Катехуменат в истории Церкви – священник Владимир Хулап

Катехуменат в истории Церкви – священник Владимир Хулап


Одну из наи­бо­лее инте­рес­ных стра­ниц в бого­слу­жеб­ной и пас­тыр­ской дея­тель­но­сти Церкви пред­став­ляет собой катеху­ме­нат, т. е. под­го­товка взрос­лых к созна­тель­ному при­ня­тию Таин­ства Кре­ще­ния. Являв­шийся одним из основ­ных направ­ле­ний пас­тыр­ской дея­тель­но­сти и име­ю­щий бога­тую тра­ди­цию, этот инсти­тут может счи­таться образ­чи­ком того, как серьезно и ответ­ственно хри­сти­ан­ская Цер­ковь отно­си­лась к при­ня­тию в свое лоно новых членов.

 

^ Подготовка ко крещению в Новом Завете.

Одну из наи­бо­лее инте­рес­ных стра­ниц в бого­слу­жеб­ной и пас­тыр­ской дея­тель­но­сти Церкви пред­став­ляет собой катеху­ме­нат, т. е. под­го­товка взрос­лых к созна­тель­ному при­ня­тию Таин­ства Кре­ще­ния.001 Являв­шийся одним из основ­ных направ­ле­ний пас­тыр­ской дея­тель­но­сти и име­ю­щий бога­тую тра­ди­цию, этот инсти­тут может счи­таться образ­чи­ком того, как серьезно и ответ­ственно хри­сти­ан­ская Цер­ковь отно­си­лась к при­ня­тию в свое лоно новых чле­нов. Обра­ща­ясь к миру с про­по­ве­дью, она не оста­нав­ли­ва­лась только на таком спо­собе сви­де­тель­ства о спа­се­нии во Хри­сте, а с тече­нием вре­мени создала спе­ци­аль­ную систему, спо­соб­ство­вав­шую при­ня­тию бла­го­вест­во­ва­ния, — особо струк­ту­ри­ро­ван­ный и раз­ра­бо­тан­ный период «обу­че­ния», когда жела­ю­щий при­нять кре­ще­ние зна­ко­мился с хри­сти­ан­ской верой не только интел­лек­ту­ально, но и дея­тельно, учась прежде всего жить по-христиански.

В тек­сте Нового Завета мы не нахо­дим катеху­ме­ната как осо­бого цер­ков­ного инсти­тута с опре­де­лен­ной про­дол­жи­тель­ность. В опи­са­нии апо­столь­ской мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­сти после даро­ва­ния Св. Духа в Пяти­де­сят­ницу мы неод­но­кратно встре­чаем опи­са­ния совер­ше­ния кре­ще­ния (Деян. 2, 14–41; 8, 26–40; 9, 9–18; 10, 1–48), однако во всех этих слу­чаях речь идет о «спон­тан­ном» и глу­боко сер­деч­ном при­ня­тии хри­сти­ан­ской веры, после чего прак­ти­че­ски сразу сле­дует крещение.

Однако уже хри­сти­ан­ские писа­тели древ­но­сти видели в этих текстах те основ­ные эле­менты, кото­рые позже появятся в раз­ви­том инсти­туте катеху­ме­ната. Так, Тер­тул­лиан пишет о кре­ще­нии эфи­оп­ского евнуха: «Если Филипп так поспешно кре­стил евнуха, то надо пом­нить, что здесь было явлено непри­кры­тое одоб­ре­ние Гос­пода. Свя­той Дух пред­пи­сал Филиппу напра­виться именно этим путем. Да и сам встре­чен­ный евнух не был чело­ве­ком празд­ным, кото­рый ни с того, ни с сего воз­же­лал кре­ститься, но, погру­жен­ный в Свя­щен­ное Писа­ние, направ­лялся на молитву в храм. Ему над­ле­жало быть обре­тен­ным [для Бога]; а сверх того Бог послал ему апо­стола, кото­рому опять же Дух при­ка­зал при­бли­зиться к колес­нице евнуха. Писа­ние вовремя под­дер­жи­вает его веру, он при­ни­мает обод­ре­ние [Филиппа], Гос­подь являет, вера не мед­лит, вода не застав­ляет себя ждать, апо­стол, совер­шив свое дело, исче­зает».002 Дей­стви­тельно, если вни­ма­тельно про­честь текст о кре­ще­нии евнуха, то мы видим, что он уже внут­ренне пред­рас­по­ло­жен к при­ня­тию веры, т. к. он воз­вра­ща­ется из палом­ни­че­ства в Иеру­са­лим и изу­чает Вет­хий Завет (Деян. 8, 27–28), при­чем каче­ство его внут­рен­него рас­по­ло­же­ния прямо под­твер­жда­ется Самим Богом (8, 29). Здесь есть науче­ние, под­го­товка к при­ня­тию кре­ще­ния, когда Филипп, отве­чая на вопрос евнуха о про­ро­че­ском тек­сте, «бла­го­вест­во­вал ему об Иисусе» (8, 34), т. е. это сво­его рода биб­лей­ский кате­хи­зис. Далее, только после испо­ве­да­ния евнуха «верую, что Иисус Хри­стос есть Сын Божий» (8, 37) апо­стол кре­стит его. Несмотря на то, что это собы­тие осо­бен­ное, оно тем не менее про­ис­хо­дит по схеме, кото­рая впо­след­ствии ляжет в основу катехумената.

Итак, основ­ным допус­ком ко кре­ще­нию в Новом Завете явля­ется вера, при­чем это не про­сто вера в Бога как Творца мiра (в это верили и языч­ники) и даже не в Бога Вет­хого Завета (как иудеи), и уж совсем не в то, что «что-то Выс­шее суще­ствует» (как мно­гие верят сей­час), но в Иисуса Хри­ста как Сына Божия (1 Фесс. 1, 9–10), Рас­пя­того и Вос­крес­шего. Если мы взгля­нем на кре­ще­ние в день Пяти­де­сят­ницы, то в цен­тре апо­столь­ской про­по­веди (Деян. 2, 14–36) здесь нахо­дится именно про­воз­гла­ше­ние Вос­кре­се­ния Хри­стова. Эта вера при­ни­ма­ется слу­ша­те­лями ап. Петра, однако она не оста­ется про­сто интел­лек­ту­аль­ной, а тре­бует дей­ствия, отсюда их вопрос «Что нам делать?» (Деян. 2, 37; ср. Деян. 16, 30; 22, 8–10). После этого апо­стол Петр «мно­гими сло­вами сви­де­тель­ство­вал и уве­ще­вал» (Деян. 2, 40), т. е. кате­хи­зи­че­ски под­го­тав­ли­вал уве­ро­вав­ших ко кре­ще­нию, кото­рого они вскоре после «при­ня­тия слова» (2, 41) спо­доб­ля­ются. Эти две ста­дии, кото­рые можно условно назвать еван­ге­ли­за­цией и кате­хи­за­цией (явля­ю­щейся более кон­крет­ной фор­мой, сво­его рода отве­том на вопрос «Что нам делать?»), мы будем встре­чать неод­но­кратно и в более позд­нее время.

В кре­ще­нии сот­ника Кор­ни­лия еще более отчет­ливо встре­ча­ются те же идеи. Здесь есть сви­де­тель­ство о кан­ди­дате как о «муже доб­ро­де­тель­ном и боя­щемся Бога» (Деян. 10, 22), что под­твер­жда­ется и дру­гими «гаран­тами»: анге­лом (10, 31) и иудей­ской общи­ной (10, 22). После под­го­товки ко кре­ще­нию (пост и молитва Деян. 10, 30 — то же самое перед кре­ще­нием Савла (Деян. 9, 9–11)) на просьбу о кате­хи­за­ции («послу­шать речей твоих» 10, 22) сле­дует соб­ственно про­по­ведь о Хри­сте и Его Вос­кре­се­нии (10, 36–41). В каче­стве знака при­ня­тия веры языч­ни­ками в дан­ном слу­чае необ­хо­димо осо­бое сви­де­тель­ство Божие (ср. Деян. 15, 8) — посла­ние Духа Свя­того (Деян. 10, 44; 11, 15). Полу­чив это сви­де­тель­ство, ап. Петр совер­шает крещение.

Часто на опи­са­ние кре­ще­ния в день Пяти­де­сят­ницы, кре­ще­ния эфи­оп­ского евнуха и сот­ника Кор­ни­лия ссы­ла­ются, пыта­ясь оправ­дать прак­тику совер­ше­ния кре­ще­ния без какой бы то ни было кате­хи­зи­че­ской под­го­товки. Однако налицо ряд прин­ци­пи­аль­ных рас­хож­де­ний между апо­столь­ским веком и сего­дняш­ними пас­тыр­скими реалиями.

Прежде всего необ­хо­димо пом­нить о том, что пер­во­на­чально про­по­ведь апо­сто­лов была обра­щена именно к иудеям (Деян. 2–15), и именно в сина­го­гах начи­нали они свою про­по­ведь, при­ходя в тот или иной город. Поэтому их слу­ша­тели уже были зна­комы с Боже­ствен­ным Откро­ве­нием книг Вет­хого Завета, верили в еди­ного Бога — Творца мiра, через обре­за­ние и еже­днев­ную молитву при­над­ле­жали к изра­иль­скому народу как бого­слу­жеб­ному сооб­ще­ству и тем самым в извест­ной мере состо­яли в Завете с Богом и, как и каж­дый иудей, ожи­дали при­ше­ствия Мес­сии, пред­ска­зан­ного про­ро­ками. У слу­ша­те­лей апо­сто­лов уже было осно­ва­ние, на кото­ром могло быть воз­двиг­нуто зда­ние веры в Иисуса Хри­ста как Рас­пя­того и Вос­крес­шего Мес­сию. Наи­бо­лее ярко мы видим подоб­ное постро­е­ние про­по­веди у ап. Петра в день Пяти­де­сят­ницы (Деян. 2, 14–36). Хри­сти­ан­ство было испол­не­нием всех вет­хо­за­вет­ных про­об­ра­зов, и только во Хри­сте они при­об­ре­тали истин­ный и непре­хо­дя­щий смысл.

И языч­ники, к кото­рым обра­тили свою про­по­ведь апо­столы после Собора в Иеру­са­лиме (Деян. 15), леги­ти­ми­ро­вав­шего эту дея­тель­ность, не были «неве­ру­ю­щими» в сего­дняш­нем смысле этого слова. Они не были ате­и­стами, при­зна­вая нали­чие мно­же­ства божеств, верили в твар­ность мiра и отри­цали его мате­ри­аль­ную само­до­ста­точ­ность. Мно­гие из них были посвя­щены в мисте­ри­аль­ные культы, начав­шие активно про­ни­кать в рим­скую импе­рию с Востока после заво­е­ва­ний Алек­сандра Маке­дон­ского, основа кото­рых заклю­ча­лась в мистико-риту­аль­ном соеди­не­нии с тем или иным боже­ством (часто — уми­ра­ю­щим и вос­кре­са­ю­щим). Таким обра­зом и здесь в извест­ной мере была под­го­тов­лена почва, пав на кото­рую, семена апо­столь­ской про­по­веди дали бога­тые всходы — мно­го­чис­лен­ных чле­нов моло­дой хри­сти­ан­ской Церкви.

Также необ­хо­димо при­нять во вни­ма­ние, что сами апо­столы рас­смат­ри­вали свою дея­тель­ность во мно­гом в эсха­то­ло­ги­че­ской пер­спек­тиве, когда вре­мени для дол­гой под­го­товки ко кре­ще­нию про­сто не было: они совер­шали дли­тель­ные мис­си­о­нер­ские путе­ше­ствия, а осо­бые бла­го­дат­ные дары, суще­ство­вав­шие в Церкви в начале ее рас­про­стра­не­ния, вос­пол­няли недо­ста­ток дли­тель­ной под­го­товки. Когда же эсха­то­ло­ги­че­ские чая­ния стали осла­бе­вать, появи­лась не только воз­мож­ность, но и необ­хо­ди­мость инсти­ту­а­ли­за­ции под­го­товки ко крещению.

Итак, мы встре­чаем в текстах Нового Завета сле­ду­ю­щую схему: про­по­ведь Еван­ге­лия, его при­ня­тие и кре­ще­ние. Эта нераз­рыв­ная связь между науче­нием и кре­ще­нием осно­вана на сло­вах Вос­крес­шего Спа­си­теля: «идите по всему миру и про­по­ве­дуйте Еван­ге­лие всей твари. Кто будет веро­вать и кре­ститься, спа­сен будет; а кто не будет веро­вать, осуж­ден будет» (Мк. 16, 16). О ней же гово­рят мно­гие дру­гие ново­за­вет­ные тек­сты: «Послу­ша­нием истине чрез Духа очи­стивши души ваши к нели­це­мер­ному бра­то­лю­бию … как воз­рож­ден­ные не от тлен­ного семени, но от нетлен­ного, от слова Божия, живого и пре­бы­ва­ю­щего во век … А это есть то слово, кото­рое вам про­по­ве­дано» (1 Пет. 1, 22–25); «Хри­стос воз­лю­бил Цер­ковь и пре­дал Себя за нее, чтобы освя­тить ее, очи­стив банею вод­ною, посред­ством слова» (Еф. 5, 26) и др. Эта связь видимо выра­жа­лась в диа­логе между про­по­ве­ду­ю­щим и кате­хи­зи­ру­е­мым, вопро­ше­нии об искрен­но­сти и пол­ноте при­ня­тии веры, испо­ве­да­нии ее по опре­де­лен­ной форме (позд­нее отсюда воз­ник­нут кре­щаль­ные Сим­волы веры) и науче­нии соб­ственно нор­мам хри­сти­ан­ской жизни.

 

^ Иудейская и ессейская практика приема новых членов

Хри­сти­ан­ство воз­никло в лоне иуда­изма, поэтому пред­став­ля­ется важ­ным и инте­рес­ным кратко рас­смот­реть под­го­товку к пере­ходу про­зе­лита в иуда­изм в I‑II вв. Р. Х. Это поз­во­лит лучше понять инсти­тут хри­сти­ан­ского катеху­ме­ната во II-III вв.

Пере­ход про­зе­лита-муж­чины в иуда­изм совер­шался через обре­за­ние и осо­бое риту­аль­ное омо­ве­ние, жен­щины — только через омо­ве­ние. Хотя пер­вые пись­мен­ные сви­де­тель­ства об этом ритуале име­ются только с пер­вой пол. II в., боль­шин­ство иссле­до­ва­те­лей пола­гает, что эти тек­сты отра­жают прак­тику I в., т. е. совре­мен­ную ран­нему хри­сти­ан­ству. Нам инте­ресно прежде всего то, что про­ис­хо­дило перед совер­ше­нием обряда. Тек­сты гово­рят о серьез­ном испы­та­нии, во время кото­рого не один, а два или три рав­вина (ср. Втор. 19, 15) в каче­стве руко­во­ди­те­лей общин пыта­лись выяс­нить при­чины пере­хода в иуда­изм. Они не только про­ве­ряли серьез­ность наме­ре­ний про­зе­лита, но даже пыта­лись отго­во­рить его, напо­ми­ная о пре­сле­до­ва­нии иудеев язы­че­скими вой­сками (речь идет о пери­оде вре­мени после раз­ру­ше­нии Храма в 70 г. Р. Х.): «Жела­ю­щего стать про­зе­ли­том не подо­бает при­ни­мать сразу же, но должно спро­сить его: „Почему ты хочешь стать про­зе­ли­том? Разве ты не зна­ешь, что Изра­иль ныне пре­сле­дуем, при­тес­няем, угне­таем и уни­что­жаем и что стра­да­ния пора­жают его?» Если он отве­тит: „Я знаю и недо­стоин», то он тот­час при­ни­ма­ется».003 После этого сле­до­вало науче­ние пред­пи­са­ниям вет­хо­за­вет­ного Закона, при­чем осо­бенно делался упор на нака­за­ния за их невы­пол­не­ние, после чего про­ис­хо­дило соб­ственно обре­за­ние и омовение.

Также инте­ресна прак­тика при­ема в общину ессеев, т. к. неко­то­рые иссле­до­ва­тели пола­гают, что после раз­ру­ше­ния Храма мно­гие из них пере­шли в хри­сти­ан­ство и могли ока­зать опре­де­лен­ное вли­я­ние на его бого­слу­жеб­ную прак­тику. Жела­ю­щий всту­пить в общину дол­жен был про­ве­сти один испы­та­тель­ный год, во время кото­рого он учился новому образу жизни, пре­бы­вая еще вне общины: «Кан­ди­дат, жела­ю­щий при­со­еди­ниться к их секте, допус­ка­ется не сразу. В тече­ние года, оста­ва­ясь вне брат­ства, они пред­пи­сы­вают ему свои пра­вила жизни, давая ему малень­кий топо­рик, … льня­ную одежду и белое оде­я­ние».004 Затем в тече­ние двух лет он был послуш­ни­ком, имея воз­мож­ность при­ни­мать уча­стие в неко­то­рых, но еще не во всех обря­дах общины. Т. о. чело­век под­вер­гался про­верке, прежде всего в отно­ше­нии его нрав­ствен­ной жизни. Только после этого он ста­но­вился пол­но­прав­ным чле­ном общины через омо­ве­ние. Инте­ресно, что период под­го­товки про­дол­жи­тель­но­стью в три года еще встре­тится нам в начале III в. у хри­стиан Рима. Доку­менты Кумрана допол­няют эту кар­тину, сви­де­тель­ствуя, что пере­ход от пер­вого ко вто­рому пери­оду под­го­товки тре­бо­вал реше­ния всей общины, каж­дый из двух лет нови­ци­ата окан­чи­вался испы­та­нием кан­ди­дата, а при­ня­тие в общину про­ис­хо­дило по реше­нию наи­бо­лее вли­я­тель­ных ее чле­нов. Искрен­ность обра­ще­ния была очень важна, и одно из пра­вил гово­рит о лице­ме­рах сле­ду­ю­щее: «Да не вхо­дит такой чело­век в воду для полу­че­ния очи­ще­ния мужей свя­то­сти, ибо не очи­ща­ется тот, кто не отвра­тился от зла, ибо он нечист среди всех пре­сту­па­ю­щих Его слово».005

Если мы вспом­ним, что хри­сти­ан­ская Цер­ковь в Иеру­са­лиме в пер­вое время во мно­гом сле­до­вала бого­слу­жеб­ной вет­хо­за­вет­ной тра­ди­ции (Деян. 2–15), то иудей­ская прак­тика при­ема про­зе­ли­тов не могла не ока­зать неко­то­рого вли­я­ния на воз­ник­но­ве­ние хри­сти­ан­ского катеху­ме­ната. Конечно, о пря­мом пере­ня­тии здесь гово­рить сложно, но в иудео-хри­сти­ан­ской среде оно без­условно могло суще­ство­вать.006 Если рав­вины так ответ­ственно отно­си­лись к всту­па­ю­щим в Вет­хий Завет, насколько более серьез­ным должно было быть отно­ше­ние к такому дару Божи­ему, как вступ­ле­ние в Завет Новый. Так, к зани­ма­ю­щим опре­де­лен­ные долж­но­сти внутри хри­сти­ан­ской общины предъ­яв­ля­лись опре­де­лен­ные тре­бо­ва­ния, до их при­зва­ния к слу­же­нию тре­бо­ва­лась опре­де­лен­ная под­го­товка и сви­де­тель­ство общины об их досто­ин­стве (1 Тим. 3, 2–12; 5, 9–11). Поэтому логично пред­по­ло­жить, что и перед при­ня­тием кре­ще­ния суще­ство­вала подоб­ная прак­тика испы­та­ния и науче­ния. Т. о. можно сде­лать вывод, что хотя в I в. катеху­ме­нат еще не суще­ство­вал в каче­стве усто­яв­ше­гося инсти­тута, но он был уже реаль­но­стью, по край­ней мере потен­ци­ально мы нахо­дим в тек­сте Нового Завета все основ­ные бого­слов­ские (частично и риту­аль­ные) моменты, кото­рые затем были рас­крыты и реа­ли­зо­ваны в Церкви. Это — сво­его рода семена, из кото­рых позже появился плод хри­сти­ан­ской пас­тыр­ско-литур­ги­че­ской прак­тики катехумената.

 

^ Формирование системы катехумената во II-III вв.

До 313 г. внеш­ние усло­вия суще­ство­ва­ния хри­сти­ан­ской Церкви явля­лись очень слож­ными: число ее после­до­ва­те­лей в язы­че­ского мире в про­цент­ном отно­ше­нии было не слиш­ком боль­шим, она не имела ника­ких юри­ди­че­ских прав, время от вре­мени вла­сти начи­нали жесто­кие гоне­ния. На пер­вый взгляд кажется логич­ным, что хри­сти­ане должны были бы сразу же при­ни­мать в члены общины любого выра­зив­шего такое жела­ние, чтобы обес­пе­чить коли­че­ствен­ный рост своих общин и тем самым спо­соб­ство­вать хри­сти­а­ни­за­ции обще­ства. Однако Цер­ковь пошла по прин­ци­пи­ально иному пути и создала детально раз­ра­бо­тан­ный пас­тыр­ский инсти­тут катеху­ме­ната, направ­лен­ный прежде всего на каче­ствен­ную под­го­товку каж­дого жела­ю­щего при­сту­пить к Таин­ству кре­ще­ния. Именно во II-III вв. про­ис­хо­дит струк­ту­ри­за­ция кате­зи­хи­че­ской под­го­товки и она полу­чает свою пол­но­стью закон­чен­ную форму.

В отно­ше­нии кан­ди­да­тов ко кре­ще­нию Цер­ковь дей­ство­вала так праг­ма­тично, пони­мая, что пер­вый порыв ново­об­ра­щен­ных был зача­стую лишь поры­вом, кото­рый мог исчез­нуть так же быстро, как и появился. Поэтому обра­щен­ные тре­бо­вали науче­ния и испы­та­ния для истин­ного вступ­ле­ния на путь духов­ного роста, прежде чем они созна­тельно ста­но­ви­лись чле­нами Церкви. Основ­ной акцент делался здесь на нрав­ствен­ное обра­ще­ние, на изме­не­ние образа жизни как выра­же­ние внут­рен­него обра­ще­ния к Богу.

Взгля­нем на тек­сты хри­сти­ан­ских авто­ров того вре­мени и попы­та­емся выявить в них не только формы катеху­ме­ната, но и бого­слов­ские мотивы такой пас­тыр­ской прак­тики. В Север­ной Африке в начале III в. Тер­тул­лиан († после 220 Р. Х.) пишет, что кре­ще­ние явля­ется «печа­тью веры» («obsignatio fidei»007 ), из чего сле­дует, что эта вера воз­никла и укре­пи­лась еще до при­ня­тия Таин­ства. Омо­ве­ние в свя­тых кре­щаль­ных водах — это в извест­ной мере завер­ше­ние, выс­шая точка про­цесса при­ня­тия веры во Хри­ста иудеем или языч­ни­ком. «Воды кре­ще­ния явля­ются печа­тью веры, но ее начало — в искрен­нем пока­я­нии … Мы не омы­ва­емся, чтобы пере­стать гре­шить, но потому, что мы уже пере­стали. Мы уже омыты в серд­цах наших, это — прак­ти­че­ски пер­вое кре­ще­ние слу­ша­ю­щих (Слово)».008 Он же гово­рит о том, что вопрос о готов­но­сти ко кре­ще­нию реша­ется не самим кре­ща­е­мым, а спе­ци­ально постав­лен­ными для этого чле­нами общины: «Впро­чем те, чьей обя­зан­но­стью явля­ется совер­ше­ние кре­ще­ния, знают, что его не сле­дует совер­шать необ­ду­манно»009 .

Подоб­ные сви­де­тель­ства мы встре­чаем и в Пале­стине у Ори­гена († 254 Р. Х.). Он под­чер­ки­вает, что Таин­ство кре­ще­ния явля­ется даром Божиим, но для того, чтобы он стал по-насто­я­щему дей­ствен­ным, должно про­изойти дей­стви­тель­ное изме­не­ние жизни в свете уче­ния Хри­стова при­ни­ма­ю­щего его чело­века. «Жела­ю­щие при­нять кре­ще­ние и полу­чить бла­го­дать Духа, очи­сти­тесь прежде по закону. Прежде, выслу­шав Слово Божие, иско­ре­ните ваши обыч­ные пороки и оставьте ваши вар­вар­ские обы­чаи, чтобы, облек­шись в кро­тость и сми­ре­ние, вы смогли бы при­нять Свя­той Дух»010 . Он настой­чиво под­чер­ки­вает необ­хо­ди­мость дея­тель­ного пока­я­ния и над­ле­жа­щего руко­вод­ства перед при­ня­тием Таин­ства: «При­дите, катеху­мены, покай­тесь для при­ня­тия кре­ще­ния во остав­ле­ние гре­хов. Тот при­ни­мает кре­ще­ние во остав­ле­ние гре­хов, кто пере­стает гре­шить. Если же некто при­хо­дит ко кре­ще­нию, про­дол­жая гре­шить, остав­ле­ния гре­хов он не полу­чит. Поэтому я прошу вас не при­сту­пать ко кре­ще­нию без тща­тель­ного иссле­до­ва­ния и глу­бо­кого рас­суж­де­ния, пока­жите прежде достой­ный плод пока­я­ния (ср. Лк. 3, 8). Пре­будьте неко­то­рое время под доб­рым руко­вод­ством, избе­гайте вся­кого порока и непо­треб­ства и так вы полу­чите отпу­ще­ние гре­хов, когда нач­нете пре­зи­рать грехи ваши»011 .

В свете таких бого­слов­ских взгля­дов совер­шенно понятно, что хри­сти­ан­ская Цер­ковь должна была создать осо­бый под­го­то­ви­тель­ный период ко кре­ще­нию, во время кото­рого кан­ди­дат смог бы дей­ственно изме­нить свою жизнь согласно новой вере так, чтобы при­ня­тие Таин­ства не стало про­фор­мой: «Вни­майте, катеху­мены, слу­шайте и извле­кайте пользу из того, что я говорю для вашей под­го­товки, ибо вы еще не кре­щены. Прий­дите к источ­нику, омой­тесь для спа­се­ния; не доволь­ствуй­тесь лишь омо­ве­нием подобно неко­то­рым, не омыв­шимся для спа­се­ния, при­няв­шим воду, а не Свя­той Дух, ибо омыв­ши­еся для спа­се­ния при­ни­мают вме­сте с водой и Свя­той Дух»012 .

Катеху­ме­нат стал не только и не столько офи­ци­аль­ным цер­ков­ным инсти­ту­том, сколько фор­мой пас­тыр­ской дея­тель­но­сти, кото­рая очень быстро рас­про­стра­ня­лась во всем частям импе­рии и была при­знана хри­сти­ан­ской Цер­ко­вью как наи­бо­лее под­хо­дя­щий для того вре­мени путь под­го­товки обра­щен­ных ко крещению.

Уже в конце I в. «Дидахи» — доку­мент, воз­ник­ший, веро­ятно, в Сирии — сви­де­тель­ствует о нали­чии опре­де­лен­ного пери­ода кате­хи­зи­че­ской под­го­товки. Пер­вые шесть глав тек­ста пред­став­ляют собой уче­ние о «двух путях»: пути жизни, заклю­ча­ю­щемся в совер­ше­нии доб­рых дел и веду­щем к Богу, и пути смерти, кото­рым сле­дуют нече­сти­вые. В начале 7 главы мы читаем: «пре­по­дав напе­ред все это выше­ска­зан­ное, кре­стите во имя Отца и Сына и Свя­того Духа…»013 . Т. о. кре­ще­ние должно было совер­шаться только после науче­ния тому образу жизни, кото­рый подо­бает жела­ю­щим при­со­еди­ниться к хри­сти­ан­ской Церкви. В сере­дине II в. мы встре­чаем в «Пас­тыре Ермы» образ­ное пред­став­ле­ние Церкви в виде башни, неко­то­рые камни кото­рой озна­чают «тех, кото­рые слы­шали Слово и желают кре­ститься во имя Гос­пода».014 Св. Иустин Фило­соф († ок. 165 Р. Х.) в своей 1 Апо­ло­гии, опи­сы­вая совер­ше­ние кре­ще­ния, гово­рит сле­ду­ю­щее: «Я кос­нусь и того, как мы посвя­щаем себя Богу, когда мы обно­ви­лись через Хри­ста; иначе, если я опущу это, опи­са­ние наше будет непол­ным. Когда мно­гие убеж­да­ются и веруют в истин­ность того, о чем мы гово­рим и учим, и пыта­ются жить согласно этому, мы учим их поститься и молиться Богу об остав­ле­нии их про­шлых гре­хов; мы также молимся и постимся с ними. Затем их при­во­дят к месту, где есть вода, и они воз­рож­да­ются так же, как воз­ро­ди­лись и мы».015

В текстах св. Иустина можно выде­лить ряд кри­те­риев допуска ко кре­ще­нию. Прежде всего это искрен­нее рас­ка­я­ние в гре­хах, т. к. кре­ще­ние совер­ша­ется «во остав­ле­ние гре­хов».016 Наста­и­вая на этом, он при­во­дит часто исполь­зу­е­мые впо­след­ствии свв. отцами в своих кате­хи­зи­че­ских бесе­дах слова про­рока Исайи: «Омой­тесь, очи­сти­тесь; уда­лите злые дея­ния ваши от очей Моих; пере­станьте делать зло; научи­тесь делать добро» (Ис. 1, 16–17).017 Далее у чело­века должны быть вера в Цер­ковь как в учи­тель­ницу истины, и, как след­ствие, при­ня­тие пол­ноты ее уче­ния.018 Это тре­бо­ва­ние оче­видно пред­по­ла­гает некое более или менее про­дол­жи­тель­ное настав­ле­ние в исти­нах веры, т. к. без этого зна­ние цер­ков­ного уче­ния невоз­можно. Нако­нец, необ­хо­димо изме­не­ние жизни, т. к. чело­век дол­жен «ста­раться жить согласно этому (т. е. хри­сти­ан­ской вере)».019 И этого нельзя было испол­нить без опре­де­лен­ного пери­ода вре­мени, сов­па­дав­шего с вре­ме­нем науче­ния. Кре­ще­ние, как и Евха­ри­стия, пре­по­да­ва­лись только живу­щим так, «как запо­ве­дал Хри­стос»020 .

После такой под­го­товки кан­ди­дат, как мы видим из при­ве­ден­ного тек­ста св. Иустина Муче­ника о совер­ше­нии кре­ще­ния, дол­жен был пройти еще один интен­сив­ный «пред­кре­щаль­ный» период под­го­товки. Уже в Дидахи мы читаем сле­ду­ю­щее пред­пи­са­ние: «перед кре­ще­нием пусть постятся кре­ща­ю­щий и кре­ща­е­мый, а также те, кто могут это делать. Пусть кре­ща­е­мый постится один или два дня».021 Из сви­де­тель­ства св. Иустина мы видим, что мно­гие члены общины в то время также пости­лись и моли­лись (веро­ятно, здесь под­ра­зу­ме­ва­ются осо­бые бого­слу­жеб­ные собра­ния) вме­сте с при­сту­па­ю­щим к Таин­ству крещения.

У того же св. Иустина мы нахо­дим сви­де­тель­ство о том, что про­по­ве­дью хри­сти­ан­ства и кате­хи­за­тор­ской под­го­тов­кой зани­ма­лись не только мис­си­о­неры, но и каж­дый хри­сти­а­нин был вовле­чен в при­ве­де­ние своих ближ­них к вере. «Некая жен­щина имела невоз­дер­жан­ного мужа, и сама она прежде была невоз­дер­жан­ной. Но, придя к позна­нию уче­ния Хри­стова, она стала здра­во­мыс­ля­щей и пыта­лась убе­дить сво­его мужа быть, подобно ей, воз­дер­жан­ным, при­водя уче­ние Хри­стово и убеж­дая его, что будет нака­за­ние в веч­ном огне».022 Не только кли­рики, но даже необ­ра­зо­ван­ные хри­сти­ане про­во­дили по своей ини­ци­а­тиве огла­си­тель­ную работу: «У нас его (хри­сти­ан­ское уче­ние) можно услы­шать и научиться ему от людей, кото­рые даже не умеют писать, необ­ра­зо­ван­ных и без­вкус­ных в речи, хотя муд­рых и веру­ю­щих в мыс­лях».023

Про­по­ведь хри­сти­ан­ства и кате­хи­зи­че­ское настав­ле­ние т. о. могли совер­шаться в то время совер­шенно раз­ными людьми довольно спон­танно и гибко. Неко­то­рые хри­сти­ане пол­но­стью посвя­щали себя делу науче­ния хри­сти­ан­ской вере и откры­вали спе­ци­аль­ные «школы» по обы­чаю фило­со­фов того вре­мени. Чаще всего это были лич­ные ини­ци­а­тивы, а не цер­ков­ные инсти­туты, где особо важ­ным явля­лось актив­ное уча­стие мирян в деле про­по­веди Еван­ге­лия, т. к. кли­рики в силу своих мно­го­чис­лен­ных обя­зан­но­стей не все­гда могли осу­ществ­лять эту дея­тель­ность в необ­хо­ди­мой степени.

Эту кар­тину допол­няют све­де­ния из хри­сти­ан­ского Египта кон. II — нач. III вв. Согласно Евсе­вию Кеса­рий­скому, в то время в Алек­сан­дрии суще­ство­вало осо­бое огла­си­тель­ное учи­лище: «В это время обу­че­нием веру­ю­щих там руко­во­дил чело­век, извест­ный своей обра­зо­ван­но­стью, по имени Пан­тен. По древ­нему обы­чаю, в Алек­сан­дрии име­ется учи­лище, где пре­по­да­ется Свя­щен­ное Писа­ние»024 . После его смерти руко­вод­ство этой кате­хи­зи­че­ской шко­лой при­нял св. Кли­мент Алек­сан­дрий­ский († ок. 215 Р. Х.).025 В его тру­дах часто исполь­зу­ется тер­мин «катеху­мен» и отры­вочно опи­сы­ва­ется кате­хи­зи­че­ская прак­тика его учи­лища того вре­мени. Харак­тер­ной здесь была интел­лек­ту­аль­ная попытка выра­зить сущ­ность хри­сти­ан­ского бла­го­ве­стия на языке совре­мен­ной гре­че­ской фило­со­фии: «Обра­зо­ван­ным дол­жен быть учи­тель, изла­га­ю­щий основ­ные догмы. Это обра­зо­ва­ние помо­гает убе­дить слу­ша­те­лей, вызы­вает вос­хи­ще­ние катеху­ме­нов и направ­ляет их к Истине».026 «Исполь­зу­ю­щий то, что (в элли­ни­сти­че­ском обра­зо­ва­нии) явля­ется полез­ным для науче­ния катеху­ме­нов не дол­жен исполь­зо­вать все свои зна­ния, чтобы с их помо­щью, насколько это воз­можно, помочь слу­ша­те­лям».027 Кате­хи­зи­че­ские настав­ле­ния должны были спо­соб­ство­вать росту веры: «Кате­хи­зис посте­пенно ведет к вере, а вера в момент кре­ще­ния при­ни­мает настав­ле­ния Свя­того Духа».028 «Апо­стол назы­вает «духов­ными» тех, кто уже полу­чил веру Духом Свя­тым, «плот­скими» же — с недав­них пор кате­хи­зи­ру­е­мых, кото­рым еще пред­стоит полу­чить очи­ще­ние (в кре­ще­нии)».029

Это кате­хи­зи­че­ское науче­ние не было про­сто интел­лек­ту­аль­ным полу­че­нием новой инфор­ма­ции. Св. Кли­мент под­чер­ки­вает, что раз­ница между кре­щен­ными и огла­ша­е­мыми заклю­ча­ется в том, что послед­ние только «хотят» жить по-хри­сти­ан­ски, а веру­ю­щие, при­няв­шие Таин­ство кре­ще­ния, уже имеют «силу» для такой жизни. Несо­мненно, кан­ди­да­тов не допус­кали ко кре­ще­нию, пока не была выяс­нена серьез­ность их наме­ре­ний: «Неко­то­рые уже, желая, имеют силу посту­пать так, раз­вив это упраж­не­ни­ями и очи­стив­шись; дру­гие, хотя еще и не спо­собны, имеют по край­нее мере стрем­ле­ние… Опре­де­ленно, дей­ствия не судятся только по испол­не­нию, но в соот­вет­ствии со сво­бод­ным наме­ре­нием каж­дого. Был ли выбор лег­ким? Было ли пока­я­ние в гре­хах? Познал ли он свои паде­ния? Осо­знал ли он их?»030 .

Период вре­мени, необ­хо­ди­мый для этого, про­дол­жался согласно свя­ти­телю, три года после «записи имени» в число катеху­ме­нов: «(Закон) не поз­во­ляет соби­рать несо­вер­шен­ные плоды с несо­вер­шен­ных дере­вьев, но (пове­ле­вает) после трех лет пер­вые плоды уро­жая должны быть посвя­щены Богу (Лев. 19, 23–24), когда дерево достигло совер­шен­ства. Такой зем­ле­дель­че­ский образ может послу­жить уро­ком: он учит нас необ­хо­ди­мо­сти очи­ще­ния наро­стов пре­гре­ше­ний и бес­плод­ного роста мысли, кото­рая вме­сте с есте­ствен­ными пло­дами рас­тет до тех пор, пока новый вид веры не при­об­ре­тет свой совер­шен­ный объем и твер­дость. Именно в чет­вер­тый год — ибо для осно­ва­тель­ной кате­хи­зи­че­ской под­го­товки тре­бу­ется время — чет­ве­рица доб­ро­де­те­лей посвя­ща­ется Богу».031 Конечно, алек­сан­дрий­ское огла­си­тель­ное учи­лище было также открыто для языч­ни­ков и ново­кре­щен­ных, кото­рые вме­сте с катеху­ме­нами слу­шали поуче­ния, одно упор делался именно на систе­ма­ти­че­скую под­го­товку последних.

Наряду со сло­вом «катеху­мен»032 для обо­зна­че­ния гото­вя­щихся ко кре­ще­нию при­ме­ня­лись и дру­гие тер­мины. Наряду с уже упо­ми­нав­шимся выра­же­нием «про­зе­лит Хри­ста», свв. отцы (напр., св. Киприан Кар­фа­ген­ский, св. Кли­мент Алек­сан­дрий­ский) назы­вают огла­ша­е­мых «слу­ша­ю­щими» («audiens», «auditor»). Очень инте­рес­ным явля­ется исполь­зо­ва­ние воен­ной латин­ской тер­ми­но­ло­гии в отно­ше­нии катеху­ме­ната, кото­рое про­ти­во­по­став­ляет выра­же­ния «рекрут» («tiro») для обо­зна­че­ния катеху­мена и «сол­дат» («miles»), т. е. кре­ще­ный хри­сти­а­нин. Это именно то раз­ли­чие между «огла­шен­ными» и «вер­ными», кото­рое под­чер­ки­вает Тер­тул­лиан, кри­ти­куя прак­тику секты мар­ки­о­ни­тов: «Прежде всего, неясно, кто здесь огла­шен­ный, а кто вер­ный — вме­сте вхо­дят, вме­сте выхо­дят, вме­сте слу­шают, вме­сте молятся, ведь и языч­ни­кам, если при­дут, бро­сят свя­тыню псам и жем­чуг сви­ньям, — пусть и не насто­я­щий. Огла­шен­ные у них прежде ста­но­вятся вер­ными, чем науча­ются (вере)».033 В своем труде «О пока­я­нии» он же обо­зна­чает кан­ди­да­тов ко кре­ще­нию воен­ным тер­ми­ном «новички» («noviciol»)034 . Такое же чет­кое раз­де­ле­ние между моло­дым ново­бран­цем, нахо­дя­щимся в «учебке» и сол­да­том, уже при­няв­шим при­сягу и полу­чив­шим «печать»035 , мы нахо­дим и у Ком­мо­ди­ана, также жив­шего в Африке в III в. В своих «Настав­ле­ниях» он обра­ща­ется к катеху­ме­нам: «Все веру­ю­щие во Хри­ста, оста­вив­шие идо­лов, ради вашего спа­се­ния уте­шаю вас несколь­кими сло­вами. Если раньше вы жили во грехе, посвя­тите себя отныне Хри­сту, оста­вив все про­шлое, и, ибо вы зна­ете Бога, будьте хоро­шими ново­бран­цами, (станьте) опыт­ными сол­да­тами».036 По окон­ча­нии пери­ода катеху­ме­ната кан­ди­даты состав­ляли группу «наме­ре­ва­ю­щихся при­сту­пить ко кре­ще­нию» («ingressuri baptismum»). Они про­во­дили опре­де­лен­ный период вре­мени (может быть, неделю) в молитве, бде­нии и посте: «Тем, кто соби­ра­ется кре­ститься, нужно к этому при­го­то­виться частыми молит­вами, постом, коле­но­пре­кло­не­ни­ями, бде­нием и испо­ве­да­нием всех про­шлых своих гре­хов … Итак, бла­го­сло­венны вы, кого ожи­дает бла­го­дать Божья, когда выхо­дите из этой свя­щен­ней­шей купели нового рож­де­ния и впер­вые молит­венно про­сти­ра­ете руки вме­сте с бра­тьями к Матери (Церкви); про­сите у Отца, про­сите у Гос­пода, чтобы и вам даны были сокро­вища бла­го­дати, уде­лены дары».037

 

^ Катехуменат по «Апостольскому Преданию» св. Ипполита Римского

Все рас­смот­рен­ные нами ранее бого­слов­ские воз­зре­ния хри­сти­ан­ских авто­ров на катеху­ме­нат не были про­стым тео­ре­ти­зи­ро­ва­нием. Дошед­шее до нас «Апо­столь­ское Пре­да­ние» св. Иппо­лита Рим­ского, воз­ник­шее ок. 215 г.,038 наглядно пока­зы­вает, как выгля­дел катеху­ме­нат начала III в. в Риме, поэтому мы более подробно рас­смот­рим этот документ.

«При­во­дя­щие» жела­ю­щих стать хри­сти­а­нами в общину, т. е. осу­ще­ствив­шие пер­вич­ное озна­ком­ле­ние языч­ни­ков с хри­сти­ан­ством (веро­ятно, через кон­такт в повсе­днев­ной жизни), явля­лись сво­его рода «крест­ными роди­те­лями». Именно они осу­ществ­ляли посред­ни­че­скую функ­цию между про­явив­шими инте­рес к хри­сти­ан­ству и руко­вод­ством хри­сти­ан­ской общины — «учи­те­лями», кото­рые встре­чали при­шед­ших. Сразу же бро­са­ется в глаза, что даже прием в катеху­ме­нат согласно тек­сту был селек­тив­ным. Именно эти «doctores» (веро­ятно, спе­ци­ально назна­чен­ные члены общины, нес­шие осо­бое слу­же­ние под­го­товки катеху­ме­нов в общине) должны были решить, кто из при­шед­ших может «слу­шать Слово уче­ния».039 Пер­вый вопрос «учи­те­лей» был «о при­чине, вслед­ствие кото­рой они обра­ща­ются к вере». Здесь было важно и сви­де­тель­ство «при­вед­ших» об искрен­но­сти обра­ще­ния «при­ве­ден­ных» как впер­вые про­по­ве­дав­ших им хри­сти­ан­ство: «И те, кото­рые их при­вели, пусть засви­де­тель­ствуют, что при­ве­ден­ные готовы к слу­ша­нию Слова» (гл. 15). Сле­ду­ю­щий шаг — это кон­троль семей­ного, обще­ствен­ного и про­фес­си­о­наль­ного поло­же­ния ново­при­шед­ших (гл. 15–16).

Сна­чала иссле­до­вали поло­же­ние рабов, т. к. пере­ход несво­бод­ных в хри­сти­ан­ство был слож­нее, чем обра­ще­ние обыч­ных рим­ских граж­дан. Если хозяин такого при­шед­шего раба был хри­сти­а­ни­ном, то нужно было поло­жи­тель­ное сви­де­тель­ство гос­по­дина, а также его раз­ре­ше­ние для «слу­ша­ния Слова». Если же хозяин был языч­ни­ком, то учи­теля должны были научить ново­при­шед­шего «быть при­ят­ным сво­ему гос­по­дину, чтобы не воз­бу­дить зло­сло­вия», т. е. в этом слу­чае воля раба явля­лась един­ственно определяющей.

Что каса­ется семей­ной ситу­а­ции, то само собой разу­ме­ется, что кан­ди­дат дол­жен был жить в закон­ном моно­гам­ном браке. Муж­чину, живу­щего неза­конно с жен­щи­ной, «пусть учат не раз­врат­ни­чать, но при­нять жену по закону», т. е. жениться на ней. Однако дела­лось исклю­че­ние, если при­шед­шая — рабыня, живу­щая со своим гос­по­ди­ном без заклю­че­ния закон­ного брака (кото­рый по рим­ским зако­нам того вре­мени был невоз­мо­жен, если вла­де­лец не давал ей сво­боду), име­ю­щая от него детей и вос­пи­ты­ва­ю­щая их; от нее не тре­бо­ва­лось пре­кра­тить эту связь и она могла быть допу­щена в катехуменат.

Наи­бо­лее подроб­ные пред­пи­са­ния мы встре­чаем в отно­ше­нии рода заня­тий кан­ди­да­тов. Это длин­ный спи­сок про­фес­сий, кото­рые были запре­щены для ста­но­вя­щихся катеху­ме­нами ввиду их несов­ме­сти­мо­сти с хри­сти­ан­ским веро­уче­нием и нрав­ствен­но­стью. Здесь при­сут­ство­вала извест­ная диф­фе­рен­ци­а­ция: одни вообще не могли быть при­няты, дру­гие должны были сме­нить свой род дея­тель­но­сти, тре­тьих можно было допу­стить с неко­то­рыми ого­вор­ками. В списке легко раз­ли­чить три основ­ных греха, про­тив кото­рых высту­пало хри­сти­ан­ство: идо­ло­слу­же­ние, убий­ство и блуд.

Язы­че­ский жрец, «страж идо­лов», чаро­дей, закли­на­тель, аст­ро­лог, про­ри­ца­тель, истол­ко­ва­тель снов, изго­тов­ля­ю­щий аму­леты должны были пре­кра­тить свою дея­тель­ность, «либо пусть будут отвер­жены». Скуль­птор или худож­ник не дол­жен был изго­тав­ли­вать изоб­ра­же­ния идо­лов. К этому же раз­ряду отно­сили про­фес­сии актера и учи­теля, что на пер­вый взгляд странно. Однако если мы вспом­ним, что в театре в основ­ном разыг­ры­ва­лись пред­став­ле­ния из жизни греко-рим­ских богов, а «школь­ная про­грамма» того вре­мени осно­вы­ва­лась на изу­че­нии тек­стов клас­си­че­ских авто­ров, в кото­рых цен­траль­ной темой была та же мифо­ло­гия, то этот запрет поня­тен. Однако в отно­ше­нии учи­те­лей все же дела­лось послаб­ле­ние: «Кто учит детей, то хорошо, если пре­кра­тит это, если же он не имеет ремесла, то пусть будет доз­во­лено ему».

К запре­щен­ным заня­тиям, свя­зан­ным с убий­ством, текст отно­сит гла­ди­а­тор­ство и бои на арене со зве­рями. Мы также читаем очень стро­гое пред­пи­са­ние отно­си­тельно воин­ской службы: «Воин, нахо­дя­щийся под вла­стью, пусть не уби­вает чело­века. Если ему при­ка­зы­вают, пусть не выпол­няет этого и не при­но­сит клятвы. Если же он не желает, будет отвер­жен… Огла­шен­ный или хри­сти­а­нин, жела­ю­щие стать вои­нами, да будут отвер­жены, потому что они пре­зрели Бога». Здесь же запре­ща­ется зани­мать и высо­кие долж­ност­ные посты: «Кто явля­ется вое­на­чаль­ни­ком или город­ским маги­стра­том, кто носит пур­пу­ро­вую одежду, пусть пре­кра­тит это, либо будет отвер­жен». С одной сто­роны, эти заня­тия тем или иным обра­зом были свя­заны с лише­нием чело­века жизни, с дру­гой — и сол­дат при при­не­се­нии при­сяги, и госу­дар­ствен­ный чинов­ник при вступ­ле­нии в долж­ность должны были при­но­сить жертву идолам.

Совер­шенно есте­ственно, что блуд­ница, «чело­век любо­страст­ный» и «вся­кий, зани­ма­ю­щийся делами, о кото­рых непри­стойно гово­рить» отвер­га­лись, а содер­жа­щий пуб­лич­ный дом дол­жен был оста­вить это занятие.

Конечно, в тек­сте не могли быть пере­чис­лены все запре­щен­ные для жела­ю­щих стать хри­сти­а­нами про­фес­сии, поэтому 16 глава «О делах и заня­тиях» закан­чи­ва­ется сло­вами: «Если мы что-либо упу­стили, то дела сами научат вас. Ибо все мы имеем Дух Божий». Из рас­смот­рен­ного списка видно, насколько серьезно хри­сти­ан­ская Цер­ковь отно­си­лась к при­ему в свои ряды новых чле­нов. Харак­терно, что все эти пред­пи­са­ния отно­сятся не к при­ни­ма­ю­щим кре­ще­ние, а только к жела­ю­щим всту­пить на путь мно­го­лет­ней кате­хи­зи­че­ской под­го­товки!040

После того, как были уре­гу­ли­ро­ваны все упо­мя­ну­тые обсто­я­тель­ства, начи­нался соб­ственно период «слу­ша­ния Слова», про­дол­жав­шийся, согласно тек­сту, три года.041 Конечно, это при­бли­зи­тель­ное время, т. к. кре­ще­ние совер­ша­лось лишь в опре­де­лен­ные дни года,042 и этот срок также мог быть умень­шен ввиду усер­дия кан­ди­дата: «Если же кто усер­ден и совер­шает доб­рые дела, то пусть при­ни­ма­ется во вни­ма­ние не время, а само пове­де­ние, кото­рое только и должно обсуж­даться». В связи с такой дли­тель­ной про­дол­жи­тель­но­стью под­го­товки и мно­го­чис­лен­ными гоне­ни­ями на хри­стиан логи­че­ски воз­ни­кал вопрос: что будет, если катеху­мен умрет, не успев при­нять кре­ще­ние? Текст отве­чает на это сле­ду­ю­щее: «Если огла­шен­ный будет схва­чен за имя Гос­подне, то пусть он не сомне­ва­ется в пол­но­цен­но­сти сво­его сви­де­тель­ства. Если же ему было при­чи­нено наси­лие и он был заму­чен, когда его грехи не были еще отпу­щены, то он будет оправ­дан. Ибо он при­нял кре­ще­ние своею кро­вью» (гл. 19). Т. о. даже в слож­ных усло­виях того вре­мени и посто­ян­ной смерт­ной опас­но­сти Цер­ковь не кре­стила при­шед­ших сразу же, но непре­клонно сле­до­вала прин­ципу как можно лучше под­го­то­вить своих буду­щих членов.

Согласно тек­сту, руко­во­ди­тели кате­хи­за­тор­ских групп (doctores) должны были не только пре­по­да­вать веро­учи­тель­ные и нрав­ствен­ные истины,043 но и закан­чи­вать каж­дое такое заня­тие молит­вой с воз­ло­же­нием рук на главу каж­дого кан­ди­дата. Инте­ресно, что это делали не только кли­рики, но и мiряне, зани­мав­ши­еся катехизацией.

Раз­ница в поло­же­нии огла­шен­ных по срав­не­нию с пол­но­прав­ными чле­нами общины под­чер­ки­ва­лась тем, что кан­ди­даты должны были молиться отдельно от вер­ных, а во время бого­слу­жеб­ных собра­ния они «не дают друг другу лоб­за­ние мира, ибо их лоб­за­ние еще не свято». Даже во время агапы огла­шен­ным дава­лась не «евло­гия» — бла­го­слов­лен­ный епи­ско­пом хлеб — а осо­бый «хлеб закли­на­ния» (гл. 26).

Трех­лет­ний срок про­хо­дил и для огла­шен­ных начи­нался еще один период, теперь уже непо­сред­ствен­ной под­го­товки ко кре­ще­нию. Кри­те­рием для выбора достой­ных являлся образ их жизни, точ­нее, его изме­не­ние к луч­шему за период катеху­ме­ната. Реше­ние о допуске ко кре­ще­нию при­ни­ма­лось за несколько недель до этого дня, а ответ­ствен­ными за это были про­во­див­шие кате­хи­за­цию «учи­теля». Иссле­до­ва­ние жизни вклю­чало в себя двой­ной аспект: нега­тив­ный — не посту­пал ли кан­ди­дат недо­стойно, и пози­тив­ный — какова была его прак­ти­че­ская, диа­ко­ни­че­ская дея­тель­ность как выра­же­ние его обра­ще­ния: «почи­тали ли вдов, посе­щали ли они боль­ных, совер­шали ли доб­рые дела?». Инте­ресно, что здесь при­ни­ма­лось во вни­ма­ние и сви­де­тель­ство тех, кто несколько лет назад при­вел кан­ди­да­тов в общину. Кон­такт между «крест­ными» и жела­ю­щими кре­ститься, оче­видно, не пре­ры­вался, более того, «крест­ные» все эти годы сопро­вож­дали, настав­ляли и наблю­дали огла­шен­ных, поэтому именно к ним были обра­щены вопросы о жизни катеху­ме­нов. «И когда те, кото­рые при­вели их, засви­де­тель­ствуют о каж­дом: „Он посту­пал именно так», то пусть слу­шают Евангелие».

Из тек­ста видно, что во время этого «испы­та­ния» речь шла не столько о зна­ниях, сколько о пра­виль­ном пове­де­нии, об «обра­ще­нии» как дей­стви­тель­ном и кар­ди­наль­ном изме­не­нии всего образа жизни согласно вере во Хри­ста. В том слу­чае, если пове­де­ние огла­шен­ных оце­ни­ва­лось пози­тивно, они «изби­ра­лись», про­ис­хо­дило их «отде­ле­ние» (separatio) от осталь­ных катеху­ме­нов, т. е. ника­ких пре­пят­ствий для их кре­ще­ния не было. С этого момента они могли «слу­шать Еван­ге­лие»,044 а их имена запи­сы­ва­лись в осо­бый спи­сок «избран­ных», «отде­лен­ных» (electi).045

С нача­лом этого пери­ода непо­сред­ствен­ной под­го­товки ко кре­ще­нию ста­но­ви­лось более актив­ным уча­стие кли­ри­ков в пред­кре­щаль­ной под­го­товке, кото­рая выра­жа­лась прежде всего в неод­но­крат­ных обря­дах экзор­цизма. Текст гово­рит нам, что на гото­вя­щихся ко кре­ще­нию «еже­дневно воз­ла­гают руки, когда закли­нают их». Воз­ло­же­ние рук совер­ша­лось «учи­те­лем» после каж­дого кате­хи­зи­че­ского заня­тия, однако ввиду непо­сред­ствен­ной бли­зо­сти кре­ще­ния интен­сив­ность экзор­цизма уве­ли­чи­ва­лась. Хотя текст исполь­зует пас­сив­ные формы гла­гола и тем самым не гово­рит, кто совер­шал этот экзор­цизм, веро­ятно, это делал свя­щен­ник. Выс­шей точки это дей­ствие дости­гает за несколько дней до кре­ще­ния, когда экзор­цизм над каж­дым совер­шает сам епи­скоп, «чтобы узнать — чист ли он. Если кто-нибудь из них не достоин или не чист, то он пусть рас­по­ла­га­ется отдельно, так как не слу­шал Слово с верой, ибо невоз­можно, чтобы чужой укры­вался все­гда» (гл. 20). Нако­нец, послед­ний экзор­цизм совер­шался епи­ско­пом утром перед пас­халь­ным бде­нием, во время кото­рого должно было совер­шиться кре­ще­ние. «И, воз­ла­гая на них руку свою, пусть он (епи­скоп) закли­нает вся­ких чуж­дых духов, чтобы они убе­жали от них и уже не воз­вра­ща­лись в них. По окон­ча­нии закли­на­ния пусть он дует им в лицо и пусть осе­нит им лоб, уши и ноздри, и под­ни­мает их» (гл. 20).046

Для луч­шего пони­ма­ния этого чина надо четко раз­ли­чать ран­не­хри­сти­ан­ский экзор­цизм катеху­ме­нов от экзор­цизма «энер­гу­ме­нов» (т. е. одер­жи­мых, бес­но­ва­тых). В основе пер­вого лежало пред­став­ле­ние о том, что любой чело­век, не нахо­дя­щийся под вла­стью Хри­ста и не осво­бож­ден­ный от груза преж­них гре­хов в Таин­стве кре­ще­ния, оста­ется под вла­стью «князя мiра сего» — диа­вола. К этому добав­ля­лись при­не­сен­ные языч­ни­ком в тече­ние всей его про­шлой жизни жертвы идо­лам, кото­рый рас­смат­ри­ва­лись как види­мый знак такого гос­под­ства. Осво­бож­де­ние от этих уз не было делом лич­ного реше­ния чело­века, оно осу­ществ­ля­лось не про­сто через пост и молитву, т. к. эта гос­под­ству­ю­щая над ним сила была вне­по­ложна ему. Чело­век не мог сам пол­но­стью очи­ститься, чтобы при­сту­пить ко кре­ще­нию, ему нужна была осо­бая помощь силы Божьей. Поэтому Цер­ковь ока­зы­вала ему осо­бую духов­ную под­держку на этом пути, сопро­вож­дая огла­шен­ного во время духов­ного роста и направ­ляя его к одному из важ­ных эле­мен­тов кре­щаль­ного чина — отре­че­нию от сатаны.

Гото­вя­щи­еся при­нять кре­ще­ния должны были поститься перед при­ня­тием Таин­ства два дня.047 Послед­нее настав­ле­ние в отно­ше­нии катеху­ме­нов: «И пусть они бодр­ствуют всю ночь, и да чита­ется им, и да настав­ля­ются» (гл. 20). Воз­можно, что во время этого настав­ле­ния им изъ­яс­нялся чин Таин­ства кре­ще­ния, к кото­рому они должны были при­сту­пить уже через несколько часов.

Итак, можно сде­лать вывод о том, что в III в. струк­тура катеху­ме­ната во всех цен­трах импе­рии была оди­на­ко­вой в своих основ­ных чер­тах. С одной сто­роны это уди­ви­тельно, если при­нять во вни­ма­ние про­стран­ствен­ную уда­лен­ность и раз­ницу в куль­туре и обы­чаях, с дру­гой сто­роны перед нами сви­де­тель­ство того, что Цер­ковь неза­ви­симо от сво­его гео­гра­фи­че­ского поло­же­ния руко­вод­ство­ва­лась при при­еме новых чле­нов одними и теми же прин­ци­пами. Однако насту­пил IV в. и ситу­а­ция с катеху­ме­на­том в Церкви резко изменилась.

 

^ Изменение ситуации в IV в.

Начало IV в. озна­ме­но­ва­лось для хри­сти­ан­ства прин­ци­пи­аль­ным изме­не­нием харак­тера отно­ше­ний с госу­дар­ством. Из «неле­галь­ной» рели­гии хри­сти­ан­ская Цер­ковь стала в 313 г. офи­ци­ально раз­ре­шен­ной, а впо­след­ствии и полу­чила при­ви­ле­ги­ро­ван­ное поло­же­ние в Импе­рии. Хри­сти­ане впер­вые полу­чили уни­каль­ную воз­мож­ность открыто про­по­ве­до­вать и испо­ве­до­вать свою веру, не опа­са­ясь язы­че­ских гоне­ний. Однако такое изме­не­ние ситу­а­ции вызвало и новые серьез­ные пас­тыр­ские про­блемы. Еще Ори­ген сожа­лел о пре­кра­ще­нии гоне­ний, так как они, по его мне­нию, спо­соб­ство­вали фор­ми­ро­ва­нию из катеху­ме­нов хри­стиан дей­стви­тельно «высо­кого каче­ства», кото­рые в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти, не раз­ду­мы­вая, были готовы при­нять смерть за сви­де­тель­ство о Хри­сте: «Если судить по правде…, мы должны при­знать, что мы — не вер­ные. Истинно вер­ными были тогда, когда катеху­ме­нов кате­хи­зи­ро­вали в среде муче­ни­ков и перед лицом смерти хри­стиан, испо­ве­дав­ших истину до конца, когда эти катеху­мены, будучи дви­жимы такими стра­да­ни­ями, без страха при­со­еди­ня­лись к живому Богу… Конечно, вер­ных было меньше, но они были истинно вер­ными, сле­дуя суро­вым и узким путем, веду­щим в жизнь».048 С наступ­ле­нием «мира Церкви» каче­ство, к сожа­ле­нию, начало во мно­гом усту­пать количеству.

Прежде всего, изме­ни­лись при­чины обра­ще­ния в хри­сти­ан­ство. Когда пре­пят­ствия со сто­роны язы­че­ского госу­дар­ства, сопро­вож­дав­шие вступ­ле­ние в катеху­ме­нат, начали исче­зать, при­со­еди­ниться к Церкви стало намного проще. Поэтому все чаще и чаще воз­ни­кала неис­крен­няя, в той или иной мере лож­ная моти­ва­ция при выра­же­нии жела­ния стать хри­сти­а­ни­ном. Напри­мер, часто языч­ник обра­щался с прось­бой о при­ня­тии в катеху­ме­нат, желая жениться на хри­сти­анке. Хотя такой брак, конечно, вполне мог стать источ­ни­ком его обра­ще­ния ко Хри­сту и истин­ного лич­ного вступ­ле­ния в Цер­ковь, зача­стую такие языч­ники про­сто «симу­ли­ро­вали» нали­чие веры, кото­рой у них на самом деле не было. Так, св. Кирилл Иеру­са­лим­ский гово­рит о кан­ди­да­тах ко кре­ще­нию сле­ду­ю­щее: «Да не будет среди вас подоб­ных Симону, да не будет лице­ме­рия, да не будет празд­ного любо­пыт­ства, жела­ю­щего уви­деть, что слу­чится. Воз­можно, у вас были раз­лич­ные при­чины прийти сюда. Вполне воз­можно, что муж­чина хочет про­дви­нуться в своем уха­жи­ва­нии за хри­сти­ан­кой, и для дости­же­ния этого он при­шел сюда. И тоже можно ска­зать о жен­щи­нах. Или часто раб таким обра­зом хочет уго­дить сво­ему гос­по­дину».049 Не только рабы, но и сво­бод­ные нередко желали уго­дить началь­ни­кам-хри­сти­а­нам, зани­мав­шим высо­кие госу­дар­ствен­ные долж­но­сти, поэтому кре­ще­ние ино­гда ста­но­ви­лось спо­со­бом для ско­рей­шего про­дви­же­ния по слу­жеб­ной лест­нице. Св. Амвро­сий Медио­лан­ский резко высту­пает про­тив этой прак­тики: «И здесь некто, при­хо­дя­щий в Цер­ковь, поскольку он желает поче­стей у хри­сти­ан­ского импе­ра­тора; он обра­ща­ется за кре­ще­нием с при­твор­ным ува­же­нием; он пре­кло­ня­ется, он про­сти­ра­ется на землю, но он не пре­кло­няет свои колена в духе».050 Бла­жен­ный Авгу­стин также сове­тует быть очень вни­ма­тель­ным в отно­ше­нии моти­вов при­хо­дя­щих ко кре­ще­нию: «Если он желает стать хри­сти­а­ни­ном в надежде полу­чить какую-либо выгоду от людей, кото­рым, как он думает, он не может иначе уго­дить, или избе­жать вреда от рук людей, нерас­по­ло­жен­но­сти или вражды кото­рых он боится, в дей­стви­тель­но­сти он не хочет стать хри­сти­а­ни­ном, поскольку он желает лишь при­творно казаться тако­вым… Хорошо, конечно, если воз­можно, напе­ред узнать от тех, кто его знает, о его образе мыс­лей и о при­чи­нах, кото­рые заста­вили его прийти и при­нять (хри­сти­ан­скую) рели­гию… Если он при­шел с лице­мер­ными моти­вами, желая лишь вре­мен­ных пре­иму­ществ, или думая избе­жать потерь, конечно, он будет лгать».051

Зна­ме­на­тельно, что для карьер­ного роста в то время не было необ­хо­ди­мо­сти про­хо­дить все время кате­хи­зи­че­ской под­го­товки, а было доста­точно уже вне­сти свое имя в списки катеху­ме­нов, что явля­лось уже доста­точ­ным сви­де­тель­ством «обра­ще­ния» и види­мым зна­ком жела­ния при­нять кре­ще­ние. Неуди­ви­тельно, что нали­чие лож­ных моти­вов при при­ня­тии хри­сти­ан­ства спо­соб­ство­вало тому, что такие люди лишь всту­пали в катеху­ме­нат, вообще не желая в обо­зри­мом буду­щем при­ни­мать кре­ще­ние. Поэтому одной из самых серьез­ных про­блем катеху­ме­ната в IV‑V вв. стало откла­ды­ва­ние кре­ще­ния на неопре­де­лен­ный срок. Такие катеху­мены уже назы­ва­лись «хри­сти­а­нами» после вне­се­ния сво­его имени в списки, они могли при­сут­ство­вать на Литур­гии огла­шен­ных, вечерне и утрени, дру­гих служ­бах, но мно­гие их них доволь­ство­ва­лись такой ситу­а­цией прак­ти­че­ски всю жизнь, не стре­мясь к при­ня­тию кре­ще­ния. Епи­скопы неустанно про­те­сто­вали про­тив таких иска­же­ний древ­ней прак­тики, под­чер­ки­вая, что нося лишь имя, в дей­стви­тель­но­сти такие катеху­мены не были хри­сти­а­нами, так как не пере­жили обра­ще­ния ко Хри­сту… На Западе суще­ство­вал обы­чай, согласно кото­рому на празд­ник Бого­яв­ле­ния катеху­мены, жела­ю­щие при­нять кре­ще­ние в бли­жай­ший празд­ник Пасхи, запи­сы­вали свои имена в осо­бый спи­сок. Мы видим вели­кую скорбь св. Амвро­сия Медио­лан­ского, кото­рый, ссы­ла­ясь на еван­гель­ское повест­во­ва­ние о чудес­ном улове рыбы (Лк. 5, 4–5), заме­чает: «Гос­поди, я также знаю, что, если Ты не пове­ле­ва­ешь, то для меня ночь. Никто еще не запи­сал сво­его имени, до сих пор для меня ночь. Я забро­сил сеть слова на Бого­яв­ле­ние, и я еще не пой­мал ничего».052 Св. Васи­лий Вели­кий также настой­чиво при­зы­вает катеху­ме­нов при­нять Таин­ство кре­ще­ния: «Будучи кате­хи­зи­ру­е­мыми с юно­сти, разве до сих пор вы не выра­зили сво­его согла­сия истине? Вы, не пре­кра­ща­ю­щие учиться, разве до сих пор не достигли зна­ния? Вы, насла­жда­ю­щи­еся жиз­нью, иссле­ду­ю­щие ее до ста­ро­сти, окон­чите ли это, став хри­сти­а­нами? … Мы при­зы­ваем вас к жизни, почему же вы бежите от этого при­зыва? … Дайте ваши имена, запи­ши­тесь в спи­сок Церкви … Запи­ши­тесь в эту книгу, чтобы быть запи­сан­ными в Книгу небес­ную… Умрите для греха; рас­пни­тесь со Хри­стом; при­не­сите всю вашу любовь Гос­поду».053 Т. о. перед нами кар­ди­наль­ное изме­не­ние ситу­а­ции по срав­не­нию с тем, что мы видели у св. Иппо­лита Рим­ского в начале III в. В то время катеху­мены, учась в тече­ние трех лет жить по-хри­сти­ан­ски и рев­ностно желая своим усер­дием сокра­тить этот срок, неустанно стре­ми­лись к при­ня­тию Таин­ства. Через пол­тора века уже епи­скоп дол­жен был (тщетно!) при­зы­вать их при­нять кре­ще­ние на бли­жай­шую Пасху.

Такое откла­ды­ва­ние кре­ще­ния было вызвано не только лож­ными моти­вами при­хода в Цер­ковь, но часто и высо­той тре­бо­ва­ний истин­ной хри­сти­ан­ской жизни по Еван­ге­лию, кото­рая мно­гим каза­лась недо­сти­жи­мой. Часто кре­ще­ние откла­ды­ва­лось до момента тяже­лой болезни или даже до смерт­ного часа, т. к. чело­век хотел очи­ститься от бре­мени своих гре­хов в кре­ще­нии непо­сред­ственно перед смер­тью, чтобы по воз­мож­но­сти более неза­пят­нан­ным (как он счи­тал) пред­стать перед Богом. Про­тив такого пони­ма­ния высту­пает св. Иоанн Зла­то­уст: «разве не выс­шая глу­пость откла­ды­вать при­ня­тие дара? Слу­шайте, катеху­мены, и вы, откла­ды­ва­ю­щие свое спа­се­ние до послед­него вздоха».054 Дей­стви­тельно, этот обы­чай наи­бо­лее остро демон­стри­рует раз­ницу с катеху­ме­на­том во II-III вв. Зва­ние катеху­мена, оче­видно, уже не имело того глу­бо­кого зна­че­ния, кото­рое оно несло сто­ле­тием ранее.

Однако, несмотря на то, что в IV в. было много катеху­ме­нов, но не все из них были искренне обра­щен­ными, епи­скопы хри­сти­ан­ской Церкви тем не менее не пере­ста­вали бороться за чистоту и искрен­ность при­ня­тия кре­ще­ния. Они высту­пали не только про­тив откла­ды­ва­ния кре­ще­ния, но и про­тив иску­ше­ния свя­щен­ни­ков допу­стить ко кре­ще­нию тех, кто якобы имел веру, но не жил по-хри­сти­ан­ски. Стал­ки­ва­ясь лицом к лицу с нару­ше­нием древ­ней прак­тики, свя­ти­тели Церкви неустанно про­воз­гла­шали тра­ди­ци­он­ное уче­ние о том, что кре­ще­ние должно пре­по­да­ваться име­ю­щим веру и живу­щим согласно этой вере, откуда сле­до­вала необ­хо­ди­мость сохра­не­ния инсти­тута катеху­ме­ната. Св. Васи­лий Вели­кий пишет: «Вера и кре­ще­ние — это два образа спа­се­ния, род­ствен­ного про­ис­хож­де­ния и нераз­дель­ные. С одной сто­роны, вера совер­шен­ству­ется кре­ще­нием, с дру­гой сто­роны кре­ще­ние осно­вано на вере».055 Ему вто­рит св. Афа­на­сий Вели­кий: «Спа­си­тель запо­ве­дал не только кре­стить, он пове­лел вна­чале «учить», затем «кре­стить», чтобы науче­ние поро­дило истин­ную веру и уже с верой мы могли бы при­нять Таин­ство».056 Это тре­бо­ва­ние опре­де­лен­ной зре­ло­сти в вере перед при­ня­тием кре­ще­ния тре­бо­вало, оче­видно, серьез­ной пред­кре­щаль­ной кате­хи­зи­че­ской под­го­товки. Однако было живо еще и пони­ма­ние того, что вера, даю­щая доступ к источ­нику веч­ной жизни — кре­ще­нию, не может быт мерт­вой верой, а должна сопро­вож­даться дея­тель­ной любо­вью. Блаж. Авгу­стин напи­сал целый труд «О вере и делах», в кото­ром осуж­да­ется прак­тика кре­ще­ния отка­зы­ва­ю­щихся жить по хри­сти­ан­ским запо­ве­дям: «Есть люди, кото­рые пола­гают, что все без исклю­че­ния должны быть допу­щены к источ­нику пере­рож­де­ния, кото­рый в Гос­поде нашем Иисусе Хри­сте, даже те, кто будучи изве­стен сво­ими пре­ступ­ле­ни­ями и ужас­ными поро­ками, не желают изме­нить свои злые и постыд­ные пути, а честно (и пуб­лично) при­знают, что они наме­рены про­дол­жать пре­бы­вать в своем состо­я­нии греха».057 Он пишет далее в этом же тек­сте: «С помо­щью Гос­пода Бога будем усердно осте­ре­гаться впредь давать людям лож­ную уве­рен­ность, говоря им, что если только они будут кре­щены во Хри­ста, то неза­ви­симо от того, как они будут жить в вере, он достиг­нут веч­ного спа­се­ния».058 В каче­стве при­мера такого недо­стой­ного при­ня­тия кре­ще­ния св. Кирилл Иеру­са­лим­ский при­во­дит Симона волхва, рас­про­стра­няя тол­ко­ва­ние этого места из книги Дея­ний на всех катеху­ме­нов вообще: «При­сту­пил неко­гда к купели Симон волхв; кре­стился, но не про­све­тился; тело омыл водою, но сердце не про­све­тил духом, тело вхо­дило в купель и вышло из нее, а душа не спо­греб­лась Хри­сту и не совос­стала с Ним… Если же ты оста­нешься в злом про­из­во­ле­нии своем, то про­по­ве­ду­ю­щий тебе не будет вино­ват, а ты не надейся полу­чить бла­го­дать. Вода тебя при­и­мет, но Дух не при­и­мет».059 Об опас­но­сти кре­ще­ния непод­го­тов­лен­ных кан­ди­да­тов пре­ду­пре­ждает и св. Гри­го­рий Нис­ский: «Если омы­ва­ется тело, в то время как душа не омыла пятен своих стра­стей, и жизнь после кре­ще­ния — такая же как и ранее, было бы смело ска­зать, я скажу это и не отступлю, в таких слу­чаях вода — это вода, дар свя­того Духа нико­гда не появится в том, что про­ис­хо­дит: пороч­ность души оскорб­ляет образ Божий».060

Итак, из этих сви­де­тельств видно, что в IV‑V вв. епи­скопы посто­янно наста­и­вали на неот­ступ­ном соблю­де­нии древ­не­хри­сти­ан­ских прин­ци­пах допуска ко кре­ще­нию, хотя совре­мен­ная им ситу­а­ция легко подвиг­нуть к фор­маль­ному взгляду на него. Веро­ят­нее всего, свя­щен­ники в общи­нах дей­стви­тельно зло­упо­треб­ляли сло­жив­шемся поло­же­нием, и именно поэтому были необ­хо­димы все эти епи­скоп­ские уве­ще­ва­ния. Цер­ковь пыта­лась сохра­нить баланс между мило­стью и небреж­но­стью. Блаж. Авгу­стин отчет­ливо пони­мал, что дона­тизм с его жела­нием создать «Цер­ковь чистых» был настолько же опас­ным как и отказ от стро­гой цер­ков­ной дис­ци­плины. Поэтому в пас­тыр­ской прак­тике было необ­хо­димо соче­тать твер­дость и бла­гость, не ста­но­вясь ни «без­дей­ству­ю­щим во имя тер­пе­ния, ни жесто­ким под пред­ло­гом рев­но­сти».061

Пыта­ясь сохра­нить инсти­тут катеху­ме­ната в IV‑V вв., Цер­ковь была вынуж­дена изме­нить его про­дол­жи­тель­ность и струк­туру. Боль­шин­ство роди­те­лей вно­сили своих детей в списки катеху­ме­нов сразу же после рож­де­ния, и т. о., вырас­тая, они могли нахо­диться в этом сво­его рода «под­ве­шен­ном» состо­я­нии очень долго. Тем самым имя «катеху­мен» посте­пенно утра­тило то зна­че­ние, кото­рое оно имело во II-III вв., т. е. про­хож­де­ния двух- или трех­лет­ней под­го­товки ко кре­ще­нию. Катеху­мены могли участ­во­вать или не участ­во­вать в литур­гии огла­шен­ных в зави­си­мо­сти от сте­пени сво­его бла­го­че­стия и духов­ной рев­но­сти. Уже не суще­ство­вало какого-то наблю­де­ния за ними со сто­роны спе­ци­ально назна­чен­ных для этого «учи­те­лей» в особо струк­ту­ри­ро­ван­ных груп­пах, как это мы видели в III в. у св. Иппо­лита Рим­ского. При чте­нии хри­сти­ан­ских авто­ров IV в. воз­ни­кает ощу­ще­ние, что Цер­ковь пыта­лась «под­толк­нуть» кан­ди­да­тов к ско­рей­шему при­ня­тию кре­ще­ния вме­сто того, чтобы создать доста­точно длин­ный период под­го­товки, во время кото­рого можно было бы содей­ство­вать духов­ному росту обращающегося.

С дру­гой сто­роны, исчез­но­ве­ние фик­си­ро­ван­ного срока катеху­ме­ната содей­ство­вало тому, что в слу­чае обра­ще­ния взрос­лого его кре­ще­ние могло совер­шаться довольно быстро после его фор­маль­ного вступ­ле­ния в катеху­ме­нат. Этому спо­соб­ство­вало то обсто­я­тель­ство, что мно­гие обра­зо­ван­ные языч­ники уже могли быть зна­комы с тек­стом хри­сти­ан­ского Свя­щен­ного Писа­ния, как сле­дует их слов блаж. Авгу­стина: «Если к тебе при­хо­дит про­ся­щий кре­ще­ния, полу­чив­ший клас­си­че­ское обра­зо­ва­ние… веро­ятно, он знает уже много отрыв­ков из нашего Писа­ния»062 .

Однако как сле­дует из ранее рас­смот­рен­ных сви­де­тельств свв. отцов, Цер­ковь никоим обра­зом не желала отка­заться от катеху­ме­ната как тако­вого, при­зна­вая его прин­ци­пи­аль­ную необ­хо­ди­мость и отка­зы­ва­ясь от прак­тики кре­ще­ния взрос­лых без пред­ва­ри­тель­ной под­го­товки. Все это при­вело к созда­нию новой системы катеху­ме­ната, более корот­кого по вре­мени и непо­сред­ственно пред­ше­ство­вав­шего при­ня­тию Таин­ства Кре­ще­ния. Цер­ковь свя­зала его с Вели­ким Постом, время кото­рого посте­пенно стало пред­на­зна­чаться для этого интен­сив­ного пред­кре­щаль­ного науче­ния, по окон­ча­нии кото­рого сле­до­вало тор­же­ствен­ное кре­ще­ние в пас­халь­ную ночь.

Блаж. Авгу­стин опи­сы­вает вступ­ле­ние в этот катеху­ме­нат сле­ду­ю­щим обра­зом: «После настав­ле­ния ты дол­жен спро­сить его, верит ли он во все это и желает ли он соблю­дать сии слова. Если он отве­чает поло­жи­тельно, ты дол­жен зна­ме­но­вать его (зна­ме­нием кре­ста), совер­шив подо­ба­ю­щую цере­мо­нию и посту­пить с ним по обы­чаю Церкви».063 В ука­зан­ную цере­мо­нию вхо­дило, воз­можно, тор­же­ствен­ное испо­ве­да­ние веры и отре­че­ние от про­шлого идо­ло­слу­же­ния.064 Период Вели­кого поста начи­нался тор­же­ствен­ным вне­се­нием в списки их имен, что рас­смат­ри­ва­лось в каче­стве обнов­лен­ного, теперь уже «осо­знан­ного» чина вступ­ле­ния в катеху­ме­нат, сопря­жен­ного с истин­ным обра­ще­нием. Впи­сав­шие свои имена в списки гото­вя­щихся при­нять кре­ще­ние в бли­жай­ший празд­ник Пасхи должны были в тече­ние несколь­ких недель совер­шить то, для чего сто­ле­тие назад им потре­бо­ва­лось бы два или три года. О том, как про­ис­хо­дило вступ­ле­ние в катеху­ме­нат в Иеру­са­лиме, мы читаем ок. 400 г. у Эге­рии, опи­сы­ва­ю­щей свое палом­ни­че­ство в Иеру­са­лим: «Мне сле­дует ска­зать еще и о том, как настав­ляют тех, кото­рые будут кре­щены на Пасху. Они должны дать свои имена перед пер­вым днем поста и пре­сви­тер запи­сы­вает все имена перед нача­лом восьми недель, кото­рые здесь длится пост,065 как я гово­рила вам. Когда свя­щен­ник собе­рет имена, во вто­рой день поста, в начале вось­ми­не­дель­ного пери­ода, постав­ля­ется епи­скоп­ская кафедра посреди Вели­кой Церкви в Мар­ти­ри­уме, свя­щен­ники сидят на седа­ли­щах по обе сто­роны от нее, а осталь­ные кли­рики стоят. Тогда ищу­щие кре­ще­ния при­во­дятся по одному: муж­чины — с их (крест­ными) отцами, жен­щины — с их (крест­ными) мате­рями. Когда они при­во­дятся, епи­скоп спра­ши­вает их сосе­дей о них: «Ведет ли этот чело­век хоро­шую жизнь? Ува­жает ли он роди­те­лей? Не пья­ница ли он и не хва­стун?» Он спра­ши­вает обо всех серьез­ных чело­ве­че­ских поро­ках. И если в резуль­тате опроса он видит, что этот чело­век не совер­шил ни одного из таких пре­ступ­ле­ний, он сам запи­сы­вает его имя; но если некто вино­вен, то ему пове­ле­вают уйти; епи­скоп гово­рит ему, что он дол­жен испра­вить свои пути, перед тем как при­сту­пить к источ­нику. Он спра­ши­вает об одном и том же муж­чин и жен­щин. И не легко при­шед­шему при­сту­пить ко кре­ще­нию, если у него нет сви­де­те­лей, зна­ко­мых с ним».066 Из тек­ста видно, что это испы­та­ние нрав­ствен­ной жизни довольно серьезно и пол­но­стью соот­вет­ствует тому, что мы видели в «Апо­столь­ском Пре­да­нии» в начале III в. О нали­чии подоб­ного чина в Антио­хии в то же самое время перед лицом народа Божьего гово­рит и Фео­дор Моп­су­е­стий­ский: «Жела­ю­щий при­сту­пить к дару свя­того кре­ще­ния пусть будет пред­став­лен Церкви Божьей. Его при­мет ответ­ствен­ный за это, в соот­вет­ствии с обы­чаем, уста­нов­лен­ным для вне­се­ния в спи­сок тех, кто желает при­нять кре­ще­ние. Он дол­жен научить его нрав­ствен­но­сти. Эту роль в отно­ше­нии кре­ща­е­мых испол­няет чело­век, назы­ва­ю­щийся пору­чи­те­лем (гаран­том). Он, обле­чен­ный этой обя­зан­но­стью, впи­сы­вает твое имя в книгу Церкви и добав­ляет имя сви­де­теля или свя­щен­ника города или общины».067 В этом тек­сте идет речь о нали­чии сво­его рода «крест­ных роди­те­лей», кото­рые могли засви­де­тель­ство­вать истин­ность обра­ще­ния катеху­мена и его готов­ность ко крещению.

Пост был вре­ме­нем веро­учи­тель­ного и нрав­ствен­ного настав­ле­ния, чему слу­жили регу­ляр­ные про­по­веди, обра­щен­ные к кан­ди­да­там. Эте­рия подробно опи­сы­вает нам то, как это про­ис­хо­дило в Иеру­са­лиме: «У них здесь есть обы­чай, согласно кото­рому гото­вя­щи­еся ко кре­ще­нию во время Вели­кого поста закли­на­ются кли­ри­ками утром, непо­сред­ственно после утрен­него отпу­ста в Храме Вос­кре­се­ния. После него постав­ля­ется епи­скоп­ская кафедра в Вели­кой Церкви, в Мар­ти­ри­уме, и все гото­вя­щи­еся ко кре­ще­нию, муж­чины и жен­щины, садятся вокруг него… любой из народа, жела­ю­щий послу­шать (конечно, только вер­ные) может прийти и сесть, хотя катеху­мены не вхо­дят,068 пока учит епи­скоп. Пред­мет его поуче­ния — закон Божий; в тече­ние сорока дней он про­хо­дит по всей Биб­лии, начи­ная с книги Бытия, и сна­чала объ­яс­няет бук­валь­ное зна­че­ние каж­дого отрывка, а затем тол­кует его духовно.069 В это время он также научает их всему в отно­ше­нии Вос­кре­се­ния и веры. И это назы­ва­ется кате­хи­зис. После пяти недель настав­ле­ния они при­ни­мают Сим­вол веры, содер­жа­ние кото­рого он подробно объ­яс­няет тем же обра­зом, как он изъ­яс­нял Писа­ние: сна­чала бук­вально, а затем духовно… Науче­ние Писа­нию про­ис­хо­дит с шести до девяти часов каж­дое утро в тече­ние поста, три часа кате­хи­за­ции в день… В девять их отпус­кают, что состав­ляет три часа поуче­ния в день в тече­ние семи недель».070 К этому тол­ко­ва­нию Сим­вола веры неко­то­рые Церкви, осо­бенно на Западе, добав­ляли и тол­ко­ва­ние молитвы Отче наш. Здесь про­ис­хо­дила «пере­дача» (traditio) катеху­ме­нам Сим­вола веры и Молитвы Гос­под­ней через епи­скопа, а через неко­то­рое время (обычно через неделю) их «воз­вра­ще­ние» (redditio): катеху­мены читали их вслух и наизусть во время бого­слу­же­ния перед лицом собрав­шейся общины, литур­ги­че­ски удо­сто­ве­ряя тем самым о при­ня­тии этих тек­стов в свое сердце.

В тече­ние этого пери­ода под­го­товки Цер­ковь не только настав­ляла кре­ща­е­мых, но и укреп­ляла их (в неко­то­рых обла­стях — еже­днев­ным) экзор­циз­мом. Обряды, совер­шав­ши­еся во время этого «непо­сред­ствен­ного» катеху­ме­ната, упо­ми­нает и один афри­кан­ский епи­скоп, рас­смат­ри­вая их как пищу, кото­рой Цер­ковь-Мать кор­мит своих детей: «Все свя­щен­ные обряды, совер­ша­е­мые для вас слу­жи­те­лями рабов Божьих: экзор­цизмы, молитвы, псалмы, дуно­ве­ния, вла­ся­ница, скло­не­ние главы, коле­но­пре­кло­не­ние… все это, как я ска­зал, есть пища, кото­рую ваша Мать дает вам в своем чреве, чтобы она могла воз­ро­дить вас в водах кре­ще­ния и пред­ста­вить вас Хри­сту лику­ю­щих радо­стью».071 Инте­ресно, что кате­хи­зи­че­ские настав­ле­ния про­дол­жа­лись и после совер­ше­ния кре­ще­ния, когда нео­фиты еже­дневно при­хо­дили в храм в тече­ние Свет­лой сед­мицы, чтобы услы­шать тол­ко­ва­ние зна­че­ния Таинств, кото­рые они при­няли. В резуль­тате этого воз­никли т. н. «тай­но­вод­ствен­ные поуче­ния» или мис­та­го­ги­че­ские кате­хи­зисы, кото­рые, согласно Эге­рии, вызы­вали боль­шой инте­рес: «Ново­кре­щен­ные при­хо­дят в храм Вос­кре­се­ния, как и вер­ные, жела­ю­щие услы­шать (зна­че­ние) мисте­рий; но так как учит епи­скоп, то сюда не вхо­дят катеху­мены, и двери оста­ются закры­тыми, чтобы никто не вошел. Епи­скоп объ­яс­няет, что было сде­лано и тол­кует это. Когда он закан­чи­вает, апло­дис­менты настолько гром­кие, что их слышно за пре­де­лами церкви».072 Епи­скоп тол­ко­вал т. о. раз­лич­ные состав­ля­ю­щие чина кре­ще­ния, чтобы помочь ново­кре­ще­ным как можно глубже осо­знать зна­чи­мость того, что они пере­жили. К этому добав­ля­лось акцен­ти­ро­ва­ние нрав­ствен­ных тре­бо­ва­ний жизни во Хри­сте, т. к. путь нрав­ствен­ного совер­шен­ство­ва­ния только начи­нался после при­ня­тия Таин­ства Кре­ще­ния. Поэтому св. Иоанн Зла­то­уст пишет: «Ты будешь назы­ваться нео­фи­том не только в тече­ние двух, трех, десяти или два­дцати дней, но ты будешь носить это имя и через десять, два­дцать или трид­цать лет, фак­ти­че­ски в тече­ние всей своей жизни».073

Конечно, такая ситу­а­ция была не во всей импе­рии, и ввиду того, что неко­то­рые катеху­мены посто­янно отла­гали момент сво­его кре­ще­ния, Цеза­рий Арль­ский сви­де­тель­ствует, что вне­се­ние имени в спи­сок жела­ю­щих при­нять кре­ще­ние про­ис­хо­дило ино­гда всего «за несколько дней до Пасхи».074 Мы видим в IV‑V вв. оче­вид­ное сни­же­ние уровня «внут­рен­ней» под­го­товки ко кре­ще­нию по срав­не­нию с прак­ти­кой, опи­сан­ной св. Иппо­ли­том Рим­ским. Для свя­ти­теля, напри­мер, было бы абсо­лютно непри­ем­лемо обра­щаться к запи­сав­шим свои имена в спи­сок жела­ю­щих при­нять кре­ще­ния в бли­жай­ший празд­ник Пасхи за несколько недель до при­ня­тия Таин­ства с при­зы­вом очи­стить наме­ре­ния и изме­нить образ жизни. Но такое поло­же­ние вещей мы встре­чаем через пол­тора сто­ле­тия в «Пре­до­гла­си­тель­ном поуче­нии» св. Кирилла Иеру­са­лим­ского. Из тек­ста сле­дует, что если даже катеху­мены и полу­чали какие-то настав­ле­ния, души их еще не про­све­ти­лись ожи­во­тво­ря­ю­щим дей­ствием слова Божьего: «Ибо мы, слу­жи­тели Хри­стовы, при­няли каж­дого из вас. Если вы рас­смат­ри­ва­ете нас как сво­его рода при­врат­ни­ков, то мы оста­вили дверь неза­тво­рен­ной. Итак, ничто не пре­пят­ствует тебе войти сюда и с душой, покры­той гря­зью гре­хов, с нечи­стым наме­ре­нием… Если душа твоя обле­чена в одежду среб­ро­лю­бия, то войди, одев­шись иначе: скинь одежду преж­нюю, скинь одежду любо­стра­стия и нечи­стоты и обле­кись в свет­лую одежду цело­муд­рия. Много тебе на это вре­мени, сорок дней ты име­ешь для пока­я­ния… Ты назы­вался огла­шен­ным, будучи огла­шаем извне. Слу­шал слово об упо­ва­нии и не знал его; слу­шал тайны, и не разу­мел их; слу­шал Боже­ствен­ное писа­ние и не пости­гал его глу­бины. Теперь уже огла­ше­ние про­из­но­сится не извне, но внутрь тебя».075 Схо­жим обра­зом всего за трид­цать дней до кре­ще­ния св. Иоанн Зла­то­уст был все еще вынуж­ден при­зы­вать кан­ди­да­тов к нрав­ствен­ному обра­ще­нию, что было бы немыс­лимо во II-III вв.: «Моло­дые атлеты, ста­дион открыт, вот зри­тели в амфи­те­атре, перед ними — Воз­глав­ля­ю­щий состя­за­ние. Итак, здесь нет сере­дины: либо вы падете, как трусы, и будете покрыты позо­ром, или же вы будете дей­ство­вать смело и выиг­ра­ете венец с награ­дой. Подоб­ным обра­зом, эти 30 дней — время борьбы, уче­ни­че­ства, упраж­не­ний».076 Инте­ре­сен и харак­те­рен для того вре­мени пред­кре­щаль­ный вопрос, вкла­ды­ва­е­мый в уста епи­скопа в т. н. «Кано­нах Иппо­лита» (ок. 360): «Колеб­лешься ли ты, или отсту­па­ешь из-за страха по поводу того, что могут ска­зать люди?».077

Однако и в таких слож­ных усло­виях мы видим прин­ци­пи­аль­ность отно­ше­ния архи­пас­ты­рей Церкви к необ­хо­ди­мо­сти веры для при­ня­тия Таин­ства. Тот же св. Иоанн Зла­то­уст четко гово­рит: «Ты до сих пор сомне­ва­ешься в боже­стве Иисуса Хри­ста? Тогда уйди, более не слу­шай свя­тое слово и вычеркни свое имя из списка катеху­ме­нов. Но если ты веришь во Хри­ста, Бога и чело­века, и если ты уве­рен в отно­ше­нии рели­гии, то к чему этим отсрочки, эти откла­ды­ва­ния и это небре­же­ние?».078 Заслуга епи­ско­пов IV‑V вв. заклю­ча­лась в том, что они смогли умело орга­ни­зо­вать «вели­ко­пост­ный катеху­ме­нат», чтобы и в изме­нив­шихся усло­виях иметь воз­мож­ность кон­троля за вступ­ле­нием в Цер­ковь новых чле­нов. Из всего ска­зан­ного видно, что кате­хи­зи­че­ская система III в. сохра­ни­лась и через сто лет, однако преж­ние тре­бо­ва­ния для вступ­ле­ния в катеху­ме­нат были пере­не­сены на начало Вели­кого поста. Этот период был пол­но­стью посвя­щен интен­сив­ной и серьез­ной под­го­товке кан­ди­да­тов ко кре­ще­нию. Таким обра­зом, Цер­ковь пока­зала един­ство сво­его уче­ния о кре­ще­нии и прак­тики при­ема новых чле­нов, не отсту­пая от запо­веди Спа­си­теля «идите, научите все народы, кре­стя их во имя Отца и Сына и Свя­того Духа» (Мф. 28, 19). Важ­ной осо­бен­но­стью дан­ного пери­ода явля­ется тот факт, что кате­хи­зи­че­ские ста­дии духов­ного роста сохра­нили и раз­вили свое литур­ги­че­ское оформ­ле­ние, будучи тем самым непо­сред­ственно свя­зан­ными с бого­слу­жеб­ной жиз­нью хри­сти­ан­ской Церкви. Цер­ковь своей прак­ти­кой четко под­чер­ки­вала, что сакра­мен­таль­ный акт таин­ства Кре­ще­ния как тако­вой не явля­ется чем-то про­сто маги­че­ским или авто­ма­ти­че­ским. Свя­тые отцы (часто исполь­зуя слова Спа­си­теля «Не давайте свя­тыни псам и не бро­сайте жем­чуга вашего перед сви­ньями» (Мф. 7, 6)) посто­янно и неустанно под­чер­ки­вали, что кре­ще­ние — это сверхъ­есте­ствен­ный дар Божий. Именно поэтому обла­да­ю­щая им Цер­ковь, не может без­раз­лично пере­да­вать его кому бы то ни было, все­гда тре­буя от кан­ди­дата живой веры и отка­зы­ва­ясь пре­по­да­вать это Таин­ство без пред­ва­ри­тель­ного удо­сто­ве­ре­ния каче­ства и жиз­нен­но­сти обра­ще­ния. Однако речь шла не про­сто о стро­гом кон­троле. Наобо­рот, хри­сти­ан­ские епи­скопы, пре­сви­теры, спе­ци­ально назна­чен­ные «учи­теля», зани­мав­ши­еся кате­хи­зи­че­ской рабо­той, все­гда делали все воз­мож­ное, чтобы помочь воз­расти этой вере. Катеху­ме­нат был тем реаль­ным сооб­ще­ством, в кото­ром вера воз­рас­тала в тече­ние дли­тель­ного пери­ода времени.

Что каса­ется даль­ней­шей исто­рии раз­ви­тия катеху­ме­ната, то на фоне уве­ли­чи­ва­ю­ще­гося числа кре­ще­ний мла­ден­цев он посте­пенно начал исче­зать, начи­ная со 2 пол. V в. — нач. VI в. Ори­ен­ти­ро­ван­ный на созна­тель­ную под­го­товку ко кре­ще­нию взрос­лых, в такой изме­нив­шейся ситу­а­ции он как осо­бый инсти­тут, оче­видно, не мог суще­ство­вать в том же объ­еме, как и раньше.

В дан­ной ста­тье мы попы­та­лись ука­зать на наи­бо­лее важ­ные бого­слов­ские и пас­тыр­ские аспекты воз­ник­но­ве­ния и раз­ви­тия катеху­ме­ната в I‑V вв. Сего­дня про­блема под­го­товки взрос­лых ко кре­ще­нию стоит в нашей Церкви, веро­ятно, еще более остро, чем в рас­смот­рен­ный исто­ри­че­ский период. Здесь нет нужды и места ука­зы­вать ни на часто встре­ча­ю­щи­еся на при­хо­дах пас­тыр­ские упу­ще­ния в этом вопросе, ни на удач­ные поло­жи­тель­ные при­меры осу­ществ­ле­ния такой работы (к сожа­ле­нию, не слиш­ком мно­го­чис­лен­ные). Они всем известны, и рас­смот­ре­ние нынеш­ней ситу­а­ции выхо­дит за рамки ста­тьи. Хоте­лось бы только поже­лать, чтобы все мы, и кли­рики и мiряне Пра­во­слав­ной Церкви — той Свя­той Церкви, в кото­рой живо апо­столь­ское и свя­то­оте­че­ское пре­да­ние, пом­нили о той важ­ной части свя­то­оте­че­ских поуче­ний, о той пас­тыр­ской прак­тике, суще­ство­вав­шей в древ­ней Церкви и рас­смот­рен­ной в дан­ной ста­тье, кото­рая назы­ва­лась «катеху­ме­нат». И при этом были бы «не слу­ша­те­лем забыв­чи­вым, но испол­ни­те­лем дела» (Иак. 1, 25; ср. Рим. 2, 13).


001 Прак­тике кре­ще­ния детей будет посвя­щена отдель­ная статья.
002 Тер­тул­лиан, De bapt. 18. Подоб­ным обра­зом это место тол­кует и блаж. Авгу­стин, De fide et op. 9,14.
003 Герим I. В том же трак­тате мы счи­таем Тот же трак­тат Герим 1 гово­рит: «Пере­хо­дя­щий в иуда­изм из-за любви к жен­щине, или из-за жела­ния уго­дить или из-за страха, это не про­зе­лит, ибо только тот про­зе­лит, кто пере­хо­дит в иуда­изм из-за любви к Богу».
004 Иосиф Фла­вий, Иудей­ская война, II, 137–138.
005 Пра­вило 5,13–14.
006 Одно из сви­де­тельств этого – упо­треб­ле­ние выра­же­ния «про­зе­лит Хри­ста» для обо­зна­че­ния хри­сти­ан­ских катеху­ме­нов в текстах II-III вв. (См. Lampe, A Patristic Greek Lexicon, p. 1171).
007 О покаян. 6,16; О идол. 10,6,12.
008 О покаян. 6,16–17.
009 О кре­щен. 18,1.
010 Про­по­ведь на Лев. 6,2.
011 Про­по­ведь на Лк. 21,4.
012 Про­по­ведь на Изек. 6, 5.
013 Дидахи 7,1.
014 Вид. 3,2,9 и 7,3.
015 1 Апол. 61.
016 1 Апол. 66,1.
017 1 Апол. 61,6–9.
018 1 Апол. 61,2.
019 Там же.
020 1 Апол. 66,1.
021 Дидахи 7,4.
022 2 Апол. 2.
023 1 Апол. 60.
024 ЦИ V,10,1.
025 ЦИ VI,6,1.
026 1 Стром. 19,4.
027 6 Стром. 89,1–2.
028 Педаг. 1,30,2.
029 Педаг. 1,36,3.
030 2 Стром. 26,4–5.
031 2 Стром. 95,3–96,2.
032 Это редко упо­треб­ляв­ше­еся в антич­но­сти слово ста­но­вится у ап. Павла terminus technicus для обо­зна­че­ния «настав­ле­ния во Хри­сте» (см. Гал. 6,6 и др.).
033 De praesc. 41,2.4.
034 О покаян. 6,1.
035 В древ­но­сти сол­даты часто после при­ня­тия при­сяги полу­чали клеймо в каче­стве знака своей при­над­леж­но­сти воин­скому соеди­не­нию или императору.
036 Настав­ле­ния II,5.
037 О крещ. 20,1.5.
038 Рус­ский пере­вод в БТ 5, с. 283–296 (катеху­ме­нат гл. 15–20).
039 „Audire verbum doctrinae» в отли­чие от после­ду­ю­щего „audire evangelium» во время непо­сред­ствен­ной под­го­товки ко крещению.
040 Ок. 300 г. в Испа­нии Эль­вир­ский Собор также при­во­дит спи­сок про­фес­сий, от кото­рых надо было отка­заться, чтобы быть при­ня­тым в катеху­ме­нат, среди кото­рых про­сти­ту­ция (прав. 44), скачки и актер­ство (прав. 62). Согласно тек­сту пра­вил этого собора суще­ство­вал осо­бый обряд при­ня­тия, заклю­чав­шийся в воз­ло­же­нии рук, после чего чело­век «ста­но­вился хри­сти­а­ни­ном» (прав. 39).
041 Эль­вир­ский Собор гово­рит о двух­лет­нем науче­нии за исклю­че­нием слу­чаев болезни (прав. 42). За тяже­лые про­ступки катеху­ме­нат мог быть про­дол­жен до трех (прав. 4), пяти (прав. 73) лет или даже до момента смерти (прав. 68).
042 Что каса­ется дней кре­ще­ния, то хотя текст ничего не гово­рит нам об этом, из слов Тер­тул­ли­ана (О крещ. 19,1–2) мы видим, что наи­бо­лее пред­по­чти­тель­ным был день Пасхи и сле­ду­ю­щие за ним 50 дней пас­халь­ной радо­сти. Однако он добав­ляет: «Впро­чем, вся­кий день есть день Гос­по­день; вся­кий час, вся­кое время удобно для кре­ще­ния: если в отно­ше­нии тор­же­ствен­но­сти и есть раз­ли­чие, то для бла­го­дати это не имеет значения».
043 Текст ничего не гово­рит о тема­тике кате­хи­зи­че­ских заня­тий, но как видно из тру­дов хри­сти­ан­ских писа­те­лей того вре­мени, прежде всего из тво­ре­ний Ори­гена, они, веро­ятно, стро­и­лись прежде всего на изу­че­нии тек­ста Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого и Нового Завета.
044 Воз­можно, здесь под­ра­зу­ме­ва­ется их уча­стие в Литур­гии оглашенных.
045 Дру­гие запад­ные авторы исполь­зуют тер­мин «competentes», на Востоке их назы­вали «про­све­ща­е­мые.
046 О пред­кре­щаль­ном экзор­цизме гово­рят и дру­гие хри­сти­ан­ские авторы: Тер­тул­лиан (Апол. 23,16), св. Киприан Кар­фа­ген­ский (Посл. 69,15 CSEL 3,764) и др.
047 Сирий­ская Дидас­ка­лия 21 гово­рит о шести­днев­ном посте перед кре­ще­нием. Посте­пенно из этого поста кре­ща­е­мых перед их кре­ще­нием на Пасху, а также поста с ними всей общины в IV в. воз­ни­кает пост Четыредесятницы.
048 Ори­ген, Проп. на Иер. 4,3.
049 Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, Поуче­ние пре­до­гла­си­тель­ное 5.
050 Св. Амвро­сий Медио­лан­ский, Тол­ко­ва­ние на Пс. 118, 20, 48–49.
051 Блаж. Авгу­стин, Проп. 47, 17.
052 Св. Амвро­сий Медио­лан­ский, Толк. на Лк. 4,76.
053 Св. Васи­лий Вели­кий, проп. 13 о св. Кре­ще­нии 1,3,7.
054 Св. Иоанн Зла­то­уст, Кре­щаль­ное настав­ле­ние (PG 59,115).
055 Св. Васи­лий Вели­кий, О Свя­том духе, 12,28.
056 Св. Афа­на­сий Велики, Втор. речь про­тив Ария, 3
057 Блаж. Авгу­стин, О вере и делах, 1,1
058 Там же 26, 48
059 Св. Кирилл Иеру­са­лим­ский, Поуче­ние пре­до­гла­си­тель­ное, 2.
060 Св. Гри­го­рий Нис­ский, Кате­хиз. про­по­ведь 40.
061 Блаж. Авгу­стин, О вере и делах, 5,7.
062 Блаж. Авгу­стин, De cat. rud. 8,12.
063 Там же, 26, 50.
064 Блаж. Авгу­стин, Contra Cresc. 2,5,7.
065 Суб­бота и вос­кре­се­нье не вхо­дили в число пост­ных дней.
066 Палом­ни­че­ство 45.
067 Фео­дор Моп­су­е­стий­ский, Про­по­ведь 1‑я на крещение,14.
068 Под­ра­зу­ме­ва­ются те катеху­мены, кото­рые не будут кре­щены на Пасху.
069 Литур­ги­че­ский оста­ток этой прак­тики – чте­ние Свя­щен­ного Писа­ния Вет­хого Завета на 6 часе и вечерне во время Вели­кого Поста.
070 Палом­ни­че­ство 46.
071 Quodvultdeus, De Symb. 3,1.3 (CCL 60,349).
072 Палом­ни­че­ство 47.
073 Св. Иоанн Зла­то­уст, Наставл. к про­свещ. 5, 20.
074 Цеза­рий Арль­ский, Про­по­ведь 200,2.
075 Поуче­ние пре­до­гла­си­тель­ное 4, 6.
076 Св. Иоанн Зла­то­уст, Наставл. к про­свещ. 4.
077 Канон 19.
078 Св. Иоанн Зла­то­уст, Проп. на Деян. 1:8.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

*

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки