Катехизация в истории Церкви – священник Владимир Хулап

Катехизация в истории Церкви – священник Владимир Хулап


Исто­рия кате­хи­за­ции пред­став­ляет очень боль­шой мате­риал, кото­рый актуа­лен и инте­ре­сен не только тем, кто зани­ма­ется исто­рией Церкви или ее бого­слу­же­ния. Она дает нам огром­ное коли­че­ство инте­рес­ных мыс­лей, под­хо­дов, форм, кото­рые могут быть реа­ли­зо­ваны и в насто­я­щее время.

 

Доб­рый день, доро­гие отцы, бра­тья и сестры!

Исто­рия кате­хи­за­ции пред­став­ляет очень боль­шой мате­риал, кото­рый актуа­лен и инте­ре­сен не только тем, кто зани­ма­ется исто­рией Церкви или ее бого­слу­же­ния. Она дает нам огром­ное коли­че­ство инте­рес­ных мыс­лей, под­хо­дов, форм, кото­рые могут быть реа­ли­зо­ваны и в насто­я­щее время.

Поэтому я хотел бы ука­зать в цер­ков­ной исто­рии несколько момен­тов, кото­рые лично мне кажутся инте­рес­ными и важ­ными с точки зре­ния пер­спек­тивы ее реа­ли­за­ции в нашем сего­дняш­нем опыте Церкви.

Итак, кате­хи­за­ция, то есть под­го­товка взрос­лых к созна­тель­ному при­ня­тию таин­ства Кре­ще­ния, в Древ­ней Церкви все­гда рас­смат­ри­ва­лась, по край­ней мере, как одна из самых важ­ных и акту­аль­ных пас­тыр­ских задач. Если мы взгля­нем на цер­ков­ную про­по­ведь, то уви­дим, что, наряду с бла­го­ве­сти- ем, Цер­ковь создает и раз­ви­вает вто­рую форму настав­ле­ния в вере. Она создает спе­ци­аль­ный инсти­тут – инсти­тут огла­ша­е­мых, инсти­тут кате­хи­зи­ру­е­мых, инсти­тут катеху­ме­ната, в рам­ках кото­рого чело­век дол­жен был перед при­ня­тием Кре­ще­ния научиться осно­вам хри­сти­ан­ской веры не только интел­лек­ту­ально, не только раци­о­нально, но и научиться жить по Еван­ге­лию, научиться реа­ли­зо­вы­вать Еван­гель­ские иде­алы, кото­рые запо­ве­дал нам Хри­стос Спаситель.

В исто­рии хри­сти­ан­ской кате­хи­за­ции условно можно выде­лить несколько пери­о­дов. Я бы выде­лил три: период апо­столь­ский – I век, период со II по начало IV века и далее период IV – V веков.

В текстах Нового Завета мы не нахо­дим упо­ми­на­ния о ка- теху­ме­нате как осо­бом цер­ков­ном инсти­туте, име­ю­щем опре­де­лен­ную про­дол­жи­тель­ность, чет­кие формы и содер­жа­ние. Поэтому именно на Новый Завет, на книгу апо­столь­ских Дея­ний очень часто ложно ссы­ла­ются те, кто гово­рит, что кате­хи­за­ция перед кре­ще­нием не нужна. При этом ука­зы­вают и на кре­ще­ние в день Пяти­де­сят­ницы, и на кре­ще­ние евнуха, и на кре­ще­ние Савла, и на кре­ще­ние Кор­ни­лия сот­ника. Очень часто я слы­шал от совре­мен­ных пас­ты­рей такие слова, что «мы тоже никого ни к чему не гото­вим, как в I веке. При­шел чело­век, мы взяли и сразу его покре­стили». Но наши сего­дняш­ние пас­тыр­ские реа­лии и реа­лии I века имеют намного больше раз­ли­чий, чем сходства.

В опи­са­нии апо­столь­ской мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти после даро­ва­ния Свя­того Духа в Пяти­де­сят­ницу мы неод­но­кратно встре­чаем опи­са­ния совер­ше­ния кре­ще­ния (Деян. 2:14–41, 8:26–40, 9:9–18, 10:1–48), однако во всех этих слу­чаях речь идет о «спон­тан­ном» и глу­боко сер­деч­ном при­ня­тии хри­сти­ан­ской веры, после чего прак­ти­че­ски сразу сле­дует крещение.

Вто­рой важ­ный аспект: про­по­ведь апо­сто­лов, по край­ней мере, на пер­вом этапе была обра­щена именно к иудеям, то есть к тем людям, кото­рые были зна­комы с Вет­хим Заве­том, кото­рые уже нахо­ди­лись в Завете с Богом в силу сво­его обре­за­ния, в силу регу­ляр­ного уча­стия в бого­слу­жеб­ной жизни вет­хо­за­вет­ного народа, кото­рые все ожи­дали при­ше­ствия Мессии.

Поэтому про­по­ведь о Хри­сте, стро­и­лась уже на извест­ном осно­ва­нии веры, кото­рый был зало­жен в душах и умах этих людей. Наи­бо­лее ярко это пока­зы­вает про­по­ведь апо­стола Петра в день Пяти­де­сят­ницы (Деян. 2,14–36). Вет­хо­за­вет­ные обе­то­ва­ния испол­ня­ются в Иисусе Хри­сте. И если гово­рить об этой про­по­веди, мы видим, что слу­ша­тели апо­стола Петра при­ни­мают это бла­го­ве­стие, при­ни­мают весть о том, что Иисус из Наза­рета есть Хри­стос, и сразу обра­щают к апо­столу Петру вопрос: что нам делать?

Это две формы сви­де­тель­ства о Хри­сте, кото­рые условно можно назвать так: еван­ге­ли­за­ция – как пер­вое, более общее сви­де­тель­ство, и кате­хи­за­ция – уже более кон­крет­ный ответ на вопрос, как при­ня­тие этой веры может и должно изме­нить жизнь и отно­ше­ния с Богом.

Если мы взгля­нем на все эти слу­чаи из книги Дея­ний (вре­мени нет, чтобы сей­час их подробно ана­ли­зи­ро­вать), мы везде уви­дим одну и ту же схему: слово бла­го­ве­стил, слово Еван­ге­лия, при­ня­тие этого слова в вере, и только за этим сле­дует акт крещения.

Евнух и Кор­ни­лий сот­ник также были людьми под­го­тов­лен­ными. Они читали Вет­хий Завет, соблю­дали пост, моли­лись и так далее. Поэтому нельзя гово­рить о пол­ном или даже частич­ном соот­вет­ствии реа­лий апо­столь­ского века реа­лиям сего­дняш­него мира, когда мно­гие наши сооте­че­ствен­ники, в луч­шем слу­чае, верят в то, что «что-то такое выс­шее существует».

Языч­ники, к кото­рым обра­тили свою про­по­ведь апо­столы после Собора в Иеру­са­лиме (Деян. 15), также не были «неве­ру­ю­щими» в сего­дняш­нем смысле этого слова. Они не были ате­и­стами, при­зна­вая нали­чие мно­же­ства божеств, верили в твар­ность мира и отри­цали его мате­ри­аль­ную само­до­ста­точ­ность. Мно­гие из них были посвя­щены в мисте­ри­аль­ные культы, основа кото­рых заклю­ча­лась в мистико-риту­аль­ном соеди­не­нии с тем или иным боже­ством, часто уми­ра­ю­щим и вос­кре­са­ю­щим. Поэтому мно­гие хри­сти­ан­ские бого­словы, отцы Церкви пола­гали, что и язы­че­ские народы, таким обра­зом, были водимы Богом и при­го­тов­ля­емы к тому, чтобы вос­при­нять про­по­ведь о Христе.

В Свя­щен­ном Писа­нии мы видим очень чет­кий кри­те­рий: нужна вера, при­чем не про­сто вера в Еди­ного Бога, как Творца мира (так верили и иудеи), не про­сто вера в какие-то боже­ствен­ные силы (в это верили и языч­ники), но вера в Иисуса Хри­ста, Сына Божьего, Рас­пя­того и Вос­крес­шего. Только эта вера явля­ется усло­вием для того, чтобы чело­век мог быть вос­при­нят в число хри­стиан, в члены хри­сти­ан­ской Церкви, в хри­сти­ан­скую общину.

Также необ­хо­димо при­нять во вни­ма­ние то, что сами апо­столы рас­смат­ри­вали свою дея­тель­ность в эсха­то­ло­ги­че­ской пер­спек­тиве, то есть в пер­спек­тиве ожи­да­ния близ­кого конца света, когда вре­мени для дол­гой под­го­товки к кре­ще­нию про­сто не было. Они совер­шали дли­тель­ные мис­си­о­нер­ские путе­ше­ствия, а осо­бые бла­го­дат­ные дары, суще­ство­вав­шие в Церкви в начале ее рас­про­стра­не­ния, вос­пол­няли недо­ста­ток дли­тель­ной под­го­товки. Когда же эсха­то­ло­ги­че­ские чая­ния стали осла­бе­вать, появи­лась не только воз­мож­ность, но и необ­хо­ди­мость ин- сти­ту­а­ли­за­ции под­го­товки к крещению.

Мы видим, что в начале II века семена, зало­жен­ные в апо­столь­ский век, начи­нают реа­ли­зо­ваться в Церкви в самых раз­лич­ных гео­гра­фи­че­ских обла­стях. В «Дидахи», в памят­нике конца I – начала II века, мы читаем о том, что перед кре­ще­нием необ­хо­димо научить чело­века пути жизни, заклю­ча­ю­щемся в совер­ше­нии доб­рых дел и веду­щем к Богу, и пути смерти, кото­рым сле­дуют нече­сти­вые. Это очень попу­ляр­ное в ран­ней Церкви уче­ние «о двух путях», как чело­век дол­жен жить и как он жить не дол­жен. И только после этого науче­ния совер­ша­лось крещение.

Начи­ная со II века, у свя­того Иустина Фило­софа и у дру­гих авто­ров мы видим сви­де­тель­ства о том, что катеху­ме­нат, то есть опре­де­лен­ный период под­го­товки, ста­но­вится неотъ­ем­ле­мой частью цер­ков­ной прак­тики и цер­ков­ного душепопечения.

Воз­ник­но­ве­ние катеху­ме­ната, с сего­дняш­ней точки зре­ния, – это фено­ме­наль­ное явле­ние, поскольку Цер­ковь нахо­ди­лась в очень слож­ных усло­виях. Время от вре­мени вла­сти начи­нали жесто­кие гоне­ния, коли­че­ство веру­ю­щих было неболь­шим. На пер­вый взгляд кажется логич­ным, что хри­сти­ане должны были бы сразу же при­ни­мать в члены общины любого выра­зив­шего такое жела­ние, чтобы обес­пе­чить коли­че­ствен­ный рост своих общин, и тем самым спо­соб­ство­вать хри­сти­а­ни­за­ции обще­ства. Однако Цер­ковь пошла по прин­ци­пи­ально иному пути и создала детально раз­ра­бо­тан­ный пас­тыр­ский инсти­тут катеху­ме­ната, направ­лен­ный, прежде всего, на каче­ствен­ную под­го­товку каж­дого жела­ю­щего при­сту­пить к таин­ству Кре­ще­ния. Основ­ной акцент делался здесь на нрав­ствен­ное обра­ще­ние, на изме­не­ние образа жизни как выра­же­ние внут­рен­него обра­ще­ния к Богу.

Именно во II-III веках про­ис­хо­дит струк­ту­ри­за­ция кате­хи­зи­че­ской под­го­товки, и она полу­чает свою пол­но­стью закон­чен­ную форму.

В отно­ше­нии кан­ди­да­тов к кре­ще­нию Цер­ковь дей­ство­вала, так праг­ма­тично, пони­мая, что пер­вый порыв ново­об­ра­щен­ных был зача­стую лишь поры­вом, кото­рый мог исчез­нуть так же быстро, как и появился. Поэтому нужна была довольно про­дол­жи­тель­ная школа науче­ния, школа воз­рас­та­ния, школа вхож­де­ния в цер­ков­ный организм.

Чтобы не быть голо­слов­ным, при­веду две цитаты из авто­ров эпохи до начала IV века, эпохи гоне­ний. Напри­мер, Тер­тулли- ан, извест­ный автор-бого­слов, цер­ков­ный писа­тель начала А III века, гово­рит, что кре­ще­ние явля­ется «печа­тью веры», тем самым под­ра­зу­ме­вает, что печать ста­вится на уже суще­ству­ю­щей вере, что вера у чело­века воз­ни­кает и укреп­ля­ется, или должна воз­ни­кать и укреп­ляться, еще до при­ня­тия этого таин­ства. В трак­тате «О пока­я­нии» он пишет: «Воды кре­ще­ния явля­ются печа­тью веры, но ее начало – в искрен­нем пока­я­нии… Мы не омы­ва­емся, чтобы пере­стать гре­шить, но потому, что мы уже пере­стали. Мы уже омыты в серд­цах наших, это – прак­ти­че­ски пер­вое кре­ще­ние слу­ша­ю­щих (Слово)». Из этого сле­дует, что жизнь чело­века должна была активно, дея­тельно изме­ниться еще до при­ня­тия таин­ства, до вступ­ле­ния в Цер­ковь. И эта точка зре­ния встре­ча­ется у очень мно­гих отцов. Тот же Тер­тул- лиан сви­де­тель­ствует о том, что реше­ние о при­ня­тии таин­ства кре­ще­ния при­ни­мает не сам чело­век, не сам кре­ща­е­мый, но спе­ци­ально упол­но­мо­чен­ные на это члены общины. Он гово­рит: «Впро­чем, те, чьей обя­зан­но­стью явля­ется совер­ше­ние кре­ще­ния, знают, что его не сле­дует совер­шать необдуманно».

В текстах свя­того Иустина Фило­софа (также II век) можно выде­лить три кри­те­рия, кото­рые должны были выпол­нить гото­вя­щи­еся к Кре­ще­нию (кате­хи­зи­ру­е­мые). Эти кри­те­рии следующие:

Пер­вый – это искрен­нее рас­ка­я­ние в своих про­шлых гре- 4 хах, в своей про­шлой нехри­сти­ан­ской, язы­че­ской жизни, жизни без Бога и жизни про­тив Бога, так как кре­ще­ние совер­ша­ется «во остав­ле­ние грехов».

Вто­рой кри­те­рий – это вера в Цер­ковь, как учи­тель­ницу 2.. истины, и, как след­ствие, при­ня­тие пол­ноты уче­ния. А если чело­век при­ни­мает пол­ноту уче­ния, то нужен период, чтобы он с этим уче­нием позна­ко­мился не про­сто поверх­ностно, но более или менее углубленно.

И, нако­нец, тре­тье – для того, чтобы при­ня­тие веры не оста­лось про­сто раци­о­наль­ным при­ня­тием, про­стым фило­соф­ство­ва­нием об Иисусе Хри­сте как Сыне Божьем, необ­хо­димо, изме­не­ние образа жизни в соот­вет­ствии с Евангелием.

У того же свя­того Иустина Фило­софа мы видим неод­но­крат­ные ука­за­ния на то, что кате­хи­за­цией зани­ма­лись не только кли­рики, не только епи­скопы, при­сви­теры и диа­коны, но и миряне, и доста­точно широко. Более того, это могли быть миряне, даже необ­ра­зо­ван­ные. Напри­мер, он пишет в своей «Апо­ло­гии», обра­ща­ясь к языч­ни­кам: «У нас его (хри­сти­ан­ское уче­ние) можно услы­шать и научиться ему от людей, кото­рые даже не умеют писать, необ­ра­зо­ван­ных и без­вкус­ных в речи, хотя муд­рых и веру­ю­щих в мыслях».

То есть мы видим, что мно­гие хри­сти­ане цер­ков­ного обще­ства того вре­мени рас­смат­ри­вали кате­хи­за­цию или мис­си­о­нер­ство (здесь трудно про­ве­сти прин­ци­пи­аль­ную гра­ницу) как одно из основ­ных состав­ля­ю­щих сво­его хри­сти­ан­ского бытия. Более того, неко­то­рые хри­сти­ане, пол­но­стью посвя­щали себя делу огла­ше­ния, делу кате­хи­за­ции. Именно так возникают4 зна­ме­ни­тые огла­си­тель­ные школы. Наи­бо­лее извест­ная из них – это Алек­сан­дрий­ская огла­си­тель­ная школа, кото­рая , V нача­лась с Пан­тена. Он был миря­нин, но про­дол­жа­те­лями его дела стали извест­ные бого­словы, такие как свя­той Кли­мент Алек­сан­дрий­ский, Ори­ген и другие.

Дошед­шее до нас «Апо­столь­ское Пре­да­ние» свя­того Иппо­лита Рим­ского (воз­ник­шее около 215 г,) наглядно пока­зы­вает, как выгля­дел катеху­ме­нат начала III века в Риме.

Во-пер­вых, кате­хи­зи­ру­е­мых людей, потен­ци­аль­ных кате- хуме­нов, при­во­дили члены общины. То есть пер­вич­ная еван- гели­за­ция осу­ществ­ля­лась, веро­ятно, через кон­такт в повсе­днев­ной жизни. Людей в Цер­ковь при­во­дили хри­сти­ане, кото­рые были пер­вич­ными мис­си­о­не­рами. Ново­при­шед­ших встре­чали учи­теля, чаще всего это были миряне, спе­ци­ально назна­чен­ные и ответ­ствен­ные за кате­хи­за­цию в дан­ной общине. Они про­во­дили первую беседу, в рам­ках кото­рой выясняли

искрен­ность наме­ре­ний при­шед­ших, дей­стви­тельно ли они желают при­нять хри­сти­ан­ство или это про­сто порыв. Далее они подробно спра­ши­вали об их обще­ствен­ном и семей­ном поло­же­нии, и об их про­фес­сии. И чело­век дол­жен был до вступ­ле­ния в катеху­ме­нат уре­гу­ли­ро­вать все несо­от­вет­ствия. Если он жил в сожи­тель­стве с налож­ни­цей, он дол­жен был заклю­чить легаль­ный брак, дол­жен был отка­заться от про­фес­сий, кото­рые тем или иным обра­зом были свя­заны с тремя смерт­ными гре­хами ран­него хри­сти­ан­ства – идо­ло­слу­же­ние, убий­ство и блуд. И, нако­нец, если он был рабом и его гос­по­дин был хри­сти­а­ни­ном, тре­бо­ва­лось сви­де­тель­ство от его гос­по­дина. И только после этого начи­нался трех­лет­ний период кате- хуме­ната, в тече­ние кото­рого катеху­ме­нов не столько учили исти­нам веры, сколько учили их жить по-христиански.

Про­хо­дили три года, и они должны были выдер­жать сво­его рода экза­мен. Вме­сте с теми же людьми, кото­рые при­вели их три года назад в общину, они при­хо­дили к епи­скопу, и про­во­ди­лось иссле­до­ва­ние их жизни. Изме­ни­лась ли их жизнь, отрек­лись ли они от своих ста­рых гре­хов­ных при­вы­чек, начали ли они жить по-хри­сти­ан­ски, причем акцент _здесь во мно­гом делался^наjicjjepy социального^лужения. В списке вопро­сов, кото­рые зада­вал им епи­скоп, были, прежде всего, сле­ду­ю­щие вопросы: помо­гали ли они вдо­вам, сиро­там, забо­ти­лись ли о бед­ных, посе­щали ли боль­ных и так далее.

И вот только после того, как они про­хо­дили это вто­рое собе­се­до­ва­ние, на бли­жай­ший празд­ник Пасхи совер­ша­лось над ними Кре­ще­ние. Но, конечно, этот период не был строго фор­ма­ли­зо­ван­ным, здесь не было жест­ких рамок, он мог сокра­щаться в зави­си­мо­сти от усер­дия и от духов­ного про­гресса в жизни катехумена.

Начало IV века озна­ме­но­ва­лось для хри­сти­ан­ства прин­ци­пи­аль­ным изме­не­нием харак­тера отно­ше­ний с госу­дар­ством. В 313 году из «неле­галь­ной» рели­гии хри­сти­ан­ская Цер­ковь стала офи­ци­ально раз­ре­шен­ной, а впо­след­ствии полу­чила и при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние в Импе­рии. Хри­сти­ане впер­вые полу­чили уни­каль­ную воз­мож­ность открыто про­по­ве­до­вать и испо­ве­до­вать свою веру, не опа­са­ясь язы­че­ских гоне­ний. Однако такое изме­не­ние ситу­а­ции вызвало и новые серьез­ные пас­тыр­ские про­блемы. Быть хри­сти­а­ни­ном стало мод­ным, более того, стало выгодным.

У мно­гих отцов того вре­мени, кото­рые гово­рят о кре­ще­нии, мы видим очень рез­кие выпады про­тив тех, кто при­хо­дит к Кре­ще­нию, симу­ли­руя, так ска­зать, свою веру, тем самым желая что-то полу­чить: напри­мер жениться на хри­сти­анке, полу­чить какое-то место на госу­дар­ствен­ной службе, если его началь­ник хри­сти­а­нин и так далее.

Все эти лож­ные мотивы для вступ­ле­ния в Цер­ковь хри­сти­ан­скими епи­ско­пами отвер­га­ются. Они посто­янно гово­рят о том, что Кре­ще­ние воз­можно только для тех, кто начал искренне вести свою жизнь по-христиански.

IV век ста­вит и дру­гую про­блему. Подав­ля­ю­щее боль­шин­ство жите­лей импе­рии запи­сы­ва­ются в катеху­ме­нат, но свою жизнь никоим обра­зом не меняют. Ситу­а­ция такова, что все, более или менее, фор­мально хри­сти­ане, так как катеху­ме­нов в то время назы­вали хри­сти­а­нами. Они могли при­сут­ство­вать на Литур­гии огла­шен­ных, то есть гото­вя­щихся ко Кре­ще­нию, но самого этого шага не совер­шали. Мно­гие из них при­ни­мали Кре­ще­ние только в слу­чае тяже­лой болезни или на смерт­ном одре, желая, чтобы момент Кре­ще­ния был как можно ближе к моменту смерти.

Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий настой­чиво при­зы­вает катеху­ме­нов при­нять таин­ство Кре­ще­ния. Он гово­рит: «Будучи кате- хизи­ру­е­мыми с юно­сти, разве до сих пор вы не выра­зили сво­его согла­сия истине? Вы, не пре­кра­ща­ю­щие учиться, разве до сих пор не достигли зна­ния? Вы, насла­жда­ю­щи­еся жиз­нью, иссле­ду­ю­щие ее до ста­ро­сти, окон­чите ли это, став хри­сти­а­нами?.. Мы при­зы­ваем вас к жизни, почему же вы бежите от этого при­зыва?.. Дайте ваши имена, запи­ши­тесь в спи­сок кре­ща­е­мых Церкви… Запи­ши­тесь в эту книгу, чтобы быть запи­сан­ными в Книгу небес­ную… Умрите для греха; рас­пни­тесь со Хри­стом; при­не­сите всю вашу любовь Господу».

С вели­кой скор­бью свя­той Амвро­сий Медио­лан­ский, ссы­ла­ясь на еван­гель­ское повест­во­ва­ние о чудес­ном улове рыбы (Лк. 5,4–5), заме­чает: «Гос­поди, я также знаю, что, если Ты не пове­ле­ва­ешь, то для меня ночь. Никто еще не запи­сал сво­его имени, до сих пор для меня ночь. Я забро­сил сеть слова на Бого­яв­ле­ние, и я еще не пой­мал ничего». При­бли­жа­ется Пасха, – а не одного кре­ща­е­мого нет, весь город катеху­мены, – но кре­ститься никто не хочет.

В III веке люди, наобо­рот, рев­ностно ста­ра­лись делать уси­лия, совер­шали подвиги в вере, чтобы быст­рее при­нять это таин­ство. Про­шло 100 лет, и ситу­а­ция изме­ни­лась. Епи­скопы под­тал­ки­вают «фор­маль­ных» катеху­ме­нов к тому, чтобы они все-таки при­няли таин­ство Кре­ще­ния. Конечно, был соблазн кре­стить тех, кто якобы имел веру, хотя и не жил по- хри­сти­ан­ски, но отцы Церкви не пере­ста­вали бороться за чистоту и искрен­ность при­ня­тия Крещения.

При­веду несколько цитат той эпохи. Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий пишет: «Вера и кре­ще­ние – это два образа спа­се­ния, род­ствен­ного про­ис­хож­де­ния и нераз­дель­ные. С одной сто­роны, вера совер­шен­ству­ется кре­ще­нием, с дру­гой сто­роны, кре­ще­ние осно­вано на вере». Ему вто­рит свя­той Афа­на­сий Вели­кий: «Спа­си­тель запо­ве­дал не только кре­стить, он пове­лел вна­чале «учить», затем «кре­стить», чтобы науче­ние поро­дило истин­ную веру, и уже с верой мы могли бы при­нять Таин­ство». Бла­жен­ный Авгу­стин напи­сал целый труд «О вере и делах», высту­пая про­тив свя­щен­ни­ков той епар­хии, в кото­рой кре­стили всех под­ряд. В том числе он гово­рит сле­ду­ю­щее: «Есть люди, кото­рые пола­гают, что все без исклю­че­ния должны быть допу­щены к источ­нику пере­рож­де­ния, кото­рый в Гос­поде нашем Иисусе Хри­сте, даже те, кто, будучи изве­стен сво­ими пре­ступ­ле­ни­ями и ужас­ными поро­ками, не желают изме­нить свои злые и постыд­ные пути, а честно (и пуб­лично) при­знают, что они наме­рены про­дол­жать пре­бы­вать в своем состо­я­нии греха». Далее он пишет: «С помо­щью Гос­пода Бога будем усердно осте­ре­гаться впредь давать людям лож­ную уве­рен­ность, говоря им, что если только они будут кре­щены во Хри­ста, то неза­ви­симо от того, как они будут жить в вере, они достиг­нут веч­ного спа­се­ния». Здесь мы видим очень чет­кую и ясную пози­цию епи­скопа, кото­рый не про­сто бого­слов­ствует, а высту­пает про­тив пороч­ной прак­тики, кото­рая, к сожа­ле­нию, была рас­про­стра­нена в его епархии.

Еще две очень пока­за­тель­ные цитаты.

В каче­стве при­мера недо­стой­ного при­ня­тия кре­ще­ния свя­той Кирилл Иеру­са­лим­ский при­во­дит Симона волхва, рас­про­стра­няя тол­ко­ва­ние этого места из книги Дея­ний на всех ка- теху­ме­нов вообще: «При­сту­пил неко­гда к купели Симон волхв; кре­стился, но не про­све­тился; тело омыл водою, но сердце не про­све­тил духом, тело вхо­дило в купель и вышло из нее, а душа не спо­греб­лась Хри­сту и не совос­стала с Ним… Если же ты оста­нешься в злом про­из­во­ле­нии своем, то про­по­ве­ду­ю­щий тебе не будет вино­ват, а ты не надейся полу­чить бла­го­дать. Вода тебя при­и­мет, но Дух не приимет».

Об опас­но­сти кре­ще­ния непод­го­тов­лен­ных кан­ди­да­тов пре­ду­пре­ждает и свя­той Гри­го­рий Нис­ский: «Если омы­ва­ется тело, в то время как душа не омыла пятен своих стра­стей, и жизнь после кре­ще­ния – такая же, как и ранее, было бы смело ска­зать, я скажу это и не отступлю, в таких слу­чаях вода – это вода, дар Свя­того Духа нико­гда не появится в том, что про­ис­хо­дит: пороч­ность души оскорб­ляет образ Божий».

Мы видим, что у свя­тых отцов четко выра­жена пози­ция, что кре­ще­ние не явля­ется каким-то маги­че­ским или фор­маль­ным актом, оно должно отра­жать пол­ное изме­не­ние жиз‑J ни чело­века и его соеди­не­ние со Христом.

В заклю­че­нии скажу, что, пыта­ясь сов­ме­стить прак­тику III века и изме­нив­ши­еся реа­лии IV века, Цер­ковь соеди­нила катеху­ме­нат с пери­о­дом Вели­кого Поста. В Иеру­са­лиме и в дру­гих местах именно в Вели­ком Посту еже­дневно совер­ша­лись кате­хи­за­ци­он­ные беседы. Напри­мер, в Иеру­са­лиме, по сви­де­тель­ству запад­ной палом­ницы Эге­рии, епи­скоп лично каж­дый день три часа бесе­до­вал и настав­лял катеху­ме­нов, читая им Свя­щен­ное Писание.

Пост был вре­ме­нем веро­учи­тель­ного и нрав­ствен­ного настав­ле­ния, чему слу­жили регу­ляр­ные про­по­веди, обра­щен­ные к кан­ди­да­там. Им истол­ко­вы­ва­лись важ­ные моменты основ­ных Биб­лей­ских книг, начи­ная с пер­вой главы книги Бытия. Кате­хи­за­ция не завер­ша­лась вме­сте с кре­ще­нием, но про­дол­жа­лась еще и на Свет­лой Сед­мице, когда про­ис­хо­дили, так назы­ва­е­мые, тай­но­вод­ствен­ные беседы, в кото­рых изъ­яс­ня­лись уже таин­ства Церкви.

В iy веке акцент все больше сме­ща­ется на науче­ние исти- нам веры. Воз­ни­кают инте­рес­ные обряды, прежде всего на Западе, так назы­ва­е­мые пере­дачи Сим­вола веры и молитвы Отче наш, поскольку в ту эпоху суще­ство­вала дис­ци­плина тайны, и самые важ­ные тек­сты не запи­сы­ва­лись, В одно из вос­кре­се­ний Вели­кого Поста, катеху­ме­нам наизусть пре­по­да­вался Сим­вол веры, и они через неделю все вме­сте читали его перед лицом общины. То же самое про­ис­хо­дило с молит­вой Гос­под­ней. Тем самым, трех­лет­ний период катехуме- ната сжался до сорока дней, но в IV – “Уве­ках Цер­ковь от этого инсти­тута не отступила.

И, нако­нец, с конца V и осо­бенно с VI века наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной и повсе­мест­ной ста­но­вится прак­тика кре­ще­ния детей. Катеху­ме­нат посте­пенно исче­зает. В каче­стве инсти­тута он сохра­ня­ется в Визан­тии, где еще дол­гое время кре­стили детей не в мла­ден­че­стве, а в воз­расте 3–4‑х лет, то есть воцер- ков­ле­ние совер­ша­лось после рож­де­ния, но кре­стили детей уже в тот период, когда они что-то могли пони­мать, когда они сами отре­ка­лись от сатаны и соеди­ня­лись со Хри­стом. В такой изме­нив­шейся ситу­а­ции катеху­ме­нат, как осо­бый инсти­тут, ори­ен­ти­ро­ван­ный на созна­тель­ную под­го­товку к кре­ще­нию взрос­лых, оче­видно, не мог суще­ство­вать в том же объ­еме, как и раньше.

Сего­дня про­блема под­го­товки взрос­лых к кре­ще­нию стоит в нашей Церкви, веро­ятно, еще более остро, чем в рас­смот­рен­ный исто­ри­че­ский период. Здесь нет нужды и места ука­зы­вать ни на часто встре­ча­ю­щи­еся на при­хо­дах пас­тыр­ские упу­ще­ния в этом вопросе, ни на удач­ные поло­жи­тель­ные при­меры осу­ществ­ле­ния такой работы (к сожа­ле­нию, не слиш­ком мно­го­чис­лен­ные). Они всем известны. Хоте­лось бы только поже­лать, чтобы все мы, и кли­рики и миряне Пра­во­слав­ной Церкви, той Свя­той Церкви, в кото­рой живо апо­столь­ское и свя­то­оте­че­ское пре­да­ние, пом­нили о той важ­ной части свя­то­оте­че­ских поуче­ний, о той пас­тыр­ской прак­тике, суще­ство­вав­шей в древ­ней Церкви, кото­рая назы­ва­лась «катеху­ме­нат». И при этом были бы «не слу­ша­те­лем забыв­чи­вым, но испол­ни­те­лем дела» (Иак. 1,25); (Рим. 2,13).

Спаси, Бог!

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки