О смертных грехах

О смертных грехах


Для пони­ма­ния того, что такое смерт­ные грехи, необ­хо­димо понять, хотя бы в общих чер­тах, чем являлся Закон для Изра­иля (а, соот­вет­ственно, и явля­ется для Нового Изра­иля – Церкви Христовой).

Оглав­ле­ние

 

Сбор­ник мате­ри­а­лов к огла­си­тель­ным бесе­дам под­го­тов­лен Мето­ди­че­ским цен­тром по мис­сии и кате­хи­за­ции при кафедре Мис­сио­ло­гии, кате­хе­тики и гомиле­тики Свято-Фила­ре­тов­ского пра­во­славно-хри­сти­ан­ского инсти­тута на основе огла­си­тель­ных бесед свящ. Геор­гия Кочет­кова и опыта кате­хи­за­ции Пре­об­ра­жен­ского содру­же­ства малых пра­во­слав­ных братств. Реко­мен­ду­ется в каче­стве посо­бия для кате­хи­за­то­ров и оглашаемых.

 

Цитаты из Священного Писания книг Ветхого завета

Смертные грехи в Ветхом Завете

Для пони­ма­ния того, что такое смерт­ные грехи, необ­хо­димо понять, хотя бы в общих чер­тах, чем являлся Закон для Изра­иля (а, соот­вет­ственно, и явля­ется для Нового Изра­иля – Церкви Хри­сто­вой). Слова Иисуса о том, что Он при­шел не нару­шить Закон, а испол­нить, а также Его утвер­жде­ние, что ни одна йота или черта не прейдет из Закона, пока не испол­нится все (Мф 5:17–18), застав­ляют Его уче­ни­ков очень при­стально вник­нуть в то Уче­ние, о кото­ром ска­заны такие слова [Слово тора, кото­рое тра­ди­ци­онно пере­во­дится как «Закон» более адек­ватно пере­во­дить как «Уче­ние», так как оно про­ис­хо­дит от гла­гола йара – учить. – Прим. ред.]. Закон – непре­мен­ное усло­вие суще­ство­ва­ния изра­иль­ской общины, ее основа. При­чем Закон не как миро­по­ря­док, а как спо­соб уста­нав­ли­вать отно­ше­ния с Богом, как воз­мож­ность диа­лога с Ним (Втор 9; 10:4; 18:16). Закон нужен для освя­ще­ния народа, посред­ством чего посте­пенно вос­ста­нав­ли­ва­ется обще­ние с Твор­цом (Исх 19:7–8).

В биб­лей­ском зако­но­да­тель­стве един­ствен­ным зако­но­да­те­лем явля­ется Сам Бог. Поэтому пре­ступ­ле­ние Божьего закона – это нару­ше­ние Боже­ствен­ной воли, т. е. грех, и, таким обра­зом, про­ти­во­за­кон­ный посту­пок – «хула на Гос­пода» (Чис 15:30). Из этого выте­кает очень важ­ный вывод: грех – это дей­ствие, кото­рое люди не могут ни про­стить, ни изгла­дить, (напри­мер, закон об убий­стве и пре­лю­бо­де­я­нии; видно, что про­ще­ние мужа не может ком­пен­си­ро­вать пре­ступ­ле­ние, ср. Лев 20:10).

В наи­бо­лее общем виде Закон сфор­му­ли­ро­ван в Дека­логе, или Деся­ти­сло­вии. Эти выска­зы­ва­ния названы запо­ве­дями (евр. мицвот).

Запо­веди без­условны, не зави­сят от обсто­я­тельств жизни и должны выпол­няться всеми, заклю­чив­шими Завет, и всегда.

Все Запо­веди содер­жат запрет (напри­мер, запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей – это, прежде всего, запрет на нане­се­ние ущерба; вообще, авто­ри­тет роди­те­лей подо­бен авто­ри­тету Боже­ствен­ному и цар­скому), но в них нет упо­ми­на­ния смерт­ной казни за их нару­ше­ние. При­чем, запо­ведь «не желай…» – то, за, что нет нака­за­ния, т. е. она под­ра­зу­ме­вает Боже­ствен­ное правосудие.

Запо­веди – усло­вие при­со­еди­не­ния к общине. Они сфор­му­ли­ро­ваны во 2‑м лице един­ствен­ного числа, что под­ра­зу­ме­вает лич­ную ответ­ствен­ность. При­чем важно раз­ли­чать сами Запо­веди и предостережения.

Для рас­кры­тия смысла Десяти запо­ве­дей были раз­ра­бо­таны законы (евр. хук­кот – уставы, обы­чаи), кото­рые сфор­му­ли­ро­ваны в кате­го­рич­ной форме и обя­за­тельны для испол­не­ния в изра­иль­ской общине.

В Вет­хом Завете ряд пре­ступ­ле­ний нака­зы­вался смерт­ной каз­нью. Отсюда и воз­никло поня­тие смерт­ного греха, т. е. такого поступка, след­ствием кото­рого явля­ется смерть. При этом ника­кое достой­ное смерти пре­ступ­ле­ние не может быть про­щено или заме­нено выку­пом (Чис 35:31), т. е. чело­век не может изме­нить своей уча­сти даже пока­я­нием. Такой под­ход воз­ник из убеж­де­ния, что ряд поступ­ков чело­век может совер­шить только в том слу­чае, если он уже давно пре­бы­вает вне связи с Источ­ни­ком Жизни или, точ­нее, чер­пает вдох­но­ве­ние в источ­нике чуж­дом. Дру­гими сло­вами, если чело­век совер­шает смерт­ный грех, то это зна­чит, что он нару­шил Завет и под­дер­жи­вает свою жизнь за счет раз­ру­ше­ния окру­жа­ю­щего мира и людей. Таким обра­зом, смерт­ный грех – это не про­сто пре­ступ­ле­ние, кото­рое, согласно зако­но­да­тель­ству, кара­ется смерт­ной каз­нью, но и некая кон­ста­та­ция того факта, что чело­век, совер­ша­ю­щий такое дело, внут­ренне уже мертв и дол­жен быть упо­коен, чтобы от него не постра­дали живые члены общины. Конечно, с точки зре­ния секу­ляр­ного гума­низма такой под­ход весьма жесток, но такой взгляд на жизнь и чело­века чужд биб­лей­скому созна­нию. Мы же не должны забы­вать, что в вет­хо­за­вет­ные вре­мена не суще­ство­вало иного спо­соба пре­рвать рас­про­стра­не­ние тяж­кого греха в народе Божьем, кроме такого, когда носи­тель смерти под­вер­га­ется смерт­ной казни.

Ниже при­во­дится под­борка цитат о смерт­ных гре­хах из книг Вет­хого завета. В конце неко­то­рых раз­де­лов поме­щен крат­кий комментарий.

Убийство (преднамеренное и по халатности) и приравненная к нему продажа в рабство

Цитаты при­ве­дены по изда­нию «Биб­лия. Книги Свя­щен­ного писа­ния Вет­хого и Нового завета». М.: РБО, 2002.

В квад­рат­ные скобки заклю­чены слова, взя­тые авто­рами Сино­даль­ного пере­вода из Сеп­ту­а­гинты. Кур­си­вом набраны слова, добав­лен­ные пере­вод­чи­ками «для ясно­сти и свя­зан­но­сти речи».

Исх 21:12–14. Кто уда­рит чело­века так, что он умрет, да будет пре­дан смерти; но если кто не зло­умыш­лял, а Бог попу­стил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убе­жать [убийце]; а если кто с наме­ре­нием умерт­вит ближ­него коварно [и при­бе­жит к жерт­вен­нику], то [и] от жерт­вен­ника Моего бери его на смерть.

Исх 21:22–25. Когда дерутся люди, и уда­рят бере­мен­ную жен­щину, и она выки­нет, но не будет дру­гого вреда, то взять с винов­ного пеню, какую нало­жит на него муж той жен­щины, и он дол­жен запла­тить оную при посред­ни­ках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обо­жже­ние за обо­жже­ние, рану за рану, ушиб за ушиб.

Исх 21:28–29. Если вол забо­дает муж­чину или жен­щину до смерти, то вола побить кам­нями и мяса его не есть; а хозяин вола не вино­ват; но если вол бод­лив был и вчера и тре­тьего дня и хозяин его, быв изве­щен о сем, не сте­рег его, а он убил муж­чину или жен­щину, то вола побить кам­нями, и хозя­ина его пре­дать смерти.

Исх 22:2–3. Если кто заста­нет вора под­ка­пы­ва­ю­щего и уда­рит его, так что он умрет, то кровь не вме­нится ему; но если взо­шло над ним солнце, то вме­нится ему кровь.

Лев 24:17. Кто убьет какого-либо чело­века, тот пре­дан будет смерти.

Лев 24:21. Кто убьет ско­тину, дол­жен запла­тить за нее; а кто убьет чело­века, того должно пре­дать смерти.

Чис 35:16–19. Если кто уда­рит кого желез­ным ору­дием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; и если кто уда­рит кого из руки кам­нем, от кото­рого можно уме­реть, так что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; или если дере­вян­ным ору­дием, от кото­рого можно уме­реть, уда­рит из руки так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; мсти­тель за кровь может умерт­вить убийцу, лишь только встре­тит его.

Чис 35:20–21. Если кто толк­нет кого по нена­ви­сти, или с умыс­лом бро­сит на него что-нибудь так, что тот умрет, или по вражде уда­рит его рукою так, что тот умрет, то уда­рив­шего должно пре­дать смерти: он убийца; мсти­тель за кровь может умерт­вить убийцу, лишь только встре­тит его.

Чис 35:31. Не берите выкупа за душу убийцы, кото­рый пови­нен смерти, но его должно пре­дать смерти.

Втор 17:12 Кто посту­пит так дерзко, что не послу­шает свя­щен­ника, сто­я­щего там на слу­же­нии пред Гос­по­дом, Богом твоим, или судьи, [кото­рый будет в те дни], тот дол­жен уме­реть, – и так истреби зло от Израиля.

Втор 22:8. Если будешь стро­ить новый дом, то сде­лай перила около кровли твоей, чтобы не наве­сти тебе крови на дом твой, когда кто-нибудь упа­дет с него.

Исх 21:16. Кто укра­дет чело­века [из сынов Изра­и­ле­вых] и [пора­бо­тив его] про­даст его, или най­дется он в руках у него, то должно пре­дать его смерти.

Втор 24:7. Если най­дут кого, что он украл кого-нибудь из бра­тьев своих, из сынов Изра­и­ле­вых, и пора­бо­тил его, и про­дал его, то такого вора должно пре­дать смерти; и так истреби зло из среды себя.

Ком­мен­та­рий

Все пере­чис­лен­ные законы (евр. хук­кот) каса­ются пре­ступ­ле­ний, свя­зан­ных с убий­ством чело­века, т. е. с нару­ше­нием шестой запо­веди Дека­лога. Убий­ство – пер­вое след­ствие гре­хо­па­де­ния (Быт 4:1–14) – остав­ляет на чело­веке неиз­гла­ди­мый след, некое клеймо, кото­рое оста­ется на всю жизнь (Быт 4:15) и пол­но­стью изо­ли­рует чело­века от окру­жа­ю­щих (по мысли быто­пи­са­теля, никто не может убить Каина, Каин ста­но­вится неуяз­ви­мым, т. е. недо­ступ­ным ни обще­нию, ни любви, кото­рая эту уяз­ви­мость подразумевает).

Импли­цитно содер­жится запрет на убий­ство и пер­вой запо­веди Дека­лога. Фраза «Я Гос­подь Бог твой…» под­ра­зу­ме­вает, помимо всего про­чего, и такое истол­ко­ва­ние: «Я Тот, Кто дал жизнь как тебе, так и ближ­нему тво­ему», поэтому в тебе самом и дру­гом чело­веке жизнь непри­кос­но­венна». В самом деле, если чело­век реша­ется на пред­на­ме­рен­ное убий­ство, то это озна­чает, что для дости­же­ния своих целей ему необ­хо­димо взять жизнь дру­гого чело­века. Очень важ­ный момент, каса­ю­щийся этого смерт­ного греха, – это законы о горо­дах-убе­жи­щах для совер­шив­ших непред­на­ме­рен­ное убий­ство. В этих горо­дах чело­век, непред­на­ме­ренно убив­ший дру­гого, мог укрыться от мести род­ствен­ни­ков уби­того и после смерти пер­во­свя­щен­ника имел право выйти из этого города и вновь вер­нуться к преж­ней жизни (Втор 21:13; Чис 35:10–15). Но, несмотря на то, что убий­ство было непред­на­ме­рен­ным, нака­за­ние все равно было, и оно вклю­чало в себя как бы «вре­мен­ную смерть» убийцы для преж­ней жизни. Надо отме­тить, что здесь пере­чис­лено далеко не все, что каса­ется шестой запо­веди, но и этого доста­точно, чтобы уви­деть, что испол­не­ние ее в пол­ноте под­ра­зу­ме­вает гораздо боль­шее, чем про­сто воз­дер­жа­ние от убий­ства. В Новом Завете эту запо­ведь можно было бы сфор­му­ли­ро­вать как «сохрани жизнь».

К убий­ству при­рав­ни­ва­ется также кража чело­века с целью про­дажи его в раб­ство. Суще­ствует доста­точно широко при­зна­ва­е­мое мне­ние, что запо­ведь «не кради» отно­сится именно к этому дей­ствию, а не к воров­ству соб­ствен­но­сти, о кото­ром гово­рит деся­тая запо­ведь. Потеря чле­ном народа Божьего лич­ной сво­боды рас­це­ни­ва­лась как состо­я­ние, близ­кое к смерти, так как раб мог быть при­не­сен в жертву или его могли заста­вить участ­во­вать в идо­ло­слу­же­нии, отсюда такое же нака­за­ние, как и за убийство.

Идолослужение, а также прелюбодеяние, любодеяние и половые извращения

Исх 22:20. При­но­ся­щий жертву богам, кроме одного Гос­пода, да будет истреблен.

Лев 17:10. Если кто из дома Изра­и­лева и из при­шель­цев, кото­рые живут между вами, будет есть какую-нибудь кровь, то обращу лице Мое на душу того, кто будет есть кровь, и истреблю ее из народа ее.

Лев 20:2. Скажи сие сынам Изра­и­ле­вым: кто из сынов Изра­и­ле­вых и из при­шель­цев, живу­щих между Изра­иль­тя­нами, даст из детей своих Молоху, тот да будет пре­дан смерти: народ земли да побьет его камнями.

Втор 13:1–5. Если вос­ста­нет среди тебя про­рок, или сно­ви­дец, и пред­ста­вит тебе зна­ме­ние или чудо, и сбу­дется то зна­ме­ние или чудо, о кото­ром он гово­рил тебе, и ска­жет при­том: «пой­дем вслед богов иных, кото­рых ты не зна­ешь, и будем слу­жить им», – то не слу­шай слов про­рока сего, или сно­видца сего; ибо чрез сие иску­шает вас Гос­подь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Гос­пода, Бога вашего, от всего сердца вашего и от всей души вашей; Гос­поду, Богу вашему, после­дуйте и Его бой­тесь, запо­веди Его соблю­дайте и гласа Его слу­шайте, и Ему слу­жите, и к Нему при­леп­ляй­тесь; а про­рока того или сно­видца того должно пре­дать смерти за то, что он уго­ва­ри­вал вас отсту­пить от Гос­пода, Бога вашего, вывед­шего вас из земли Еги­пет­ской и изба­вив­шего тебя из дома раб­ства, желая совра­тить тебя с пути, по кото­рому запо­ве­дал тебе идти Гос­подь, Бог твой; и так истреби зло из среды себя.

Втор 13:6–10. Если будет уго­ва­ри­вать тебя тайно брат твой, [сын отца тво­его или] сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, кото­рый для тебя, как душа твоя, говоря: «пой­дем и будем слу­жить богам иным, кото­рых не знал ты и отцы твои», богам тех наро­дов, кото­рые вокруг тебя, близ­ких к тебе или отда­лен­ных от тебя, от одного края земли до дру­гого, то не согла­шайся с ним и не слу­шай его; и да не поща­дит его глаз твой, не жалей его и не при­кры­вай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его кам­нями до смерти, ибо он поку­шался отвра­тить тебя от Гос­пода, Бога тво­его, Кото­рый вывел тебя из земли Еги­пет­ской, из дома рабства.

Втор 13:12–15. Если услы­шишь о каком-либо из горо­дов твоих, кото­рые Гос­подь, Бог твой, дает тебе для житель­ства, что появи­лись в нем нече­сти­вые люди из среды тебя и соблаз­нили жите­лей города их, говоря: «пой­дем и будем слу­жить богам иным, кото­рых вы не знали», – то ты разыщи, иссле­дуй и хорошо рас­спроси; и если это точ­ная правда, что слу­чи­лась мер­зость сия среди тебя, порази жите­лей того города острием меча.

Втор 17:2–7. Если най­дется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, кото­рые Гос­подь, Бог твой, дает тебе, муж­чина или жен­щина, кто сде­лает зло пред очами Гос­пода, Бога тво­его, пре­сту­пив завет Его, и пой­дет и ста­нет слу­жить иным богам, и покло­нится им, или солнцу, или луне, или всему воин­ству небес­ному, чего я не пове­лел, и тебе воз­ве­щено будет, и ты услы­шишь, то ты хорошо разыщи; и если это точ­ная правда, если сде­лана мер­зость сия в Изра­иле, то выведи муж­чину того, или жен­щину ту, кото­рые сде­лали зло сие, к воро­там твоим и побей их кам­нями до смерти. По сло­вам двух сви­де­те­лей или трех сви­де­те­лей, дол­жен уме­реть осуж­да­е­мый на смерть: не должно пре­да­вать смерти по сло­вам одного сви­де­теля; рука сви­де­те­лей должна быть на нем прежде всех, чтоб убить его, потом рука всего народа; и так истреби зло из среды себя.

Исх 22:19. Вся­кий ско­то­лож­ник да будет пре­дан смерти.

Лев 18:6–17. Никто ни к какой род­ствен­нице по плоти не дол­жен при­бли­жаться с тем, чтобы открыть наготу. Я Гос­подь. Наготы отца тво­его и наготы матери твоей не откры­вай: она мать твоя, не откры­вай наготы ее. Наготы жены отца тво­его не откры­вай: это нагота отца тво­его. Наготы сестры твоей, дочери отца тво­его или дочери матери твоей, родив­шейся в доме или вне дома, не откры­вай наготы их. Наготы дочери сына тво­его или дочери дочери твоей, не откры­вай наготы их, ибо они твоя нагота. Наготы дочери жены отца тво­его, родив­шейся от отца тво­его, она сестра твоя [по отцу], не откры­вай наготы ее. Наготы сестры отца тво­его не откры­вай, она еди­но­кров­ная отцу тво­ему. Наготы сестры матери твоей не откры­вай, ибо она еди­но­кров­ная матери твоей. Наготы брата отца тво­его не откры­вай и к жене его не при­бли­жайся: она тетка твоя. Наготы невестки твоей не откры­вай: она жена сына тво­его, не откры­вай наготы ее. Наготы жены брата тво­его не откры­вай, это нагота брата тво­его. Наготы жены и дочери ее не откры­вай; дочери сына ее и дочери дочери ее не бери, чтоб открыть наготу их, они еди­но­кров­ные ее; это беззаконие.

Лев 18:18. Не бери жены вме­сте с сест­рою ее, чтобы сде­лать ее сопер­ни­цею, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее.

Лев 18:19. К жене во время очи­ще­ния нечи­стот ее не при­бли­жайся, чтоб открыть наготу ее.

Лев 18:20. С женою ближ­него тво­его не ложись, чтобы излить семя и осквер­ниться с нею.

Лев 18:21. Из детей твоих не отда­вай на слу­же­ние Молоху и не бес­че­сти имени Бога твоего.

Лев 18:22. Не ложись с муж­чи­ною, как с жен­щи­ною: это мерзость.

Лев 18:23. Ни с каким ско­том не ложись, чтоб излить [семя] и осквер­ниться от него; и жен­щина не должна ста­но­виться пред ско­том для сово­куп­ле­ния с ним: это гнусно.

Лев 18:24–29. Не осквер­няйте себя ничем этим, ибо всем этим осквер­нили себя народы, кото­рых Я про­го­няю от вас: и осквер­ни­лась земля, и Я воз­зрел на без­за­ко­ние ее, и сверг­нула с себя земля живу­щих на ней. А вы соблю­дайте поста­нов­ле­ния Мои и законы Мои и не делайте всех этих мер­зо­стей, ни тузе­мец, ни при­ше­лец, живу­щий между вами, ибо все эти мер­зо­сти делали люди сей земли, что пред вами, и осквер­ни­лась земля; чтоб и вас не сверг­нула с себя земля, когда вы ста­нете осквер­нять ее, как она сверг­нула народы, быв­шие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мер­зо­сти, то души дела­ю­щих это истреб­лены будут из народа своего.

Лев 20:10–13. Если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женой замуж­нею, если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женою ближ­него сво­его, – да будут пре­даны смерти и пре­лю­бо­дей и пре­лю­бо­дейка. Кто ляжет с женою отца сво­его, тот открыл наготу отца сво­его: оба они да будут пре­даны смерти, кровь их на них. Если кто ляжет с невест­кою своею, то оба они да будут пре­даны смерти: мер­зость сде­лали они, кровь их на них. Если кто ляжет с муж­чи­ною, как с жен­щи­ною, то оба они сде­лали мер­зость: да будут пре­даны смерти, кровь их на них.

Лев 20:14. Если кто возь­мет себе жену и мать ее: это без­за­ко­ние; на огне должно сжечь его и их, чтобы не было без­за­ко­ния между вами.

Лев 20:15–18. Кто сме­сится со ско­ти­ною, того пре­дать смерти, и ско­тину убейте. Если жен­щина пой­дет к какой-нибудь ско­тине, чтобы сово­ку­питься с нею, то убей жен­щину и ско­тину: да будут они пре­даны смерти, кровь их на них. Если кто возь­мет сестру свою, дочь отца сво­его или дочь матери своей, и уви­дит наготу ее, и она уви­дит наготу его: это срам, да будут они истреб­лены пред гла­зами сынов народа сво­его; он открыл наготу сестры своей: грех свой поне­сет он. Если кто ляжет с женою во время болезни кро­во­очи­ще­ния и откроет наготу ее, то он обна­жил исте­че­ния ее, и она открыла тече­ние кро­вей своих: оба они да будут истреб­лены из народа своего.

Втор 22:13–27. Если кто возь­мет жену, и вой­дет к ней, и воз­не­на­ви­дит ее, и будет воз­во­дить на нее пороч­ные дела, и пустит о ней худую молву, и ска­жет: «я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее дев­ства», то отец отро­ко­вицы и мать ее пусть возь­мут и выне­сут при­знаки дев­ства отро­ко­вицы к ста­рей­ши­нам города, к воро­там; и отец отро­ко­вицы ска­жет ста­рей­ши­нам: дочь мою я отдал в жену сему чело­веку, и [ныне] он воз­не­на­ви­дел ее, и вот, он взво­дит [на нее] пороч­ные дела, говоря: «я не нашел у дочери твоей дев­ства»; но вот при­знаки дев­ства дочери моей. И рас­сте­лют одежду пред ста­рей­ши­нами города. Тогда ста­рей­шины того города пусть возь­мут мужа и нака­жут его, и нало­жат на него сто сиклей серебра пени и отда­дут отцу отро­ко­вицы за то, что он пустил худую молву о девице Изра­иль­ской; она же пусть оста­нется его женою, и он не может раз­ве­стись с нею во всю жизнь свою.

Если же ска­зан­ное будет истинно и не най­дется дев­ства у отро­ко­вицы, то отро­ко­вицу пусть при­ве­дут к две­рям дома отца ее, и жители города ее побьют ее кам­нями до смерти, ибо она сде­лала срам­ное дело среди Изра­иля, блу­до­дей­ство­вав в доме отца сво­его; и так истреби зло из среды себя.

Если най­ден будет кто лежа­щий с женою замуж­нею, то должно пре­дать смерти обоих: и муж­чину, лежав­шего с жен­щи­ною, и жен­щину; и так истреби зло от Израиля.

Если будет моло­дая девица обру­чена мужу и кто-нибудь встре­тится с нею в городе и ляжет с нею, то обоих их при­ве­дите к воро­там того города, побейте их кам­нями до смерти: отро­ко­вицу за то, что она не кри­чала в городе, а муж­чину за то, что он опо­ро­чил жену ближ­него сво­его; и так истреби зло из среды себя.

Если же кто в поле встре­тится с отро­ко­ви­цею обру­чен­ною и, схва­тив ее, ляжет с нею, то должно пре­дать смерти только муж­чину, лежав­шего с нею, а отро­ко­вице ничего не делай; на отро­ко­вице нет пре­ступ­ле­ния смерт­ного: ибо это то же, как если бы кто вос­стал на ближ­него сво­его и убил его; ибо он встре­тился с нею в поле, и хотя отро­ко­вица обру­чен­ная кри­чала, но некому было спа­сти ее.

Втор 27:20–23. «Про­клят, кто ляжет с женою отца сво­его, ибо он открыл край одежды отца сво­его!» И весь народ ска­жет: «аминь». «Про­клят, кто ляжет с каким-либо ско­том!» И весь народ ска­жет: «аминь». «Про­клят, кто ляжет с сест­рою своею, с доче­рью отца сво­его, или доче­рью матери своей!» И весь народ ска­жет: «аминь». «Про­клят, кто ляжет с тещею своею!» И весь народ ска­жет: «аминь». [Про­клят, кто ляжет с сест­рою жены своей! И весь народ ска­жет: аминь.]

Ком­мен­та­рий

Седь­мую запо­ведь Дека­лога, запре­ща­ю­щую пре­лю­бо­де­я­ние тра­ди­ци­онно сопо­став­ляют со вто­рой запо­ве­дью, т. е. пре­лю­бо­де­я­ние по своей сути есть опре­де­лен­ная форма идо­ло­слу­же­ния. Для про­ро­че­ских тек­стов харак­терно срав­не­ние изра­иль­ского народа с блуд­ни­цей или невер­ной женой, изме­ня­ю­щей сво­ему закон­ному супругу. Во вто­рой запо­веди Бог назван Рев­ни­те­лем (Эль кана), а во мно­же­стве биб­лей­ских тек­стов идо­ло­по­клон­ник назы­ва­ется прелюбодеем.

Если вни­ма­тельно читать текст книги Исход, то можно заме­тить, что прямо от разъ­яс­не­ния зако­нов о воров­стве Закон пере­хо­дит к поста­нов­ле­ниям, свя­зан­ным с седь­мой запо­ве­дью (Исх 22:16–17 – законы о совра­щен­ной девице). Эти разъ­яс­не­ния, в первую оче­редь, вклю­чают гроз­ные предо­сте­ре­же­ния про­тив магии (Исх 22:18). Слова ло техайе можно пони­мать не только как «не остав­ляй в живых», но и как «не ожив­ляй», что может ука­зы­вать на то, что подоб­ные прак­тики хотя и были в оби­ходе в изра­иль­ской среде (вспом­ним Аэн­дор­скую вол­шеб­ницу и Саула), но с момента заклю­че­ния Завета осуж­да­лись (при­чем не только сами прак­ти­ку­ю­щие, но и обра­ща­ю­щи­еся к ним за помо­щью). Про­дол­же­нием запрета чер­ной магии явля­ются сле­ду­ю­щие два стиха (Исх 22:19–20), соеди­ня­ю­щие ско­то­лож­ство и идо­ло­слу­же­ние. Это обу­слов­лено харак­те­ром неко­то­рых эро­ти­че­ских хана­ней­ских куль­тов, в кото­рых раз­лич­ные живот­ные оли­це­тво­ряли тех или иных богов хана­ней­ского пан­теона (ср. Иез 23:20). Более подробно этот запрет пред­став­лен в Лев 18:30.

Из этих крат­ких наблю­де­ний можно сде­лать вывод, что, будучи фор­мой идо­ло­слу­же­ния, пре­лю­бо­де­я­ние (и любые формы раз­врата) ста­вит чело­века в глу­боко зави­си­мое поло­же­ние от сти­хий (богов) мира сего и, в конеч­ном итоге, обма­ны­вает его, так как чело­век, будучи сотво­рен­ным по образу бес­ко­неч­ного Бога, не может насы­титься ничем конеч­ным (твар­ным). Такое устрой­ство чело­века при­во­дит любого идо­ло­слу­жи­теля к созер­ца­нию пустоты внутри (а под­час и вокруг) себя и к послед­нему отча­я­нию, соот­но­си­мому со смер­тью внут­рен­него человека.

Ведовство и лжепророчество

Исх 22:18. Воро­жеи не остав­ляй в живых.

Лев 20:6. Если какая душа обра­тится к вызы­ва­ю­щим мерт­вых и к вол­шеб­ни­кам, чтобы блудно ходить вслед их, то Я обращу лице Мое на ту душу и истреблю ее из народа ее.

Лев 20:27. Муж­чина ли или жен­щина, если будут они вызы­вать мерт­вых или волх­во­вать, да будут пре­даны смерти: кам­нями должно побить их, кровь их на них.

Втор 18:20. Про­рока, кото­рый дерз­нет гово­рить Моим име­нем то, чего Я не пове­лел ему гово­рить, и кото­рый будет гово­рить име­нем богов иных, такого про­рока пре­дайте смерти.

Непочитание родителей и старших

Исх 21:15. Кто уда­рит отца сво­его, или свою мать, того должно пре­дать смерти.

Исх 21:17. Кто зло­сло­вит отца сво­его, или свою мать, того должно пре­дать смерти.

Лев 20:9. Кто будет зло­сло­вить отца сво­его или мать свою, тот да будет пре­дан смерти; отца сво­его и мать свою он зло­сло­вил: кровь его на нем.

Втор 17:12. А кто посту­пит так дерзко, что не послу­шает свя­щен­ника, сто­я­щего там на слу­же­нии пред Гос­по­дом, Богом твоим, или судьи, [кото­рый будет в те дни], тот дол­жен уме­реть, – и так истреби зло от Израиля.

Втор 21:18–21. Если у кого будет сын буй­ный и непо­кор­ный, непо­ви­ну­ю­щийся голосу отца сво­его и голосу матери своей, и они нака­зы­вали его, но он не слу­шает их, – то отец его и мать его пусть возь­мут его и при­ве­дут его к ста­рей­ши­нам города сво­его и к воро­там сво­его место­пре­бы­ва­ния и ска­жут ста­рей­ши­нам города сво­его: «сей сын наш буен и непо­ко­рен, не слу­шает слов наших, мот и пья­ница»; тогда все жители города его пусть побьют его кам­нями до смерти; и так истреби зло из среды себя, и все Изра­иль­тяне услы­шат и убоятся.

Ком­мен­та­рий

Запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей вклю­чает в себя весьма кон­крет­ные дей­ствия, кото­рые дол­жен совер­шить чело­век. Необ­хо­димо мате­ри­ально под­дер­жи­вать роди­те­лей в ста­ро­сти, нельзя рас­пус­кать про них поро­ча­щих слу­хов и откры­вать их тай­ные недо­статки. После их смерти чело­век обя­зан достойно похо­ро­нить их. Бла­го­че­сти­вый иудей еще дол­жен под­чи­няться всем сове­там отца, кото­рые каса­ются обу­че­ния, если они не про­ти­во­ре­чат уста­нов­ле­ниям Закона.

Несоблюдение субботы и праздников

Исх 12:15. Семь дней ешьте прес­ный хлеб; с самого пер­вого дня уни­чтожьте квас­ное в домах ваших, ибо кто будет есть квас­ное с пер­вого дня до седь­мого дня, душа та истреб­лена будет из среды Израиля.

Исх 12:19. Семь дней не должно быть закваски в домах ваших, ибо кто будет есть квас­ное, душа та истреб­лена будет из обще­ства [сынов] Изра­и­ле­вых, при­шлец ли то, или при­род­ный житель земли той.

Исх 31:14. Соблю­дайте суб­боту, ибо она свята для вас: кто осквер­нит ее, тот да будет пре­дан смерти; кто ста­нет в оную делать дело, та душа должна быть истреб­лена из среды народа своего.

Исх 31:15. Шесть дней пусть делают дела, а в седь­мой – суб­бота покоя, посвя­щен­ная Гос­поду: вся­кий, кто делает дело в день суб­бот­ний, да будет пре­дан смерти.

Исх 35:2. Шесть дней делайте дела, а день седь­мой дол­жен быть у вас свя­тым, суб­бота покоя Гос­поду: вся­кий, кто будет делать в нее дело, пре­дан будет смерти.

Лев 23:26–30. И ска­зал Гос­подь Мои­сею, говоря: также в девя­тый [день] седь­мого месяца сего, день очи­ще­ния, да будет у вас свя­щен­ное собра­ние; сми­ряйте души ваши и при­но­сите жертву Гос­поду; ника­кого дела не делайте в день сей, ибо это день очи­ще­ния, дабы очи­стить вас пред лицом Гос­пода, Бога вашего; а вся­кая душа, кото­рая не сми­рит себя в этот день, истре­бится из народа сво­его; и если какая душа будет делать какое-нибудь дело в день сей, Я истреблю ту душу из народа ее.

Чис 15:32–36. Когда сыны Изра­и­левы были в пустыне, нашли чело­века, соби­рав­шего дрова в день суб­боты; и при­вели его нашед­шие его соби­ра­ю­щим дрова [в день суб­боты] к Мои­сею и Аарону и ко всему обще­ству [сынов Изра­и­ле­вых]; и поса­дили его под стражу, потому что не было еще опре­де­лено, что должно с ним сде­лать. И ска­зал Гос­подь Мои­сею: дол­жен уме­реть чело­век сей; пусть побьет его кам­нями все обще­ство вне стана. И вывело его все обще­ство вон из стана, и побили его кам­нями, и он умер, как пове­лел Гос­подь Моисею.

Ком­мен­та­рий

Запо­ведь о соблю­де­нии суб­боты явля­ется зна­ме­нием Синай­ского завета, как радуга – зна­ме­нием завета с Ноем, а обре­за­ние – завета с Авра­амом. Поэтому соблю­де­ние суб­боты явля­лось одним из важ­ней­ших зако­нов вет­хо­за­вет­ного Изра­иля. Суб­боту, кото­рую в тра­ди­ции назы­вают еще «Царица Суб­бота», соблю­дать необ­хо­димо все­гда, кроме слу­чаев, свя­зан­ных с угро­зой жизни (война, напа­де­ние раз­бой­ни­ков, смер­тель­ное забо­ле­ва­ние и т. п.). Что же можно делать в суб­боту, ведь слово «соблю­дай» под­ра­зу­ме­вает актив­ное дей­ствие? В суб­боту вспо­ми­на­ется тво­ре­ние и, соот­вет­ственно, осмыс­ля­ется место и зна­че­ние чело­века в Тво­ре­нии. Труд (евр. мелаха), кото­рому пора­бо­щен чело­век, отсту­пает, и чело­веку воз­вра­ща­ется сво­бода и, как выс­шее вопло­ще­ние сво­боды, празд­ник. Помимо этого, суб­бота явля­ется и вос­по­ми­на­нием об исходе из Египта (ср. Втор 5:15), и, хотя этого акцента нет в пер­во­на­чаль­ной фор­му­ли­ровке Запо­веди, трак­товка Вто­ро­за­ко­ния при­дает ей ярко выра­жен­ный бого­слу­жеб­ный смысл.

Суб­бота – день, когда вос­ста­нав­ли­ва­ются истин­ные отно­ше­ния с Богом, когда чело­век может всем своим суще­ством испол­нить первую заповедь.

В этот день при­нято изу­чать Тору и совер­шать осо­бую тра­пезу – седер, – на кото­рой пре­лом­ля­ется хлеб и выпи­ва­ется бла­го­слов­лен­ное вино. Суб­бота освя­щает само время, и ее несо­блю­де­ние озна­чало выпа­де­ние чело­века из вре­мени, в кото­ром живет народ Божий, а зна­чит, и из жизни. В суб­боту пре­кра­ща­лось вся­кое обыч­ное дело, не было места даже пока­я­нию. В неко­то­рых рав­ви­ни­сти­че­ских текстах ска­зано, что Мес­сия при­дет в суб­боту и Цар­ство Его – Цар­ство веч­ной субботы.

Не стоит отож­деств­лять иудей­скую суб­боту с хри­сти­ан­ским вос­кре­се­нием, кото­рое празд­ну­ется в пер­вый день сед­мицы и явля­ется раз­ви­тием и рас­кры­тием суб­бот­него празд­но­ва­ния (так назы­ва­е­мое бого­сло­вие вось­мого дня).

Кощунство

Чис 1:51. Когда надобно пере­но­сить ски­нию, пусть под­ни­мают ее левиты, и когда надобно оста­но­виться ски­нии, пусть ста­вят ее левиты; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 3:10. Аарону же и сынам его поручи [ски­нию откро­ве­ния], чтобы они наблю­дали свя­щен­ни­че­скую долж­ность свою [и все, что при жерт­вен­нике и за заве­сою]; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 3:38. А с перед­ней сто­роны ски­нии, к востоку пред ски­ниею собра­ния, должны ста­вить стан Мои­сей и Аарон и сыны его, кото­рым вве­рено хра­не­ние свя­ти­лища за сынов Изра­и­ле­вых; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 18:7. Ты [Аарон. – Ред.] и сыны твои с тобою наблю­дайте свя­щен­ство ваше во всем, что при­над­ле­жит жерт­вен­нику и что внутри за заве­сою, и слу­жите; вам даю Я в дар службу свя­щен­ства, а посто­рон­ний, при­сту­пив­ший, пре­дан будет смерти.

Ком­мен­та­рий

Кощун­ство, как нечув­ствие и осквер­не­ние свя­тыни (через шутку, пору­га­ние или небре­же­ние), свя­зано с нару­ше­нием пер­вой запо­веди и явля­ется не про­сто пас­сив­ным состо­я­нием. Оно пони­ма­лось как актив­ное дей­ствие созна­тель­ного раз­ру­ше­ния сообщества.

Богохульство

Лев 24:15–16. Сынам Изра­и­ле­вым скажи: кто будет зло­сло­вить Бога сво­его, тот поне­сет грех свой; и хули­тель имени Гос­подня дол­жен уме­реть, кам­нями побьет его все обще­ство: при­шлец ли, тузе­мец ли ста­нет хулить имя [Гос­подне], пре­дан будет смерти.

Ком­мен­та­рий

Тре­тья запо­ведь, рас­кры­ва­ю­ща­яся в том числе и в при­ме­не­нии к бого­хуль­ни­кам, явля­ется зако­но­мер­ной реак­цией на то, что чело­век, про­из­но­ся­щий такие слова, живет в совер­шенно дру­гом мире, нежели тот, в кото­ром суще­ствует Завет с Богом. Хула на Бога есть не только доб­ро­воль­ное выве­де­ние себя из сооб­ще­ства, но и после­до­ва­тель­ное пре­вра­ще­ние себя в «про­ти­во­ре­ча­щего» (евр. сатан). В Новом Завете бого­хуль­ство обре­тает форму отвер­же­ния Духа Божьего (хула на Духа).

Антипослушание

1 Цар 15:1–35 И ска­зал Самуил Саулу: Гос­подь послал меня пома­зать тебя царем над наро­дом Его, над Изра­и­лем; теперь послу­шай гласа Гос­пода. Так гово­рит Гос­подь Саваоф: вспом­нил Я о том, что сде­лал Ама­лик Изра­илю, как он про­ти­во­стал ему на пути, когда он шел из Египта; теперь иди и порази Ама­лика, и истреби все, что у него; и не давай пощады ему, но пре­дай смерти от мужа до жены, от отрока до груд­ного мла­денца, от вола до овцы, от вер­блюда до осла. И собрал Саул народ и насчи­тал их в Тела­име две­сти тысяч Изра­иль­тян пеших и десять тысяч из колена Иудина. И дошел Саул до города Ама­ли­кова, и сде­лал засаду в долине. …И пора­зил Саул Ама­лика от Хавилы до окрест­но­стей Сура, что пред Егип­том; и Агага, царя Ама­ли­кова, захва­тил живого, а народ весь истре­бил мечом. Но Саул и народ поща­дили Агага и луч­ших из овец и волов и откорм­лен­ных ягнят, и все хоро­шее, и не хотели истре­бить, а все вещи мало­важ­ные и худые истре­били. И было слово Гос­пода к Саму­илу такое: жалею, что поста­вил Я Саула царем, ибо он отвра­тился от Меня и слова Моего не испол­нил. И опе­ча­лился Самуил и взы­вал к Гос­поду целую ночь. …Когда при­шел Самуил к Саулу, то Саул ска­зал ему: бла­го­сло­вен ты у Гос­пода; я испол­нил слово Гос­пода. И ска­зал Самуил: а что это за бле­я­ние овец в ушах моих и мыча­ние волов, кото­рое я слышу? И ска­зал Саул: при­вели их от Ама­лика, так как народ поща­дил луч­ших из овец и волов для жерт­во­при­но­ше­ния Гос­поду Богу тво­ему; про­чее же мы истре­били. И ска­зал Самуил Саулу: подо­жди, я скажу тебе, что ска­зал мне Гос­подь ночью. И ска­зал ему Саул: говори. И ска­зал Самуил: не малым ли ты был в гла­зах твоих, когда сде­лался гла­вою колен Изра­и­ле­вых, и Гос­подь пома­зал тебя царем над Изра­и­лем? И послал тебя Гос­подь в путь, ска­зав: «иди и пре­дай закля­тию нече­сти­вых Ама­ли­ки­тян и воюй про­тив них, доколе не уни­что­жишь их». Зачем же ты не послу­шал гласа Гос­пода и бро­сился на добычу, и сде­лал зло пред очами Гос­пода? И ска­зал Саул Саму­илу: я послу­шал гласа Гос­пода и пошел в путь, куда послал меня Гос­подь, и при­вел Агага, царя Ама­ли­кит­ского, а Ама­лика истре­бил; народ же из добычи, из овец и волов, взял луч­шее из закля­того, для жерт­во­при­но­ше­ния Гос­поду Богу тво­ему, в Галгале. И отве­чал Самуил: неужели все­со­жже­ния и жертвы столько же при­ятны Гос­поду, как послу­ша­ние гласу Гос­пода? Послу­ша­ние лучше жертвы и пови­но­ве­ние лучше тука овнов; ибо непо­кор­ность есть такой же грех, что вол­шеб­ство, и про­тив­ле­ние то же, что идо­ло­по­клон­ство; за то, что ты отверг слово Гос­пода, и Он отверг тебя, чтобы ты не был царем. И ска­зал Саул Саму­илу: согре­шил я, ибо пре­сту­пил пове­ле­ние Гос­пода и слово твое; но я боялся народа и послу­шал голоса их; теперь же сними с меня грех мой и воро­тись со мною, чтобы я покло­нился Гос­поду. …Тогда ска­зал Самуил: ныне отторг Гос­подь цар­ство Изра­иль­ское от тебя и отдал его ближ­нему тво­ему, луч­шему тебя; и не ска­жет неправды и не рас­ка­ется Вер­ный Изра­и­лев; ибо не чело­век Он, чтобы рас­ка­яться Ему. И ска­зал Саул: я согре­шил, но почти меня ныне пред ста­рей­ши­нами народа моего и пред Изра­и­лем и воро­тись со мною, и я покло­нюсь Гос­поду Богу тво­ему. И воз­вра­тился Самуил за Сау­лом, и покло­нился Саул Гос­поду. Потом ска­зал Самуил: при­ве­дите ко мне Агага, царя Ама­ли­кит­ского. И подо­шел к нему Агаг дро­жа­щий, и ска­зал Агаг: конечно горечь смерти мино­ва­лась? Но Самуил ска­зал: как меч твой жен лишал детей, так мать твоя между женами пусть лишена будет сына. И раз­ру­бил Самуил Агага пред Гос­по­дом в Галгале. …И более не видался Самуил с Сау­лом до дня смерти своей; но печа­лился Самуил о Сауле, потому что Гос­подь рас­ка­ялся, что воца­рил Саула над Израилем.

Ком­мен­та­рий

Еще один грех, кото­рый явля­ется смерт­ным, – это грех про­тив­ле­ния (анти­по­слу­ша­ния). В 1 Цар 15 о послу­ша­нии и пови­но­ве­нии гово­рится, что они «лучше жертвы» и «лучше тука овнов», а о непо­кор­но­сти и про­тив­ле­нии – что это такие же смерт­ные грехи, как вол­шеб­ство и идолопоклонство.

По тол­ко­ва­нию свя­тых отцов, убить Ама­лика со всеми волами, ско­тами, ослами – зна­чит побе­дить стра­сти, духов­ных идолов.

Если чело­век пожа­леет их, оправ­ды­ва­ясь наме­ре­нием при­не­сти все это в жертву Богу, он может ока­заться в поло­же­нии царя Саула, когда он не только сде­лал то, что ему не было ска­зано про­ро­ком, но по своей воле сде­лал даже больше – как бы «усо­вер­шен­ство­вал», про­явил ини­ци­а­тиву: «народ поща­дил луч­ших из овец и волов для жерт­во­при­но­ше­ния Гос­поду Богу; про­чее же истре­били». Можно вспом­нить еще один эпи­зод, свя­зан­ный с Сау­лом, еще одну «ини­ци­а­тиву», когда он не дождался про­рока Саму­ила и сам при­нес жертву Богу (1 Цар 13:8–14). Двух таких «ини­ци­а­тив» было доста­точно, чтобы остаться без детей, без цар­ства и… поте­рять и саму жизнь.

Неко­то­рые люди до конца огла­ше­ния посту­пают, как Саул, – остав­ляют для жертвы Богу всех своих «ослов, коз­лов…» и абсо­лютно уве­рены, что так испол­няют волю Божью, думают, что так будет лучше. При этом еще и спо­рят, наста­и­вают. Про­тив­ле­ние – это не про­сто ошибка, это утвер­жде­ние своей воли. Если чело­век этого не пони­мает, он очень легко ста­но­вится пре­да­те­лем – бро­сает всё и всех и уходит.

Надо пони­мать, что не вся­кое непо­слу­ша­ние явля­ется анти­по­слу­ша­нием, т. е. про­тив­ле­нием и непо­кор­но­стью. Непо­слу­ша­ние, как пра­вило, явля­ется след­ствием рас­слаб­лен­но­сти, лени или мало­ве­рия; анти­по­слу­ша­ние (про­тив­ле­ние, про­ти­во­ре­чие) – все­гда свя­зано с агрес­сией чуж­дого духа, с утвер­жде­нием своей пози­ции вопреки сове­сти, разуму и слову стар­шего (1 Цар 15:13–21).

При­ме­ром анти­по­слу­ша­ния в Новом завете может слу­жить Иуда, а непо­слу­ша­ния – Петр. Анти­по­слу­ша­ние – это иудин грех. Это всё равно – боль­шое или малень­кое – но пре­да­тель­ство, это дей­ствие сатаны. В Петра сатана не вхо­дил, а в Иуду вошел. Важно это понять, иначе можно впасть в уны­ние. Вся­кий чело­век, согре­шая, в каком-то смысле ока­зы­вает Богу непо­слу­ша­ние. Но это все-таки не анти­по­слу­ша­ние, это еще не озна­чает, что в него вхо­дит сатана.

Дух и дей­ствие анти­по­слу­ша­ния крайне раз­ру­ши­тельны как для чело­века, так и для огла­си­тель­ной группы. Чело­век, одер­жи­мый им, не может быть пере­ве­ден на вто­рой этап оглашения.

Для того чтобы рас­крыть про­бле­ма­тику, свя­зан­ную с этим тяже­лым, но не оче­вид­ным для огла­ша­е­мых, гре­хом, лучше не огра­ни­чи­ваться отдель­ными фра­зами или мел­кими цита­тами, но вме­сте вни­ма­тельно про­чи­тать 1 Цар 15 и про­ве­сти пол­но­цен­ную беседу с про­ек­цией на совре­мен­ную жизнь и прак­тику оглашения.

Беседы о смертных грехах в огласительной группе первого этапа

Беседы ведет свящ. Геор­гий Кочетков

Беседа первая

Что такое смертный грех?

Сего­дня мы будем обсуж­дать очень важ­ную тему. Мы зани­ма­емся Вет­хим заве­том и, нако­нец-то, добра­лись до смерт­ных гре­хов. Я думаю, что все вы выпол­нили домаш­нее зада­ние, и нашли те места Свя­щен­ного писа­ния, где гово­рится о наи­бо­лее тяж­ких гре­хах, настолько тяже­лых, что за них пола­га­ется смерт­ная казнь.

Я дол­жен прежде всего рас­ска­зать о том, что такое смерт­ные грехи не с внеш­ней, а с внут­рен­ней точки зре­ния. Внеш­няя харак­те­ри­стика всем понятна. Это грехи эти­че­ского (под­чер­ки­ваю) свой­ства, кото­рые свя­заны с нару­ше­нием запо­ве­дей и пред­пи­са­ний Закона и кото­рые кара­ются смерт­ной каз­нью. Чело­век в пря­мом смысле слова при­зна­ется недо­стой­ным жить в обще­стве, в народе Гос­под­нем. Однако это внеш­няя харак­те­ри­стика, но еще есть внут­рен­няя, кото­рая каса­ется вопроса о том, почему за одни грехи пола­га­ется смерт­ная казнь, а за дру­гие нет. Ведь нару­ше­ние не вся­кой запо­веди, даже из числа десяти запо­ве­дей, кото­рые Мои­сей полу­чил на горе Синай (Хорив), при­во­дит к смерти. Хотя их всего десять, и, каза­лось бы, здесь должны были быть собраны самые глав­ные. Но тем не менее.

Напри­мер, запо­ведь «не укради». Если чело­век украл – это тяже­лый грех, но ведь чело­века за это не уби­вали, за исклю­че­нием слу­чая кражи чело­века и про­дажи его в раб­ство. Могли отру­бить руку, могли засу­дить, нака­зать, потре­бо­вать воз­ме­ще­ния убыт­ков. Так же как и по зако­нам шари­ата в мусуль­ман­ском, вполне сред­не­ве­ко­вом мире за кражу поло­жено отру­бать руку. Это самое страш­ное, что могли сде­лать. Этот грех, к сожа­ле­нию, на Востоке чрез­вы­чайно рас­про­стра­нен, несмотря на такие суро­вые нака­за­ния. Но все же он не карался смертью.

Почему же в одних слу­чаях грех явля­ется смерт­ным, а в дру­гих нет? В Биб­лии суще­ствуют три вер­сии даро­ван­ного на Синае закона, три редак­ции десяти запо­ве­дей: две в книге Исход, и еще одна в книге Вто­ро­за­ко­ние. Так какие же грехи смерт­ные? Давайте вме­сте поду­маем, прежде чем мы зай­мемся кон­крет­ными вещами. Не будем торо­питься – если не успеем все обсу­дить сего­дня, про­дол­жим раз­го­вор в сле­ду­ю­щий раз, а если будет нужно, собе­ремся и в тре­тий раз. Очень важно, чтобы вы это поняли, потому что нару­ше­ние запо­ве­дей, за кото­рым в Вет­хом Завете сле­дует смерт­ная казнь, гро­зит тяже­лей­шими послед­стви­ями и хри­сти­а­нам, хотя и не физи­че­ской смер­тью. Хри­сти­ан­ство отме­нило смерт­ную казнь за грехи, сде­лав акцент на духов­ных послед­ствиях этих гре­хов. И бывает очень трудно опре­де­лить, был совер­шен смерт­ный грех или нет. Конечно, это можно опре­де­лить по послед­ствиям, по пло­дам, по резуль­та­там. Смерт­ный грех все­гда вле­чет за собой какие-то тяже­лые послед­ствия в жизни чело­века. Такие грехи при­во­дят чело­века в очень тяже­лое духов­ное состо­я­ние. Но этого мало: по этой логике любой нерас­ка­ян­ный грех может быть тяже­лым и, в неко­то­ром смысле, смерт­ным, так как он уби­вает душу. При этом один и тот же грех по отно­ше­нию к одним людям может быть смерт­ным, а по отно­ше­нию к дру­гим – уже не совсем смерт­ным, и так далее. Здесь мы уже всту­паем в область неко­то­рого субъ­ек­ти­визма. Однако Закон очень четко гово­рит о гре­хах, кото­рые счи­та­ются смертными.

В этом вопросе есть две сто­роны: что грех несет нам и что он несет окру­жа­ю­щим людям. Во-пер­вых, смерт­ный грех при­но­сит беду самому греш­нику, а во-вто­рых, он при­но­сит боль­шую беду всему обще­ству, в кото­ром этот чело­век живет. Напри­мер, убийство.

Есть три кате­го­рии смерт­ных гре­хов: эти­че­ские, аске­ти­че­ские и мисти­че­ские. Об аске­ти­че­ских и мисти­че­ских смерт­ных гре­хах (кото­рые не свя­занны с нару­ше­нием эти­че­ских запо­ве­дей и пред­пи­са­ний Закона) мы будем гово­рить на тре­тьем этапе огла­ше­ния, бази­ру­ясь уже на ваших зна­ниях об эти­че­ских смерт­ных гре­хах и будучи уве­рены, что никто из вас таких эти­че­ских гре­хов уже не совер­шает, а если совер­шал прежде, то пока­ялся в этом и иску­пил свой грех. Но это позже, чтобы не было пута­ницы. Поэтому важно пом­нить, какие грехи смерт­ные, а какие нет. Напри­мер, воров­ство – это тяже­лый, но не смерт­ный грех. Хотя для кого-то этот грех может стать смерт­ным, т. е. может дойти до смерт­ного греха.

О воров­стве мы будем гово­рить в связи с вопро­сом об аске­ти­че­ских смерт­ных гре­хах. Напри­мер, если за воров­ством стоит зависть, то всем известно, что зависть вхо­дит в число смерт­ных гре­хов, но только уже не эти­че­ского, а аске­ти­че­ского харак­тера. В Вет­хом Завете вы не най­дете зави­сти среди смерт­ных гре­хов. Кажется, такая страш­ная вещь, но, тем не менее, ее нет, потому что Вет­хий Завет опе­ри­рует кате­го­ри­ями Закона, прежде всего эти­че­скими предписаниями.

Давайте сей­час не будем гово­рить о гре­хах аске­ти­че­ских. Глав­ное, с чего надо начи­нать, – это эти­че­ские смерт­ные грехи, потому что вы сей­час чита­ете книги Закона и там об этом много гово­рится. Это очень важно. Если брать субъ­ек­тив­ный план, то чело­век, совер­шив­ший смерт­ный грех, начи­нает гово­рить о себе как о греш­нике, потому что по опыту людей смерт­ный грех в первую оче­редь пре­пят­ствует бла­го­дати и вере, пре­пят­ствует обще­нию с Богом. В каких-то слу­чаях Бог пере­стает слу­шать чело­века. Люди были очень вни­ма­тельны к этому: почему Бог одних людей слу­шает, а дру­гих не слу­шает? Почему?

В Вет­хом Завете очень много таких слу­чаев. Там, конечно, дела­ется акцент на вере в истин­ного Бога – если чело­век укло­нился от этой веры, Бог пере­стает его слу­шать. Смерт­ным гре­хом явля­ется идо­ло­по­клон­ство. Это – вся­кое вол­шеб­ство, аст­ро­ло­гия, чаро­дей­ство, ино­гда нетра­ди­ци­он­ные методы лече­ния, кото­рые свя­заны с полу­кол­дов­скими дей­стви­ями (кото­рые сей­час уже могут назы­вать и тра­ди­ци­он­ными, и нетра­ди­ци­он­ными), экс­тра­сен­со­рика и тому подоб­ное. Я не хочу ска­зать, что вся­кая экс­тра­сен­со­рика, я глу­боко уве­рен и знаю по опыту, что экс­тра­сен­сом явля­ется вся­кий чело­век на земле, потому что, по опре­де­ле­нию, экс­тра­сенс – это чело­век, обла­да­ю­щий сверх­чув­ствен­ными спо­соб­но­стями. На чело­века, как очень слож­ную и мощ­ную энер­ге­ти­че­скую систему, все­гда можно смот­реть с этой пози­ции, и в физи­че­ском, и в душев­ном, и даже в духов­ном плане, поскольку дух есть сила, а зна­чит энер­гия. Даже по отно­ше­нию к Божьему Духу свя­тые отцы гово­рили, что это Энер­гия. Свя­той Гри­го­рий Палама в XIV веке гово­рил о бла­го­дати как Боже­ствен­ной энер­гии. Энер­гия есть, и мно­гие вещи можно опи­сы­вать с помо­щью этого поня­тия. Понятно, что энер­гии могут быть раз­ными. Есть чув­ствен­ная энер­гия, кото­рую чело­век вос­при­ни­мает непо­сред­ственно сво­ими орга­нами чувств, а есть такие энер­ге­ти­че­ские воз­дей­ствия, кото­рые чело­век и сам ока­зы­вает на дру­гих, не ощу­щая их, и вос­при­ни­мает их не орга­нами чувств, а иначе. Вот экс­тра­сенс – это чело­век, кото­рый сверх­чув­ственно воз­дей­ствует на дру­гих. Но и любой чело­век обла­дает такими способностями.

У чело­века есть, как известно, целый ряд энер­ге­ти­че­ских цен­тров, чело­век – это очень мощ­ная энер­ге­ти­че­ская система. Но энер­гия энер­гии рознь. Есть энер­гии твар­ные и нетвар­ные, есть энер­гия любви, бла­го­дати, а есть энер­гия зла. При­чем ино­гда так могут оце­ни­ваться даже те энер­гии, кото­рые мы при­выкли вос­при­ни­мать вне эти­че­ского поля. Мы чаще всего не заду­мы­ва­емся, какова в этом смысле, ска­жем, элек­три­че­ская энер­гия. Но я не одна­жды встре­чался с людьми убеж­ден­ными в том, что элек­три­че­ская энер­гия – это вред­ная, злая энер­гия, что чело­век ее осво­бо­дил, но сам же от нее и стра­дает. Всем хорошо известно про воз­дей­ствие элек­тро­маг­нит­ного поля. Попро­буйте-ка поста­вить себе дачу под высо­ко­вольт­ную линию, и я на вас посмотрю через пять-десять лет, если еще живы будете. Не все так про­сто, мир очень сло­жен. Сол­неч­ная энер­гия – это тоже клу­бок раз­ных энер­гий. Здесь нельзя упро­щать, это слож­ные вещи. Если захо­тите, мы потом об этом пого­во­рим, о раз­ных энер­гиях, сей­час это не наша тема.

Наша тема – смерт­ные грехи. Вол­шеб­ство – это смерт­ный грех? Смерт­ный. Кол­дов­ство? Смерт­ный. Ведь­мов­ство? Тоже. Кто такая ведьма? – Та, кто больше знает, от слова «ведать», от санк­скрит­ского корня «знать». Корень сан­скрит­ский, он при­сут­ствует во мно­гих язы­ках. Мы тоже раз­ли­чаем зна­ние, как объ­ек­тив­ное, дис­кур­сив­ное зна­ние, и позна­ние, или веде­ние. Напри­мер, мы гово­рим «бого­ве­де­ние», хотя гово­рим и «бого­по­зна­ние». Это сино­нимы. Но мы не гово­рим – «зна­ние о Боге», мы гово­рим – «вера в Бога». И это неслу­чайно. Языч­ники могут гово­рить о зна­нии. Хри­сти­а­нин нико­гда так выра­жаться не будет, если он вни­ма­те­лен к сво­ему языку. Если он хочет, как гово­рили свя­тые отцы, выра­жать свою веру и духов­ный опыт «бого­при­лич­ными словами».

Веде­ние Бога, бого­ве­де­ние – это поло­жи­тель­ное каче­ство, это дар. Когда речь идет о ведьме или ведь­маке (если это муж­чина), мы имеем дело с раз­ными источ­ни­ками зна­ния и раз­ным упо­треб­ле­нием зна­ний, раз­ным их исполь­зо­ва­нием. К этому надо быть вни­ма­тель­ным. В наше время суще­ствует огром­ное коли­че­ство суе­ве­рий. Даже про­све­щен­ные люди бывают полны самых тяже­лых, язы­че­ских суе­ве­рий. Напри­мер, в совет­ское время пред­ста­ви­тели раз­ных науч­ных обществ и орга­ни­за­ций увле­ка­лись тео­со­фией. Совет­ская интел­ли­ген­ция вообще очень увле­ка­лась тео­со­фией и антро­по­со­фией, в кото­рых при­сут­ствует огром­ный пласт язы­че­ского зна­ния, насто­я­щего язы­че­ства. У них и бого­слу­же­ние язы­че­ское, напри­мер в «Живой этике» мадам Бла­ват­ской или мадам Рерих. Это очень серьез­ные вещи. Почему люди этим увле­ка­лись? Да потому, что им в свое время про­сто «обрыдла» совет­ская ате­и­сти­че­ская идео­ло­гия, а это были куда более тон­кие вещи, гово­ря­щие о том, что людей больше инте­ре­сует. Это было для мно­гих шагом впе­ред, но хри­сти­ан­ством еще не было. Это уже было про­ник­но­ве­нием в более глу­бо­кие пла­сты жизни, хотя и в рам­ках язы­че­ства, и до опре­де­лен­ной сте­пени госу­дар­ством не запрещалось.

Вот идо­ло­по­клон­ство – смерт­ный грех, кото­рый заклю­ча­ется в почи­та­нии вме­сто Творца тех или иных тво­ре­ний или ангель­ских сил, «сынов Божьих», звезд. Эти поня­тия – ангелы, звезды, «сыны Божьи» состав­ляют сино­ни­ми­че­ский ряд в Биб­лии, это то, что суще­ствует на твар­ном небо­склоне. Там есть свои иерар­хии – ангель­ские чины. Про­тив такого почи­та­ния «сынов Божьих» – анге­лов, кос­ми­че­ских иерар­хий, кото­рые могли ста­виться наравне с Богом, непри­ми­римо высту­пает Вет­хий Завет. Невоз­можно соче­тать то и дру­гое: почи­та­ние Бога как Творца и отно­ше­ние к этим ангель­ским силам как к богам. К слову говоря, неслу­чайно по-гре­че­ски эти силы зву­чат как «дэмоны» – демоны. Демон часто пере­во­дится как «бес», напри­мер при пере­воде с англий­ского. А если пере­во­дить с гре­че­ского, а это гре­че­ское слово, то оно будет пони­маться как «сила». Напри­мер, «демон Макс­велла» в кибер­не­тике – чер­ный ящик, где был этот демон Макс­велла. Там не име­ется в виду бес, в кибер­не­тике ника­ких бесов нет. Вер­нее они могут там быть, но только так же, как они могут быть где угодно. В язы­че­стве «демоны» – это некая твар­ная тай­ная сила, часто кос­ми­че­ская, некое энер­ге­ти­че­ское начало. Почи­та­ние их вле­чет за собой то, что чело­век дей­стви­тельно лиша­ется Бога. Согре­шив­ший таким обра­зом чело­век оста­ется без Бога, потому что почи­та­ние Бога и почи­та­ние бесов, демо­нов, кос­ми­че­ских иерар­хий, ангель­ских сил как Бога напря­мую явля­ется язы­че­ством. Вы читали беседу «Магия, кол­дов­ство, ведов­ство, вам­пи­ризм» в серии бесед по хри­сти­ан­ской этике [Свящ. Геор­гий Кочет­ков. Беседы по хри­сти­ан­ской этике. Выпуск 2. 3‑е изд. М.: Свято-Фила­ре­тов­ский пра­во­славно-хри­сти­ан­ский инсти­тут, 2006], поэтому я не буду на этом долго оста­нав­ли­ваться. Кто не читал – про­чи­тайте, это очень важно. Сей­час все это чрез­вы­чайно рас­цвело под самыми раз­ными наиме­но­ва­ни­ями, в этом надо раз­би­раться. Не надо быть подав­лен­ными, бояться: о, это бесов­щина! Сей­час люди везде готовы видеть «хво­ста­того». Не надо. Это тоже может быть суе­ве­рием, когда чело­век всего на свете боится, потому что ничего не пони­мает. Не надо ничего бояться, надо знать, что есть что и что за чем стоит, где гра­ницы вещей и что они озна­чают. В хри­сти­ан­стве неслу­чайно, как и в вет­хо­за­вет­ной церкви, почи­та­ются ангель­ские силы. Но почи­та­ние анге­лов и Бого­по­чи­та­ние нико­гда не сме­ши­ва­ются. Потому что стоит только начать почи­тать анге­лов, кос­ми­че­ские силы, как Бога, и мы тут же пре­вра­ща­емся в языч­ни­ков, в идо­ло­по­клон­ни­ков, тут же совер­шаем смерт­ный грех, а зна­чит, уби­ваем себя и все вокруг.

Смерт­ный грех похож на взрыв ней­трон­ной бомбы: бомба взры­ва­ется, а ничего не раз­ру­ша­ется, внешне все оста­ется как было, на своих местах, но все живое, жизнь – уни­что­жа­ется. Смерт­ный грех рабо­тает именно таким обра­зом. Внешне чело­век никак не изме­нился. Допу­стим, кто-то изме­нил жене или мужу, совер­шил пре­лю­бо­де­я­ние. Как чело­век при этом изме­нился? Да почти никак. Только опыт­ный взгляд уви­дит, что на самом-то деле он изме­нился, изме­ни­лись его глаза, выра­же­ние лица, походка, реак­ции, состо­я­ние. Но это уви­дит только опыт­ный чело­век. Не каж­дый свя­щен­ник, не каж­дый монах смо­жет это уви­деть и понять, далеко не каж­дый веру­ю­щий. В боль­шин­стве слу­чаев сам чело­век будет думать, что все в его жизни как было, так и оста­лось. Ну что слу­чи­лось? Ну, согре­шил, или, как гово­рил Куп­рин, «гре­хо­пад­нул» – от слова «гре­хо­па­де­ние». Встал и пошел. Кажется, ничего не про­изо­шло. Внешне ничего не изме­ни­лось, а внут­ренне чело­век меня­ется, совер­шив смерт­ный грех. Послед­ствия очень велики, но обычно чело­век начи­нает раз­ли­чать их в себе зна­чи­тельно позже. Ино­гда про­хо­дят деся­ти­ле­тия. Это осо­бенно страшно, когда чело­век уже ничего не может изме­нить. Неслу­чайно суще­ствует посло­вица: «Если бы моло­дость знала, если бы ста­рость могла». Если бы моло­дые люди не про­сто знали, что можно, а что нельзя, но знали бы еще и почему одно можно, а дру­гое нельзя, а ста­рые люди могли бы что-то испра­вить в своем про­шлом, то мно­гое бы в жизни было совсем по-дру­гому. Поэтому мы все­гда очень серьезно гово­рим со всеми про смерт­ные грехи.

Вы сей­час сами уви­дите, когда мы кос­немся всех смерт­ных гре­хов, кото­рые вы нашли в Свя­щен­ном писа­нии и выпи­сали, что послед­ствия для самого согре­шив­шего и послед­ствия для обще­ства, для всех людей вокруг, вклю­чая самых близ­ких и люби­мых, любого смерт­ного греха чрез­вы­чайно велики. Конечно, име­ются ввиду все смерт­ные грехи – и эти­че­ские, то есть нару­ше­ния запо­ве­дей Закона Божьего, и аске­ти­че­ские, и мисти­че­ские. Сего­дня, повто­ряю, мы гово­рим только об эти­че­ских. Мы не будем гово­рить ни о лени, ни о зави­сти, ни об уны­нии, ни о дру­гих вещах, таких как гор­дость, напри­мер, и так далее, кото­рые отно­сятся к аске­ти­че­ским смерт­ным гре­хам. Тем более мы не будем гово­рить о мисти­че­ских смерт­ных гре­хах, хотя вы и о них что-то зна­ете. Если вы вспом­ните Еван­ге­лие, там об этом гово­рится. Но все в свое время.

Я еще немного рас­скажу о том, что пред­став­ляют собой смерт­ные грехи типо­ло­ги­че­ски, чтобы вы пони­мали, почему этот раз­го­вор так важен и для вас, и для тех, кто живет вокруг вас, почему так важно предо­сте­ре­гать людей от гре­хов, вся­че­ски при­водя их к пока­я­нию. Потому что на нашей земле сей­час лежит такое коли­че­ство смерт­ных гре­хов, какого нико­гда не было за всю исто­рию. XX век в этом отно­ше­нии ужа­сен и бес­пре­це­ден­тен, а XXI век пока мало чем отли­ча­ется от преды­ду­щего. На нашем народе лежит такое коли­че­ство смерт­ных гре­хов, начи­ная с бого­от­ступ­ни­че­ства, идо­ло­по­клон­ства и кон­чая убий­ствами и пре­лю­бо­де­я­ни­ями, абор­тами и «им же несть числа»… Поэтому мы, как гово­рится, здесь «впе­реди пла­неты всей» вме­сте с нашими дру­зьями из дру­гих стран быв­шей импе­рии, Совет­ского Союза. Так вот, это прин­ци­пи­ально важно, потому что смерт­ные грехи страшно заразны. Бывают тяже­лые болезни, кото­рые мало того что сами по себе смер­то­носны, но еще ко всему про­чему и страшно заразны. Они рож­дают эпи­де­мии. Ведь неслу­чайно такая страш­ная сама по себе болезнь, как СПИД, еще и заразна. Или чума, холера, тубер­ку­лез – болезни, от кото­рых может уме­реть огром­ное коли­че­ство людей. Так и все смерт­ные грехи – страшно заразны.

Поэтому нельзя делать исклю­че­ний. А моло­дежи надо гово­рить: не экс­пе­ри­мен­ти­руйте. Вам хочется поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать в нрав­ствен­ной обла­сти, не только в обла­сти науки? Вам хочется поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать в обла­сти этики, в обла­сти секса, в обла­сти раз­вле­че­ний, в чем угодно – не делайте этого. Знайте с юно­сти запо­веди Божьи. Сами их не нару­шайте и дру­гим не давайте их нару­шать, потому что нередко слу­ча­ется так, что чело­век, совер­шенно не жела­ю­щий гре­шить, ока­зы­ва­ется в орбите смерт­ных гре­хов только в силу их зараз­но­сти. Потому что обста­новка вокруг людей такова, что сопро­тив­ляться вну­ше­ниям духов­ным, душев­ным, физи­че­ским, энер­ге­ти­че­ским, а ино­гда и соци­аль­ным, и куль­тур­ным, и каким угодно, кото­рые вле­кут чело­века на смерт­ный грех, уже невоз­можно. Почему сей­час среди моло­дежи такое огром­ное коли­че­ство самых без­рас­суд­ных, опас­ных и гре­хов­ных вещей? Не потому, что моло­дежь хуже всех преды­ду­щих поко­ле­ний. Она нисколько не хуже сама по себе. Но коли­че­ство смерт­ных гре­хов, кото­рые совер­ша­лись поко­ле­ни­ями, непо­сред­ственно им пред­ше­ство­вав­шими, и теми, кто хоть немножко старше их, таково, что моло­дые люди сами уже не в состо­я­нии с этим бороться. Они впа­дают ино­гда в самые тяж­кие грехи не только потому, что им все инте­ресно, любо­пытно и хочется поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать, а потому, что, повто­ряю, они нахо­дятся как бы в ауре духов­ного, энер­ги­че­ского, эти­че­ского воз­дей­ствия, что про­яв­ля­ется в каж­дом взгляде, манере оде­ваться, гово­рить, общаться, дви­гаться, учить и учиться, управ­лять и управ­ляться. Вот почему Цер­ковь – это един­ствен­ное при­бе­жище, где можно от этого спа­стись. Это убе­жище, бук­вально, и для греш­ни­ков, и для пра­вед­ни­ков. Потому что только в Церкви, при­чем орга­ни­зо­ван­ной, устро­ен­ной как община, как одна духов­ная семья, можно избе­жать этих иску­ше­ний и гре­хо­па­де­ний. Только в ней, аль­тер­на­тив нет. Я был бы очень рад, если бы аль­тер­на­тивы были, если бы можно было какими-то кодек­сами, зако­нами, при­вив­ками, вну­ше­ни­ями экс­тра­сен­сор­ными или гип­но­ти­че­скими вну­ше­ни­ями убе­речь людей от духов­ной, душев­ной и физи­че­ской смерти. Но нет таких средств, все пре­тен­зии на это ложны. Я знаю это навер­няка, мне много-много лет при­хо­ди­лось с этим стал­ки­ваться и в этом убеждаться.

Вот что такое смерт­ный грех. Вот какие грехи были выде­лены из огром­ного коли­че­ства запо­ве­дей Вет­хого Завета и названы смерт­ными, для того, чтобы чело­век нико­гда не пере­хо­дил эти гра­ницы. Больше всего на свете чело­век ценит свою жизнь. Поэтому если ему ска­зать: «Ты лишишь себя этой жизни, согре­шив так-то и так-то» – чело­век думает зна­чи­тельно серьез­нее, чем если ему про­сто ска­зать: «Не делай, милочка, того и того!» Ника­кая пени­тен­ци­ар­ная, пока­янно-испра­ви­тель­ная система госу­дар­ства не спо­собна убе­речь людей от этого. Ника­кая, под­чер­ки­ваю. Вы пре­красно зна­ете, что именно у нас в Рос­сии эта система осо­бенно ужасна. Она еще больше раз­вра­щает людей, она усу­губ­ляет все до того, что вообще сти­ра­ются грани между гре­хом и не-гре­хом. Поэтому невоз­можно думать, что можно как-то испра­вить чело­века вне Церкви, вне общины, вне пока­я­ния, вне дерз­но­ве­ния, вне духов­ного слу­же­ния, вне той духов­ной вза­и­мо­по­мощи, кото­рая все­рьез может при­сут­ство­вать только в Церкви. Это не зна­чит в любом храме, в любом при­ходе, в любом хри­сти­а­нине. Увы-увы. Об этом мы должны помнить.

Прежде чем гово­рить о смерт­ных гре­хах кон­кретно, давайте пого­во­рим по вашим вопро­сам, если они у вас есть, по смерт­ным гре­хам в прин­ципе: по их смыслу, по их сущ­но­сти, по их как бы внут­рен­ней «начинке». У вас у всех есть жиз­нен­ный опыт, вы люди взрос­лые, поэтому можно гово­рить обо всех про­бле­мах, свя­зан­ных со смерт­ными гре­хами, в том числе и о сугубо личных.

Все-таки непо­нятно с пре­лю­бо­де­я­нием, почему это смерт­ный грех. Может быть, конечно, ино­гда и смерт­ный. Но ведь это же обычно любовь. Вот Бул­га­ков с Еле­ной Сер­ге­ев­ной… Он же изме­нил своей жене, она изме­нила мужу. Разве это был смерт­ный грех?

Конечно.

Разве? А какое про­из­ве­де­ние получилось!

Нет-нет. Ника­кого про­из­ве­де­ния не полу­чи­лось. Бул­га­ков умер в ужас­ных, жут­ких мучениях.

Но ведь она была все время с ним рядом…

Да, конечно, но это ничего не меняет.

Ведь это же любовь…

Не факт. Вопрос в дру­гом. Мы не будем никого кон­кретно судить. Ведь ино­гда бывает, что чело­век нару­шает какие-то нормы устро­е­ния жизни только потому, что ему не дают воз­мож­но­сти устро­ить свою жизнь нор­мально. Напри­мер, если чело­век попа­дает в заклю­че­ние, где нет прак­ти­че­ски ника­кой воз­мож­но­сти создать семью, нор­ма­ли­зо­вать свою жизнь. Понятно, что в таких слу­чаях, люди часто не думают ни о каких воз­мож­но­стях заклю­че­ния брака. Пред­ставьте ГУЛАГ 30‑х годов. А ино­гда обще­ство непра­вильно себя орга­ни­зует. Взять, напри­мер, семей­ную жизнь, хотя это всего лишь часть жизни, где воз­можны и суще­ствуют смерт­ные грехи. Вспом­ните «Анну Каре­нину» Тол­стого. Всем известно, что это клас­си­че­ский роман, кото­рый гово­рит как раз о том, что в боль­шей сте­пени в том, что про­ис­хо­дит, вино­вато обще­ство. Часто люди ока­зы­ва­ются в браке не по соб­ствен­ной воле. Это не зна­чит, что их женили насильно, без их ведома. Бывает и так, но бывает и по-дру­гому. Ино­гда жизнь наси­лует куда хуже, чем отдель­ные люди или соци­аль­ные инсти­туты. Здесь все очень непро­сто. Неслу­чайно в наше время спи­сок осно­ва­ний для цер­ков­ного раз­вода сильно уве­ли­чился. В Еван­ге­лии упо­ми­на­лась только измена, пре­лю­бо­де­я­ние, т. е. только пре­да­тель­ство. А сей­час около десятка или полу­тора десят­ков только цер­ков­ных осно­ва­ний. Даже если чело­век пья­ница, цер­ков­ный суд в наше время уже будет счи­тать это осно­ва­нием для раз­вода. Раньше такого не было. Гово­рили: «Терпи и все. Терпи всю жизнь, такой тебе попался муж. Раз­во­диться же нельзя!»

Все, о чем мы гово­рим – это огром­ные, важ­ней­шие и труд­ней­шие обла­сти, кото­рые достойны того, чтобы о них гово­рить спе­ци­ально. Но мы сего­дня должны прежде всего понять, что такое смерт­ный грех, как в него не впа­дать, как его избе­жать, какие бывают смерт­ные грехи, где гра­ницы гре­хов смерт­ных и несмерт­ных, имея в виду пока только эти­че­ские смерт­ные грехи. Повто­ряю, мы нико­гда не судим отдель­ных людей, если нет для этого каких-то осо­бых осно­ва­ний. Чело­век дол­жен сам себя судить по сове­сти, Гос­подь для этого и дал ему совесть. Чело­веку не нужно, чтобы кто-то его судил – Гос­подь Судья: «У Меня отмще­ние, Я воз­дам» (Евр с10:30). Поэтому мы ста­ра­емся никого не судить, за исклю­че­нием тех слу­чаев, когда нельзя не выно­сить суда, потому что его отсут­ствие само ста­но­вится смерт­ным гре­хом – гре­хом соблазна для дру­гих; однако такого суда нужно вся­че­ски избе­гать. Мы не должны осуж­дать дру­гих людей, потому что все послед­ствия смерт­ных гре­хов прежде всего гро­зят нам, потому что у каж­дого совре­мен­ного чело­века, как гово­рится, «у порога грех лежит», но Гос­подь гово­рит: «Ты гос­под­ствуй над ним». Каж­дый чело­век, вклю­чая теле­ви­зор, может нарваться на такое, что пре­вы­шает его эти­че­ские силы и воз­мож­но­сти. Или идя в кино, в ком­па­нию дру­зей, сотруд­ни­ков, при­ходя на работу, не говоря уж об армии, спорте, меди­цине и пени­тен­ци­ар­ных учре­жде­ниях, да куда угодно. Сей­час нет без­опас­ных мест. Есть только, повто­ряю, Цер­ковь, и то ее еще надо найти. Это не так про­сто, это не лежит на поверх­но­сти, это не про­сто любой при­ход, любая рели­ги­оз­ная орга­ни­за­ция, где-то зарегистрированная.

С этой точки зре­ния, гово­рят, что «с кем пове­дешься, от того и наберешься»…

Да, «дур­ные сооб­ще­ства раз­вра­щают доб­рые нравы», гово­рил апо­стол Павел, цити­руя одного из антич­ных поэтов. Мы неслу­чайно с этого начали пер­вый этап огла­ше­ния: «Бла­жен муж, кото­рый не ходит на совет нече­сти­вых, и не стоит на пути греш­ных, и не сидит в собра­нии раз­вра­ти­те­лей, но в законе Гос­пода воля его, и о законе Его раз­мыш­ляет он день и ночь!» (Пс 1:1).

Еще раз повто­ряю, что убе­речь чело­века от смерт­ного греха можно только в Церкви, но это не зна­чит, что в любом при­ходе. Цер­ковь нико­гда рав­но­душно к этому не отно­сится, но вопрос, кого и что мы будем пони­мать под Цер­ко­вью. Сами по себе камен­ные, или дере­вян­ные, или еще какие-то стены не спа­сают. «Бог не в брев­нах, – гово­рили наши предки, – а в реб­рах». И Цер­ковь точно также: не в брев­нах, а в реб­рах. Это совсем другое.

Почему Вы упо­тре­били слово «спа­ри­ва­ние», я его тер­петь не могу, это только к живот­ным относится?

Совер­шенно верно, я потому и упо­тре­бил это слово не по отно­ше­нию к брач­ным отно­ше­ниям, а по отно­ше­нию к измене, когда чело­век ведет себя как животное.

А душев­ная влюб­лен­ность, душев­ное увле­че­ние – это измена?

Нет, конечно.

Мы сей­час рас­смат­ри­ваем грехи, о кото­рых напи­сано в Вет­хом завете, но они есть и в Новом завете. И, если в Вет­хом завете гово­рится, что грех уби­вает в первую оче­редь душу самого чело­века, сна­чала душу, потом тело, а потом, рас­про­стра­ня­ясь, как вирус, уби­вает и обще­ство, не дает ему нор­мально, здо­рово жить, то в этом слу­чае с гре­хом борются, физи­че­ски уби­вая его носи­теля. Но в Новом завете не ска­зано, что так нужно осво­бож­даться от этого вируса. Поэтому, когда мы обсуж­даем грехи, может быть нам надо гово­рить не только о самих гре­хах, но и о спо­со­бах их излечения?

Пра­вильно. Я уже немного упо­ми­нал об этом. Для этого суще­ствует то, что мы назы­ваем пока­я­нием. Но под пока­я­нием под­ра­зу­ме­ва­ется не про­сто испо­ведь. Испо­ведь – это при­зна­ние. Можно при­знаться в своем грехе, но не пока­яться. Можно «поис­по­ве­ды­ваться», но не пока­яться, как, по суще­ству, полу­чи­лось с тем же Иудой. Он не пока­ялся, потому что ничего внут­ренне не изме­ни­лось. Он про­сто испу­гался и впал в уныние.

Где же эта грань между при­зна­нием и пока­я­нием? Как из этого состо­я­ния выходить?

Это тоже очень важно, и мы будем об этом гово­рить. Но сна­чала нам надо понять, что такое смерт­ный грех, а потом уже – как из него выби­раться. Свя­щен­ное писа­ние нам об этом гово­рит очень ярко, и в Вет­хом завете, и в Новом. Это явля­ется пре­иму­ще­ственно вет­хо­за­вет­ным сюже­том: грех – пока­я­ние. Сми­ре­ние, бла­го­го­ве­ние, тер­пе­ние – это важ­ней­шие вет­хо­за­вет­ные кате­го­рии, свя­зан­ные с верой и Зако­ном, т. е. с запо­ве­дями, с тем, что пра­вильно или непра­вильно в жизни, что хорошо или нехо­рошо, что по-доб­рому и не по-доб­рому, что кра­сиво, а что и без­об­разно. Это все еще про­бле­ма­тика Вет­хого Завета, потому что она свя­зана с фор­мой нашей жизни, с тем, что в нас и вокруг нас.

На про­шлой встрече кто-то ска­зал: про­сил у Бога денег – нашел 500 руб­лей, потом мобиль­ный теле­фон. Как это вос­при­ни­мать? Меня этот вопрос мучает. Про­сил у Бога – и Бог дал? У меня у самой была такая ситу­а­ция. Мне очень были нужны деньги. Сидела у врача – на тум­бочке лежит золо­тое кольцо. Я даже его взяла, в руках подер­жала. Но как взять? Я ведь знаю: оста­вила девочка, вер­нется вся в сле­зах. Взять – и что полу­чится? Мне это Бог дал? Я отнесла мед­сестре. И в дру­гой раз: нужны были деньги – на дороге коше­лек лежит.

Здесь надо быть все­гда осто­рож­ным. Видимо, здесь Бог дал. Но есть эти­че­ская норма – нужно сде­лать все, чтобы поте­рян­ные вещи вер­нуть хозя­ину. Если вы нашли деньги – дайте объ­яв­ле­ние. Не надо при­но­сить и отда­вать мед­сестре. Это было непра­вильно. Надо было мед­сестре ска­зать, чтобы она дала Ваш теле­фон, если кто-то будет ее спра­ши­вать про кольцо. Или пред­ло­жить пове­сить объ­яв­ле­ние о том, что най­дены золо­тые укра­ше­ния, обра­щаться по такому-то теле­фону, к такому-то чело­веку. А потом обя­за­тельно спра­ши­вать у тех, кто позво­нит, что они поте­ряли, сколько было денег, какими купю­рами или какие именно укра­ше­ния. Несколько кон­троль­ных вопро­сов, и ста­нет понятно, хозяин перед вами или нет. Охот­ни­ков пожи­виться за чужой счет, увы, много. Конечно, если нахо­дится хозяин, то, как бы ни были нужны деньги, чело­век дол­жен отдать то, что нашел. Но если хозяин не нахо­дится, а чело­век сде­лал уже все, что мог – тогда дру­гое дело.

А если хозяин дает вознаграждение?

В нор­маль­ном слу­чае хозяин может дать воз­на­граж­де­ние, поскольку он дол­жен быть бла­го­да­рен, но он не обя­зан этого делать. Госу­дар­ство обя­зано воз­на­граж­дать за какие-то находки, кла­дов напри­мер, а здесь это его внут­рен­нее побуж­де­ние, нрав­ствен­ная обязанность.

Что же полу­ча­ется? Дей­стви­тельно, Бога попро­сил – и Бог дал?

Дал. А почему нет? Вы дума­ете, Бог кон­крет­ные просьбы не испол­няет? Очень даже испол­няет! Самые что ни на есть кон­крет­ные. Но смотря где найти. Если есть что-то ста­ци­о­нар­ное – про­да­вец, мед­сестра, пост мили­ции, когда можно кого-то спро­сить – это одно дело. А если идет толпа народа и посреди этой толпы лежит купюра, коше­лек или мобиль­ный теле­фон, все дви­жется, ничего ста­биль­ного – это дру­гое дело. Пони­ма­ете, здесь много нюан­сов. Чело­век внут­ренне дол­жен быть направ­лен на то, чтобы не взять чужого. Но он при этом знает, внут­ренне пред­ви­дит, когда Бог ему это дал, пода­рил, а когда нет. Только нельзя этим зло­упо­треб­лять, здесь нельзя лука­вить, нельзя думать, что все, что мне выгодно, то Бог дал, а что невы­годно, того Бог не дал.

Меня мама вос­пи­ты­вала по прин­ципу, что нельзя брать ничего чужого, даже если ручка лежит, потому что могут быть раз­ные наго­воры. А еще гово­рят «больше потеряешь».

Такие моти­ва­ции – это суе­ве­рие. Нельзя брать не потому, что это испор­чено кол­ду­нами, а потому, что это тебе не при­над­ле­жит. Если ты нашел, но может най­тись хозяин, ты дол­жен отдать. И на тебе лежит ответ­ствен­ность и обя­зан­ность попы­таться найти хозя­ина. Ска­жем, если ты нашел что-либо, то можно под­нять и спро­сить, кто потерял.

И сразу десять чело­век подлетят.

Нет, это не так. Люди тоже не глу­пые. Не надо думать, что люди глупые.

А если все время только теряешь?

Зна­чит, надо быть вни­ма­тель­нее. Надо помо­литься Богу, чтобы не терять. Посто­ян­ные потери – при­знак того, что чело­век очень рас­сеян, невни­ма­те­лен, это тоже плохо. Это уже душевно-духов­ное качество.

Мне запом­нился слу­чай из дет­ства. Я тоже часто все теряла. Одна­жды мы с папой были в лесу и нашли какой-то шарф. Он ска­зал, чтобы я пове­сила его на куст у дороги. Пройдя немного дальше, мы встре­тили девушку, кото­рая этот шарф искала. Она так обра­до­ва­лась! Я до сих пор помню это ощу­ще­ние и своей радо­сти, и общей.

Да, конечно. Я думаю, что у каж­дого из нас есть опыт, когда мы что-то нахо­дили и нахо­ди­лись хозя­ева. Это боль­шая радость. Мне тоже при­хо­ди­лось искать хозяев, по каким-то дета­лям и номе­рам теле­фо­нов опре­де­лять коор­ди­наты хозяев кошель­ков или каких-то дру­гих вещей, куда-то спе­ци­ально при­ез­жать. И когда нахо­дился хозяин, это, конечно, было радостно. Нам при­ятно не только полу­чить то, что кто-то поте­рял, но и отдать.

Гово­рят: не радуйся найденному…

Я думаю, что все это ерунда. Радуйся тому, что по воле Божьей, и не радуйся тому, что про­тив воли Божьей. Какая раз­ница – мы все что-то нахо­дим и все что-то теряем. Можно поте­рять голову или найти ее. Пони­ма­ете, это же каса­ется не только мате­ри­аль­ных вещей. Взять чужую вещь – это грех. Нас все­гда огор­чает грех, даже если он не наш.

Давайте перей­дем все же к смерт­ным гре­хам. Я думаю, вам уже понятно, что такое смерт­ный грех в Вет­хом Завете, эти­че­ский смерт­ный грех. Теперь давайте посмот­рим, что кон­кретно вы нашли? К сожа­ле­нию, не все под­го­то­ви­лись. Не забы­вайте закон: грех рож­дает грех. Такие зада­ния для вас явля­ются не про­сто школь­ными зада­ни­ями: полу­чил двойку и ладно, зав­тра, может быть, исправлю. Когда вы их не выпол­ня­ете, то это на уровне греха, в кото­ром надо каяться, про­сить у Бога за это про­ще­ния, неважно, какие у вас были при этом обсто­я­тель­ства. Ведь пообе­дать вы не забыли, поспать не забыли, помыться не забыли, зара­бо­тать не забыли. А про Божье дело забыли. Нехо­рошо, это грех.

Я спе­ци­ально про­сил выпи­сать цитаты. Это для вас очень важно. Мы же не схо­ла­сти­кой зани­ма­емся, нам нужно не про­сто какие-то клю­че­вые слова найти в каком-то незна­ко­мом тек­сте, нам нужно, чтобы вы это запом­нили. А запом­ните вы только тогда, когда с этим пора­бо­та­ете. Кто что выпи­сал, какие смерт­ные грехи нашли? Давайте смот­реть ваши цитаты. Сколько нашли цитат: два­дцать четыре, трид­цать пять?.. Вот, вы видите, кто насколько вни­ма­те­лен или невни­ма­те­лен к сво­ему огла­ше­нию. А я вам гово­рил, что огла­ша­е­тесь вы сами. Не я вас огла­шаю, Гос­подь вас огла­шает, но только когда вы сами тру­ди­тесь. А если вы сами тру­диться не будете, хоть ангел с неба будет вас огла­шать, ника­кого толку для вас не будет.

Убийство

Теперь давайте по суще­ству. Сна­чала пого­во­рим о гре­хах, кото­рые свя­заны с убий­ством. Убий­ство, как вы пони­ма­ете, клас­си­че­ский смерт­ный грех. Убил – тебя поло­жено убить, по вет­хо­за­вет­ному прин­ципу «око за око, зуб за зуб». Вет­хий завет, напомню, огра­ни­чи­вал месть: если чело­век убил одного чело­века, то его одного и надо убить, не надо выре­зать всю его семью, всех род­ных, дру­зей, т. е. не надо посту­пать, как Ста­лин. Вчера был день памяти жертв поли­ти­че­ских репрес­сий в нашей стране. Было много заме­ча­тель­ных пере­дач об этом. В них гово­ри­лось о целом ряде очень инте­рес­ных, важ­ных вещей, свя­зан­ных с нашей недав­ней исто­рией. Такие без­за­ко­ния, кото­рые тогда тво­ри­лись, были хуже древ­них вет­хо­за­вет­ных вре­мен. Конечно, такое бывало и раньше, но не в таком мас­со­вом мас­штабе, когда мно­гие мил­ли­оны людей погибли и еще мно­гие мил­ли­оны постра­дали. Тем не менее, так бывало в исто­рии. Вольно или невольно уби­вали одного, а стра­дали потом мно­гие: мстили, уби­вали и детей, и жен­щин, и род­ных, и дру­зей, и зна­ко­мых, всех, а ино­гда уни­что­жали целые города, целые народы. Все бывало в исто­рии, чело­ве­че­ская исто­рия кро­вава. Поэтому мы и начи­наем, прежде всего, с этого греха – греха убий­ства. Какие вы нашли цитаты, свя­зан­ные с этим грехом?

Исх 21:12–14. Кто уда­рит чело­века так, что он умрет, да будет пре­дан смерти; но если кто не зло­умыш­лял, а Бог попу­стил ему попасть под руки его, то Я назначу у тебя место, куда убе­жать [убийце]; а если кто с наме­ре­нием умерт­вит ближ­него коварно [и при­бе­жит к жерт­вен­нику], то и от жерт­вен­ника Моего бери его на смерть.

Исх 21:28–29. Если вол забо­дает муж­чину или жен­щину до смерти, то вола побить кам­нями и мяса его не есть; а хозяин вола не вино­ват; но если вол бод­лив был и вчера и тре­тьего дня, и хозяин его, быв изве­щен о сем, не сте­рег его, а он убил муж­чину или жен­щину, то вола побить кам­нями, и хозя­ина его пре­дать смерти.

Это очень акту­ально. Сей­час собаки могут рас­тер­зать чело­века, а хозяин будет ни при чем, с него даже штраф не возь­мут, не говоря о том, что не будут судить. Вет­хий Завет в слу­чае, если хозяин знал о нраве живот­ного или тем более о его бешен­стве, реа­ги­ро­вал бы иначе. А сей­час есть бой­цо­вые собаки, кото­рые рас­про­стра­нены везде и кото­рые готовы за какой-то хвост мор­ковки рас­тер­зать чело­века. И по нашему зако­но­да­тель­ству за это хозя­ину ничего не будет.

Итак, есть слу­чаи, когда живот­ные нано­сят вред чело­веку. Это нака­зы­ва­ется смер­тью при усло­вии, что хозяин знал о такой воз­мож­но­сти, а поэтому дол­жен за это отвечать.

Далее, если чело­век уда­рил чело­века, и он умер от этого удара. В этом слу­чае чело­век вино­ват как убийца, если уда­рил слу­чайно. А если непред­на­ме­ренно, то он имеет шанс спа­стись в осо­бых местах, в осо­бых горо­дах-убе­жи­щах и в Иеру­са­лим­ском храме. Сна­чала таких горо­дов было три, потом пять. В Храме тоже можно было схва­титься за «роги жерт­вен­ника» и спа­стись. Но были такие убий­ства, что даже если чело­век успе­вал при­бе­жать в Храм и схва­титься за роги жерт­вен­ника, то и это не спа­сало. Это каса­лось убийств, как сей­час назы­ва­ется, с отяг­ча­ю­щими обсто­я­тель­ствами, напри­мер, с осо­бой жестокостью.

Исх 21:22–25. Когда дерутся люди, и уда­рят бере­мен­ную жен­щину, и она выки­нет, но не будет дру­гого вреда, то взять с винов­ного пеню, какую нало­жит на него муж той жен­щины, и он дол­жен запла­тить оную при посред­ни­ках; а если будет вред, то отдай душу за душу, глаз за глаз, зуб за зуб, руку за руку, ногу за ногу, обо­жже­ние за обо­жже­ние, рану за рану, ушиб за ушиб.

Когда чело­век уби­вает, и этот грех ему вме­ня­ется как убий­ство, то это вле­чет за собой «убий­ство убийцы», т.е. смерт­ную казнь. И оправ­да­ния нет, кроме одного слу­чая: если это было неволь­ное убий­ство и чело­век успел убе­жать. Не успел – зна­чит, даже неволь­ный убийца – это убийца.

Убить убийцу – это тоже убийство?

Конечно, вы правы. Убить убийцу – это несо­мненно тоже убий­ство. Но вет­хо­за­вет­ный Закон не вме­няет это убий­ство в вину. Это убий­ство, но оправ­дан­ное Зако­ном, потому что оно огра­ни­чи­вает рас­про­стра­не­ние зла. Но какими сред­ствами? Теми же: «око за око, зуб за зуб». Поэтому апо­стол Павел и гово­рит, что в Законе ничего не было дове­дено до совер­шен­ства. Почему нико­гда не любили пала­чей? Тот, кто уби­вал по Закону, сам не был убий­цей, но в таком чело­веке, кото­рый являлся испол­ни­те­лем этого Закона, тоже про­ис­хо­дили страш­ные изме­не­ния. Поэтому нужен был Новый Завет. Закон не мог до конца испра­вить людей, потому что кто-то же дол­жен был уби­вать убийц.

А гине­ко­лог, кото­рый делает аборт – тоже убийца?

Совер­шенно верно, это то же самое.

А почему Бог запре­тил уби­вать Каина?

Потому что он был наслед­ни­ком Адама.

Но мы все наслед­ники Адама!

Пра­вильно, поэтому никого нельзя убивать.

Но в Вет­хом Завете убий­ство нака­зы­ва­ется убий­ством. Каин убил род­ного брата, а Бог запре­щает не только его уби­вать, но и при­ка­саться к нему.

Это не в связи с убий­ством Авеля. Вспом­ните, ведь Каин гово­рит: «кто встре­тит меня, тот убьет меня». А Гос­подь ему дает как бы защиту, потому что под Каи­ном здесь под­ра­зу­ме­ва­ется не только Каин, а весь его род. Здесь не только лич­ност­ные, здесь еще родо­вые обер­тоны суще­ствуют. Об этом мы еще будем говорить.

Исх 22:2–3. Если кто заста­нет вора под­ка­пы­ва­ю­щего и уда­рит его, так что он умрет, то кровь не вме­нится ему; но если взо­шло над ним солнце, то вме­нится ему кровь.

«Если взо­шло солнце» – т. е. он видел, что про­ис­хо­дит, что этот чело­век кра­дет, а не угро­жает чьей-то жизни, а за воров­ство по Закону не подо­бает уби­вать. Если кто-то убьет вора, зная, что он всего лишь вор, то он сам ста­но­вится убий­цей. Вот какой смысл в сло­вах о вос­ходе или заходе солнца – видел он или не видел.

А если он не хотел убивать?

Тогда он неволь­ный убийца, и он дол­жен бежать в город-убе­жище. Успеет добе­жать – его сча­стье. Не успеет – будет убит.

Чис 35:16–19. Если кто уда­рит кого желез­ным ору­дием так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; и если кто уда­рит кого из руки кам­нем, от кото­рого можно уме­реть, так что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; или если дере­вян­ным ору­дием, от кото­рого можно уме­реть, уда­рит из руки так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно пре­дать смерти; мсти­тель за кровь может умерт­вить убийцу, лишь только встре­тит его, сам может умерт­вить его.

Эти места гово­рят о том, что неважно чем убить, хоть дере­вян­ной пал­кой, хоть пру­ти­ком. Иначе можно ска­зать: я думал, что пал­кой не убьешь. Мсти­тель за кровь может убить убийцу лишь только встре­тит его, т. е. без суда и следствия.

Чис 35:20–21. Если кто толк­нет кого по нена­ви­сти, или с умыс­лом бро­сит на него что-нибудь так, что тот умрет, или по вражде уда­рит его рукою так, что тот умрет, то уда­рив­шего должно пре­дать смерти: он убийца; мсти­тель за кровь может умерт­вить убийцу, лишь только встре­тит его.

Чис 35:31. И не берите выкупа за душу убийцы, кото­рый пови­нен смерти, но его должно пре­дать смерти.

Нельзя смерт­ную казнь убийцы заме­нить выку­пом. Убийца не может отку­питься, он как зачум­лен­ный. Чем стра­шен убийца? Тем, что он не может оста­но­виться, его как бы начи­нает при­вле­кать кровь чело­ве­че­ская. Есть какая-то мистика крови.

Я пере­пи­сы­ва­юсь с одним заклю­чен­ным, мужем одной сестры из нашего брат­ства. Он сей­час ста­ро­ста храма у себя в зоне, в Мор­до­вии. Несколько раз сидел за убий­ство. Он не может с собой спра­виться. Как только кто-то ему не понра­вится, на него как затме­ние нахо­дит – берет нож и уби­вает чело­века. При­чем неза­ви­симо от того, род­ствен­ник это или не род­ствен­ник. И даже после того, как стал при­хо­дить к вере в послед­нюю «отсидку», он опять убил чело­века и опять надолго сел. Реци­ди­вист – пони­ма­ете, что это зна­чит? Я как раз этим при­ме­ром хочу под­твер­дить, что чело­века, кото­рый убил один раз, начи­нает тянуть на убий­ство. Он сам по себе доб­рый чело­век, напи­сал мне недавно пре­крас­ное письмо. Как он умуд­ря­ется? Доста­точно одного удара – и он уби­вает человека.

Воз­можно, это уже на гене­ти­че­ском уровне.

Поэтому и гово­рится: «не берите выкупа за этого чело­века». Почему он дол­жен быть пре­дан смерти, почему нельзя выку­пить этого чело­века? Потому, что у убийцы, как у пре­лю­бо­дея, идут изме­не­ния, иска­же­ния, извра­ще­ния на гене­ти­че­ском уровне.

А сло­вом можно убить человека?

Это уже дру­гое, это не эти­че­ский, а аске­ти­че­ский грех, грех ненависти.

Лев 24:17. Кто убьет какого-либо чело­века, тот пре­дан будет смерти.

Лев 24:21. Кто убьет ско­тину, дол­жен запла­тить за нее; а кто убьет чело­века, того должно пре­дать смерти.

Итак, мы разо­брали пер­вый, самый клас­си­че­ский и, в неко­то­ром смысле, самый страш­ный смерт­ный грех, потому что здесь ситу­а­ция необ­ра­тима. Чело­век, кото­рый убил, уже не может ничего испра­вить. Уби­того чело­века не воскресишь.

А пока­я­ние?

Пока­я­ние может быть. Но я вам напо­ми­наю, что по хри­сти­ан­ским кано­нам, по цер­ков­ным пра­ви­лам пред­на­ме­рен­ный убийца отлу­ча­ется от церкви, от при­ча­стия на два­дцать лет. Я не знаю в точ­но­сти, насколько сей­час при­ме­ня­ются эти каноны. Пола­гаю, что в наше время не при­ме­ня­ются. Это очень древ­ние каноны, им более полу­тора тысяч лет. В этом же каноне гово­рится, что аборт – это такое же убий­ство, дето­убий­ство, при­чем отве­чают за это и муж­чина, и жен­щина, т. е. и отец, кото­рый не предот­вра­тил этого или уго­ва­ри­вал, при­нуж­дал и мать.

За аборт тогда тоже должны отлу­чать от Церкви?

Да, должны. Это очень тяже­лый грех, как за любое дру­гое убий­ство. По канону за это сле­дует 15–20 лет отлу­че­ния от Церкви. Сей­час дают епи­ти­мью в зави­си­мо­сти от того, когда это про­изо­шло, был ли чело­век тогда веру­ю­щим или нет. Это уже дол­жен опре­де­лять духов­ник, свя­щен­ник, с кото­рым чело­век бесе­дует на испо­веди – как чело­веку помочь испра­виться? На самом деле это очень серьезно. Конечно, хри­сти­ане не совер­шают абор­тов, точно так же, как не совер­шают убийств, пре­лю­бо­де­я­ний. Но я вам рас­ска­зал слу­чай про чело­века, кото­рый начал огла­шаться и снова сел за убий­ство. Правда, он не один раз перед этим сидел за убий­ство. У него заме­ча­тель­ная, веру­ю­щая жена. Мы уже более десяти лет много вни­ма­ния, сил, вре­мени уде­ляем заклю­чен­ным. Это очень труд­ное заня­тие, потому что, когда чело­век нахо­дится в ситу­а­ции «не совер­ше­ния греха», он ничем не хуже всех осталь­ных людей, ино­гда даже кажется лучше. Правда, часто это только кажется. Эти люди часто ведут раз­дво­ен­ную жизнь, что тоже надо иметь в виду. Они уже никому не верят, даже самим себе. Они спо­койно соврут вам, не морг­нув гла­зом. Они могут убе­дить себя в чем угодно, все счи­тают себя неви­нов­ными, гово­рят, что их засу­дили. Пока­я­ния найти прак­ти­че­ски невозможно.

В XX веке наш народ убий­ствами покрыл всю свою землю. Недавно пока­зы­вали фильм про Колыму. Там по всем доро­гам, где не коп­нешь – везде трупы мил­ли­о­нов людей.

А если чело­век убил, когда слу­жил в армии или на войне?

Это тоже грех. По канону свя­того Васи­лия Вели­кого чело­век, кото­рый испол­нял при­каз и убил дру­гого на войне, тоже отлу­чался от церкви, правда, не на 20 лет, а на 5 лет. От церкви, зна­чит – от при­ча­стия. В наше время это не все­гда одно и то же: ана­фема (отлу­че­ние от церкви) и отлу­че­ние от при­ча­стия пере­стали быть тож­де­ствен­ными поня­ти­ями, а в древ­но­сти было иначе.

Но он же защи­щал родину!

Поэтому и нака­за­ние в четыре раза меньше. В древ­но­сти хри­сти­а­нам запре­ща­лось идти в армию, это была одна из запре­щен­ных про­фес­сий. По тре­бо­ва­ниям церкви хри­сти­ане не имели права слу­жить в армии, потому что есть запо­ведь «не убей». Вы, навер­ное, зна­ете, что свя­щен­ни­кам нельзя даже ходить на охоту. Свя­щен­ник не может не только чело­века убить, но даже живот­ное. Если свя­щен­ник пошел на охоту и убил живот­ное, он запре­ща­ется в священнослужении.

А мыше­ловки ста­вить? Или тара­ка­нов убивать?

Я мышек не уби­ваю и тара­ка­нов тоже. А вот кома­ров уби­ваю, потому что они кро­во­пийцы. (Смех.)

Что ж теперь, с тара­ка­нами жить?

Но это только свя­щен­ни­ков каса­ется. Есть такие нормы, кото­рые сохра­ни­лись только по отно­ше­нию к свя­щен­ни­кам, а в древ­но­сти они отно­си­лись ко всем хри­сти­а­нам. Потому что, когда чело­век начи­нает уби­вать любую тварь… Вы зна­ете, что часто люди ста­но­вятся убий­цами после того, как в дет­стве у них был опыт убий­ства живот­ных, осо­бенно жесто­ких убийств: отры­ва­ния хво­стов, сжи­га­ния, раз­ры­ва­ния на части. Есть много дет­ских садист­ских ком­плек­сов. Дет­ский садизм очень тяже­лая вещь. Про­явив­шись в дет­стве, он может остаться на всю жизнь.

Бывает, что чело­век попа­дает в ситу­а­цию выбора из двух зол. Напри­мер, при напа­де­нии живот­ного чело­веку не надо ждать, пока оно его съест, он дол­жен будет убить это живот­ное или кого-то при­звать на помощь, чтобы убил его кто-то дру­гой. Но это уже пло­хая ситу­а­ция, в нор­маль­ном слу­чае такого не про­ис­хо­дит. Даже наобо­рот. Почему в житиях свя­тых часто опи­сы­ва­ются ситу­а­ции дружбы свя­тых с живот­ными? Мед­ведь при­хо­дил к пре­по­доб­ному Сер­гию и пре­по­доб­ному Сера­фиму, лев был руч­ным у пре­по­доб­ного Гера­сима. Все-таки мы с вами должны пони­мать, что никто не гово­рит о том, что надо раз­во­дить мышей, тара­ка­нов или крыс. Надо пони­мать, что все хорошо в меру, ведь все можно дове­сти до абсурда, потому что Закон до совер­шен­ства ничего не дово­дит. Надо все­гда пом­нить, что есть гра­ницы любой запо­веди, любого закона, нельзя ничего дово­дить до абсурда. Если кто-то ска­жет, что ему не поз­во­лено уби­вать, и при этом поз­во­лит убийце уби­вать всех вокруг себя вме­сто того, чтобы его обез­вре­дить, то в этом слу­чае он будет вино­ват вме­сте с убий­цей в смерти этих людей. Потому что в Биб­лии ска­зано, что тот, кто мог предот­вра­тить грех и не предот­вра­тил, так же гре­шен, как и сам согре­шив­ший. Это тоже надо помнить.

Я очень ценю древ­нее пред­пи­са­ние о том, что хри­сти­а­нину не надо слу­жить в армии, не надо уби­вать даже вра­гов. Нужно молиться, чтобы не было вра­гов, чтобы враги стали дру­зьями, нужно стя­жать такую силу молитвы. Да, мы часто не имеем такой силы и вынуж­дены под­чи­няться, но все-таки не каж­дый же попа­дает в такую ситу­а­цию, что надо защи­щаться и кого-то уби­вать. Кто-то регу­лярно попа­дает в такие ситу­а­ции, а кто-то нико­гда в жизни. Я верю в то, что ска­зано в Писа­нии: «Сердце чело­века обду­мы­вает свой путь, но Гос­подь управ­ляет шествием его» (Притч 16:9). Один пой­дет таким путем и все свои про­блемы решит без греха, а дру­гой, наобо­рот, будет все время жить на ком­про­мис­сах и в ситу­а­циях выбора из двух зол мень­шего. Обра­тите на это внимание.

Но ведь гово­рят же, что все гре­шат, даже святые.

Конечно, но гре­шат по-раз­ному. Поэтому все-таки греш­ные свя­тые назы­ва­ются свя­тыми, а греш­ные греш­ники – греш­ни­ками. И Писа­ние нико­гда не путает одних и дру­гих. Мне бы очень хоте­лось, чтобы вы, зная, что все люди греш­ные, нико­гда этим не при­кры­ва­лись, нико­гда этим не оправ­ды­вали себя, свой грех. Потому что, повто­ряю, не слу­чайно Писа­ние одних греш­ни­ков назы­вает свя­тыми, а дру­гих греш­ными. Все дело в том, по какому пути чело­век идет – по пути греха или по пути правды. Чело­век может ухо­дить от греха и решать свои жиз­нен­ные вопросы так, чтобы ему не при­хо­ди­лось выпус­кать из себя этого джина жесто­ко­сти, садизма, убий­ства и т. д. Это очень важно.

Прелюбодеяние

Время уже на исходе, но давайте все-таки еще рас­смот­рим сего­дня грех пре­лю­бо­де­я­ния. Тогда мы сего­дня раз­бе­рем два основ­ных боль­ших греха. Об убий­стве мы сего­дня доста­точно много гово­рили, чтобы в сле­ду­ю­щий раз уже совсем не воз­вра­щаться к этому вопросу.

Есть плот­ские грехи, кото­рые выхо­дят на уро­вень смерт­ных. Я вам уже при­во­дил при­меры, свя­зан­ные с пре­лю­бо­де­я­нием, т. е. с изме­ной супругу или супруге и, таким обра­зом, с пре­да­тель­ством. Любая измена есть пре­да­тель­ство. Если чело­век обе­щал быть вер­ным, и даже если он уже соби­ра­ется раз­во­диться, если люди раз­лю­били друг друга, если между ними есть непри­ми­ри­мые про­ти­во­ре­чия и нет дру­гого пути, но люди пока еще свя­заны узами брака – даже в этом слу­чае чело­век не дол­жен пре­да­вать дру­гого чело­века во избе­жа­ние смерт­ного греха. Это то, о чем сей­час мно­гие люди совер­шенно забыли.

Что такое измена?

Нару­ше­ние какого-то суще­ствен­ного обе­ща­ния (не вся­кого, конечно, мало ли какие обе­ща­ния бывают). Напри­мер, чело­век обе­щал быть вер­ным всю жизнь. В этом слу­чае любые брач­ные отно­ше­ния вне брака будут пре­лю­бо­де­я­нием, нару­ше­нием обе­ща­ния любви, изме­ной любви, даже если он зав­тра дол­жен разводиться.

А можно пре­дать детей?

Можно пре­дать и детей, измены раз­ные бывают. Бывает, дру­зья про­сто поссо­ри­лись, объ­яв­ляют друг другу бой­кот. Но все-таки это не та измена, о кото­рой здесь идет речь, не измена Богу и ближ­нему, кото­рому ты обе­ща­ешь вер­ность на всю жизнь. Чело­век все­гда дол­жен пом­нить, что «от слов своих оправ­да­ешься, от слов своих осу­дишься», как гово­рит Писа­ние. Ты дал обе­ща­ние, и даже если изме­ни­лись обсто­я­тель­ства, пока ты не снял с себя ответ­ствен­ность за свое обе­ща­ние – не изме­няй. Если чело­век раз­велся, потом женился после пока­я­ния вто­рой раз, тогда это не будет изме­ной. Или если умер супруг или супруга, и чело­век заклю­чил брак во вто­рой раз, это не будет изме­ной. Хотя чело­век имеет право остаться вер­ным сво­ему обе­ща­нию даже после раз­вода или после смерти супруга. Но тре­бо­вать этого от каж­дого чело­века, как пока­зы­вает опыт, нельзя, и поэтому здесь допус­ка­ется компромисс.

Пре­лю­бо­де­я­ние и любо­де­я­ние счи­та­ются оди­на­ко­выми по тяже­сти гре­хами. Пре­лю­бо­де­я­ние – «про­тив» име­ю­ще­гося брака, а любо­де­я­ние – это брач­ные отно­ше­ния вне брака, когда чело­век не состо­я­щий в браке имеет с кем-то брач­ные отно­ше­ния. Это такой же смерт­ный грех. Все телес­ные смерт­ные грехи назы­ва­ются блу­дом. Это родо­вое поня­тие: когда чело­век блу­дит – это пре­лю­бо­дей или любо­дей. Муже­лож­ство или ско­то­лож­ство – тоже блуд. Они столь же древ­ние, как и род чело­ве­че­ский. Да, это извра­ще­ние, но Свя­щен­ное писа­ние не гово­рит об этом в меди­цин­ских кате­го­риях, а гово­рит в кате­го­риях греха. Это такой же смерт­ный грех, и нака­за­ние за него цер­ковь назна­чает точно такое же, как за пре­лю­бо­де­я­ние или любо­де­я­ние. Сей­час к этому стали отно­ситься уди­ви­тель­ным обра­зом. Не слу­чайно, мно­гие уже шутят, что непо­нятно, где норма, а где откло­не­ние от нее. Это про­ис­хо­дит в силу зараз­но­сти этих гре­хов, кото­рые нико­гда в исто­рии чело­ве­че­ства не пре­тен­до­вали на рав­но­прав­ность и рав­но­цен­ность с нор­маль­ными отно­ше­ни­ями полов, хотя все­гда была свя­щен­ная про­сти­ту­ция при язы­че­ских хра­мах, в том числе и ско­то­лож­ство, и муже­лож­ство. Очень часто это вхо­дило в ком­плекс свя­щен­ной про­сти­ту­ции. Но сей­час к этому стали отно­ситься как к праву, кото­рым обла­дает каж­дый чело­век. Чело­век имеет право выбора: что хочу, то и делаю, как хочу, так и удо­вле­тво­ряю свои телес­ные потреб­но­сти, достав­ляю себе удо­воль­ствие, чем хочу. Удо­воль­ствие стало на пер­вое место: если чело­век достав­ляет себе удо­воль­ствие, а при этом еще и дру­гому, то это уже не осуж­да­ется обще­ством. Это, конечно, бес­пре­це­дент­ная вещь. Такие уче­ния были в Древ­ней Гре­ции. Напри­мер, эвде­мо­низм, когда чело­век пре­выше всего ста­вит свое удо­воль­ствие и чув­ствен­ное сча­стье. Сей­час при­мерно то же самое: люди раду­ются, когда чело­век вышел замуж или женился, и не потому, что он полю­бил, а потому что он полу­чит сча­стье. В наше время сек­су­аль­ное удо­воль­ствие стало сино­ни­мом сча­стья. Если где-то в кино гово­рится, что герой не познал в жизни сча­стья, то име­ются в виду совер­шенно опре­де­лен­ные вещи: что чело­век ни с кем не имел сек­су­аль­ных отно­ше­ний. И это, конечно, гово­рит о том, что наш мир пал ниже даже самой низ­кой, язы­че­ской отметки.

Язы­че­ство знало все эти грехи, осо­бенно в период упадка. Взять, напри­мер, исто­рию Рим­ской импе­рии или гре­че­ской циви­ли­за­ции. Напри­мер, спар­танцы, эти зна­ме­ни­тые воины, были в боль­шин­стве своем гомо­сек­су­а­ли­сты, так как они с дет­ства жили в изо­ли­ро­ван­ных муж­ских обще­ствах, где это счи­та­лось самым обыч­ным делом.

И монахи тоже?

Нет, нико­гда не было такого, чтобы все монахи гре­шили. Среди мона­хов все­гда могли быть греш­ники. Это дей­стви­тельно было так, и в исто­ри­че­ских доку­мен­тах это зафик­си­ро­вано. Еще импе­ра­тор Юсти­ниан в сере­дине VI века каз­нил двух епи­ско­пов, кото­рые были ули­чены в содом­ском грехе. Это смерт­ный грех, и он отнесся к этому, как к вет­хо­за­вет­ной норме: пре­лю­бо­де­я­ние, любо­де­я­ние, муже­лож­ство, ско­то­лож­ство, еще и кро­во­сме­ше­ние, о кото­ром ска­жем позже – это пять основ­ных плот­ских смерт­ных греха. Суще­ствует масса вся­че­ских форм раз­врата, и очень много плот­ских гре­хов, но смерт­ными явля­ются только эти пять.

Но ведь Пуш­кин нико­гда не был бы Пуш­ки­ным, если бы у него не было женщин?

Но он нико­гда себя в этом не оправ­ды­вал. Вы помните, позже, когда он женился, он даже каялся в этом, в позд­ний период жизни он был очень чут­ким к этим вещам. Так жили люди в его среде: не все­гда понятно, где это был про­сто флирт, а где флирт захо­дил уже слиш­ком далеко.

У него был такой тем­пе­ра­мент! Он как-то другу сво­ему напи­сал, что колеб­лется, жениться ему или не жениться: ведь она у него сто тринадцатая.

Тем­пе­ра­мент был не только у него. Но здесь име­ются в виду увле­че­ния, не факт, что это была сто три­на­дца­тая налож­ница. Флирт, к сожа­ле­нию, был очень при­нят: и копили, и счи­тали. Это было при­нято в выс­шем обще­стве. И налож­ницы были при­няты, в том числе и при хри­сти­ан­ских импе­ра­тор­ских дво­рах Европы и в XVIII, и в XIX веках. Более того, это счи­та­лось обя­за­тель­ным для импе­ра­тора. Было бы странно, если бы импе­ра­тор не имел кроме жены какую-нибудь налож­ницу – фаво­ритку, как тогда гово­рили, или фаво­рита, если это императрица.

Но все-таки слу­жи­тели церкви это не приветствовали?

Конечно не при­вет­ство­вали, но они обя­заны были мол­чать. Это импе­ра­тор­ская власть. Ска­жешь – зав­тра без головы оста­нешься. Архи­епи­скоп Арсе­ний (Маце­е­вич) ведь не слу­чайно только сей­час кано­ни­зи­ро­ван. Ека­те­рина II сгно­ила его в застен­ках только за то, что он обли­чал ее нече­стие. Есть и дру­гие пре­це­денты, про­сто нам надо лучше знать свою историю.

Есть всего девять типов смерт­ных гре­хов, два основ­ных мы сего­дня разо­брали. Мне было бы, конечно, инте­ресно разо­брать это подроб­нее. Здесь очень много инте­рес­ного и важ­ного. Все, кто сего­дня не испол­нил зада­ние, обя­за­тельно к сле­ду­ю­щему разу сде­лайте. Давайте стре­миться к есте­ствен­ной хри­сти­ан­ской норме жизни: чтобы слово не рас­хо­ди­лось с делом. В сле­ду­ю­щий раз будем цити­ро­вать уже по вашим выпи­сан­ным цита­там, а не по моему сборнику

Беседа вторая

Прелюбодеяние (окончание)

Про­дол­жим раз­го­вор о смерт­ных гре­хах. В про­шлый раз мы оста­но­ви­лись на грехе блуда, кото­рый, как вы помните, может иметь раз­ные про­яв­ле­ния. Самыми тяже­лыми из них, как мы гово­рили, явля­ются пре­лю­бо­де­я­ние, любо­де­я­ние, муже­лож­ство и ско­то­лож­ство. Мы гово­рили об этом по суще­ству, но не успели при­ве­сти всех тех мест Писа­ния, кото­рые это под­твер­ждают. Их очень много, может быть, больше, чем о дру­гих смерт­ных гре­хах, что и понятно, потому что физи­че­ское пре­лю­бо­де­я­ние, невер­ность, пре­да­тель­ство все­гда соот­но­си­лись в Свя­щен­ном писа­нии с пре­лю­бо­де­я­нием духов­ным, с невер­но­стью Богу, пре­да­тель­ством Бога. Напри­мер, когда Хри­стос гово­рит: «Род сей пре­лю­бо­дей­ный и греш­ный зна­ме­ний ищет», – под­ра­зу­ме­ва­ется, конечно, в первую оче­редь пре­лю­бо­де­я­ние духов­ное, т. е. невер­ность Богу, а не то, что люди изме­няют направо и налево своим женам или мужьям. Нет, тогда не было того, что есть сей­час, да и быть не могло. Но духов­ное пре­лю­бо­де­я­ние Хри­стос про­зре­вал, и выра­жа­лось оно в раз­ного рода вещах, прежде всего в неже­ла­нии и неуме­нии слы­шать голос Божий и испол­нять волю Божью.

Сей­час мы будем гово­рить, конечно, о пре­лю­бо­де­я­нии и дру­гих блуд­ных гре­хах в физи­че­ском плане. Вот, напри­мер, очень боль­шой отры­вок в книги Левит (Лев 18:6–29):

Лев 18:6. Никто ни к какой род­ствен­нице по плоти не дол­жен при­бли­жаться с тем, чтобы открыть наготу. Я Господь.

Здесь име­ется в виду еще одна раз­но­вид­ность блуд­ных гре­хов, кото­рые назы­ва­ются кро­во­сме­ше­нием. Есть опре­де­лен­ная сте­пень род­ства, кото­рую пре­сту­пать нельзя во избе­жа­ние греха, при­чем смерт­ного греха кро­во­сме­ше­ния. Это имеет еще и меди­цин­ский смысл, свя­зан­ный с тем, что в кро­во­смес­ных бра­ках дети рож­да­ются неполноценными.

Лев 18:7. Наготы отца тво­его и наготы матери твоей не откры­вай: она мать твоя, не откры­вай наготы ее.

Это тоже из обла­сти кро­во­сме­ше­ния, сей­час мы бы назвали это «эди­пов ком­плекс» или инцест. Открыть наготу – это зна­чит всту­пить в плот­скую связь.

Лев 18:8. Наготы жены отца тво­его не откры­вай: это нагота отца твоего.

Т. е. даже если твой отец, допу­стим, женился вто­рично и по крови его жена тебе не мать, а мачеха – все равно ты не можешь всту­пать с ней ни в какие отношения.

Лев 18:9. Наготы сестры твоей, дочери отца тво­его, или дочери матери твоей, родив­шейся в доме или вне дома, не откры­вай наготы их.

Дальше идут раз­ные сте­пени род­ствен­ной близости:

Лев 18:10. Наготы дочери сына тво­его или дочери дочери твоей, не откры­вай наготы их, ибо они твоя нагота.

Лев 18:11. Наготы дочери жены отца тво­его, родив­шейся от отца тво­его, она сестра твоя [по отцу], не откры­вай наготы ее.

Лев 18:12. Наготы сестры отца тво­его не откры­вай, она еди­но­кров­ная отцу твоему.

Лев 18:13. Наготы сестры матери твоей не откры­вай, ибо она еди­но­кров­ная матери твоей.

Лев 18:14. Наготы брата отца тво­его не откры­вай и к жене его не при­бли­жайся: она тетка твоя.

Лев 18:15–17. Наготы невестки твоей не откры­вай: она жена сына тво­его, не откры­вай наготы ее. Наготы жены брата тво­его не откры­вай, это нагота брата тво­его. Наготы жены и дочери ее не откры­вай; дочери сына ее и дочери дочери ее не бери, чтоб открыть наготу их, они еди­но­кров­ные ее; это беззаконие.

Лев 18:16. Не бери жены вме­сте с сест­рою ее, чтобы сде­лать ее сопер­ни­цею, чтоб открыть наготу ее при ней, при жизни ее.

Лев 18:19. И к жене во время очи­ще­ния нечи­стот ее не при­бли­жайся, чтоб открыть наготу ее.

Т. е. нельзя всту­пать в брач­ные отно­ше­ния с жен­щи­ной в дни очищения.

Лев 18:20. И с женою ближ­него тво­его не ложись, чтобы излить семя и осквер­ниться с нею.

Это уже в чистом виде любо­де­я­ние или прелюбодеяние.

Лев 18:21. Из детей твоих не отда­вай на слу­же­ние Молоху и не бес­че­сти имени Бога твоего.

В послед­нем слу­чае име­ется в виду несколько иной грех. Мы с вами в про­шлый раз начи­нали раз­го­вор об идо­ло­слу­же­нии. Молох – это был идол, лож­ный бог. Помните, мы гово­рили, что в его чреве сжи­гали детей?

Лев 18:22. Не ложись с муж­чи­ною, как с жен­щи­ною: это мерзость.

Т. е. это и есть мужеложство.

Лев 18:23. И ни с каким ско­том не ложись, чтоб излить [семя] и осквер­ниться от него; и жен­щина не должна ста­но­виться пред ско­том для сово­куп­ле­ния с ним: это гнусно.

Т. е. это и есть скотоложство.

Лев 18:24. Не осквер­няйте себя ничем этим, ибо всем этим осквер­нили себя народы, кото­рых Я про­го­няю от вас: и осквер­ни­лась земля, и Я воз­зрел на без­за­ко­ние ее, и сверг­нула с себя земля живу­щих на ней. А вы соблю­дайте поста­нов­ле­ния Мои и законы Мои и не делайте всех этих мер­зо­стей, ни тузе­мец, ни при­ше­лец, живу­щий между вами, ибо все эти мер­зо­сти делали люди сей земли, что пред вами, и осквер­ни­лась земля; чтоб и вас не сверг­нула с себя земля, когда вы ста­нете осквер­нять ее, как она сверг­нула народы, быв­шие прежде вас; ибо если кто будет делать все эти мер­зо­сти, то души дела­ю­щих это истреб­лены будут из народа своего.

В послед­нем стихе речь идет уже о нака­за­нии. Здесь снова ука­зы­ва­ется, что все эти грехи явля­ются смертными.

Лев 20:10. Если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женою замуж­нею, если кто будет пре­лю­бо­дей­ство­вать с женою ближ­него сво­его, – да будут пре­даны смерти и пре­лю­бо­дей и прелюбодейка.

Вот видите, это очень важ­ная осо­бен­ность Биб­лии в отли­чие от прак­ти­че­ски всех осталь­ных куль­тур и всех осталь­ных наро­дов, где в грехе пре­лю­бо­де­я­ния все­гда обви­ня­лась только жен­щина и чаще всего уби­ва­лась именно жен­щина, взя­тая в пре­лю­бо­де­я­нии. В Биб­лии гово­рится, что муж­чина вино­ват точно так же, а потому обе сто­роны равно пре­да­ются смерти.

Это рас­смат­ри­ва­ется только в том слу­чае, если брак в церкви?

Какая раз­ница? Это в том слу­чае, если брак закон­ный, а он дол­жен быть закон­ным, он дол­жен быть при­знан обще­ством. В наше время таким явля­ется брак зарегистрированный.

Это сей­час мы так счи­таем, а раньше доста­точно было того, что люди брали на себя обя­за­тель­ство перед Богом…

Это есте­ственно. Но вен­ча­ния-то нико­гда раньше не было, даже в хри­сти­ан­ской церкви вен­ча­ние появи­лось не раньше IX века. А до этого было только бла­го­сло­ве­ние, про­сто объ­яв­ляли об этом в церкви, а затем муж и жена вме­сте при­ча­ща­лись. Этого было доста­точно, чтобы это было как-то при­знано людьми и заре­ги­стри­ро­вано госу­дар­ством – в зави­си­мо­сти от зако­нов каж­дого кон­крет­ного общества.

Почему ска­зано: «Если кто с женою замуж­нею будет прелюбодействовать»?

Потому что если с неза­муж­нею, то это будет назы­ваться любодеяние.

А если он женат, а она не замужем?

Тогда для него это будет пре­лю­бо­де­я­ние, а для нее – любо­де­я­ние. Все равно это смерт­ный грех, все равно резуль­тат один. По сути – ника­кой раз­ницы. В дан­ном слу­чае не так важно, заре­ги­стри­ро­ван брак или не заре­ги­стри­ро­ван, это ничего не зна­чит. Соци­аль­ные послед­ствия могут быть раз­ные, но духов­ные и физи­че­ские послед­ствия – одинаковые.

Лев 20:11. Кто ляжет с женою отца сво­его, тот открыл наготу отца сво­его: оба они будут пре­даны смерти, кровь их на них. Если кто ляжет с невест­кою своею, то оба они да будут пре­даны смерти: мер­зость сде­лали они, кровь их на них.

Лев 20:13. Если кто ляжет с муж­чи­ною, как с жен­щи­ною, то оба они сде­лали мер­зость: да будут пре­даны смерти, кровь их на них.

Лев 20:15. Кто сме­сится со ско­ти­ною, того пре­дать смерти, и ско­тину убейте.

Сме­ситься – это как случка.

Лев 20:16. Если жен­щина пой­дет к какой-нибудь ско­тине, чтобы сово­ку­питься с нею, то убей жен­щину и ско­тину: да будут они пре­даны смерти, кровь их на них.

Лев 20:17. Если кто возь­мет сестру свою, дочь отца сво­его, или дочь матери своей, и уви­дит наготу ее и она уви­дит наготу его: это срам, да будут они истреб­лены перед гла­зами сынов народа сво­его; он открыл наготу сестры своей: грех свой поне­сет он.

Лев 20:18. Если кто ляжет с женою во время болезни кро­во­очи­ще­ния и откроет наготу ее, то он обна­жил исте­че­ния ее и она открыла тече­ние кро­вей своих: оба они да будут истреб­лены из народа своего.

Не могу здесь ничего ска­зать, это жен­щины должны объ­яс­нить, почему это плохо.

Мне кажется, с точки зре­ния меди­цины, потому что в это время про­ис­хо­дит очи­ще­ние всего орга­низма, поэтому могут быть вся­кие зара­же­ния, т. е., я думаю, это вредно для здоровья.

То, что это свя­зано с жиз­нен­ным опы­том, это без­условно. Но все-таки за запо­ве­дью нико­гда не стоит одна только ути­ли­тар­ная под­ос­нова. Ну, хорошо, что еще мы можем с вами найти?

Лев 19:29. Не осквер­няй дочери твоей, допус­кая ее до блуда, чтобы не блу­до­дей­ство­вала земля и не напол­ни­лась земля развратом.

Здесь более общее рас­суж­де­ние. Это пра­вильно, конечно, «не допус­кай до блуда дочь свою»: т. е. ты отве­ча­ешь за то, чтобы этого не было, поскольку если дочка еще не очень взрос­лая, то отве­чать должны родители.

Лев 21:9. Если дочь свя­щен­ника осквер­нит себя блу­до­де­я­нием, то она бес­че­стит отца сво­его; огнем должно сжечь ее.

Это част­ный слу­чай – дочь свя­щен­ника. Все равно это грех любодеяния.

А почему тех надо побить кам­нями, а ее сжечь огнем?

Неиз­вестно, что лучше. Резуль­тат один. Давайте посмот­рим боль­шие отрывки из Вто­ро­за­ко­ния, а потом, если вы нашли еще что-то из серии блуд­ных гре­хов, будем дополнять.

Втор 22:13–21. Если кто возь­мет жену и вой­дет к ней и воз­не­на­ви­дит ее, и будет воз­во­дить на нее пороч­ные дела и пустит о ней худую молву, и ска­жет: «я взял сию жену, и вошел к ней, и не нашел у нее дев­ства», то отец отро­ко­вицы и мать ее пусть возь­мут и выне­сут при­знаки дев­ства отро­ко­вицы к ста­рей­ши­нам города, к воро­там; и отец отро­ко­вицы ска­жет ста­рей­ши­нам: дочь мою я отдал в жену сему чело­веку, и [ныне] он воз­не­на­ви­дел ее, и вот, он взво­дит [на нее] пороч­ные дела, говоря: «я не нашел у дочери твоей дев­ства»; но вот при­знаки дев­ства дочери моей. И рас­сте­лют одежду пред ста­рей­ши­нами города. Тогда ста­рей­шины того города пусть возь­мут мужа и нака­жут его, и нало­жат на него сто сиклей серебра пени и отда­дут отцу отро­ко­вицы за то, что он пустил худую молву о девице изра­иль­ской; она же пусть оста­нется его женою, и он не может раз­ве­стись с нею во всю жизнь свою. Если же ска­зан­ное будет истинно, и не най­дется дев­ства у отро­ко­вицы, то отро­ко­вицу пусть при­ве­дут к две­рям дома отца ее, и жители города ее побьют ее кам­нями до смерти, ибо она сде­лала срам­ное дело среди Изра­иля, блу­до­дей­ство­вав в доме отца сво­его; и так истреби зло из среды себя.

Втор 22:22. Если най­ден будет кто лежа­щий с женою замуж­нею, то должно пре­дать смерти обоих: и муж­чину, лежав­шего с жен­щи­ною, и жен­щину; и так истреби зло от Израиля.

Втор 22:23. Если будет моло­дая девица обру­чена мужу, и кто-нибудь встре­тится с нею в городе и ляжет с нею, то обоих их при­ве­дите к воро­там того города, и побейте их кам­нями до смерти: отро­ко­вицу за то, что она не кри­чала в городе, а муж­чину за то, что он опо­ро­чил жену ближ­него сво­его; и так истреби зло из среды себя.

Втор 22:27. Если же кто в поле встре­тится с отро­ко­ви­цею обру­чен­ною и, схва­тив ее, ляжет с нею, то должно пре­дать смерти только муж­чину, лежав­шего с нею, а отро­ко­вице ничего не делай; на отро­ко­вице нет пре­ступ­ле­ния смерт­ного: ибо это то же, как если бы кто вос­стал на ближ­него сво­его и убил его; ибо он встре­тился с нею в поле, и хотя отро­ко­вица обру­чен­ная кри­чала, но некому было спа­сти ее.

Втор 27:20–23. Про­клят, кто ляжет с женою отца сво­его, ибо он открыл край одежды отца сво­его! И весь народ ска­жет: аминь. Про­клят, кто ляжет с каким-либо ско­том! И весь народ ска­жет: аминь. Про­клят, кто ляжет с сест­рою своею, с доче­рью отца сво­его, или доче­рью матери своей! И весь народ ска­жет: аминь. Про­клят, кто ляжет с тещею своею. И весь народ ска­жет: аминь. [Про­клят, кто ляжет с сест­рою жены своей! И весь народ ска­жет: аминь.]

Про­кля­тие здесь ука­зы­вает на смер­тель­ный исход.

Что еще для нас важно? Конечно, вы видите, что здесь осо­бен­ным обра­зом охра­ня­ются род­ствен­ные связи. Но в Законе есть и пря­мое тре­бо­ва­ние почи­та­ния роди­те­лей, при­чем непо­чи­та­ние роди­те­лей тоже вос­при­ни­ма­ется как смерт­ный грех. С одной сто­роны, здесь при­сут­ствует общий кон­текст почи­та­ния стар­ших в обще­стве, в семье, в госу­дар­стве, в вет­хо­за­вет­ной церкви; с дру­гой сто­роны, суще­ствуют акценты, свя­зан­ные именно с роди­тель­ским дол­гом. Почему непо­чи­та­ние роди­те­лей при­во­дит к смерти? Вы помните, что вет­хо­за­вет­ный народ был носи­те­лем откро­ве­ния. Это откро­ве­ние пере­да­ва­лось не через книги, как сей­час, когда мы можем взять и про­чи­тать любую книжку, да и то еще недавно такую книгу и достать было непро­сто, и про­чи­тать было трудно. В древ­но­сти это тем более было очень про­бле­ма­тично. Поэтому пере­дача пре­да­ния, тра­ди­ции осу­ществ­ля­лась прежде всего в семье, в роде. Если рас­про­стра­нится грех непо­чи­та­ния стар­ших, начи­ная с роди­те­лей, то эта тра­ди­ция может иска­зиться или совсем уме­реть. Именно поэтому запо­ведь о почи­та­нии роди­те­лей имела в первую оче­редь даже не соци­аль­ную функ­цию почи­та­ния стар­ших в обще­стве, а охра­няла воз­мож­ность научиться истин­ной вере и не впасть в идо­ло­по­клон­ство. Не забудьте этот аспект. Его очень часто упус­кают из вида и думают, что роди­тели имеют про­сто право на какой-то дик­тат в отно­ше­нии детей. Но это не так.

Почи­та­ние роди­те­лей важно в любом слу­чае, однако дети при этом имеют право не согла­ситься с роди­те­лями, если те учат их не тому или не так. В Вет­хом Завете име­лись в виду кон­крет­ные вещи – если они учат идо­ло­по­клон­ству, или дру­гому смерт­ному греху, или если они совсем не учат своих детей. Дети рас­тут сами по себе, а роди­тели думают: вырас­тет – пусть сам выби­рает. Так как опыт чело­ве­че­ства откро­венно и одно­значно гово­рит о том, что это непра­вильно, так быть не должно и не может – в девя­но­ста с лиш­ним про­цен­тах слу­чаев дети выби­рают то, что им в свое время откроют стар­шие, – поэтому такое роди­тель­ское нера­де­ние тоже пори­ца­ется. Непо­чи­та­ние роди­те­лей – тема, кото­рая в наше время очень актуальна.

Мы уже гово­рили об убий­ствах – сколько убийств сей­час про­ис­хо­дит; мы гово­рили о пре­лю­бо­де­я­нии, любо­де­я­нии и про­чих сек­су­аль­ных гре­хах, потому что в наше время в этой сфере про­изо­шел про­сто какой-то обвал. И раньше южные люди были более чув­ствен­ными, север­ные – более «замо­ро­жен­ными», в том числе и в плот­ских отно­ше­ниях, но нико­гда не было так, чтобы все народы земли одно­вре­менно взбе­си­лись и ничего бы не хотели знать, кроме секса. Сей­час про­ис­хо­дит именно это. Я не ожи­дал уви­деть подоб­ные вещи ни в Ита­лии, ни в Испа­нии, а когда я их видел, то меня это удив­ляло. Осо­бое вни­ма­ние к этой сфере – на теле­экра­нах, при­чем позд­ние, ноч­ные пере­дачи – это даже ника­кое не эро­ти­че­ское кино, это самая нор­маль­ная пор­но­гра­фия. В Испа­нии, напри­мер, рабо­тает несколько таких кана­лов парал­лельно целый день, я спе­ци­ально про­ве­рял. В Ита­лии у меня на это не было вре­мени, но все-таки один раз я тоже про­ве­рил. И все совер­шенно сво­бодно, бесплатно.

Зна­чит то, что у нас, это еще терпимо?

Несрав­нимо! Этим все зара­жено, вся атри­бу­тика, на май­ках такие изоб­ра­же­ния, что нор­маль­ный чело­век не может их одеть и пойти по городу.

Это и нас ожидает?

Воз­можно. Это пер­вое, что меня пора­зило в Англии и во Фран­ции. В Скан­ди­на­вии я этого не заме­тил, там все скром­нее – и в Шве­ции, и в Дании, и в Фин­лян­дии. Может, там более отмо­ро­жен­ный народ. Аме­ри­канцы, гово­рят, в этом отно­ше­нии народ более кон­крет­ный, хотя по обще­до­ступ­ному теле­ви­де­нию там ни одной такой про­граммы не уви­дишь, все очень по-пуритански.

Я слы­шал, что как раз во Фран­ции создан какой-то коми­тет, кото­рый рас­смат­ри­вает все пере­дачи перед тем, как они пой­дут по теле­ви­де­нию, в отно­ше­нии их воз­дей­ствия на пси­хику чело­века. Если они счи­тают, что воз­дей­ствие нега­тив­ное, то про­сто запре­щают эти передачи.

Но это, во-пер­вых, госу­дар­ствен­ные каналы, а во-вто­рых, это совсем не обя­за­тельно свя­зано с плот­скими гре­хами. Воз­дей­ствием на пси­хику может быть все что хотите: трил­леры, какая-нибудь глу­пая мистика, дья­воль­щина, кото­рая часто на пси­хику дей­ствует зна­чи­тельно больше, или все эти убий­ства. Но сек­су­аль­ные темы тоже воз­дей­ствует очень сильно. Больше всего такие вещи рас­про­стра­нены в Ита­лии и Испа­нии. Я, правда, не знаю наших кана­лов, я нико­гда не смот­рел НТВ-Плюс и не знаю, что там пока­зы­вают. Гово­рят, у нас тоже есть какая-то про­грамма на уровне «Плей­боя». Это огром­ная про­блема во всем мире, и глав­ное здесь то, что на эту тему бук­вально взбе­си­лись все сразу, моло­дежь совер­шенно поте­ряла вся­кие тормоза.

Это про­блема для восточ­ного мира, поэтому мусуль­мане и упре­кают европейцев.

Отча­сти это так, поэтому они и паран­джу носят, но с дру­гой сто­роны, что там про­ис­хо­дит внутри – вы зна­ете. Вы были, навер­ное, в восточ­ных стра­нах, сами видели: стоит дом глу­хой сте­ной к вам, на улицу может не выхо­дить ни одного окна, и что там про­ис­хо­дит – никому непонятно.

А «голу­бые»? Даже по теле­ви­де­нию гово­рят, что в Биб­лии нет таких мест, где это было запре­щено, но мы же сколько раз читали, что муже­лож­ство запрещается.

Вот именно. Обра­тите вни­ма­ние, как в Биб­лии об этом гово­рится. Всеми этими мер­зо­стями были напол­нены народы, окру­жав­шие Изра­иль. С древ­них вре­мен для язы­че­ства все это было очень харак­терно, в порядке вещей было и ско­то­лож­ство, и муже­лож­ство, и все, что хотите. О Содоме и Гоморре рас­ска­зы­ва­ется в самом начале Писа­ния. И в древ­ней Гре­ции все это было.

Понятно, что даже в язы­че­ском мире обще­ство все­гда будет воз­ра­жать, потому что это допол­ни­тель­ный источ­ник болез­ней и к тому же под­ры­вает закон дето­рож­де­ния, поэтому хотя бы с точки зре­ния обще­ствен­ной пользы это одно­значно плохо.

Но нам сей­час важно не это. Сей­час важно отме­тить, что это дей­стви­тельно про­ти­во­есте­ствен­ные вещи. Хотя они и суще­ствуют так же давно, как белый свет, однако важно пом­нить, что они раз­ру­шают духов­ное здо­ро­вье людей, делают их цини­ками, совер­шенно отри­ца­ю­щими все духов­ные начала.

Повто­ряю, это все – грехи, так же как и убий­ства всех видов, вплоть до абор­тов. Вы посмот­рите, ведь у нас мно­гие до сих пор не счи­тают аборт убий­ством. Сна­чала совет­ская власть была заин­те­ре­со­вана в дето­рож­де­нии, аборты были запре­щены госу­дар­ством до 1956 года, их делали тайно. Есте­ственно, все всё делают, но только тайно. Невоз­можно про­сто запре­тить что-то, но одно дело, что при этом при­зна­ется обще­ством за норму, а что не при­зна­ется, так как нару­шая норму, люди нару­шали закон. А потом аборты стали раз­ре­шены, и сей­час это вообще целая инду­стрия. Неко­то­рые жен­щины, бед­ные, дохо­дили до умо­по­мра­че­ния (я знаю по испо­ве­дям), делали и пять, и десять, и пят­на­дцать абор­тов, и даже больше… Конечно, это вле­чет за собой тяже­лей­шие послед­ствия для самих этих людей.

Непочитание родителей

Точно такое же рас­про­стра­не­ние сей­час имеет смерт­ный грех непо­чи­та­ния роди­те­лей (См. еще об этой про­блеме ранее). С одной сто­роны, во мно­гом вино­ваты сами роди­тели, кото­рые чаще всего не несут с собой вообще ника­кой тра­ди­ции, ника­кой веры, ника­кого порядка, ника­кого закона Божьего – вообще ничего в себе не несут. Поэтому почи­тать их в этом отно­ше­нии, т. е. как носи­те­лей Божьего закона, Божьей пра­вед­но­сти и правды, даже не при­хо­дит в голову. Очень часто полу­ча­ется наобо­рот: веру­ю­щие дети стра­дают от неве­ру­ю­щих роди­те­лей, вот до чего мы дожили! Если во всем слу­шаться роди­те­лей, то так можно дойти даже до пре­да­тель­ства Самого Бога, потому что часто роди­тели совер­шенно спо­койно, без зазре­ния сове­сти, пред­ла­гают своим детям это делать.

Люди до сих пор сильно враж­дуют про­тив Бога, очень сильно. Я никак не думал, что так долго будет дер­жаться этот грех в нашем народе. Но я знаю совер­шенно точно, посто­янно с этим стал­ки­ва­ясь, как стра­дают веру­ю­щие мужья от неве­ру­ю­щих жен, веру­ю­щие жены от неве­ру­ю­щих мужей, дети от роди­те­лей, а ино­гда и роди­тели от неве­ру­ю­щих детей. Но, увы, даже в веру­ю­щих семьях бывают про­блемы с почи­та­нием роди­те­лей. Про неве­ру­ю­щих сей­час гово­рить трудно, понятно, что там есть все про­блемы, в той или иной форме они суще­ствуют все­гда. Но и у веру­ю­щих, у кото­рых совсем не должно было бы этого быть, тем не менее это есть. Потому что, повто­ряю, с одной сто­роны, вино­ваты сами роди­тели, с дру­гой сто­роны – обще­ство, ну а с тре­тьей сто­роны, есть гре­хов­ность самих детей, кото­рые не хотят бороться с иску­ше­ни­ями, напа­да­ю­щими на них через это обще­ство, через соб­ствен­ную семью и т. д. Дети сами с удо­воль­ствием зара­жа­ются гор­ды­ней, потому что борьба про­тив роди­те­лей в первую оче­редь гово­рит о гор­дыне чело­века. Даже если ты с роди­те­лями в чем-то не согла­сен – это нико­гда никого не удив­ляло, все­гда могут быть какие-то раз­но­гла­сия между поко­ле­ни­ями – но ведь бла­го­дар­ность роди­те­лям, почи­та­ние роди­те­лей и не озна­чает согла­сия во всем, а озна­чает лишь согла­сие в глав­ном. Но только тогда, когда они не уво­дят своих детей и вну­ков от Бога, от Божьей спра­вед­ли­во­сти, Божьей правды и кра­соты. Это вы, пожа­луй­ста, тоже себе заметьте, поскольку сей­час ситу­а­ция осо­бенно непри­ят­ная: и роди­тели не на высоте, и дети, и все обще­ство. И исправ­лять эти вещи очень трудно.

Есть такая про­блема, что роди­тели создают для детей эмо­ци­о­наль­ную веру, чтобы она была, но не мешала жить.

Чтобы помо­гала им жить!

Нет, именно не мешала жить, но была. Напри­мер, пойти поста­вить свечку, куличи освя­тить, а вот слу­жить Богу так, как надо, – это не нужно.

Да-да. Они гово­рят: «Мы верим так, как должны верить свет­ские люди». Да, я тоже слы­шал, что «мне вполне доста­точно рели­ги­оз­но­сти свет­ского человека».

Но ведь это без­ве­рие получается!

Да, но они счи­тают, что этого доста­точно. Это зна­чит: при­шел раз в год поста­вить свечку, когда тебе очень плохо, или при­шел свя­той водички взять тоже раз в год, кого-то отпел, кого-то кре­стил, кого-то повен­чал – и все, достаточно.

Я стал­ки­вался с ситу­а­цией, когда ребе­нок при­хо­дил к вере и ста­рался жить по вере, а роди­тели кри­чали: «Что вы дела­ете! Вы гро­бите моего ребенка!» Как можно почи­тать таких родителей?

Почи­тать их можно, но вот только как? Мы уже как-то с вами гово­рили об этом. Почи­тать в том смысле, в каком тре­буют почте­ния все те, кто, даже будучи не прав, тем не менее может попасть в беду, забо­леть, начать нуж­даться. И дети обя­заны, как вы хорошо зна­ете, обес­пе­чи­вать своих роди­те­лей, если они попали в беду. Конечно, когда все нор­мально, когда роди­тели обес­пе­чи­вают детей при­да­ным, тогда речь не идет о том, что дети должны роди­те­лей обес­пе­чи­вать. Но, тем не менее, если вдруг что-то подоб­ное слу­чи­лось, дети должны почтить своих роди­те­лей бла­го­дар­но­стью, а зна­чит, и какими-то мате­ри­аль­ными сред­ствами, и воз­мож­но­стью поси­деть с ними, если кто-то в болезни, и прочее.

Но в запо­веди о почи­та­нии роди­те­лей есть еще один аспект, кото­рый гово­рит уже не о пере­даче тра­ди­ции, а соб­ственно об отношениях.

Исх 21:15. Кто уда­рит отца сво­его или мать свою, того должно пре­дать смерти.

К сожа­ле­нию, подоб­ные вещи у нас ино­гда слу­ча­ются, сей­час на это стали смот­реть слиш­ком легко. Если такие ссоры про­ис­хо­дят, осо­бенно если кто-то из роди­те­лей выпи­вает или еще как-то не очень адек­ватно себя ведет, то бывает и зло­сло­вие, и даже домаш­ние драки у нас встре­ча­ются. Если нет при этом каких-то осо­бых оправ­ды­ва­ю­щих обсто­я­тельств, то я даю за это епитимью.

Роди­те­лям или детям?

Тем, кто согре­шил, т. е. кто при­шел на испо­ведь, конечно.

Исх 21:17. Кто зло­сло­вит отца сво­его или свою мать, того должно пре­дать смерти.

Т. е. не только уда­рить, но и зло­сло­вить – грех.

Лев 20:9. Кто будет зло­сло­вить отца сво­его или мать свою, тот да будет пре­дан смерти; отца сво­его и мать свою он зло­сло­вил: кровь его на нем.

Как видите, смерт­ный грех – и зло­сло­вие роди­те­лей, и, тем более, их физи­че­ское уни­чи­же­ние, т. е. честь роди­те­лей должна быть сохра­ня­ема, и об этом должны забо­титься не только сами взрос­лые люди, но и их дети. Нужно защи­щать честь не только жены или мужа, или детей, но и роди­те­лей. У нас, честно вам скажу, за всю свою жизнь я об этом про­сто нико­гда не слы­шал. Нигде не читал, нигде не слы­шал, что честь роди­те­лей должны сохра­нять и защи­щать не только они сами, но и их дети, т. е. чтобы дети всту­па­лись за честь роди­те­лей, что они на самом деле про­сто обя­заны делать.

А где это написано?

В самой запо­веди ска­зано: «Кто зло­сло­вит отца сво­его, или свою мать, того должно пре­дать смерти».

Т. е. это про­блема Пав­лика Морозова?

Отча­сти да.

Я читал, что там не все было так про­сто. Ока­зы­ва­ется, отец очень пил и все время изби­вал всех, и мать, и детей, и он про­сто таким обра­зом засту­пился и за мать, и за млад­ших детей. У нас об этом не было напи­сано. Пав­лик был им вме­сто отца, так как отец прак­ти­че­ски ничего по дому не делал, а Пав­лик все делал – и уби­рался, и за малень­кими детьми уха­жи­вал, т. е. там все было сложно.

В любом слу­чае, какие бы ни были обсто­я­тель­ства, он пре­дал сво­его отца.

Я хотел бы, чтобы на эту запо­ведь вы обра­тили осо­бое вни­ма­ние. У мно­гих, я думаю, есть дети, у кого-то, навер­ное, даже внуки есть, т. е. для вас все это очень важно. Эта запо­ведь отно­сится ко всей жизни чело­века, не только тогда, когда детки малень­кие, но и когда взрос­лые, они должны знать ее, так же как «не убей», «не пре­лю­бо­дей­ствуй» и т. д. Конечно, если они взрос­лые, они смо­гут ска­зать: «Мы неве­ру­ю­щие, мы ника­ких запо­ве­дей знать не хотим». Но при этом они должны знать, что послед­ствия будут в них самих. Зло будет дей­ство­вать в них самих, если они, даже будучи неве­ру­ю­щими, допу­стят это зло. Пусть они не думают, что если они неве­ру­ю­щие, то могут не слу­шать запо­веди, не слу­шать голоса Божьего. Все равно они полу­чают нака­за­ние, поэтому пре­ду­пре­ждать их необ­хо­димо и поэтому они должны знать эти запо­веди и ста­раться испол­нять их.

Я слы­шал, что гово­рят: «Так было в Вет­хом Завете, а в Новом Завете уже не так». Это дети так отвечают.

Это дети шутят. В Новом Завете – то же самое, и Хри­стос гово­рит о почи­та­нии роди­те­лей прямо: вы упразд­нили своей запо­ве­дью, говоря роди­те­лям: «кор­ван (дар Божий) то, чем бы ты от меня вос­поль­зо­вался» (Мк 7:9–12). Вме­сто того, чтобы помочь мате­ри­ально роди­те­лям, отдают это на храм, и Хри­стос осуж­дает лице­ме­рие таких детей, кото­рые хотят якобы помочь храму, потому что это было очень пре­стижно. Помо­гать церкви, помо­гать Божьим делам, храму, свя­щен­нику все­гда очень пре­стижно, а вот роди­те­лям помо­гать не пре­стижно: они ста­рые, глу­пые, в глу­бо­кой ста­ро­сти они уже сами, как дети. Поэтому на это как бы никто не смот­рит, и Хри­стос воз­му­ща­ется этим лице­ме­рием и хан­же­ством. Так что если дети не читали Еван­ге­лие и не знают Новый Завет, то вы, как люди, кото­рые знают, должны тут же, мгно­венно им ска­зать: «Друг мой, ты лице­ме­ришь, в Писа­нии ска­зано то-то и то-то».

Незна­ние закона от ответ­ствен­но­сти не освобождает.

Ignorantia non est argumentum – незна­ние не есть доказательство.

С детьми и роди­те­лями все понятно? Еще раз коротко. В нор­маль­ном слу­чае пер­вая обя­зан­ность роди­те­лей – пере­да­вать тра­ди­цию истин­ной веры. Если роди­тели пере­дают тра­ди­цию веры, но откло­ня­ясь от истины, тогда можно их не слу­шать в той части, в какой они от истины укло­ня­ются, это вам очень важно знать. Мало ли какие веры суще­ствуют. Допу­стим, вы роди­лись в какой-нибудь бурят­ской семье. Роди­тели у вас веру­ю­щие, доб­ро­по­ря­доч­ные люди, но шаманы. Какие они роди­лись – такие они и есть, они испо­ве­дуют шама­низм, и они вас вос­пи­ты­вают. В нашем брат­стве есть один маль­чик, он сей­час уже сту­дент. Мама у него была мусуль­манка, а отец, насколько я помню, как раз такой шама­нист, бурят. Сам маль­чик – хри­сти­а­нин, его мама при­шла к вере, стала пра­во­слав­ной, с отцом они раз­ве­дены, но отец – очень бога­тый чело­век, по-доб­рому помо­гает им, но и сильно вли­яет. И тут нельзя ска­зать, что надо слу­шаться роди­те­лей, потому что они научат тебя истин­ной вере. Все-таки мусуль­ман­ство – это не пра­во­слав­ная вера, хотя и содер­жит в себе много цен­ного и истин­ного, и тем более шама­низм, кото­рый вообще не знает истин­ного Бога. Так что здесь нужны свои гра­ницы. И в то же время, повто­ряю, ваша ответ­ствен­ность – пере­да­вать им истин­ную веру, думать, как это сде­лать. В раз­ном воз­расте это дела­ется по-раз­ному. Кроме того, в любом слу­чае, если у вас есть роди­тели, даже если они неве­ру­ю­щие, вы должны почи­тать их. Это зна­чит, что даже если кто-то из них при­дет нетрез­вым, даже если они захо­тят под­нять на вас руку, то вы на них, на своих роди­те­лей, под­ни­мать руку не должны, зло­сло­вить их не должны, кри­чать на них не должны, даже если вы с ними абсо­лютно не согласны или, допу­стим, они ведут себя плохо. Повто­ряю, почи­та­ние роди­те­лей не озна­чает абсо­лют­ного согла­сия с ними во всем. Это обя­за­тель­ство вза­и­мо­по­мощи, помощи нуж­да­ю­ще­муся и бла­го­дар­ность за пере­дачу истин­ной веры, если роди­тели тако­вой обла­дали или обладают

А если отец бьет, мать бьет?..

Не надо бить самому. Можно уйти, можно вызвать мили­цию, можно еще что-то сде­лать. Это очень слож­ные вопросы. Я лично счи­таю, что в таких слу­чаях все равно надо забо­титься о роди­те­лях, даже если они алко­го­лики. Но не вечно же они пья­ные! Надо лечить их, но жить, может быть, отдельно, потому что жить вме­сте в наших совре­мен­ных усло­виях, когда все трутся боками друг о друга, невоз­можно. Также можно ска­зать и о том, что у нас есть брат­ство «Трез­ве­ние».

И надо запи­сы­вать туда алкоголиков?

Конечно. И не только алко­го­ли­ков, прежде всего сами вер­ные должны это сде­лать, чтобы было кому с ними заниматься.

С ними еще и зани­маться нужно?

Надо как-то вме­сте их вытя­ги­вать из этого, это же брат­ство трез­ве­ния, а не брат­ство алкоголиков.

Вообще, это забо­ле­ва­ние души.

Отча­сти да, и это тоже лечится, все лечится. Итак, идем дальше. Пожа­луй­ста, вопросы по поводу почи­та­ния родителей.

А что если жена про­во­ци­рует детей на то, чтобы они вели себя непра­вильно? Когда она в раз­дра­же­нии, она не отста­нет до тех пор, пока сын у меня не сорвется.

Ну, пусть он за нее молится – и все. Только тер­петь и молиться, что бы она ни делала, что бы она ни гово­рила – не реа­ги­ро­вать. Это един­ствен­ная воз­мож­ность, про­сто отклю­читься, потому что иначе все равно иску­ше­ние будет дей­ство­вать. Нет пре­дела искушению.

Пра­вильно ли я думаю, что все равно нужны какие-то дей­ствия во всех ситуациях?

В дан­ном слу­чае дру­гого выхода нет. А как он будет мол­чать, он же не заткнет себе уши? Когда чело­век молится, во-пер­вых, Гос­подь будет помо­гать, во-вто­рых, он сосре­до­то­чен, этого чело­века труд­нее побе­дить духовно.

Но это все-таки бездействие?

Нет. Молитва – это боль­шая сила.

Т. е. дру­гим кажется, что он мол­чит, но он молится?

Да.

Но все равно нужна какая-то жиз­нен­ная позиция.

Это тоже жиз­нен­ная пози­ция. А что здесь еще сде­ла­ешь? Когда все нор­мально, то про­фи­лак­ти­че­ски можно много чего сде­лать, но когда про­блема уже есть… Пой­демте дальше.

Идолослужение

Итак, еще один грех – идо­ло­слу­же­ние. Когда мы гово­рили о пре­лю­бо­де­я­нии, я уже упо­ми­нал, что суще­ствует пре­лю­бо­де­я­ние физи­че­ское и пре­лю­бо­де­я­ние духов­ное. Это духов­ное пре­лю­бо­де­я­ние как раз и есть пре­да­тель­ство сво­его Бога, кото­рое при­во­дит к идо­ло­слу­же­нию. И наобо­рот: идо­ло­слу­же­ние при­во­дит к пре­да­тель­ству сво­его Бога, Бога Истины.

Это мисти­че­ский грех?

Да, это мисти­че­ское пре­лю­бо­де­я­ние. Но идо­ло­слу­же­ние все­гда вхо­дило в число смерт­ных гре­хов. В про­шлый раз я вам гово­рил, что идо­ло­слу­же­ние стало как бы кор­нем всех смерт­ных гре­хов, поскольку именно отступ­ле­ние от Бога ста­но­вится пово­дом для того, чтобы чело­век вел рас­пут­ный образ жизни, зло­сло­вил роди­те­лей или их не почи­тал и в конце кон­цов сеял смерть. Чело­век, нахо­дя­щийся в един­стве с Богом, сдер­жи­ва­ется даже тогда, когда его оби­рают, даже когда его оби­жают, даже когда ему трудно; он ста­ра­ется раз­ре­шить все кон­фликты без войны, без убийства.

Идо­ло­слу­же­ние, конечно, может быть раз­ным. Ясно, что в древ­но­сти чаще всего это было бук­валь­ное идо­ло­слу­же­ние. Стоял какой-то идол в каком-то язы­че­ском храме, и нужно было послу­жить этому идолу как богу. А он мог вхо­дить в какую-то систему древ­ней рели­ги­оз­ной мифо­ло­гии, где один бог рож­дал дру­гого, тре­тьего, пятого, деся­того, совер­шал какие-то геро­и­че­ские про­ступки, сам гре­шил, подобно Зевсу, – все могло быть. Конечно, было много куль­тов, свя­зан­ных с почи­та­нием кос­ми­че­ских сил. Это есте­ственно, и это было всем более или менее понятно. Идо­лом могла высту­пать еще и вся­кая власть, как духов­ная, так и госу­дар­ствен­ная. Импе­ра­тор все­гда, вольно или невольно, соблаз­нялся отно­ше­нием к себе, как к идолу, он себя ста­вил в центр миро­зда­ния, счи­тая, что у него хва­тит сил, с одной сто­роны, на устро­е­ние этого гре­хов­ного мира, с дру­гой сто­роны – на то, чтобы пора­бо­тить себе всех и вся.

Име­ется в виду язы­че­ский император?

Любой. К сожа­ле­нию, исто­рия прак­ти­че­ски не знает хри­сти­ан­ских импе­ра­то­ров. Когда начи­на­ешь вни­ма­тельно смот­реть, то даже кано­ни­зи­ро­ван­ные кня­зья (а таких очень немного), даже зна­ме­ни­тые исто­ри­че­ские лич­но­сти типа Дмит­рия Дон­ского отнюдь, мягко выра­жа­ясь, не без­упречны. Или импе­ра­тор Кон­стан­тин и его мать Елена, уж не говоря про импе­ра­тора Юсти­ни­ана. С кня­зем Вла­ди­ми­ром тоже не все про­сто: хотя его, конечно, кано­ни­зи­ро­вали, но кано­ни­зи­ро­вали отно­си­тельно недавно, в послед­ние века.

Про­яс­ните, пожа­луй­ста, один момент в связи с этим: Бог, зная, что Он кумир, ска­зал, чтобы люди не сотво­рили себе кумира. Была какая-то теле­пе­ре­дача, и там никто не смог отве­тить на этот вопрос.

Кумир – это идол. А Он – Гос­подь Бог. Он не кумир и не идол. Люди не могли отве­тить, потому что не знают смысла слов.

Что име­ется в виду, когда гово­рится: «не сотвори себе кумира»? Иисуса Хри­ста или Бога?

Идола! Лож­ных богов можно сде­лать из чего угодно. Почи­та­ние истин­ного Бога также легко иска­зить, пре­вра­тить в язы­че­ство. Посмот­рите, как ино­гда бывает, когда даже в храме Божьем, хри­сти­ан­ском, начи­нают культ ста­вить выше самой Церкви, самого испол­не­ния воли Божьей. Если обряд на пер­вом месте, если он самое глав­ное – это еще не все­гда куми­ро­тво­ре­ние, но все­гда уже путь к идо­ло­по­клон­ству. О каком обряде гово­рится? Я помню, напри­мер, как мы одна­жды шли крест­ным ходом в храме. Я был тогда дья­ко­ном на при­ходе, только-только начи­нал, пер­вые месяцы слу­жил, конечно, еще не знал всех куль­то­вых тон­ко­стей. Я вообще неболь­шой люби­тель такого жест­кого культа, когда все непо­движно, все, что напи­сано, один к одному должно испол­няться, т. е. когда буква уби­вает дух. И вот мы шли, шли, и я помню, что какой-то чело­век из толпы, может, не очень разумно посту­пив, пере­шел нам дорогу. И насто­я­тель был так раз­до­са­до­ван, что как толк­нет его, тот аж отле­тел в сто­рону. Мол, не мешай. И мне тоже доста­лось, но это ладно. Того чело­века защи­тить было невоз­можно, потому что там и гла­зом не успе­ешь морг­нуть – чело­век только высу­нул нос, ему тут же дали по носу, и все, при­чем инте­ресно, что народ на это тоже не реа­ги­рует. Все­гда, когда про­ис­хо­дят такие без­об­ра­зия, народ к этому отно­сится совер­шенно спокойно.

А что можно сде­лать? Ска­зать свя­щен­нику, что он не прав? Разве можно свя­щен­нику делать заме­ча­ние? Гово­рят, что этого делать нельзя, судить свя­щен­ника – грех.

Нет, вы меня про­стите! Почему нельзя? Чтобы судить свя­щен­ника, суще­ствуют цер­ков­ные суды. Как же нельзя? Все-таки весь народ Божий дол­жен сле­дить за поряд­ком в церкви. Весь народ.

Как в Ека­те­рин­бург­ской епар­хии: народ под­нялся – и сняли епи­скопа, потому что изде­вался над сту­ден­тами духов­ной семинарии.

Совер­шенно верно. Вот видите, хорошо, что вы помните все эти вещи. Это было не так давно, может быть, года четыре назад. Епи­скоп там был хули­га­ни­стый, и народ вос­стал. То же самое было в Том­ске, там тоже сняли епи­скопа, при­чем вос­стал даже дья­кон, к кото­рому епи­скоп стал при­ста­вать – только при­ста­вать, он ничего больше не делал. И тот так это дело раз­вер­нул, что его под­дер­жал фонд «Мемо­риал», и в резуль­тате епи­скопа сняли.

А что это – какая-то немощь, лож­ная вера, неве­рие? В голове не укла­ды­ва­ется, как вот, зная Бога…

Мы как раз и гово­рим о том, что можно слу­жить не Богу, а культу, думая при этом, что слу­жишь Богу. Какой бы ни был культ: он может быть очень слож­ным или очень про­стым, эсте­ти­че­ски слож­ным или строго аске­ти­че­ским. Я про­сто при­вел вам это как при­мер, это как раз и есть идо­ло­тво­ре­ние, т. е. смерт­ный грех. Когда хри­сти­ане в древ­но­сти нару­шали госу­дар­ствен­ный закон, потому что он тре­бо­вал почи­та­ния импе­ра­тора Рим­ской импе­рии как бога (импе­ра­тор был богом по закону госу­дар­ства), а хри­сти­ане отка­зы­ва­лись, они знали, что за это по закону Рим­ского госу­дар­ства пола­га­ется смерт­ная казнь.

Так и было напи­сано в законе?

Да. Они не слу­ша­лись госу­дар­ствен­ных вла­стей. Хотя ска­зано: «Нет вла­сти не от Бога» (Рим 13:1), но это ска­зано не для того, чтобы слу­шать все и согла­шаться со всеми. Я помню, когда в КГБ вызы­вали и гово­рили: «А ты почему не хочешь с нами сотруд­ни­чать? Ведь ска­зано в Писа­нии: нет вла­сти не от Бога, но вся­кая власть от Бога уста­нов­лена». Они иску­шали, как сатана иску­шал Хри­ста цита­тами из Писа­ния. Но сей­час не будем на это отвле­каться, у нас нет времени.

Я хочу дове­сти до конца обсуж­де­ние вопроса об идо­ло­слу­же­нии, чтобы вы тоже поняли, что в наше время, кроме таких пря­мых идоль­ских гре­хов, есть и более слож­ные слу­чаи. Есть про­стые вещи: напри­мер, сей­час снова воз­рож­да­ется язы­че­ство – и рус­ское, и во всех наро­дах Повол­жья, да и в При­бал­тике тоже, а где-нибудь в Удмур­тии, Чува­шии – осо­бенно активно, уже не говоря про Буря­тию или Кал­мы­кию. И госу­дар­ствен­ная власть этому потворствует.

Так вот, есть идо­ло­тво­ре­ние, идо­ло­слу­же­ние и дру­гого рода. Клас­си­че­скими идо­лами явля­ются деньги, власть, спо­соб­ность к чудо­тво­ре­нию. Вы хорошо зна­ете, что очень часто люди клюют именно на это. В наше время доба­вился еще и ком­форт. Мы ради этого смот­рели с вами фильм «Послед­нее иску­ше­ние Хри­ста», чтобы понять, какие иску­ше­ния пере­жи­вает совре­мен­ный чело­век. Про­сто ком­фор­том, про­сто семей­ным сча­стьем, бла­го­по­лу­чием – это отвле­кает чело­века, и не про­сто отвле­кает, а прямо уво­дит от Бога силь­нее вся­кого дру­гого идола, потому что зву­чит бла­го­родно. Ну как: я ведь дол­жен помочь роди­те­лям вос­пи­ты­вать детей, т. е. моих вну­ков, я дол­жен там то-то и то-то. Кажется, что же в этом пло­хого? Кто же про­тив детей, про­тив вну­ков, кто про­тив дачи, про­тив отдыха? Но так как люди ни в чем не знают меры, то они все больше и больше делают это за счет Бога, слу­же­ния Ему, и вообще за счет своей духов­ной жизни. Хотят найти хоро­шую, пре­стиж­ную работу – а разве талант­ли­вый чело­век не имеет права на пре­стиж­ную работу? Имеет. А на хоро­шую зар­плату? Имеет. Если чело­век достой­ный, если он это не кри­ми­наль­ным путем при­об­ре­тает, а дей­стви­тельно по своим зна­ниям, заслу­гам, затра­чи­вая боль­шой труд, много учась, – почему нет? Почему чело­веку не зара­ба­ты­вать хорошо, почему ему не иметь дей­стви­тельно пре­стиж­ную, началь­ствен­ную работу? Никто же не про­тив. Уж тем более почему ему не иметь хоро­шую семью или вну­ков, хоро­шую дачу, воз­мож­ность хоро­шего отдыха, хоро­шую машину и дру­гие какие-то удоб­ства в этом мире, в своей жизни.

Где та грань, когда нор­маль­ное стрем­ле­ние чело­века к нор­маль­ной жизни пре­вра­ща­ется в идо­ло­слу­же­ние, – ска­зать, как пра­вило, невоз­можно. Чело­век чув­ствует это только по пло­дам. Вдруг что-то про­ис­хо­дит внут­ренне. Сна­чала чело­век гово­рит: «Я бы рад был пойти в храм, я бы рад был испо­ве­даться, при­ча­ститься, я бы рад прийти в общину, в брат­ство, я рад учиться, полу­чать духов­ное обра­зо­ва­ние или даже кате­хи­зи­ро­вать людей, помо­гать им прийти к Богу, остаться с Богом неза­ви­симо от всех труд­но­стей нашей жизни. Я бы рад, но – не могу». Дей­стви­тельно, чело­век не может все сразу, он дол­жен делать что-то одно. Но потом, на сле­ду­ю­щем этапе, чело­век уже пере­стает и этому радо­ваться. Он чув­ствует, что ему уже и не инте­ресны духов­ные темы. Сна­чала он еще из веж­ли­во­сти, под­дер­жи­вает какое-то коли­че­ство вре­мени раз­го­вор на цер­ков­ные темы, а потом и это ему уже ста­но­вится не нужно. Он пере­стает общаться, пере­стает встре­чаться, зво­нить и т. д. Духовно он сна­чала засы­пает, а потом уми­рает. Я видел огром­ное коли­че­ство таких людей. К сожа­ле­нию, часто это именно наи­бо­лее талант­ли­вые люди, энер­гич­ные, тру­до­лю­би­вые, что осо­бенно жалко, поскольку от них мог бы быть дей­стви­тельно реаль­ный толк. Люди могли бы много делать для Бога, для церкви, для людей, но не полу­ча­ется. Всё, они зани­ма­ются собой – быт, семья, отдых, работа – всё как у языч­ни­ков. Я говорю даже о тех, кто огласился…

Можно ска­зать, как тот юноша, кото­рый испол­нял всё…

Совер­шенно верно. Но богат­ство его съело. Когда Хри­стос пред­ло­жил ему пойти за Собой и для этого нужно было отдать свое богат­ство, – он не смог. А это богат­ство может быть раз­ное: и духов­ное, и куль­тур­ное, и наци­о­наль­ное. Уже ника­кой Божий при­зыв для такого чело­века ничего не зна­чит, он уже свя­зан по рукам и ногам. Вот, у меня дети, внуки, дача, работа, мое и их здо­ро­вье – т. е. так посту­пают и языч­ники. Любить любя­щих их могут и языч­ники, а быть хри­сти­а­нами, жить по-хри­сти­ан­ски языч­ники не могут. Иметь хоро­шую работу, хоро­шие мозги, хоро­шее обра­зо­ва­ние, помо­гать своим род­ным и близ­ким, жене и детям – это может любой языч­ник. И уж во вся­ком слу­чае, не хри­сти­а­нин или не пра­во­слав­ный – спокойно.

То есть если я отка­зы­ва­юсь во имя церкви от работы, то это есте­ственно, ничего такого сверхъ­есте­ствен­ного здесь нет?

Это вопрос: что зна­чит во имя церкви?

Если у меня не будет вре­мени уде­лять вни­ма­ние церкви. Про­сто работа такого уровня, что она тре­бует отдачи всего себя.

Дело в том, что это, конечно, миф. Я только что вер­нулся из Архан­гель­ска. Еще я был в Севе­ро­двин­ске на боль­шом пред­при­я­тии, куда меня при­гла­сил дирек­тор, кото­рый, конечно, занят, он не нови­чок, он бук­вально под­ни­мал это про­из­вод­ство. Он мне гово­рит: «Вы не согла­си­тесь пого­во­рить с моими сотруд­ни­ками, с рабо­чими? Про­сто пого­во­рить. У них есть вопросы на духов­ные темы». Да, про­сто пого­во­рить со свя­щен­ни­ком. Я отве­тил: «Почему нет?» Мне не так часто при­хо­дится гово­рить с рабо­чими в таких боль­ших собра­ниях. И вот мы с ними пого­во­рили. Инте­ресно, что этот дирек­тор про­шел огла­ше­ние, хотя обычно такие люди ухо­дят. Я уже настолько к этому при­вык, что такие люди при­шли, огла­си­лись, часто даже недо­огла­си­лись, часто они что-то про­пус­кают, не делают того, что им гово­рят, или делают не до конца, в резуль­тате огла­ша­ются напо­ло­винку, почти по каса­тель­ной. Про­хо­дит неко­то­рое коли­че­ство меся­цев, мак­си­мум год-дру­гой, и мы все реже и реже встре­ча­емся, слы­шимся-видимся, так или иначе обща­емся, и люди ухо­дят из церкви. Сна­чала из брат­ства – потому что здесь тре­бу­ются боль­шие уси­лия, а они думают, что им хва­тит при­хода, – а потом и из при­хода, и вообще из церкви, а то и от Бога. При этом все­гда пере­дают воз­душ­ные поце­луи и уве­ре­ния в том, что мы, конечно, все друг друга любим, пом­ним, знаем, хотели бы видеться, но вот только не получается.

Мате­ри­ально не помогают?

По-раз­ному бывает. Но мне важ­нее не это. Я был почти уве­рен, что и с этим чело­ве­ком будет, как у всех. Тем более такое огром­ное пред­при­я­тие – тысяча рабо­та­ю­щих, это не кол­лек­тив из 10 чело­век. У нас часто малень­кую фир­мочку откроют, 10–15 чело­век – и то уже всё, они с утра до ночи, с ночи до утра, без выход­ных, им только вырваться на отдых на недельку несколько раз в год – и всё. А здесь дей­стви­тельно тысяча чело­век рабо­тает. Мне было очень инте­ресно, потому что я вижу, как он рабо­тает: чело­век посто­янно в труде, у него дей­стви­тельно нет выход­ных, ему посто­янно зво­нят, ему надо решать какие-то важ­ней­шие вопросы, видно, на каком уровне пере­го­воры… Тем не менее он остался в Архан­гель­ском брат­стве. Он, может быть, не каж­дое вос­кре­се­нье при­хо­дит в храм, бывают форс-мажор­ные обсто­я­тель­ства. Но они могут быть у кого угодно, чело­век может забо­леть в конце кон­цов или что-то дру­гое слу­чится – все может быть. По линейке нико­гда ничего не стро­ится. Но видно, что чело­век совер­шенно живой, что как только у него есть воз­мож­ность – он тут же бежит в храм, он помо­гает, он и при­ход в Архан­гель­ске обу­стра­и­вает, очень много жерт­вует и явно, и менее явно, и рабо­чих своих дает, он и батюшке дом построил на свои средства…

У него долж­ность такая…

Это не долж­ность, он ничего из этого не дол­жен делать, никто его не обя­зал. На заводе – это сплош­ная ответ­ствен­ность, сплош­ные обя­зан­но­сти… Понятно, что у него и воз­мож­но­сти есть, но он тоже не дол­жен это делать в ущерб своей работе, он тоже не враг себе. Если он хочет, чтобы было высо­ко­рен­та­бель­ное пред­при­я­тие, он не дол­жен дер­жать на работе лиш­них людей, сей­час не то время, чтобы можно было дер­жать тысячу чело­век без­дель­ни­ков. Он при­гла­шает своих сотруд­ни­ков на кате­хи­за­цию. Он заста­вил их пере­стать пить: или, гово­рит, пить не будете, или зав­тра же уволь­не­ние. Коди­ро­ваться – зна­чит коди­ро­ваться, если не можете сами бро­сить. У них элит­ное про­из­вод­ство, слож­ней­шее, нема­лое коли­че­ство вспо­мо­га­тель­ных про­из­водств. Это луч­шее пред­при­я­тие города. У него уже пошел на огла­ше­ние стар­ший сын, а вто­рой – неве­ру­ю­щий, он пока не хочет на огла­ше­ние идти. Сам он уве­рен, что реально при­во­дит в Цер­ковь только слово истины, слово про­по­веди и огла­ше­ние. Без этого совре­мен­ный чело­век, тем более заня­тый, разум­ный, при­лич­ный и моло­дой, про­сто не удер­жится. Да и пожи­лой не удер­жится, обя­за­тельно во что-нибудь вле­зет. Прежде всего люди ухо­дят в свою скор­лупу. И вот я посмот­рел: чело­век, кото­рый обла­дает боль­шими воз­мож­но­стями, боль­шими ресур­сами, кото­рый не отка­зался от очень ответ­ствен­ной, очень труд­ной работы, и тем не менее гре­хом идо­ло­слу­же­ния в этом вто­ром смысле слова не болен абсо­лютно. Это, конечно ред­чай­ший слу­чай, скажу вам честно, его можно как обра­зец поставить.

Так вот, в наше время, дей­стви­тельно, идо­ло­слу­же­ние пустило чрез­вы­чайно глу­бо­кие корни, хотя нам кажется, что это что-то древ­нее, когда покло­ня­лись, напри­мер, какому-то тотему. «При­но­ся­щий жертву богам, кроме одного Гос­пода, да будет истреб­лен» (Исх 22:20). Вот это должны знать и моло­дые, и ста­рые, и люди, так ска­зать, интел­лек­ту­аль­ных и худо­же­ствен­ных про­фес­сий, и люди руко­во­дя­щие, и самые про­стые или пожи­лые, кто на пен­сии – всем этот грех идо­ло­слу­же­ния до конца жизни будет гро­зить в наших усло­виях, когда у нас так много язы­че­ского в самом обще­стве, в самой совре­мен­ной куль­туре, уж не говоря о сред­ствах мас­со­вой инфор­ма­ции и т. д., где все это искус­ственно раздувается.

Давайте про­чтем две цитаты из книги Вто­ро­за­ко­ние, кото­рые отно­сятся к этому греху.

Втор 13:6–16. Если будет уго­ва­ри­вать тебя тайно брат твой, [сын отца тво­его или] сын матери твоей, или сын твой, или дочь твоя, или жена на лоне твоем, или друг твой, кото­рый для тебя, как душа твоя, говоря: «пой­дем и будем слу­жить богам иным, кото­рых не знал ты и отцы твои», богам тех наро­дов, кото­рые вокруг тебя, близ­ких к тебе или отда­лен­ных от тебя, от одного края земли до дру­гого, – то не согла­шайся с ним и не слу­шай его; и да не поща­дит его глаз твой, не жалей его и не при­кры­вай его, но убей его; твоя рука прежде всех должна быть на нем, чтоб убить его, а потом руки всего народа; побей его кам­нями до смерти, ибо он поку­шался отвра­тить тебя от Гос­пода, Бога тво­его, Кото­рый вывел тебя из земли Еги­пет­ской, из дома раб­ства; весь Изра­иль услы­шит сие и убо­ится, и не ста­нут впредь делать среди тебя такого зла. Если услы­шишь о каком-либо из горо­дов твоих, кото­рые Гос­подь, Бог твой, дает тебе для житель­ства, что появи­лись в нем нече­сти­вые люди из среды тебя и соблаз­нили жите­лей города их, говоря: «пой­дем и будем слу­жить богам иным, кото­рых вы не знали», – то ты разыщи, иссле­дуй и хорошо рас­спроси; и если это точ­ная правда, что слу­чи­лась мер­зость сия среди тебя, порази жите­лей того города острием меча, пре­дай закля­тию его и все, что в нем, и скот его порази острием меча; всю же добычу его собери на сре­дину пло­щади его и сожги огнем город и всю добычу его во все­со­жже­ние Гос­поду, Богу тво­ему, и да будет он вечно в раз­ва­ли­нах, не должно нико­гда вновь сози­дать его.

Втор 17:2–7. Если най­дется среди тебя в каком-либо из жилищ твоих, кото­рые Гос­подь, Бог твой, дает тебе, муж­чина или жен­щина, кто сде­лает зло пред очами Гос­пода, Бога тво­его, пре­сту­пив завет Его, и пой­дет и ста­нет слу­жить иным богам, и покло­нится им, или солнцу, или луне, или всему воин­ству небес­ному, чего я не пове­лел, и тебе воз­ве­щено будет, и ты услы­шишь, то ты хорошо разыщи; и если это точ­ная правда, если сде­лана мер­зость сия в Изра­иле, то выведи муж­чину того, или жен­щину ту, кото­рые сде­лали зло сие, к воро­там твоим и побей их кам­нями до смерти. По сло­вам двух сви­де­те­лей, или трех сви­де­те­лей, дол­жен уме­реть осуж­да­е­мый на смерть: не должно пре­да­вать смерти по сло­вам одного сви­де­теля; рука сви­де­те­лей должна быть на нем прежде всех, чтобы убить его, потом рука всего народа, и так истреби зло из среды себя.

Вы видите, что пред­ла­гает Закон: истре­бить зло из своей среды. Зло не должно сохра­няться, оно имеет послед­ствия, оно при­во­дит к новым гре­хам, к новому злу. Вот этот закон этики нам нужно прежде всего пом­нить: что суще­ствует путь пре­вос­ход­ней­ший для истреб­ле­ния зла, кото­рый был открыт Гос­по­дом – путь любви, путь веры, путь надежды. Но когда чело­век не имеет в себе этих сил, то он, оста­ва­ясь на уровне Вет­хого Завета, дол­жен прежде всего истреб­лять зло и смерт­ный грех из своей среды. Я не говорю, что в наше время надо идти и любого, так ска­зать, поби­вать кам­нями или сжи­гать огнем. Я думаю, что есть дру­гие сред­ства, более циви­ли­зо­ван­ные и более хри­сти­ан­ские. Но если это понять не бук­вально, а духовно, допу­стим, побить кам­нями – это зна­чит всту­пить в поле­мику и побе­дить чело­века, пока­зать все его нече­стие и все зло его перед ним самим и перед лицом дру­гих людей. Огнем жечь – это тоже можно понять более духовно, как нис­про­вер­же­ние его самим Духом Божьим, при­ме­ром духов­ной жизни, так, чтобы дру­гие не желали того, что пока­зы­вают эти согре­шив­шие люди, или того, к чему они при­зы­вают. Поэтому эти места Свя­щен­ного писа­ния можно тол­ко­вать и не совсем бук­вально, хотя когда они писа­лись, имелся в виду их вполне кон­крет­ный бук­валь­ный смысл. Так и посту­пали, поэтому в Изра­иле таких гре­хов люди ста­ра­лись не совершать.

Повто­ряю: смерт­ные грехи очень заразны, очень зло­вредны и очень быстро рас­про­стра­ня­ются, поэтому наша реак­ция на любой из них должна быть тоже очень быст­рой и очень пра­виль­ной. Мы не должны здесь идти на ком­про­миссы и про­сто из прин­ципа толе­рант­но­сти допус­кать в жизни все: мол, с кем не бывает, пусть так и будет: тебе – твое, а нам – свое. Мы должны строго воин­ство­вать про­тив вся­кого зла в своей среде и вокруг нас, мы должны воин­ство­вать про­тив вся­кого греха, тем более смертного.

Беседа третья

Ведовство и лжепророчество

В про­шлый раз мы гово­рили о непо­чи­та­нии роди­те­лей и идо­ло­слу­же­нии. Таким обра­зом мы закон­чили раз­го­вор о четы­рех типах смерт­ных гре­хов – убий­стве, пре­лю­бо­де­я­нии, непо­чи­та­нии роди­те­лей (и вообще стар­ших) и идо­ло­слу­же­нии. Эти грехи глав­ные, это стоит в самом цен­тре про­блемы смерт­ных гре­хов. Но есть и дру­гие смерт­ные грехи, напри­мер ведов­ство и лжепророчество.

Откуда берется лже­про­ро­че­ство? Кто такой лже­про­рок или лже­про­ро­чица? Говоря на про­стом, обще­по­нят­ном языке, это ведьма, кото­рая знает, ведает, но лже-знает. Это лжезна­ние, лже­ве­де­ние, лже­гно­зис, лже­про­ро­че­ство. Есть веде­ние Бога, кото­рое истинно и кото­рое бла­го­слов­лено Богом. Веде­ние отли­ча­ется от нашего внеш­него, раци­о­наль­ного, дис­кур­сив­ного, науч­ного зна­ния. Конечно, науч­ное зна­ние – это боль­шая цен­ность в обще­стве и в куль­туре. Но есть зна­ние, кото­рое как бы дру­гого типа, из дру­гого мира. Оно назы­ва­ется веде­нием – от гла­гола «ведать». Это еще сан­скрит­ский корень, тоже озна­ча­ю­щий зна­ние, но зна­ние духовное.

Если науч­ное зна­ние – это зна­ние раци­о­наль­ное, т. е. душев­ное, то веде­ние – это духов­ное зна­ние. Поэтому нам важно, каким духом водим чело­век, кото­рый это зна­ние при­об­ре­тает. Если это духов­ное зна­ние, зна­чит мы должны спро­сить о духе: какою вла­стью ты это дела­ешь, какой дух водит тебя, дает тебе это зна­ние. Если этот дух от Бога, то это веде­ние бла­го­сло­вен­ное, а если этот дух не от Бога, злой дух, то это ведовство.

То же самое с про­ро­че­ством. Кто такой про­рок? Это тот, кто про­ре­кает, пред­ска­зы­вает, т. е. пред­ска­за­тель. Про­ро­че­ство – это пред­ска­за­ние и лже­про­ро­че­ство – это лже­пред­ска­за­ние, а не про­сто ошибка пред­ска­за­ния. Так как это все свя­зано с опре­де­лен­ным зна­нием или пре­дузна­нием и пред­опре­де­ле­нием, то очень важно, каким духом чело­век это делает. Если чело­век исполь­зует при этом сред­ства не боже­ские, недоб­рые, неспра­вед­ли­вые, при­но­ся­щие дру­гим вред, неза­кон­ные (я имею в виду закон Божий), то его зна­ние и пред­ска­за­ние будет лож­ным, даже если оно будет сбы­ваться. Как пра­вило, не сбы­ва­ется; как пра­вило, это бывает про­сто блеф, обман и шар­ла­тан­ство. Но не все­гда! Это вы себе отметьте, что не все­гда. И в Еван­ге­лии, и в Дея­ниях апо­сто­лов есть этому при­меры. Помните, одна жен­щина бегала за апо­сто­лами и гово­рила: «Вы рабы Бога Живого»? А апо­столы взяли и злого духа из нее изгнали, хотя этот злой дух ничего непра­виль­ного не гово­рил, ведь они дей­стви­тельно были апо­сто­лами, послан­ни­ками Бога Живого. И она больше ничего не могла пред­ска­зы­вать. Но она это делала ради коры­сти ее хозяев, она про­сто соби­рала этим сред­ства для своих покро­ви­те­лей, т. е. корысть тоже явля­ется пре­пят­ствием для насто­я­щего веде­ния Бога, Божьей воли и предсказания.

Помните, когда мы с вами гово­рили о деся­тине, я вам напом­нил о ситу­а­ции на при­хо­дах, кото­рая часто явля­ется нездо­ро­вой. В церкви как цер­ков­ной орга­ни­за­ции, цер­ков­ной струк­туре, корысть дви­жет очень мно­гими вещами. Не в Церкви (с боль­шой буквы), кото­рую создал Гос­подь, а в той орга­ни­за­ции, кото­рую мы тоже назы­ваем цер­ко­вью. Эта корысть людям уже попе­рек горла. Неко­то­рые цер­ков­ные люди свя­той жизни счи­тали, что именно эта корысть была одним из основ­ных гре­хов, из-за кото­рого Гос­подь отвер­нулся от нас, про­гне­вался и допу­стил вме­сте с суе­ве­ри­ями, тео­соф­скими, антро­по­соф­скими и про­чими увле­че­ни­ями то, что слу­чи­лось в начале XX века с нашей стра­ной, с нашим наро­дом и с цер­ко­вью, кото­рая только вели­чай­шими стра­да­ни­ями луч­ших своих сынов как-то смогла иску­пить этот грех. А теперь мы опять, уже вто­рой раз, насту­паем на те же грабли.

Про какую корысть Вы говорите?

Самую непо­сред­ствен­ную. Рос­сия постра­дала от коры­сто­лю­бия своих пас­ты­рей – я имею в виду цер­ков­ную корысть. Архим. Сер­гий (Саве­льев) счи­тал, что это глав­ный грех, кото­рый пора­зил всю цер­ков­ную жизнь в XIX и ХХ веках.

Зна­чит, еще один смерт­ный грех надо запи­сать – корысть.

Да, это грех среб­ро­лю­бия. Он, конечно, смерт­ный грех, потому что в Свя­щен­ном писа­нии ска­зано: «Корень всех зол – среб­ро­лю­бие». Но мы еще об этом пого­во­рим. А сей­час – ведов­ство и лже­про­ро­че­ство. Конечно, это вхо­дит в какую-то часть суе­ве­рия. Вы должны были про­чи­тать кни­жечку с бесе­дой «Магия, ведов­ство, кол­дов­ство, вам­пи­ризм», поэтому какие-то вещи я сей­час повто­рять не буду. Я хотел бы, чтобы вы позна­ко­ми­лись с теми местами Свя­щен­ного писа­ния, кото­рые гово­рят об этих гре­хах напря­мую. Есть три-четыре таких наи­бо­лее извест­ных места. Навер­няка есть еще парал­лель­ные места, но эти – наи­бо­лее важные.

Исх 22:18. Воро­жеи не остав­ляй в живых.

Жела­ние узнать буду­щее маги­че­ским путем назы­ва­ется ворож­бой. Тех, кто воро­жил, в Вет­хом Завете в живых остав­лять было нельзя, поскольку это смерт­ный грех.

Лев 20:27. Муж­чина ли или жен­щина, если будут они вызы­вать мерт­вых или волх­во­вать, да будут пре­даны смерти: кам­нями должно побить их, кровь их на них.

Лев 20:6. И если какая душа обра­тится к вызы­ва­ю­щим мерт­вых и к вол­шеб­ни­кам, чтобы блудно ходить вслед их, то Я обращу лице Мое на ту душу и истреблю ее из народа ее.

Вызы­вать мерт­вых – как назы­ва­ется это дей­ствие в наше время? Спи­ри­тизм. Зна­ете, что такое спи­ри­тизм, слы­шали? Сами блю­дечко не кру­тили, нет? Будьте осто­рожны, это очень страшно. На это даже смот­реть не надо. Если чело­век, кото­рый на это смот­рит, не суе­ве­рен, то ничего не про­изой­дет. Но люди часто мни­тельны и в каком-то смысле все под­вер­жены суе­ве­рию, т. е. когда вера наша всуе, когда она напрасно движется.

Итак, грех – вызы­вать мерт­вых и воро­жить, т. е. опре­де­лять буду­щее, ведь и мерт­вых вызы­вают, для того чтобы опре­де­лить буду­щее. Я нико­гда этим не зани­мался, но все, кто в этом участ­во­вал, гово­рят, что так и есть, и у меня нет осно­ва­ний этим людям не верить. Хотя в том, что это суе­ве­рие, у меня сомне­ний нет.

А как свя­тые отцы это оценивали?

Точно так, как и в Писании.

В Писа­нии напи­сано, что за это нужно сде­лать. А как они объ­яс­няли, что это за явление?

Никак не объ­яс­няли. Для них это было про­сто «вызы­вать мерт­вых» – и все.

Так это бред или не бред?

Нет. Есть такой слу­чай, опи­сан­ный в книге Царств, где царь Саул при­хо­дит тайно к Аэн­дор­ской вол­шеб­нице, и она вызы­вает ему мерт­вых. Явля­ется дух про­рока Саму­ила, кото­рый гово­рит Саулу, что за это он погиб­нет вме­сте со всеми сво­ими сыно­вьями. Т. е. такое зна­ние чело­веку запре­ща­ется кате­го­ри­че­ски, даже если оно внешне пра­вильно и может сбыться. Поэтому запре­ща­ется гадать на кар­тах, на кофей­ной гуще, по руке и т. д. Хиро­ман­тия – это ведь то же самое.

Я вам рас­скажу один слу­чай, для меня в жизни очень важ­ный. Я все­гда был чело­век не суе­вер­ный, но доста­точно впе­чат­ли­тель­ный, т. е. я какие-то вещи очень быстро чув­ствую, как-то сразу. И вот одна­жды мы с Алек­сан­дром Михай­ло­ви­чем Копи­ров­ским и моей мамой при­е­хали к дру­зьям в Орел. Очень хоро­шие, веру­ю­щие люди, заме­ча­тель­ная семья. Мы обычно путе­ше­ство­вали втроем (тогда в боль­шем числе палом­ни­чать было опасно и нас было обычно не больше четы­рех чело­век, очень редко пятеро) и все­гда в Орле оста­нав­ли­ва­лись у этих людей, как раз напро­тив обкома пар­тии и гор­ис­пол­кома (они были извест­ные люди в городе). И вдруг они, не давая нам отдох­нуть, прямо с порога гово­рят: «Зна­ете, мы тут про­чи­тали такой япон­ский горо­скоп – все сбы­ва­ется! Кому ни под­ста­вим его – все сбы­ва­ется». Помните, в совет­ское время было очень много вся­ких горо­ско­пов: япон­ские, китай­ские и т. д. На исходе совет­ской вла­сти уже было много суе­ве­рий, кото­рые нельзя было удер­жать. Цер­ковь дер­жали, а это удер­жать было невоз­можно. Поэтому и йога была, и рери­хи­ан­ство, и тео­со­фия – все это цвело.

Так вот, я послу­шал и говорю: «Хотите, я вам скажу, что все это зна­чит?» – «Да-да, конечно». Я говорю: «Давайте, что нужно для того, чтобы узнать, что там?» – «Год рож­де­ния, еще что-то» – «Давайте попро­буем». Мама испу­га­лась, гово­рит: «Что ты дела­ешь, ты с ума сошел? Разве можно это делать?» Я говорю: «Подо­жди мину­точку». И вот они под­став­ляют все зна­че­ния, вычис­ляют, что-то на руке еще надо было посмот­реть, и вдруг – ничего не полу­ча­ется. Как так? И они гово­рят: «Мы же абсо­лютно всем перед вами состав­ляли, у всех все пол­но­стью схо­ди­лось, до дета­лей, до мело­чей. А у Вас абсо­лютно не схо­дится». Я говорю: «Это есте­ственно, потому что эти вещи дей­стви­тельно сбы­ва­ются у тех людей, кото­рые живут по-язы­че­ски. Это как соче­та­ние звезд, как алхи­мия, аст­ро­ло­гия или горо­скопы. Все будет сбы­ваться только у того чело­века, кото­рый под­вер­жен зако­нам мира сего, кто сам часть мира сего пад­шего. Всё, больше ни у кого». При­чем инте­ресно, что они смот­рели по моей руке и гово­рили: «Вот, все сбы­ва­лось у Вас до опре­де­лен­ного воз­раста». Я спра­ши­ваю: «Какой же это воз­раст?» И они мне назвали ровно тот самый год, когда я стал веру­ю­щим. Я говорю: «Именно это я и хотел вам ска­зать. Но если бы я вам это про­сто ска­зал, а не вы сами это уви­дели, вы бы мне не пове­рили». Все были про­сто потря­сены, и на меня это тоже про­из­вело впе­чат­ле­ние, потому что я был абсо­лютно в этом уве­рен, когда про­сил, так ска­зать, поэкс­пе­ри­мен­ти­ро­вать на себе.

Зна­чит, схо­ди­лось, когда люди были части­цей мира сего. А Вы, веру­ю­щий в Бога, Вы лично – не частица этого мира?

Если мира, лежа­щего во зле, пад­шего мира, то нет. Но самое инте­рес­ное, повто­ряю, было то, что они опре­де­ляли и по их таб­ли­цам дей­стви­тельно все схо­ди­лось, но только до того года, пока я был неве­ру­ю­щим. Как стал веру­ю­щим – все стало по-дру­гому. Линия жизни моей реаль­ной и той, кото­рая должна была быть по зако­нам при­роды и кос­моса, но не Божьим, разо­шлись совер­шенно, кардинально.

А йогу Вы тоже к ворожбе приравниваете?

Йога – часть опре­де­лен­ной рели­ги­оз­ной системы, это всем известно, любому, кто этим зани­ма­ется. Смотря какая йога, конечно, но на самом деле в той или иной сте­пени любая. Йога – это опре­де­лен­ное внут­рен­нее настро­е­ние, опре­де­лен­ное упраж­не­ние, состо­я­ние пси­хики, ума, чувств чело­века, кото­рые поз­во­ляют ему как бы гар­мо­ни­зи­ро­вать себя, совер­шен­ство­вать тело, душу и дух, но опять же в рам­ках зако­нов мира сего, в рам­ках пад­шего мира. То, что там гово­рится – все пра­вильно, но только для неве­ру­ю­щего человека.

Пони­ма­ете, это не озна­чает, что там все глу­по­сти, или все суе­ве­рие, или все гре­ховно. Нет, я не могу так ска­зать, это будет непра­вильно. Но чтобы уста­но­вить эти гра­ницы, нужно, как гово­рится, пуд соли съесть. Напри­мер, понять, где рели­ги­оз­ная сто­рона той же йоги, а где обще­че­ло­ве­че­ская, обще­при­род­ная. Мы же пьем какие-нибудь таб­летки, они такие же при­род­ные. Пусть химия, но химия, в конце кон­цов, тоже не изоб­ре­тает ничего нового, это те же веще­ства, кото­рые уже известны в при­роде, про­сто их добы­вают осо­бым, искус­ствен­ным путем. И тут самое глав­ное – искус­ство врача, кото­рый дол­жен знать, как дей­ствует это на орга­низм чело­века и соот­вет­ству­ю­щим обра­зом лечить. Йога – это в чем-то дру­гие сред­ства, но в своей глу­бине это то же самое – при­спо­соб­ле­ние веще­ства мира сего для изле­че­ния или какого-то исправ­ле­ния чело­века, живу­щего в этом мире. Повто­ряю: там есть какие-то полез­ные вещи, я в этом не сомне­ва­юсь, но то, что есть много вещей спор­ных, и даже прямо вред­ных – я тоже не сомне­ва­юсь. Осо­бенно когда речь захо­дит о дыха­нии (хатха же тоже на раз­ных уров­нях суще­ствует, даже про­стая хатха-йога). Как только начи­на­ются искус­ствен­ные мани­пу­ля­ции с дыха­нием – всё, это уже идет искус­ствен­ный мир, чело­век впус­кает в себя раз­ные духи, часто сам не зная, что он делает.

Мы были у криш­на­и­тов в ресто­ране. Но если я знаю, что идолы ничто, зна­чит ничего и не будет?

Совер­шенно верно. Я мог этот пра­сад есть, и я знал, что Гос­подь меня не осу­дит, и для меня не будет вреда, и ни для кого это не будет соблаз­ном. Хотя если бы я знал, что есть чело­век, кото­рый думает, что я тем самым явля­юсь поклон­ни­ком Кришны и пре­даю веру во Хри­ста, то тогда я бы не стал этот пра­сад есть.

С моим отцом был такой слу­чай. Когда он был маль­чи­ком, его мама, моя бабушка, послала его на базар что-то купить. Он как-то не очень веж­ливо обо­шелся с какой-то цыган­кой, и она начала на него наго­ва­ри­вать: будет у тебя то-то и то-то, а в 54 года умрешь. Он, есте­ственно, всю жизнь ничему этому не верил. Правда, к Богу он так и не при­шел. Он был пар­тий­ным. Но он очень хорошо ко всем людям отно­сился, его ценили. К сожа­ле­нию, все сбы­лось, хотя моя бабушка была очень веру­ю­щая. А я, как бесе­нок, над ней все­гда сме­ялся, но она только слезы лила, прак­ти­че­ски каж­дый день его отма­ли­вала, и все равно полу­чи­лось так, как эта цыганка ска­зала. Как к этому отно­ситься? После этого и я чуть в грех не впал, всю жизнь пыта­ясь понять, что это. Это при­вело меня к аст­ро­ло­гии, я больше семи лет этим зани­мался. Ни на кого горо­скопы не строил, пытался понять, что это такое с науч­ной точки зре­ния. Я понял, что это дей­стви­тельно вли­яет на био­ло­ги­че­ский объ­ект, как, напри­мер, при­рода дей­ствует на дерево. Но когда начи­нает про­сы­паться дух и дух начи­нает бороться с чем-то во имя чего-то, тогда, может быть, здесь уже воз­ни­кают какие-то варианты.

Совер­шенно верно. Пока чело­век не живет под непо­сред­ствен­ным покро­вом Все­выш­него, покро­вом Божьим, до тех пор, хочет он того или не хочет, он будет рабом кос­моса, при­роды, обще­ства, своей пси­хо­ло­гии, атмо­сфер­ного дав­ле­ния – чего хотите.

Меня в этом пора­зило то, что как ска­зала цыганка, так все и сбы­лось, и ника­кие молитвы моей бабушки здесь не помогли.

Есте­ственно. Потому что он дол­жен был при­со­еди­нить к этому свою молитву. Если бы он хоть раз в жизни сам помо­лился – искренне, от сердца – эти чары раз­ру­ши­лись бы. Иначе в чем же был бы грех? Конечно, чары есть. Но только для неве­ру­ю­щих людей, а для веру­ю­щих – нет.

Я не пони­маю: были же свя­точ­ные гада­ния, и люди ходили в цер­ковь в дерев­нях. Как это: они же дей­стви­тельно верили, ходили в цер­ковь. Зна­чит, это парал­лельно существовало?

Конечно! Вот это и назы­ва­ется двое­ве­рием. Это такой ста­рый грех, когда чело­век одной ногой готов идти за Богом, а дру­гой – за бесом.

То есть свя­щен­ники в церкви гово­рили, что гадать нельзя, а люди все равно гадали?

Да. Бла­го­че­сти­вые люди этого, конечно, не делали. И ника­кие баш­мачки не бро­сали, и на кофей­ной гуще не гадали. Но все-таки для этого тре­бо­ва­лось какое-то бла­го­че­стие, для того вре­мени обычно уже на уровне мона­ше­ства. Среди мона­хов есть свои суе­ве­рия, но вот этих вещей нет. Но пой­дем дальше.

Втор 13:1–5. Если вос­ста­нет среди тебя про­рок или ясно­ви­дец и пред­ста­вит тебе зна­ме­ние или чудо, и сбу­дется то зна­ме­ние или чудо, о кото­ром он гово­рил тебе, и ска­жет про­рок: «пой­дем вслед богов иных, кото­рых ты не зна­ешь, и будем слу­жить им», – то не слу­шай слов про­рока сего или сно­видца сего; ибо через сие испы­ты­вает вас Гос­подь, Бог ваш, чтобы узнать, любите ли вы Гос­пода, Бога вашего от всего сердца вашего и от всей души вашей; Гос­поду Богу вашему после­дуйте, и Его бой­тесь, и запо­веди Его соблю­дайте и гласа Его слу­шайте, и Ему слу­жите, и к Нему при­леп­ляй­тесь; а про­рока того и сно­видца того должно пре­дать смерти за то, что он уго­ва­ри­вал вас отсту­пить от Гос­пода Бога вашего, вывед­шего вас из земли Еги­пет­ской и изба­вив­шего тебя из дома раб­ства, желая совра­тить тебя с пути, по кото­рому запо­ве­дал тебе идти Гос­подь, Бог твой; и так истреби зло из среды себя.

Да, истреби зло из своей среды. И про сны не забудьте, это осо­бенно важно для женщин.

А сны – это зло? Бывают ведь и вещие сны.

Ну конечно, бывают. Ска­зано, что «старцы ваши будут видеть виде­ния, юноши ваши сно­ви­де­ни­ями науча­емы будут». Но опять же надо научиться раз­ли­чать: где сон от Бога, а где он не от Бога, где он от нашей пси­хики или вообще от каких-то дале­ких вну­ше­ний, от нашей гене­тики, от кос­моса, от чего хотите.

Как научиться раз­ли­чать сны? Ведь во сне можно полу­чить ответ от Бога на какой-то вопрос.

Это не так про­сто. Для этого надо пони­мать, каким духом ты жив в дан­ный момент.

Ино­гда даже кажется, как будто это не твой сон, как будто это сон дру­гого чело­века; тебе снится, но как будто ты под­гля­дел чужую информацию.

Сон все­гда этим отли­ча­ется, осо­бенно если это яркий сон. Он все­гда вос­при­ни­ма­ется как что-то дан­ное тебе извне, как будто это не твое, это совер­шенно верно. И очень важно, чтобы мы пони­мали, что на самом деле не нужно верить снам до тех пор, пока нет навыка в их раз­ли­че­нии: от Бога они или не от Бога.

Когда я была совсем еще юной, мне посы­ла­лась инфор­ма­ция о пред­сто­я­щей раз­луке, смерти моих близ­ких. Уже будучи веру­ю­щей, я думала, кто мне это посы­лал и для чего? За месяц до смерти мамы я уви­дела все, что будет. А за три дня до ее смерти при­шли покой­ные бабушка и тетя. Этот сон был каким-то предсказанием?

Может быть и пред­ска­за­ние, почему нет? Но, во-пер­вых, тут надо иметь в виду, что сон от Бога – это все­гда не инфор­ма­ция. Это нечто иное, это – откро­ве­ние буду­щего. Это дей­стви­тельно пре­ду­пре­жде­ние. Гос­подь ведь на самом деле печется о каж­дом чело­веке на земле, даже о неве­ру­ю­щем, о некре­ще­ном, даже о небла­го­че­сти­вом чело­веке. Все равно Гос­подь оста­ется вер­ным. Про­сто небла­го­че­сти­вому чело­веку трудно услы­шать голос Божий, ему даже трудно понять то, что он слы­шит. А для чело­века бла­го­че­сти­вого, тем более веру­ю­щего – легче. Это тоже не зна­чит, что очень про­сто, но легче. Поэтому мы с вами должны быть очень вни­ма­тельны. Давайте про­чтем послед­нюю цитату.

Втор 18:20. Про­рока, кото­рый дерз­нет гово­рить Моим име­нем то, чего Я не пове­лел ему гово­рить, и кото­рый будет гово­рить име­нем богов иных, такого про­рока пре­дайте смерти.

Здесь важно, что про­рок гово­рит име­нем Божьим, гово­рит то, чего Гос­подь ему гово­рить не велел, т. е. он лже­про­рок – не в том смысле, что он не имеет отно­ше­ния к Богу, а в том смысле, что он само­зва­нец. Он выхо­дит как про­рок, но не имеет про­ро­че­ского духа.

Лже­про­роки все само­званцы? Как понять, что он гово­рит не Божье?

В этом-то как раз и слож­ность. Лже­про­роки все само­званцы, а все само­званцы – лже­про­роки, это правильно.

Но мы же в нашей жизни никого не уби­ваем, не умерщ­вляем. Как к этому отно­ситься в нашей жизни? Надо умерт­вить все это зло в себе? Воро­жей-то сей­час много, мы же не должны с кула­ками на гада­лок набрасываться?

Конечно! Я поэтому и под­черк­нул слова «истреби зло из среды себя». Начи­нать очень важно со своей среды, истреби зло из себя, потому что только тогда, когда зла не будет в нас самих, мы смо­жем помочь и дру­гим. Мы, конечно, не должны замы­каться на самих себе, это понятно. Но мы не смо­жем помочь дру­гим, если в нас самих не будет добра, если мы сами не будем осво­бож­дены от тех стра­стей и смерт­ных гре­хов, кото­рые мы хотим истре­бить в дру­гих. Почему наси­лие нико­гда ни к чему не при­во­дило? А потому, что люди истреб­ляли зло не из своей среды, а вовне, даже если делали это искренне. Но так как это зло сидело в них самих, то и вовне им не уда­ва­лось ничего испра­вить. Вспом­ните исто­рию инкви­зи­ции. И не только запад­ной инкви­зи­ции, а у нас неод­но­кратно пыта­лись вся­кие рас­колы уни­что­жить госу­дар­ствен­ными сред­ствами. Но так как это все сидело внутри, то ничего не полу­чи­лось, все при­во­дило только к худ­шим результатам.

А может быть, ворожба плоха еще тем, что она свя­зана с гип­но­зом, с коди­ро­ва­нием, т. е. с изме­не­нием духа человека?

Да, может быть. Совер­шенно не слу­чайно веру­ю­щего чело­века загип­но­ти­зи­ро­вать зна­чи­тельно труд­нее, чем неве­ру­ю­щего. И любой гип­но­ти­зер знает, что если кто-то не под­да­ется гип­нозу, то, ско­рее всего, это про­сто веру­ю­щий чело­век. Он сидит и молится, и тогда не будет ника­кого дей­ствия гип­ноза. Вы посмот­рите, по теле­ви­зору сей­час часто пока­зы­вают, какая сила воз­дей­ствия гипноза.

Давайте пого­во­рим еще хотя бы об одном грехе, жаль, что мы все не успе­ваем. При­дется нам про­во­дить еще одну встречу о смерт­ных гре­хах. Но я не очень об этом жалею, потому что хотя мы идем мед­лен­нее, зато лучше. Вы согласны, что важно не про­сто объ­явить, какие бывают смерт­ные грехи, а помочь разо­браться в этом, чтобы в нашей жизни этих вещей нико­гда не было, чтобы мы могли и дру­гим помочь? Потому что на нас, хри­сти­а­нах, все­гда лежит ответ­ствен­ность не только за свою жизнь, и не только духов­ную, но и за дру­гих людей. Но чтобы помо­гать дру­гим, надо хорошо пони­мать, где гра­ницы, кото­рые пере­хо­дить мы не должны ни в духов­ной жизни, ни в душев­ной, ни в физической.

Продажа в рабство

Есть еще одна, шестая группа смерт­ных гре­хов, кото­рые свя­заны со сво­бо­дой чело­века или лише­нием сво­боды. Если чело­века, осо­бенно члена церкви, члена народа Божьего, лишают сво­боды и про­дают в раб­ство, то это явля­ется смерт­ным гре­хом. Пре­ступ­ле­ние про­тив сво­боды – это грех про­тив жизни чело­века, поэтому про­дажа чело­века в раб­ство явля­ется смерт­ным гре­хом. Вот что гово­рит Писание:

Исх 21:16. Кто укра­дет чело­века [из сынов Изра­и­ле­вых] и [пора­бо­тив] про­даст его, или най­дется он в руках у него, то должно пре­дать его смерти.

Здесь я все­гда обра­щаю вни­ма­ние на то, что постав­лено в скобки, те уточ­не­ния, кото­рые были взяты из Втор 24, когда позже эти два тек­ста были вырав­нены, т. е. когда выра­же­ния из книги Вто­ро­за­ко­ния попали в книгу Исход, кото­рая явля­ется более древ­ней. Так часто про­ис­хо­дило и в неко­то­рых местах еван­ге­лия, когда одни еван­гель­ские выра­же­ния, со вре­ме­нем, вырав­ни­ва­лись по дру­гим парал­лель­ным местам. Древ­ней­шие списки такие вари­анты не под­твер­ждают, они дают нам пер­во­на­чаль­ное чте­ние. Вся­кий, кто зани­ма­ется изу­че­нием Свя­щен­ного писа­ния, это хорошо знает.

Итак, здесь глав­ная вставка гово­рит о том, что эта запо­ведь отно­сится только к сынам Изра­и­ле­вым. Конечно, име­ется в виду то, что все запо­веди, дан­ные Мои­сею – и Десять запо­ве­дей, и дру­гие слу­чаи – все эти запо­веди отно­си­лись прежде всего к сынам Изра­и­ле­вым, потому что для них был важен закон Божий, потому что они знали Бога. Народы, кото­рые Бога не знали, не могли знать и Закон, не могли его почи­тать, не могли думать о его испол­не­нии. А если они не знают Закон, не думают о его испол­не­нии, не верят в Живого Бога, Еди­ного Бога Творца неба и земли и всего сущего в них, то этот Закон на них не рас­про­стра­ня­ется. И не потому, что изра­иль­тяне хотели эго­и­сти­че­ски спа­сти только себя, нет, а потому, что сам выбор этих языч­ни­ков, для кото­рых Божий Закон – не закон, был ложным.

На этом мы с вами сего­дня должны, к сожа­ле­нию, закон­чить. При­дется нам про­дол­жить беседу о дру­гих типах смерт­ных гре­хов в сле­ду­ю­щий раз.

Беседа четвертая

Несоблюдение субботы и праздников

Сего­дня мы закан­чи­ваем раз­го­вор о смерт­ных гре­хах. Бого­хуль­ство, кощун­ство, несо­блю­де­ние риту­аль­ного закона также вхо­дят в число смерт­ных гре­хов. Конечно, речь идет не о вся­ком ритуале, а об основ­ных, напри­мер таких, как соблю­де­ние суб­боты и празд­ни­ков, уста­нов­лен­ных Богом. Это все ста­но­вится прин­ци­пи­ально важным.

Нач­нем с про­стого – несо­блю­де­ние суб­боты и празд­ни­ков. Поче­му­не­со­блю­де­ние празд­ни­ков и суб­боты явля­ется смерт­ным гре­хом? Что это вообще за грех такой? Допу­стим, чело­век куда-то уда­лился в суб­боту по делам, вся­кие бывают нужды, вся­кие бывают дела, полез­ные для людей. Неужели важ­нее сидеть дома и научаться в Законе Гос­под­нем, когда это можно пере­не­сти на дру­гой раз, вроде бы ничего не изме­нится? То же самое с празд­ни­ками. Вет­хий Завет нам довольно жестко гово­рит о том, что про­ис­хо­дит с теми людьми, кото­рые не соблю­дают празд­ни­ков и суб­бот. О том, что это смерт­ный грех, недву­смыс­ленно гово­рится во мно­гих местах Вет­хого завета.

Исх 12:15. Семь дней ешьте прес­ный хлеб; с самого пер­вого дня уни­чтожьте квас­ное в домах ваших, ибо кто ест квас­ное с пер­вого дня до седь­мого дня, душа та истреб­лена будет из среды Израиля.

Исх 12:19. Семь дней не должно быть закваски в домах ваших; ибо кто будет есть квас­ное, душа та истреб­лена будет из обще­ства [сынов] Изра­и­ле­вых, при­шлец ли то, или при­род­ный житель земли той.

Вы пони­ма­ете, что речь идет о празд­нике опрес­но­ков, т. е. Пасхе, Пей­сахе. На Пасху нельзя было дер­жать в доме квас­ной хлеб и т. д. Кто нару­шит этот запрет и будет есть квас­ное с пер­вого дня до седь­мого, тот совер­шит смерт­ный грех, т. е. это нару­ше­ние кара­лось смертью.

Но мы-то хлеб едим…

Мы с вами живем не в Вет­хом Завете. Сей­час мы перей­дем к раз­го­вору о том, в каком смысле это акту­ально для нас.

Исх 31:14–15. Соблю­дайте суб­боту, ибо она свята для вас: кто осквер­нит ее, тот да будет пре­дан смерти; кто ста­нет в оную делать дело, та душа должна быть истреб­лена из среды народа сво­его; шесть дней пусть делают дела, а в седь­мой – суб­бота покоя, посвя­щен­ная Гос­поду: вся­кий, кто делает дело в день суб­бот­ний, да будет пре­дан смерти.

Исх 35:2. Шесть дней делайте дела, а день седь­мой дол­жен быть у вас свя­тым, суб­бота покоя Гос­поду; вся­кий, кто будет делать в нее дело, пре­дан будет смерти. (В пере­воде Рос­сий­ского биб­лей­ского обще­ства точ­нее: «суб­бота – покой, посвя­щен­ный Господу»).

Чело­век мог быть лишен жизни за то, что он делал в суб­боту свои дела. А дел у людей все­гда очень много, нико­гда не бывает так, что дома нечего делать. Тем более в обще­стве, в госу­дар­стве. Правда, были исклю­че­ния: свя­щен­ники могли нару­шать суб­боту, но не в том смысле, что они могли нару­шать ее в любом слу­чае, а лишь когда они совер­шают бого­слу­же­ние, т. е. когда они слу­жат Господу.

Бог печется не только об испол­не­нии риту­а­лов. В конце кон­цов не слу­чайно гово­рится через про­рока: «Мило­сти хочу, а не жертвы», т. е. важно было не про­сто пожерт­во­вать своим вре­ме­нем, не про­сто при­не­сти фор­маль­ную жертву, что-то иное было важно пред лицом Господним.

Суб­бота была выде­лена для Гос­пода. При этом под­ра­зу­ме­вался не про­сто покой как ниче­го­не­де­ла­ние – покой был ради того, чтобы что-то делать ради Гос­пода. Нельзя было делать что-то для себя. «Вся­кий, кто делает дело в день суб­бот­ний…» – под­ра­зу­ме­ва­ется дело на себя, на свою семью. Писа­ние этих вещей не раз­де­ляет. «Любя­щий жену себя любит», – позже ска­жет апо­стол Павел. Шесть дней делай для себя, а один день – ради Гос­пода. Так же как с деся­ти­ной: девять деся­тых бери себе, а одну деся­тую пере­дай Гос­поду. Поэтому тот, кто забы­вал о Гос­поде и начи­нал рабо­тать для себя (я дело не доде­лал, а могу еще извлечь пользу или полу­чить при­быль для себя или для дру­гих), тот осуж­дался, потому что забы­вал о Гос­поде, т. е. о самом главном.

Очень часто из-за вто­ро­сте­пен­ных вещей мы забы­ваем о глав­ном, и себя при этом оправ­ды­ваем: «Мы же делаем полез­ное дело, делаем его по необ­хо­ди­мо­сти, поэтому я не могу пойти в цер­ков­ное собра­ние, не могу, допу­стим, под­го­то­виться к при­ча­стию, к испо­веди, к пока­я­нию. Поэтому я не могу почи­тать Свя­щен­ное писа­ние, не могу посе­тить тяжко страж­ду­щего, нуж­да­ю­ще­гося именно в моей помощи. Я не могу пойти обли­чить греш­ника. Мне же неко­гда! Я занят, у меня не хва­тает сил, у меня не хва­тает вре­мени или сме­ло­сти», – гово­рим мы себе и на этом успо­ка­и­ва­емся, забы­вая, что таким обра­зом гре­шим смертно.

У чело­века все­гда очень много раз­ных нужд, все­гда много немо­щей, болез­ней, обсто­я­тельств. Но очень важно, чтобы чело­век, сопро­тив­ля­ясь всему этому, каж­дую неделю, хотя бы один день, отда­вал Богу для науче­ния в Законе Гос­под­нем и для испол­не­ния этого Закона. Это подобно деся­тине: девя­но­сто про­цен­тов из зара­бо­тан­ного тобой, пожа­луй­ста, можешь остав­лять себе (это на вет­хо­за­вет­ном уровне), но все-таки одну деся­тую в знак бла­го­дар­но­сти Богу и взыс­куя Божьего бла­го­сло­ве­ния ты дол­жен отда­вать. Со вре­ме­нем здесь полу­ча­ется еще гуще, потому что одна седь­мая вре­мени – это больше, чем одна деся­тая, напри­мер, мате­ри­аль­ных средств. А время все­гда было дороже денег. И сей­час такая пого­ворка суще­ствует: «Время – деньги». Под­ра­зу­ме­ва­ется, что чело­веку легче запла­тить, чем поте­рять время. Боль­шин­ство людей, осо­бенно дело­вых, если можно отку­питься, но сэко­но­мить время, ста­ра­ются посту­пать именно таким обра­зом, что, впро­чем, и понятно.

Итак, нельзя в суб­боту делать дело для себя или для своей семьи, нельзя замы­каться на себе, на своих житей­ских обсто­я­тель­ствах и труд­но­стях, нельзя жить только по зако­нам мира сего. Нужно хотя бы ино­гда под­нять голову и вздох­нуть пред лицом Божьим, помо­литься и сде­лать что-то такое, что соот­вет­ство­вало бы Божьей воле, Божьей запо­веди. Именно потому и явля­ется смерт­ным грех несо­блю­де­ния закона о жерт­вах (закона риту­аль­ного), закона о празд­ни­ках и о суб­боте. Потому что в про­тив­ном слу­чае чело­век не остав­ляет Богу и одной деся­той (уж не говоря про одну седь­мую) сво­его вре­мени, так уже чело­век устроен. И нам с вами это важно знать, потому что мы сами часто попа­даем на эти удочки: то у нас работа, то у нас здо­ро­вье, то у нас настро­е­ние, то у нас еще что-то. Но мы все время тяго­теем к тому, что пока мы как бы еще под Зако­ном, «как бы побольше урвать» у Бога и вре­мени, и сил, и средств, и всего.

Лев 23:26–27. И ска­зал Гос­подь Мои­сею, говоря: также в девя­тый [день] седь­мого месяца сего, день очи­ще­ния, да будет у вас свя­щен­ное собрание.

Видите: само собра­ние может быть свя­щен­ным. Само собра­ние свя­щенно. Это вы должны знать. Наше с вами собра­ние – тоже свя­щен­ное собра­ние. Где есть молитва, где зву­чит слово Божье – чита­ется, вос­при­ни­ма­ется, изъ­яс­ня­ется – это собра­ние свя­щен­ное, свя­тое, даже если мы про­сто сидим себе спо­кой­ненько и пьем чай. Даже про­сто некая школа, лик­без. Это свя­щен­ное собра­ние. И огла­ше­ние есть свя­щен­но­дей­ствие, свя­щен­но­слу­же­ние, потому что в это время про­ис­хо­дит таин­ство – таин­ство слова. И тогда было что-то подоб­ное: был назна­чен осо­бый день очи­ще­ния, в кото­рый пред­пи­сы­ва­лось иметь свя­щен­ное собрание.

И кате­хи­за­тор в любом слу­чае высту­пает как тот, кто освя­щает народ, т. е. при­во­дит народ к Богу. Это и есть освя­ще­ние. Хотя это совер­ша­ется не без вас, поскольку вы взрос­лые люди, име­ю­щие свою волю, свое разу­ме­ние и т. д. Кто захо­тел уйти, тот ухо­дит, и дер­жать чело­века бес­смыс­ленно. Дру­гое дело, что он сам себе роет могилу, но это уже его выбор, он имеет на это «право».

Лев 23:28–32. Ника­кого дела не делайте в день сей, ибо это день очи­ще­ния, дабы очи­стить вас пред лицем Гос­пода, Бога вашего; а вся­кая душа, кото­рая не сми­рит себя в этот день, истре­бится из народа сво­его; и если какая душа будет делать какое-нибудь дело в день сей, Я истреблю ту душу из народа ее; ника­кого дела не делайте: это поста­нов­ле­ние веч­ное в роды ваши, во всех жили­щах ваших; это для вас суб­бота покоя, и сми­ряйте души ваши, с вечера девя­того [дня] месяца; от вечера до вечера [деся­того дня месяца] празд­нуйте суб­боту вашу.

Чис 15:32–36. Когда сыны Изра­и­левы были в пустыне, нашли чело­века, соби­рав­шего дрова в день суб­боты; и при­вели его нашед­шие его соби­ра­ю­щим дрова [в день суб­боты] к Мои­сею и Аарону и ко всему обще­ству [сынов Изра­и­ле­вых]; и поса­дили его под стражу, потому что не было еще опре­де­лено, что должно с ним сде­лать. И ска­зал Гос­подь Мои­сею: дол­жен уме­реть чело­век сей; пусть побьет его кам­нями все обще­ство вне стана. И вывело его все обще­ство вон из стана, и побили его кам­нями, и он умер, как пове­лел Гос­подь Моисею.

Итак, вам должно быть понятно, что в этом кон­тек­сте име­ется в виду под суб­бо­той и празд­ни­ком. Конечно, Новый Завет вно­сит свои кор­рек­тивы. Гос­подь гово­рит: «Сын Чело­ве­че­ский есть Гос­по­дин и суб­боты». «Не чело­век для суб­боты, а суб­бота для чело­века». По сути это то же, что уже было ска­зано в Вет­хом Завете, только Вет­хий Завет как бы не дошел до этого осо­зна­ния, а Хри­стос его вскры­вает, потому что запо­ведь Божья все­гда для чело­века, а не чело­век для этой запо­веди, потому что Гос­подь все­гда все делает, чтобы чело­век спасся от своих гре­хов, от своих стра­стей, от своей лено­сти, от забве­ния Бога и от сво­его маловерия.

Таким обра­зом, мы все­гда должны все делать не про­сто меха­ни­че­ски: отчис­лил деся­тину, при­шел раз в неделю на огла­ше­ние, еще раз или два в неделю – в храм на молитву, и всё. Конечно, кто будет так рас­суж­дать и делать, тот не полу­чит бла­го­сло­ве­ния Гос­под­него, потому, что он забы­вает о самом глав­ном – ради чего все это дела­ется. И деся­тина нужна для того, чтобы дви­га­лось дело Божье, и один день в неделю – день суб­бот­ний – дол­жен быть для того, чтобы дви­га­лось дело Божье, чтобы мы не сто­яли на месте, чтобы могли и нуж­да­ю­щимся помо­гать. Прежде всего духовно нуж­да­ю­щимся, хотя не только духовно, но и душевно, и мате­ри­ально, и физи­че­ски, насколько у нас хва­тает сил.

Явля­ется ли сей­час смерт­ным гре­хом не посе­щать в вос­кре­се­нье церковь?

Явля­ется, если мы при этом забы­ваем о Боге. Все зави­сит от того, почему не посе­щаем. Хри­стос ино­гда сам нару­шал суб­боту, ска­жем, когда шел засе­ян­ным полем и сры­вал коло­сья, потому что Его уче­ники хотели есть. Вообще в суб­боту не очень-то можно было ходить, раз­ре­шено было только огра­ни­чен­ное коли­че­ство шагов, и глав­ное, что нельзя было рабо­тать, а сры­вать коло­сья и делать из них какое-то про­пи­та­ние – это уже назы­ва­лось работой.

Их обви­нили в нару­ше­нии суб­боты, потому что фор­мально это было нару­ше­ние: нельзя было долго ходить, нельзя было ничего делать. А что они делали? Они делали то, что нужно было для того, чтобы слу­жить Гос­поду. Весь смысл суб­боты был в том, чтобы научиться слу­шать и слу­шаться Гос­пода. А они именно это и делали! Нельзя было рабо­тать и далеко ходить, рабо­тая на себя и для своих. Но для Гос­пода – можно, поэтому на самом деле Гос­подь ничего не нару­шил, поскольку Он делал в суб­боту то, что под­ра­зу­ме­ва­лось в самой запо­веди о суб­боте, но не в пре­да­нии стар­цев. Пре­да­ние стар­цев все­гда довольно далеко ухо­дит от смысла запо­веди. Почему? Потому что вос­при­ни­мает внеш­нюю сто­рону запо­веди, ее букву, форму, а форма может быть пустой, обез­ду­шен­ной и обессмысленной.

То, что в Вет­хом Завете назы­ва­ется «суб­бо­той», мы назы­ваем воскресеньем?

Не совсем. Суб­бота – это суб­бота, а вос­кре­се­нье – это вос­кре­се­нье. Сей­час мно­гие люди счи­тают, что суб­бота как бы пере­не­сена на вос­кре­се­нье. На самом деле это непра­вильно. Суб­бота есть суб­бота, седь­мой день недели. В суб­боту мы вспо­ми­наем о Гос­поде и учимся испол­нять Его волю, учимся оста­нав­ли­вать себя в бес­ко­неч­ном беге житей­ских дел и обсто­я­тельств. В суб­боту мы про­слав­ляем Гос­пода Бога Все­дер­жи­теля, Творца неба и земли, потому что Он шесть дней делал, тво­рил, а в седь­мой день почил от всех дел Своих. Так и мы: шесть дней что-либо делаем и имеем еще день для того, чтобы свои дела отста­вить и заняться дру­гими делами. А в вос­кре­се­нье огла­ша­е­мые учатся про­слав­лять вос­крес­шего Христа.

Но, повто­ряю, все это имеет смысл только тогда, когда мы нахо­димся в орди­нар­ных, обыч­ных усло­виях. Пра­вед­ность же наша должна пре­вос­хо­дить пра­вед­ность книж­ни­ков и фари­сеев. Пока же она ничего хоро­шего не пре­вос­хо­дит. Ино­гда счи­та­ешь за сча­стье, когда люди от всего сердца и по любви к Богу и ближ­нему испол­няют хотя бы запо­веди Вет­хого Завета. Конечно, было бы самым луч­шим выхо­дом из поло­же­ния, если бы чело­век мог всего себя, все свое время отдать на слу­же­ние Богу. Так же, как с деся­ти­ной – отда­вать Богу не одну деся­тую, а все свои сред­ства, всё свое сердце и всю свою жизнь. Так и с суб­бо­той – отдать на слу­же­ние Богу не один день в неделю, а всё свое время, чтобы быть в мире сем, но жить не от мира сего. Но до тех пор, пока чело­век этому не научился, пусть лучше он учится Вет­хому Завету, а когда научится Вет­хому Завету, тогда пусть поду­мает, как эти запо­веди пре­взойти в ново­за­вет­ном духе.

Мы сей­час с вами учимся слу­шать голос Божий и испол­нять запо­веди. Испол­нять их надо бес­пре­ко­словно! Если мы не научимся этому сей­час, то нам при­дется учиться этому потом, а это будет совсем плохо, потому что мы тогда не смо­жем духовно расти. Мы будем вынуж­дены обо­ра­чи­ваться назад: будучи хри­сти­а­нами, иметь пред собой лишь иде­алы Вет­хого Завета. Повто­ряю, в исто­рии так часто бывает, и хотя ино­гда это бывает оправ­данно, но лучше посту­пать по-дру­гому, лучше все делать во время.

Такая же ситу­а­ция с празд­ни­ками. Сей­час уста­нов­лено много празд­ни­ков, прежде всего биб­лей­ских, свя­зан­ных со Свя­щен­ным писа­нием, со свя­щен­ной исто­рией Нового Завета и немного – Вет­хого Завета. Есть празд­ники, кото­рые уста­нов­лены в честь собы­тий хри­сти­ан­ской исто­рии, когда хри­сти­ане встре­ча­лись с какими-то осо­быми явле­ни­ями силы Божьей в жизни отдель­ных людей, чле­нов Церкви, кото­рых объ­яв­ляли свя­тыми, или в жизни всей Церкви, помест­ной или Все­лен­ской. Воз­ни­кало стрем­ле­ние эти собы­тия запом­нить, и их запи­сы­вали в святцы, они имели нази­да­тель­ное зна­че­ние и сохра­ня­лись в цер­ков­ной памяти бла­го­даря дням памяти и празд­ни­кам в их честь.

Мы, конечно, должны обра­щать на это вни­ма­ние. Нам очень важно не быть бес­па­мят­ными, не впасть в бес­па­мят­ство. То, что нужно пре­дать забве­нию, то будет ему пре­дано само, без наших уси­лий. Чело­век так устроен, что все лиш­нее у него как бы вытес­ня­ется. Есть не только память, есть еще и забве­ние, что совсем не то же, что бес­па­мят­ство. Забве­ние обя­за­тельно должно сопут­ство­вать памяти, потому что не все чело­веку сле­дует пом­нить. Есть вещи в жизни, кото­рые лучше забыть, осо­бенно если это были вещи пло­хие и ты полу­чил про­ще­ние у Бога и у ближ­них. Хорошо, когда такое забы­ва­ется, потому что если все это дер­жать в акту­аль­ной памяти, то невоз­можно будет жить на свете, чело­век будет каз­нить себя или дру­гих с утра до ночи каж­дый день, вспо­ми­ная то одно, то дру­гое, то тре­тье дур­ное в своей жизни. Таким обра­зом, есть забве­ние, но есть и грех бес­па­мят­ства, когда мы забы­ваем то, что пом­нить надо. Такое бес­па­мят­ство – это грех, и оно свя­зано с гре­хом. Цер­ков­ные празд­ники в этом смысле – заме­ча­тель­ное досто­я­ние церкви, кото­рое помо­гает ничего важ­ного из явле­ний Славы Божьей не забывать.

Непо­нятно: когда я каюсь, то я должна каяться в том, что про­пу­стила суб­боту? Или это каса­ется только Вет­хого Завета?

Для вас сей­час суб­бота – это ваше при­сут­ствие здесь. Кстати, сей­час литур­ги­че­ски уже суб­бота: вечер пят­ницы после захода солнца уже суб­бот­ний день, поэтому это даже бук­вально – суб­бота. Вы же целый вечер не слу­чайно выде­ля­ете – это и есть испол­не­ние запо­веди о суб­боте. Но даже если бы мы пере­несли наши встречи на дру­гой день, по сути это было бы то же самое. Мы встре­ча­емся всего раз в неделю, нам еще трудно каж­дый день нахо­диться в духов­ном обще­нии. Я молюсь за вас каж­дый день, но, может быть, вы не каж­дый день моли­тесь друг за друга и о нас. Однако не все сразу, это ясно.

Итак, нужно испол­нять суб­боту? Нужно. Но как? Нам сей­час важно не то, чтобы мы испол­няли пре­да­ние вет­хо­за­вет­ных стар­цев: пройди тысячу шагов, в поезде можно путе­ше­ство­вать, а по морю нельзя и т. д. Для нас такое закон­ни­че­ство уже неак­ту­ально. Нам важен смысл, а зна­чит, и дух. Поэтому мы должны отда­вать хотя бы один день в неделю Гос­поду. Мы должны уметь найти время и каж­дый день читать Писа­ние – Еван­ге­лие и Вет­хий завет – и раз­мыш­лять над тем, что было ска­зано, и, конечно, молиться самим и при­хо­дить в цер­ков­ное, а потому свя­щен­ное собрание.

Но ведь не только в суб­боту нужно молиться?

Конечно, молиться нужно каж­дый день. Что каса­ется собра­ния, то в наше время оно чаще всего бывает не в суб­боту, а в вос­кре­се­нье или дру­гие дни.

Все ли ясно с празд­ни­ками и почему непо­чи­та­ние суб­боты – это смерт­ный грех? Как это пони­мать в наше время, когда «Сын Чело­ве­че­ский есть Гос­по­дин и суб­боты» и мы знаем, что «не чело­век для суб­боты, а суб­бота для человека»?

Это менее понятно, что зна­чит «Сын Чело­ве­че­ский есть Гос­по­дин и суб­боты». Когда Хри­стос был с апо­сто­лами, то они могли не соблю­дать суб­боту. А для нас это как?

Нет, они ее соблю­дали. Они могли делать исклю­че­ние тогда, когда они слу­жили и испол­няли свое при­зва­ние. Что они делали? Они же шли и слу­шали Слово Гос­подне, они сорвали колоски для того, чтобы про­длить это науче­ние. По суще­ству они суб­боту не нару­шали, а наобо­рот, сугубо ее испол­няли. Что важ­нее с точки зре­ния смысла той же самой суб­боты, т. е. науче­ния вере и жизни? Рабо­тать или не рабо­тать, слу­шать или не слу­шать Господа?

Сей­час так объ­яс­няют, что зна­чит празд­ник: делать ничего нельзя, лежи на печи, смотри телевизор.

Надо знать, что смот­ре­ние теле­ви­зора – это такое же дело. И лежа­ние на печи – это тоже дело. Только в этой иерар­хии цен­но­стей это куда более зло­вред­ное дело, чем пойти и что-то сде­лать для дру­гих, или почи­тать Писа­ние и помо­литься, или поду­мать о жизни своей, или прийти в свя­щен­ное собра­ние, в храм, прийти на евха­ри­сти­че­ское собра­ние, или посе­тить боль­ного, немощ­ного или заклю­чен­ного. В наше время это осо­бенно трудно понять, ХХ век отучил нас от этого, отучил думать в таких кате­го­риях. Но почему нет? У всех есть какие-то зна­ко­мые, люди, кото­рые нуж­да­ются в под­держке, нуж­да­ются в помощи, в доб­ром слове. Даже если вы не можете, у вас нет сил, вы устали. Такое ведь нередко бывает. Что вам делать? Вы же все­гда зна­ете, с кем есть дефи­цит обще­ния, все­гда это чув­ству­ете. Я ста­ра­юсь найти воз­мож­ность с этим чело­ве­ком как-то пооб­щаться, пого­во­рить: или послать ему элек­трон­ное письмо, или про­сто позво­нить. В наше время так много средств, кото­рых в древ­но­сти не было. Даже если ты будешь гово­рить пол­часа. Больше не надо в любом слу­чае, иначе это вырож­да­ется в трёп, а это уже грех. Если ты дав­ным-давно не видел чело­века и чело­век нуж­да­ется в обще­нии, можно в порядке исклю­че­ния и пол­часа пого­во­рить. Лучше по теле­фону, чем вообще никак. Можно на это воз­ра­зить: «Хоте­лось бы лично», – но если лично не идешь, то сде­лай хоть так.

Но у Вас же вре­мени нет, чтобы вот так зво­нить и по пол­часа с нами разговаривать.

Почему? Я тоже часто пишу такие письма или звоню. Мне письма при­хо­дят каж­дый день, и, отве­чая на них даже на полях, я фак­ти­че­ски веду это обще­ние. И молит­вен­ное, и по суще­ству дела, отве­чая на жиз­нен­ные про­блемы чело­века. Это каж­дый день про­ис­хо­дит и зани­мает не полчаса.

А как быть нам? Да, надо общаться, но мы же себя не счи­таем свя­тыми, мы же люди греш­ные. Как я могу помочь брату вынуть из глаза щепку, если у самого бревно? Как я пойду кого-то чему-то учить, если сам еще не научился? Даст ли ему пользу мой совет?

Это пра­вильно, вся­кое дело должно созреть. На грани дефи­цита обще­ния ока­зы­ва­ются одно­вре­менно сотни людей, если не тысячи, во вся­ком слу­чае в моем непо­сред­ствен­ном, так ска­зать, окру­же­нии. Поскольку брат­ство у нас мно­го­ты­сяч­ное, то понятно, что мне нужно о мно­гих людях думать и отве­чать на все их вопросы, письма, звонки. При этом еще и рабо­тать, и слу­жить в храме.

Но каж­дый может сде­лать то, что он может, каж­дому Гос­подь дает по силам, в том числе дает и то коли­че­ство род­ных, дру­зей, зна­ко­мых, кото­рое ему по силам. Мы же все это хорошо пони­маем, что нам все дается по силам, прежде всего духов­ным, потому что когда духов­ные силы исче­зают, тогда общаться невоз­можно. Даже если хочешь, у тебя ничего не полу­чится. Поэтому если вы почув­ство­вали дефи­цит обще­ния, тут же отре­а­ги­руйте: позво­ните, напи­шите, помо­ли­тесь за этого чело­века, узнайте о нем. Ино­гда так бывает, что нельзя ни позво­нить, ни напи­сать, но что-то можно все­гда узнать и хотя бы за чело­века помо­литься, хотя бы коротко. Гос­подь смот­рит на сердце, Ему не нужно мно­го­сло­вие. Поэтому и вы про суб­бот­ний день не забы­вайте. Сей­час от вас тре­бу­ется лишь всего-то навсего один день в неделю, а потом чем больше вам будет даваться, тем больше с вас будет спра­ши­ваться. Это есте­ственно, так и в Писа­нии ска­зано: кому больше дано, с того больше и спра­ши­ва­ется. Так что делайте пока то, что вы можете. Все время эта вели­чина будет меняться по мере того, сколько вам будет от Бога дано, сколько вы смо­жете вместить.

Так что суб­бота и празд­ники имеют колос­саль­ное зна­че­ние, хотя по про­ис­хож­де­нию это чисто вет­хо­за­вет­ные вещи. В древ­ней Церкви не было ника­ких празд­ни­ков. Даже своей Пасхи не было, она воз­никла лишь в пер­вой поло­вине вто­рого века. В пер­вом веке иудеи-хри­сти­ане празд­но­вали Пасху с иуде­ями. Они могли справ­лять и дру­гие вет­хо­за­вет­ные празд­ники, но хри­сти­ане из языч­ни­ков их не празд­но­вали. У них был один празд­нич­ный день. Фак­ти­че­ски каж­дый день был празд­нич­ный, но один день особо – День Гос­по­день, или День Солнца, как его назы­вали в сере­дине вто­рого века. День Гос­по­день – это день евха­ри­сти­че­ского обще­ния. Раз в неделю, уже не по суб­бо­там, а по вос­кре­се­ньям, вер­нее в суб­боту вече­ром вос­по­ми­нали Тай­ную Вечерю, таин­ствен­ный ужин Хри­ста со Сво­ими уче­ни­ками. Вот это все­гда было в Церкви, и нико­гда не было иначе. Хотя бы раз в неделю хри­сти­ане все­гда соби­ра­лись в церкви и совер­шали евха­ри­стию, совер­шали бла­го­да­ре­ние за Хри­ста, за спа­се­ние, за Дар Свя­того Духа, за открыв­ше­еся Цар­ствие Божье. Вос­по­ми­нали при этом то, что Гос­подь сде­лал для нас, греш­ных. Это было свя­щен­ное собра­ние. Так что вы не пре­не­бре­гайте празд­ни­ками, постами и такими жерт­вами, потому что, как деся­тина – жертва Богу, так и суб­бота – это ваша жертва Богу. Время нисколько не менее дорого, чем деньги, ино­гда время даже дороже.

А эта жертва должна ощу­щаться? Если это празд­ник, удо­воль­ствие, то какая же это жертва?

Нико­гда ничего не должно быть только в тягость чело­веку. Все должно весе­лить сердце чело­века. Жертва должна весе­лить сердце чело­века, потому что она должна быть пло­дом любви, при­зна­тель­но­сти и бла­го­дар­но­сти. Если жертва пре­вра­ща­ется в сухую и тяж­кую обя­зан­ность, то такая жертва не будет при­нята Богом. Помните! Потому что милость есть та самая любовь. Бог хочет любви, а не про­сто жертвы, не про­сто выпол­не­ния устава о жертвах.

А если плохо себя чув­ству­ешь, то все равно надо идти?

Какая раз­ница? Все люди на белом свете имеют те или иные болезни, нет ни одного абсо­лютно здо­ро­вого чело­века. Возь­мите любого, от мала до велика. В каких бы усло­виях чело­век ни жил, что бы с ним ни было, все равно есть какие-то пери­оды, когда чело­век болеет, когда он плохо себя чув­ствует. Чем старше чело­век и чем слож­нее его жизнь, тем больше таких вещей. Неслу­чайно мы с вами уже читали: «Дней лет наших – семь­де­сят лет, а при боль­шей кре­по­сти – восемь­де­сят лет; и самая луч­шая пора их – труд и болезнь, ибо про­хо­дят быстро, и мы летим» (Пс 89,10). И что? Разве это оправ­да­ние, чтобы не при­но­сить Богу жертв? Нет, ника­кое не оправ­да­ние! Наобо­рот, Гос­подь хочет, чтобы мы любили Его и ближ­них, чтобы мы испол­нили наи­боль­шую запо­ведь, а без жертв это трудно. Чело­век жад­ный, закры­тый не может любить Бога. Чело­век, кото­рый ничем не хочет жерт­во­вать, хочет испол­нять только волю свою, думает только о своей выгоде и о своем здо­ро­вье, такой чело­век все поте­ряет – и здо­ро­вье, и выгоду. Ничего не оста­нется, камня на камне не оста­нется, если не при его жизни, то при жизни его бли­жай­ших потом­ков. Вот что надо знать и пом­нить. Я все­гда говорю в нашем брат­стве на про­по­ве­дях и на испо­ве­дях: если вы любите своих детей, в первую оче­редь при­ви­вайте им любовь к Богу и ближ­ним, в первую оче­редь ведите их в свя­щен­ное собра­ние, учите их испол­не­нию запо­ве­дей, пока они малень­кие. А когда они будут боль­шие, учите их испол­не­нию закона любви и сво­боды. Потому что все осталь­ное, что вы дела­ете: вся­кие кружки, учеба, тре­нинги, вся­кие пси­хо­логи, педа­гоги, зна­ния науч­ные и все про­чее – все это хорошо для зем­ной жизни, но это совер­шенно не будет полезно, если не будет глав­ного. А может стать и вредным.

Кощунство

Давайте пой­дем дальше. Сле­ду­ю­щий смерт­ный грех – это кощун­ство. При­чем есть кощун­ство, а есть бого­хуль­ство. Кощун­ство – это осквер­не­ние свя­тыни, это про­фа­на­ция, это непо­чи­та­ние свя­тыни. Чело­век, кото­рый не почи­тает свя­тыню, Имя Божье или чело­века как образ Божий, совер­шает кощун­ство. Выс­шая свя­тыня – Сам Гос­подь, потом Его чада, да и весь мир – свя­тыня Божья, и все живое – свя­тыня Божья. И обще­ство, и исто­рия могут нести в себе тот или иной эле­мент святости.

Неко­то­рые путают кощун­ство, бого­хуль­ство и свя­то­тат­ство, хотя это совер­шенно раз­ные поня­тия. Свя­то­тат­ство – когда чело­век кра­дет свя­тыню. Тать – это вор. Обычно это слово и упо­треб­ля­ется в его пря­мом зна­че­нии. Если гово­рят, что чело­век совер­шил свя­то­тат­ство, име­ется в виду, что он украл свя­тыню, что-то свя­тое. Сей­час, напри­мер, часто тащат из хра­мов иконы или еще что-нибудь. Это и есть грех свя­то­тат­ства. А есть кощун­ство – то, что равно про­фа­на­ции, то есть то, что про­ти­во­по­ложно освя­ще­нию, свя­то­сти, святыне.

Освя­ще­ние в Вет­хом Завете совер­шали свя­щен­ники. В Новом Завете – весь народ Божий, поскольку каж­дый в народе Божьем ста­но­вится царем и свя­щен­ни­ком Бога Живого, чтобы при­но­сить духов­ные жертвы Богу. Уже не про­сто физи­че­ские, мате­ри­аль­ные, не кровь коз­лов, тель­цов или голу­бей, а духов­ные жертвы. Но это все равно свя­щен­но­слу­же­ние, даже еще более высо­кое. Я уже гово­рил сего­дня, что наше собра­ние свя­щенно, и то, что мы здесь делаем и совер­шаем, явля­ется свя­щен­но­слу­же­нием. Любой кате­хи­за­тор совер­шает по пре­иму­ще­ству свя­щен­но­слу­же­ние, так же как и чело­век, кото­рый при­но­сит бес­кров­ную евха­ри­сти­че­скую жертву, жертву хвалы и бла­го­да­ре­ния, воз­ве­щая смерть Гос­подню и испо­ве­дуя Вос­кре­се­ние Хри­стово. Это глав­ная жертва, кото­рую при­но­сят люди, живя на земле. Конечно, люди веру­ю­щие, хри­сти­ане, потому что про­ис­хо­дит это внутри церкви.

Давайте обсу­дим, почему кощун­ство явля­ется смерт­ным гре­хом. Посмот­рим прежде всего книгу Чисел:

Чис 1:51. Когда надобно пере­но­сить ски­нию, пусть под­ни­мают ее левиты; и когда надобно оста­но­виться ски­нии, пусть ста­вят ее левиты; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 3:10. Аарону же и сынам его поручи [ски­нию откро­ве­ния], чтобы они наблю­дали свя­щен­ни­че­скую долж­ность свою [и все, что при жерт­вен­нике и за заве­сою]; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 3:38. А с перед­ней сто­роны ски­нии, к востоку пред ски­ниею собра­ния, должны ста­вить стан Мои­сей и Аарон и сыны его, кото­рым вве­рено хра­не­ние свя­ти­лища за сынов Изра­и­ле­вых; а если при­сту­пит кто посто­рон­ний, пре­дан будет смерти.

Чис 18:7. И ты (Аарон. – Ред.) и сыны твои с тобою наблю­дайте свя­щен­ство ваше во всем, что при­над­ле­жит жерт­вен­нику и что внутри за заве­сою, и слу­жите; вам даю Я в дар службу свя­щен­ства, а посто­рон­ний, при­сту­пив­ший, пре­дан будет смерти.

Втор 17:12. А кто посту­пит так дерзко, что не послу­шает свя­щен­ника, сто­я­щего там на слу­же­нии пред Гос­по­дом, Богом твоим, или судьи, [кото­рый будет в те дни], тот дол­жен уме­реть, – и так истреби зло от Израиля.

Вот посмот­рите: про­рок, свя­щен­ник и царь имели осо­бую власть, неслу­чайно их ино­гда назы­вали даже богами. Помните, мы с вами уже гово­рили об этом: «Встал Гос­подь Бог посреди богов», как мы с вами недавно читали в псалме. И сего­дня мы будем с вами читать в Пс 96: «Покло­ни­тесь перед Ним, все боги». «Все боги» – в гре­че­ском пере­воде здесь неслу­чайно стоит «все ангелы Его», «все вест­ники Его». Не только бес­те­лес­ные кос­ми­че­ские иерар­хии и силы, но и вест­ники, такие как про­роки. Воз­ве­щать волю Божью могли и цари, и судьи земли, кото­рые должны были судить по правде, т. е. по-боже­ски. Поэтому они выде­ля­лись особо. И вот здесь автор Вто­ро­за­ко­ния гово­рит нам о том, что воля Божья под­ра­зу­ме­вает послу­ша­ние свя­щен­ни­кам и судьям, потому что тот, кто посту­пит так дерзко, что не послу­шает свя­щен­ника или судьи, пра­ви­теля, дол­жен уме­реть. Конечно, под­ра­зу­ме­ва­ется, что этот свя­щен­ник дей­стви­тельно носи­тель воли Божьей, дей­стви­тельно носи­тель освя­ще­ния, потому что ино­гда бывает так, что «устами сво­ими при­бли­жа­ются ко Мне, гово­рит Гос­подь, а сердце их далеко отстоит от Меня». Конечно, в этом слу­чае не идет речь о послу­ша­нии кому бы то ни было. Помните, что про­ис­хо­дит с про­ро­ком, гово­ря­щим даже во имя Божье, во имя Гос­подне, но кото­рого Гос­подь не посы­лал? Он сам дол­жен умереть.

Еще был слу­чай, когда свя­щен­ники, сыны Аарона, с каким-то чуж­дым огнем вошли. Что это за чуж­дый огонь?

Тот, кото­рого Гос­подь не освя­щал. Они сде­лали что-то такое, что не вхо­дило в этот закон, в этот завет о жерт­вах, они нару­шили пред­пи­са­ние закона. «Чуж­дый огонь» – это тол­ко­ва­ние в вет­хо­за­вет­ном духе, но может быть и в ново­за­вет­ном, когда «чуж­дый огонь» – это вся­кое зло. Вся­кая неправда, зло, нена­висть, ложь, – все это явля­ется «чуж­дым огнем». Мы ино­гда думаем, что при­но­сим пользу или жертву Богу, делая кому-то добро, но дур­ными сред­ствами, или со зло­стью, или в отместку дру­гим, или с какими-то нечи­стыми мыс­лями. Напри­мер, со вся­кими излиш­ними ком­про­мис­сами на этом пути. Но это чуж­дый огонь пред Богом, и такие жертвы Богу не угодны.

Кощун­ство, осквер­не­ние свя­тыни – это вещь очень серьез­ная, мы не должны об этом забы­вать. Есть вещи, кото­рые не вся­кий может делать и в хри­сти­ан­ском мире, и в хри­сти­ан­ской церкви. Все – свя­щен­ники, все – цари, но Дух дает раз­ные дары, и если мы ска­жем: «Раз все – свя­щен­ники, все – цари, я могу делать все что захочу», то очень велика опас­ность при­не­сти Богу чуж­дый огонь и быть Богом отверг­ну­тым, что может повлечь беду вплоть до смерти человека.

Богохульство

Послед­ний смерт­ный грех – бого­хуль­ство. Он очень бли­зок к двум преды­ду­щим. Вы пони­ма­ете, что хулить Бога – это боль­шой грех. Даже роп­тать на Бога – грех, про­яв­лять недо­воль­ство, не видя про­мысла Божьего, замысла Божьего в своей жизни, не зная, что такое про­мы­сел Божий, замы­сел Божий о тебе. Еще в Исх 20 мы читали: «Гос­подь не оста­вит без нака­за­ния того, кто про­из­но­сит Имя Его напрасно». Чело­век дол­жен знать, что напрасно про­из­но­сить имя Божье, всуе, в суете, без готов­но­сти нести ответ­ствен­ность за это – недо­пу­стимо. В Вет­хом Завете даже дошли до край­но­сти, когда имя Божье про­из­но­си­лось один раз в год только одним чело­ве­ком, пер­во­свя­щен­ни­ком. И то тайно, во Свя­тая Свя­тых, куда он захо­дил прямо в день очи­ще­ния, потому что вет­хо­за­вет­ные иудеи верили, что про­из­нося имя Божье, они полу­чают про­ще­ние гре­хов. Только про­из­нося имя Божье! Про­из­нес имя Божье – и ты полу­чил про­ще­ние всех своих гре­хов, почти авто­ма­ти­че­ски. Но так как нельзя было про­из­но­сить напрасно это имя, то пер­во­свя­щен­ник шеп­тал его и никто его не слы­шал. И поскольку линия пер­во­свя­щен­ни­ков пре­рва­лась в связи с сожже­нием в 70‑м году Иеру­са­лим­ского храма, то люди даже забыли, как это имя про­из­но­сится. До сих пор никто не знает имени Божьего, до сих пор никто не знает, как его надо читать. В XIX веке читали Иегова, в ХХ веке стали читать Яхве, сей­час гово­рят, что и то и дру­гое непра­вильно, надо читать еще как-то по-дру­гому. Но все равно никто точно не знает.

Но это было в Вет­хом Завете; он про­шел, и такое отно­ше­ние к имени Божьему тоже. Однако важно, что хулить имя Божье в любом слу­чае недо­пу­стимо. Чело­век, кото­рый хулит Бога, дей­стви­тельно не может остаться без нака­за­ния. Почему? Потому что он оста­ется без Бога, а остав­шись без Бога, чело­век сам лишает себя жизни.

Саваоф – это тоже одно из имен Божьих?

Да, Саваоф – тоже одно из имен Божьих. «Цебаот» в пере­воде озна­чает Гос­подь Воинств.

Когда про себя дума­ешь, что Бог твоих молитв не слы­шит, это явля­ется богохульством?

Думать так можно, если для этого есть осно­ва­ния. Важно не думать это в смысле анти­бо­же­ском. Чело­век может об этом думать озлоб­ленно, а может с недо­уме­нием, с вопро­сом к Богу. Это раз­ные вещи. Ска­зано: Бог ведь смот­рит на сердце чело­века, а не про­сто на отдель­ные внеш­ние формы выражения.

Давайте про­чтем, что гово­рит нам о смерт­ном грехе бого­хуль­ства Свя­щен­ное писание.

Лев 24:15–16. И сынам Изра­и­ле­вым скажи: кто будет зло­сло­вить Бога сво­его, тот поне­сет грех свой; и хули­тель имени Гос­подня дол­жен уме­реть, кам­нями побьет его все обще­ство: при­ше­лец ли, тузе­мец ли ста­нет хулить имя [Гос­подне], пре­дан будет смерти.

Вот то, что нам сего­дня нужно было услы­шать. Очень важно, чтобы мы пони­мали, насколько нужно быть осто­рож­ным в сло­вах. Мы ино­гда шутим по поводу Свя­щен­ного писа­ния. Это ведь Слово Божье, пусть и выра­жен­ное в бук­вах и сло­вах чело­ве­че­ских. Конечно, мы не обо­жеств­ляем букву и слово, мы пони­маем, что Свя­щен­ное писа­ние имеет боль­шую историю.

А если идешь – и спо­ткнулся, и гово­ришь: «О Боже!». Про­сто так вырва­лось. Это счи­та­ется всуе?

Это зави­сит от того, как про­из­но­сится. Дей­стви­тельно, лучше не про­из­но­сить ни слова Гос­подь, ни Бог…

Ни «чёрт». «Чёрт» в церкви нельзя про­из­но­сить, а так-то можно?

Ну, это уж тем более не надо. Имейте в виду: все, что нельзя в церкви, то нельзя и в жизни. Все, что можно хри­сти­а­нину в жизни, то можно и в церкви. Цер­ковь и есть то свя­щен­ное собра­ние, о кото­ром мы только что говорили.

А если про­изо­шло яркое собы­тие в жизни с явным при­сут­ствием Божьим, и гово­ришь: «Слава Богу!»? Или это тоже: «чем меньше, тем лучше»?

Нет, это нор­мально. Бла­го­да­рить Бога все­гда хорошо. Надо пони­мать, что это тоже молитва.

Про­сто ино­гда я чув­ствую, что в про­те­стант­ских церк­вах это как-то осо­бенно часто про­ис­хо­дит, и людей неве­ру­ю­щих это сильно раз­дра­жает. И поэтому я ста­ра­юсь сей­час при людях, кото­рые агрес­сивно настро­ены, меньше про­из­но­сить эти слова.

Да, я тоже счи­таю, что, неза­ви­симо от кон­фес­сии, если кто-то, осо­бенно когда молится сво­ими сло­вами, начи­нает ино­гда совер­шенно нев­по­пад про­из­но­сить: «Гос­поди, Гос­поди, Гос­поди», то это или какой-то нездо­ро­вый нерв­ный сбой, или очень дур­ной вкус в молитве. Мне часто при­хо­ди­лось это слы­шать, и не только у про­те­стан­тов. У про­те­стан­тов, конечно, это бывает чаще, ведь там больше молятся сво­ими сло­вами по каким-то своим трафаретам.

Как пере­во­дится слово «про­фа­на­ция»?

Осквер­не­ние свя­тыни. Есть посвя­щен­ный и непо­свя­щен­ный. Есть чело­век, кото­рый при­об­щен к свя­тыне, а тот, кто не при­об­щен к свя­тыне – про­фан. В житей­ском упо­треб­ле­нии этого слова про­фан – это тот, кто ничего не пони­мает в какой-то обла­сти, т. е. он не посвя­щен, он в этой обла­сти ничего не знает. Но в изна­чаль­ном смысле это или осквер­не­ние свя­тыни, кощун­ство, или име­ется в виду непо­свя­щен­ность в область свя­то­сти. Допу­стим, чело­век некре­ще­ный не может при­ча­щаться, не может участ­во­вать в таин­ствах, потому что он не посвя­щен в таин­ствен­ную жизнь. Он может быть веру­ю­щим, он может даже знать наизусть Свя­щен­ное писа­ние, он может быть очень пра­вед­ным, но он про­фан, он в таин­ствах не участвует.

Сей­час мы зани­ма­лись с вами только эти­че­скими смерт­ными гре­хами. В свое время мы пого­во­рим и об аске­ти­че­ских, и о мисти­че­ских. Есть три типа смерт­ных гре­хов. Мы с вами разо­брали только те, кото­рые чаще всего про­яв­ля­ются в делах, про­ти­во­ре­ча­щих или не про­ти­во­ре­ча­щих закону.

Итак, мы с вами закон­чили раз­го­вор о смерт­ных гре­хах и, тем самым, завер­шили вто­рую часть пер­вого этапа оглашения.

Текст при­во­дится по: О смерт­ных гре­хах. Сбор­ник мате­ри­а­лов к огла­си­тель­ным бесе­дам. М.: Cвято-Фила­ре­тов­ский пра­во­славно-хри­сти­ан­ский инсти­тут, 2012. – 120 с.

Источ­ник: http://kateheo.ru/

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

  • Галина, 08.01.2016

    Пони­ма­ние смерт­ного греха в В.З. осо­бенно важно для, когда дума­ешь о ЦЕННОСТИ Жертвы Хри­ста, Гос­пода нашего, ради нас, людей. Бла­го­дарю свя­щен­ни­ков, учи­те­лей, редак­то­ров сайта! Слава Богу за тех, кто делает доступ­ными ныне для нас такие вразумления!

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки