя­тью о тяжё­лых собы­тиях воен­ных лет, но при этом сохра­нил пре­крас­ные чело­ве­че­ские каче­ства… Через этих людей, и в первую оче­редь, через маму, в свои три­на­дцать-пят­на­дцать лет хлеб­нув­шей лиха в окку­па­ции, я знала о войне, в пря­мом смысле слова, пона­слышке. Теперь пони­маю, что от этого слы­ша­ния, запол­няв­шего наш семей­ный досуг, когда дол­гими вече­рами при отсве­тах огня от печки мы слу­шали мамины рас­сказы, и заро­ди­лись во мне чув­ства любви к Родине, свя­щен­ного отно­ше­ния к подвигу, почи­та­ния тех, кто вынес войну на своих пле­чах и про­нёс в серд­цах её боль, её душев­ные и телес­ные раны через всю жизнь. В те 1950–60‑е годы их ещё не назы­вали вете­ра­нами, узни­ками конц­ла­ге­рей, бло­кад­ни­ками… Это при­шло позд­нее. По край­ней мере, для под­ро­став­шего поколения.

Она была есте­ствен­ной для нас, детей, – среда оби­та­ния среди побе­ди­те­лей, напи­тав­шая наши души, миро­вос­при­я­тие сво­ими поня­ти­ями, своим отно­ше­нием к жизни, род­ной земле, людям. Рас­сказы пови­дав­ших войну соб­ствен­ными гла­зами допол­ня­лись и её вне­зап­ным втор­же­нием в нашу мир­ную дет­скую жизнь: то маль­чишки подо­рвутся на минах или сна­ря­дах, то быв­ший поли­цай из тюрьмы вер­нётся и посе­лится где-то непо­да­лёку, то наки­нет жен­щина чёр­ный пла­ток, полу­чив позд­нее сооб­ще­ние о гибели мужа или сына… Помню без­но­гого сапож­ника на тележке, оттал­ки­вав­ше­гося от земли плос­кими дере­вяш­ками, людей с пустыми рука­вами, без­но­гих на само­дель­ных дере­вян­ных про­те­зах, да и сле­пых, с изуро­до­ван­ными лицами…

Совсем тихо, с огляд­кой, но гово­рили люди и о своих род­ствен­ни­ках, при­слав­ших весточку из какой-нибудь даль­ней страны – Австра­лии или Канады. Почему-то эти люди, ока­зав­ши­еся там, за гра­ни­цей, на уровне наших дет­ских, ещё бес­со­зна­тель­ных, чувств вос­при­ни­ма­лись нами как пре­да­тели Родины. Герои жили рядом, их место на род­ной земле – эта кате­го­рич­ность вырас­тала из пафоса побед­ного настроя всей после­во­ен­ной жизни. Кроме этого, на слуху были исто­рии о тех, кто отси­дел за плен, но их жалели: взрос­лые, и мы, дети, их не осуж­дали, отно­си­лись с пониманием.

В те годы, на рубеже 50-х-60‑х годов, иные жен­щины ещё дона­ши­вали тро­фей­ную одежду. Но там, где я росла, таких было немного. Неко­то­рым вещам, правда, мы удив­ля­лись. Одна­жды мама выле­чила моей стар­шей сестре ангину полос­кой бумаги, что оста­лась у соседки от немца-посто­яльца: её доста­точно было обмо­тать вокруг горла, чтобы уже на сле­ду­ю­щий день вос­па­ле­ние снялось.

Мы знали, в каких домах на нашей улице немцы квар­ти­ро­вали во время войны, кого, за что и где они пове­сили (люди об этом пом­нили хорошо), кого угнали в Германию…

Помню, как заду­шевно взрос­лые пели песни воен­ных лет, соби­ра­ясь по какому-либо слу­чаю с род­нёй или сосе­дями. Мама и за домаш­ними делами часто напе­вала «Синий пла­то­чек», «Враги сожгли род­ную хату», «Зем­лянка», «Шёл сол­дат» и мно­гие другие.

Мы, дети, даже дев­чонки, охот­нее в те годы играли «в вой­нушку» и «в раз­вед­чи­ков», чем в само­дель­ные, как пра­вило, игрушки. В такие – воен­ные – игры вовле­ка­лась вся ребятня нашей улицы, мы дели­лись на команды, стар­шие сами при­ду­мы­вали пра­вила, кото­рые мы, млад­шие, схва­ты­вали на лету и ста­ра­тельно выпол­няли. А одна­жды, в пору моего уже крым­ского дет­ства, в 1966 или 1967 году, несколько дней мы не учи­лись, потому что в заму­ро­ван­ных под­ва­лах ста­рин­ной усадьбы немец­кой коло­нии, в кото­рой нахо­ди­лась школа № 1 посёлка Гвар­дей­ское Сим­фе­ро­поль­ского рай­она, ока­зался склад с немец­кими снарядами.

С тех лет я и ощу­щаю войну как спут­ницу своей жизни, неот­ступно сле­ду­ю­щую со мной по жиз­нен­ному пути и до сего дня. Не потому ли, когда я учи­лась на исто­ри­че­ском факуль­тете Сим­фе­ро­поль­ского госу­дар­ствен­ного уни­вер­си­тета, все мои кур­со­вые работы были посвя­щены именно воин­ской тема­тике раз­ных эпох. Диплом­ную работу я писала по пар­ти­зан­скому дви­же­нию в Крыму в годы Вели­кой Оте­че­ствен­ной войны. Во время работы экс­кур­со­во­дом в Сим­фе­ро­поль­ском бюро путе­ше­ствий и экс­кур­сий глав­ными моими марш­ру­тами стали экс­кур­сии военно-исто­ри­че­ской тема­тики в города-герои Керчь и Сева­сто­поль. Уже будучи заве­ду­ю­щей экс­кур­си­онно-мето­ди­че­ским отде­лом, на кур­сах экс­кур­со­во­дов читала лек­ции по теме «Крым в Вели­кой Оте­че­ствен­ной войне»: обо­рона Крыма, обо­рона Сева­сто­поля, Крым­ский фронт, Кер­чен­ско-Фео­до­сий­ская десант­ная опе­ра­ция, отвле­ка­ю­щие десанты, под­го­товка и осу­ществ­ле­ние насту­па­тель­ной опе­ра­ции по осво­бож­де­нию Крыма в 1943–1944 годах… Планы опе­ра­ций, системы обо­роны, сра­же­ния, подвиги, потери, победы.

Этот инте­рес к воен­ной исто­рии, конечно, сло­жился ещё в дет­стве. Неуди­ви­тельно, что дан­ные авто­био­гра­фи­че­ские записки я назвала «Война-спут­ница»: при­кос­но­ве­ний войны к моей душе было много. Одни из них свя­заны с судь­бами моих род­ных, дру­гие – дру­зей, сосе­дей, сотруд­ни­ков, а то и слу­чай­ных зна­ко­мых. О несколь­ких таких эпи­зо­дах и хочу пове­дать – про­сто, не витиевато.

Чтобы было понятно, к какому вре­мени или месту отно­сится то или иное повест­во­ва­ние, сообщу сле­ду­ю­щее. В сере­дине войны мой отец Сер­гей Ксе­но­фон­то­вич Шоро­хов, 1926 года рож­де­ния, про­жи­вав­ший в деревне Вис­лая Поляна Тер­бун­ского рай­она Липец­кой обла­сти, был при­зван в армию, но на фронт не попал по мало­лет­ству. После окон­ча­ния школы води­те­лей в городе Рыль­ске Кур­ской обла­сти, он был направ­лен в воин­скую часть, зани­мав­шу­юся раз­ми­ни­ро­ва­нием осво­бож­дён­ных тер­ри­то­рий: выво­зил неразо­рвав­ши­еся бомбы, мины, сна­ряды к местам спла­ни­ро­ван­ного под­рыва. Помню его рас­сказы о том, как сапёры осто­рожно укла­ды­вали в кузов на песок неразо­рвав­шу­юся бомбу либо сна­ряд, кото­рые он потом мед­ленно-мед­ленно вёз по полю к при­го­тов­лен­ной для взрыва воронке…

Мама, Мат­рёна Нико­ла­евна Белова, 1928 года рож­де­ния, ока­за­лась в 1941 году в окку­па­ции под Харь­ко­вом, где, как известно, шли тяжё­лые бои. Во время сра­же­ния на Кур­ской дуге их малень­кое посе­ле­ние под город­ком Любо­тин – ком­муна в несколько бара­ков – ока­за­лось на ней­траль­ной полосе и про­стре­ли­ва­лось с двух сто­рон фронта. Выжили чудом, пере­си­дев эти страш­ные дни в под­ва­лах. Мамины вос­по­ми­на­ния о войне «На ней­траль­ной полосе» были запи­саны мною ещё при её жизни в 2002 году и опуб­ли­ко­ваны в аль­ма­нахе «Род­ные про­сторы» (Санкт-Петер­бург).

Стр. 1 из 24 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки