Из истории Добротолюбия

Сергей Гово­рун

Оглав­ле­ние


Трудно найти другую духов­ную книгу, вышед­шую в свет в тече­ние послед­них несколь­ких сто­ле­тий, кото­рая бы ока­зала столь зна­чи­тель­ное вли­я­ние на весь хри­сти­ан­ский мир, как “Доб­ро­то­лю­бие”. Спра­вед­ливо поэтому заме­ча­ние епи­скопа Амфи­ло­хия (Радо­вича), кото­рый гово­рит: “Нет ника­кого сомне­ния, что Доб­ро­то­лю­бие, как обо­же­ния орган, как спра­вед­ливо назвал его пре­по­доб­ный Нико­дим Свя­то­го­рец, явля­ется корнем и под­лин­ным непо­сред­ствен­ным или кос­вен­ным источ­ни­ком почти всех насто­я­щих духов­ных всплес­ков и бого­слов­ских тече­ний в Пра­во­сла­вии с конца XVIII века до сего дня”. Доба­вим к этому, что вли­я­ние “Доб­ро­то­лю­бия” рас­про­стра­ни­лось не только на Пра­во­сла­вие, но на весь хри­сти­ан­ский мир.

Соста­ви­тель «Доб­ро­то­лю­бия»

Идея соста­вить сбор­ник свя­то­оте­че­ских тек­стов, посвя­щен­ных умному дела­нию и аске­ти­че­ским пред­по­сыл­кам к нему, при­над­ле­жала мит­ро­по­литу Коринф­скому св. Мака­рию Нота­расу (1731–1805). О моти­вах, подвиг­ших его к такому пред­при­я­тию, сооб­щает его спо­движ­ник и сотруд­ник на ниве соби­ра­ния и изда­ния свя­то­оте­че­ских тек­стов преп. Паисий Велич­ков­ский, в своем письме бол­гар­скому старцу Фео­до­сию. Здесь он, во-первых, сооб­щает: “Прео­свя­щен­ней­ший Кир Мака­рий, бывший мит­ро­по­лит Коринф­ский, еще от юного своего воз­раста толико неиз­ре­чен­ную, Божиим дей­ством, к книгам оте­че­ским, трез­ве­нию и вни­ма­нию ума и без­мол­вию, и молитве умной, сиречь умом в сердце совер­ша­е­мой, учащим, любовь стяжа, яко все житие свое на все­при­леж­ней­шее взыс­ка­ние оных, и тру­до­лю­би­вое своею рукою, яко пре­ис­ку­сен во внеш­нем учении сый, и мно­го­и­ждив­ное руками крас­но­пис­цев пре­пи­са­ние опре­де­лил есть“1. То есть, св. Мака­рий с юно­ше­ских лет имел рев­ность к духов­ному подвигу и любовь к аске­ти­че­ской пись­мен­но­сти, кото­рые и влекли его к поиску и соби­ра­нию аске­ти­че­ских трак­та­тов. Другой при­чи­ной, почему св. Мака­рий занялся этим делом, было, во-первых, фак­ти­че­ское отсут­ствие в широ­ком обра­ще­нии аске­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, а во-вторых, угроза потери руко­пи­сей с про­из­ве­де­ни­ями древ­них подвиж­ни­ков бла­го­че­стия, кото­рые хра­ни­лись в мона­стыр­ских биб­лио­те­ках. Об этом также сооб­щает преп. Паисий Велич­ков­ский: “О выпе­ча­та­нии же тако­вых книг от давних лет воис­тину бла­жен­ный сей кир Мака­рий Мит­ро­по­лит жела­ние возыме таковы наме­ре­нием, да не при­и­дут сии святые книги во все­ко­неч­ное забве­ние и от лица земли истреб­ле­ние, в неже мало мало уже и не при­и­доша“2.

Исто­ри­че­ский кон­текст

Дей­стви­тельно, к восем­на­дца­тому веку обра­зо­вался кризис как в бого­слов­ской, так и в аске­ти­че­ской лите­ра­туре. Напри­мер, бого­слов­ские трак­таты Отцов Церкви почти пол­но­стью вышли из широ­кого обра­ще­ния и пере­стали пере­пи­сы­ваться. Древ­ние руко­писи с ними вет­шали в мона­стыр­ских кни­го­хра­ни­ли­щах, а иногда и просто поги­бали. Подоб­ная ситу­а­ция была и с аске­ти­че­скими про­из­ве­де­ни­ями древ­но­сти. Попу­ляр­ной была дру­гого рода лите­ра­тура, кото­рую состав­ляли выдержки из трудов Отцов Церкви упро­щен­ного нрав­ственно-нази­да­тель­ного харак­тера, мора­ли­сти­че­ские про­по­веди и настав­ле­ния, постро­ен­ные зача­стую по запад­ным образ­цам3. “Бест­сел­ле­рами” эпохи были такие про­из­ве­де­ния как, напри­мер, Thisauros (Сокро­вище) Дамас­кина Сту­дита († 1577), Amartolon sotiria (Спа­се­ние греш­ных) и Neos Paradisos (Новый рай) крит­ского монаха Агапия Лан­доса († 16641671), кото­рые как раз и отли­ча­лись своим упро­щен­ным мора­лиз­мом.

Дви­же­ние кол­ли­ва­дов, кото­рое было при­звано обно­вить раз­лич­ные аспекты цер­ков­ной жизни эпохи, вер­нуть ее в свя­то­оте­че­ское русло, в числе про­чего воз­бу­дило инте­рес к аске­ти­че­ским и созер­ца­тель­ным про­из­ве­де­ниям древ­них подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. В рамках этого дви­же­ния сле­дует рас­смат­ри­вать дея­тель­ность св. Мака­рия по соби­ра­нию в раз­лич­ных биб­лио­те­ках руко­пи­сей с подоб­ного рода про­из­ве­де­ни­ями и их изда­нию. В рамках этого же дви­же­ния, еще до св. Мака­рия были пред­при­няты попытки выпу­стить в широ­кое обра­ще­ние аске­тико-созер­ца­тель­ные про­из­ве­де­ния. Так, Неофит Кав­со­ка­ли­вит († 1784), сто­яв­ший у исто­ков кол­ли­вад­ского дви­же­ния, пере­вел Слова преп. Симеона Нового Бого­слова, кото­рые, однако, оста­лись неиз­дан­ными. Также Ники­фор Фео­то­кис (1730–1800), кото­рый, однако, не был кол­ли­ва­дом, в 1770‑м году издал труды преп. Исаака Сирина. Тем не менее, все эти попытки были спо­ра­ди­че­скими. Преп. Мака­рий первый систе­ма­ти­че­ски подо­шел к делу соби­ра­ния и изда­ния аске­ти­че­ских трак­та­тов. Наи­бо­лее зрелым и зна­чи­тель­ным плодом такого рода дея­тель­но­сти стало “Доб­ро­то­лю­бие”.

Источ­ники «Доб­ро­то­лю­бия»

Руко­писи аске­ти­че­ских про­из­ве­де­ний, вошед­ших в “Доб­ро­то­лю­бие”, св. Мака­рий искал и пере­пи­сы­вал в период 1775–1776‑х гг. в биб­лио­те­ках Пат­моса, Хиоса и, глав­ным обра­зом, Афона, как об этом сооб­щает преп. Паисий: “Иже (Мака­рий), пришед во святую Афон­скую гору, и с неис­по­ве­ди­мым усер­дием и пре­ве­ли­ким тща­нием во всех вив­лио­фи­ках вели­ких святых оби­те­лей многи обрете тако­вые оте­че­ские книги, яковых еще у себе и дотоле не имеяше“4.

Встает вопрос, какие именно руко­писи исполь­зо­вал св. Мака­рий для состав­ле­ния “Доб­ро­то­лю­бия”. Под­сказку для реше­ния этого вопроса дает все тот же преп. Паисий Велич­ков­ский, кото­рый сооб­щает: “Паче же всех в вив­лио­фике пре­слав­ной и вели­кой оби­тели Вато­пед­ской обрете (Мака­рий) бес­цен­ное сокро­вище, сиречь книгу о соеди­не­нии ума с Богом, от всех святых вели­кими рев­ни­те­лями в древ­ние вре­мена собран­ную, и прочие о молитве, нами еще и доселе не слы­шан­ные книги.“5 Таким обра­зом, в биб­лио­теке Вато­пед­ского мона­стыря св. Мака­рий обна­ру­жил книгу, состав­лен­ную — на осно­ва­нии писа­ний “всех святых” — в древ­но­сти “вели­кими рев­ни­те­лями” и посвя­щен­ную “соеди­не­нию ума с Богом”. Это дало осно­ва­ние неко­то­рым иссле­до­ва­те­лям, в част­но­сти, проф. Солун­ского уни­вер­си­тета Э. Тахиа­осу6, пред­по­ло­жить, что за основу “Доб­ро­то­лю­бия” был взят некий древ­ний сбор­ник, соста­ви­тель кото­рого собрал аске­тико-мисти­че­ские тексты ранее живших подвиж­ни­ков бла­го­че­стия, хра­нив­шийся в Вато­пед­ском мона­стыре. По мнению иссле­до­ва­теля, ядро “Доб­ро­то­лю­бия”, по всей веро­ят­но­сти, соста­вил кодекс № 605 XIII века Вато­пед­ского мона­стыря. Он состоит из отрыв­ков бого­слов­ских и аске­ти­че­ских трак­та­тов Отцов, живших до XIII сто­ле­тия. Тексты из этого кодекса соста­вили первые четыре тома “Доб­ро­то­лю­бия”. Пятый том, в кото­рый входят труды подвиж­ни­ков эпохи исих­аст­ских споров, по мнению Тахиа­оса, был состав­лен на осно­ва­нии дру­гого, позд­ней­шего сбор­ника, кото­рым мог быть, напри­мер, вато­пед­ский кодекс № 262 XV века. Этот или другой подоб­ный кодекс мог быть теми “про­чими о молитве, нами еще и доселе не слы­шан­ными кни­гами”, о кото­рых гово­рит преп. Паисий Велич­ков­ский.

Между тем, ука­зан­ный кодекс № 605 не явля­ется сбор­ни­ком аске­тико-мисти­че­ских про­из­ве­де­ний в чистом виде, как и вообще ни в одной из биб­лио­тек, кото­рыми мог бы поль­зо­ваться св. Мака­рий, не обна­ру­жено кодекса, кото­рый мог бы счи­таться сбор­ни­ком аске­тико-мисти­че­ских про­из­ве­де­ний, ана­ло­гич­ным “Доб­ро­то­лю­бию”. Вато­пед­ский сбор­ник явля­ется наи­бо­лее полным по коли­че­ству содер­жа­щихся в нем аске­ти­че­ских трак­та­тов. Но и в нем эти трак­таты не пре­об­ла­дают. Боль­шин­ство тек­стов, состав­ля­ю­щих этот сбор­ник, носит бого­слов­ский харак­тер и при­над­ле­жит Гри­го­рию Чудо­творцу, Афа­на­сию Вели­кому, Гри­го­рию Бого­слову, Гри­го­рию Нис­скому, Иоанну Зла­то­усту, Иоанну Дамас­кину, Мак­симу Испо­вед­нику, пат­ри­арху Фотию и другим. Кроме того, в этом сбор­нике содер­жится только шесть тек­стов из трид­цати шести вхо­дя­щих в “Доб­ро­то­лю­бие”. Также не все аске­ти­че­ские тексты, вхо­дя­щие в этот и другие кодексы, кото­рые исполь­зо­вал св. Мака­рий, содер­жатся в “Доб­ро­то­лю­бии”. Все это поз­во­лило про­фес­сору Афин­ского уни­вер­си­тета С. Папа­до­пу­лосу7 сде­лать вывод, что ни Вато­пед­ский кодекс № 605, ни какой-либо другой кодекс нельзя счи­тать осно­вой “Доб­ро­то­лю­бия”. Сбор­ник аске­тико-мисти­че­ских тек­стов соста­вил сам Мака­рий, кото­рый и собрал “Доб­ро­то­лю­бие” по кру­пи­цам и из раз­лич­ных кодек­сов. Что же каса­ется сви­де­тель­ства преп. Паисия о том, что Мака­рий нашел в Вато­пед­ском мона­стыре “книгу о соеди­не­нии ума с Богом”, кото­рую исполь­зо­вал для состав­ле­ния своего сбор­ника, то, по мнению Папа­до­пу­лоса, подоб­ная книга могла быть просто исполь­зо­вана св. Мака­рием в боль­шей мере, чем другие книги, но не стала осно­вой сбор­ника, состав­ле­нием кото­рого мы обя­заны исклю­чи­тельно Мака­рию.

Ему же мы обя­заны назва­нием сбор­ника — “Доб­ро­то­лю­бие” (Philokalia). Это назва­ние было заим­ство­вано св. Мака­рием у дру­гого сбор­ника, состав­лен­ного между 357–360‑м годами св. Гри­го­рием Бого­сло­вом. В “Доб­ро­то­лю­бие” Св. Гри­го­рия вошли отрывки из про­из­ве­де­ний Ори­гена.8 По ана­ло­гии с этим сбор­ни­ком отрыв­ков, объ­еди­нен­ных общей темой и общим замыс­лом, назвал своей сбор­ник и св. Мака­рий. Темой его “Доб­ро­то­лю­бия” стала аске­тика и мисти­че­ский опыт древ­них подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Эти­мо­ло­ги­че­ски это слово озна­чает “Любовь к кра­соте”, “кра­со­то­лю­бие”. Кра­сота име­ется ввиду духов­ная, кото­рой при­об­ща­ется хри­сти­а­нин в резуль­тате сле­до­ва­ния настав­ле­ниям Отцов, собран­ным в сбор­нике.

Редак­ти­ро­ва­ние и изда­ние сбор­ника

В 1777‑м году св. Мака­рий закон­чил соби­рать мате­риал для сбор­ника аске­тико-мисти­че­ских про­из­ве­де­ний древ­них подвиж­ни­ков бла­го­че­стия. Пере­пи­сан­ные из раз­лич­ных кодек­сов тексты он свел в одну книгу и пере­дал для редак­ти­ро­ва­ния преп. Нико­диму Свя­то­горцу (1749–1809). С преп. Нико­ди­мом св. Мака­рий позна­ко­мился при­бли­зи­тельно тремя годами раньше, когда жил в мона­стыре Пре­свя­той Бого­ро­дицы на ост­рове Гидра. Св. Нико­дим, кото­рый был еще тогда миря­ни­ном, спе­ци­ально при­ез­жал на остров, чтобы позна­ко­миться с Мака­рием, будучи наслы­шан о его доб­ро­де­тель­но­сти и уче­но­сти. Уже тогда Нико­лай Кал­ли­вурц­зис, как звали в миру св. Нико­дима, кото­рый был младше св. Мака­рия на восем­на­дцать лет, про­из­вел на него боль­шое впе­чат­ле­ние своей уче­но­стью, рас­су­ди­тель­но­стью и, глав­ное, рев­но­стью к духов­ной жизни. Духов­ные даро­ва­ния, кото­рые про­яви­лись в св. Нико­диме очень рано, вместе с уче­но­стью и неза­у­ряд­ным фило­ло­ги­че­ским даром, были как раз тем, в чем нуж­дался св. Мака­рий для под­го­товки к изда­нию свя­то­оте­че­ских про­из­ве­де­ний.

О неза­у­ряд­ных спо­соб­но­стях св. Нико­дима оста­лись сви­де­тель­ства его школь­ных соуче­ни­ков: “Он наизусть знал то, что читал, не только из фило­со­фии, эко­но­мики, меди­цины, аст­ро­но­мии и воен­ного дела, но и всех поэтов, исто­ри­ков, древ­них и новых, гре­че­ских и латин­ских, также как и все тво­ре­ния Святых Отцов. Ему было доста­точно одна­жды про­чи­тать какую-нибудь книгу, чтобы на всю жизнь ее запом­нить.“9 За годы учебы он овла­дел в совер­шен­стве латин­ским, ита­льян­ским и фран­цуз­ским язы­ками.

Имея такие пред­по­сылки, а также уже в моло­дом воз­расте овла­дев осно­вами духов­ной жизни, преп. Нико­дим при­сту­пил к сотруд­ни­че­ству со св. Мака­рием в изда­нии свя­то­оте­че­ских про­из­ве­де­ний, и в первую оче­редь “Доб­ро­то­лю­бия”.

Как уже было ска­зано, нача­лось это в сотруд­ни­че­ство в 1777‑м году на Афоне. Об этом сооб­щает, в част­но­сти, био­граф и друг преп. Нико­дима Свя­то­горца иеро­мо­нах Евфи­мий. По его све­де­ниям, живя на Афоне, в келии преп. Анто­ния в Кариях, св. Мака­рий при­гла­сил к себе Нико­дима Свя­то­горца, кото­рый неза­долго до этого, в 1776‑м году пришел на Афон и был постри­жен в малую схиму в мона­стыре св. Дио­ни­сия. Преп. Нико­дим, отклик­нув­шись на просьбу св. Мака­рия, про­из­вел общее редак­ти­ро­ва­ние текста, а также напи­сал пре­ди­сло­вие и крат­кие жития каж­дого из авто­ров, вошед­ших в сбор­ник. При­ме­ча­тельно, что тексты не были пере­ве­дены на раз­го­вор­ный язык, как другие свя­то­оте­че­ские тексты, кото­рые изда­вали св. Мака­рий и св. Нико­дим, но остав­лены такими, какими они были в ори­ги­нале. На раз­го­вор­ном языке в конце книги было поме­щено только семь заклю­чи­тель­ных тек­стов. На ново­гре­че­ский язык “Доб­ро­то­лю­бие” было пере­ве­дено лишь в сере­дине два­дца­того сто­ле­тия.

Вместе с “Доб­ро­то­лю­бием” св. Мака­рием и св. Нико­ди­мом тогда же были под­го­тов­лены две другие книги. Во-первых, так назы­ва­е­мый “Эвер­ге­тин”. Этот сбор­ник был состав­лен еще в один­на­дца­том веке мона­хом Павлом, осно­ва­те­лем и первым игу­ме­ном Эвер­ге­ти­дской оби­тели в Кон­стан­ти­но­поле († 1054). И во-вторых, “О боже­ствен­ном и свя­щен­ном частом при­ча­ще­нии”. В этой книге раз­ви­ва­лась апо­ло­гия частого при­ча­ще­ния святых Хри­сто­вых Таинств.

С под­го­тов­лен­ными таким обра­зом кни­гами св. Мака­рий поки­нул Святую Гору. Он отпра­вился сна­чала на остров Хиос, а затем в Смирну. Здесь он обра­тился к своим зна­ко­мым и раз­лич­ным бла­го­тво­ри­те­лям с прось­бой пожерт­во­вать деньги на изда­ние этих книг. Основ­ную под­держку он нашел у пред­ста­ви­теля бога­той ари­сто­кра­ти­че­ской семьи Мав­ро­кор­да­тов — Иоанна10. Собрав необ­хо­ди­мую сумму, он ото­слал ее, вместе с руко­пи­сями книг, в Вене­цию.

В 1782‑м году здесь и вышло в свет первое изда­ние “Доб­ро­то­лю­бия”. Пол­но­стью книга имела сле­ду­ю­щее назва­ние:

Доб­ро­то­лю­бие свя­щен­ных трез­во­мудр­цев, собран­ное из святых и бого­нос­ных отцов наших, в кото­ром, через дея­тель­ную и созер­ца­тель­ную нрав­ствен­ную фило­со­фию, ум очи­ща­ется, про­све­ща­ется и совер­шен­ству­ется. Исправ­лен­ное и теперь первым изда­нием издан­ное на сред­ства чест­ней­шего и бого­лю­би­вей­шего гос­по­дина Иоанна Мав­ро­кор­дата, на общую пользу пра­во­слав­ным. В Вене­ции, 1782. У Анто­ния Вор­толи. Con Licenza de Superiori, e Privilegio

Фраза “Con Licenza de Superiori, e Privilegio” озна­чает, что книга не про­ти­во­ре­чит като­ли­че­скому веро­уче­нию и полу­чила соот­вет­ству­ю­щее раз­ре­ше­ние цен­зуры.

Боль­шая часть тиража “Доб­ро­то­лю­бия” сразу же была разо­слана по всему востоку. Несколько экзем­пля­ров, однако, попало и в запад­ные биб­лио­теки. Изда­тели Гре­че­ской Патро­ло­гии Миня, начи­ная с 85-го тома, стали поль­зо­ваться и “Доб­ро­то­лю­бием”. Тем не менее, на Западе эта книга оста­ва­лась боль­шой ред­ко­стью.11

Сла­вян­ское «Доб­ро­то­лю­бие»

Один экзем­пляр “Доб­ро­то­лю­бия” был ото­слан преп. Паисию Велич­ков­скому. Его он полу­чил, скорее всего, от самого св. Мака­рия. На нем он соб­ствен­но­ручно сделал над­пись по-гре­че­ски12. Через неко­то­рое время бoль­шая часть книги была пере­ве­дена преп. Паи­сием и его уче­ни­ками на сла­вян­ский язык.

Ини­ци­а­то­ром изда­ния сла­вян­ского пере­вода высту­пил мит­ро­по­лит Санкт-Петер­бург­ский Гав­риил (Петров). Будучи сам “стро­гим пост­ни­ком, молит­вен­ни­ком и аске­том, и не только в замысле, но и в жизни”, как оха­рак­те­ри­зо­вал его о. Геор­гий Фло­ров­ский13, он увидел важ­ность рас­про­стра­не­ния этой книги в России. Старец Паисий, однако, имел опа­се­ния отно­си­тельно целе­со­об­раз­но­сти ее изда­ния. Он опа­сался, “чтобы люди само­на­де­ян­ные не стали пре­вратно тол­ко­вать содер­жа­ще­еся в ней (книге) святое учение и, зани­ма­ясь ею само­чинно, без над­ле­жа­щего руко­вод­ства и порядка, не впали бы в само­мне­ние и пре­лесть, и тем не подали бы повода к уни­чи­же­нию свя­тыни“14. Тем не менее, мит­ро­по­литу Гав­ри­илу все же уда­лось убе­дить старца Паисия издать книгу. Таким обра­зом, в 1791‑м году ученик преп. Паисия — монах Афа­на­сий — привез в Санкт-Петер­бург гре­че­ское изда­ние книги и ее сла­вян­ский пере­вод.

Полу­чив пере­вод, мит­ро­по­лит Гав­риил отдал его на правку. Сна­чала он был про­ве­рен зна­то­ками гре­че­ского языка из Алек­сан­дро-Нев­ской Ака­де­мии, а затем отдан для пере­смотра и исправ­ле­ния пре­по­да­ва­телю гре­че­ского языка в Троице-Сер­ги­е­вой Лавре Якову Дмит­ри­е­вичу Николь­скому, став­шему впо­след­ствии про­то­пре­сви­те­ром Мос­ков­ского Успен­ского собора. Про­ве­рен­ный и исправ­лен­ный текст “Доб­ро­то­лю­бия” был отдан в печать в Сино­даль­ную типо­гра­фию в Москве и вышел в свет в 1793‑м году — через один­на­дцать лет после гре­че­ского изда­ния.

Второе изда­ние сла­вян­ского “Доб­ро­то­лю­бия” вышло в 1822‑м, а третье — в 1832‑м году. Оба изда­ния были осу­ществ­лены ста­ра­ни­ями свя­ти­теля Фила­рета Мос­ков­ского. Пере­вод “Доб­ро­то­лю­бия” на раз­го­вор­ный рус­ский язык был осу­ществ­лен свт. Фео­фа­ном Затвор­ни­ком. Это был скорее пере­сказ, чем пере­вод, да и тот выбо­роч­ный. Он был издан в 1877‑м году.

Раз­ви­тие «Фило­ка­лизма»

Мит­ро­по­лит Гав­риил, наста­и­вая на необ­хо­ди­мо­сти ско­рей­шего изда­ния “Доб­ро­то­лю­бия” на сла­вян­ском языке, был прав — в этой книге нуж­да­лась как Рус­ская Цер­ковь, так и рус­ское обще­ство в целом. “Доб­ро­то­лю­бие” спо­соб­ство­вало рас­про­стра­не­нию исих­аст­ской тра­ди­ции во многих мона­сты­рях России. Так, известно, напри­мер, что преп. Сера­фим Саров­ский не только сам посто­янно читал “Доб­ро­то­лю­бие”, но и своим посе­ти­те­лям реко­мен­до­вал изу­чать эту книгу. В наи­боль­шей сте­пени, однако, вли­я­ние “Доб­ро­то­лю­бия” ска­за­лось на раз­ви­тии тра­ди­ции оптин­ского стар­че­ства. Этой тра­ди­цией, как известно, была опло­до­тво­рена и зна­чи­тель­ная часть рус­ской куль­туры. Одним словом, “в … век душев­ной раз­дво­ен­но­сти и разо­рван­но­сти про­по­ведь духов­ного соби­ра­ния и цель­но­сти полу­чила особую зна­чи­тель­ность. Изда­ние сло­вено-рус­ского Доб­ро­то­лю­бия было собы­тием не только в исто­рии рус­ского мона­ше­ства, но и в исто­рии рус­ской куль­туры вообще. Это был сдвиг и толчок…“15

Не столь успешно скла­ды­ва­лась судьба “Доб­ро­то­лю­бия” в Греции. Вскоре после выхода книги в свет в 1782‑м году, в Греции совер­ши­лась осво­бо­ди­тель­ная рево­лю­ция (1821 г.), кото­рая вместе с поли­ти­че­ской сво­бо­дой при­несла гре­че­скому народу духов­ное раб­ство. После убий­ства пер­вого пра­ви­теля сво­бод­ной Греции Иоанна Кап­по­дис­трии (1776–1831), к власти пришло пра­ви­тель­ство из про­те­стан­тов-бавар­цев, во главе с моло­дым коро­лем Отто­ном I (1815–1867). Это пра­ви­тель­ство ини­ци­и­ро­вало неза­кон­ное объ­яв­ле­ние Эллад­ской Цер­ко­вью авто­ке­фа­лии (1831 г.), закрыло мно­же­ство мона­сты­рей, пре­вра­тило Цер­ковь в госу­дар­ствен­ное учре­жде­ние, огра­ни­чив ее живи­тель­ное вли­я­ние на гре­че­ское обще­ство. К этому при­со­во­ку­пи­лось стре­ми­тель­ное рас­про­стра­не­ние в Греции идей Про­све­ще­ния, а позже — пози­ти­визма, спо­соб­ство­вав­шее усу­губ­ле­нию секу­ля­ри­за­ции гре­че­ского обще­ства. На фоне этого кри­зиса, в опре­де­лен­ной мере про­дол­жа­ю­ще­гося до сих пор, “Доб­ро­то­лю­бие” и кол­ли­вады на про­тя­же­нии девят­на­дца­того и первой пол­вины два­дца­того сто­ле­тия ока­зы­вали в целом незна­чи­тель­ное вли­я­ние на раз­ви­тие духов­ной жизни в Греции. Поэтому нет ничего уди­ви­тель­ного в том, что “Доб­ро­то­лю­бие”, издан­ное впер­вые в 1782‑м году неболь­шим тира­жом, было пере­из­дано лишь более чем через сто лет — в 1893‑м году. Однако тираж и этого изда­ния тоже был незна­чи­тель­ным. При­ме­ча­тельно, что в выхо­див­шей в 30‑е годы два­дца­того сто­ле­тия “Боль­шой Гре­че­ской Энцик­ло­пе­дии”, в статье “Доб­ро­то­лю­бие” гово­рится лишь о сбор­нике, состав­лен­ном кап­па­до­кий­цами, а о “Доб­ро­то­лю­бии” св. Мака­рия и св. Нико­дима не ска­зано ни слова.

В широ­кое обра­ще­ние книга была выпу­щена лишь в сере­дине века, когда в духов­ном кли­мате Греции наме­ти­лись ради­каль­ные изме­не­ния, свя­зан­ные с обре­те­нием своей иден­тич­но­сти, воз­вра­ще­нием к тра­ди­ци­он­ным духов­ным устоям. Откли­ком на этот пере­лом стало третье по счету изда­ние “Доб­ро­то­лю­бия”, осу­ществ­лен­ное в 1957–1963‑м годах.

Воз­рож­де­нию фило­ка­лизма в Греции в сере­дине два­дца­того века во многом спо­соб­ство­вало бого­сло­вие рус­ской диас­поры, раз­вив­ше­еся под вли­я­нием в том числе “Доб­ро­то­лю­бия”. Таким обра­зом, спустя пол­тора сто­ле­тия после своего выхода на гре­че­ском языке, “Доб­ро­то­лю­бие” вер­ну­лось на свою родину, пройдя долгий путь по другим стра­нам — глав­ным обра­зом России.

Рус­ская фило­ка­ли­сти­че­ская тра­ди­ция ока­зала реша­ю­щее вли­я­ние не только на Грецию, но и на другие страны, в том числе ино­слав­ные. Она повли­яла на раз­ви­тие и евро­пей­ской куль­туры. Мы не будем здесь подробно ана­ли­зи­ро­вать это вли­я­ние, но скажем о нем в общих чертах сло­вами Х. Янна­раса: “Дина­ми­че­ское осво­е­ние фило­ка­ли­сти­че­ского воз­рож­де­ния было осу­ществ­лено в сере­дине 20-го века рус­скими бого­сло­вами после­ре­во­лю­ци­он­ной диас­поры. Оно стало первым, после 14-го сто­ле­тия, обре­те­нием бого­слов­ского само­со­зна­ния и само­отож­деств­ле­ния пра­во­слав­ных. Это потря­са­ю­щее про­буж­де­ние вызвало зна­чи­тель­ные пре­об­ра­зо­ва­ния в широ­ких кругах евро­пей­ского бого­сло­вия и вызвало то, что зна­чи­тель­ные римо-като­ли­че­ские бого­словы обра­ти­лись к изу­че­нию Гре­че­ских Отцов, Пра­во­слав­ного бого­слу­же­ния и искус­ства. “Неопат­ри­сти­че­ский” пово­рот римо­ка­то­ли­ков нашло себе скры­тое, но в любом случае уте­ши­тель­ное выра­же­ние на Втором Вати­кан­ском соборе (1962–1965), кото­рое, тем не менее, скоро уто­нуло в кон­сер­ва­тив­ном про­ти­во­дей­ствии вати­кан­ской бюро­кра­тии. Вли­я­ние рус­ских бого­сло­вов диас­поры было очень пло­до­твор­ным как в Греции, так и в Румы­нии и Сербии, откры­вая “бого­слов­скую весну” 60-ых. Таким обра­зом фило­ка­ли­че­ское воз­рож­де­ние после исто­ри­че­ского путе­ше­ствия длин­ной в сто семь­де­сят лет воз­вра­ти­лось в место своего про­ис­хож­де­ния, в отправ­ную точку созда­теля фило­ка­ли­че­ского дви­же­ния Свя­того Мака­рия Нота­раса.“16

Вехи рас­про­стра­не­ния «Доб­ро­то­лю­бия»

В конце оста­ется ука­зать основ­ные вехи рас­про­стра­не­ния “Доб­ро­то­лю­бия” в мире.

1782 г. — первое гре­че­ское изда­ние, осу­ществ­лен­ное в Вене­ции.

1793 г. — в Петер­бурге изда­ется сла­вян­ский пере­вод преп. Паисия Велич­ков­ского.

1877 г. — изда­ется частич­ный пере­вод или, лучше ска­зать, пере­сказ “Доб­ро­то­лю­бия” на рус­ский язык, выпол­нен­ный свт. Фео­фа­ном Затвор­ни­ком.

1893 г. — второе гре­че­ское изда­ние, осу­ществ­лен­ное Панай­о­том Дзе­ла­ти­сом. Как и первое изда­ние 1782-го года, мало­ти­раж­ное, и поэтому сразу же став­шее рари­те­том.

1946 г. — начало изда­ния пере­вода “Доб­ро­то­лю­бия” на румын­ский язык. Авто­ром пере­вода был выда­ю­щийся румын­ский бого­слов о. Дмит­рий Ста­ни­лоаэ (1903–1993). До 1948-го года были изданы четыре тома из запла­ни­ро­ван­ных десяти. Затем под дав­ле­нием госу­дар­ства изда­ние было пре­кра­щено. Лишь через трид­цать лет оно было воз­об­нов­лено. С 1976-го по 1981‑й гг. были изданы остав­ши­еся шесть томов. В румын­ское “Доб­ро­то­лю­бие” вошло боль­шее коли­че­ство тек­стов, чем было в гре­че­ском ори­ги­нале. Так, о. Дмит­рий допол­нил его неко­то­рыми тек­стами преп. Мак­сима Испо­вед­ника и преп. Гри­го­рия Паламы. Он также заново напи­сал всту­пи­тель­ные статьи к каж­дому автору и снаб­дил тексты обшир­ными при­ме­ча­ни­ями.

1951 г. — “Доб­ро­то­лю­бие” начи­нает рас­про­стра­нятся в Запад­ной Европе. В этом году англий­ский изда­тель­ский дом “Faber & Faber” издал первый том двух­том­ной анто­ло­гии тек­стов из “Доб­ро­то­лю­бия”. Пере­вод тек­стов на англий­ский язык был выпол­нен Евге­нией Кад­лу­бов­ской и пра­во­слав­ным англи­ча­ни­ном G.E.H. Palmer’ом по рус­скому тексту свт. Фео­фана. Этот том имел сле­ду­ю­щий заго­ло­вок: Writings from the Philokalia on the Prayer of the Heart. Второй том анто­ло­гии вышел в 1954‑м году и имел сле­ду­ю­щий заго­ло­вок: Early Fathers from the Philokalia. Изда­тель­ство вна­чале опа­са­лось изда­вать эту книгу. На ее изда­нии, тем не менее, настоял совет­ник изда­тель­ства и нобе­лев­ский лау­реат T. S. Eliot. В конце концов успех изда­ния ока­зался таким, что за десять лет было восемь пере­из­да­ний книги. Като­ли­че­ский журнал “Catholic Gerald” оха­рак­те­ри­зо­вал “Доб­ро­то­лю­бие” как одно из наи­бо­лее зна­чи­тель­ных про­из­ве­де­ний, когда-либо пере­во­див­шихся на англий­ский язык.

1953 г. — еще в мень­шем объеме, чем в англий­ском изда­нии, в Париже вышло изда­ние “Доб­ро­то­лю­бия” на фран­цуз­ском языке. Оно было осу­ществ­лено Жаном Gouillard’ом и имело заго­ло­вок: Petite Philocalie de la priere du cur.

1957 г. — тот же Жан Gouillard издает в Цюрихе анто­ло­гию из “Доб­ро­то­лю­бия” на немец­ком языке. Изда­ние имеет титул: Kleine Philokalie zum Gebet des Herzens, и осу­ществ­лено на основе фран­цуз­ского текста.

1957–1963 гг. — третье гре­че­ское изда­ние. Изда­тель: изда­тель­ский дом “Astir-Papadimitriou”, под редак­цией архи­манд­рита Епи­фа­ния Фео­до­ро­пу­лоса. Данное изда­ние было пере­во­дом “Доб­ро­то­лю­бия” на ново­гре­че­ский язык. Это сыг­рало важную роль в его широ­ком рас­про­стра­не­нии. Именно это изда­ние ока­зало суще­ствен­ное вли­я­ние на воз­рож­де­ние духов­ной жизни в Греции, начав­ше­еся в сере­дине два­дца­того века.

1979–1986 гг. — новое изда­ние пол­ного текста “Доб­ро­то­лю­бия”, пред­при­ня­тое Abbaye de Bellefontaine. Пере­вод с гре­че­ского выпол­нен пра­во­слав­ным фран­цу­зом и поэтом Jacques Touraille, под редак­цией про­то­пре­сви­тера Бориса Боб­рин­ского.

1979 г. — изда­тель­ством “Faber&Faber” начал изда­ваться новый, полный пере­вод “Доб­ро­то­лю­бия” на англий­ский язык с гре­че­ского ори­ги­нала, в автор­стве Дже­ральда Palmer’а, Филиппа Sherard’а и епи­скопа Дио­клий­ского Кал­ли­ста (Ware): The Philocalia, London, Boston. До сих пор издано четыре тома. Пятый том в скором вре­мени должен выйти в свет. Как и в случае с изда­нием Кад­ло­в­дов­ской и Паль­мера, вышед­шие тома этого изда­ния уже несколько раз пере­из­да­ва­лись.

1984–1988 гг. — в Сало­ни­ках вышел полный пере­вод “Доб­ро­то­лю­бия” на ново­гре­че­ский язык, выпол­нен­ный А. Гали­ти­сом. В девя­но­стых годах на ново­гре­че­ском языке в изда­тель­стве “Апо­столь­ская диа­ко­ния” изда­ва­лась двух­том­ная анто­ло­гия, назван­ная Малое Доб­ро­то­лю­бие. Первый том (первое изда­ние: 1992, 2‑е: 1994, 3‑е: 1998) был под­го­тов­лен архим. Евсе­вием, и второй (первое изда­ние: 1995, 2‑е: 1998) — Е. Кара­ко­ву­ни­сом.


При­ме­ча­ния:

1 Житие и писа­ние мол­дав­ского старца Паисия Велич­ков­ского, изд. Опти­ной пустыни, Москва, 1847, 224.

2 Там же, 225.

3 Наи­бо­лее яркий пример этого — зна­ме­ни­тый в свое время про­по­вед­ник, епи­скоп Кер­ник­ский и Калаврий­ский Илья Минья­тис (1669–1714). Исто­рик ново­гре­че­ской лите­ра­туры К. Дима­рас харак­те­ри­зует его про­по­вед­ни­че­ский стиль сле­ду­ю­щим обра­зом: “Слово Минья­тиса пере­гру­жен укра­ше­ни­ями и рюш­ками ита­льян­ского барокко… Оно изоби­лует рито­ри­че­скими фигу­рами,.. обра­зами, пара­бо­лами, меч­та­ни­ями, диа­ло­гами… В эпи­цен­тре его учения нахо­дится нрав­ствен­ная про­блема”.

4 Житие и писа­ние мол­дав­ского старца Паисия Велич­ков­ского, изд. Опти­ной пустыни, Москва, 1847, 224–225.

5 Житие и писа­ние мол­дав­ского старца Паисия Велич­ков­ского, изд. Опти­ной пустыни, Москва, 1847, 225.

6 Тахиаос, Э., Паисий Велич­ков­ский (1722–1794) и его аске­тико-фило­ло­ги­че­ская школа (на греч. языке), Сало­ники, 1964.

7 С. Папа­до­пу­лос, Святой Мака­рий Коринф­ский. Родо­на­чаль­ник фило­ка­лизма (на греч. языке), Афины, 2000, 45–51.

8 О “Доб­ро­то­лю­бии” св. Гри­го­рия Бого­слова см., напри­мер: Robinson, J.A., The philocalia of Origen, Cambridge, 1953.

9 Фео­клит Дио­ни­сиат, Святой Нико­дим Свя­то­го­рец (на греч. языке), Афины, 1954, 31.

10 Иоанна Мав­ро­кор­дат был мол­дав­ским вое­во­дой с 1743 по 1747‑й годы.

О семье фана­ри­о­тов Мав­ро­кор­да­тов см.: Legrand, E., Genealogie des Maurocordatos de Constantinople, Paris, 1900.

11 Срв.: “…ex libro inter rariores rarissimo” (PG 127, col. 1127).

12 Этот экзем­пляр нахо­дится в Бри­тан­ском музее, куда он был пода­рен отцом North’ом. Неиз­вестно, правда, как он у него самого ока­зался. (См.: Une Moine de l‘Eglise d’Orient, La priere de Jesus, 62.)

13 Фло­ров­ский, Г., Пути рус­ского бого­сло­вия, Париж, 31983, 123.

14 Из пре­ди­сло­вия к Житию и писа­ниям мол­дав­ского старца Паисия Велич­ков­ского, изд. Опти­ной пустыни, Москва, 1847, II.

15 Фло­ров­ский, Г., Пути рус­ского бого­сло­вия, Париж, 31983, 126.

16 Янна­рас, Х., Пра­во­сла­вие и Запад в новей­шей Греции (на греч. языке), Афины, 19963, 194–195.

Православие.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки