Катехизация, как основа приходской жизни – протоиерей Александр Степанов

Катехизация, как основа приходской жизни – протоиерей Александр Степанов


Кате­хи­за­ция – это не сооб­ще­ние зна­ния, а при­об­ще­ние к опыту. Поэтому про­грамма и харак­тер заня­тий дол­жен суще­ственно отли­чаться от обыч­ного учеб­ного курса.

 

(Тезисы)

 

Кате­хи­за­ция – это не сооб­ще­ние зна­ния, а при­об­ще­ние к опыту. Поэтому про­грамма и харак­тер заня­тий дол­жен суще­ственно отли­чаться от обыч­ного учеб­ного курса. Огла­ше­ние – это не про­сто вос­крес­ная школа для взрос­лых с про­грам­мой кате­хи­зиса митр. Фила­рета или Закона Божьего Сло­бод­ского, рас­счи­тан­ные на систе­ма­ти­за­цию веры уже цер­ков­ного чело­века. Кате­хи­за­ция – это именно про­цесс воцер­ко­в­ле­ния. Очень важно поэтому, чтобы вхож­де­ние в цер­ков­ную жизнь начи­на­лось с вни­ма­тель­ного изу­че­ния Еван­ге­лия, при­зван­ного зало­жить основу еван­гель­ского миро­ощу­ще­ния, как жизни по закону любви.

В древ­ней Церкви мы видим нали­чие раз­ных сте­пе­ней уча­стия в цер­ков­ной жизни гото­вя­щихся к Кре­ще­нию. Сего­дня, на мой взгляд, вхож­де­ние в цер­ков­ную жизнь должно также носить поэтап­ный харак­тер. Однако на прак­тике мы видим Кре­ще­ние «по пер­вому тре­бо­ва­нию» и сразу При­ча­стие. «Не надо ничему учить: При­ча­стие само всему научит», – идей­ная уста­новка, а не только лень пас­тыря. Отсюда – огром­ное число полу­цер­ков­ных людей, само­сто­я­тельно сфор­ми­ро­вав­ших свое пред­став­ле­ние о Церкви, ее назна­че­нии в мире, смысле цер­ков­ной жизни. Кто-то нашел для себя этот смысл в обли­че­нии мни­мых ере­ти­ков, кто-то в раз­об­ла­че­нии заго­во­ров миро­вой заку­лисы, кто-то в фольк­лоре и так далее. Само по себе – это дело вкуса (или его отсут­ствия). Важно, чтобы эти темы не пута­лись с суще­ством жизни Церкви.

 

Катехизация и жизнь общины

Назва­ние доклада носит услов­ный харак­тер. Веро­ятно, оно было бы абсо­лютно верно без натя­жек для бап­ти­стов. Основа жизни пра­во­слав­ной общины – Евха­ри­стия. Она явля­ется стерж­нем жизни Церкви и ничто, даже очень важ­ное и заме­ча­тель­ное, не может занять это место.

Тем не менее, огла­ше­ние и таин­ство Кре­ще­ния могут играть суще­ствен­ную роль для жизни общины.

Во-пер­вых, кре­ще­ние, то есть при­ня­тие новых чле­нов общины, было в Древ­ней Церкви общим тор­же­ством, при­чем для каж­дого члена общины оно было вос­по­ми­на­нием соб­ствен­ного кре­ще­ния, его акту­а­ли­за­цией, еже­год­ным обнов­ле­нием лич­ной цер­ков­ной жизни. Именно поэтому пост огла­ша­е­мых перед кре­ще­нием стал раз­де­ляться всеми чле­нами общины. Они как бы вновь про­жи­вали период сво­его вступ­ле­ния в Цер­ковь. Пасха, помимо про­чего, вос­при­ни­ма­лась как зри­мое сви­де­тель­ство того, что Цер­ковь – живое Тело Хри­стово, ибо она, как живой орга­низм, при­рас­тала новыми чле­нами. По моему опыту, уча­стие при­хода в про­цессе огла­ше­ния, при­сут­ствие при­хо­жан при совер­ше­нии таин­ства Кре­ще­ния над огла­шен­ными дает очень пло­до­твор­ный духов­ный импульс чле­нам общины в их соб­ствен­ной духов­ной жизни.

Во-вто­рых, кате­хи­за­ция играет, несо­мненно, важ­ную роль в фор­ми­ро­ва­нии самой общины. Сей­час хри­сти­ан­ская жизнь вос­при­ни­ма­ется чаще всего сугубо инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ски. Все вни­ма­ние цер­ков­ного чело­века скон­цен­три­ро­вано на лич­ных духовно-пси­хо­ло­ги­че­ских состо­я­ниях. Пере­жи­ва­ние своей хри­сти­ан­ской жизни как жизни в кон­крет­ной общине ото­дви­нуто для боль­шин­ства веру­ю­щих на вто­рой план. Пра­во­сла­вие все­гда пред­по­ла­гает «цар­ский путь», в дан­ном слу­чае, рав­но­ве­сие между уча­стием в жизни хри­сти­ан­ской семьи, при­хода и лич­ного бла­го­че­стия. Пер­вое, как пра­вило, ущем­лено в сего­дняш­ней цер­ков­ной жизни по отно­ше­нию ко вто­рому. Инди­ви­ду­а­ли­сти­че­ский «рефлекс» пре­об­ла­дает над общин­ным. Воз­можно, это про­ис­хо­дит в силу попу­ляр­но­сти в среде мирян мона­ше­ской аске­ти­че­ской лите­ра­туры с ее сосре­до­то­чен­но­стью на вни­ма­нии к себе. При этом забы­вают, что монах живет, прежде всего, в обще­жи­тии, в мона­ше­ской общине. Она для него очень кон­крет­ная дан­ность. Вхож­де­ние в цер­ков­ную жизнь через про­цесс огла­ше­ния, все­гда под­ра­зу­ме­ва­ю­щий груп­по­вой харак­тер, поз­во­ляет во мно­гом избе­жать край­но­стей инди­ви­ду­а­лизма в буду­щей цер­ков­ной жизни. В этом слу­чае пер­вая инту­и­ция при вхож­де­нии в Цер­ковь – реаль­ность кате­хи­зи­че­ской группы. Это сразу задает иное про­стран­ство жизни нео­фита в Церкви, как обще­ния с бра­тьями и сест­рами, в отли­чие от само­сто­я­тель­ного, инди­ви­ду­аль­ного вхож­де­ния, замкну­того почти исклю­чи­тельно на отно­ше­ниях с духов­ни­ком. При этом мы прин­ци­пи­ально не под­дер­жи­ваем кате­хи­зи­че­ские группы после окон­ча­ния кате­хи­за­ции как отдель­ные само­до­ста­точ­ные еди­ницы, ста­ра­ясь мак­си­мально инте­гри­ро­вать нео­фи­тов в жизнь всего при­хода. Поэтому мы не про­во­дим ника­ких меро­при­я­тий после окон­ча­ния кате­хи­за­ции в рам­ках кате­хи­зи­че­ской группы. Струк­ту­ри­за­ция общины только функ­ци­о­наль­ная, свя­зан­ная со слу­же­ни­ями в храме или бла­го­тво­ри­тель­ной деятельностью.

У цер­ков­ного инди­ви­ду­а­ли­ста обычно невы­сок инте­рес к бого­слу­же­нию. Он регу­лярно бывает на служ­бах, истово выста­и­вает их, но при этом не настроен на слу­ша­ние. Пение и чте­ние создают для такого чело­века только эмо­ци­о­наль­ный фон для раз­мыш­ле­ний о самом себе. В при­ходе общин­ного типа, сфор­ми­ро­ван­ного кате­хи­за­цией, все, наобо­рот, под­чи­нено мак­си­маль­ному уча­стию всех при­хо­жан в бого­слу­же­нии. Конечно, отсут­ствие наня­того хора, чте­цов, поно­ма­рей, обслуги храма и тра­пез создает извест­ные неудоб­ства для насто­я­теля (под­ра­зу­ме­вает заня­тия уста­вом, беседы, вра­зум­ле­ния об ответ­ствен­но­сти и т.п.). Зато мы имеем совер­шенно дру­гой уро­вень созна­тель­ного уча­стия в бого­слу­же­нии боль­шого числа при­хо­жан. Осо­бенно это ощу­ща­ется в Вели­кий пост. Все это воз­можно только на основе мини­маль­ного систе­ма­ти­че­ского науче­ния и выра­ботки «общин­ного рефлекса». И то, и дру­гое дает катехизация.

Таин­ства, обряды совер­ша­ются более осо­знанно. То, что в обыч­ной при­ход­ской прак­тике счи­та­ется тре­бами (от молебна до Кре­ще­ния или Вен­ча­ния), в общине при­об­ре­тает харак­тер общего молит­вен­ного дела, сопро­вож­да­ется уча­стием всех при­сут­ству­ю­щих прихожан.

Мно­го­об­раз­ная дея­тель­ность (бла­го­тво­ри­тель­ная, про­све­ти­тель­ская, работа с моло­де­жью и т.п.) во мно­гом стали воз­можны на нашем при­ходе бла­го­даря кате­хи­за­ции. След­ствия ее: жела­ние быть в общине, осо­знан­ный харак­тер цер­ков­ной жизни, наце­лен­ность на полез­ную дея­тель­ность (в церкви можно не только сто­ять на служ­бах, обсуж­дать свои про­блемы со свя­щен­ни­ком, но и зани­маться чем-то полез­ным для души и окру­жа­ю­щих, уместно про­яв­лять активность).

Цикл кате­хи­за­ции на нашем при­ходе длится обычно пол­года, про­хо­дит в три этапа: пре­до­гла­ше­ние, огла­ше­ние, тайноводство.

Катеху­мены посте­пенно при­вле­ка­ются к обще­при­ход­ским делам. Напри­мер, под­го­товка тра­пез, празд­ни­ков и тому подобное.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки