Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

протоиерей Николай Малиновский

Глава II. Учение частное. I. Творение мира невидимого или ангельского

§ 11. Понятие об ангелах. Состав учения о Боге – Творце мира ангельского

Первое место по времени сотворении и высшее по совершенствам своей природы в сотворенном бытии принадлежит миру духовному или ангелам Божиим.

Наименование «ангел» (ἄγγελος, евр. maleach), по производству слова, есть наименование служения, должности, а не природы, и означает собственно посланника или вестника. Посему в св. Писании оно усвояется иногда людям, то как человеческим посланником или вестником (напр. Быт.32:3; Числ.20:14; Суд.11:12; 1Цар.16:19; 19:11; Притч.16:14; Ис.18:2; 30:4; 33:7 и др.), то как посланникам или вестникам Божьим. В последнем смысле у пр. Малахии священник называется ангелом Иеговы Господа сил (Мал.2:7). Тот же пророк Предтечу Господа Иисуса Христа называет ангелом (3:1), каковое название подтверждает и И. Христос: Ибо он тот, о котором написано: се, Я посылаю Ангела Моего пред лицем Твоим (Мф.11:10). Сам Сын Божий, являвшийся в ветхом завете в образе Ангела Иеговы, у того же пророка (по домостроительству) именуется Ангелом Завета (Мал.3:1). Наименование ангела усвояется и некоторым другим пророкам (2Пар.36:15–16; Агг.1:13), равно и апостолам (Лк.9:52), а в откровении св. Иоанна и преемникам апостольским – епископам (Откр.2:1, 8, 12; 1:20). Прилагается это наименование даже к стихиям мира, как орудиям воли Божией, напр. в словах Псалмопевца: Ты творишь ангелами Твоими духов (Пс.103:4). 62 Но в собственном смысле ангелами в св. Писании называются особенные создания Божии, отличные от человека и видимой природы, существа личные (а не какие-либо бездушные силы природы), одаренные разумом и свободою, бесплотные и бессмертные, превосходнейшие человека, но служебные в отношении к Богу.

Существом откровенного учения и в виду существующих ложных мнений, при изложении учение о Боге, как Творце мира ангельского, требуется раскрыть положения о действительном бытии ангелов, их происхождении и природе, числе, разностях по степени приближения к Богу и их назначении. 63

§ 12. Бытие сотворенных духов или ангелов

Вера в бытие ангелов основывается на свидетельстве откровения о том, что они действительно существуют. И понятно, Ангелы суть существа бесплотные и потому стоять вне и выше тех условий и опытов, которые ведут к убеждению в бытии существ и предметов мира вещественного. В откровении учение о действительном бытии мира ангельского, выражено ясно и решительно: оно проходит чрез весь ветхий и новый завет.

Учение ветхого завета. – Ветхозаветное откровение предполагает и утверждает бытие мира ангельского в повествованиях о многочисленных явлениях ангелов людям (обычно в человеческом образе) для возвещения им воли Божией и вообще для исполнение Его велений. Так, для охранения пути к древу жизни, Господь, по словам бытописателя, поставил на востоке у сада эдемского Херувима и пламенный меч обращающийся (Быт.3:24). Ангел был послан утешить Агарь (Быт.16:7–12). Ангелы извели Лота из Содома, осужденного на сожжение (Быт.19 гл.). Ангел сохранил жизнь умирающему от жажды Измаилу (Быт.21:17–19). Ангел удержал руку Авраама, вознесенную на заклание Исаака (Быт.22:15–17). Ангела обещал Авраам в руководство рабу своему (Быт.24:7) и этот, руководимый ангелом, нашел Ревекку. Иаков в одном случае (в сонном видении) во множестве видел ангелов, по лестнице восходящих на небо и нисходящих на землю (Быт.28:12), в другом случае (в бодрственном состоянии) – целые полки ангелов (Быт.32:1–2). Ангел – Иегова, освободивший евреев от рабства египетского (Исх.3:2–12; Числ.20:16), совершил это при участии ангелов (Исх.12:12, где под «губителем» разумеют одного или целый сонм ангелов, отличных от Иеговы и служебных Ангелу Иегове; ср. Быт.19:13; 2Цар.24:16; 4Цар.19:58; Иез.9:1–6). Ангел был послан для вразумления Валаама, шедшего проклинать Израиля (Числ.22:22–25). Приняли при служении Ангелов (Деян.7:53; ср. Втор.33:2) израильтяне закон Моисеев. В ождь воинства Господня явился Иисусу Навину (Нав.5:14) и руководил чудесным завоеванием Иерихона. Ангел, вместо пророка, призывал народ израильский к покаянии при Иисусе Навине (Суд.2:1–6). Ангел передал Гедеону поручение освободить Израильтян от порабощения (Суд.6:11), Ангел двукратно посещал родителей Самсона, предсказав необыкновенное рождение и научив воздержанием матери охранять плод чрева (Суд.13 гл.). Давид видел ангела, по повелению Божию поражавшего его народ (2Цар.24:16; 1Пар.22:15), ангел же поразил ассириян за гордость Сеннахирима (4Цар.19:35). Пр. Илия неоднократно в действиях своих был руководим ангелом (2Цар.19:5; 4Цар.1:15). Пр. Елисей показывал отроку своему сонм ангелов, подобный охранительному воинству (4Цар.6:17); Исаия пр. видел серафимов, окружающих престол Господень и от одного из них принял огненное очищение (Ис.6 гл.) Пр. Данилу было видение тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним ангелов (Дан.7:10). Ему же являлся ангел во рве львином (6:22); архангел Гавриил прикасался к нему и изъяснял ему видения (Дан.9:21), а три иудейских отрока спасены были от смерти в вавилонской пещи рукою мужа, явившегося в образе ангела (Дан.3:92) Пр. Захарии тоже несколько раз являлся ангел, передавая ему волю Божию и даже обращался к пророку с ходатайством о народе иудейском (Зах.1:9–19; 2:3; 3:3–6; 4:1–5). Пр. Иезекииль удостоился видеть многоочитых херувимов (Иез.10:8–22). Повествования об этих и подобных других явлениях и видениях ангелов доказывают, что по ветхозаветному учению ангелы суть действительный личные существа, а не олицетворения явлении природы, существа отличные от Бога и служебный в отношении к Нему, равно отличные и от людей, которым являлись, открывали волю Божии, служили, вразумляли и оказывали помощь.

В других упоминаниях ветхого завета об ангелах они изображаются хвалящими Бога (Пс.148:2) и слугами Божиими (Пс.102:2), говорится о них, что они предстоять пред лицом Господа, когда Ему бывает угодно объявлять Свою волю (Иов.1:6; 2:1), что, не смотря на свою близость к Господу, Он и в них усматривает некоторого рода недостатки (Иов.14:18). По заповеди Господней, ангелы ополчаются вокруг боящихся Его и избавляют их, охраняя их на всех путях их (Пс.33:8; 90:11). О человеке, по сравнению с ангелами, говорится: Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его (Пс.8:6). Очевидно, все такие упоминания об ангелах также предполагают действительное бытие ангелов, как существ личных, отличных от Бога, от людей и от видимой природы существ высших человека, но слуг Божиих.

Ложность рационалистических мнений относительно ветхозаветного учения о духах. Вера в бытие ангелов имеет многих противников в лице рационалистов. Отвергая бытие мира ангельского, они подвергают своеобразным перетолкованиям ветхозаветные свидетельства об ангелах. Так, по мнению одних из них, – все учение ветхого завета об ангелах есть лишь выражение еврейской народной веры, населяющей небо разумными высшими существами (как земля населена людьми), или детское антропоморфическое представление народа о сущности и жизни Божией, заимствованное от придворных штатов восточных государей. По мнению других, – учение об ангелах в ветхом завете есть отголосок или остаток древнего еврейского многобожия; по мере того, как евреи делались чтителями единого Бога, они будто бы стали считать ангелов своего рода низшими богами, по сравнению с Иеговой, и последние явились вследствие этого Его посланниками и исполнителями Его воли среди людей. Этими мнениями предполагается, что ангелы по ветхозаветному учению все же существа личные. Но иные из рационалистов вовсе не усматривают в ветхом завете учение об ангелах, как личных существах: по мнению таковых, в ангелах ветхого завета должно видеть простое олицетворение или действий Божиих в мире, проявлений Его всемогущества и премудрости, или же олицетворение сил и явлений природы, выражающих всемогущество Божие. Иные, наконец, как большая часть противников подлинности библейских книг, признают учение об ангелах в ветхом завете заимствованием из древнеперсидской религии. Все такие мнения – не более, как произвольные предположения, не имеющие для себя оснований в Библии и истории.

I. Первое из указанных мнений рационалистов есть мнение, наиболее других поверхностное и одностороннее. Против этого мнение говорит весь дух и характер библейских свидетельств об ангелах, в которых нарочито не изображается бытие и жизнь ангелов в небесном, невидимом мире, а более всего говорится о их деятельности в мире человеческом. Между тем должно бы быть наоборот, если бы учение об ангелах было лишь детским представлением евреев о божественном придворном штате или произведением фантазии, населяющей небо разумными существами. Несовместимо подобное мнение и с возвышенным учением ветхого завета о Боге.

II. Неосновательно и мнете, будто учение об ангелах в ветхом завете есть остаток или воспоминание предании о прежних богах. Религия евреев никогда не содержала учения о бытии многих богов; единобожие с самого начала составляло первый отличительный ее признак от прочих религией древнего мира (см. I ч. § 30). Если же допустить предположение рационализма, что единобожие в этой религии развилось из многобожия в позднейшее время, то с развитием среди евреев единобожия, учение об ангелах, как бывших когда-то богах, должно бы постепенно исчезать и, наконец, совершенно потеряться и забыться, как несовместимое с почитанием единого Бога. На самом же деле было совершенно наоборот. Учение об ангелах находится не в древнейших только книгах ветхого завета, но и в более поздних писаниях, и в последних является более полным и определенным. Нигде и никакого смешения ангелов с Богом в ветхом завете нет. По общему духу и смыслу библейского учения ангелы суть творения Божии, хотя прямо и не говорится о их тварном происхождении. Посему им не усвояется творческого участия в создании мира Богом; Творца мира они только восхваляли при создания Им мира (Иов.38:6–7). Неизменно они изображаются существами служебными Богу, орудиями Его действий и вестниками Его воли, и не в позднейших только, но и в древнейших книгах ветхого завета. В видении Иакова, напр., ангелы представляются только восходящими и нисходящими по той лестнице, на верху которой стоит Сам Господь, и следовательно являются лицами служебными Богу (Быт.28:12). Тоже и в других древнейших об них упоминаниях; они окружают Бога (Втор.33:2), предстоят пред престолом Его (Иов.1:6), поклоняются Ему, посылаются Им для исполнения Его воли (Исх.33:2–3). Существо их не есть такое же чистейшее и совершеннейшее, как существо Божие; Бог и в них усматривает недостатки (Иов.4:18). Человек, по словам Псалмопевца, умален пред Ангелами (Пс.8:6). Эти и подобные упоминания об ангелах показывают, что по библейскому учению ангелы не суть боги или полубоги в смысле языческого многобожия. – Правда, ангелы иногда говорят и действуют как бы Сам Бог, – в описаниях явлений их людям. Но отсюда нельзя заключать, будто ангелы представляются библейским учением божественными существами, хотя и низшими Иеговы. Многие из этих явлений были действительно явлениями Ангела лица Его, Ангела Иеговы. В тех же случаях, когда являлись именно ангелы по природе, таковыми, т. е. посланниками Божиими они и открывали себя людям, так что удостаивавшиеся явлений различали явление ангелов от явлений Бога, и не воздавали ангелам того поклонения, какое воздавали Богу, являвшемуся в образе ангела. Если же иногда говорится о словах и действиях ангелов, как о словах и действиях Самого Бога, то говорится применительно к обычаю посланных объединять себя с пославшими их. «Важно в сказаниях об ангелах не то, по замечанию преосв. Хрисанфа, что явился ангел, а то, что он – вестник Божий. Посланный имеет значение только ради пославшего и говорит в Его имя. Вот почему о словах и действиях ангелов говорится, как о словах и действиях Самого Бога; посланный иногда отождествляется с Пославшим» 64. – Правда также, что в ветхом завете ангелам иногда усвояются наименования: elohim – боги (напр. Быт.20:13; 35:7; Исх.15:11; Пс.58:7) и benei elohim – сыны Божии (Иов.1:6; 2:1; 38:7; Дан.3:92; сн. Пс.28:1; 88:7) Но оба эти наименования усвояются им не в собственном, а в переносном смысле, elohim – как носителям божественной силы и посланникам неба, а benei elohim – как особенно близким Богу по совершенствам своей богоподобной, однако сотворенной природы. В подобном не собственной, смысле в Писании эти наименования прилагаются иногда и к людям, напр. именем elohim называются судьи и другие богоизбранные мужи (Исх.4:16; 21:6; 22:8, 28; Втор.19:17; Пс.40:9; 81:1, 6; сн. Ин.10:34–35), имя сына Божия или сынов Божиих усвояется благочестивым потомкам Сифа (Быт.6:2), народу израильскому (Втор.14:1; 32:5–6; Суд.20:2; Иер.31:9; Ос.2:1. Пс.72:15 и др.), его царям (Пс.81:6; 2Цар.7:14) и избранным людям (Пс.102:13), а в новом завете – возрожденным от Бога благодатью Св. Духа (Ин.1:12; Рим.8:14 и др.). Таким образом и наименование ангелов богами и сынами Божиими не может служить основанием для утверждения, будто ангелы суть лишь низшие боги по сравнению с Иеговой.

III. Ложно и то утверждение рационализма, будто ангелы по смыслу ветхозаветного учения не личные существа, а только олицетворения божественной силы и могущества, или даже олицетворения явлений природы. В библейских упоминаниях об ангелах они неизменно представляются существами личными. Как в особенности согласить с этим мнением все такие действия ангелов, как славословие ими Бога, поклонение Богу, смирение пред Ним? Что значило бы также усматривание Богом недостатков в ангелах? Как примирить с этим мнением наименование ангелов, обычное и постоянное у пророков, воинством Иеговы, различение их по именам и по степеням, ясно предполагающее их личное и отдельное от Бога и мира бытие? В оправдание этого мнения особенно указывают на находящиеся в ветхом завете упоминания и символические изображения высших небесных духов – херувимов и серафимов. Таковы упоминание о Херувиме и пламенном мече обращающемся, чтобы охранять путь к древу жизни (Быт.3:24; ср. Иез.28:13, 14, 16), изображения херувимов с распростертыми крыльями, на ковчеге завета (Исх.25:18), на завесе и покрывалах скинии (Исх.26:1, 31; 36:8, 35), в храме Соломоновом (3Цар.8:6–7), название их колесницею (1Пар.28:18), представление Самого Бога сидящим и летающим на херувимах (Пс.17:11; 98:1; 1Цар.4:2; 2Цар.6:2), особенно же описания херувимов у пр. Иезекииля в человекообразном виде, но с четырьмя лицами – человека, льва, тельца и орла и с четырьмя крыльями в видении колесницы, являющей славу Божию (Иез.1:1–28; сн. Сир.49:10), и в видении дома на небе (10:14). Серафимы же символически изображены в видении пр. Исаии; пророк говорит, что он видел Господа, сидящего на престоле высоком и превознесенном, и что серафимы стояли вокруг Него, воспевали Ему хвалебную песнь и у каждого из них по шести крыл: двумя они летали, двумя покрывали свои лица, двумя – ноги (Ис.6:1–7). Такие изображения херувимов и серафимов будто бы выражают только олицетворения разнообразных, открывающихся в мире, свойств Божиих, или же в образах представляют отвлеченные понятия о силах природы. Но подобное объяснение указанных символов совершенно произвольно. Если ангелы вообще от начала в Библии изображаются живыми, личными духами, то и херувимы и серафимы – высшие между ними, не могут быть безличными. Было бы несообразностью, напр. думать, как утверждают защитники приведенных мнений, что сказание бытописателя о херувиме, приставленном в раю, чтобы охранять путь к древу жизни, есть только олицетворение грозного величия Божия. Если весь рассказ кн. Бытия о рае и грехопадении прародителей есть несомненно исторический рассказ (а не миф, вымысел, аллегория или философема), то и под приставлением к раю херувима (и под пламенным мечем) должно разуметь действительное событие, а следовательно, и под приставленным херувимом живое, личное и действительное существо. Тоже предполагается и самой целью приставление херувима к раю. А если упоминаемый бытописателем херувим – живое, личное существо, то нет оснований иначе объяснять и все другие упоминания о херувимах. Или, – предстоящие лицу Иеговы серафимы в видении пр. Исаии поют Богу хвалебную песнь (на подобное же прославление Бога херувимами видят указание у Иез.3:12) и в знак благоговения закрывают свои лица. Все это приложимо лишь к личным существам. А отсюда следует, что иной смысл имеют и символические изображения херувимов и серафимов, т. е. смысл, сообразный с их духовно-личным бытием и духом библейского учения вообще. Так, то, что херувимы охраняют вход в рай, святыню ковчега завета и храма, – места особенного присутствия Божия, равно как и то, что Иегова представляется сидящим на них, может быть понимаемо как выражение той мысли, что они суть орудия, чрез которые или при посредстве которых Иегова проявляет Свою славу и в области нравственной жизни и в области видимой природы. Это по преимуществу выражается в Иезекиилевом видении колесницы, изображающей славу Божию (2:1). Множество крыльев и глаз херувимов, огненный взгляд их (в символическом изображении их у пр. Иезекииля) могут указывать на их высшее ведение, нравственное совершенство и чистоту, а вместе на то, что они и для целого мира суть те же охранители неприступного величия Божия, какими поставлены были при рае и храме. Закрывание лица, как и ног шестокрылатыми серафимами служит выражением их благоговения и смирения пред Вседержителем; летание двумя крылами – символ их небесного посланничества и отрешенности от наших пространственных условий. 65

IV. Наконец, неосновательно и то мнение рационализма, будто вера в ангелов была заимствована евреями из персидской религии Зороастра (т. н. парсизма или маздеизма) во время и после вавилонского плена, а до сего времени, будто бы, не было у них ясного учения о духах, как личных существах, подчиненных Богу. Если бы действительно персидская религия имела влияние на появление в Библии учения об ангелах, то это учение должно было бы находиться только в тех книгах ветхого завета, которые появились со времен вавилонского плена. Между тем учение об ангелах проходит, начиная от кн. Бытия, чрез всю священную письменность. Но относить происхождение всего ветхозаветного Писания ко временам возвращение иудеев из плена значило бы прямо противоречить исторической очевидности. Большая часть канонических книг была написана еще до времен Зороастра, а канон священных книг ветхого завета был заключен до появление персидских священных книг (Зенд-Авесты, за исключением Гат). 66 При том же чужеземным, языческим влиянием иудеи стали подвергаться позднее вавилонского плена и только иудеи рассеяния, а иудеи палестинские особенно боялись этих влияний, и боязнь эта доходила у них до чрезмерного отвращения от всего иноземного. Посему тем более невероятно, чтобы в их канонические книги могло быть внесено языческое учение. Независимость библейского учения о духах от влияний религии Зороастра доказывается и тем, что оно существенно отличается от учения персидского. Там в основе учения о духах лежит дуализм и эманатизм, а в библейском учении понятие о творении единого Бога. В частности, черты различия между учением Зороастра (Зенд-Авесты) и библейским учением о духах следующие. 1) Духи религии Зороастра имеют происхождение от двух начал, добрые (амшаспанды, яцаты и ферверы) от Ормузда (иначе – Агурамазды), источника добра и света, злые (дэвы, друки и пайрики) – от Аримана (Анграмайния), источника зла и мрака. Первые созданы Ормуздом из собственного его света или существа, последние созданы Ариманом из его тьмы (мрака) или существа. По библейскому же учению все духи сотворены из начала единым Богом и сотворены добрыми. 2) Все духи, созданные Ормуздом и Ариманом, как и сами вожди их, – не бестелесны; они, сообразно со своими степенями, имеют более или менее отрешенную от вещественности оболочку. Между ними есть духи мужского и женского пола. По библейскому же учению духи суть существа бесплотные; разделение на полы между ними нет. 3) Духи Зороастровой религии не имеют значение в строгом смысле самостоятельных и личных существ, отдельных, как в библейском учении, от Бога и мира. Они не отдельны по своей природе от своих творцов; как происшедшие из их света или тьмы, они тождественны с ними по природе. С другой стороны, они сливаются, смешиваются и с видимым миром, представляя собою олицетворение различных сил и явлений природы. Добрые и чистые духи Ормузда олицетворяют собою положительную сторону бытия и жизни в ее разнообразных силах, а царство Аримана – отрицательную сторону с ее разнообразными формами. А Сами Ормузд и Ариман – источник жизни в той и другой стороне ее. 67 4) Духи персидской религии не суть свободные существа. Злые духи – злы по природе, как порождение Аримана; они явились такими с самого начала своего бытия. Но и духи Ормузда являются крепкими в добре не вследствие свободного совершенствования в добре, а только как порождения доброго начала. Библейское учение совсем иное. Наконец 5) в персидской религии добрые духи имели широко развитый культ. Им, как одинаковым по природе с Ормуздом, воздавалось почти такое же поклонение, как и Ормузду. Но в Библии прямо запрещается такое поклонение ангелам, которое прилично только единому Богу. Таким образом, по существу своему учение Зороастра о духах совершенно иное, чем библейское, и следовательно последнее нельзя признавать заимствованным из персидской религии.

Защитники зависимости библейского учения об ангелах от персидского особенно указывают в доказательство своего предположения на сходство учения Библии и персидской религии об иерархии ангелов и об охранении ангелами царств и народов, каковое, будто бы, неизвестно было евреям до вавилонского плена. Но указания на ангельскую иерархию содержится в древнейших ветхозаветных книгах. В описании истории грехопадения упоминается о херувиме с пламенным оружием. Иисусу Навину явился вождь воинства Господня (Нав.5:14). Изображения херувимов были на ковчеге завета и в храме Соломоновом. Да и сама по себе мысль о неравенстве между ангелами не представляет ничего особенно характерного (оригинального). Нельзя доказать, что и понятие об ангелах, покровителях отдельных царств и народов (Дан.10 гл.; 12:1), заимствовано из персидского учения о ферверах кланов, т. е. родов или общин иранских. Духи, защитники людей, самое обычное представление, свойственное даже шаманству; характерного тут также ничего нет. И у китайцев есть представление о духах, покровителях городов; однако это не значит, что будто евреи заимствовали у китайцев или китайцы у евреев это представление.

Итак, зависимость библейского учения о духах от персидской религии Зороастра – зависимость мнимая, а не действительная. Вавилонский плен и знакомство с верованиями Вавилона если и могли иметь влияние на развитие еврейских верований, то только внешнее, могли располагать к более подробному изложение истинного учения о существах духовных. 68 Но главная и внутренняя причина более полного раскрытая учение о духах в позднейших ветхозаветных книгах, можно думать, состояла в связи этого учения с учением об Ангеле Завета. С приближением дня явления Ангела Завета, соединившего небо и землю (Ин.1:51), естественно становился ближе к падшим людям и мир ангелов, служителей дела спасения, а отсюда раскрывалось подробнее и учение о мире духовном.

Учение Нового Завета. Новозаветное откровение утверждает истину бытия мира духовного также прежде всего указаниями на многочисленные случаи явления ангелов людям. Так ангел возвестил Захарии зачатие неплодною Елизаветою Предтечи (Лк.1:11) и св. Деве Марии – беременное зачатие Спасителя (Лк.1:26); многочисленное воинство ангелов воспевало славу рождения Спасителя (Лк.2:13); ангел разрешил недоумение Иосифа (Мф.1:20) и повелел ему с младенцем Иисусом и материю Его бежать в Египет (Мф.2:13); ангелы служили Иисусу Христу по искушении Его в пустыне (Мф.4:11); ангел явился для укрепления Его в саду Гефсиманском (Лк.22:43), ангелы отверзли гроб Его (Мф.28:2) и возвестили женам о воскресении Его (Ин.20:12), а апостолам при вознесении Его на небо о втором Его пришествии (Деян.10:10–11). Ангелы разрешили узы и вывели апостолов из темницы (Деян.5:19; 12:7–15). Ангел явился Корнелию и преподал ему наставление (Деян.10:3–6), ангел возвестил ап. Павлу во время морского путешествия, что ему должно предстать пред кесаря (Деян.27:23–14).

Находится в новом завете не мало и свидетельств, в которых положительно (догматически) утверждается бытие ангелов. Так Иисус Христос, объясняя притчу о плевелах (Мф.13:37–39), говорит: сеющий доброе семя есть Сын Человеческий; поле есть мир; доброе семя, это сыны Царствия, а плевелы – сыны лукавого; враг, посеявший их, есть диавол; жатва есть кончина века, а жнецы суть Ангелы. В словах Спасителя ангелы представляются точно так же существующими, как Сын человеческие сыны царствия и сыны лукавого и сам мир. Чтобы побудить Своих учеников не презирать ни одного из малых, верующих в Него, И. Христос указывал: ангели бо их выну видят лице Отца Моего (Мф.18:10). Вразумляя саддукеев, отвергавших бытие ангелов и воскресение мертвых, Он говорит: заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией, ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф.22:29–30), а говоря о Своем втором пришествии, учил, что Сын Человеческий… приидет во славе Своей и Отчей и святых Ангелов (Лк.9:26; сн. Мф.25:31), но что о дне же том, или часе, никто не знает, ни Ангелы небесные, ни Сын, но только Отец (Мк.13:32). Во всех этих свидетельствах ясно показывается действительное и личное бытие ангелов, как и их превосходство пред людьми и служебное положение в отношении к Богу.

Ясно утверждают бытие ангелов в своих писаниях и апостолы. Об ангелах они учат, что ангелы сотворены Сыном (Кол.1:16), приносят Ему благоговейное поклонение, как Творцу своему и Богу (Евр.1:4–14) и покорны Ему (1Пет.3:22). Признавая ангелов низшими и служебными Сыну существами, апостолы обличали и тех из лжеучителей, которые считали ангелов существами высшими по сравнению со Христом и служение им предпочитали служении главе Церкви – Христу Спасителю (Кол.2:18–19). Но по сравнению с людьми ангелы превосходят их крепостью и силою (2Пет.2:11; Евр.2:7). Как существа разумно-свободные и добрые, они желают проникнуть в чудные и великие дела, совершившиеся для искупления нашего (1Пет.1:12), следят за всем, что ни происходить в церкви Божией на земле (Евр.3:10), посылаются на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (Евр.1:14), равно и верующие вступают в общение с тьмами ангелов (Евр.12:22). А ап. Павел во свидетельство истины своего учения наравне с Богом Отцом и Иисусом Христом призывает и избранных ангелов (1Тим.5:21).

Есть мнение (рационализма), будто И. Христос и апостолы говорили об ангелах, как действительных существах, только приспособительно к понятиям своих современников, не желая разрушать ложных народных верований в их бытие, унаследованных из ветхого завета, а сами не признавали их бытия. Но подобное предположение несообразно с достоинством и величием личности И. Христа, безусловною Его святостью и высотою всего Его учения. Точно также несообразна и с нравственными качествами Его учеников и образом их действии мысль, чтобы они могли намеренно неточными выражениями поддерживать в верующих заблуждение или намеренно умалчивать об истине. И. Христос однажды утверждал бытие ангелов пред саддукеями, отвергавшими оное (Лк.20:36; Мф.22:29–30), а ап. Павел – пред колоссянами, воздававшими ангелам неподобающее служение (Кол.2:18–19). В обоих случаях был повод высказать учение об ангелах без приспособления к народным верованиям, однако в обоих случаях определенно утверждается их бытие.

Верование церкви. – Церковь христианская неизменно от начала научала веровать в бытие ангелов Это верование, находившееся во многих символах частных церквей, внесено и в символ Никео-Цареградский, а на VII вселенском соборе определено вместе с почитанием икон Спасителя и святых чествовать и изображения ангелов Божиих.

§ 13. Всеобщность веры в бытие духов. Оправдание веры в их бытие соображениями разума

Верование, что помимо видимого мира есть другой, невидимый, вышечувственный мир, мир духов, есть почти столь же всеобщее верование, как и вера в бытие Бога. Оно содержится не в богооткровенной только религии, но было распространенным как в древне-языческом мире (у египтян, персов, арабов, финикиян, греков, римлян и др.), так находится и ныне во всех естественных религиях (у индийцев, китайцев, магометан), не исключая и религий африканских, американских и австралийских фетишистов. 69 Правда, верование это является в религиях разных народов в разнообразных формах, то в более материальной, то в более духовной. Но в основании представлений о духовном мире у всех народов лежит одна идея, именно, что видимым бытием не исчерпывается область бытия, что человек не единственное разумное существо, что кроме его есть высший духовный мир, с которым человек при том может входить в те или другие отношения. Всеобщность этого верования, перешедшего, без сомнения, в религии разных народов из религии первобытной и потом более или менее искаженного, ясно показывает, что оно имеет в своей основе истину и соответствует потребностям разумно-нравственной природы человека.

Убеждение человечества в бытии мира чистых духов, высших человека, но низших Бога, вполне согласно и с началами здравого мышления. В древнем мире разделяли оное не только простые язычники, но и возвышавшиеся над народными верованиями философы (напр. Сократ, Платон, Аристотель, Плутарх, Цицерон и особенно неоплатоники). В период христианский это учение признавалось и признается также всеми благомыслящими учеными и многими философами (напр. Локком, Лейбницем), как имеющее для себя оправдание и в соображениях здравого разума. Соображения эти обыкновенно заимствуются: 1) из понятия о Боге, как Творце мира, восхотевшем в Своем создании отобразить Свою славу, и 2) из наблюдения над мировою жизнью, над ее устройством, над положением человека в области мироздания.

1. Сущность первого соображения такова. Бог в творении мира восхотел открыть Свои совершенства, в различных степенях и формах мирового бытия, отобразить Свою вечною силу и Божество (Рим.1:20). Но в возможно-совершеннейшем виде совершенства Божии отображаются только в чистом, бестелесном духе, в чувственном же мире и в людях образ Божий является в закрытом телесностью виде. Следовательно, если бы творение ограничилось созданием мира чувственного и человека, то вселенная не представляла бы в вышей степени законченного тварного образа Божественного существа и жизни. Отсюда необходимо допустить, что кроме мира видимого и человека, Бог создал еще мир высших духовных существ, свободных от телесности, в которых образ Божий является в более чистом, светлом и близком к своему первообразу виде. – С другой стороны, весь мир создан Богом для того, чтобы прославлялся в нем Бог, Творец его, и чтобы блаженствовали Его творения. Но только одни существа духовно-разумные способны познавать открывшиеся в творении совершенства Творца; одни они могут прославлять Его и словом разумным и благочестивою жизнью; одни они способны не только чувствовать, но и сознавать всю сладость бытия и наслаждаться истинным счастьем и блаженством. Отсюда следует, что Божественная любовь, побудившая Бога к созданию мира, далеко не проявилась бы в возможной полноте, если бы Он сотворил одну степень духа, который бы один мог сознательно Его любить и прославлять, т. е. сотворил только дух человеческий. Так можно думать потому, что человек хотя и разумное существо, может сознавать любовь своего Творца и прославлять Его, но далеко не в той мере и степени совершенства, какое возможно для сотворенного духовного существа; в нем духовная жизнь и не может достигать наивысшего, возможного для духовной природы, совершенства, потому что дух человеческий соединен с материальным телом. Очевидно, что за первым, наименее совершенным духовным существом, т. е. человеческою душою, должен продолжаться и следовать ряд других духов, высших человека, которые чем ближе приближаются к Богу по совершенствам своей природы, тем более славословят своего Творца.

2. Выводят заключение о бытии ангелов и из наблюдения над мировою жизнью, над ее устройством и положением человека в области мироздания. Наблюдение показывает, что совокупность земных существ и предметов представляет собою как бы лестницу, имеющую разные ступени, по которым рядами поднимаются разные формы бытия, начиная с самой низшей и простейшей и кончая самою высшею, сложнейшею. Между этими формами нигде нет скачков или пустых промежутков; напротив, при переходе от одной формы к другой везде замечается удивительная постепенность. Каждая ступень бытия так незаметно переходит в высшую следующую, что эти переходы ускользают от самых точных и старательных наблюдений, от самых лучших испытательных орудий. На высшей ступени земного бытия является человек. Какое же положение занимает человек в области мироздание? По своей телесной природе он стоит в ряду всех земных существ, есть член видимого мира, но только член самый высший, заключительный. Но по другой стороне своего бытия, именно, по своему сознанию, разумности и нравственной личности, короче, по своему духу, – выходит из области видимой природы. В этом последнем отношении человек есть исключительное существо в видимом мире. Такая исключительность положения человека на земле, в то время как вне его существует сама по себе видимая природа (материя) и в ней величайшее разнообразие постепенно возвышающихся одних над другими родов и видов материальных существ и предметов, и может служить основанием для заключения о бытии мира чистых духов, различных по степеням совершенства. К признанию бытия мира духовного ведет именно следующее заключение по аналогии: если под человеком существует бессознательный мир и не свободные существа, т. е. чисто вещественная природа, так и над человеком должен быть непременно мир разумных существ, чистых духов, соединительным звеном между которыми служит человек; или иначе: если материя проявляется в бесчисленных формах, то и духовное начало должно быть проявлено не в одной только форме человеческого духа, а в разных высших человеческого духа формах, т. е. ангелах. Для нашей мысли было бы странно предполагать, что между тем как материя, входящая в состав природы человека, имеет тысячи разнообразных форм и видов, – дух, входящий также в состав человеческой природы, существует только в одной форме и при том форме низшей (столь же странно, как если бы при существование, напр., разных видов растений, начиная с травных и кончая древесными, существовал бы один только и притом самый низший вид животных, напр., какой-нибудь слизняк, других же видов никаких бы не было.). Далее (продолжим аналогию), если ряд земных существ и предметов не имеет пустых промежутков или скачков, а представляет как бы лестницу постепенно возвышающихся форм бытия, то естественно думать, что мир невидимых разумных существ, в соответствие этому, также составляет из себя лестницу, разные ступени которой занимают по своему относительному достоинству невидимые существа – ангелы, идущие к Богу в постепенно возвышающемся порядке. Без бытия ангелов постепенно возвышающаяся лестница существ, наполняющих вселенную, вдруг обрывалась бы в человеке, так как высший духовный мир не имел бы своего завершения и законченности. Так, наблюдение над разнообразием форм бытия в мире видимом приводит нашу мысль к требованию бытия различных по достоинству бесплотных духов. На этом основании блаж. Августин говорил: „две вещи создал Ты, Боже, – одну весьма близкую к Тебе (ангелов), другую – весьма близкую к ничтожеству (материю). Одна не имеет никого выше себя, кроме Тебя, – другая не имеет ничего ниже себя, кроме того, что ничто». 70

Само собою понятно, что приведенные соображения не имеют значение доказательств бытия мира бесплотных духов. Они только могут оправдывать веру в бытие этого мира, служа в тоже время, опровержением возражения противников учения о бытии ангелов, будто разум не может ничего представить в оправдание этой веры, кроме авторитета откровения.

Примечание. Приводят еще в оправдание веры в бытие духов соображение, заимствуемое из предположения об обитаемости небесных миров. «Думается, – говорится в одном опыте раскрытия христианских догматов, что бесчисленному множеству мировых тел, разнообразных по величине, тяжести и местоположению во вселенной, но стройно движущихся и составляющих целостный организм, поддерживаемый какой-то невидимой силой, – что этому множеству движущихся неодушевленных тел соответствует, множество разнообразных систем живых существ, составляющих один стройный организм мировой жизни... Не утверждаем положительно, но считает, весьма вероятным, что богатство и разнообразие жизненных форм существует не на земле только, но и в других частях мироздания. Странно и не понятно было бы, если бы была населена жизнью одна наша маленькая планета, а прочие неизмеримые области мира были бы пусты, необитаемы, безжизненны. Поэтому почти нет сомнения в том, что если не все, то по крайней мере многие области мира населены многочисленными родами живых существ». 71 Эти предполагаемые роды существ, конечно, должны быть отличны от земных, соответственно особенным условиям, какие, смотря по положению, принадлежат тем или другим небесным телам. Между ними естественно предположить и бытие духовно-разумных существ, относящихся к высшему порядку бытия, чем человек, ибо в человек духовно-нравственный мир не может находить своего завершения и окончания, а в тончайших небесных сферах предположительно можно допустить бытие еще высших жилищ, которые населены духовными, светозарнейшими нравственными существами. Преосв. Сильвестр, изложив подобное же соображение западного богословия (развитое особенно у Лянге) в пользу бытия духов, замечает: «соображение, нужно сказать, весьма остроумное и солидное, хотя в тоже время не находящее пока нужного подтверждения в фактической действительности». 72

Но возможно ли бытие чистых духов? Что бытие их возможно, что они действительно существуют, доказательством этого служит бытие духа человеческого; дух человека, хотя соединен с телом, но может существовать отдельно от тела, и во всяком случае составляет особую, отличную от всего вещественного сущность. Если возможно существование духа человеческого, то возможно и действительное существование бесплотных духов. Отрицание бытия царства чистых духов (ангелов) служит более или менее осязательным признаком отвержения духа вообще, как самостоятельного, отличного от тела начала, что в свою очередь последовательно приводит к отвержению личного бессмертия, равно и личного Бога, вообще к материализму. Саддукеи действительно и говорили, что нет ни воскресения, ни Ангела, ни духа (Деян.23:8).

§ 14. Происхождение ангелов от Бога. Время их сотворения

I. Ангелы не самобытны, но имеют бытие свое от Бога; Он есть устроивший все (Евр.3:4) и единый самобытный. И так как все существующее вне и кроме Бога произошло чрез творение, – без творчества Слова ничто не начало быть, что начало быть (Ин.1:3), – то, следовательно, ангелы имеют бытие от Бога чрез творение, а не чрез, напр., истечение из Божественного существа или как-либо иначе. Особенно прямо и ясно выражена истина происхождения ангелов от Бога чрез творение в новом завете, именно в следующих словах ап. Павла о Сын Божием: Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, – все Им и для Него создано (Кол.1:16). 73 В ветхом завете нет столь прямых указаний на сотворение ангелов, хотя тварное их происхождение предполагается как общим учением о Боге, едином Творце всего существующего, так и учением о самих ангелах, как служебных духах, зависимых от Бога, посылаемых Им на служение спасению человечества, словословящих Бога наравне с творениями и во главе последних. В объяснение того, почему Моисей, подробно изложивший историю мироздания, умолчал о создании ангелов, древние учители указывали на склонность евреев к многобожию. 74

Но что иудеи веровали в происхождение ангелов от Бога именно чрез творение, видно из следующего молитвенного исповедание Ездры: Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты живишь все сие, и небесные воинства Тебе поклоняются (Неем.9:6). Под именем воинство небес, сотворенных Богом, разумеются здесь ангелы, которые и в других местах Писания называются этим именем (напр. Нав.5:14; Суд.5:20; Иов.15:15; 38:7; Пс.102:21; Лк.2:13; Откр.19:14), и представляются окружающими престол Вышнего в благоговении (Ис.6:3; Пс.96:7; Откр.7:11).

Церковь учение откровения о богосозданности ангелов внесла и в свои символы. В Никео-Цареградский символе она научает веровать в Бога, как «Творца видимым же всем и невидимым.» У древних отцов и учителей церкви с положительным утверждением этой истины можно находить и обличение гностических представлений об ангелах, как истечениях божественных. 75

II. Как существа сотворенные, ангелы не безначальны. Но когда они получили бытие? В св. Писании с полною ясностью это не указано. Нет учения о времени сотворения ангелов и в вероизложениях церкви вселенской. Древними учителями церкви посему были высказываемы неодинаковые мнения по этому вопросу. Православною церковью принято мнение, что ангелы сотворены Богом прежде всех других тварей, и вообще мир духовный прежде мира вещественного. 76

В св. Писании некоторое основание для такого мнения можно находить в словах Бога к Иову: кто положил краеугольный камень ее т. е. земли, при общем ликовании утренних звезд, когда все сыны Божии (евр. Benei Elohim, в перев. LXX – πάντες ἄγγελοί Μου) восклицали от радости? (Иов.38:6–7) Здесь, во первых, под положением краеугольного камня нельзя разуметь что-либо иное, кроме положения основания земли, устроения первых начал ее, а следовательно и под утренними звездами нельзя разуметь звезды видимого мира, которых еще не было при основании земли, а нужно понимать разумные существа, или ангелов, которые названы утренними звездами потому, что составляюсь первое создание Божие, предшествовавшее, подобно утренним звездам видимого мира, дню стройного бытия вселенной. Во вторых, под именем сынов Божиих, о которых говорится здесь, также нельзя разуметь кого-либо другого, кроме ангелов Божиих; так они названы выше в той же книги Иова дважды (1:6; 2:1); людей же, которые также иногда именуются в Писании сынами Божиими, в то время еще не было. Таким образом, ангелы хвалили Бога уже тогда, когда полагались основания земли. Отсюда можно выводить, что творение ангелов предшествовало образованию мира вещественного.

Высказывают предположение, что и в первых словах кн. Бытия: в начале сотворил Бог небо и землю под небом разумеются бытописателем небо небес (3Цар.8:27), – место обитания горних сил (Кол.1:16). Отсюда заключают, что слова бытописателя содержат прикровенное указание на сотворение с жилищем и обитателей оного прежде мира вещественного или вместе с созданием его первоосновы. Но более оснований со словом небо в приведенном изречении соединять иной смысл (см. ниже, § 20).

Мнение о сотворении ангелов прежде мира вещественного было господствующим и в древней церкви. Особенно замечательно выражение этого мнения у св. Григория Богослова: «так как для Благости недовольно было, говорит он, упражняться только в созерцание Себя Самой, а надлежало, чтобы благо разливалось, шло далее и далее, чтобы число облагодетельствованных было как можно большее (ибо сие свойство высочайшей Благости), то Бог измышляет во первых ангельские и небесные силы. И мысль стала делом, которое исполнено Словом и совершенно Духом. Так произошли вторые светлости... сотворен Богом умный мир... поелику же первые твари были Ему благоугодны то измышляет другой мир – вещественный и видимый; и это есть стройный состав неба, земли и того, что между ними» 77 Св. Иоанн Дамаскин, принимая мнение Богослова о времени творения ангелов, добавляет, «я соглашаюсь с Богословом: ибо приличнее было сперва сотворить умную сущность, потом чувственную, и после уже из той и другой сущности человека». 78

Были высказываемы в древней церкви и другие мнения о времени происхождения ангелов. Так, некоторые полагали, что ангелы получили бытие во время творения вселенной, и именно: или вместе с творением неба и земли, т. е. мирового первовещества и до образования из него видимого мира (мнение блаж. Феодорита и Геннадия мессал.), 79 или вместе со светом в первый день (мнение бл. Августина), 80 или вообще «не после звезд и не прежде неба и земли» (мнение св. Епифания 81). Но эти мнения не имели последователей в древней церкви. Блаж. Августин указывает, что в древнее время были и такие, которые думали, что ангелы сотворены после всего того, что перечислено в шестидневном творении, т. е. после создания человека 82, но это мнение прямо противоречить свидетельству кн. Иова (38:7). В новейшее время тоже мнение повторяется защитниками прогрессивной теории мирообразования. Подтверждение оного думают видеть в сказании Моисея о творении мира видимого, в котором изображается, что Бог постепенно восходил при творении от существ менее совершенных, к более совершенным. Но Откровение не дает основания распространять этот закон постепенности от творения мира видимого и на мир духовный. Напротив, замечание бытописателя, что Бог по создании человека почил от дел Своих (Быт.2:2), прямо опровергает предположение о происхождении ангелов после создания человека.

§ 15. Природа и свойства ангелов

Ангелам Божиим, первым по времени созданиям, принадлежит первое и высшее место в ряду других творений и по совершенствам их богосозданной природы. Выше ангелов (по природ) св. Писание поставляет только единородного Сына Божия (Евр.1:4–14) и Искупителя человеков (1Пет.3:22; Еф.1:21), хотя временно униженного пред ними (Евр.2:9), – вообще Бога, а ниже ангелов – всех сотворенных существ, не исключая и человека (Пс.8:6; 2Пет.2:11). Правда, церковь почитает и св. Деву – Матерь Божию «честнейшею херувим и славнейшею без сравнения серафим». Но этим выражается не то, что человеческая природа Богоматери выше природы ангельской, ибо ее природа по происхождению и свойствам такая же, как и природа прочих людей, но то, что «Она причастна благодати Божией гораздо больше, нежели какая-нибудь другая тварь, ибо Она есть Матерь Божия», и как Матерь Господа находится в особенной близости к Сыну Своему и Богу. 83 Частнее о природе и свойствах ангелов содержится в откровении и преподается церковью такое учение: ангелы суть бесплотные духи, одаренные свойственными духу силами – умом, свободною волею и чувством, совершеннейшие души человеческой, но ограниченные по своей природе и ее свойствам.

Духовность или бестелесность природы ангелов. Ангелы суть духи. Апостол прямо называете добрых ангелов служебными духами (πνεύματα Евр.1:14). Падшие ангелы и Спасителем (Мф.12:43; 8:16) и Его апостолами (Еф.2:2) также по своей природе именуются духами – πνεύματα. Во всех свидетельствах Писания как об ангелах добрых, так и согрешивших (дьяволе и его ангелах), те и другие неизменно изображаются духовными существами, обладающими всеми свойствами духовной природы и действующими так, как свойственно действовать существам разумно-свободным.

Ангелы суть духи бесплотные или бестелесные, В Писании ангелы прямо нигде не называются существами бестелесными или бесплотными. Но нигде не приписывается им и телесность, и не только свойственная людям в условиях настоящей жизни, но даже и телесность в ее высшем или прославленном, одухотворенном виде, какую будут иметь тела людей по всеобщем воскресении. Если бы свойственна была ангелам какая-либо телесность в строгом смысле, такое умолчание Писания, при многочисленности упоминаний об ангелах, было бы необъяснимо. Между тем есть в Писании и некоторые непрямые указания, ведущие к убеждению в бестелесности ангелов. Так, Иисус Христос, отвечая на вопрос саддукеев о воскресении мертвых, говорил: в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф.22:30), и умереть уже не могут (Лк.20:36). В словах Спасителя ясно отрицается в природе ангелов телесность в ее грубо-чувственном виде, с ее разрушимостью. Но не усвояется (хотя прямо не отрицается) и телесность прославленная, ибо имеющие воскреснуть люди только уподобляются ангелам, а не отождествляются с ними, т. е. не будут ангелами или не изменятся в ангелов. Ап. Павел называет ангелов невидимыми (Кол.1:16), т.е. не имеющими ничего уловимого для чувства зрение и противополагает их плоти и крови: наша брань не против крови и плоти, но против духов злобы поднебесной (Еф.6:12). Наконец, и самое наименование их духами – πνεύματα, без упоминания о какой-либо телесной их оболочке, ведете к заключению о бестелесности их природы. Дух плоти и костей не имеет, как видите у Меня (Лк.24:39), пояснял Спаситель Своим ученикам, когда они Его явление по воскресении приняли за явление духа. Он же и Самого Бога называл духом – πνεύματα (Ин.4:24), т. е. так же, как называются и ангелы, но Бог бестелесен.

Правда, на ряду с такими свидетельствами, предполагающими бесплотность ангелов, в Писании указываются многие случаи явления ангелов людям в чувственных образах, обычно в человеческом образе (иногда с крыльями см. напр. Дан.9:21; Откр.8:13, 14:6), упоминается о языке ангельском, которым они славят Бога, окружая престол Его (Ис.6:1–3; 1Кор.13:1), усвояется им многоочитость, крылатость (Иез.1 гл., Ис.6 гл.); манна, ниспосланная с неба евреям, называется хлебом ангельским (Пс.77:25), а о мужах, явившихся Аврааму, и прямо говорится, что они ели (Быт.18:8). Но ошибочно было бы отсюда выводить, что ангелы и по природе своей не бестелесны. Чувственные образы, в которых они являлись людям, не принадлежат им существенно, есть только временное их состояние, а не постоянное бытие, подобно тому, как являлся людям видимо и Сам Бог. «Когда ангелы, говорит св. И. Дамаскин, по воле Божией являются достойным, то являются не такими, каковы сами в себе, но в некоем преобразованном виде (ἐν μετασχηματίσμω), так что видящие могут их видеть. Преображаются же они, во что бы только ни повелел Господь Бог, и таким образом являются людям и открывают им божественные тайны». 84 Сообразно с этим должно смотреть и на принятие ими пищи во время явлений людям. Нужды в вещественной пище они не имеют. Ангел, являвшийся Маною, отрекся от предложенной ему пищи (Суд.13:16), а ангел Товита говорит о себе, что все дни, когда он был видим, он не ел и не пиль, а только взорам видевших его представлялось, что он ел и пил (Тов.12:19). Но если ангелы могут принимать тело, то могут принимать и пищу 85. Под хлебом ангельским должно разуметь, конечно, не вещественною пищу, а особенную-духовную, слабым подобием которой была ниспосланная с неба манна 86. Языки ангельские, многоочитость, крылатость – эго образные представления присущих ангелам духовных свойств 87.

Согласно со свидетельствами откровение и древние отцы и учителя церкви, за немногими исключениями, учили об ангелах, как существах бесплотных. Обычными наименованиями ангелов у них были наименования их существами «невещественными и бессмертными», «бестелесными», «бесплотными», «духовными» и «чистыми духами», не имеющими телесного образа, и потому обладающими совершенною невидимостью, «светозарными, невидимыми ангелами, умами быстродвижными», которые по природе «просты, духовны, проникнуты светом, не от плотей ведут начало», «умными сущностями», «разумными и невидимыми природами» и т. п. 88 Мнение, которым предполагалось бытие в ангелах тела, подобного или близкого к чувственному телу человека, было высказываемо очень немногими и оно было отвергаемо, как противное Писанию, нечестивое и неразумное. 89

По вопросу о том, как понимать бестелесность природы ангелов – в относительном или безусловном смысле, у древних учителей церкви, касавшихся этого вопроса, было преобладающим мнение о бестелесности ангелов в первом смысл (относительной бесплотности), именно, что они бестелесные только по сравнению с нами, облеченными грубою и тяжкою плотью. «Ангел есть существо, одаренное умом, свободное, бестелесное..., говорил св. И. Дамаскин... Безгласным же и невещественным называется ангел по сравнению с нами. Ибо все в сравнение с Богом, единым несравнимым, оказывается грубым и вещественным. Одно только Божество всецело (ὄντως) невещественно и бестелесно». Посему же ангелы «хотя и не имеют грубости телесной, но также имеют вид и ограниченность, свойственную своей природе. Одно Божеское существо неописанно, совершенно безвидно, необразно и неограниченно». 90 Некоторые же из древних учителей мысль об относительной бестелесности ангелов понимали и выражали в том смысле, что ангелы хотя не имеют в собственном смысле тел (бесплотны и невидимы), но имеют некоторого рода вещественную оболочку огневидную и воздухообразную (так думали на основании Пс.106:4; Евр.1:7), не имеющую ничего общего с видимыми чувственными телами. 91 Но такого рода телесность, – свышеземная, которая, как представляют высказывавшие это мнение, не стесняя духа в его самоопределении, не препятствует ангелам двигаться в пространстве со скоростью самой мысли и проникать туда, куда не проникает и свет вещественный, для нас есть тоже, что бестелесность, и ангелы могут называться духовными и бесплотными существами и в таком случае, если они действительно облечены такого рода вещественною оболочкою. Однако мысль о такой оболочке ангелов есть только предположение и частное мнение. Но что вообще допустимо понимание бесплотности ангелов в относительном, а не безусловном смысле, доказательством может служить пример отцов VII всел. собора. На 5-м заседании этого собора были читаны свидетельства отцов и писателей в защиту иконописного изображения ангелов. Из слова Иоанна, еп. Фессалоникийского, было прочитано следующее. «Что касается ангелов и архангелов и других святых сил, высших их, присовокупляю к этому и наши человеческие души, то кафолическая церковь признает их разумными, но не совершенно бестелесными и невидимыми, а только имеющими тела тонкие, воздухообразные и огнеобразные, согласно сказанному в Писании: Ты творишь Ангелами Своими духов и служителями Своими пламенеющий огонь (Евр.1:7). И мы видим, что многие св. отцы наши держатся этого мнение; к числу их принадлежат Василий Великий и св. Афанасий и Мефодий великий и бывшие при них. Воистину бестелесно и неописуемо одно только божественное естество, а разумные творения не вполне бестелесны и невидимы, как божественное естество; поэтому они находятся в определенном мест и описуемы. Если же ты находишь выражения, где ангелы, или демоны, или души называются безголосными, то их называли так потому, что они но состоят из смешения четырех вещественных стихий и сами тела их не так грубы и непохожи на те, какими облечены мы. Действительно сравнительно с нами они бестелесны; но так как они многократно и многими были видимы чувственным образом в виде их собственных тел, а видимы они были теми, кому открывал Бог очи, и так как они описуемы местом, то оказывается, что они не бестелесны вполне, как бестелесно божественное естество. Итак, мы не грешим, живописно изображая ангелов и почитая их, потому что мы почитаем их не богами, но разумными творениями и служителями Божиими, не бестелесными в преимущественном значении этого слова. Что же касается до изображения их в человеческом виде, то это делается потому, что они обыкновенно в этом виде являются тем людям, к которым бывают посланы единым Богом». По прочтении «святейший патриарх Тарасий сказал: мы выслушали, что сказано отцом; отец показал, что и ангелов следует изображать, потому что они описуемы и явились многим в человеческом виде. – Святой собор сказал: да, владыка». 92

Свойства ангелов, как существ бесплотных. – Как существа бесплотные ангелы менее, чем люди, стеснены условиями пространства и находятся в зависимости от места совсем иначе, нежели мы и всякое тело. Подтверждением этому служит необычайная скорость и быстрота, с которою ангелы переносятся с места на место. Но как существам ограниченным, им, конечно, нельзя усвоять совершенной независимости от условий пространства или вездесущности. Они находятся только там, где действуют. Это подтверждает и Писание, когда изображаете ангелов то нисходящими с неба на землю, то восходящими от земли на небо (Дан.9:21; Мф.28:2; Лук.1:26, 38; 2:15; 22:43 и др.) «Ангелы ограничены, говорит св. И. Дамаскин, ибо когда находятся на небе, не бывают на земле, и когда Богом посылаются на землю, не остаются на небе, и не могут в одно время быть и действовать здесь и там. Впрочем, не удерживаются ни стенами, ни дверями, ни запорами, ни печатями». 93 Посему, конечно, для духов должен быть где-либо свой особый мир, занимающий известное место во вселенной, который именуется в св. Писании третьим небом (2Кор.12:2) и небом небес (3Цар.8:27).

Ангелы менее зависимы, чем существа, облеченные плотью, и от условий времени. Они одарены бессмертием (Лк.20:36). Но и эта независимость, как и бессмертие, не безусловны, а относительны. В их духовной жизни происходит перемены: постепенное усовершенствование в добре, в познании истины, в любви, хотя для них, как утвердившихся в добре путем постоянного упражнения в исполнении воли Божией, в настоящем их состоянии уже невозможно уклонение ко злу, заблуждение, греховные чувствования. А такого рода изменяемость в духовной жизни ангелов предполагает и зависимость их от условий времени. Точно также хотя они и бессмертны, «но бессмертны, как замечает св. Иоанн Дамаскин, не по естеству, а по благодати, ибо все имеющее начало по естеству, имеет и конец». 94 Как и все созданный существа, они всецело в своем бытии зависят от Бога.

Духовные силы и свойства ангелов. – Ангелы, как существа духовные, обладают и свойственными духу силами: разумом, свободною волею и чувством. Силы духа, с какими создал Творец духов бесплотных, откровение представляет столько совершенными, сколько не были совершенными силы и в первозданном человеке. Псалмопевец свидетельствует, что человек создан малым чим умаленным от ангел (Пс.8:6; сн. Евр.1:7), а древние отцы церкви нередко называли их, как более всех других созданий отражающих в себе свет совершенств Отца светов (Иак.1:7; ср. Ин.1:5), «вторыми светами». 95

В частности, ум ангелов в Писании изображается столько совершенным, что их ведение представляется образцом необычайного ведения, какое сообщается избранным из людей (2Цар.14:20). Они всегда видят лице Отца Небесного (Мф.18:10) и ведение их посему должно представлять во всех отношениях совершеннейшим человеческого.

О могуществе и силе воли ангелов ап. Петр учит, что Ангелы превосходя их крепостью и силою, т. е. превосходят все земные начальства и власти (2Пет.2:11; сн. Пс.102:20). Ап. Петр и Павел доказывают величие и силу Иисуса Христа тем, что Ему покорились сами ангелы (1Пет.3:22; Евр.1:4, 6). О силе ангелов свидетельствуют и действия, какие совершаемы были ими в разные времена, как напр., избиение ангелом в одну ночь всех первенцев египетских (Исх.12:23, 4:23), избиение также в одну ночь 185 тыс. ассирийского войска (4Цар.19:35), поражение иерусалимлян при Давиде (2Цар.24:15–17).

О глубине и силе их чувства свидетельствует Сам Спаситель, когда говорит: бывает радость у Ангелов Божиих и об одном грешнике кающемся (Лк.15:10).

Но хотя и высоки духовные совершенства вторых светов, однако их силы ограниченны, как ограниченна их природа вообще. Об ограниченности их ума Писание свидетельствует, когда указывает, что существо Божие ведомо только Духу Божию (1Кор.2:11), следовательно, не ведомо и для ангелов; что они не знают и не могут сами по себе предсказывать будущего, случайного, знание которого свойственно только Богу (Ис.44:7), не знают вполне великой тайны нашего искупления (Еф.3:10) и доселе стараются проникнуть в оную (1Пет.1:12), не знают дня и часа второго пришествия Христова (Мк.13:32), даже не распространяется знание их на тайны сердца человеческого (3Цар.8:39; Иер.17:9; 2Пар.6:30). Подобная же ограниченность свойственна ангелам и со стороны их воли и чувства. Так, могущество ангелов не простирается до того, чтобы они своею силою могли творить чудеса; только один Бог может творить чудеса (Пс.71:18). Прав. Иов исповедует, что Бог и в Ангелах Своих усматривает недостатки (Иов.4:18), а следовательно, как совершенства воли ангелов, так и движения их чувства не простираются до святости совершенной.

§ 16. Число ангелов. Небесная иерархия. Семь высших ангелов

I. Ангелы существуют в неисчислимо великом множестве. Поэтому Писание не определяет и приблизительно их числа, но только дает разуметь, что оно весьма велико. Так, патр. Иаков видел целые ополчения ангелов Божьих (Быт.32:1–2); тьмы ангелов были посредниками при законодательстве на Синае (Втор.33:2; сн. Деян.7:53; Гал.3:19). Пророк Даниил видел, что когда воссел Ветхий днями на престоле Своем, то тысящи тысящ (т. е. миллионы) ангелов служили Ему и тьмы тем (миллиарды) предстояли пред Ним (Дан.7:9–10). Новозаветный тайнозритель также видел вокруг престола Божия и слышал голос многих Ангелов… и число их было тьмы тем и тысячи тысяч (Откр.5:11). Многочисленное воинство небесное восхваляло рождение Спасителя мира (Лк.2:13) и они же тьмами будут сопровождать Его при втором Его пришествии (Иуд.1:14; Мф.16:27; 24:31; 25:31). Иисус Христос, когда ап. Петр обнажил меч на Его защиту, сказал, что по молитве Его могли бы предстать на помощь Ему более, нежели двенадцать легионов ангелов, если бы то было Ему угодно (Мф.26:53). С тьмами ангелов соединяются верующие вступая в церковь Христову (Евр.12:22).

На основании таких указаний Писания древние отцы и учители церкви утверждали, что «бесчисленно блаженное воинство премирных умов», что «оно превосходит малый и недостаточный счет употребляемых нами чисел». 96 «Существуют, говорит св. Иоанн Златоуст мириады мириад ангелов, существуют и тысячи тысяч архангелов, престолы, господства, начала, власти, бесчисленные сонмы бестелесных сил и неисповедимые роды их,» 97. Для нагляднейшего представления неисчислимого множества ангелов некоторые из них пользовались известным образом притчей Спасителя о потерянной овце (одной из ста), для отыскивания которой оставлено в пустыне девяносто девять овец (Лк.15:4–5; Мф.18:12). Под одною заблудившеюся овцою разумели всю полноту человеческого рода, а под остальными девяносто девятью овцами всю полноту непричастного греху ангельского чина. «Сочти, как многочислен народ римский, – говорит св. Кирилл иерусалимский, – сочти, сколько варваров, которые теперь еще живы, и сколько их умерло за сто лет, сочти всех от Адама до сего дня. Велико число сие, но и оно еще мало; потому что еще больше ангелов. Они – девяносто девять овец, а человечество – одна сотая овца». 98

Ангелы, существующие в таком неисчислимом множестве все получили бытие действием творчества Божия (Кол.1:16), а не возросли до такого числа путем постепенного размножения. В словах Спасителя саддукеям: в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии на небесах (Мф.22:30) отвергается возможность для ангелов размножения посредством рождения. Но так как число их не может уменьшаться и чрез смерть, ибо умереть они не могут (Лк.20:36), то ясно, что ангелы в самом начале созданы были Богом в том неисчислимом количестве, в каком угодно было Творцу, чтобы они всегда существовали. Но все ли они одновременно сотворены, или были творимы в какой-либо последовательности, об этом Писание умалчивает. Древние учителя выражали мысль о богосозданности ангелов в неисчислимом множестве по поводу мнения некоторых о супружестве ангелов (на основании неверного понимания Быт.6:2–4) с дочерями человеческими. «Естества бесплотного не делим на женский и мужский пол, осуждаем непотребные смешения невидимых сил, говорит бл. Феодорит... Для естества бессмертного излишне разделение полов, потому что, как неумаляющиеся в числе, не имеют нужды в размножении... И учителем сему бож, Писание, Ибо не двух только ангелов, как двух человеков, создал Бог в начале, но произвел многие тьмы, сколько Ему было угодно; потому что не подлежащее тлении естество не требует размножения». 99

II. Все бесчисленное множество ангелов составляет особого рода царство, в котором царствует Сам Бог, как истинный Царь всего сущего. Между членами этого царства есть высшие и низшие по достоинству и степени приближения к Богу ангельские чины, вообще есть особого рода иерархия или священноначалие, подобно тому, как существует неодинаковость дарований и положений в мире человеческом и степенное разнообразие во всем мире чувственном. В св. Писании указываются именно следующие девять степеней небесной иерархии: серафимы, (Ис.6:2), херувимы (Быт.3:24; Исх.25:16–22; Пс.79:2, 17:11, 98:1; Ис.37:16; Иез.1:10 и 11 гл.; Иез.41:18, 25; Откр.4:6, 8, 5:8–14), силы (Еф.1:21; Рим.8:38), престолы, начала, господства, власти (Кол.1:16; Еф.1:21, 3:10), архангелы (1Фес.4:16; Иуд.1:9) и ангелы (1Пет.3:22; Рим.8:38). Что эти наименования различных невидимых сил, а не разные названия одного и того же ангельского чина, это открывается отчасти из самых наименований: странно было бы, напр. предполагать, что имена ангел и архангел обозначают одну и ту же степень; очевидно этими наименованиями указывается, что архангелы выше ангелов. Тоже ясно и из самого образа выражения свящ. писателями мысли об ангельских чинах. Таковы наречение: ап. Петра, что Иисусу Христу по восшествии на небо покорились ангелы и власти и силы (1Пет.3:22); – ап. Павла, что Сыном создано все... престолы ли (εἴτε), господства ли (εἴτε), начальства ли (εἴτε), власти ли (εἴτε) (Кол.1:16), или, что Бог посадив Иисуса Христа одесную Себе на небесах, превыше всякого начальства и власти и силы и господства (Еф.1:20–21). Во всех изречениях говорится о невидимых духах, а не о земных начальствах и властях, и ясно обозначается существование между ними степенных различий. Пр. Даниил Михаила архангела (Иуд.1:9) называет одним из первых князей (Дан.10:13), также великим князем (12:1), именем указывающим и на существование среды небожителей других, подобных ему ангелов и на бытие не имеющих такого начальственного положения духов.

На основании таких указаний откровения церковь, в лице отцов и учителей церкви, всегда признавала степенное различие между ангелами и разделение их на классы. С особенною раздельностью выражено древнеотеческое учение о чинах ангелов в книге «О небесной иерархии», известной под именем сочинения Дионисия Ареопагита. Изложенное здесь учение о девяти чинах ангельских вошло и в символические книги православной церкви (Прав. исп. ч. 1 отв. 20). Упоминаемые в Писании девять чинов ангельских в названном творении разделяются на три иерархии (ἱεραρχία) и каждая иерархия на три лика (χόροι). Порядок их, по степени совершенств их богосозданной природы и приближения к единому во Св. Троице Богу, таков:

Высшая иерархия (έπαρχία):

Серафимы (евр. Seraphim) 100.

Херувимы (евр. cherubim) 101.

Престолы (θρόνοι, throni).

Средняя иерархия (μεσάρχιαι):

Господства (κυριότητες, dominationes).

Силы (δυνάμεις, exercitus).

Власти (ίξουσίαι, potestates).

Низшая иерархия (ύπάρχιαι):

Начала (άρχαί, principatus).

Архангелы (αρχάγγελοι).

Ангелы (ἄγγελοι).

Такое разделение чинов ангельских писатель книги «О небесной иерархии» производит от своего наставника, ап. Павла, говоря: «слово Божие все небесные существа для ясности обозначает девятью именами. Наш божественный руководитель разделяет их на три тройственные степени». 102 То же разделение ангельских чинов на три тройственные степени приводится (на основании учения в кн. «О неб. иерархии») св. Иоанном Дамаскиным. В том же почти порядке перечисляются все девять ангельских чинов и св. Григорием Двоесловом. 103 Но верование, что в ангельском мире есть разделение на классы или степени, было общим верованием древней церкви, хотя не все отцы и учителя церкви насчитывали именно девять чинов, преимущественно потому, что и не имели целью исчислять все ангельские чины, а отчасти, как напр. Григорий Нисский, вследствие отождествления херувимов с престолами. 104

Все исчисленные степени мира ангельского указаны в Писании. Но обнимаются ли ими все чины ангельские? В древности было мнение, что не обнимаются и что есть многие другие имена и лики, которые нам не открыты в жизни настоящей, а соделаются известными уже в жизни будущей. Так, св. Иоанн Златоуст говорит: «есть ангелы и архангелы, престолы и господства, начала и власти; но не одни эти сонмы существуют на небесах, а бесконечные полчища и неисчислимые племена, которых не может изобразить никакое слово. Откуда же известно, что кроме этих сил есть много других, которых мы не знаем по именам? Павел, сказав о первых, упоминает и о вторых, выражаясь о Христе так: посадил Его превыше всякого начальства и власти и силы и всякого имени, именуемого не только в сем веке, но и в будущем (Еф.1:21). Видите ли, что есть некоторые имена, которые будут известны там, а теперь неизвестны? Поэтому Павел и сказал: не только в сем веке, но и в будущем». 105 Такое же мнение разделяли Ориген, блаж. Феодорит и Феофилакт. 106

Основанием разделения ангелов на степени и чины служит различие совершенств богосозданной природы ангелов, иначе – большая или меньшая крепость духовных сил их, полученных при творении. Указание на это можно видеть в словах апостола Павла о Сыне Божием: Им создано все… престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, все (следовательно, и другие, кроме исчисленных, ангельские, степени) Им и для Него создано (Кол.1:16). Если созданы чины ангельские, значит разделение на чины не явилось когда-либо после. Посему Церковью было осуждено мнение Оригена, будто все ангелы первоначально по своей природ и силам были равны и будто степени между ними явились после того, как некоторые из них пали. 107

Сообразно с совершенствами богосозданной природы и положением разных ангельских чинов в небесной иерархии отцы церкви представляли их ведение и взаимные отношения. «Ангелы видят, поколику вмещают, и архангелы, сколько в состоянии видеть, говорит св. Кирилл иерус., престолы же и господства видят больше в сравнении с первыми, но меньше в сравнении с достоинством Божиим», т. е. не постигают самого существа Божия. 108 Просвещаются они, по словам св. Григория Богослова, «соразмерно с их естеством и чином». 109 «Престолы, херувимы, серафимы поучаются от Бога, как высшие и ближайшие к Богу, а от них поучаются и нижние чины.» говорит св. Афанасий. 110 «Просвещают они друг друга, рассуждает св. Иоанн Дамаскин, по преимуществу чина или естества. 111 Такое учение вошло и в Православное исповедание веры (отв. на вопр. 20), в котором говорится: «они (ангелы) поставлены в таком порядке, что низшие ангелы получают просвещение и благодеяния Божия чрез высших». Сообразно с этим, должно думать, совершаются и тайны священноначалия в мире ангельском, но в точности об этом знает один Бог, виновник их иерархии, знают также и они сами. 112 В виду различной крепости духовных сил и совершенств ангелов, некоторые из отцов церкви различным степеням ангелов назначали и различные небеса. 113

III. В св. Писании кроме упоминания о девяти чинах ангельских, усвояются некоторым из ангелов, – наивысшим, – собственные имена. Имена указывают прежде всего их занятия, но вместе дают видеть и свойства этих ангелов. Св. Писание указывает таких имен пять (три – в канонических, и два – неканонических книгах), а два имени указываются Преданием. Сии семь высших ангелов по имени и «порядку в чину своем» (св. Димитрий Рост.), суть: Михаил, которого имя с еврейского значит: кто яко Бог, или кто равен Бог (Дан.10:13; 12:1; Иуд.1:9; Откр.12:7 8), Гавриил – муж Божий, сила Божия (Дан.8:16; 9:21; Лк.1:19, 26). Рафаил – помощь, исцеление Божие (Тов.3:16; 12:12–15), Уриил, – огонь или свет Божий (3Ездр.4:1; 5; 20), Салафиил – молитва к Богу (3Ездр.5:16) К этим же ангелам причисляются еще: Иегудиил – славитель Бога или хвала Божия, и Варахиил – благословение Божие, коих имена не встречаются в св. Писании. 114 Эти ангелы в церковно-богослужебных песнопениях называются архистратигами небесных воинств. Они, по верованию церкви, ближайшие к величеству Божию, превыше всех небесных чинов, непосредственно предстоят престолу триипостасного Божества и, по изволению Божию, управляют всеми чинами и иерархиями ангельскими. 115 В откровении Иоанна Богослова находится упоминание о них в такой связи речи: благодать вам и мир от Того, Который есть и был и грядет, и от семи духов, находящихся перед престолом Его (1:4). Ангел Рафаил называет себя единым из семи святых ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святого (Тов.12:15).

§ 17. Назначение мира чистых духов

Назначение мира чистых духов сообразно с общею целью миротворения. Бог создал мир великий ради славы Своей, соединив нераздельно с откровением славы Своей совершенство и блаженство тварей. Понятно отсюда, каково назначение мира чистых духов. В них полнее, чем во всех других творениях, отобразились совершенства Творца и слава Божия. И если видимые небеса предназначены к тому, чтобы непрерывно возвещать славу Божию (Мф.18:2), то тем более в этом можно положить назначение высших разумных обитателей небес невидимых. Ангелы, оставшиеся верными своему назначению, в Писании действительно и представляются день и ночь прославляющими Творца: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его! (Ис.6:3; Откр.4:8; Дан.7:10), и вместе участвующими в Его блаженстве.

Но, как разумно-свободные существа, ангелы, конечно, предназначены быть не бессознательными носителями и органами славы Божией, но должны сознательно прославлять Творца, а чрез это достигать и блаженства. Но сознательно и свободно прославлять Бога они могут только чрез раскрытие и усовершение богодарованных сил, т. е. ума, воли и чувства, стремлением и уподоблением Богу, по образу Которого, только полнее отпечатлевшемуся в них, чем в человеке, они созданы. 116 В откровении подтверждение этой мысли можно видеть в изображениях жизни ангелов, напр., в указаниях, что они славословят Бога, исполняют Его волю и пр., которыми предполагается в них свободное самоопределение и самоусовершение, а также в учении, что они созданы со способностью выбора добра и зла, что делом свободы было укрепление одних из них в добре и падение других, а в связи с этим и блаженство и единение с Богом укрепившихся в добре духов и отвержение падших ангелов.

Наконец, в Писании есть указание, что и для нравственного саморазвития ангелов Богом назначены ангелам особые служения и для поприща их деятельности особенные места. Так, ап. Иуда учит, что некоторые ангелы не сохранивших своего достоинства (τὴν ἑαυτῶν ἀρχήν), но оставивших свое жилище (τὸ ίδίον οἰκητήριου – 6 ст.). Словами апостола ясно предполагается, что некоторыми из ангелов и были соблюдены назначаемые им служения (ἀρχή, особ. на свящ. языке, соединяет вместе с мыслью о первенстве мысль о служении – Лк.20:20; Втор.17:18; Иер.34:1) и места пребывания (словом οἰκητήριον обыкновенно выражается место жительства временного, каково пребывание воина), а отсюда можно выводить, что служения и места пребывания назначены всем вообще ангелам, и, конечно, с целью их нравственного совершенствования и возвышения в блаженстве.

* * *

62

Такое понимание этих слов Псалмопевца признают более согласными с подлинным текстом и связью речи. Но перевод LXX, с которым согласна и Вульгата, разумеет здесь ангелов в собственном смысла. У ап. Павла (Евр.1:7) эти слова приводятся по переводу LXX. О различных переводах и объяснениях этого места можно читать у Глаголева А. Ветхо. зав. библейское учение об ангелах. Киев. 1900–292 – 295 стр. и у Вигуру Ф. Руков. к чтению и изучению Библии. II т. 1 полов. Перев. В. В. Воронцова, Москва. 1902 г. 767 стр. Муретова М. Д. проф. К истолкованию текста Пс.103:4 и Евр.1:7. Бог. Вестн. 1902 г. окт.

63

Литература, – Глаголева А. Ветхоз. библ. учение об ангелах. 1900 г. (по поводу сего труда. – Ястребова М. проф. К вопросу об Ангеле Иеговы в Тр. Киев. Ак. 1900 г. нояб. и Покровского А. – Библиогр. замеч. в Бог. Вестн. 1901 г. июнь.). – Глубоковского N. П. проф. Учение ап. Павла о добрых и злых духах – в Хр. Чт. 1900 г. I–II т. – Лебедева А, А. прот. Ветхозаветное вероучение во времена патриархов. Спб. 1886 г. 137–144 стр. – Еп. Хрисанфа. Религии древн. мира. III т. 121–143 стр. – Еп. Игнатия (Брянчанинова). Ст. о духах в прибавл. к «Слову о смерти.» Спб. 1886 г. 120–236 стр. – Еп. Феофана. Душа и ангел не тело, а дух. Москва. 1891 г. – Иннокентия архиеп. Собр. сочинении, XI т. – Матвеевского П. свящ. Мнения св. отцов и учителей церкви о природе духов – Странник, 1864 г. нояб. – Вержбицкого Т. Невидимый, духовный мир ангелов и его бытие, – там же, 1896 г. авг. – Кудрявцева Л. прот. Лекции по прав. Богосл. 1889 г. – Геттингера, Апология Христ. II ч. 3 чт.

64

Еп. Хрисанфа. Религии древнего мира. III т. 126 стр.

65

Еп. Хрисанфа. Религии древнего мира III т. 129–130 стр. – Древнеотеческие объяснения символических изображений ангелов можно читать в кн. «О небесной иерархии» (XV гл.; сн. II гл.), а также в толкованиях отцов на разные места Писания, в которых встречаются символические изображения горних сил.

66

Время жизни Зороастра и возникновение парсизма относят к VI в. до Р. X., а появление персидских свящ. книг – ко времени от VI в. до Р. X. и по VII в. по Р. X., а некоторые думают, что вся Авеста, не исключая самих древних частей ее, каковы Гаты, была написана посте завоеваний Александра Македонского. Притом древнее учение содержится в ней не в чистом виде, а переработанным в духе времени, под влиянием чужеземных религий и философий. Между тем у евреев в V в. до Р. X. жил уже последний священный писатель – пр. Малахия (445–408 г. до Р. X.), а первый – Моисей (1651–1531 г. до Р. X.) жил за тысячу лет до Зороастра. При Ездре канон священных еврейских книг был уже заключен, (в период времени от 459 до 445 г. до Р. Х._). См Источникова М. свящ. Мнимая зависимость библейского вероучения от религии Зороастра. Каз. 1897 г. III гл. Юнгерова П. проф. Общее историко-критическое введение в свящ. ветхозав. книги. Каз. 1892 г. I гл.

67

Амшаспанды, числом шесть, высшие духи – олицетворения высших духовных-умственных и нравственных начал жизни, а в физическом, смысле – общих, стихийных сил природы; яцаты или изеды, числом до 24 разделяющееся на небесных и земных – олицетворения преимущественно физических и при том частных сил и стихий природы, (солнца, луны, звезд, неба, воздуха, воды, огня и пр.) и, наконец фравашиси или ферверы – олицетворения частных форм жизни, душ живых людей, защитники и охранители отдельных лиц и отдельных тварей, как и отдельных человеческих общин и учреждений, почему их бесчисленное множество. Воинство духов Аримана – «убивающего духа», состоящее из дэвов, друков (почти все женск. рода) и пайриков (женские гении) служит олицетворением всех отрицательных свойств, противоположных положительным свойствам духов Ормузда. См. Еп. Хрисанфа. Рел. древнего мифа. I т. 523–541 стр. ср. Источникова М. свящ. Мнимая завис. и пр. II гл. Эдуарда. Апологетика II т. 2 гл.

68

Бесспорным можно принять влияние парсизма на учение о духах не библейское, в канонических книгах, а на учение Талмуда и Каббалы, имеющее действительно чисто натуралистически характер (напр., учение о сефиротах и подчиненных им ангелах, о Метатроне и пр.). См. ст. Из талмудической мифологии (Тр. К. Ак. 1870, Апр.). Ср. еп. Хрисанфа. Рел. др. мира. I т. 631–632 стр. Нельзя признать твердо обоснованным мнения о влиянии парсизма и на учение неканонических книг ветхого завета о духах. См. о сем ст. Дроздова Н. М. Парсизм в кн. Товит – в Тр. Киев Ак. 1901 г. июнь.

69

По выражению английского ученого Тейлора, весьма небеспристрастного исследователя первобытной культуры, «верование в бытие вышечувственного мира (т. е. мира бестелесных духов) составляет minimum религии, без которого немыслима никакая религия.» См. Рождественского Н. проф. Апологетика. I, 144 стр.

70

Испов. XII, 7. Твор. бл. Августина в рус. пер. I ч. 376 стр.

71

Беляева А. Д. проф. Любовь Божественная. 132 и 134 стр. Это мнение в русской богословской литературе стоит неодиноко. Первым, сколько известно, высказался, но в весьма осторожной форме, в пользу признания звездных миров ангельскими обителями архиеп. Анатолий в ст. «Астрономия и человек» (Странник, 1866 г., авг. 49–50 стр.). Более решительно утверждается мысль об обитаемости небесных миров в кн. проф. Светлова. Курс богословия (апологетического). Киев, 1899 г. 152–155 стр., и в ст. по этому вопросу Кремлевского А. Небожители. (Странник, 1901 г. дек.) В западном богословии это мнение разделяется весьма многими, а некоторые (напр. р.-католический богослов Ортолан в кн. Astronomie et Theologie. Paris, 1891) находят возможным видеть прикровенные указания на обитаемость небесных миров и в самом Писании, именно: Ин.10:16; 14:2; Лк.15:7; Еф.1:10, 2Кор.12:1–5. – Из современных представителей естествознания особенно ревностным защитником мысли о многочисленности обитаемых миров является известный франц. астроном К. Фламмарион. См. его соч. «Многочисленность обитаемых миров» (последний перевод на рус. яз. с 30 парижского издания появился в 1896 г. и сделан К. Толстым), «Живописная астрономия» (перев. Е. Предтеченского. Спб. 1897 г.). Проводится та же мысль и во многих других его произведениях.

72

Еп. Сильвестра. Оп. Догм. Бог. III т. § 23. Проф. Глаголев, подвергнув разбору мнение и доказательства Ортолана по вопросу об обитаемости небесных миров, замечает: «должно признать, что Библия ничего не говорит ни об обитаемости, ни о необитаемости небесных светил. Ничего о них в сущности не говорит и наука. Вопрос этот доселе обыкновенно решают сердцем, а не умом (Астрономия и Богословие. Серг. пос. 1898 г. 44 стр.).

73

Непрямые места, в которых выражена та же истина: Евр.1:3, 7, 14; 3:4; Рим.11:36; Откр.4:11.

74

Моисей, по словам св. Златоуста, «не говорит о силах невидимых, дабы они (иудеи), познав Художника из дел, воздали поклонение Творцу, и не остановились на тварях» (Бес. на Быт.11:2). «В израильтянах не было твердости и постоянства, – замечает блаж. Феодорит. – Вскоре после многих и несказанных чудес они провозгласили златого тельца Богом». Чего же не сделали бы сии, так легко обоготворявшие скотские подобия, если бы приобрели ведение о природах невидимых» (На Бытие отв. на вопр. 2)?

75

См. напр., Иринея. Прот. ерес, 2 кн., II, 3–4 Евсев. кес. Demonstr. evang. IV с. 1. – Василия В. К Амфил. О Св. Духе, 16 гл. – Златоуста, Н. посл. к Кол. бес. III, 2. Прот. аномеев, II, 4. – Феодорита. На кн. Быт. Вопр. 2. Сокращ. излож. бож. догмат. VII гл. Об ангелах. Афанасия алек. К Серап. 1 посл. (3 ч. 19–21. 47 стр. и др.). – Епифаний. Облич. ерес. (гностических, напр. ерес. 31) – Августина. О граде Бож. XI кн. 9; сн. о кн. Быт. букв. VII, 2–З. Дамаскина. Точн. изл. прав. веры. II, 2–3.

76

Такое учение о времени сотворения ангелов содержится и в символических книгах прав. церкви (Прав, испов. 18 вопр.; Простр. Катих. О 1 чл.) и в церковных песнопениях (Кан. архапг. Пес. 1).

77

Григория Б. Сл. 38. В рус. пер. III т. 240–241 стр.

78

Дамаск. Точн. изл. веры. II кн. 3 гл. Тоже мнение о времени сотворения ангелов определенно высказывали: Василий В. (Бес. 1 на Шестодн. I ч. твор. в рус. пер. 10 стр. по изд. 1891 г.), Иероним (Толк, на поел, к Титу, 1 гл.) Амвросии (на Шестодн. I кн., 5 гл.), Иларии (De Trinit. II и Lib. contra Aufnt. п. 6), Григорий. В. (Moral. XXVIII, 14), а также Дионисий Ариопагит, (О именах Божиих, 5 гл.), Св. Димитрий Ростовский (Летопис. ч. 1, стр. 10) и другие.

79

Бл. Феодорит основывал свое мнение на таком соображении: «Ангелы имеют ограниченную сущность», а по сему «имеют они нужду в месте, потому что одно Божество, как не ограниченное, не заключается в месте. Но если ангелы ограничены местом, то как им существовать прежде неба и земли? Ибо, нока нет содержащего, может ли быть содержимое? Посему «вероятно, что ангелы созданы в одно время с небом и землею... Говорю же сие не утвердительно, ибо смешным признаю утверждать решительно, о чем не говорит в точных словах бож. Писание»... Но и к такому осторожному своему суждении он прибавляет: «Необходимо знать, что все существа, кроме св. Троицы, имеют тварную природу. А если сие будет признано, то не повредит учению благочестия, если сказать, что сонмы ангелов получили бытие прежде неба и земли» (на кн. Быт. отв. на 3 и 4 вопр.) Вот образец святоотеческих рассуждений по вопросам, не имеющим значения догматов веры, а относящихся к области богословских мнений.

80

Бл. Августин (О гр. Бож. XI кн. 7 и 9 гл.) слова Творца: да будет свет относил именно к творению ангелов, как сынов света.

81

Св. Епифаний так выражал свое мнение: «Слово Божие ясно дает знать, что и не после звезд произошли ангелы (Иов.38:7) и не прежде неба и земли, так как очевидно непреложно сказанное, что прежде неба и земли не было ничего сотворенного; что в начали сотвори Бог небо и землю (Быт.1:1), когда было начало творения и прежде того не было ничего сотворенного (Ер. 65, 4 и 5 гл.).

82

Августина. О гр. Бож. XI кн. 9 гл,

83

Прав. Исп. Отв. на вопр. 42. В правосл. Катехизисе; учение о достоинстве Богоматери по сравнению с ангелами выражено так: «по качеству Матери Господа Она превосходит благодатью и приближением к Богу, а следственно и достоинством, всякое сотворенное существо, а потому православная церковь чтит ее превыше херувимов и серафимов» (О 3 гл.).

84

Излож. веры, II кн. 3 гл. По мысли Златоуста, когда видят ангела зрят только присутствие ангела, воспринимаемый ими образ, а не само естество, которого, как бестелесного, видеть нельзя. По снисхождению Божии к людям они принимают этот образ, так что бывают видимы, как все другие видимые предметы (На кн. Быт. Бес. XXII, 2; Прот. аном. VII сл.). Блаж. Феодорит говорит: «знаем, что природа ангелов бестелесна, а принимают они образ на пользу видящим, и являются чаще кроткими по снисхождению, а иногда и строгими для вразумления (На Дан.12:7).

85

Объясняя Быт.18:8, блаж. Феодорит говорит: «если брать Писание голословно, то ядоша мужи, а не ангелы; а если вникнем в смысл, то представлялись только ядущими. Как сами они (т. е. ангелы) и Владыка их, имея бесплотное естество, казались имеющими тела (потому что чрез Сие стали видимы), так представлялись ядущими, не в уста и чрево внося пищу (потому что и тел не имели), но истребляя ее, как им было угодно. Ибо крайнего неразумия дело любопытствовать, как совершилось неизреченное» (На Быт. вопр. 70).

86

«Хлебом ангельским» манна названа, по словам блаж. Феодорита, потому, «что при служении ангелов дарована. А естество бесплотное не имеет нужды в пище» (На Исх. вопр. 29).

87

Объяснения разных символических изображений ангелов см. напр. в кн. «О небесной иерархии», XI гл.; сн. II гл.

88

См. напр. Афанасия ал. – К Серан. 1 посл. (3 ч. 19 стр. в рус. пер.), Григория нисек. – О молитве, сл. 4 (в рус. пер. его твор. I т. 436 стр.), Григория Богос. – Песн. таинств. Сл. 6, Об умных сущностях (IV т. 235 стр.), Бл. Феодорита – Изл. бож. догм. 7 гл. (об ангелах); На Быт. 21 и 48 вопр., На Исх. 29 вопр. Васил. В. – Бес. I на Шестодн., Златоуста – На кн. Быт. Бес.22:2. К Стагир.1:2. Кирилла алекс. На ев. Ин.4:2 Епифанья – Ер. 69, 17 гл.; 76 ер. 31 гл., Иеронима – Пис. 100, к Авиту (прот. уч. Оригена). Лактанция – Бож. наст. VII кн. 21 гл., Дамаскина – Точи. изл. веры II. кн., 3 гл.

89

Такое мнение высказывали: Иустин (Апол.2:5; Разг. с Триф. 57). Татиан (Прот. еллин. 12 гл.), Афинагор (Прош. о христ. 24–25 гл.; О воскр. 16 гл.), Климент алекс. (Стром. IV, 3), Ориген (О началах I, 6; II, 2; IV), Тертуллиан (О плоти христ. 6 гл.; Прот. Гермог. 7 гл.; Об одеянии женщин).

90

Дсмаск. Излож. веры, II кн. 3 и 12 гл. Олово 3 об иконах, 24 гл. – Подобным же образом Григорий Великий говорит: «Ангел сравнительно с нашими телами, точно, есть дух, но сравнительно со Св. Духом, высочайшим и бесконечным, – есть тело» (Moral lib. II, с. 3). Св. Григорий Бог.: мысль об относительной бестелесности ангелов выражает так: ангелы суть «вторые светлости, служители первой Светлости, разуметь ли под ними или разумных духов, или, как бы невещественный и бесплотный огнь или другое какое существо, наиболее близкое к сказанным (Сл. 38, в рус. пер. его твор. III ч. 240 стр.). «Небесное естество... не телесно,... почему называется (Пс.106:4) оно огнем и духом, или и действительно таково.... Впрочем, да будет оно у нас не телесно, или, сколько можно, близко к тому» (Сл. 28, – III т. 50 стр. в рус. пер.). Григорий нисский, называя ангелов, «бесплотными», о естестве их замечает: «естество духовное (т. е. ангелов) есть некое тонкое, чистое, не тяжелое и удобоподвижное» (О младенцах, преждевремен. похищ. смерью. IV ч. 339 стр. в рус. пер.).

91

Так, св. Василии В. говорит: «в небесных Силах сущность их составляет воздушный, если можно так сказать, дух или невещественный огонь (по написанному Евр.1:7), почему они ограничены местом и бывают видимы, являясь святым в образе собственных своих тел» (О Св. Духе, к Амфил. 16 гл.). В слове Иоанна, еп. Фессалоникийского, разделявшего это мнение, указывается, что кроме Василия В. такого же мнения о природе ангелов держались «многие св. отцы» и между ними св. Афанасий (в подлинных сочинениях Афанасия нет усвояемого ему, мнения, но есть в неправильно приписываемом ему соч. Quaest. ad Antiochum) и Мефодий Великий и «бывшие при них» (Деян. вс. соб. в рус. пер. Каз. 1873 г. VII т. 388 стр.). Подобную же мысль о природе ангелов выражал, хотя нерешительно, бл. Августин (О гр. Бож. XV к. 23 гл.; Пис. 157), а также Амвросий (De Noet. et arcan. c. 4).

92

Деян. всел. соборов, VII т. 388–389 стр. В одном весьма известном и авторитетном апологетическом новейшем труде, между прочим, в ряду доводов за понимание бесплотности ангелов в относительном смысле, как главнейший, приводится следующий. «Сам Господь – Христос после земной жизни Своей вознесся на небо в теле, хотя духовном (σῶμα πνευμάτικον). Но если Царь неба и земли (1Кор.15:24–28) имеет телесность, то также и подчиненные Ему небожители должны обладать некоторою физическою субстанцией». (В защиту хр. веры, II. вып. 2 ч. 105 стр.)

93

Дамаск. Точн. изл. веры, II кн. 3 гл.

94

Там же.

95

Напр. Григорий Богослов (Сл. 40; Песн. таинств, сл. 6) и И. Дамаскин (Точн. изл. в. II, 3).

96

Дионисия Ареоп., О небесной иерархии XIV гл.

97

Златоуста, Пр. аномеев, Сл. II, 4. Сн. Феодорита, Сокр. изл. бож. догм. 7 гл.

98

Кирилла иерус. Оглас. поуч. XV, 24. Сн. Григория нис. Опроверж. мнений Аполлинария 16 гл.

99

Кратк. изл. бож. догм. 7 гл. – Мнение о том, что ангелы лишь постепенно возросли до определенного числа и имели некоторый особенный способ размножения из древних высказывал только Григорий нисский. «Но какой способ размножения у естества ангельского, – говорил он, – это неизреченно и недомыслимо по гаданиям человеческим; впрочем несомненно то, что он есть». (Об устр. челов. 17 гл.) Утверждая это, однако он учил, что ангелы в полном числе получили бытие прежде создания человека и даже видимого мира (Бол. огл. сл. 6 гл.). Но приведенное мнение не имело для себя никаких оснований; не указывал таких оснований и сам св. отец.

100

Наименование – серафимы, при производстве от saraph – жечь, гореть, значит: пламенные, огненные существа, т. е. в смысле горящие любовью к Богу, престол Которого есть пламень огненный (Дан.7:9). Иные же производят это имя от saraph с арабского – быть высоким, знаменитым, благородным и усвояют ему значение: начальственные силы, главы, начальники, вожди, (см. Солярского прот. Оп. библ, сл. собст. имен III, 531 стр. См. также у Глаголева. Ветхозав. уч. об ангелах. 517–527 стр.) В видении пророка Исаии (6 гл.) они представляются окружающими престол Господа славы и неумолчно возвещающими Его славу, – шестокрылатыми и имеющими человеческий образ. Других упоминаний о них в Писании нет.

101

Этимологическое значение наименования херувимы, и происхождение оного не установлены, почему существуют разные мнения о значении оного. Многие из древних отцов видели в этом названии, как и в изображениях их многоочитыми (у пр. Иезекииля и в Откр.), указание на обладание херувимами полнотой ведения и разумении, (cherub от nachar – узнавать, знать, вникать, понимать, и rav – быть многим). Из многих новейших производств этого названия наиболее соответствует идее херувимов, как существ, близко стоящих к Богу, производство cherub от евр. karab – быть близким (см. у Глаголева в указ. кн. 510–513 стр. сн. 506 стр.). Писание представляет херувимов одаренными от Бога особыми совершенствами: в них полнота высшей жизни и высшее отражение славы Божией (Откр.4:6–8; сн. Иез.28:14). Они удостоены особенной близости к Богу: Бог представляется восседающим на херувимах (Пс.17:11; 79:2; Ис.37:15, 1Цар.4:4; 2Цар.6:2; 22:11 и др.). В видении пр. Иезекиилем подобия славы Божией они изображаются ближайшими причастниками неприступного величия и славы Божией, а в откровении ап. Иоанна – постоянно предстоящими пред престолом Вседержителя и Агнца и неумолкно прославляющими бесконечные совершенства Его не только в деле творения, но и нашего искупления и облаженствования (Откр.4:6–11; 5:6–14; 6:1–7; 7:11–12; 15:7; 19:4). Они не суть просто вестники и посланники, подобные другим ангелам (5:11, 14; 7:11), но имеют особенное служение: херувим охраняет таинственное древо жизни в саду эдемском (Быт.3:24), херувимы осеняли ковчег завета и очистилище, проникая в тайны спасения (Солярского Г. прот. Оп. библ. сл. т. IV 353–366 стр.). Отличительные свойства других ангельских чинов в Писании не указаны. Посему нельзя признавать основанными на учении св. Писания иногда подробные описания отличительных свойств всех ангельских чинов (см. напр. у Деболъского Г. прот. Дни богослужения. Спб. 1894 г. 1 т. 250 стр.) См. суждение о сем св. Кирилла иерус. Огл. поуч. XI, 12.

102

О небес. иерархии, VI гл. § 2.

103

Дамаск. Точн. изл. веры, II, 3. – Григор. Вел. на ев. Иоанна, II кн. 34 бес. 7.

104

Верование в степенное различие между ангелами выражали напр. Игнатий Бог. (К Тралл. 5 гл.), Ириней лион. (Пр. ерес. II. 30). Климент алекс. (Стром., VI, 7, VII, 2), Кирил. иер. (Огл. сл. VI, 6, XI, 11–12), Григор. Бог. (Сл. 28, в рус. пер. III т. 50 стр.), Василий Вел. (прот. Евлам. 3 кн. – в рус. вер. III т. 128–133 стр.), Афанасий ал. (К Серап., 1 посл. – в рус. пер. III ч. 22 и 45 стр.) Григорий нис. (Пр. Евном. I к. 23 гл. изъясн. Песн. Песн. 15 бес.), Златоуст (Прот, аном, III кн. 5 гл.; IV кн. 2 гл.), Августин (К Орозию, 11 гл.) и др.

105

Злат. Против апомеев, 4 сл. 2 гл. сл. Сн. Бес. 3 На Ефес.

106

Оригена, О началась, I, 5. – Блаж. Феодорита, Толк. на посл. к Еф.1:22. – Феофилакта, Толк. на тоже место.

107

Осуждение мнения Оригена и его последователей было произнесено сначала на поместном соборе в 400 г. под председательством Феофила александрийского, а затем и на пятом всел. соборе вместе с другими заблуждениями Оригена (Прав. 2 и 14).

108

Кирил. иер. Огл. поуч. XI, 12. Св. Кирилл алекс. точно также говорил: «иное ведение имеют ангелы, другое высшее архангелы, а еще высшее имеют видение высшие силы» (Thesaur. assert 31).

109

Григор. Б. Сл. 28 – III ч. 50 стр. в рус. пер. его твор.

110

Афанас. алек. Сл. о единосущии Отца и Сына и Св. Духа – II ч. в рус. пер.)

111

Дамаск. Изл. веры, II, 3. Сн. О неб. иерар. VII, 3; VIII, 2.

112

О небесной иерархии VIII гл. § 1; IX, § 2.

113

Кирилл иерус. напр. говорил: «Объемлющее землю небо имеет такое множество обитателей, какова широта его. Небеса же небес наполены несравненно большим числом» (Огл. поуч. XV, 24). «Взойди на первое небо, и рассмотри там столь неисчислимые мириады ангелов… Взойди на второе и на третье небо, прострись, если можешь, до престолов, до господств, до начал, до властей»… (Огл. поуч. XVI, 23; XI, 11). Подобную же мысль высказывали; Златоуст (Бес. 6 на посл. Евр.), Иларий (На Пс.135:10), Амвросий (На Пс.38:17).

114

В 3 кн. Ездры (4:36), упоминается еще архангел Иеремиил – высокий Божий или высота Божия.

115

Св. Димитрия Рост. Четьи-Минеи под 8 Ноября. Филарета митр. московского Слова и речи. 1874 г. II. т. 270 стр.

116

«Бог, говорит св. И. Дамаскин, есть Творец и Создатель ангелов, приведший их из небытия в бытие и создавший их по образу Своему» (Точн. излож. веры, II, 3). Ту же мысль – о созданности ангелов по образу Божию высказывали и некоторые другие учителя церкви, напр. Дионисий Ареопагит (Об именах Бож., 4 гл.), Иустин (Аполог. I, 6), Кирилл алекс. (Прот. антропоморф. 4). Эта мысль встречается и в богослужебных книгах православной церкви (см. напр. в службе бесплотным силам, 8 нояб. какона песнь 5-я, троп. 2-й).


Источник: Православное догматическое богословие / [Соч.] Свящ. Н. Малиновского, инспектора Ставропол. духов. семинарии. Ч. 1-2. - Харьков : тип. Губ. правл., 1895-1909. – 445, VII с.

Комментарии для сайта Cackle