Воспоминания о схиархимандрите Зосиме (Сокуре)

Воспоминания о схиархимандрите Зосиме (Сокуре)

(13 голосов4.9 из 5)

Воспоминания о схиархимандрите Зосиме (Сокуре)

29 авгу­ста 2002 года ото­шел ко Гос­поду осно­ва­тель Николь­ского Свято-Успен­ского мона­стыря схи­ар­хи­манд­рит Зосима. Но по-преж­нему люди спе­шат к батюшке — в оби­тель. В народе по-преж­нему гово­рят: не “еду в Николь­ское”, а “еду к батюшке”.

Гово­рят, очень давно, еще до рево­лю­ции, Николь­ское освя­тила Своим при­сут­ствием Пре­свя­тая Бого­ро­дица. И на месте Ее явле­ния, среди бес­край­них донец­ких сте­пей, забил целеб­ный источ­ник… А народ здесь жил заме­ча­тель­ный! Не даром еще на заре про­шлого сто­ле­тия на месте двух скром­ных дере­вян­ных сель­ских хра­мов, Свято-Нико­ла­ев­ского и Свято-Васи­льев­ского, в Николь­ском были воз­двиг­нуты два рос­кош­ных камен­ных. Кра­сота их пора­жала, а сто­и­мость по тем вре­ме­нам была немыс­ли­мой. После октябрь­ского пере­во­рота Свято-Нико­ла­ев­ский храм раз­ру­шили, Свято-Васи­льев­ский закрыли. Но бла­го­че­сти­вый народ еще долго слу­жил запрет­ные молебны на источ­нике Бого­ро­дицы… Именно тогда в Николь­ском заро­ди­лось пре­да­ние: когда в полу­раз­ру­шен­ный Свято-Васи­льев­ский храм при­е­дет слу­жить монах, в Николь­ском откро­ются две обители…

Иеро­мо­нах Сав­ва­тий (буду­щий схи­ар­хи­манд­рит Зосима) при­е­хал сюда в 1986‑м году. В полу­раз­ру­шен­ный храм без ико­но­стаса и в обго­рев­ший сарай вме­сто свя­щен­ни­че­ского домика. Батюшку при­везли в День памяти свя­ти­теля Иоанна Зла­то­устого — тоже неко­гда гони­мого за веру. Первую службу в Николь­ском отец Зосима слу­жил на Вве­де­ние во храм Пре­свя­той Бого­ро­дицы. По храму гулял ветер, а во время Литур­гии у при­хо­жан ноги при­мер­зали к полу… Но уже через пол­года в храме появился ико­но­стас, а возле храма, бук­вально на пустом месте, выстро­или свя­щен­ни­че­ский домик, кре­стилку, тра­пез­ную: отец Зосима все­гда бла­го­слов­лял кор­мить палом­ни­ков. Он знал, что такое голод.

Когда он это узнал? Может, когда с мате­рью-вдо­вой, в свое время полу­чив­шей срок за “рели­ги­оз­ную про­па­ганду” — посе­ще­ние бого­слу­же­ний мона­хинь, духов­ных чад Иоанна Крон­штадт­ского, — жил на нищен­ские два­дцать руб­лей в месяц? Или тогда, когда отца Зосиму самого “гоняли” с одного нищего при­хода на дру­гой? Так хотели сло­мить “неугод­ного”, кото­рый в эпоху вытрав­ли­ва­ния любого ина­ко­мыс­лия и поваль­ного раз­ру­ше­ния хра­мов храмы вос­ста­нав­ли­вал. И к кото­рому, несмотря ни на какие запреты и реко­мен­да­ции “сверху”, со всех сто­рон сте­ка­лись люди. Люди, кото­рые чув­ство­вали: в их жизни дол­жен быть Кто-то. Тот “Кто-то”, путь к Кото­рому им откры­вал батюшка.

“Спаси, Господи, люди Твоя…”

Позже духов­ные чада батюшки вспо­ми­нали, что и в Николь­ское отца Зосиму загнали, чтобы люди про­сто не имели воз­мож­но­сти к нему дое­хать: пря­мой транс­порт в село не ходил, про­хо­дя­щего тоже не было. Но вопреки всем пре­по­нам люди дорогу к отцу Зосиме находили…

Время основ­ного слу­же­ния отца Зосимы в Николь­ском при­шлось на рас­пад Союза. Пред­при­я­тия закры­ва­лись. Люди меся­цами не полу­чали зар­плату. Дети на уро­ках падали в голод­ные обмо­роки. А ста­рики кон­чали жизнь само­убий­ством. Людям некуда было идти. И они шли к батюшке. Со сво­ими бедами, печа­лями, горем и скор­бями, порой про­сто эле­мен­тарно голодные.

Еще духов­ный отец батюшки схи­и­гу­мен Вален­тин настав­лял его: “Когда будешь слу­жить на при­ходе, будут к тебе изда­лека при­ез­жать люди. Все­гда накорми чело­века!” И отец Зосима свято испол­нял этот завет: кор­мил всех при­ез­жих. А тем, кто был осо­бенно беден, бла­го­слов­лял дать про­дук­тов и в дорогу. Частенько помо­гал и день­гами. “Голод — самое страш­ное чув­ство”, — гово­рил батюшка.

У батюшки вошло в при­вычку не брать деньги за требы. Отец Зосима был глу­боко убеж­ден: сто чело­век не запла­тит, зато потом най­дется один, кто даст столько, что хва­тит помочь сот­ням. И бла­го­де­тели все­гда находились…

Со вре­ме­нем в Николь­ском появи­лись тра­пез­ная, бого­дельня (Дом мило­сер­дия), боль­ница, зубо­вра­чеб­ный каби­нет… Все для людей.

“Да просветится свет ваш пред человеки…”

Сила воз­дей­ствия этого чело­века была необы­чай­ной. Пяти­ми­нут­ный раз­го­вор с отцом Зоси­мой воз­вра­щал людям надежду, жела­ние снова жить… Он излу­чал какой-то внут­рен­ний свет и тепло, кото­рые согре­вали и оттап­ли­вали самые отча­яв­ши­еся сердца. Эта спо­соб­ность вра­че­вать чело­ве­че­ские души (молит­вой, сло­вом, взгля­дом) — и было то глав­ное чудо, с кото­рым стал­ки­ва­лись люди в Николь­ском. Каким-то тай­ным, недо­ступ­ным нам обра­зом отец Зосима умел про­ви­деть и нахо­дить именно тот един­ственно вер­ный выход, кото­рый был чело­веку необходим.

…Мать при­е­хала к отцу Зосиме за бла­го­сло­ве­нием на поступ­ле­ние сына в уни­вер­си­тет. Жен­щина была в отча­я­нии: денег на учебу сына у нее не было, уве­рен­но­сти, что сын смо­жет посту­пить на бюд­жет, — тоже. Она еще не успела про­ро­нить и слова, как ста­рец ска­зал: “Не вол­нуйся, мать, все у тво­его сына будет хорошо. А как спра­вится парень со сво­ими делами, пусть при­е­дет ко мне в мона­стырь недельки на две”. Парень не про­шел по кон­курсу. Но мать, помня слова батюшки, не поз­во­лила ему забрать доку­менты, а отпра­вила пожить к отцу Зосиме. И парня дей­стви­тельно зачис­лили в уни­вер­си­тет, но позже. Сей­час парень хочет посту­пать в семинарию.

…Одна­жды во время про­по­веди батюшка обер­нулся к жен­щине и ска­зал: “Когда будут уби­вать тебя, про­чи­тай мыс­ленно три раза 50‑й пса­лом, и руки у пре­ступ­ни­ков опу­стятся, и они уйдут, не при­чи­нив тебе вреда”. Тогда жен­щина очень уди­ви­лась: кому она нужна-то в свои 60 лет? Но через несколько дней в ее квар­тиру дей­стви­тельно про­никли воры. С поме­шав­шей хозяй­кой решили рас­пра­виться про­сто: выбро­сить с бал­кона. Когда жен­щину почти пере­ки­нули через перила, она вне­запно вспом­нила слова батюшки. Всего псалма жен­щина не пом­нила. Про­чи­тала мыс­ленно пер­вые три строчки. И… воры оста­вили ее, дей­стви­тельно не при­чи­нив вреда.

“Вера твоя спасла тебя”

Вера этого чело­века про­шла все испы­та­ния, зака­ли­лась в гор­ниле стра­да­ний. Кто знает, может быть, именно поэтому он вызы­вал у людей такое дове­рие. Люди дове­ряли отцу Зосиме самое доро­гое — отда­вали на послу­ша­ние своих детей. И он ста­но­вился их духов­ным отцом. Вокруг батюшки собра­лась еди­ная семья, бра­тия и сестры…

Реше­ние об осно­ва­нии в Николь­ском двух мона­сты­рей, муж­ского и жен­ского, батюшка при­нял после кли­ни­че­ской смерти, в 1998‑м году. Полу­чив бла­го­сло­ве­ние пра­вя­щего архи­ерея, отец Зосима при­нялся за работу.

Иде­а­лом мона­ше­ского устро­е­ния (мона­ше­ства по духу, а не по одежде) для батюшки была Оптина пустынь на рубеже XIX–XX веков: “…Вос­пи­ты­ваю в них дух Опти­ной пустыни, дух любви, дух госте­при­им­ства, дух при­вет­ли­во­сти — вот что посто­янно вос­пи­ты­ваю я в них. При­мется ли это мое вос­пи­та­ние, от их сер­дец уже зави­сит. Дай, Гос­поди, чтоб дух любви оптин­ских вели­ких стар­цев XIX века сопут­ство­вал и нашей юной свя­той оби­тели, чтоб и вы здесь нахо­дили все уте­ше­ние, под­держку, радость и силы духов­ные здесь почер­пали для даль­ней­шего несе­ния сво­его жиз­нен­ного кре­ста, во славу Божию”. Эти заветы батюшки хра­нят в оби­тели и поныне.

“И молитвами твоими избавляеши от смерти души наша…”

Пре­свя­тая Бого­ро­дица все­гда счи­та­лась покро­ви­тель­ни­цей нашего Оте­че­ства. А Успен­ские храмы были глав­ными в боль­шей части рус­ских мона­сты­рей. Есть Успен­ский собор — точ­ная копия Крем­лев­ского — и в Николь­ском мона­стыре: он воз­двиг­нут по бла­го­сло­ве­нию батюшки уже после его смерти.

Стр. 1 из 9 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки