Хуррамабад — Андрей Волос

Хуррамабад — Андрей Волос

(6 голосов5.0 из 5)

Предисловие

Еще в конце вось­ми­де­ся­тых годов все было про­сто и понятно. Огром­ный кусок пла­неты на поли­ти­че­ских кар­тах одно­родно закра­ши­вался крас­ным. Это была моно­лит­ная «импе­рия зла», еди­ный и неде­ли­мый Совет­ский Союз.

И вдруг страна побе­див­шего соци­а­лизма стала рас­пол­заться на раз­но­цвет­ные лос­куты. Арме­ния! Азер­бай­джан! Казах­стан! Узбе­ки­стан! Кир­ги­зия! Таджи­ки­стан! И еще! И еще!..

Запад­ный мир при­шел в заме­ша­тель­ство. Была одна страна — стало много. И в каж­дой, ока­зы­ва­ется, — своя исто­рия и куль­тура, свои соб­ствен­ные надежды и пре­тен­зии, свои разо­ча­ро­ва­ния, беды и кровь… Как к ним отно­ситься? Чего от них ждать? Что они несут миру?

Если бы где-нибудь на тер­ри­то­рии быв­шего Совет­ского Союза и впрямь суще­ство­вал город Хур­ра­ма­бад, то, несо­мненно, обо­зна­ча­ю­щий его кру­жо­чек можно было бы отыс­кать на карте Таджикистана…

Быв­шая Совет­ская Соци­а­ли­сти­че­ская, а ныне про­сто Рес­пуб­лика Таджи­ки­стан — одна из самых южных тер­ри­то­рий рас­пав­ше­гося СССР, непо­сред­ственно гра­ни­ча­щая с Афга­ни­ста­ном. Это гор­ная страна, в кото­рой живет около четы­рех мил­ли­о­нов чело­век. Боль­шая часть насе­ле­ния — таджики, древ­ний народ арий­ского про­ис­хож­де­ния, гово­ря­щий на ока­ю­щем диа­лекте фарси — пер­сид­ского языка. До заво­е­ва­ния ара­бами в VIII веке предки совре­мен­ных таджи­ков были при­вер­женны зоро­аст­ризму — огне­по­клон­ни­че­ству, на их тер­ри­то­риях раз­ви­ва­лось интен­сив­ное оро­ша­е­мое зем­ле­де­лие, про­цве­тали раз­лич­ные искус­ства и ремесла. Втор­же­ние войск Араб­ского хали­фата в Иран и в Сред­нюю Азию, насиль­ствен­ное насаж­де­ние ислама и араб­ского языка нанесло сокру­ши­тель­ный удар по древ­ней иран­ской куль­туре. По выра­же­нию лето­писца, насту­пили «века мол­ча­ния». Однако к IX веку иран­ская тра­ди­ция смогла пере­бо­роть, словно рас­тво­ряя в себе, гру­бую куль­туру при­шель­цев. Высту­пая пона­чалу в ара­бо­языч­ном обла­че­нии, она не только под­няла на новую высоту араб­скую лите­ра­туру, но и под­го­то­вила пред­по­сылки для после­ду­ю­щего воз­ник­но­ве­ния бога­тей­шей лите­ра­туры уже на род­ном языке иран­цев (таджи­ков и персов).

Таджи­ки­стан в его совре­мен­ных гра­ни­цах — это не одно­род­ная глыба. При вни­ма­тель­ном рас­смот­ре­нии ста­но­вится понятно, что таджики делятся на несколько тер­ри­то­ри­аль­ных общ­но­стей. (При­мерно так Гер­ма­ния делится на раз­ные земли.) Все они гово­рят, вроде бы, на одном языке — да в каж­дой земле все-таки по-сво­ему. Песни не те. Одежда отли­ча­ется. Танцы дру­гие. Свой­ства наци­о­наль­ного харак­тера разнятся…

Земли, сла­га­ю­щие совре­мен­ный Таджи­ки­стан — это Ход­жент, Куляб, Гис­сар, Гарм и Памир.

Памир больше всех не похож на собра­тьев. Языки памир­цев (на неко­то­рых из них гово­рит не больше двух сотен чело­век), имея один исто­ри­че­ский корень, сильно отли­ча­ются от сред­него таджик­ского. Шугнан­ский, бар­танг­ский, оро­шор­ский, хуфз­ский, сары­коль­ский, язгу­лем­ский, вахан­ский, ишка­шим­ский… Бла­го­даря труд­но­до­ступ­но­сти и уда­лен­но­сти Памира, все они сохра­нили черты, поз­во­ля­ю­щие воз­во­дить их к эпо­хам Бак­трии и Сог­ди­аны — древним госу­дар­ствам Сред­ней Азии.

Худ­жанд — город, исто­рия кото­рого насчи­ты­вает более чем две с поло­ви­ной тысячи лет. Воз­ник­нув на пере­се­че­нии тор­го­вых путей, он являлся цен­тром вла­сти и куль­туры. Худ­жан­дец скло­нен к разум­ным ком­про­мис­сам, к поли­ти­че­ским спо­со­бам раз­ре­ше­ния кон­флик­тов, в какой-то сте­пени — к конформизму.

Куля­бец — чело­век гораздо более жест­кий, реши­тель­ный. Это вспыль­чи­вый горец, мало­об­ра­зо­ван­ные предки кото­рого веками боро­лись с самой при­ро­дой, а не с ее тай­нами. Он реши­те­лен, все­гда готов к столк­но­ве­нию, не скло­нен про­щать обид и пола­гает кров­ную месть разум­ным и спра­вед­ли­вым делом.

Гарм гор­дится чисто­той сне­гов, рек, языка и веры.

Гис­сар — пло­до­род­ная и густо­на­се­лен­ная долина, где рас­по­ло­жи­лась, в част­но­сти, сто­лица Таджи­ки­стана — Душанбе, город, постро­ен­ный в 30‑х годах.

Исто­ри­че­ски Таджи­ки­стану при­над­ле­жали также Бухара и Самар­канд, и по сей день засе­лен­ные пре­иму­ще­ственно таджи­ками. Однако в 1929 году, когда совет­ская власть при­ня­лась по сво­ему разу­ме­нию про­во­дить спра­вед­ли­вые тер­ри­то­ри­аль­ные гра­ницы между раз­ными наро­дами, эти города ока­за­лись на тер­ри­то­рии тюр­ко­языч­ного Узбе­ки­стана. Так и хочется вспом­нить, как неосмот­ри­тельно Хафиз несколько веков назад про­пел в любов­ной горячке, что, мол, оба слав­ных города готов отдать за одну только родинку некоей смаз­ли­вой тюр­чанки! — вот и про­бро­сался Буха­рой и Самаркандом…

До рево­лю­ции, до при­хода Совет­ской вла­сти никто не пытался сле­пить из всех этих земель еди­ное госу­дар­ство. Каж­дой из них управ­лял бек — став­лен­ник Бухар­ского эмира. В свою оче­редь, весь Бухар­ский эми­рат с 1868 года нахо­дился в вас­саль­ной зави­си­мо­сти от России.

В 1929 году сли­я­ние про­изо­шло — была создана Таджик­ская ССР. Само объ­еди­не­ние раз­ных земель в еди­ное госу­дар­ство опре­де­лило и при­чины буду­щих кон­флик­тов и воз­мож­ного рас­пада: силой содви­нули вме­сте несколько частей, пре­воз­мо­гая сопро­тив­ле­ние пру­жин. Так взво­дят курок, кото­рый потом уда­рит по бойку.

У кор­мила вла­сти встали пред­ста­ви­тели Худ­жанда — поскольку пер­выми вос­при­няли рево­лю­ци­он­ную волну, катив­шу­юся с севера.

Худ­жандцы пра­вили больше шести­де­сяти лет, про­водя ту поли­тику, кото­рую им поз­во­ляли про­во­дить из Цен­тра, — поли­тику пар­тии. На их веку Таджи­ки­стан стал инду­стри­аль­ной рес­пуб­ли­кой с раз­ви­тым сель­ским хозяй­ством, запла­тив за это тем же, чем пла­тили все дру­гие рес­пуб­лики — сна­чала граж­дан­ской вой­ной, погро­мы­хи­вав­шей здесь до конца трид­ца­тых годов, затем репрес­си­ями, истреб­ле­нием ста­рой наци­о­наль­ной интел­ли­ген­ции, насиль­ствен­ными пере­се­ле­ни­ями и, в конце кон­цов, мно­го­чис­лен­ными и неиз­беж­ными при пла­но­вой эко­но­мике пере­ко­сами развития.

Совет­ский Союз пре­кра­тил свое суще­ство­ва­ние в 1991 году. Как только исчезла сила вла­сти союз­ного цен­тра, появи­лась воз­мож­ность попы­таться сде­лать жизнь лучше.

Всем было ясно, что для этого в первую оче­редь сле­дует ото­гнать от вла­сти пред­ста­ви­те­лей Худ­жанда — надо­ели хуже горь­кой редьки. Однако худ­жандцы при­дер­жи­ва­лись диа­мет­рально про­ти­во­по­лож­ной точки зре­ния. Поэтому «зеле­ная» ислам­ская оппо­зи­ция при­ня­лась вра­зум­лять их самыми жест­кими мето­дами. В итоге нача­лась граж­дан­ская война, в кото­рой часть насе­ле­ния, воз­му­щен­ная звер­ствами оппо­зи­ции, высту­пила на защиту совет­ской вла­сти, то есть на сто­роне «крас­ных». Однако при этом, как ни странно, «крас­ными» были только пред­ста­ви­тели Куляба и Гис­сара. А «зеле­ными» — люди из Гарма и Вахш­ской долины. Уди­ви­тель­ным было и то, что к «зеле­ным» почему-то при­со­еди­ни­лись памирцы-исма­и­литы — народ вовсе не чрез­мерно рели­ги­оз­ный. Короче говоря, про­тив­ни­ков узна­вали не по убеж­де­ниям, не по пар­тий­ной при­над­леж­но­сти, а по тому, откуда чело­век родом. Рес­пуб­лика стала рас­па­даться на те самые куски, из кото­рых была в свое время слеп­лена. Гра­ницы раз­дора, как встарь, про­легли между зем­лями. По сути дела, это была фео­даль­ная меж­до­усо­бица, в кото­рой побе­дило Средневековье.

Вот такая исто­рия — очень корот­кая в моем изло­же­нии, а на самом деле бес­ко­неч­ная, как исто­рия любого народа.

Выходцы из Рос­сии зани­мают в ней свое место. В конце два­дца­тых годов они дви­ну­лись сюда вслед за Совет­ской вла­стью, чтобы стро­ить элек­тро­стан­ции, выра­щи­вать тон­ко­во­лок­ни­стый хло­пок, лечить людей, добы­вать уран и золото, засе­дать в парт­ко­мах и рыть каналы в каче­стве ссыль­ных. А в наши дни, гони­мые вой­ной и голо­дом, еще более мас­сово отка­ти­лись назад, на родину, навсе­гда оста­вив за спи­ной этот уди­ви­тель­ную страну — Таджикистан.

Глава 1. Восхождение

Авто­бус выру­лил на пло­щадь и под­ва­лил к оста­новке. Внук спрыг­нул на асфальт и обер­нулся, чтобы помочь бабушке сойти по сту­пе­ням. Потоп­тав­шись у самого края и выста­вив впе­ред угро­жа­юще подвиж­ную палку, бабушка накло­ни­лась, чер­тых­ну­лась и стала рушиться напо­до­бие гип­со­вой скульп­туры, неловко шаг­нув­шей с поста­мента. Внук рас­то­пы­рил руки, увер­нулся от наце­лен­ной ему в пра­вый глаз клюки, под­ста­вил плечо, под­хва­тил, под­дер­жал — и вот уже она ока­за­лась сто­я­щей рядом с ним на земле. Сто­яла она, конечно же, не так, как он, — ухва­тила руко­ять обе­ими руками, выста­вила палку, уперла, сама накло­ни­лась и так, полу­гла­го­лем, отды­хала, тяжело дыша и повторяя:

Стр. 1 из 96 Следующая

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Открыть весь текст
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки