протоиерей Олег Стеняев

Иосиф и его братья

Беседа 1 2 3 4 5

 

Беседа первая1

Казалось бы, мы органично проходим с 12-й главы Книги Бытия до дней Исаака, Иакова. Но последняя беседа, когда мы говорили о встрече Иакова с Исавом, на передний план выходит отрок Иосиф2, который становится между Исавом и своей матерью (Быт.33:7). На востоке так не принято: сначала подходят родители, потом подходят дети. И здесь мы видим особые качества этого отрока: он заботится о своей матери, он хочет защитить свою мать Рахиль от негодяя Исава, который, безусловно, злодей, и только Господь смягчил его сердце, поскольку он шел с намерением уничтожить Иакова и всех его детей, и все его семейство.

Потом происходили разные события, к которым мы еще вернемся, но сегодня мы будем с вами читать 37-ю главу Книги Бытия, где вначале сказано: «Иаков жил в земле странствования отца своего [Исаака], в земле Ханаанской3» (Быт.37:1). Вот в этом стихе мы видим противоречие: Иаков не живет так, как жил его отец Исаак – вот первая мысль, которая бросается в глаза.

Если Исаак странствует, то Иаков, его сын, обживается. И слово, которое здесь стоит: וַיֵּשֶׁב «ваишев», – означает, что он обосновался на этом месте, обжил это место. И другое слово «лашевет», означает вести оседлый образ жизни. Временное проживание – это слово «лагур», от слова גֵּר «гер» («пришелец»). И, конечно, Богу это неугодно. Если верующий человек обживается в этом материальном мире, если во временном мире он находит для себя радость и удовольствие, то Господь обязательно сдвинет такой «светильник благополучия». Во-первых, это несправедливо: праведные в той жизни должны получать награду, а они еще и тут хотят неплохо пожить. Понятно, когда Господь посылает грешникам какие-то блага, потому что в будущем их ожидают мучения. А здесь Иаков как бы хочет и на земле пожить неплохо, тем более, все условия есть: большая хорошая семья, крепкая семья, и, в то же время, продолжить традицию своего отца, который не вел оседлый образ жизни, он странствовал.

Я перечитаю этот стих заново, чтобы вы лучше его усвоили: «Иаков жил в земле странствования отца своего [Исаака], в земле Ханаанской». И вот то, что здесь между Иаковом и Исааком стоят хананеяне – это тоже о чем-то говорит. Хананеяне там жили оседло, они считали, что это их земля. Исаак не считает, что это так, он странствует, он в движении. Апостол Павел пишет, что они искали небесного города (см. Евр.11:16). Они не находили себе места постоянного пребывания, прежде всего, потому, что взыскали небесного. А Иаков решил жить спокойно.

И вот здесь сразу же начинаются проблемы. Если в нашей жизни начинаются какие-то проблемы, это всегда связано с проявлением этакого «христианского» гедонизма: вот я решил наслаждаться жизнью, расслабиться… Но Господь поможет, чтобы этого не произошло.

И следующий стих, очень сложный: «Вот житие Иакова. Иосиф, семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Валлы и с сыновьями Зелфы, жен отца своего. И доводил Иосиф худые о них слухи до [Израиля] отца их» (Быт.37:2).

Когда мы с вами изучали раздел о смерти Сарры, мы видели, что там сказано: «Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет: [вот] лета жизни Сарриной» (Быт.23:1). И сразу говорится, что она умерла. И я уже тогда обратил ваше внимание, что жизнь того или иного человека, его настоящее духовное житие, оценивается по тому, как ведут себя его дети уже после его смерти. Здесь еще Иаков жив, но в любом случае – та же композиция.

«Вот житие Иакова (то есть Израиля. – О.С.). Иосиф, семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком». Но если говорится о житии Иакова, то почему появляется Иосиф? Потому что Иосиф является самым совершенным плодом на древе жизни Иакова. И именно по этому плоду оценивается сам Иаков. Ведь если рассуждать, что человек будет наказан за свои дела, то главное дело – это дети, которых он воспитал. Это не дом, который ты построил, не дерево, которое ты посадил, а именно ребенок, которого ты воспитал! Поэтому, по-настоящему, житие Иакова раскрывается в житии Иосифа, равно как и житие Исаака, раскрывается как тайна жизни Авраама.

И здесь нам дается характеристика Иосифа: «семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком». «Отрок» в данном случае – это человек, который не создал свою семью. И так как он не создал своей семьи, он не отделен от своих сродников и несет свое послушание в общем хозяйстве.

Но вот тут есть очень интересная деталь: «Иосиф, семнадцати лет, пас скот [отца своего] вместе с братьями своими, будучи отроком, с сыновьями Валлы и с сыновьями Зелфы, жен отца своего». Он пасет стада с как бы немножко «второсортными» сыновьями Иакова, которые рождены не от жен, а от наложниц, скажем прямо – от рабынь. Почему Господь сделал так, что в юности сблизил этого семнадцатилетнего человека с сыновьями Валлы и сыновьями Зелфы?

Это связано с тем, что ему предстоит стать правителем Египта. Египет – это абсолютно рабовладельческое государство, и после фараона Иосиф будет вторым человеком в Египте. А чтобы научить его, как правильно вести себя с людьми, к которым относятся презрительно, которых уничижают с детства, он оказывается в компании этих молодых людей, он с ними дружит и выполняет то же самое послушание, что и они.

Святые Отцы обращали внимание, что великие вожди еврейского народа, такие как Авраам, Исаак, Иаков, Иосиф, Моисей, царь Давид, были пастухами. И через служение бессловесным животным Бог научал их, как потом решать проблемы, скажем так, более словесных существ. И чем более они были словесны, тем больше проблем возникало, ибо молчание – это золото.

И вот здесь встречается несколько двусмысленная фраза: «И доводил Иосиф худые о них слухи до [Израиля] отца их». Непонятно, с чем это может быть связано. Это может быть связано с тем, что Иосиф заботился о своих братьях. И он мог доводить худые слухи о том, как плохо его законнорожденные братья обращались с детьми Валлы и Зелфы. Братья могли не трогать Иосифа – у него все нормально с мамой, она любимица Иакова. Но он мог постоянно наблюдать (ведь он пас овец с сыновьями Валлы (Билги) и с сыновьями Зелфы), как могли его братья, эти дородные люди с хорошей родословной, несправедливо с ними поступать.

И здесь он выступает как прообраз Моисея, который станет защитником рабов. Здесь Господь уже приготовляет его прямо к тому, что он вынужден будет хлопотать перед фараоном, когда будут несправедливо обижать рабов, и не только евреев, но и египтян. Кстати, евреев не угнетали при Иосифе. Только когда умер Иосиф и восстал другой фараон, который не знал Иосифа или прикидывался, что не помнит о таком, начались гонения.

Но все эти обстоятельства формируют качества этого молодого семнадцатилетнего человека. И нам очень важно понять, что то, что мы называем воспитанием, относится к очень раннему периоду жизни человека. Иосиф был прекрасен не только внешне, он был прекрасен душою! Жажда справедливости заставляла его доводить худые слухи до Израиля, отца их.

Святой Ефрем Сирин, пишет: «Сей блаженный семнадцать лет жизни провел в отеческом доме, с каждым днем преуспевая в страхе Божием, и в прекрасных правилах жизни, и в почитании родителей. Но видя неблагопристойность в братьях своих, из многого об ином вкратце доносил отцу своему, потому что добродетель действительно не может быть в единении с неправдою; это для нее неприлично. Потому-то возненавидели они Иосифа; так как он чужд был их пороков»4.

Святитель Иоанн Златоуст задается вопросом: для чего он, Моисей, приводит нам число лет Иосифа, указывает, что ему было семнадцать лет? И отвечает: «Дабы научить тебя, что юность нисколько не может быть препятствием к добродетели – чтобы вполне показать тебе и повиновение юноши отцу, и расположение к братьям, и их жестокость в том, как, несмотря на все его расположение к ним и самый возраст его, способный возбуждать сочувствие к себе, они не сохранили братской любви, но с самого начала, замечая в нем наклонность к добродетели и любовь к нему отца, начали ему завидовать».

Ну, это очень неуклюжий перевод Златоуста, его придется сейчас объяснить. Златоуст обращает внимание на несколько позиций. С одной стороны, он показывает, что назван возраст Иосифа – семнадцать лет, для того, чтобы показать, что возраст не является препятствием для добродетели. Тут все понятно: «Чтобы вполне показать тебе и повиновение юноши отцу». А дальше: «и расположение к братьям» – вот тут надо пояснить. Он не наговаривал на братьев, он старался вразумить их через отца, понимая, что сам не является для них авторитетом. «…И их жестокость в том, как, несмотря на все его расположение к ним и самый возраст…» – то есть, в каком смысле показать их жестокость? В том, что он их обличает, а они ведут себя как глупцы. В Книге Притч.сказано, что обличить глупого – это нажить себе врага (Притч.9:8). Вот, что имеет в виду Златоуст. И если бы они видели в этих обличениях заботу об их нравственном состоянии, то они сохраняли бы доброе братское чувство к нему.

И мы читаем 3-й стих: «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его, – и сделал ему разноцветную одежду» (Быт.37:3). Ну, надо сказать, что если Авраам символизирует собой веру в таком абсолютном библейском понимании, если Исаак символизирует собой надежду, то патриарх Иаков – это символ любви. Это был фантастически влюбляющийся человек! Как он влюбился в Рахиль, какая у них была романтичная история! Здесь же он буквально влюбляется в Иосифа, сына своей старости. Потом, когда его убедят, что Иосиф погиб, его душа, сказано, прилепится к Вениамину, самому младшему. Это был очень влюбчивый старец, сердце которого, конечно, было открыто для всех детей, для всех жен. Это был такой символ любви в совершенном виде: любовь мужа к жене, любовь отца к детям. И мы можем предположить, что потом появится любовь дедушки к внучатам.

Но что означают вот эти слова: «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его»? Ну, во-первых, он – не сын старости его, родится еще Вениамин. Так что же имеет в виду Пятикнижие, когда говорит, что Иаков особенно был влюблен в своего сына Иосифа, потому что он был «сын старости его»? Иаков передал Иосифу все духовные знания, которые имел сам. Так как древние исполняли весь Закон Божий, то, скажем так, школой, где они получали знания, являлся шатер, мужская половина шатра, где они жили. Там обязаны были отец, дед, прадед наставлять детей в истинах Закона Божьего.

Мы с вами установили, что Авраам воспитывал Исава и Иакова до пятнадцати лет – десять лет они были в школе Авраама, пока Авраам не умер. И так как образование начиналось с пяти лет и продолжалось до тридцати лет, это было серьезное кропотливое изучение заповедей Бога. А то, что они знали все тонкости Закона, видно из Книги Бытия: они знают, какие животные чистые, какие нечистые, как приносить жертву, как выполнять ритуалы, связанные с очищением, как приносить десятину и так далее. Они владели всей этой информацией, а про Авраама прямо сказано, что он выполнял все законы, уставы и постановления (Быт.26:5). То есть он исполнял все категории Божьих заповедей и, естественно, обучал своих внуков, своего сына.

Поэтому эти слова: «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его, – и сделал ему разноцветную одежду» – значат, что он передал ему все духовные знания, и как символ, что юноша владеет всем необходимым аппаратом познаний, ему даются разноцветные одежды. Как некую мантию магистра по окончании университета вручают человеку – там тоже присутствует какая-то своя символика. А вот здесь он решил дать разноцветную одежду Иосифу, намекая, скорее всего, на то, что этот человек получил все знания.

Иоанн Златоуст пишет: «Так как Иосиф родился у него уже под конец и в самой старости, поэтому он и любил его более других. В самом деле, как под старость дети бывают вожделеннее, то более и привлекают к себе любовь родительскую». Это внешнее истолкование. Дело в том, что дети молодости входят в жизнь родителей в такой период, когда родителям трудно уделять им много внимания: родители работают. А сын старости имеет преимущество: родители с ним проведут больше времени. Что вы думаете, они сидели и играли в нарды в шатре? Конечно, нет! Они изучали Закон Божий.

«И увидели братья его, что отец их любит его более всех братьев его; и возненавидели его и не могли говорить с ним дружелюбно5» (Быт.37:4). Казалось бы, братья должны были порадоваться за Иосифа, что он такой молодой, но уже хороший знаток Закона Божьего, но вместо этого появляется зависть. А зависть, как известно, губит душу человека. Златоуст писал: «Это – опасная страсть; когда она овладевает душою… Посмотри здесь, как этот дивный юноша, ничего не зная о происходящем между братьями, обращается с ними, как с братьями, и, притом, как с единоутробными; он доверяет им во всем и говорит с большою простотою; а они, увлекаемые завистью, доходят и до ненависти к нему»6.

То есть, от Иосифа вся интрижка братьев была скрыта. А он был весь на виду! Если приснилось ему что-то такое необычное, он прямо всем и рассказывает с утра, вылезает из-под одеяла и рассказывает. А они плели интригу. Но Иосиф – это человек, который не хочет судить о других с худшей стороны. Кстати, в еврейском народе одна из серьезных заповедей мусара7 (она входит в трактат «Авот»), говорит: «Никогда не суди о человеке с дурной стороны». Это, может быть, отголоски древних времен. Почему Иосиф должен плохо относиться к братьям? Ведь это же братья!

Помните, мы с вами рассуждали про Каина и Авеля? Если к вам на улице подойдет человек и скажет: «Пойдем в поле, погуляем?» Вы, наверное, в ужас придете. А если это брат родной подойдет: «Пойдем в поле, погуляем, шашлычок сделаем»? Ну, конечно, вы пойдете. А мир этих людей был очень замкнут сам на себя, это был такой социум, где один не мог жить без другого, у каждого были какие-то свои обязанности. И заговор, который возникает против Иосифа, не на виду. Даже отец не рассмотрел этот заговор, несмотря на свой пророческий дар.

«И видел Иосиф сон, и рассказал [его] братьям своим: и они возненавидели его еще более (Он думал, что они порадуются за него! – О. С.). Он сказал им: выслушайте сон, который я видел: вот, мы вяжем снопы посреди поля; и вот, мой сноп встал и стал прямо; и вот, ваши снопы стали кругом и поклонились моему снопу» (Быт.37:5–7). Ну, я думаю, что в нормальной семье, где есть маленькие дети, какой-нибудь карапузик из-под одеяла вылезет, расскажет такой сон, который вызовет умиление, не более того. Но отношение братьев несколько иное.

«И сказали ему братья его: неужели ты будешь царствовать над нами? неужели будешь владеть нами? И возненавидели его еще более за сны его и за слова его» (Быт.37:8). То есть, сначала они его возненавидели за то, что отец проводит с ним больше времени, но это объяснимо: он мальчик! И он в шатре, отец с ним занимается! С ними-то тоже, наверное, отец занимался. Отец отметил его знания, дав ему разноцветные одежды. Ребенок рассказывает сны, и вот – наслаивается, наслаивается в душе неприязнь у братьев по отношению к нему.

Златоуст пишет: «И посмотри, какое крайнее ослепление! Они сами истолковали сон его». Ведь они же сказали: «неужели ты будешь царствовать над нами?» А может быть, там был другой смысл? Например: «Вы придете в нужде, и я всех вас накормлю!» – можно было бы и так истолковать сон со снопами. «Неужели ты будешь царствовать над нами?» Златоуст поэтому и пишет: «Они сами истолковали сон его. Нельзя сказать, чтобы они в неведении о будущем стали ненавидеть брата; напротив, потому самому и усилилась в них ненависть, что из сновидений они узнавали будущее». Но в искаженном виде узнавали будущее в своей трактовке. Ведь в результате он спас их от голода! «Великое безумие! – восклицает Златоуст. – Узнавши это, они тем более должны были оказывать ему расположение, исторгнуть в себе корень ненависти и совершенно истребить в себе чувство зависти. Но смысл их помрачился – и они стали питать еще большую ненависть к нему, не замечая, что все делают сами против себя… Премудрый и Благопромыслительный Бог устрояет так, что сами же злоумышленники невольно содействуют совершению будущих событий».

Любой грех совершается человеком против себя самого. Это очевидная истина, которую, конечно же, каждый человек должен понять. В Книге Бытия, в первых главах, мы видим, что когда Каин сильно огорчился, и поникло лицо его, то «и сказал Господь [Бог] Каину: почему ты огорчился? И отчего поникло лице твое? Если делаешь доброе, то не поднимаешь ли лица? А если не делаешь доброго, то у дверей грех лежит; он влечет тебя к себе, но ты господствуй над ним» (Быт.4:6–7). Вот здесь раскрывается тайна – почему мы одних людей любим, а других не любим.

Если делаешь добро человеку, то ты спокойно смотришь на него, потому что любое добро, сделанное тобою по отношению к любому человеку, усиливает в тебе любовь к нему. Но если ты замышляешь зло против человека и реально делаешь это зло, нужна же какая-то мотивация: «А чего это я против него интриги-то плету? А что он мне сделал? А-а-а, вот почему я это делаю! Теперь-то я знаю!» Грех, дурной поступок нуждается в какой-то мотивации! Или, наоборот, если вы хотите подавить в себе дурное чувство по отношению к какому-то человеку, сделайте ему подарок. Денежный, в конверте. Вот так, неожиданно: «Попросили передать!» И вы вдруг ощутите тепло в своей душе, настоящее, реальное тепло – вы победили грех, сделав добро! Эта связь – она существует. Еще граф Л. Н. Толстой в свое время написал: «Мы ненавидим тех, кому делаем зло и любим тех, кому делаем добро». Это абсолютно верно. Правда, Толстой это списал у Августина Блаженного.

Итак, братья всё более и более злоумышляют против Иосифа: «И видел он еще другой сон и рассказал его [отцу своему и] братьям своим, говоря: вот, я видел еще сон: вот солнце и луна, и одиннадцать звезд поклоняются мне. И он рассказал отцу своему и братьям своим; и побранил его отец его и сказал ему: что это за сон, который ты видел? Неужели я и твоя мать (к тому времени покойная. – О. С.), и твои братья придем поклониться тебе до земли?» (Быт.37:9–10).

Вот этот стих требует пристального внимания. «И видел он еще другой сон и рассказал его [отцу своему и] братьям своим, говоря: вот я видел еще сон: вот, солнце…» Ну, солнце – это понятно, это отец. «…и луна…», луна – это мать. «…и одиннадцать звезд поклоняются мне». Это пророчество о том, что в духовном мире Иосиф будет находиться на более высоком духовном уровне, нежели даже Иаков, его мать, которая умерла между Иерусалимом и Вифлеемом, и его братья. Это, кстати, может быть, первое достаточно реальное свидетельство из Ветхого Завета о том, что загробный мир существует, и люди, которые перешли через рубеж между жизнью и смертью, участвуют в тех духовных процессах, которые происходят здесь, на земле.

Но есть и другое истолкование: возможно, что под «матерью» надо понимать Валлу служанку Рахили, которая без сомнения после смерти Рахили, заменила Иосифу мать.

«И видел он еще другой сон и рассказал его [отцу своему и] братьям своим, говоря: вот я видел еще сон: вот, солнце и луна, и одиннадцать звезд поклоняются мне. И он рассказал отцу своему и братьям своим; и побранил его отец его и сказал ему: что это за сон, который ты видел? неужели я и твоя мать, и твои братья придем поклониться тебе до земли?» Ведь речь идет о том времени, когда он возвеличится. К этому времени не будет уже его матери. Но к этому времени уже будет Вениамин – ведь одиннадцать звезд! – который рождается после смерти Рахиль.

«Братья его досадовали на него, а отец его заметил это слово» (Быт.37:11). Что могут означать эти слова: «отец его заметил это слово»? «Заметил» – мы можем перевести, как «выделил» или даже «отругал его за эти слова». Оказывается, не всё надо говорить вслух. С детской простотой Иосиф рассказывает все, что происходит, какие видения случаются в его жизни. Но отец отругал его.

Ипполит Римский пишет: «Что же вы завидуете и ненавидите праведного, если Бог открыл ему Свои таинства и в видениях объявил о том, что произойдет в конце веков? Что же вы огорчились, увидев на нем разноцветную одежду, если праведный Отец почел его, возлюбив его более всех остальных, и послал его как пастыря пастырей посетить вас, и ввел его в мир как верного свидетеля, и как сноп старости, и, наконец, как начаток воскресил Своего Первенца из мертвых?» Здесь Ипполит Римский обращает внимание на то, что в Иосифе очень наглядно будет раскрыта тайна Иисуса Христа. Ведь Иосиф – он как бы умрет, и будут показаны его окровавленные одежды. И мы знаем, что одежды воскресшего Господа тоже будут обнаружены, и для кого-то это будет как раз свидетельством смерти. Но потом он, Иосиф, воскреснет, причем в царском достоинстве, как победитель Египта. И здесь Ипполит Римский пытается, как бы некими мазками, показать нам, что Иосиф – это икона Иисуса Христа8.

А другие святые Отцы будут настаивать на том, что вся система взаимоотношений Иосифа с братьями – это система взаимоотношений Иисуса Христа с еврейским народом. Ведь он пойдет к своим – свои не примут, за сребреники продадут! А чем все кончится? Он скажет: «Я – Иосиф, брат ваш, которого вы продали в Египет!» (Быт.45:4). И он их простит! Но об этом – далее.

«Братья его досадовали на него, а отец его заметил9 это слово. Братья его пошли пасти скот отца своего в Сихем» (Быт.37:11–12). Надо сказать, что Сихем – это очень дурное место! В Сихеме была изнасилована Дина, дочка Иакова, об этом говорится в Пятикнижие ранее. В Сихеме разделился дом царя Давида. Когда Рехавам в Сихеме объявил себя царем, земля разделилась на Иудею и Израиль. И в Сихеме творится это совершенно дикое дело – когда братья хотят продать своего брата.

«Братья его пошли пасти скот отца своего в Сихем10» – вот здесь такая конструкция предложения, что если переводить дословно, то надо давать две версии: то ли они пошли пасти самих себя, а заодно прихватили скот – ну, на шашлычок, естественно, то ли они действительно отправились пасти скот, потому что это была их обязанность. Сойдемся на срединном: они пошли пасти самих себя, хороший пикничок устроить, расслабиться, отдохнуть подальше от слишком внимательных взоров отца. Они действительно пошли пасти самих себя. И о нерадивых пастырях у великих пророков сказано, что таковые пасут самих себя (Иез.34:2). Но когда мы расслабляемся, даже когда расслабляются такие великие люди, как патриарх Иаков, совершается несчастье. И такие значимые фигуры, как двенадцать патриархов еврейского народа, расслабляются. А я напомню: двенадцать патриархов – двадцать четыре старца перед престолом Бога Отца совершают поклонение на небесах, написано в Апокалипсисе (Откр.4:4). Двенадцать из них – это патриархи, дети Иакова, о которых мы беседуем, а двенадцать – это апостолы от Иисуса Христа11. И вот они пошли пасти самих себя. Ни к чему хорошему это не может привести.

«И сказал Израиль Иосифу: братья твои не пасут ли в Сихеме? пойди, я пошлю тебя к ним. Он отвечал ему: вот я» (Быт.37:13). В действительности Израиль отговаривает Иосифа пойти к братьям. Давайте внимательнее прочтем этот стих: «И сказал Израиль Иосифу: братья твои не пасут ли в Сихеме?» – чего им мешать-то? И здесь мы вроде не видим возражений Иосифа. А он мог возразить: «Я тоже хочу пасти вместе с ними!» «Пойти?» Опять здесь пауза. «Да, я хочу пойти!» – «Чтобы я послал тебя к ним?!» – «Но я очень хочу!» Потому что иначе получается некая такая тавтология. А получается так: «Братья твои не пасут ли в Сихеме?» – точка, всё, достаточно. Потом: «пойди» – опять точка, всё. «Я пошлю тебя к ним» – ну, понятно, он не сам по себе пойдет без разрешения отца.

Когда в Священном Писании мы видим такие внешние неточности, надо понять контекст. Как пророк Божий Израиль чувствовал опасность, которая нависла над Иосифом, и он пытается его отговорить, но, как верный сын своего отца, Иосиф отвечает: «Вот я». Как часто встречается эта фраза в Библии! Помните, как отвечает Авраам: «Вот я!» (Быт.22:1; 22, 11) – когда Господь его призывает, – такая их пророческая стремительность, они как Ангелы были.

И здесь уже Израиль понимает, что это судьба, это часть Божьего домостроительства, не надо удерживать Иосифа. «[Израиль] сказал ему: пойди, посмотри, здоровы ли братья твои и цел ли скот, и принеси мне ответ. И послал его из долины Хевронской; и он пришел в Сихем» (Быт.37:14). «Пойди, посмотри, здоровы ли братья твои…» – что, Иосиф – это санитар какой-то, что ли? Пойдет, посмотрит, проверит состояние здоровья? Речь идет об их духовном здоровье. Ведь они отправились на «пикничок», расслабиться, попасти самих себя. Это сразу будет видно, если они там все с пьяными глазами. «Цел ли скот» – отправилась такая команда людей, что они с волками не могли справиться? Может, они сами съели половину скота? «И принеси мне ответ» – значит: «Потому что я им не доверяю: они могут наговорить всё, что угодно!» «И послал его из долины Хевронской; и он пришел в Сихем» – вот в это дурное место, в Сихем.

И вот далее мы встречаемся с чем-то очень таинственным. Этот семнадцатилетний мальчик Иосиф пошел из долины Хевронской, приблизился к Сихему, опасному месту, и вдруг заблудился в пустыне.

Наша молодежь российская давно уже где-то заблудилась. Если не между долиной Хевронской и Сихемом, то между чем-то еще более страшным и опасным – между наркоманией, между распутством, и кто-то водит ее по этой пустыне, водит… Как Пушкин писал:

«Хоть убей, следа не видно;

Сбились мы. Что делать нам!

В поле бес нас водит, видно,

Да кружит по сторонам».

«И нашел его некто блуждающим в поле» (Быт.37:15) – и кто-то находит Иосифа, здесь он (Иосиф) как символ блуждающей юности. Здесь, если мне память не изменяет, стоит слово אִישׁ «иш», которое означает «муж». В данном тексте это слово имеет перед собою артикль ה «га», указывающим на то что речь идет об определенной, известной Личности. И когда это слово не привязано к конкретному указанию о ком-то, то, конечно, это Ангел, это Божий Ангел, или Сам божественный Логос (Христос)12. «И нашел его некто (вот здесь «иш» как раз стоит. – О. С.) блуждающим в поле, и спросил его тот человек (здесь тоже слово, с ударением первого слога «га» הָאִישׁ – О.С.), говоря: чего ты ищешь?»

Вот этот вопрос мы должны задавать нашим детям, нашим внукам, правнукам: «Ну что ты ищешь в этой жизни?» У меня есть племянник, и когда мы жили в одном доме, он постоянно произносил одну и ту же фразу: «Я чего-то хочу!» Я спрашивал: «А чего ж ты хочешь-то?» – «Ну, я не знаю, но чего-то хочется!» Я говорю: «Ну, почитай книгу». Он почитает: «Чего-то хочется…» Наши дети – они раздираемы между Божественным призывом и вот этим дьявольским вождением, которое влечет их куда-то в сторону.

«И спросил его тот человек, говоря: чего ты ищешь? Он сказал: я ищу братьев моих; скажи мне, где они пасут?» (Быт.37:15–16). Этот ответ Иосифа мы можем понять более чем широко: «я ищу братьев моих». Нашим молодым людям не хватает верующих сверстников. Друзей по подъезду, по дому, по школе найти достаточно легко. А вот блуждающий Иосиф, который ищет братьев, – он здесь является прямой противоположностью Каина. Когда Господь спросил Каина: «Где брат твой, Авель?» Он сказал: «Я не сторож брату моему!» (ср. Быт.4:9). А Иосиф – это человек, который нуждается в общении. И наша молодежь стремится к общению. «Я ищу братьев моих»… Но как тяжело бывает в этом мире, где сын – на отца, брат – на брата, найти действительно братьев по вере!

«Он сказал: я ищу братьев моих; скажи мне, где они пасут?» – Иосиф, скорее всего, действительно убедился, что это не обычный человек встретил его в пустыне. «И сказал тот человек: они ушли отсюда» (Быт.37:17). «Ушли» – то есть с ними что-то произошло! Их уровень изменился! Они как бы сошли с того уровня – детей Иакова, которые пребывали в лучшей богословской школе тех времен! «И сказал тот человек: они ушли отсюда, ибо я слышал, как они говорили: пойдем в Дофан13. И пошел Иосиф за братьями своими и нашел их в Дофане. И увидели они его издали, и прежде нежели он приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его» (Быт.37:17–18).

Вот здесь святые Отцы проводят прямую параллель между Иисусом Христом и еврейскими первосвященниками. Как только до них дошла информация, что совершаются чудеса, что появился некий проповедник из Галилеи, они стали злоумышлять против Него и искать, как бы Его убить. Но отвернется ли Иосиф от своих братьев? Без сомнения, он тоже наделен пророческим предчувствием!

Слова: «они ушли отсюда», представляются излишними, ведь это очевидно, что их здесь нет. Слово מִזֶּה «мизе» может означать: «от этого», то есть от этого момента их братское чувство к тебе угасло. И другой смысл: «мизе», – от этого места начинается спуск сынов Израилевых в Египет: сначала Иосиф, потом его братья, и семейства с Иаковом.

«И увидели они его издали, и прежде нежели он приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его». Здесь бытописатель Моисей обличает решение синедриона против Иисуса Христа, потому что прежде, нежели поставить перед собою ночью Иисуса, первосвященники уже в сердце своем вынесли приговор. Как и братья Иосифа. «И прежде нежели он приблизился к ним, стали умышлять против него, чтобы убить его. И сказали друг другу: вот, идет сновидец; пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его; и увидим, что будет из его снов» (Быт.37:18–20). Вот здесь они дают себе характеристику: как хищные звери готовы они броситься на юного брата своего! «И увидим, что будет из его снов» – как: «Все эти пророчества христианские – ну-ка, куда они приведут?» Дьявол уже почти захватил мир, и силы зла уже торжествуют! И все они с нетерпением ждут окончательного падения Церкви. Но в тот самый момент, когда для них возникнет иллюзия победы и они будут говорить: «Мир, безопасность! Всё, мы не боимся Бога!» – внезапно постигнет их пагуба от Бога. Сказано: «Ибо, когда будут говорить: `мир и безопасность’, тогда внезапно постигнет их пагуба, подобно как мука родами постигает имеющую во чреве, и не избегнут» (1Сол.5:3).

Слова: «и увидим, что будет из его снов», можно понимать как резюме бытописателя Моисея, как некое заглавие: «Теперь мы увидим как чрез страдания Иосиф возвысится над своими братьями», «ибо страдающий плотию перестает грешить» (1Пет.4:1).

«И услышал сие Рувим и избавил его от рук их, сказав: не убьем его» (Быт.37:21). Оказывается, все они были тоже очень разные люди. Сначала мы видим как бы единодушие хищных зверей. И вдруг – голос Рувима. «И сказал им Рувим: не проливайте крови; бросьте его в ров, который в пустыне, а руки не налагайте на него. Сие говорил он [с тем намерением], чтобы избавить его от рук их и возвратить его к отцу его» (Быт.37:22) – чтобы потом тайно вынуть его из этой ямы и вернуть к отцу.

«Когда Иосиф пришел к братьям своим (вот здесь просто прямая параллель с Евангелием от Иоанна: « Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин.1:11) – О. С.), они сняли с Иосифа одежду его (он обнажен перед их глазами. – О. С.), одежду разноцветную, которая была на нем (с Господа тоже сдирали всю одежду: перед бичеванием с Него сняли хитон, и сама кожа Его стала разноцветная от ударов римских бичей! – О. С.), и взяли его и бросили его в ров14; ров же тот был пуст; воды в нем не было» (Быт.37:23–24). Ну, тот, кто знает, что такое Ближний Восток, знает, что если ров пуст, то там скорпионы и змеи, как правило, водятся – они любят тень.

«И сели они есть хлеб, и, взглянув, увидели, вот, идет из Галаада караван Измаильтян (измаильтяне – это арабы, потомки Измаила. – О. С.), и верблюды их несут стираксу, бальзам и ладан: идут они отвезти это в Египет» (Быт.37:25). Некоторые комментаторы, отвечая на вопрос: «Зачем в Писании сказано о груженых верблюдах?», говорят, что обычно измаильтяне в Египет возили смолу, асфальт – такие дурно пахнущие вещи. Но это были какие-то очень богатые измаильтяне, поэтому они везут стираксу, бальзам, ладан – то есть то, что благоухает. И сторонники такого истолкования говорят, что это для того, чтобы, даже будучи плененным, праведный Иосиф был окружен не зловонием, а благоуханием стираксы, ладана, бальзама.

«И сказал Иуда (старший из братьев по достоинству. – О. С.) братьям своим: «Что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем кровь его? Пойдем, продадим его Измаильтянам, а руки наши да не будут на нем, ибо он брат наш, плоть наша». Братья его послушались» (Быт.37:26–27). И вот здесь – самая непонятная часть Библии! Кто же продал Иосифа в рабство? Казалось бы, все ясно. Сидят братья – будьте очень внимательны! – и Иуда рассуждает: «Ну, убьем мы его, но что пользы нам от этого будет? Надо заработать!»

Я никогда не забуду, когда накануне двухтысячелетия христианства меня отправили в круиз на пароходе от Московской Патриархии. Там же были представители израильских туристических служб, и велись переговоры: сколько паломников приедет, в какие гостиницы их лучше распределять… И устроили огромный банкет. Все выпили, естественно. И я обращаю внимание на то, что никто из них не говорит: «Две тысячи лет от Рождества Христова». Они говорят: «Круглая дата», «две тысячи лет», «приедет много людей»… И я попросил: «Дайте мне слово». Подхожу к микрофону и говорю: «Друзья, вы две тысячи лет зарабатываете на имени Иисуса Христа, – ведь туда постоянно ездят паломники. – Сейчас вы посчитали, какая огромная сумма должна получиться, и вы не хотите даже имени Его произнести! Где же ваша благодарность? Только заработать! Что же это такое?..»

Но вернемся к сложному вопросу. Продали ли братья Иосифа? «Пойдем, продадим его Измаильтянам (обратите внимание: измаильтянам! – О. С.), а руки наши да не будут на нем, ибо он брат наш, плоть наша. Братья его послушались и, когда проходили купцы Мадиамские (а это не измаильтяне! Мадиамские купцы – это совсем не измаильтяне! – О. С.), вытащили Иосифа изо рва и продали Иосифа Измаильтянам за двадцать сребреников; а они (измаильтяне. – О. С.) отвели Иосифа в Египет» (Быт.37:27–28). То есть, пока братья сидели и думали, сколько они заработают, тут рядом оказались мадианитяне15. Они увидели в колодце мальчика, караваны остановились, купцы пошли, продали Иосифа измаильтянам. Те, наверное, быстро поднялись – кто там будет разбираться, чей он? А братья остались ни с чем.

Некоторые отцы говорят: «А почему все-таки в богослужебных текстах, и в Библии их выставляют как людей, которые продали брата своего?» А потому, что пожелание и поступок – это очень близкие вещи. Они хотели на нем заработать, но у них не получилось даже этого, даже это у них не получилось! Но само их намерение продать брата, вменяется им в грех как будто они и продали его. Ибо намерение совершить грех, и есть уже сам грех (Мф.5:21–22, 28).

«Рувим же пришел опять ко рву (он идет ко рву, опережая братьев, пока они не встали, не вытащили и не продали Иосифа измаильтянам – а Иосиф-то уже давно с ними, среди аромата стираксы, ладана, корицы… – О. С.); и вот, нет Иосифа во рве. И разодрал он одежды свои, и возвратился к братьям своим, и сказал: отрока нет, а я, куда я денусь? И взяли одежду Иосифа, и закололи козла, и вымарали одежду кровью16; и послали разноцветную одежду, и доставили к отцу своему, и сказали: мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда, или нет» (Быт.37:29–32).

То есть, если следовать дословному смыслу Писания, то мадианитяне перехватили Иосифа, и не братья продали Иосифа измаильтянам, а именно мадианитяне.

Братья же были поставлены перед фактом, что они подставили брата под опасную ситуацию, посадили его в ров, кто-то его украл – только одежды остались у них на руках. И теперь им надо оправдываться. Они ничего не заработали, они заработали только Божье проклятие! «И послали разноцветную одежду, и доставили к отцу своему, и сказали…» – тоже непонятно: «послали разноцветную одежду»… Что, по почте послали, что ли? А потом пришли, рассказали? Да им стыдно было прийти к отцу с этими одеждами обмана!

И они все-таки сначала передали одежду, а потом пришли сами: «Мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда или нет». Он узнал ее и сказал: «Это одежда сына моего; хищный зверь съел его» (Быт.37:32–33) Вы видите, повторяется характеристика, которую они сами себе дали: «пойдем теперь, и убьем его, и бросим его в какой-нибудь ров, и скажем, что хищный зверь съел его»! И здесь теперь Иаков уже говорит: «хищный зверь съел его; верно, растерзан Иосиф» (Быт.37:33). Вот такая великая боль возникает в сердце человека, который хотел вести спокойный образ жизни. Помните, с чего мы начинали? Мы начинали с вами с того, что Иаков хотел поселиться – «лашевет» – оседло, осесть на земле. И как только верующий человек пытается обустроить себе какой-то микро-рай на земле, Бог вмешивается в эту ситуацию.

«И разодрал Иаков одежды свои, и возложил вретище на чресла свои, и оплакивал сына своего многие дни. И собрались все сыновья его и все дочери17 его, чтобы утешить его; но он не хотел утешиться и сказал: с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю» (Быт.37:34–35). Какое уж тут благополучие на земле! «Так оплакивал его отец его» (Быт.37:35).

Ну, вот, здесь немножко непонятно окончание: «Так оплакивал его отец его». Некоторые говорят: «Вот, все правильно. Написано, что сказал Иаков: «с печалью сойду к сыну моему в преисподнюю«» А вот дальше: «Так оплакивал его (кого «его»? – О. С.) отец его». Казалось бы, речь идет об Иакове и Иосифе. Но на самом деле – нет. Еще жив Исаак, Исаак, который духовно прозрел и отлично понимает, что с Иосифом все в порядке. Но он не может открыто это сказать своему сыну Иакову, и он оплакивает скорбь Иакова. Он знает, почему Бог послал ему эту скорбь! Тот решил хорошо пожить на земле. Но ему все равно горестно за своего сына. И слепой Исаак, который духовно прозрел, оплакивает Иакова, сына своего.

Но возникает вопрос: почему Господь не открыл пророку Иакову, что Иосиф жив? Отвечая на этот вопрос, Блаженный Феодорит, пишет: «… по предречению, какое было Аврааму, надлежало Иакову с детьми и с потомством переселиться в Египет. Но если бы знал он об Иосифе, то, без сомнения, послав выкуп, возвратил бы его в землю Ханаанскую. Посему то Бог оставлял Иакова сетующим, чтобы и домостроительство исполнить и жизнь его впоследствии соделать более приятною».

И последний стих: «Мадианитяне же продали его18 в Египте Потифару, царедворцу фараонову, начальнику телохранителей» (Быт.37:36). Здесь, скорее всего, произошел конфликт на границах с Египтом, и Иосиф из рук измаильтян опять переходит в руки мадианитян. Похоже, что по воле Бога он находился в руках измаильтян только потому, что они везли ладан. А то, что везли эти мадианитяне – это трудно себе даже представить, что они там такое везли! И «продали его в Египте Потифару, царедворцу фараонову, начальнику телохранителей».

О том, как сложится жизнь юного раба в этом оккультном мире Египта, с какими перипетиями он столкнется, будет ли он бегать за блудом, как наша молодежь, или, наоборот, бегать от блуда – об этом мы с вами узнаем на следующих наших беседах, если будем живы и Господь позволит. Я напоминаю: у нас новый цикл, который называется «Иосиф Прекрасный или проблемы большой семьи».

Спаси вас Христос!

Беседа вторая

Я рад всех вас видеть! Мы с вами расстались, когда говорили о том, как Иосиф был продан в рабство в Египет. И хотя в рабство его продали мадианитяне, передав измаильтянам, а есть версия, что он вообще четырежды перепродавался между кочевниками, измаильтянами и мадианитянами, сами братья хотели продать своего брата, и этот грех за ними сохраняется, хотя Господь так попустил, что они не успели его продать. Но в других текстах Бытия прямо говорится, что они его продали. То есть, Бог смотрит на наши намерения, а не на поступки. И если намерения дурные, и только какие-то обстоятельства не дают нам их осуществить, наказание все-равно рано или поздно настигнет.

И, казалось бы, эта интересная история с Иосифом требует продолжения, но совершенно неожиданно мы видим, что 38-я глава Книги Бытия как бы обрывает историю с Иосифом Прекрасным, и здесь далее рассказывается о патриархе Иуде, который отделился от своей старой семьи – от своих братьев – и решил создать свою собственную семью.

38-я глава начинается словами: «В то время Иуда отошел от братьев своих и поселился близ одного Одолламитянина, которому имя: Хира» (Быт.38:1). Что значит «отошел от братьев своих»? Есть две версии. Первая версия: братья не могли простить Иуде то, что он, будучи самым авторитетным из братьев, не настоял, чтобы Иосифа вернуть отцу. Он как бы согласился с тем, что не надо его убивать, лучше его продать. И Иуда не мог жить среди братьев, потому что братья увидели весь ужас ситуации, когда их отец Иаков сказал, что со скорбью он сойдет в могилу, и нет для него утешения. Конечно, для всех сыновей Иакова это была трагедия, они поняли, что совершили что-то ужасное, и им надо было найти крайнего. И возможно, что таким крайним они как раз увидели Иуду, который был самый авторитетный из них. И Иуда не смог жить среди братьев, ему было стыдно смотреть в глаза отца, которого они обманули, когда «прислали» разноцветные одежды Иосифа, испачканные в крови козленка, и сказали: «Мы это нашли; посмотри, сына ли твоего эта одежда или нет».

Есть и другое истолкование: возможно, Иуда не захотел находиться в сообществе таких братьев, которые могут делать заговор против брата. Если они погубили юного Иосифа, то тем более у них может появиться зависть к Иуде, и они могут замыслить против него какое-нибудь зло.

В принципе, приемлемо и первое, и второе истолкование. Но фактом является то, что Иуда отошел от братьев своих, поселился «близ одного Одолламитянина, которому имя: Хира. И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина, которому имя: Шуа19; и взял ее и вошел к ней». (Быт.38:1–2). Вот это немножко непонятная ситуация: Иуда – это тот самый человек, от семени которого произойдет по плоти Господь наш Иисус Христос, от него произойдут все цари Израиля, – и вдруг он берет себе в жены хананеянку! Мы же с вами помним, как Авраам был против того, чтобы его сын Исаак женился на хананеянках, и как Авраам с Саррой переживали, когда Измаил приводил хананеянок домой. И конечно, Иуда это знал!

Есть истолкование, что в самом выражении: «И увидел там Иуда дочь одного Хананеянина» – имеется в виду не хананеянин в смысле национальности, а некий купец, который жил в Ханаане и назывался хананеянином чисто по территориальному признаку. Как про американцев говорят: «Это американец». А если мы хотим уточнить, нам говорят: «Этот итальянского происхождения, этот – афроамериканец, этот – русского происхождения…» Возможно, так.

Но я бы считал, что в действительности Иуда женился на настоящей хананеянке, потому что последствия этого брака будут очень тяжелые, ужасные. И Господь будет пресекать эту связь, чтобы выстроить более правильную, чистую линию, потому что Мессия – Христос должен произойти от крови, которая связана с Авраамом. Она может быть связана с Симом, но связь с хананеянами… И то, что Иуда добровольно на это пошел – в это трудно поверить! Впрочем, в родословии Иисуса Христа есть моавитяне – это Руфь Моавитянка, – и возможно, что Фамарь, на которой все-таки женится патриарх Иуда, была хананеянка. Но есть и другая точка зрения.

Итак, Иуда отделяется от братьев. Он увидел дочь одного хананеянина, которому имя Шуа, взял ее и вошел к ней. То, что ее имя не называется, свидетельствует о том, что она была неугодна Богу, и вообще этот брак был неугоден Богу. «Она зачала и родила сына; и он нарек ему имя: Ир20. И зачала опять, и родила сына, и нарекла ему имя: Онан21. И еще родила сына [третьего] и нарекла ему имя: Шела22. Иуда был в Хезиве, когда она родила его» (Быт.38:3–5).

Зачем здесь дополнение: «Иуда был в Хезиве, когда она родила его»? Возможно, это связано с тем, что слово בִכְזִיב «Хезив» – на иврите – от слова «лож», «разочарование» – намек на то, что сыновья Иуды, включая Шелу, – бесполезные поколения, не могущие продолжить и распространить себя в детях (потомках).

Итак, у Иуды три сына от этой хананеянки (в кавычках или без): это Ир, Онан и Шела. Казалось бы, большая семья, есть перспективы роста, все нормально. Но угодно ли это Богу, если Господь уже определил, что от Иуды, от его потомков выйдет Мессия и цари Иудеи?

И мы читаем далее: «И взял Иуда жену Иру, первенцу своему; имя ей Фамарь23» (Быт.38:6). Некоторые истолкователи говорят, что Фамарь была хананеянка, но есть очень древнее предание, что Фамарь являлась принцессой Иерусалима, и она была родственницей Мелхиседека, царя Салима, будущего города Иерусалима. А Мелхиседек, по истолкованию блаженного Иеронима Стридонского и преподобного Ефрема Сирина, – это тот самый Сим, один из сыновей Ноя, родоначальник семитской расы.

Возможно, что действительно она была принцесса, и именно семитского происхождения, без хананеянской крови. Но высказываются и другие предположения, что она могла быть хананеянкой. Наша задача исследовать, по возможности, все истолкования, которые мы сможем обнаружить.

И мы видим, что Иуда поступает очень разумно: он женит своего сына Ира на Фамари. То есть, ранние браки приветствовались в те времена. Потому что, когда молодые люди вступают в ранние браки, то эти браки спасают их от блуда и осквернения. И вы знаете, что на Руси ранние браки были очень распространены: когда девушка могла выйти замуж в четырнадцать лет, юноша в пятнадцать, шестнадцать лет.

Иуда нашел жену для своего первенца, но далее мы читаем: «Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь» (Быт.38:7). Забегая вперед, скажем, что Онана тоже умертвит Господь, но в случае с Онаном его грех назван: он, входя в шатер, изливал семя на землю. А грех Ира не называется. И есть такое истолкование, что грех Ира был хуже, чем грех Онана; некоторые истолкователи говорят, что он вообще был не склонен любить женщин.

Но есть и другое истолкование: Ир не хотел, чтобы его жена, красавица принцесса Фамарь, забеременела, потому что думал, что беременность испортит ее красоту. И вот на этом истолковании мы остановимся – оно более подходит к нашим временам. Сейчас многие женщины отказываются зачинать и иметь детей, потому что они думают, что беременность испортит их красоту, они хотят сохранить свою фигуру, чтобы выглядеть красивыми. И вы знаете, что у Ламеха было две жены: Ада и Цилла – одна была для чадородия, а другая для блуда. Так делали древние допотопные люди. Они имели одну жену, которая была нелюбима, для чадородия, а другая была для плотских утех. Хотя у Ламеха так получилось, что и та, и другая принесли ему детей.

Итак, Ир хочет, чтобы его жена сохраняла красоту для него, чтобы ее фигура не испортилась от беременности. Но это неугодно Господу, это грех, очень серьезный грех! Когда в Священном Писании говорится о семени верующих людей, то оно неоднократно называется «святым» (1Ездр.9:2), потому что в мужском семени живительная сила. И Иоанн Златоуст называет грех рукоблудия «беззаконным расточением семени». Это дар жизни – то, что мужчина имеет семя. А Ир думает о фигурке своей принцессы из Иерусалима, он хочет, чтобы она сохраняла свою красоту и чтобы беременность ее не испортила. И это весьма ошибочная точка зрения, ибо сказано в Писании: «жена… спасется через чадородие, если пребудет в вере и любви и в святости с целомудрием» (1Тим.2:14–15), и беременная женщина – это и есть настоящая женская красота!

Мы сейчас живем в обществе, где очень много женщин для блуда, а не для чадородия. И они, эти женщины, всё делают для того, чтобы их фигура была как можно более тощей. Этакие узкобедрые шлюшки голливудского образца. В свое время царь Петр I, узнав, что русские женщины стали гнаться за французскими стандартами и делать тесные корсеты, запретил их, эти корсеты, своим императорским указом. Он сказал: «Нам нужны женщины с широкими бедрами, чтобы они хорошо рожали сыновей, которые станут солдатами в нашей империи».

Но идеалы в современной России, увы, не соответствуют воле Бога, и многие женщины настолько себя изнуряют голодом, чтобы под голливудские стандарты подходить, что это даже превращается в некую болезнь. Некоторые из них даже умирают от голода, от анорексии! Но они не могут остановиться! И есть целая система психологической и медицинской реабилитации таких женщин для блуда, чтобы они все-таки пришли в себя, стали бы питаться, чтобы были нормальные груди, которые могут кормить детей, нормальные бедра, чтобы легко рожать.

Итак, Господу было неугодно то, что делал Ир, оберегая свою жену от беременности. Некоторые молодые люди говорят: «Мы еще не обустроились, чтобы нам заводить ребенка!» Сама постановка вопроса «завести ребенка» – как будто это какая-то зверюшка – это дикость! Высокое назначение брака – чадородие. Первая заповедь, ниспосланная роду человеческому: «Плодитесь и размножайтесь и наполняйте землю!» (Быт.1:28). Если бы было сказано: «Плодитесь», то, как мною уже было ранее сказано, достаточно было бы иметь двух детей. Но если сказано: «Плодитесь и размножайтесь», то должно быть больше двух: три, четыре, пять, шесть, семь – сколько Господь пошлет! Поэтому Господь всегда повторяет, когда устанавливает эту заповедь вновь и вновь, как Адаму Он ее дал, так и людям после Потопа Он ее дал: «Плодитесь и размножайтесь!»

Сейчас говорят о перенаселении земного шара. Но в действительности на земном шаре может проживать до 20 миллиардов человек, как учат ученые-христиане, если бы не было этой эгоистической экономической системы, бизнеса, который замкнут сам на себя. Эти банкиры подвели в глобальном масштабе всю планету под экономический кризис только из-за своих банковских спекуляций. Земля может кормить огромное количество людей! Если бы не было этих посредников между товаром и капиталом, которые обогащаются только за счет спекуляций, то люди жили бы прекрасно.

К сожалению, у нас поддерживают этих банкиров. Когда начался социально-экономический кризис, то власти сказали: «Надо помогать большим банкам!» Мало того, что эти банки подставили трудящихся нашей страны, им стали помогать в первую очередь. Они взяли деньги и еще ничего не вернули государству. Поэтому надо четко понять, что в мире у власти находятся не политики, а представители банковской системы и транснациональных корпораций. Все эти президенты Америки, других стран – они представляют бизнес разных уровней, транснациональные корпорации, банковские системы… В настоящее время Международный банк уже участвует во всех переговорах, где собираются политики-марионетки, которые выглядят как президенты. Сказано, о кризисе последних дней: «Горе вам, прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле. В уши мои сказал Господь Саваоф: многочисленные домы эти будут пусты, большие и красивые – без жителей» (Ис.5:8–9).

Итак, «Ир, первенец Иудин, был неугоден пред очами Господа, и умертвил его Господь. И сказал Иуда Онану: войди к жене брата твоего, женись на ней, как деверь, и восстанови семя брату твоему» (Быт.38:7–8). То, что говорит Иуда, соответствует Моисееву закону! По закону Моисея, если умирает старший брат, но не остался ребенок после него, то следующий, младший брат, должен взять вдову и родить от нее ребенка. Но этот ребенок не будет считаться ребенком младшего, он будет считаться ребенком покойного и носить его имя (Втор.25:5–6). Имя покойного брата будет как бы сохранено, потому что в тогдашнем понимании бездетный – это то же самое, что и мертвый. Помните, как Рахиль говорила: «дай мне детей, а если не так, я умираю» (Быт.30:1)? «Иначе я как покойница! Что это: я живу, а детей нет?!» Жизнь – она должна продолжаться! Бог сказал: «Плодитесь и размножайтесь!»

Но как ведет себя Онан? «Онан знал, что семя будет не ему (то есть, если ребенок родится от Фамари, то он не будет считаться ребенком Онана, он будет считаться ребенком Ира. – О. С.), и потому, когда входил к жене брата своего, изливал [семя] на землю, чтобы не дать семени брату своему» (Быт.38:9). Своим именем Онан дает название греху рукоблудия, который иначе называется «онанизм». «Зло было пред очами Господа то, что он делал; и Он умертвил и его» (Быт.38:10).

Видите, как Господь устраняет ханаанскую кровь, этих детей, рожденных от безымянной ханаанки, имя которой даже не приводится? Двое умерли. Фамарь же, как мы с вами уже установили, по древним преданиям, – потомок Мелхиседека из дома Сима. «И сказал Иуда Фамари, невестке своей [по смерти двух сыновей своих]: живи вдовою в доме отца твоего (то есть он ее как бы отгоняет в дом ее отца. – О. С.), пока подрастет Шела, сын мой. Ибо он сказал [в уме своем]: не умер бы и он подобно братьям его. Фамарь пошла и стала жить в доме отца своего» (Быт.38:11).

Кто-то может задать вопрос: а зачем нам изучать историю этой Фамари? Фамарь – это праматерь Иисуса Христа! Так же, как и других праматерей со сложными судьбами, таких, например, как Руфь, Вирсавия, мы эту линию чтим. В Рождественские дни как раз вспоминается родословие Иисуса Христа, потому что до Рождества Христова происходила вот эта самая брань – чтобы чистая кровь не смешивалась с нечистой кровью! А если смешение допускалось, то при приоритете религиозных ценностей: как, например, моавитянка Руфь – она приняла веру своей свекрови, прошла гиюр, как это называется в еврейской традиции, и стала духовной дочерью Авраама.

Иуда боится, что, если он и Шелу приведет к Фамари, – а Шела, к тому же, еще не подрос, – он тоже может умереть! Иуда начинает догадываться, что он сделал что-то совершенно неправильное: зачем он женился на хананеянке?! Когда в ваши квартиры приводят этих хананеянок, задумайтесь – зачем, для чего они нужны? Как-то меня пригласили в один дом, там один верующий юноша взял неверующую невесту. Я ему говорю: «Зачем она тебе нужна?» Он говорит: «Батюшка, а разве вы не знаете, зачем они нужны?» Я говорю: «Я не в этом смысле! Нельзя строить семейную жизнь только на сексуальном чувстве. Здесь должна быть гармония духа, души и тела – тогда будет счастье! Зачем она тебе нужна?»

И вот Фамарь пошла и стала жить в доме отца своего. Конечно, Фамари было обидно, но Бог уже избрал эту принцессу Иерусалима, она должна стать праматерью Мессии. И как это произойдет – Господь уже усмотрел.

Теперь опять вернемся к Иосифу. История об Иосифе Прекрасном прерывается рассказом о событиях, о которых мы сейчас говорим. Почему? Потому что Иосиф окажется при дворе фараона, а фараоны будут угнетать Богом избранный народ. И прежде чем Библия перейдет к повествованию об угнетателях, она говорит нам о тех событиях, в результате которых родится Христос – Избавитель от всех угнетателей, ибо говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Мф.11:28). Библия дает надежду: фараон как бы еще не появился на горизонте библейского повествования, но уже говорится о том, что придет Тот, Который сокрушит всех угнетателей, всех этих банкиров, всех дельцов, зарабатывающих себе деньги на чужом поте, на чужой крови. Господь их сокрушит, и у пророка Исаии сказано, что они бросят своих идолов – эти свои банки и копорации – летучим мышам! А сами будут прятаться в бомбоубежищах – Исаия не знал этого слова «бомбоубежище», он говорит: «в расселины гор» (Ис.2:20–21), когда вся эта лукавая система будет рушиться.

Далее мы читаем: «Прошло много времени, и умерла дочь Шуи, жена Иудина» (Быт.38:12). Смотрите, когда Иуда женится – ее имя не называется, когда она умирает – ее имя тоже не называется. Бесполезное поколение, смысла в нем нет! Иуда стал вдовцом…

«Иуда, утешившись, пошел24 в Фамну к стригущим скот его, сам и Хира, друг его, Одолламитянин» (Быт.38:12). Он перестал плакать, соблюл траур – в древние времена это было тридцать дней. «И уведомили Фамарь, говоря: вот, свекор твой идет в Фамну стричь скот свой. И сняла она с себя одежду вдовства своего (она ходила в одежде вдовы, потеряв двух мужей, Ира и Онана. – О. С.), покрыла себя покрывалом и, закрывшись, села у ворот Енаима25, что на дороге в Фамну. Ибо видела, что Шела вырос, и она не дана ему в жену» (Быт.38:13–14). Иуда увидел, что сидит какая-то женщина с замотанным лицом: «И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое. [И не узнал ее.]» (Быт.38:15). Он подумал, что это проститутка сидит, потому что она закрыла свое лицо. В те древние времена проститутки были стыдливые, и они не выставляли свои лица напоказ, они прятались, заматывали тряпками свое лицо. Это сейчас они стоят на трассах, у них все открыто, и не только лицо! Смотрите, все: вот они стоят, ждут…

«И увидел ее Иуда и почел ее за блудницу, потому что она закрыла лице свое» – то есть они как паранджу какую-то носили, им было стыдно, стыд был! «Он поворотил к ней и сказал: войду я к тебе» (Быт.38:16). Ну, он вдовец, траурные дни прошли, и он решил войти к ней. «Ибо не знал, что это невестка его». А она скрывает, потому что он ее обманул, он должен был Шелу привести к ней, но он этого не сделал. «Он поворотил к ней и сказал: войду я к тебе. Ибо не знал, что это невестка его. Она сказала: что ты дашь мне, если войдешь ко мне? Он сказал: я пришлю тебе козленка из стада [моего]. Она сказала: дашь ли ты мне залог, пока пришлешь? Он сказал: какой дать тебе залог? Она сказала: печать твою, и перевязь твою, и трость твою, которая в руке твоей. И дал он ей и вошел к ней; и она зачала от него» (Быт.38:16–18).

Он дал печать – печать была на кольце, она как бы сама себя обручила с ним. Он дал печать, перевязь, трость – символы его власти, и она зачала от него. Для нас эта история интересна тем, что Матфей называет имена только четырех женщин в родословии Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова. И там имя Фамарь присутствует, хотя у иудеев не принято имена женщин вставлять в родословные. Зачем Матфей эти имена вставил? Мы уже с вами об этом говорили. Он приводит имена Фамари, Руфи, Раав и Вирсавии. Все эти четыре женщины допустили сексуальную нечистоту! И здесь – грех кровосмешения!

Матфей имена эти вставил для того, чтобы показать, что по Божеству Господь входит в родословие, по человечеству выходит из него, из родословия, которое было замутнено грехами. Раав была проституткой из Иерихона, Фамарь совершает грех кровосмешения с тестем, Руфь была моавитянка – попытка кровосмешения, Вирсавия – прелюбодеяние при живом муже! Матфей специально обращает наше внимание, разворачивает от благочестивых женщин Ветхого Завета, таких, как Сарра, на этих сложных женщин. Для чего? Чтобы показать: если Господь не погнушался такого родословия, Он не погнушается и нас с вами, несмотря на нашу замутненность, несмотря на нашу нечистоту! Это имеет глубокий смысл. И когда вы на Рождество будете слушать родословие Иисуса Христа и услышите имя Фамарь, вы уже будете знать, кто такая Фамарь и через что ей пришлось пройти!

Далее мы читаем про Фамарь: «И, встав, пошла, сняла с себя покрывало свое (покрывало, которое носили блудные женщины. – О. С.) и оделась в одежду вдовства своего» (Быт.38:19). Мол, она ничего не нарушала! Это он (Иуда) ее обманул: должен был дать ей Шелу и не дал!

«Иуда же послал козленка чрез друга своего Одолламитянина, чтобы взять залог из руки женщины, но он не нашел ее. И спросил жителей того места, говоря: где блудница, которая была в Енаиме при дороге? Но они сказали: здесь не было блудницы. И возвратился он к Иуде и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: здесь не было блудницы» (Быт.38:20–22). Иуда руководил всеми братьями, когда, обманывая отца Иакова, они взяли козленка, зарезали его, кровью намазали одежды Иосифа. И теперь через козленка же он сам обманут! Обманщик всегда будет обманут. Любой грех уже содержит в себе семена наказания, которое будет за этот грех. И здесь тоже появляется козленок: его обманули! Он остается без печати, без пояса, без своего посоха, без своего жезла оказался он, как голый! У него нет теперь символов его достоинства – что цари от него должны произойти!

«И возвратился он к Иуде и сказал: я не нашел ее; да и жители места того сказали: здесь не было блудницы». Там действительно не было блудницы! Там была обманутая женщина, с которой он должен был поступить правильно. «Иуда сказал: пусть она возьмет себе, чтобы только не стали над нами смеяться; вот, я посылал этого козленка, но ты не нашел ее» (Быт.38:23). Ему стыдно! А ей не было стыдно? Шела вырос, а она ходит в одеждах вдовства! Теперь очень стыдно стало Иуде, потому что, если все узнают, что он пошел к какой-то блудной женщине и священную печать, жезл власти своей, пояс, которым чресла препоясываются, оставил ей! Все будут смеяться над ним так же, наверное, как на Фамарь показывали пальцем и говорили: «Вот она, смотрите, ходит! Ей обещали третьего мужа. Она ждет уже третьего мужа! Какая ненасытная!» Всё, что угодно могли говорить, а она ходила в черных одеждах, как монашка, она ходила во вдовстве. Но она была уже беременная!

«Прошло около трех месяцев, и сказали Иуде, говоря: Фамарь, невестка твоя, впала в блуд, и вот, она беременна от блуда. Иуда сказал: выведите ее, и пусть она будет сожжена» (Быт.38:24). Что за странное наказание? Оказывается, такое наказание было только для женщин из очень благородных семей, или дочь священника26, каковым и был Мелхиседек. Она была принцесса, и Иуда предположил, что она впала в блуд, таким образом оскорбив, опозорив весь дом Мелхиседека – Сима, и она заслужила сожжения живьем!

«Но когда повели ее, она послала сказать свекру своему: я беременна от того, чьи эти вещи. И сказала: узнавай, чья эта печать и перевязь и трость» (Быт.38:25). Опять это слово «узнавай»! Когда братья принесли одежду Иосифа, испачканную в крови козленка, они сказали отцу: «Узнавай! Может быть это твоего сына?» А теперь он сам должен узнавать.

«Иуда узнал и сказал: она правее меня, потому что я не дал ее Шеле, сыну моему. И не познавал ее более» (Быт.38:26). То есть, он понял, что это была как бы вынужденная ситуация – потом как с женой он с ней не жил. «Во время родов ее оказалось, что близнецы в утробе ее (Вот сейчас будет очень интересная духовная информация! – О. С.). И во время родов ее показалась рука [одного]; и взяла повивальная бабка и навязала ему на руку красную нить, сказав: этот вышел первый. Но он возвратил руку свою; и вот, вышел брат его. И она сказала: как ты расторг себе преграду? И наречено ему имя: Фарес» (Быт.38:27–29). От Фареса будет происходить по плоти Господь наш Иисус Христос! Имя פָּרֶץ Фарес (Перец) означает «преграда». «Потом вышел брат его с красной нитью на руке. И наречено ему имя: Зара» (Быт.38:30). זָרַח Зара (Зерах) означает «восток».

Итак, первый руку высунул Зара, и ему повязали красную нить. Иероним Блаженный пишет: «Первыми были иудеи, но они виновны в крови Сына Божьего, поэтому их первенство отвергнуто». Красная нить была навязана на Зару, имя, которого означает «восток». Восток не принял Иисуса Христа как Мессию. А Фарес как бы отодвигает Зару – Восток, он символизирует собой народы Запада, которые уверовали во Иисуса Христа как в истинного Мессию! Это греки, римляне, это представители племен, произошедших от Иафета, которые стали христианскими народами великой Европы. Это и Россия, также произошедшая от Иафета по плоти. Иероним Стридонский пишет: «Что можно сказать о Фамари, которая родила двух младенцев-близнецов, Зару и Фареса, при рождении которых стена отчуждения разделила два народа, и перевязанная красной нитью рука уже тогда запятнала совесть иудеев страданиями Христа, когда они кричали «кровь Его на нас и на детях наших»?» Вот такая удивительная история, которая некоторым образом входит в историю о Прекрасном Иосифе, но является таинственной и нуждается в духовном истолковании. А сейчас мы возвращаемся к Иосифу.

Мы помним, что юного Иосифа продали в Египет в рабство. Один из древних истолкователей говорил, что его продали – он был очень молодой, очень красивый – для блуда, чтобы торговать им в публичном доме в Египте. Но Господь позаботился об Иосифе. Мы читаем 39-ю главу: «Иосиф же отведен был в Египет, и купил его из рук Измаильтян, приведших его туда, Египтянин Потифар, царедворец фараонов, начальник телохранителей» (Быт, 39, 1). В конце 37-й главы мы видим, что он был в руках мадианитян, а здесь он уже находится в руках измаильтян. То есть, его перепродавали – говорят, что до четырех раз. И вот он не попал в публичный дом, его купил египтянин Потифар, царедворец фараонов, начальник телохранителей, то есть очень богатый человек, приближенный к фараону.

«И был Господь с Иосифом (Господь не оставляет Иосифа, хотя он и в рабстве! – О. С.): он был успешен в делах и жил в доме господина своего, Египтянина» (Быт.39:2).

Знаете, вот эти две истории: история про Иуду, который решил свое вдовство утешить с проституткой, и поведение Иосифа, как он будет себя вести в доме царедворца, – это две противоположности. Нам дается два образа: в одном случае – обман, блуд и только потом раскаяние. Но к чести Иуды надо сказать, что Иуда сознался: ведь Фамарь никому бы не рассказала, что произошло, она только ему послала эти самые вещи, она не хотела позорить свекра. А он сознался! Почему он сознался? Истолкователи говорят: потому что он боялся наказания в будущей жизни больше, чем стыда в этой жизни. Он сделал правильный вывод.

А теперь история Иосифа: он в этом блудилище, в Египте оказался. О Египте же пророки говорят такие грубые слова: египтяне, как ослы, похотливы на разврат (Езк. 23, 8). И вот Иосиф оказался в этом оккультном центре. «И был Господь с Иосифом» – Господь этого юношу не оставляет! «Он был успешен в делах и жил в доме господина своего, Египтянина. И увидел господин его, что Господь с ним27, и, что всему, что он делает, Господь в руках его дает успех» (Быт.39:2–3). Как понять «в руках его дает успех»?

Есть такая легенда: «Потифар говорит Иосифу: «Подай мне горячий напиток!» Он ему наливает горячий напиток, подает. А Потифар любил забавляться с рабами, он говорит: «Нет, дай мне холодный!» А Иосиф говорит: «А он уже остыл. Посмотри, он уже холодный.» – «Нет! Дай мне вина!» – «А я тебе дал уже вино. Вот оно, прохладное, пей!» И действительно: все, что он делал – «Господь дает в руках его успех»! И хозяин не мог понять, какой же расторопный этот юноша Иосиф!»

«И снискал Иосиф благоволение в очах его (Потифара. – О. С.) и служил ему. И он поставил его над домом своим, и все, что имел, отдал на руки его» (Быт.39:4).

Истолковывая слова: «И он поставил его над домом своим», Златоуст, пишет: «Так всегда угодно Богу – не удалять от опасностей людей добродетельных и не освобождать их от искушений, а в самих искушениях являть им такую Свою помощь, чтобы и сами искушения делались поводом к торжеству. Поэтому и блаженный Давид говорил: «в тесноте Ты давал мне простор» (Пс.4:1). Ты говорит, не отдалил скорби, не дал мне покоя, освободив от нее, но – что дивно и необычайно – среди самих скорбей привел в безопасность».

Потифар видел, что юноша так может всё организовать, что для хозяина уже всё есть, что хозяину уже не нужно думать о доме – только ходи на работу, получай зарплату, а Иосиф всё устроит.

«И с того времени, как он поставил его над домом своим и над всем, что имел, Господь благословил дом Египтянина ради Иосифа, и было благословение Господне на всем, что имел он в доме и в поле [его]» (Быт.39:5). Всем уже распоряжался Иосиф! И тем, что в доме, и тем, что в поле, и тем, что на стол предложить…

«И оставил он все, что имел, в руках Иосифа и не знал при нем ничего, кроме хлеба, который он ел…» (Быт.39:6). Это образное выражение: хлеб-то все равно приходится брать со стола и есть своими руками. А Иосиф всё остальное решал, решал все проблемы Потифара. «…Иосиф же был красив станом и красив лицем» (Быт.39:6).

Зачем Библия дает нам такое уточнение? Потому что сейчас мы увидим, как красота бывает зоной риска. Если девицы красивы, юноши красивы – у них могут быть проблемы. Иосиф действительно был прекрасен. Прежде всего, он был прекрасен в душе своей, но и внешне «красив станом и красив лицем». Здесь это подчеркивается!

Библия учит, что внешний вид может являться отражением внутреннего. Сказано: «Выражение лиц их свидетельствует против них, и о грехе своем они рассказывают открыто… » (Ис.3:9). То есть, своим видом грешник может свидетельствовать о своем грехе, более чем сотня обвинителей.

«И обратила взоры на Иосифа жена господина его и сказала: спи со мною» (Быт.39:7). Жена Потифара говорит: «спи со мною»! «Но он отказался и сказал жене господина своего: вот, господин мой не знает при мне ничего в доме, и все, что имеет, отдал в мои руки; нет больше меня в доме сем; и он не запретил мне ничего, кроме тебя, потому что ты жена ему; как же сделаю я сие великое зло и согрешу пред Богом?» (Быт.39:8–9).

Она говорит: «Спи со мной, ложись со мной!» – «Как я буду грешить пред Богом?»

Помните, в житии Исаака Сирина рассказывается, как к нему в гостиницу пришла блудница? Она увидела красивого монаха, Исаака Сирина и узнала, в каком номере он остановился, пришла к нему и говорит: «Ляг со мной!» А он говорит: «Хорошо, я с тобой лягу, только не здесь». Она говорит: «А где?» – «Пойдем!» – он взял ее за руку, вывел на городскую площадь, где много народа ходило, и говорит: «Давай здесь ляжем!» Она говорит: «Да ты что? Тут народу-то сколько!?» А Исаак Сирин отвечает: «Ты народа боишься, а я Бога боюсь, Который Вездесущий! Ты каких-то людей стыдишься – они такие же блудники, эти люди все! Вон, смотри, выражение лиц их свидетельствует об их грехах! А я Бога боюсь!»

И вот Иосиф Прекрасный был богобоязненным юношей, он понимал, что он не может сделать великое зло и согрешить пред Богом. Он, прежде всего, о Боге думает! И о Потифаре, конечно, он имеет рассуждение, потому что этот человек все ему отдал, кроме жены.

«Когда так она ежедневно говорила Иосифу (она каждый день приставала к нему! – О. С.), а он не слушался ее, чтобы спать с нею и быть с нею, случилось в один день, что он вошел в дом делать дело свое, а никого из домашних тут в доме не было» (Быт.39:10–11). Куда же они все делись-то? Это же крупный царедворец, у него много слуг! Есть истолкование, что был религиозный праздник, и все пошли на реку Нил – египтяне обожествляли реку Нил, – а она осталась дома, сказалась больной. Иосиф же не пошел, потому что это языческий праздник! Как это река может быть «божественной»? Есть на Небе Тот, Который создал все водоемы, все реки, все озера, все колодцы, всё создал, все источники вод. Это Бог! Ему надо служить!

Существует очень древнее предание (оно даже оказалось записанным у мусульман в Коране), что жена Потифара всем своим подружкам-соседкам говорила: «Я без ума от этого Иосифа – он такой красивый!» А ей подружки говорили: «Найди себе красавца свободного, зачем тебе с этим рабом связываться?» И тогда она решила показать, какой он красивый. Она пригласила всех этих подружек к себе домой, дала им покушать цитрусовые фрукты и каждой – ножик: режьте эти цитрусовые и кушайте! И в тот момент, когда они резали для себя фрукты, она крикнула: «Иосиф, зайди, пусть на тебя посмотрят!» И он зашел – он был действительно такой красивый, что эти женщины себе руки порезали! Они растерялись, но руки продолжали резать эти фрукты, вот и поранились. Они сказали: «Да, он действительно такой красивый. Надо же! А вроде, из евреев каких-то…» – то есть все они были поражены его красотой!

И вот она, казалось бы, достигла цели: все пошли на праздник прославлять «божественную» реку, и дома никого не было. Он пришел по своим делам в дом, а «она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мной» (Быт.39:12). Вы знаете, вот если современного мужчину схватить за одежду, если какая-нибудь женщина схватит его за пиджак, он может из пиджака своего выскользнуть и убежать в рубашке. Даже если она за рубашку схватится, у него там еще и майка есть. А в древнем Египте люди ходили как? Они брали одну ткань, опоясывались ею вокруг, закрепляли на поясе, а если это была длинная ткань, так еще кусочек через плечо пускали. И всё. Если тебя схватили за такую одежду, то тебе надо выбирать: или согласиться на то, что от тебя требуют, или голым убежать.

Но Иосиф – это был человек, который в отличие от современной молодежи не бегал за блудом, а бегал от блуда! Вот отличие этого героя веры, этого прекрасного духом и телом гармонично развитого человека! «Она схватила его за одежду его и сказала: ложись со мной. Но он, оставив одежду свою в руках ее, побежал и выбежал вон» (Быт.39:12). А Иуда увидел: женщина вся закутана в одеждах и сразу подумал о чем? О блуде!

«Она же, увидев, что он оставил одежду свою в руках ее и побежал вон, кликнула домашних своих (они, наверное, уже возвращались с праздника, потому что выше сказано, что никого не было. – О. С.) и сказала им так: посмотрите, он привел к нам Еврея28 ругаться над нами. Он пришел ко мне, чтобы лечь со мною, но я закричала громким голосом (и это достоверно: она одежду держит в руках, а Иосиф, бедненький, там голый где-то прячется! – О. С.), и он, услышав, что я подняла вопль и закричала, оставил у меня одежду свою (мол, специально уже разделся и стоит в таком виде! – О. С.), и побежал, и выбежал вон. И оставила одежду его у себя до прихода господина его в дом свой» (Быт.39:13–16). Его начинают ловить домочадцы: где он!? Это же очень достоверно: он же голый совершенно! Это была трагедия для него.

«И пересказала ему (мужу, Потифару – О. С.) те же слова, говоря: раб Еврей, которого ты привел к нам, приходил ко мне ругаться надо мною [и говорил мне: лягу я с тобою] (здесь как раз слово לְצַחֶק «ругаться» – «лецахек», от «мецахек», то есть издеваться, заигрывать. – О. С.), но, когда [услышал, что] я подняла вопль и закричала, он оставил у меня одежду свою и убежал вон» (Быт.39:17–18). Зло – оно банально, поэтому она свою историю повторяет. Любая клевета банальна: если клевещут на человека, то говорят точно одно и то же, потому что зло ограничено, здесь нет творческого начала.

Святой Кирилл Александрийский, писал: «Такова всегда жизнь святых. Поэтому против них строили козни и клеветали те, кто привык считать решивших жить во Христе невыносимыми, так что они подвергались искушениям и оказывались узниками. Но они помнили Христа, говорившего: «Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а поскольку вы не от мира, потому ненавидит вас мир» (Ин.15:19), – так и эта похотливая женщина ненавидела Иосифа»29.

И вот она мужа уже убеждает, что так и произошло. «Когда господин его услышал слова жены своей, которые она сказала ему, говоря: так поступил со мною раб твой, то воспылал гневом» (Быт.39:19). Казалось бы, логично было бы предположить, что он воспылал гневом на Иосифа, который голый там бегал; его, конечно, поймали в таком виде, привели: «Вот твоя одежда, срамник, что ты голый-то бегаешь?! Распалился-то как!» А он бегал не за блудом – он бегал от блуда! И он испытывает стыд, но его стыд отличается от стыда Иуды патриарха. Тот стыдился, но все-таки преодолел свой стыд, а Иосиф… Что он скажет?! Эти люди ему не поверят, потому что они живут по закону греха, для них блуд – это норма, для них молодой человек – это тот, кто ищет блуд, бегает за блудом. И если кто-то скажет, что молодой человек убегает от блуда – такого, конечно, не бывает. Но Иосиф как раз был таким человеком, потому что он был верующий!

И есть истолкование, что Потифар воспылал гневом на свою жену, потому что он, общаясь с Иосифом, понял, что это особый человек. Но тут же он понял, что ему не уберечь Иосифа, если он будет оставлять его дома с такой женой. И он решил: так как он начальник тюрьмы, взять его лучше к себе – пусть лучше Иосиф будет находиться при нем в тюрьме, чем находиться на свободе рядом с такой блудливой женщиной!

«И взял Иосифа господин его и отдал его в темницу, где заключены узники царя» (Быт.39:20). Вот свидетельство тому, что я сказал. Не просто к каким-то рабам бросили, а где были узники царя. А что значит «узники царя»? Сегодня царь посадил, а завтра простит, и опять он будет с ним рядом. Таких узников содержали очень хорошо. Иосиф оказался в такой привилегированной «зоне». «И был он там в темнице» (Быт.39:20).

И опять говорится: «И Господь был с Иосифом» (Быт.39:21) – Бог не оставляет этого человека! Потому что этот юноша верил Господу, и Господь его не оставляет. «И Господь был с Иосифом, и простер к нему милость30, и даровал ему благоволение в очах начальника темницы. И отдал начальник темницы в руки Иосифу всех узников, находившихся в темнице, и во всем, что они там ни делали, он был распорядителем. Начальник темницы и не смотрел ни за чем, что было у него в руках, потому что Господь был с Иосифом, и во всем, что он делал, Господь давал успех» (Быт.39:21–23).

Вот две истории, два сексуальных скандала. Один случай, когда женщина вынуждена была пойти на то, на что она пошла, и другой случай: целомудренный молодой человек знает, что Бог вездесущ и не хочет совершать преступление пред глазами Бога. И он оказался в тюрьме. Но даже в тюрьме он оказался не просто среди каких-то бродяг, а там, где сидели царские узники, узники фараона. И его поставили в тюрьме руководить всем: кого кормить, кого в какое время выводить на прогулку – он за все там отвечает. И Господь был с ним.

А о том, как сложится судьба Иосифа в Египте, как он поможет своим братьям, что будет происходить потом, мы будем беседовать в следующий раз, если будем живы и Господь позволит. Помолимся, братья и сестры. Спаси вас Христос!

Беседа третья

Итак, сегодня мы продолжаем с вами наши занятия. И как на прошлой беседе мы делали отступление и говорили о поступке Иуды, связанном с Фамарью, так и сегодня мы начнем беседу с 34-й главы, где говорится о том, как Сихем, сын Еммора, обесчестил Дину, дочь Иакова.

«Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той» (Быт.34:1). Дине по преданию было девять лет, когда она вышла посмотреть «на дочерей земли той». Она проявляет любопытство, свойственное молодым людям, детям, и в результате это любопытство ставит ее в очень тяжелую ситуацию.

Любопытство является причиной грехопадения, ибо о нашей праматери Еве сказано, что она прельстилась запретными плодами, потому что они вожделенны и дают знание – то есть расширяют некий кругозор (Быт.3:6). И это искушение – что-то попробовать, поэкспериментировать с собой – свойственно молодым, которые таким образом как бы пытаются найти себя, стремятся к самовыражению. Иногда они пускаются, что называется, «во все тяжкие», и это – форма их протеста против жизни взрослых, они хотят как-то отличаться. И прежде всего, от своих родителей, а потом и друг от друга.

И Дину, которая легкомысленно покидает шатры Иакова и идет в сторону Сихема, не извиняет даже ее возраст в девять лет, потому что она еще ребенок, а детству свойственно как раз наоборот иметь осторожность: дети неохотно идут на контакты с посторонними – это как бы инстинкт самосохранения.

«Дина, дочь Лии, которую она родила Иакову, вышла посмотреть на дочерей земли той. И увидел ее Сихем, сын Еммора Евеянина, князя земли той, и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие» (Быт.34:1–2). Итак, ее увидел Сихем, сын Еммора, князя земли той, «и взял ее, и спал с нею, и сделал ей насилие». Немножко сложное окончание: «и спал с ней, и сделал ей насилие». Почему так сказано: «спал с ней»? – сношался естественным образом; «и сделал ей насилие» – противоестественным образом.

«И прилепилась душа его в Дине, дочери Иакова, и он полюбил девицу и говорил по сердцу девицы. И сказал Сихем Еммору, отцу своему, говоря: возьми мне эту девицу в жену» (Быт.34:3–4). Сихем боится того, что он сделал, он не решается называть Дину женщиной, хотя он нарушил ее девственность, он называет ее девицей הַיַּלְדָּה «хаяльда», иногда это слово переводят как «дитя», «ребенок». И хочет, чтобы его отец договорился с ее родственниками отдать ее ему. Но надо сказать, что Сихем, сын Еммора, не очень понимает, чья она дочь – а она дочь Иакова, патриарха еврейского народа, она дочь той маленькой общины верующих в единого Бога, которая находится под особым Божественным покровительством. Имя דִּינָה «Дина» означает «невиновная» – скорее всего, это имя было дано в пророческом озарении, и оно как бы предвосхитило всю эту ситуацию.

«Иаков слышал, что [сын Емморов] обесчестил Дину, дочь его, но как сыновья его были со скотом его в поле, то Иаков молчал, пока не пришли они» (Быт.34:5). Иаков молчит почему? Потому, что он знает нрав своих сыновей, ему надо обдумать эту ситуацию. И он как человек осторожный, который соблюдает Божественные заповеди, ожидает. Возникла такая ситуация: изнасилована дочь, девочка и он должен найти какое-то решение. Какое – он еще не знает, но оно должно соответствовать воле Создателя.

В жизни верующих людей тоже возникают какие-то катаклизмы, когда с детьми происходит что-то необратимое и уже ничего нельзя исправить, но надо как-то научиться с этим жить. И вот Иаков являет нам пример, показывает нам некий урок: он молчит, он хочет, чтобы ситуация прояснилась до конца.

«И вышел Еммор, отец Сихемов, к Иакову, поговорить с ним. Сыновья же Иакова пришли с поля, и когда услышали, то огорчились мужи те и воспылали гневом, потому что бесчестие сделал он Израилю, переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать» (Быт.34:6–7). Вот опять здесь сказано: «переспав с дочерью Иакова, а так не надлежало делать». На самом деле это некий галахический принцип: если мужчина спит с женщиной, то это в порядке вещей, а с девочкой «так не надлежало делать» – есть некоторые законы, которые регулируют взаимоотношения между мужем и женой: что можно делать, а что нельзя. То есть выражение «так не надлежало делать» не относится к факту изнасилования, а касается неправильных сексуальных отношений с несовершеннолетней.

«Еммор стал говорить им, и сказал: Сихем, сын мой, прилепился душею к дочери вашей; дайте же ее в жену ему; породнитесь с нами; отдавайте за нас дочерей ваших, а наших дочерей берите себе [за сыновей ваших]; и живите с нами; земля сия [пространна] пред вами, живите и промышляйте на ней и приобретайте ее во владение» (Быт.34:8–10). Казалось бы, предлагается выход из ситуации, который должен устроить всех. Но на самом деле жители этой местности затеяли некое коварство: грех этого молодого человека свидетельствует об их нравственном состоянии, и далее мы это увидим.

«Сихем же сказал отцу ее и братьям ее: только бы мне найти благоволение в очах ваших, я дам, что ни скажете мне; назначьте самое большое вено и дары; я дам, что ни скажете мне, только отдайте мне девицу в жену» (Быт.34:11–12) – то есть он готов дать выкуп, вено, за Дину ее родственникам.

«И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством» (Быт.34:13). Почему они отвечают лукаво? Потому что они с лукавым хотят поступить по лукавству его. Они уже затеяли некую расправу над этими людьми, опозорившими Дину, дочь Иакова, внучку Исаака и правнучку Авраама.

«И отвечали сыновья Иакова Сихему и Еммору, отцу его, с лукавством; а говорили так потому, что он обесчестил Дину, сестру их; и сказали им [Симеон и Левий, братья Дины, сыновья Лиины]» (Быт.34:13–14). Дина была родной сестрой Симеона и Левия и по отцу, и по матери. Мы знаем, что у этих братьев были разные матери: были дети от Рахили, были дети от Лии, были дети и от служанок Рахили и Лии. И статус их был разный. Конечно, в глазах Иакова они все были его дети.

«И сказали им [Симеон и Левий, братья Дины, сыновья Лиины]: не можем этого сделать, выдать сестру нашу за человека, который необрезан, ибо это бесчестно для нас; только на том условии мы согласимся с вами [и поселимся у вас], если вы будете как мы, чтобы и у вас весь мужеский пол был обрезан; и будем отдавать за вас дочерей наших и брать за себя ваших дочерей, и будем жить с вами, и составим один народ; а если не послушаетесь нас в том, чтобы обрезаться, то мы возьмем дочь нашу и удалимся» (Быт.34:14–17). Хотя эти слова говорятся с некой военной хитростью, но это принцип, который в последующем будут соблюдать строго: нельзя отдавать дочерей за необрезанных мужчин.

Апостол Павел в Послании к Колоссянам пишет, что во Христе, «в Нем вы и обрезаны обрезанием нерукотворенным, совлечением греховного тела плоти, обрезанием Христовым; быв погребены с Ним в крещении» (Кол.2:11–12). Обрезание в христианской традиции заменено Крещением. Следовательно, мы не можем отдавать наших дочерей за некрещеных молодых людей. А в теперешней ситуации, в современной России, мы не можем отдавать наших дочерей за некрещеных и невоцерковленных молодых людей. Потому что в этом случае в наш дом войдут хананеяне, которые разрушат весь порядок, будут попирать те принципы и устои домостроя, которые приняты у православных людей.

«И понравились слова сии Еммору и Сихему, сыну Емморову (что нужно просто обрезаться, соблюсти некий внешний обряд. – О. С.). Юноша не умедлил исполнить это, потому что любил дочь Иакова. А он более всех уважаем был из дома отца своего. И пришел Еммор и Сихем, сын его, к воротам города своего (опять «ворота города», а мы знаем, изучая Библию, что это самое главное место в городе, где выносятся судебные решения, обязательные для всех! – О. С.), и стали говорить жителям города своего и сказали: сии люди мирны с нами; пусть они селятся на земле и промышляют на ней; земля же вот пространна пред ними. Станем брать дочерей их себе в жены и наших дочерей выдавать за них. Только на том условии сии люди соглашаются жить с нами и быть одним народом, чтобы и у нас обрезан был весь мужеский пол, как они обрезаны. Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их? Только [в том] согласимся с ними, и будут жить с нами» (Быт.34:18–23).

Вот здесь мы видим подлинную причину, почему хананеяне готовы породниться, они говорят эти слова: «Не для нас ли стада их, и имение их, и весь скот их?» То есть, они завидовали Иакову, его хозяйству, не понимая, что это результат особого Божьего благословения.

«И послушались Еммора и Сихема, сына его, все выходящие из ворот города его: и обрезан был весь мужеский пол, – все выходящие из ворот города его» (Быт.34:24). Обрезание – это такая процедура, после которой в течение трех дней мужчина испытывает горячку. Ему очень трудно перемещаться, и он просто лежит. Ну, мы с вами видели, как Авраам на третий день после обрезания сидел у шатра, и то, что он бегал туда-сюда, когда он встречал трех Божьих Ангелов, которые были иконой Святой Троицы, – это просто подвиг.

И вот это предложение, чтобы они обрезались, было военной хитростью. Симеон и Левий предполагали, что те согласятся, и они нападут в этот трудный момент. Особенно третий день после обрезания – особый болезненный день. И сказано: «На третий день, когда они были в болезни, два сына Иакова, Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол» (Быт.34:25).

Казалось бы, это что-то невероятное: два человека, Симеон и Левий, уничтожают целый город! Но надо понять, что это были маленькие города. В теперешнем понимании этот город, может быть, напоминал больше бы некую деревню с небольшими постройками. А то, что там были правители, цари… – мы знаем, что в Греции каждый город считался царством: Афины – это царство, Спарта – это царство. И так далее. И здесь была подобная ситуация. Действительно, когда все мужчины находятся в горячке, на третий день после обрезания они лежат, то Симеон и Левий могут спокойно войти и перерезать все мужское население.

Как оценить этот поступок двух детей Иакова? Когда Иаков будет при смерти, он будет благословлять своих сыновей. И он упрекнет Симеона и Левия за такое поведение, он скажет следующие слова: «проклят гнев их, ибо жесток» (Быт.49:7). Вслушайтесь в эти слова: «проклят гнев их, ибо жесток»! То есть гнев был справедлив: изнасиловали девятилетнюю девочку – братья по отцу и по матери должны за нее вступиться! Но при этом они не должны были проявлять такой жестокости. Они должны были с пониманием справедливости в рамках закона проявить гнев, но чтобы он не был жестоким.

Казалось бы, гнев – это чувство, которое надо всячески избегать. Но это не так: мы знаем, что и Господь гневался, когда увидел ситуацию в храме – что храм превратили в рынок, где все продавали и все покупали. Как блаженный Феофилакт пишет: «Кроткие же суть не те, которые вовсе не гневаются, таковые бывают только лишенные разума, но те, которые могут гневаться… гневаются… когда должно». И в данном случае поведение Симеона и Левия – это несдержанный гнев, который перешел в жестокость, в садистскую жестокость, когда они, совершая акт мести за свою сестру, умертвили весь мужской пол.

Но есть и некоторая правда на их стороне: мы не видим из сего текста, что жители той местности осудили поведение Сихема. Если жители той местности не осудили поведение Сихема, значит, они соучастники. И это тоже некий принцип, который действует, как закон: те, которые промолчали – соучастники и заслуживают наказание в той же мере. Конечно, может быть, они имели право на суд, потому что законы Ноя предполагают наличие суда, а эти законы обязательны для всех людей независимо от их нации, потому что сыновья Ноя: Сим, Хам и Иафет – родоначальники человеческих рас. И тот закон, который был дан Ною и его сыновьям, требует справедливости.

Итак, «Симеон и Левий, братья Динины, взяли каждый свой меч, и смело напали на город, и умертвили весь мужеский пол; и самого Еммора и Сихема, сына его, убили мечом; и взяли Дину из дома Сихемова и вышли» (Быт.34:25–26). Сихем – насильник, Еммор – его отец, и они убиты. Остальные сыновья Иакова, которые не участвовали в умерщвлении мужчин, «пришли к убитым и разграбили город за то, что обесчестили [Дину] сестру их. Они взяли мелкий и крупный скот их, и ослов их, и что ни было в городе, и что ни было в поле; и все богатство их, и всех детей их, и жен их взяли в плен, и разграбили всё, что было в [городе, и всё, что было в] домах» (Быт.34:27–29).

Давайте вспомним: когда мы беседовали с вами про Авраама – Авраам делал здесь стоянку, потому что этот поступок Симеона и Левия поставил на грань уничтожения все еврейское семейство Иакова – соседние жители могли проявить злость, агрессию против Иакова и его дома, могли их уничтожить, и тогда бы не было еврейского народа. А Авраам, напомню вам, делал стоянки строго в тех местах, где потом происходили какие-то события с его потомками, он как бы намаливал эти места; будучи пророком, он видел те события, которые произойдут. И это место – узловое, опасное место в истории еврейского народа.

Иаков это понимал, он понимал опасность ситуации, которая возникла. «И сказал Иаков Симеону и Левию: вы возмутили меня, сделав меня ненавистным для [всех] жителей сей земли, для Хананеев и Ферезеев. У меня людей мало; соберутся против меня, поразят меня, и истреблен буду я и дом мой» (Быт.34:30). Видите, под угрозой уничтожения оказался весь дом Иакова. Но они пытаются найти для себя оправдание: «Они же сказали: а разве можно поступать с сестрою нашею, как с блудницею!» (Быт.34:31) Тем более, она была еще ребенком – по преданию ей было всего девять лет!

Вот такое трагическое событие произошло в доме Иакова на Святой земле. А все началось с любопытства Дины: она решила пойти посмотреть… Сейчас наступает Новый год, и ваши внучки, внуки будут говорить, что они пойдут «справлять Новый год с друзьями». Вы не знаете, что там будет происходить, возможно, там будут выпивать, возможно, будут курить что-то наркотическое, возможно, будут заниматься развратом. Поэтому вот так отпускать детей на какие-то там «корпоративные вечеринки», «к одноклассникам» – это очень опасно! Потому что мы, православные, увы, в меньшинстве в этой стране. Это результат воинствующего безбожия. А подавляющая часть населения сейчас – это как хананеи и ферезеи. И наши дети должны знать, что есть опасность: когда они будут выходить за пределы наших домов, из поля нашего зрения, то с ними может произойти что-то плохое, как ситуация с Диной, которая окончилась очень печально.

Но, по преданию, Дина родила ребенка, которого Симеон и Левий не допустили расти в доме Иакова. И его усыновили бедуины, забрали этого ребенка – это была девочка по имени Асан (Асенефа). И они продали ее в Египте в богатую семью. И потом, по преданию, именно на этой девочке и женится Иосиф, которого мы с вами оставили в Египте, и сейчас мы возвращаемся к нему.

Иосиф посажен в тюрьму, ему не приходится думать о женитьбе: ему хотя бы выжить, он находится в ужасном, плачевном состоянии. Есть предание, что когда Иосифа посадили в тюрьму, то он принял на себя обет назорейства, то есть он воздерживался от вина, не стриг своих волос, и косвенные подтверждения этому из текста мы можем найти. То есть он принял образ жизни временного ветхозаветного монашества. И это очень разумно: когда человек оказывается в очень сложных жизненных обстоятельствах, ему надо что-то предпринять именно религиозное, для того, чтобы защитить и обезопасить себя – это очень важно! И в условиях тюрьмы, где он не мог заниматься изучением Закона Божьего, у него не было единомышленников, он действительно мог дать какие-то обеты Богу и стараться строго их исполнять.

Некоторые говорят, что этот обет Богу, назорейство31, он дал, когда его продали в Египет. По преданию, когда Иосифа уже продали и везли связанным, они как раз проезжали рядом с гробницей Рахили своей матери: она умерла между Вифлеемом и Иерусалимом. И он увидел эту гробницу, где была похоронена его мать, вырвался как-то, подбежал к ней (гробнице) и стал кричать: «Рахиль, Рахиль, матерь моя, возстань из персти и посмотри на Иосифа, которого любила ты, что с ним случилось: вот преданный, как злодей, пленником отводится он в Египет в чужие руки. Братья мои, раздев меня донага, отдали в рабство, а Иаков и не знал, что я продан. Открой мне, матерь моя, гроб свой, и приими меня в свою могилу: пусть гроб этот будет одним ложем и для меня и для тебя. Приими, Рахиль, чадо свое, чтобы не умирать ему насильственною смертию; приими, матерь, меня, который так же внезапно лишился Иакова, как в детстве лишился тебя. Услыши, матерь моя, воздыхания сердца моего и приими меня в гроб свой; потому что глаза мои не в состоянии более проливать слез, и душа моя не в силах рыдать и воздыхать. Рахиль, Рахиль, не слышишь разве голоса сына твоего Иосифа? Вот насильно уводят меня; ужели не хочешь принять меня? Призывал я Иакова, и не услышал он голоса моего; вот и тебя также призываю, ужели и ты не слышишь меня? Здесь умру на гробе твоем, чтобы не идти мне в чужую землю, как злодею?32»

Те, кто его купил, они стали связывать его снова, но он услышал голос, который был ему знаком, – это был голос его матери. И этот голос сказал: «Бог не оставит тебя, Он защитит тебя, сын мой, будь спокоен!»

И те люди, которые везли его в Египет, сначала с ним очень плохо обращались. И тогда Господь наслал гром, молнию, так что животные, которые перевозили весь этот табор, напугались и легли на землю: никак нельзя было их заставить подняться. И тогда те люди, которые пленили Иосифа, догадались, что, может быть, этот гнев – из-за Иосифа, гнев бога этой местности. Язычники считали, что есть множество разных богов, и если в какой-то местности какой-то бог почитается особым образом – это бог того места. И когда язычники приходили в другую страну, они приносили жертвы другим богам, чтобы как-то их задобрить. Так делали и римские легионы, которые, когда вступали в разные страны, приносили жертвы богам той местности, тем самым, как бы, показывая, что они не воюют с богами, а воюют с людьми: «А богов мы все равно уважим, какие бы они ни были».

И так как буря не утихала, то Иосифа, по преданию, попросили помолиться. Он помолился, и погода сразу изменилась. И к нему изменилось отношение, его уже боялись трогать, обижать. И по дороге в Египет он действительно мог дать обет назорейства, чтобы воздерживаться от вина, воздерживаться от блуда, от каких-то нечистых вещей.

Итак, мы возвращаемся к Иосифу и читаем: «После сего виночерпий царя Египетского и хлебодар провинились пред господином своим, царем Египетским. И прогневался фараон на двух царедворцев своих, на главного виночерпия и на главного хлебодара, и отдал их под стражу в дом начальника телохранителей33, в темницу, в место, где заключен был Иосиф. Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени34» (Быт.40:1–4).

Ну, мы с вами уже читали о том, что Иосифа заключили в темницу, где находились узники царя, то есть вельможи. Естественно, эта тюрьма была не такая, как для рабов, но, как известно, чем выше человек забирается, тем страшнее он может упасть. И вот оказались в темнице два очень великих, скажем так, чиновника: виночерпий и хлебодар. Не надо думать, что хлебодар – это человек, который подавал только булку фараону. Он отвечал за все запасы хлеба, которые были при дворе. И виночерпий – это не официант, который подносит бокал вина. Это человек, который владеет искусством виноделия, который отвечает за все склады вина, который дегустирует всю эту продукцию и потом только предлагает что-то фараону.

За что их посадили? Есть такое предание, что когда виночерпий подавал бокал вина фараону, туда попала муха. Фараон увидел там муху и усмотрел злонамеренность виночерпия. А в случае с хлебодаром он (фараон) стал есть плюшку какую-то, и там оказался камень, небольшой камушек – может быть, он себе чуть зуб не сломал, но «зуб» поимел он на этого хлебодара. И в результате виночерпий и хлебодар оказались в темнице. Но так как воля правителя непредсказуема и через какое-то время фараон мог изменить к ним отношение, то начальник тюрьмы, уже передавший все дела Иосифу, потому что видел, что Бог во всем его благословляет, представил Иосифа этим людям, и тот ухаживал за ними, пытался максимально обеспечить их, сделать их пребывание в тюрьме более благоприятным. То есть он прислуживал этим людям, виночерпию и хлебодару, ожидая окончательное решение фараона: помилуют их или не помилуют.

«Начальник телохранителей приставил к ним Иосифа, и он служил им. И пробыли они под стражею несколько времени. Однажды виночерпию и хлебодару царя Египетского, заключенным в темнице, виделись сны, каждому свой сон, обоим в одну ночь, каждому сон особенного значения. И пришел к ним Иосиф поутру, увидел их, и вот, они в смущении. И спросил он царедворцев фараоновых, находившихся с ним в доме господина его под стражею, говоря: отчего у вас сегодня печальные лица?» (Быт.40:4–7).

Надо сказать, что древние египтяне имели целый институт истолкователей снов, и снам придавали очень большое значение. В классическом иудаизме считается, что сон сам по себе не является чем-то решающим, но сон любого человека – это как бы одна десятая часть от пророческого дара, которая сообщена человеку во сне. То есть во сне можно увидеть то, что действительно может сбыться. Но древние евреи считали, что сон исполнится так, как его истолкуют. Если его истолкуют в хорошую сторону, то все будет хорошо. А если истолкуют в плохую сторону, то все может быть очень плохо.

И был такой случай: одна женщина пришла к древнему раввину и сказала, что во сне она видела, как обрушился потолок. И раввин ей сказал: это хороший сон, у тебя родится мальчик. И действительно, через некоторое время у этой женщины родился мальчик. Потом ей снова приснился сон, что у нее обрушился потолок, она пришла в эту ешиву, в эту школу, но не было того раввина, были только его ученики. И тогда она спросила у учеников: а как вы истолкуете сон – вот, я видела сон, что потолок рухнул прямо на меня… И ей сказали: умрет твой муж. Она пошла домой, и вскоре ее муж умер. И когда этот мудрец пытался объяснить ученикам, почему так по-разному все складывается, он сказал, что сон и истолкование сна – это вещи одного порядка. Похоже, что подобные суеверия были и у египтян.

То есть, если евреи считали, что истолкование сна – это нечто сакральное, то тем более – египтяне! Египет – это оккультная культура, оккультная колдовская цивилизация. Египет был центром оккультизма в те времена.

И они, находясь в тюрьме, конечно, переживали, потому что не было истолкователей снов рядом, а они хотели знать, как оценить то, что они видели во сне. И вот Иосиф увидел печаль на их лицах. «Они сказали ему: нам виделись сны; а истолковать их некому (то есть здесь нет профессиональных истолкователей. – О. С.). Иосиф сказал им: не от Бога ли истолкования? расскажите мне» (Быт.40:8). Вот здесь как раз Иосиф предлагает некое такое третье решение: он говорит, что не надо надеяться на истолкователей снов, есть у них настроение или нет, не надо проявлять каких-то суеверий по поводу снов и истолкований, – всё в руках Бога. Если Бог послал вам такие сны, то, наверное, должно быть и истолкование, которое от Бога.

«И рассказал главный виночерпий Иосифу сон свой и сказал ему: мне снилось, вот виноградная лоза предо мною (кстати, лоза в пророческих текстах – это символ еврейского народа. – О. С.); на лозе три ветви; она развилась, показался на ней цвет, выросли и созрели на ней ягоды; и чаша фараонова в руке у меня; я взял ягод, выжал их в чашу фараонову и подал чашу в руку фараону» (Быт.40:9–11). Казалось бы, все очень понятно и прозрачно: во сне этот человек видит, что он опять подает чашу фараону, и, казалось бы, какое еще истолкование ему нужно? Но в действительности есть несколько истолкований вот этого сна.

Дело в том, что древние считали, что все, что написано в Священном Писании, прежде всего, нужно истолковывать в связи с существованием народа Божьего. Так как виноградная лоза является символом еврейского народа, то есть всех верующих (вы помните, Христос говорил: «Я есмь лоза, а вы ветви» (Ин.15:5)?), то, что же означают три грозди винограда, выдавливаемые в чашу вина, которую пьет фараон? Это некое таинственное пророчество. Вино – символ мщения. И когда будут десять египетских казней, то фараон – конечно, не этот фараон, а другой, который тогда будет, – выпьет до конца эту чашу. А три грозди символизируют трех человек: Моисея, Аарона и Мариам. Они будут говорить фараону о десяти казнях, будут проявлять пророческий дух, и наказания падут на весь дом египетский. Но это как бы сакральная часть этого сна. А задача Иосифа была истолковать именно этому человеку, не по отношению к истории своего народа, будущей истории, а именно по отношению к этому человеку35.

«И сказал ему Иосиф: вот истолкование его: три ветви – это три дня; через три дня фараон вознесет главу твою и возвратит тебя на место твое (то есть «главу твою» – ты сейчас печален, и голова твоя опущена, а через три дня ты поднимешь ее и будешь спокойно смотреть, тебе не будет стыдно. – О. С.), и ты подашь чашу фараонову в руку его, по прежнему обыкновению, когда ты был у него виночерпием; вспомни же меня, когда хорошо тебе будет, и сделай мне благодеяние, и упомяни обо мне фараону, и выведи меня из этого дома, ибо я украден из земли Евреев; а также и здесь ничего не сделал, за что бы бросить меня в темницу». (Быт.40:12–15).

Вот сейчас Иосиф допустил очень серьезную ошибку! Он проявил упование на этого человека. И за это Бог пошлет забывчивость виночерпию, и какое-то время он про Иосифа не вспомнит. Потому что Иосиф, как верующий человек, должен был уповать только на Бога! Как сказано: «Не надейтесь на князей, на сына человеческого, в котором нет спасения» (Пс.145:3). Надежду надо полагать на Бога. А здесь как раз Иосиф выстроил целую систему некую – что этот человек должен вспомнить, должен сказать фараону и его освободят… Здесь есть надежда и на фараона, на этого оккультного лидера страшной земли Мицраим. Это, конечно, серьезная ошибка Иосифа, и за это он поплатится.

«Главный хлебодар увидел, что истолковал он хорошо (опять, вы видите, это выражение «истолковал он хорошо»? – потому что он мог и плохо истолковать, а древние связывали сон с истолкованием, считая, что это одного порядка вещи. – О. С.), и сказал Иосифу: мне также снилось: вот на голове у меня три корзины решетчатых; в верхней корзине всякая пища фараонова, изделие пекаря, и птицы [небесные] клевали ее из корзины на голове моей. И отвечал Иосиф и сказал [ему]: вот истолкование его: три корзины – это три дня; через три дня фараон снимет с тебя голову твою и повесит тебя на дереве, и птицы [небесные] будут клевать плоть твою с тебя» (Быт.40:16–19). Конечно, это истолкование нехорошее для хлебодара, но фактически верное.

«На третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре среди слуг своих» (Быт.40:20). Кстати, в Библии говорится только о двух людях, которые праздновали свой день рождения: это фараон и царь Ирод. Помните, когда царь Ирод праздновал свой день рождения, то перед ним плясала дочь его любовницы, и он сказал: «Я полцарства отдам (он был пьяный), за танец!» А она потребовала голову Иоанна Крестителя.

И, исходя из этого обстоятельства, Иероним Блаженный говорит, что, так как в Библии в связи с днем рождения вспоминаются нечестивые правители: фараон и грешный царь Ирод, то день рождения – это плохое дело. Я всегда думал, что только Свидетели Иеговы запрещают день рождения, но у Иеронима, в его толковании на Евангелие от Матфея36, объясняется, почему подозрительно надо относиться к дню своего рождения.

И, действительно, мы же не знаем еще, для чего мы родились в этот мир. Может быть, вообще мы погибнем! Так чему же радоваться? Иов Многострадальный и пророк Иеремия проклинали день своего рождения, когда они оказались в сложных обстоятельствах (Иов.3:3–5; Иер.20:14–15). И Иероним Стридонский как раз обращает внимание на то, что два отрицательных персонажа – фараон, глава оккультной цивилизации, и нечестивый Ирод – праздновали день рождения как праздник собственного эгоизма: вот, я родился!.. Собственно говоря, у православных не принято праздновать день рождения: православные отмечают именины, чествуют день своего святого.

А, например, я – как я праздную день рождения? Я вспоминаю, что в этот день моя мама мучилась, а отец переживал. Мама мучилась, потому что она рожала, а отец переживал, потому что он хотел знать, родит она, не родит, и как пройдут роды. И я в этот день молюсь за своих родителей. Это такое маленькое отступление.

И вот, «на третий день, день рождения фараонова, сделал он пир для всех слуг своих и вспомнил о главном виночерпии и главном хлебодаре среди слуг своих; и возвратил главного виночерпия на прежнее место, и он подал чашу в руку фараону, а главного хлебодара повесил [на дереве], как истолковал им Иосиф. И не вспомнил главный виночерпий об Иосифе, но забыл его» (Быт.40:20–23). Казалось бы, очень странная ситуация! Вообще этот виночерпий должен был вспомнить об Иосифе, выкупить его и угощать его самым лучшим вином за то, что он так здорово все истолковал, но он забыл…

Это – наказание Иосифу, потому что Иосиф забыл, что уповать надо не на какую-то комбинацию, которую выстраивает человек. Конечно, человек должен делать всё, чтобы быть свободным37. Но при этом он должен иметь упование на Бога! Вы можете всё, что угодно, воспроизвести, какой-то там план написать, но обязательно надо сказать: «Впрочем, да будет на всё воля Божия: как Господь даст, так оно и будет!» И так как Иосиф забыл о Боге, увлекся вот этой интрижкой: он помогает виночерпию, а тот поможет ему, – происходит какая-то странная такая амнезия, что-то странное происходит с виночерпием: он забыл об Иосифе. В самом деле, это наказание, потому что нужно помнить о своем Боге ВСЕГДА!

Почему фараон помиловал виночерпия и казнил хлебодара? Есть такая легенда, что фараон собрал мудрецов и стал советоваться, как отнестись к тому, что в вине в чаше оказалась муха, а у хлебодара камушек оказался в плюшке? И мудрецы сказали: муха могла сама залететь, а вот камушек умышленно туда подсунули, не просеяли, как положено. И вынесли решение, что хлебодар виновен: он не проследил, как просеивали муку. А виночерпий мог и не видеть, как эта муха подлетела. И поэтому он был помилован. Но, несмотря на мудрость Египта, здесь действует воля Бога, она незримо воспитывает Иосифа, Бог наказывает его в данной ситуации. Но все, что ни делает Бог – посылает ли Он нам освобождение или продлевает наказание, – Он делает для того, чтобы нас усовершенствовать и осуществить Свое намерение. Святитель Златоуст, пишет: «Иосиф был брошен в темницу именно для того, чтобы, здесь опять открыв свою добродетель, Иосиф достиг таким образом управления царством… попускает виночерпию забыть об Иосифе в продолжении двух лет для того, чтобы настало время и для сновидений Фараона, и по требованию самой нужды, праведник сделался известным по всему царству Фараона… Фараон послужил орудием исполнения снов Иосифа, виденных им тогда, когда он еще жил с отцом своим».

Я напомню, что, если Господь посылает испытания, Он никогда не делает этого для того, чтобы искусить, проверить, проэкзаменовать нас, чтобы узнать нас: Богу не надо нас узнавать, потому что в глазах Бога мы прозрачны. Тем более что, если Бог не ограничен ни временем, ни пространством, Он знает конечный результат. Для Него в настоящем и наш первый вздох, и наш последний выдох. Бог присутствует везде, в каждом моменте истории одновременно. Поэтому если Он посылает какие-то испытания, как сказано про Него: «испытывал», «искушал», – это образно надо понимать!

Апостол Иаков пишет: «Бог не искушается злом и Сам не искушает никого, но каждый искушается, увлекаясь и обольщаясь собственною похотью» (Иак.1:13–14). Поэтому надо понять, что трудности Бог посылает с одной целью: усовершенствовать человека. И то, что время пребывания в тюрьме продлится для Иосифа, нужно для того, чтобы он понял, что ему надо уповать на Бога, прежде всего – на Бога!

И мы переходим к 41-й главе. «По прошествии двух лет (вы видите – два года наказания! – не знаю, было ли у него право переписки или нет, но два года он все-таки сидел. – О. С.) фараону снилось: вот, он стоит у реки; и вот, вышли из реки семь коров» (Быт.41:1–2). Теперь сон видит фараон; Иосиф два года сидит в тюрьме…

«И вот, вышли из реки семь коров, хороших видом и тучных плотью, и паслись в тростнике; но вот, после них вышли из реки семь коров других, худых видом и тощих плотью, и стали подле тех коров, на берегу реки; и съели коровы худые видом и тощие плотью семь коров хороших видом и тучных. И проснулся фараон» (Быт.41:2–4). Ну, от такого сна, наверное, проснешься сразу! Толстые семь коров, потом появляются худые, и худые как-то пожирают этих толстых, при этом сами остаются худыми – тут, конечно, проснешься! Фараон проснулся – опять же я повторяюсь: египтяне придавали очень большое значение снам! – и заснул опять.

Есть истолкование, что он не просто проснулся, он проснулся и лег на другой бок: египтяне считали, что если тебе на этом боку что-то такое приснилось страшное, то ляг на другой бок, и, может быть, тебе что-то хорошее приснится.

«И проснулся фараон, и заснул опять, и снилось ему в другой раз: вот, на одном стебле поднялось семь колосьев тучных и хороших; но вот, после них выросло семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром; и пожрали тощие колосья семь колосьев тучных и полных. И проснулся фараон и понял, что это сон» (Быт.41:4–7). Что значит, «понял, что это сон»? То есть он понял, что это настоящий сон! Древние считали, что если сюжет повторяется, человек видит в течение ночи одно и то же, может быть, и в разных каких-нибудь вариациях, то здесь надо задуматься: этот сон нуждается в истолковании.

«Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов38 Египта (как мы уже выяснили, Египет – это оккультная цивилизация, и там были колдуны, волхвы, их всех собрали… – О. С.) и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой; но не было никого, кто бы истолковал его фараону» (Быт.41:8). Вот здесь немного непонятно: совершенно очевидно, что без вмешательства Бога, конечно, они бы истолковали, хотя бы и ложно. Но Бог смутил умы всех этих колдунов, чтобы появился тот, кто даст правильное истолкование. Потому что вот эти мудрецы Египта: колдуны, волхвы – они конечно бы нашли какое-то объяснение. Было бы оно правильное или неправильное, но истолкование какое-нибудь прозвучало бы. И здесь, безусловно, чувствуется рука Божия, которая не дала этим людям высказаться. То есть Бог ввел их в смущение, и они не дали никакого истолкования.

«И стал говорить главный виночерпий фараону и сказал: грехи мои вспоминаю я ныне (он вспомнил! Два года – представляете? – не помнил, забыл своего благодетеля Иосифа, а тут вдруг вспомнил! – О. С.); фараон прогневался на рабов своих и отдал меня и главного хлебодара под стражу в дом начальника телохранителей; и снился нам сон в одну ночь, мне и ему, каждому снился сон особенного значения; там же был с нами молодой Еврей, раб начальника телохранителей; мы рассказали ему сны наши, и он истолковал нам каждому соответственно с его сновидением; и как он истолковал нам, так и сбылось: я возвращен на место мое, а тот повешен» (Быт.41:9–13). Вот то, что ожидал Иосиф, что сразу произойдет, произошло только через два года, потому что Иосиф допустил ошибку.

Виночерпий всячески старается занизить, опустить в глазах фараона Иосифа. Он говорит: «молодой Еврей, раб»; если «молодой», то неопытен, если «еврей» то чужой, если «раб» то даже не человек, а «вещь». Зная как ценят при дворе сногадателей, возможно он опасался именно возвышение Иосифа.

«И послал фараон и позвал Иосифа. И поспешно вывели его из темницы39. Он остригся (вот эта интересная деталь, которая подсказывает нам, что он дал обет назорейства: не надо думать, что, находясь в царской тюрьме, он не мог найти себе парикмахера – конечно же, мог! – тем более, он был распорядителем по всем вопросам; но это намек на то, что он действительно давал обет. А вот здесь ситуация меняется: он дал обет Богу, что если его освободят – только тогда он снимет с себя назорейство. – О. С.) и переменил одежду свою и пришел к фараону. Фараон сказал Иосифу: мне снился сон, и нет никого, кто бы истолковал его, а о тебе я слышал, что ты умеешь толковать сны. И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону» (Быт.41:14–16).

Вот здесь, уже наученный этими двумя годами ожидания, он сразу говорит «это не мое», то есть отказывается от любой комбинации, которая произойдет из его умной головы: он же не только Прекрасный, он еще и Премудрый у нас Иосиф. И он говорит так, как надо говорить верующему человеку: «это не мое; Бог даст ответ во благо фараону».

Вот на основании этих слов – «во благо фараону» – верующие научаются уважать любую власть40. То есть, если вы оказываетесь где-то заграницей и там есть какие-то законы, вы должны стараться их исполнять, с уважением относиться к местным властям, конечно, если это не будет ставить вас в некое противоречие с волей Бога и Его заповедями41.

«И отвечал Иосиф фараону, говоря: это не мое; Бог даст ответ во благо фараону. И сказал фараон Иосифу: мне снилось: вот, стою я на берегу реки; и вот, вышли из реки семь коров тучных плотью и хороших видом и паслись в тростнике; но вот, после них вышли семь коров других, худых, очень дурных видом и тощих плотью: я не видывал во всей земле Египетской таких худых, как они; и съели тощие и худые коровы прежних семь коров тучных; и вошли тучные в утробу их, но не приметно было, что они вошли в утробу их: они были так же худы видом, как и сначала. И я проснулся. Потом снилось мне: вот, на одном стебле поднялись семь колосьев полных и хороших; но вот, после них выросло семь колосьев тонких, тощих и иссушенных восточным ветром; и пожрали тощие колосья семь колосьев хороших. Я рассказал это волхвам, но никто не изъяснил мне» (Быт.41:16–24).

И вот наступает время Иосифу прокомментировать эти сны: «И сказал Иосиф фараону: сон фараонов один (то есть это не два сна, а одно сообщение для него в этих двух сновидениях. – О. С.): что Бог сделает, то Он возвестил фараону» (Быт.41:25). Вы видите, как часто Иосиф упоминает имя Божие? Причем упоминается имя אֱלֹקִים «Элохим» – то есть «Судья», «Бог как Судья, как правосудный». Этим самым Иосиф как бы соглашается с тем наказанием, которое он претерпел в течение двух лет.

«И сказал Иосиф фараону: сон фараонов один: что Бог сделает, то Он возвестил фараону. Семь коров хороших, это семь лет; и семь колосьев хороших, это семь лет: сон один; и семь коров тощих и худых, вышедших после тех, это семь лет, также и семь колосьев тощих и иссушенных восточным ветром, это семь лет голода. Вот почему сказал я фараону: что Бог сделает, то Он показал фараону. Вот, наступает семь лет великого изобилия во всей земле Египетской; после них настанут семь лет голода, и забудется все то изобилие в земле Египетской, и истощит голод землю, и неприметно будет прежнее изобилие на земле, по причине голода, который последует, ибо он будет очень тяжел. А что сон повторился фараону дважды, это значит, что сие истинно слово Божие, и что вскоре Бог исполнит сие» (Быт.41:25–32).

Вот здесь Иосиф допускает то, что мы, православные, не всегда можем допустить. Иосиф говорит о том, что слово Божие может звучать и по отношению к людям, скажем так, совсем неправильной веры – фараон был язычник. Мало того: он был еще и лидер оккультной организации. Но Иосиф говорит: «сие истинно слово Божие, и что вскоре Бог исполнит сие». То есть этот сон Бог послал фараону как правителю Египта, сожалея об египтянах, чтобы они смогли бы избежать голода, хотя они нечестивые были, но Бог не хочет смерти даже грешнику42. Иосиф послан в Египет не только для того, чтобы спасти своих братьев от голода, потому что голод коснется и земель Ханаана, но и чтобы египтян спасти от голода.

И помните, в Книге Исход сказано: «И восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа»? (Исх.1:8). Помните, восстал фараон, который начал гонять, преследовать евреев? Этим самым выражением – «не знал Иосифа» – Моисей подчеркивает: «восстал фараон неблагодарный», который не знал Иосифа или прикидывался, что не знал его. То есть не хотел вспоминать, что этот человек спас экономику Египта во время социального кризиса, когда был неурожай и надо было людям как-то выжить, когда нужен был человек, который смог бы как-то эту сложную экономическую ситуацию правильно разрешить.

И Иосиф говорит: «И ныне да усмотрит фараон мужа разумного и мудрого и да поставит его над землею Египетскою. Да повелит фараон поставить над землею надзирателей и собирать в семь лет изобилия пятую часть [всех произведений] земли Египетской (то есть сразу предлагается план выхода из кризисной ситуации. – О. С.); пусть они берут всякий хлеб этих наступающих хороших годов и соберут в городах хлеб под ведение фараона в пищу, и пусть берегут; и будет сия пища в запас для земли на семь лет голода, которые будут в земле Египетской, дабы земля не погибла от голода» (Быт, 41, 33–36).

Итак, Иосиф предложил целый план по выходу из кризисной ситуации, и это понравилось фараону и всем слугам его: «Сие понравилось фараону и всем слугам его. И сказал фараон слугам своим: найдем ли мы такого, как он, человека, в котором был бы Дух Божий?» (Быт.41:37–38). Здесь мы опять видим, что этот оккультный лидер признает руку Божию, что Иосифа как-то использует его Бог, и он произносит правильные слова: «найдем ли мы такого, как он, человека (то есть как Иосиф. – О. С.), в котором был бы Дух Божий?» Действительно רוּחַ אֱלֹקִים Дух Божий («Руах Элогим», Дух Божий, Святой Дух) пребывал на Иосифе, когда он давал это истолкование.

И все же слова «найдем ли мы такого, как он, человека», говорят о нежелании поставить молодого, еврея и раба, на столь ответственный пост. Слово הֲנִמְצָא «ганимца» стоит не в пассивной, а именно активной форме, что указывает на желание найти другого, и в тоже время признание что «как он, человека» НЕТ.

«И сказал фараон Иосифу: так как Бог открыл тебе все сие, то нет столь разумного и мудрого, как ты; ты будешь над домом моим, и твоего слова держаться будет весь народ мой; только престолом я буду больше тебя» (Быт.41:39–40). Фараон ставит Иосифа вторым человеком после себя! Вы видите, как Бог ведет Иосифа, который был предан братьями, украден у братьев, продан, оказался рабом, потом оказался в тюрьме? Но так как он, Иосиф, сохранял верность Богу, то Господь позаботился о нем.

«И сказал фараон Иосифу: вот, я поставляю тебя над всею землею Египетскою. И снял фараон перстень свой с руки своей и надел его на руку Иосифа; одел его в виссонные одежды, возложил золотую цепь на шею ему; велел везти его на второй из своих колесниц и провозглашать пред ним43: преклоняйтесь! И поставил его над всею землею Египетскою» (Быт.41:41–43). Вот так чудесно Господь вознес этого молодого человека.

«И сказал фараон Иосифу: я фараон44; без тебя никто не двинет ни руки своей, ни ноги своей во всей земле Египетской. И нарек фараон Иосифу имя: Цафнаф-панеах45 (чтобы египтянам было легче с ним общаться, он дал имя, которое обозначало и должность: у египтян имя человека меняется по ходу его повышения или понижения в должности. – О. С.), и дал ему в жену Асенефу, дочь Потифера, жреца Илиопольского» (Быт.41:44–45). Видите, опять Потифар! И вот Асенефа – по преданию она как раз дочь Дины, а Потифар купил ее и удочерил. То есть, Иосиф женится не на какой-то египтянке, а на девушке, которая имеет отношение к его дому46.

«И пошел Иосиф по земле Египетской. Иосифу было тридцать лет от рождения, когда он предстал пред лице фараона, царя Египетского» (Быт.41:45–46). То есть в семнадцать лет его продали в рабство, и до тридцати лет он был на положении раба. И только теперь он стал свободным человеком. Не просто свободным человеком – он стал самым влиятельным в Египте. И Господь это сделал, чтобы Иосиф спас от голода своих родственников, которые жили в земле Ханаан, и самих египтян, потому что Господь заботится обо всем Своем творении47.

«И вышел Иосиф от лица фараонова и прошел по всей земле Египетской. Земля же в семь лет изобилия приносила из зерна по горсти (из одного зерна – представьте себе маленькое зерно и целую горсть, получившуюся от него! – О. С.). И собрал он всякий хлеб семи лет, которые были [плодородны] в земле Египетской, и положил хлеб в городах; в каждом городе положил хлеб полей, окружающих его» (Быт.41:46–48). Что это за выражение «положил хлеб в городах»? Были города специально для того, чтобы хранить там хлеб. – то, что у нас называется «элеватор». Были такие специальные конструкции, куда хлеб засыпали и он там хранился очень долго.

У меня есть один знакомый, который работает в Москве в Пушкинском музее. И он мне рассказывал, что они однажды копались в Египетском отделе, когда чистили от пыли то, что там было выставлено, и в горшке нашли пшеницу – это был запечатанный горшок, – настоящую древнеегипетскую пшеницу. Этот горшок относился ко времени одной тысячи лет до Рождества Христова, ученые так его определили. И он говорит: «Мы эту пшеницу посадили в горшочек для цветов и поливали водой». Представляете, три тысячи лет пшеница лежала в этом горшочке! «Мы, – говорит, – поливали ее, поливали, а ничего не растет. Потом лампу поставили, чтобы грелось. И колос стал расти!»

«И скопил Иосиф хлеба весьма много, как песку морского, так что перестал и считать, ибо не стало счета. До наступления годов голода48, у Иосифа родились два сына, которых родила ему Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского (приемная дочь, как мы помним. – О. С.). И нарек Иосиф имя первенцу: Манассия, потому что [говорил он] Бог дал мне забыть все несчастья мои и весь дом отца моего» (Быт.41:49–51). Вот здесь немножко непонятно: он забывает все свои несчастья, но почему он забывает дом отца своего? Скорее всего, это можно истолковать так: он забывает своих братьев, хочет их забыть, точнее, забыть то зло, которое они ему сделали, но он не забывает своего отца – отца-то он помнит!

«А другому нарек имя: Ефрем, потому что [говорил он] Бог сделал меня плодовитым в земле страдания моего» (Быт.41:52). Мы видим на примере Иосифа, как Господь не просто усовершенствовал этого человека, но эти совершенства, приобретенные во время его страданий, долгих переживаний, принесли ему даже некое благо! И не только духовного характера, но и земного счастья.

«И прошли семь лет изобилия, которое было в земле Египетской, и наступили семь лет голода, как сказал Иосиф (то есть, как он пророчески изрек! – О. С.). И был голод во всех землях, а во всей земле Египетской был хлеб. Но когда и вся земля Египетская начала терпеть голод49, то народ начал вопиять к фараону о хлебе. И сказал фараон всем Египтянам: пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет. И был голод по всей земле; и отворил Иосиф все житницы50, и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле» (Быт.41:53–57).

Слова – «пойдите к Иосифу и делайте, что он вам скажет», – представляются не завершенными. А что он (Иосиф) должен им сказать? Есть истолкование, что Иосиф потребовал от египтян совершить обрезание. Все египтяне, кроме фараона стали рабами Иосифу, а еще Аврааму было заповедано: «обрезывайте крайнюю плоть вашу: и сие будет знамением завета между Мною и вами. Восьми дней от рождения да будет обрезан у вас в роды ваши всякий младенец мужеского пола, рожденный в доме и купленный за серебро у какого-нибудь иноплеменника, который не от твоего семени» (Быт.17:11–12).

Мы можем предположить, что за время управления Иосифом в Египте, десятки тысяч египтян приняли веру Авраама, Исаака, Иакова и Иосифа.

Засуха коснулась всего тогдашнего Ближнего Востока, не только Египта, но и земель Ханаана, и других земель – Сирия, наверное, тоже испытывала голод. И люди стали приходить, чтобы покупать хлеб в Египте.

Однажды я беседовал с одним человеком, мы с ним обсуждали как раз жизнь Иосифа, и он сказал: «Я не понимаю, почему братья пришли за хлебом, ведь у них было много скота! Они могли бы есть мясо, в конце концов, не обязательно же лепешки печь». Но скот-то ведь тоже надо чем-то кормить. И когда нет пшеницы, то начинается падеж скота, и голод приобретает глобальный размер.

И Египет, благодаря Иосифу, которому Господь даровал мудрость, выжил и стал помогать другим окрестным народам. Но это все Господь делал только для одной цели: чтобы сберечь маленькую семью Иакова. Это – прежде всего. Конечно, Бог заботится о всем Своем творении, и сказано в Псалтири: «львы рыкают о добыче и просят у Бога пищу себе» (Пс.103:21), и когда птенцы кричат и просят пищи51, Господь и им тоже подает. Бог заботится обо всем творении: о птицах заботится и о цветах полевых52! Но семейство Иакова, дом Иакова, о котором хотел забыть Иосиф, Бог не забывал, и поэтому Бог так промыслительно устроил, что то, что, казалось бы, являлось трагедией для Иосифа, обернулось благословением для всех его близких.

И вот это – урок для нас, очень важный библейский урок! Несчастье – это некая духовная школа, – все эти скорби, боль, переживания, трагедии, какие-то катастрофы! Если верующий человек оказывается втянут в такие ситуации, он должен вынести из них правильные выводы. А у неверующих людей все лишено смысла: заболел? – ой, какая бессмыслица! Умирает человек – это вообще не имеет никакого смысла! А религия – она наполняет смыслом всё: и болезни, и страдания, и саму смерть мы наполняем смыслом, потому что там, где неверующие видят тьму, мрак, небытие, мы видим свет, и Бога, и встречу с Его милосердием. Именно религия дает возможность во всем видеть смысл: нет бессмысленных и несчастных случаев! Если человек заболел, если даже он не может поправиться – в этом есть какой-то смысл, Бог хочет усовершенствовать этого человека.

Поэтому любую сложную ситуацию, любую болезнь мы должны принимать как из рук Бога, мы должны говорить: «Если Господь нам это послал – а без воли Бога ни один волос не может упасть53 – значит, в этом есть какое-то намерение, которое предполагает для нас благо!» Когда Иосифа провозили мимо гробницы Рахили, он, конечно, был в полной депрессии, но он услышал голос своей матери: что Бог его не оставит. И потом он сотворил чудо, помолившись, когда была буря, и животные поднялись, двинулись дальше. Потом он истолковал сны хлебодара и виночерпия и сны, которые были у фараона. И мы видим, как он поднялся из страдания, из падения, что называется «дальше некуда», когда он был продан из Святой земли в рабство, заключен в камеру для смертников, обвиненный в прелюбодеянии…

Причем есть такое предание, что жена Потифара догадывалась, что муж ей не поверит. И муж действительно ей не поверил, пошел к мудрецам, а мудрецы говорят: покажи нам эту одежду, которую она содрала с Иосифа! И мудрецы говорят: если там порвано спереди, то, значит, действительно он хотел ее изнасиловать. Но если сзади порвано – значит, он хотел убежать от нее. И мудрецы покрутили этот кусок материи и говорят: «Ну, вот же, очевидно – сзади она схватила, вот здесь порвала…» И эта женщина стала догадываться, что Иосиф сумеет оправдаться в глазах Потифара, и она подговорила всех своих подружек, чтобы те рассказали своим мужьям, что Иосиф к ним ко всем приставал.

И когда Потифар возвращался от мудрецов, он увидел толпу мужчин, которым жены рассказали, что Иосиф – это вообще просто какой-то сексуальный маньяк, что он ко всем женщинам пристает, за всеми гоняется, причем голый, где-то бегает тут в кустах! И когда Потифар увидел толпу возмущенных мужчин, которые кричали: вот, жены нам говорят, что к ним тоже приставал, – это было все очень правдоподобно! Человека обвинили в том, что он просто маньяк какой-то сексуальный, и заключили в темницу. И Бог медленно, но очень уверенно выводил его из этого состояния и поставил, в конце концов, почти на самую верхнюю иерархическую ступень Египта: он был только ниже трона фараонова и стал самым главным человеком в Египте!

Это урок для нас – не отчаиваться, а делать правильные выводы и благодарить Бога за всё: и за благополучный исход, и за исход внешне для нас неблагополучный в той или иной ситуации. Потому что мы видим начало пути, но мы никогда не видим, куда эта дорожка, это стечение обстоятельств может нас привести. И когда Иосиф проявляет упование на Бога, все становится лучше и лучше: даже в тюрьме все нормально! И когда он чуть-чуть уклоняется в сторону – вот эта интрижка, когда он говорит: «Виночерпий, вот ты там за меня похлопочи!» – оборачивается двумя годами наказания Господа! Виночерпий забывает о нем, а через два года вспоминает. Это значит, что за эти два года Иосиф усовершенствовался и оказался в глазах Бога достойным освобождения. Сказано: «Вас постигло искушение не иное, как человеческое; и верен Бог, Который не попустит вам быть искушаемыми сверх сил, но при искушении даст и облегчение, так чтобы вы могли перенести» (1Кор.10:13).

И может быть, мы носимся с нашими болячками очень долго только потому, что мы еще не сделали правильные выводы: почему, за что, а главное, для чего нам посылаются страдания в этой жизни. И пусть судьба Иосифа станет таким ответом для нас, что ничто не лишено смысла, ничто! И если мы будем живы, и Господь позволит, то в следующий раз мы начнем изучение жизни Иосифа Прекрасного и историю его большой семьи с 42-й главы Книги Бытия.

Спаси вас Христос!

Беседа четвертая

Итак, мы остановились с вами на словах «был голод по всей земле; и отворил Иосиф все житницы, и стал продавать хлеб Египтянам. Голод же усиливался в земле Египетской. И из всех стран приходили в Египет покупать хлеб у Иосифа, ибо голод усилился по всей земле» (Быт.41:56–57). Чтобы понять Иосифа, его положение, надо представить себе такую ситуацию: когда человек находится в духовно-враждебном окружении, то решений этой проблемы может быть три.

Первое решение – человек может замкнуться и агрессивно противостоять тем влияниям, которые он испытывает извне. Причем он должен постоянно держать себя в некоем напряжении: если он расслабится, то окружение сумеет негативно на него повлиять.

Вторая возможная ситуация – человек может покинуть это окружение, чувствуя, что он не может противостоять всем сразу, как Иосиф, верующий человек, который оказался один в языческом Египте. Или уйти в состояние некой внутренней миграции. Но это очень зыбкая позиция, потому что в любой момент, когда он вновь сталкивается с этим миром, мир может деформировать его.

И третья возможная ситуация – это когда человек пытается само это окружение поднять до своего религиозного уровня, наполнить вот этот вакуум язычества религиозным содержанием монотеизма.

И вот Иосиф – это был человек, который пошел именно третьим путем. Он не замыкался в себе, не вел какую-то бесконечную полемику с окружающими его людьми, не пытался уклоняться от них, тем более что положение второго человека в государстве обязывало его быть на виду. Он решил поднять этих людей до своего уровня. Поэтому, когда мы читаем, что Иосиф кормил весь Египет хлебом, и не только Египет, но и окрестные страны, то надо понять, что он заботился не только о физическом насыщении этих людей, но, будучи пророком монотеизма, он, без сомнения, проповедовал веру в единого Бога. Сказано: «…не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4).

Собственно говоря, в языческом Египте именно того времени монотеизм одержал некую победу. Это было во время правления фараона Аменхотепа IV (Эхнатона). Это правление интересно тем, что появляется фараон, который начинает отрицать всех богов. И он провозглашает, что бог – один, и что надо поклоняться единому богу Атону. Символом этого единого бога для него является солнце. Он даже сменил имя на Эхнатон – «угодный Атону». И когда ученые обнаружили гробницу Эхнатона, то были удивлены, увидев, что его имя везде пытались соскрести. То есть для египтян он был фараон-еретик, который нарушал принципы язычества, оккультные традиции Египта.

Этот Эхнатон писал даже стихи, псалмы, в которых прославлял единого бога. И он в одном из псалмов восклицал:

Нет числа разноликим созданьям твоим.

Многообразие их скрыто от глаз человека.

Ты – единый творец, равного нет божества.

В единстве своем нераздельном ты сотворил…

Все, что ступает ногами по тверди земной,

Все, что на крыльях парит в поднебесье.

В Палестине и Сирии, в Нубии злотоносной,

в Египте.

Как мы видим, Палестина, родина Иосифа, стояла для Эхнатона на первом месте, может быть, потому что именно от евреев он и принял веру в Единого, Которого, впрочем, понимал по-своему.

И до сих пор ученые не могут до конца понять причины такой невероятной религиозной реформы – ее называют еще атонистической революцией, – потрясшей все устои общества, цивилизации и культуры тогдашнего Египта. Хотя имя Эхнатона известно, в основном, специалистам, а все остальные больше знают его жену Нефертити, знаменитое изображение, которой сохранилось в виде бюста.

Так вот на голом месте такой крупномасштабный эффект, как эффект Эхнатона, не мог появиться, поэтому, скорее всего, первые семена единобожия на земле Египта посеял Авраам, когда находился там с Саррой. Потом мы видим Иосифа, который не просто находится в Египте, а является вторым человеком в государстве. И, конечно же, он использовал это свое положение с тем, чтобы не только физически насыщать египтян, но и предлагать им некие семена монотеизма, то есть сеять в их сознании веру в божественное единство. Собственно говоря, многие ученые-религиоведы, которые изучают историю религий, отмечают, что зачаточные признаки монотеизма можно найти в каждом языческом культе. Это свидетельствует о том, что единобожие – это изначальный культ, естественный культ. А язычество как многобожие – это позднее наслоение.

Собственно говоря, если мы берем Священное Писание, то первое упоминание о язычестве мы можем найти в Книге Бытия. Здесь говорится о том, что до Потопа люди «начали призывать имя Господа [Бога]» (Быт.4:26) – ну, так это звучит в синодальном переводе. В действительности, если правильно перевести этот текст, то он означает, что люди стали присваивать имя Бога другим всяким вымышленным существам. То есть они стали не «призывать», а нарекать именем Бога солнце, луну, звезды, так как они в них видели проявление Божества, и потом это привело, собственно говоря, к многобожию.

Многобожие возникает как? Сначала, без сомнения, существовала вера в единого Бога, потом развивается культ о том, что Бог – не один, а у Него есть помощники: солнце, луна, звезды – они как бы на послушании у Бога, который всё сотворил. Потом, по аналогии с земными правителями, возникает такая идея: «Если ты хочешь, чтобы правитель тебя услышал – действуй через его окружение». Например, если вы хотите попасть к какому-то начальнику, то вы узнаете, кто его секретарь, кто близок к нему, кто из его команды может вам помочь. И вот такая же логика была и у язычников, потому что в каждом языческом культе мы находим верховное божество. А вокруг этого верховного бога стоят другие боги и полубоги, которые находятся у него в услужении.

И язычники рассуждали следующим образом: «Если мы не почтим слуг бога, которые выполняют его приказы, то мы и его не почтим!» Казалось бы, логика железная. Но, в конце концов, это приводило к тому, что единобожие вытеснялось процессом обожествления мира природы. Чтобы верить в невидимое, надо иметь какие-то усилия веры, а окружающий мир дает повод для трансформации, собственно говоря, единобожия. И чем больше окружающий мир разнообразен в природных проявлениях, тем больше богов. Например, представьте себе Индию, где буйство зелени, где разнообразие растительного и животного мира невероятно. И там дошло до того, что – есть такая пословица в Индии – «в каждой деревне есть свой верховный бог». Кто-то считает, что Хануман, царь обезьян, – верховный бог, кто-то считает, что Кришна, кто-то считает, что это – Шива. И так далее…

Но пустыня располагает к другому восприятию религиозной жизни, и не случайно, скажем так, когда Моисей вывел народ из Египта, он очень долго водил их по пустыне. Потому что единство ландшафта – песок-песок-песок, и над ним бесконечное небо – наталкивало людей на мысль о единстве всего мироздания под единым управлением единого Бога. Египет в то время, о котором мы говорим, во времена фараонов, – это не тот Египет, который сейчас.

Дело в том, что мусульмане погубили всю систему орошения Египта водами Нила. Как известно, Нил не имеет каких-то естественных ответвлений, и египтяне копали каналы. И система каналов – это была система орошения, за счет которой Египет весь был покрыт зеленью. Но когда мусульмане захватили эти земли, то они не занимались очищением каналов, и через несколько поколений все это заросло, все это погибло и превратилось в пустыню. А Древний Египет – это культ очень многих богов, и все боги имеют свои тотемы – то есть какое-то животное, которое символизирует того или иного бога. И богов изображали с человеческими телами, но с головой того животного-тотема, который являлся опознавательным знаком для того или иного бога.

Таким образом, Иосиф мог, конечно, внутренне сопротивляться этой ситуации: тому, что он, верующий во единого Бога, жил в таком окружении, но это была необходимость – постоянно держать себя в некотором напряжении. Если ты только чуть-чуть ослабнешь, то в тебя ворвется вся эта духовная нечистота язычества. Он мог оказаться в состоянии внутренней миграции, замкнуться или даже убежать куда-то. Но это очень опасная ситуация, потому что, столкнувшись с соблазном, ты сразу становишься его жертвой. И оставался только третий путь: он должен был трансформировать язычество, он должен был изменить мир вокруг себя и поднять его до уровня своей собственной монотеистической религиозности. И он пошел именно этим путем.

И мы читаем с вами 42-ю главу: «И узнал54 Иаков, что в Египте есть хлеб, и сказал Иаков сыновьям своим: что вы смотрите?» (Быт.42:1). Вот здесь возникает весьма резонный вопрос: Иаков боролся с Богом, боролся с Ангелом, и Бог изменил его имя. В случае с Авраамом, после того, как произошло изменение имени с אַבְרָם «Аврам» на אַבְרָהָם «Авраам», в Пятикнижии Моисея нигде уже не встречается имя «Аврам». Везде, в Торе только имя «Авраам» – как его Бог и изменил. Но в случае с Иаковом мы видим другую ситуацию: Ангел нарек его Израилем, Господь подтвердил перемену имени, но в самом Пятикнижии эти имена все равно как-то варьируются: то он называется יִשְׂרָאֵל «Израилем», то опять называется יַעֲקֹב «Иаков»! С чем это связано?

Это связано с тем, что любой человек живет двумя типами устремлений. Это устремления физиологические – к тем потребностям, которые связаны с жизнью тела, – и это стремления духа. Человек может быть неверующим, но он испытывает внутреннюю потребность в духовном. Для неверующих людей это реализуется в каком-то культурном пространстве. Но, так или иначе, человек – это существо, которое имеет некую двойственность, как апостол Павел пишет: «ибо плоть желает противного духу, а дух – противного плоти: они друг другу противятся, так что вы не то делаете, что хотели бы» (Гал.5:17).

И вот тот факт, что после изменения имени на Израиль имя Иакова не пропадает, свидетельствует о том, что он сумел наполнить духовным содержанием и мир, связанный с его телом, с теми процессами, которые проистекали из его существования во плоти. И таким образом отмененное имя как бы вернулось к нему, но оно уже говорило не о том Иакове, который обманывал Исава, ибо имя «Иаков» означает «тот, который перехитрит, обманет», и именно в будущем времени, а о том, кто преодолел, «обманул» свою греховную природу. И добился некоторого согласия, симфонии между своими плотскими началами и духовными потребностями.

То же самое происходит и со многими святыми: например, князь Владимир, который крестился с именем Василия. Но мы не чествуем его как Василия, а языческое имя «Владимир» вернулось к нам, казалось, смытое в купели крещения, потому что этот человек сумел свой прежний греховный опыт трансформировать. В наших молитвах есть такое выражение: «Сподоби мя, Господи, ныне возлюбити Тя, якоже возлюбих иногда той самый грех; и паки поработати Тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому. Наипаче же поработаю Тебе, Господу и Богу моему Иисусу Христу55»

Как мне один мужчина говорил, что когда он был горьким пьяницей, он мог ночью вскочить, бежать, искать ночной ларек, находить, покупать, приходить домой, все организовывать. А потом он задумался об этих словах: «и паки поработати Тебе без лености тощно, якоже поработах прежде сатане льстивому» И он стал думать: «А почему я ночью не могу встать на молитву, на Двенадцатипсалмие так же бодро, как вскакивал, когда возникала определенная потребность?» Ведь он помнил о том, что он мог не просто встать, но и одеться, и выйти из дома, бегать по заснеженной Москве, находить ночной ларек, там что-то покупать, возвращаться домой, готовить какую-то закуску себе и так далее.

И надо сказать, для многих людей их отрицательный опыт иногда приносит такие положительные результаты, потому что люди видят контраст.

Или как – я часто привожу такой пример – человек становится на молитву, и у него сразу зевота, ему хочется спать. Он с трудом заканчивает молитвенное правило, но вдруг раздается звонок по телефону, и он два часа разговаривает, и у него нет никакого желания спать. При этом о чем угодно может говорить, но если он прервет телефонный разговор и опять встанет на молитву, то у него вновь начнется зевота. И вот этот контраст уже обнаруживает для человека, что не так все просто в духовной жизни: идет борьба, идет брань.

История Прекрасного Иосифа – это история и о взаимоотношениях еврейского народа с Иисусом Христом, ни больше, ни меньше56. Дело в том, что двенадцать патриархов еврейского народа – это весь еврейский народ, потому что они, патриархи, – родоначальники колен. И когда Иосиф приходит к своим, свои его не принимают и за сребреники продают его. Ну, совершенно ясный для христиан образ: Христос приходит к своим, свои его не принимают, и за сребреники Он был продан Иудой.

И, более того, братья Иосифа уверовали в свой собственный обман: в то, что Иосиф умер. Они сначала обманули отца, принеся окровавленные одежды, а потом и сами уверовали в то, что Иосиф умер. Потому что, когда мы читаем дальше, они несколько раз говорят, что «у нас был брат, но он умер». Та же самая ситуация с евреями. Когда они рассуждают об Иисусе из Назарета, они говорят: «Да, был такой человек, но он умер».

И каково же было удивление, когда братья Иосифа узнали, что он – владыка Египта, и им надо было поклоняться ему! Конечно, будет великое удивление и у иудеев, когда они узнают, что плотник из Назарета Иисус (Иешуа), Он – Сын Божий! Сказано: «А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце. В тот день поднимется большой плач в Иерусалиме, как плач Гададриммона в долине Мегиддонской. И будет рыдать земля, каждое племя особо: племя дома Давидова особо, и жены их особо; племя дома Нафанова особо, и жены их особо; племя дома Левиина особо, и жены их особо; племя Симеоново особо, и жены их особо. Все остальные племена – каждое племя особо, и жены их особо» (Зах.12:10–14).

Он воссядет в день Суда на Престоле, и перед Ним придут поклоняться все племена, народы и языки. И к взаимоотношениям Иосифа с братьями следует проявить особый интерес. Ведь ситуация заключается в том, что Иосиф прощает своих братьев. Хотя они виновны, скажем так, в его предполагаемой смерти, как они думали.

Но, в конце концов, все это оборачивается каким-то удивительным образом во благо для всех: и для Иосифа, который становится вторым лицом в государстве – если бы он остался жить с братьями, то ничего такого бы не произошло, это совершенно очевидно, – и для самих братьев, для всей семьи Иакова, оборачивается их спасением, потому что начался голод, и голод был, в том числе, и в Ханаане. Голод, который был в Ханаане и по всему миру, – это образ, который указывает на апостасию последних времен, когда перед пришествием антихриста будет всемирное отступление от веры. И пророк Амос вот это всемирное отступление от веры сравнивает с голодом: «Вот наступают дни, говорит Господь Бог, когда Я пошлю на землю голод, – не голод хлеба, не жажду воды, но жажду слышания слов Господних. И будут ходить от моря до моря и скитаться от севера к востоку, ища слова Господня, и не найдут его» (Ам.8:11–12). И сейчас мы увидим, как семейство Иакова начинает ходить от Ханаана до Египта, от Египта до Ханаана в поисках пропитания. Это совершенно очевидный и ясный прообраз, который указывает на определенные времена.

«И узнал Иаков, что в Египте есть хлеб, и сказал Иаков сыновьям своим: что вы смотрите? И сказал: вот, я слышал, что есть хлеб в Египте; пойдите туда и купите нам оттуда хлеба, чтобы нам жить и не умереть. Десять братьев Иосифовых пошли купить хлеба в Египте, а Вениамина, брата Иосифова, не послал Иаков с братьями его, ибо сказал: не случилось бы с ним беды57. И пришли сыны Израилевы покупать хлеб, вместе с другими пришедшими, ибо в земле Ханаанской был голод. Иосиф же был начальником в земле той; он и продавал хлеб всему народу земли. Братья Иосифа пришли и поклонились ему лицем до земли» (Быт.42:1–6).

Здесь сыновья Иакова названы «Братья Иосифа», а не «сыновья Иакова». Это означает, что они перестали смотреть неприязненно на Иосифа, и вспомнили, что он был их братом. Или это означает, что они надеялись найти Иосифа, брата своего в Египте.

Вот здесь все очень непонятно; здесь сказано, что Иосиф продавал хлеб всем людям земли. Но это можно понять только образно: представить себе, что один конкретный человек торговал со всем Египтом, да еще со всеми людьми, которые приходили туда за хлебом, невозможно. Поэтому правильнее понять это выражение так, что он руководил этим процессом. Но вот в случае с братьями, скорее всего, он имел соглядатаев, которые отслеживали, что из Ханаана может появиться какая-то семья, которая будет состоять из одиннадцати или десяти братьев. И если они появятся, нужно будет сделать так, чтобы все те пункты, где продают хлеб, оказались бы закрытыми именно для этой семьи и чтобы они пришли непосредственно к Иосифу, потому что он сам хочет иметь дело с этой большой семьей.

Есть предание о том, что, когда братья шли в Египет, они понимали совершенно четко, что идут в ту страну, куда они продали Иосифа. К тому времени они пережили разочарование в своем поступке: помните, мы с вами говорили, что патриарх Иуда отделился от них, потому что, скорее всего, его обвиняли в том, что он, как глава общины, допустил продажу брата в рабство? И когда они пришли в Египет, они, по преданию, начали искать Иосифа. Где же они его искали? Они его искали в злачных местах египетских городов. Иосифа, по преданию, продали для блуда: он был молодой, красивый – так думали братья, и так планировали те люди, которые купили Иосифа. И он мог оказаться в публичном доме для разврата, чтобы ублажать египтянок. Господь судил иначе, но братья ничего об этом не знали. И, по преданию, они ходили по этим злачным местам, пытались навести какие-то справки, спрашивали: «Вот, несколько лет назад из Ханаана был продан молодой еврей, нельзя ли узнать, кто его купил или перекупил?»

Но Иосифа перекупали около четырех раз, пока его везли до Египта. По крайней мере, мы знаем, что он был в руках моавитян, потом он оказывается в руках измаильтян, потом опять у моавитян и дальше – у египтян.

И, кстати, трудно установить, успели ли сами братья его продать, потому что из ямы его вынули не братья – об этом мы с вами уже говорили. Но в Библии, в пророческих текстах, в текстах Нового Завета они считаются преступниками, которые продали своего брата58. Потому что Бог судит именно намерения. Если у них было намерение продать брата, но кто-то их опередил, они все равно несут ответственность за то, что они, как бы точно, продали своего брата в Египет. Бог судит намерение, и если человек не может его реализовать, но оно у него есть, то из-за каких-то помешавших преступлению обстоятельств он все равно не оказывается в положении невиновного человека – такого не бывает. Поэтому они виновны в любом случае – и именно в продаже своего брата. И они, конечно же, это вполне понимали. Искали следы пребывания Иосифа в Египте, но никого не нашли. А сам Иосиф, скорее всего, подстроил именно так, чтобы этих людей привели к нему.

«Братья Иосифа пришли и поклонились ему лицем до земли. И увидел Иосиф братьев своих и узнал их; но показал, будто не знает их, и говорил с ними сурово и сказал им: откуда вы пришли? Они сказали: из земли Ханаанской, купить пищи» (Быт.42:6–7). Когда Иосифа продавали в рабство, ему было семнадцать лет, он был очень молодой человек. Но сейчас Иосиф – это человек, который уже в годах, у него большая борода, и его узнать было просто невозможно. Но как он узнал братьев? Когда братья продавали его, некоторые из них были в таком возрасте, когда человек с этой же внешностью сохраняется достаточно длительное время. Это когда человек из юношеского возраста переходит в мужской, он меняется внешне. Те же Иуда, Рувим были уже зрелые люди, и их можно было узнать. Там, конечно, были братья, которые были молоды – этих Иосиф мог и не узнать, потому что, когда человек растет, он меняется. Но в целом он братьев своих узнал, не ошибся, что это именно они.

И Иосиф начинает вести некую игру с братьями – мы его в этом можем заподозрить. Это очень неправильное подозрение. В действительности, если мы проанализируем все поведение Иосифа с братьями, все их диалоги, мы увидим: он призывал их к покаянию, он призывал их к осознанию того, что они совершили преступление! Он давал им возможность даже пережить состояние рабства, когда задерживал их, когда Симеона посадил в тюрьму, чтобы они, сопереживая себе и друг другу, поняли, какое же преступление они совершили против Иосифа!

«Иосиф узнал братьев своих, но они не узнали его. И вспомнил Иосиф сны, которые снились ему о них; и сказал им: вы соглядатаи, вы пришли высмотреть наготу земли сей» (Быт.42:8–9). Вот тут тоже очень непонятно: он вспоминает сны и говорит: «вы соглядатаи». Как это может быть связано? Внешне это никак не связано. А сны были следующие: Иосиф видел во сне, что образно братья будут ему поклоняться. Но Иосиф не для этого ожидал встречи с братьями, он хочет вызвать у них покаяние – помните, мы с вами остановились на этой очень важной мысли? – потому что он хочет окружающий мир возвысить до своей религиозности. Он не хочет убегать от проблем своего окружения, он не хочет замыкаться в себе, он хочет именно возвышать людей до того состояния духовности, в котором он находился, чтобы они хотя бы имели представление о том, что это такое.

И вот он обвиняет их в том, что они шпионы, что они соглядатаи, которые пришли из другой страны посмотреть, разведать, потом вернуться, собрать армию и напасть. По сути, это политическое обвинение. Братья начинают оправдываться перед ним: «Они сказали ему: нет, господин наш; рабы твои пришли купить пищи» (Быт.42:10) – то есть у них совсем банальная проблема, как и у всех: закончился хлеб. Зерно использовалось не только для приготовления лепешек, зерном кормили скот, особенно в зимнее время, и наличие зерна определяло возможность выжить семье или погибнуть, если зерна не было. И они говорят, что пришли ради пищи, и поклоняются перед ним, опускаются на колени, потому что у них серьезные проблемы.

Они говорят: «мы все дети одного человека; мы люди честные; рабы твои не бывали соглядатаями. Он сказал им: нет, вы пришли высмотреть наготу земли сей. Они сказали: нас, рабов твоих, двенадцать братьев; мы сыновья одного человека в земле Ханаанской, и вот, меньший теперь с отцом нашим, а одного не стало» (Быт.42:11–13). Как это, «одного не стало»? Он сидит перед ними, этот «один», но они уверовали в то, что он умер, как современные иудеи верят в то, что умер Иисус из Назарета – «да, Он умер…»

Как я читал у одного раввина, который так и пишет в своей книге: «Конечно, это ужас, что молодого еврея, 33-х с половиной лет, отдали римлянам-язычникам! Талмуд запрещает отдавать еврея на казнь язычникам, даже если еврей виновен!» Евреи сейчас меняют отношение к Иисусу Христу. Они, во-первых, поняли, что Он был очень молод: 33-и с половиной года. Потом, факт, что они выдали его язычникам, Понтию Пилату и римлянам – это прямое нарушение предписаний Талмуда, где запрещается даже виновного в тяжелом преступлении выдавать язычникам на суд59.

Но здесь братья ведут себя как? Они пытаются быть искренними до конца, они рассказывают все как есть: один брат остался, а одного не стало. «И сказал им Иосиф: это самое я и говорил вам, сказав: вы соглядатаи» (Быт.42:14). Ну, здесь своя логика есть: если кого-то хотят обмануть, то начинают говорить какие-то подробности, и опытные люди это знают. В частности, братья здесь говорят: «Вот, у нас здесь один брат остался, другой у нас умер брат, пропал, вот мы десятеро пришли…» Обычно, когда говорят такие подробности, то сразу подозреваешь: «А, ну ясно, ясно. Всё придумали!» Поэтому реакция Иосифа естественна.

«Вот как вы будете испытаны: клянусь жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш» (Быт.42:15). Кстати, что очень интересно и знаменательно: Иосиф все-таки обманывает братьев, но все время клянется жизнью фараона. Ну, он же не может клясться именем Божьим, как это принято было принято иудеями и отменено Сыном Божиим60. И он постоянно использует, казалось бы, обычные для египтян клятвы жизнью фараона.

«Вот как вы будете испытаны: клянусь жизнью фараона, вы не выйдете отсюда, если не придет сюда меньший брат ваш». Он хочет видеть Вениамина. Дело в том, что только Вениамин – его абсолютный брат и по отцу и по матери. Другие его братья – братья только по отцу. Тем более Вениамин дорог ему, потому что Вениамин младше его, младший его брат. И у него могли быть подозрения, что братья могут также завидовать Вениамину: ведь мы с вами читали, что после предполагаемой гибели Иосифа Иаков привязался сердцем именно к Вениамину. Иаков был очень влюбчивый человек: сначала он к Рахили привязался сердцем, потом Иосиф у него был любимчик, Иосифа не стало – он к Вениамину привязался своим сердцем. И, конечно, эта любовь отца, которую мог предполагать Иосиф по отношению к Вениамину, ставила Вениамина в такое же опасное положение, в котором оказался сам Иосиф, в результате чего он (Иосиф) и был продан в египетское рабство. И он хочет как бы опередить ситуацию, чтобы брата доставили сюда.

Он говорит: «пошлите одного из вас, и пусть он приведет брата вашего, а вы будете задержаны; и откроется, правда ли у вас; и если нет, то клянусь жизнью фараона, что вы соглядатаи» (Быт.42:16). Ну, вот опять: «клянусь жизнью фараона», этого оккультного правителя. Это все равно, если православный человек скажет: «Клянусь душой Кашпировского!» Это ни больше, ни меньше – такая же аналогия. Конечно, православный так не скажет, но если в определенном окружении он окажется, среди экстрасенсов, например, то вполне может сказать, ёрничая.

«И отдал их под стражу на три дня» (Быт.42:17). Иосиф отдает их под стражу, выставив определенные условия, что они должны остаться в Египте, а один пусть отправится и привезет Вениамина.

«И сказал им Иосиф в третий день: вот что сделайте, и останетесь живы, ибо я боюсь Бога (ну, тут он ничего не врет, поэтому он может назвать имя Божье. – О. С.– примеч.наззвать е врет, поэтомует ВЕниамина.ети был рподанподробностиожении невиновного человека. ): если вы люди честные, то один брат из вас пусть содержится в доме, где вы заключены; а вы пойдите, отвезите хлеб, ради голода семейств ваших» (Быт.42:18–19). Сначала он предлагал, чтобы все братья остались в плену и только один пошел бы за Вениамином. Теперь он зеркально меняет ситуацию, он говорит: пусть девять братьев идут, а один останется, потому что он понял, что действительно у них там дети, в конце концов, отец там голодает, Иаков-Израиль. И он переменил свое решение.

«Брата же вашего меньшого приведите ко мне, чтобы оправдались слова ваши и чтобы не умереть вам. Так они и сделали. И говорили они друг другу: точно мы наказываемся за грех против брата нашего» (Быт.42:20–21). А где они говорили? Тут же они и говорили. Они были уверены, что он не понимает их языка: он говорит по-египетски, переводчик переводит братьям, а братья говорят на своем языке. То есть, Иосиф отлично понимал их разговоры. И вот здесь Иосиф видит, что он действует в правильном направлении: он хотел привести их к покаянию через такие жесткие меры, и он достиг результата, потому что братья говорят друг другу: «точно мы наказываемся за грех против брата нашего; мы видели страдание души его, когда он умолял нас, но не послушали [его]; за то и постигло нас горе сие» (Быт.42:21). Вот так к ним приходит раскаяние.

«Рувим отвечал им и сказал: не говорил ли я вам: не грешите против отрока? но вы не послушались; вот, кровь его взыскивается (здесь они уверены в том, что он даже погиб! – О. С.). А того не знали они (пишет Моисей. – О. С.), что Иосиф понимает; ибо между ними был переводчик» (Быт.42:23). Он отлично понимает еврейский язык, а они уверены, что этот египетский сатрап ничего понять не может.

Иосиф не может слушать этот диалог!.. Во-первых, он давно не слышал родного языка, и когда он услышал родную речь, конечно, у него все всколыхнулось внутри! Потом братья переживают раскаяние, они говорят о нем, и Иосиф, конечно, не может слушать!..

И мы читаем: «И отошел от них [Иосиф] и заплакал (он уходит в другую комнату, там он плачет, приводит себя в порядок. – О. С.). И возвратился к ним, и говорил с ними, и, взяв из них Симеона, связал его пред глазами их» (Быт.42:24). Вот это выражение «связал его пред глазами их» означает, что, как только они ушли, он его развязал.

«И приказал Иосиф наполнить мешки их хлебом, а серебро их (то есть то, которое они заплатили за этот хлеб. – О. С.) возвратить каждому в мешок его, и дать им запасов на дорогу. Так и сделано с ними. Они положили хлеб свой на ослов своих, и пошли оттуда. И открыл один из них мешок свой, чтобы дать корму ослу своему на ночлеге, и увидел серебро свое в отверстии мешка его» (Быт.42:25–27). Вот это для них, конечно, было чудом – то, что серебро вернулось каким-то непонятным образом. И из этого стиха мы видим, что они кормили свой скот именно зерном, поэтому наличие зерна – это очень важный момент.

«И сказал своим братьям (тот, кто нашел серебро. – О. С.): серебро мое возвращено; вот оно в мешке у меня. И смутилось сердце их, и они с трепетом друг другу говорили: что это Бог сделал с нами?» (Быт.42:28). Вот, они уже начинают понимать, что какая-то работа Божья ведется по отношению к ним, то есть Бог хочет что-то поменять в их жизни, Он как-то вторгается в их реальность этими чудесными событиями.

«И пришли к Иакову, отцу своему, в землю Ханаанскую и рассказали ему всё случившееся с ними, говоря: начальствующий над тою землею говорил с нами сурово и принял нас за соглядатаев земли той. И сказали мы ему: мы люди честные; мы не бывали соглядатаями; нас двенадцать братьев, сыновей у отца нашего; одного не стало, а меньший теперь с отцом нашим в земле Ханаанской. И сказал нам начальствующий над тою землею: вот как узнаю я, честные ли вы люди: оставьте у меня одного брата из вас, а вы возьмите хлеб ради голода семейств ваших и пойдите, и приведите ко мне меньшого брата вашего; и узнаю я, что вы не соглядатаи, но люди честные; отдам вам брата вашего (Симеона. – О. С.), и вы можете промышлять в этой земле» (Быт.42:29–34).

Почему Иосиф оставил у себя Симеона? – Вот это очень интересный вопрос. Дело в том, что Симеон и Левий, когда они находятся вместе – это гремучая взрывчатая смесь! Мы помним, что они напали на город Сихем и перерезали жителей города. Причем Симеону и Левию было по тринадцать лет, это были отроки! Конечно, они вели подвижный образ жизни, да и воспользовались тем, что все мужчины были в горячке в результате того, что сделали обрезание, – но все-таки отроки! И Иосиф, разлучая Симеона от Левия, а они именно в паре действуют очень агрессивно, таким образом научает нас не смешивать религию и политику. Потому что Левий – это колено священников, Симеон – это воин. И когда религия начинает заигрывать с миром политики, особенно организуя всякие священные войны, то это дает всегда очень тяжелый результат. Сказано: «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу» (Иак.4:4); и еще: «только колена Левиина не вноси в перепись61, и не исчисляй их вместе с сынами Израиля» (Чис.1:49).

И то, что Иосиф именно Симеона задержал у себя – это урок, который преподает нам Моисей, который описывает эти события и подсказывает, что не просто кого-нибудь из братьев, а именно Симеона он у себя задержал. Он показывает, что религиозные люди, а особенно священство, не должны путаться в политику.

И Иосиф это понимает. И евреи из этого обстоятельства, из факта, что Симеон задержан и отделен не просто от братьев, но, прежде всего, от Левия, выводят некий галахический принцип о том, что религию надо отделять от политики: это принципиально разные вещи. Ведь когда Иаков будет благословлять своих сыновей, он поставит их рядом, он скажет: «Симеон и Левий братья, орудия жестокости мечи их» (Быт.49:5). И он произнесет слова, что «проклят гнев их, ибо жесток, и ярость их, ибо свирепа» (Быт.49:7). Конечно, гневаться можно, но надо во всем знать меру. А они очень жестоко себя повели по отношению к людям, которые совершили обряд обрезания, то есть люди эти подходили к гиюру, к переходу в иудаизм, в веру в единобожие, могли перейти, и они могли стать братьями по вере, но их вырезали.

И мы читаем далее: «Когда же они опорожняли мешки свои, вот, у каждого узел серебра его в мешке его. И увидели они узлы серебра своего, они и отец их, и испугались» (Быт.42:35). Сначала один из братьев только нашел мешочек с серебром, а тут, когда они приехали, развьючили свой скот, все остальные нашли в своих мешках всё-то серебро, которое они заплатили за хлеб. И они испугались. Ну, во-первых, они испугались за Симеона, который остался там, а серебро почему-то здесь – получается, с них не взяли плату. Они могли подумать: может быть, они Симеоном расплатились?! Может быть, у египтян так принято?! Вот, человека оставили, деньги вернули, значит – всё, мол, кушайте хлеб, пожирая своего брата?!..

«И сказал им Иаков, отец их: вы лишили меня детей (каких детей? – О. С.): Иосифа нет, и Симеона нет…» (Быт.42:36). И вообще, у него есть все основания подозревать, что они его продали за этот хлеб, вместо платы отдали: деньги вернули, хлеб привезли, а брата оставили! Действительно, он может подозревать, что они продали брата, на эти деньги купили хлеб, сэкономили свои деньги! «…и Вениамина взять хотите, – все это на меня!» (Быт.42:36).

«И сказал им Иаков, отец их: вы лишили меня детей: Иосифа нет, и Симеона нет, и Вениамина взять хотите, – все это на меня (как ему вообще все это перенести?! – О. С.)! И сказал Рувим отцу своему, говоря: убей двух моих сыновей, если я не приведу его к тебе; отдай его на мои руки; я возвращу его тебе (Вениамина. – О. С.)» (Быт.42:36–37). Рувим выступает здесь как первенец. Но он должен был молчать, потому что он совершил грех кровосмешения, он вошел к одной из наложниц отца!

«Он (Иаков. – О. С.) сказал: не пойдет сын мой с вами; потому что брат его умер (вот здесь Иаков, может быть, впервые так конкретно говорит, что их брат, а его сын, умер. – О. С.), и он один остался» (Быт.42:38). Почему Вениамин один остался? Ведь столько братьев! Да потому, что Иосиф и Вениамин были очень похожи на Рахиль – они же дети красавицы Рахили! И, взирая на Вениамина, а до этого – на Иосифа, Иаков вспоминал свою любимую жену. Он говорит: «он один остался». Здесь имеется в виду: один – тот, который от Рахили, от любимой жены.

«Если случится с ним несчастье на пути, в который вы пойдете, то сведете вы седину мою с печалью во гроб» (Быт.42:38). Конечно, это серьезные переживания. Иаков не хочет этого делать, он как бы уже готов был пожертвовать Симеоном и не хочет никого никуда отпускать!

Но следующая глава начинается словами: «Голод усилился на земле» (Быт.43:1). То есть Бог ведет Свою работу! Господь посылает несчастья не для того, чтобы отомстить нам. Он всегда посылает несчастья, чтобы мы сделали правильные выводы в тех или иных обстоятельствах. Бог не испытывает нас, это я вам часто говорю, Он пытается нас усовершенствовать. Ему не надо нас испытывать: мы для Него абсолютно прозрачны, Он знает, что мы из себя представляем.

«Голод усилился на земле. И когда они съели хлеб, который привезли из Египта, тогда отец их сказал им: пойдите опять, купите нам немного пищи» (Быт.43:1–2). Здесь Иаков сам уже выступает инициатором, потому что он понимает, что они обречены на смерть…

«И сказал ему Иуда, говоря: тот человек решительно объявил нам, сказав: не являйтесь ко мне на лице, если брата вашего не будет с вами. Если пошлешь с нами брата нашего, то пойдем и купим тебе пищи, а если не пошлешь, то не пойдем, ибо тот человек сказал нам: не являйтесь ко мне на лице, если брата вашего не будет с вами» (Быт.43:3–5).

Здесь Израиль начинает возмущаться: «Израиль сказал: для чего вы сделали мне такое зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат?» (Быт.43:6). Ему, пожилому человеку, совершенно непонятно, зачем они стали так откровенничать?! Прямо вот так всё рассказали: мол, один брат у нас остался… Они же могли, в принципе, и промолчать, и не возникла бы эта ситуация! Но когда они говорили, они же не думали, что этот человек потребует: вот, приведите мне этого брата вашего! И возмущение Израиля-Иакова – оно резонно.

«Для чего вы сделали мне такое зло, сказав тому человеку, что у вас есть еще брат? Они сказали: расспрашивал тот человек о нас и о родстве нашем, говоря: жив ли еще отец ваш? есть ли у вас брат? Мы и рассказали ему по этим расспросам. Могли ли мы знать, что он скажет: приведите брата вашего62? Иуда же сказал Израилю, отцу своему: отпусти отрока со мною, и мы встанем и пойдем, и живы будем и не умрем и мы, и ты, и дети наши; я отвечаю за него, из моих рук потребуешь его; если я не приведу его к тебе и не поставлю его пред лицем твоим, то останусь я виновным пред тобою во все дни жизни; если бы мы не медлили, то уже сходили бы два раза. Израиль, отец их, сказал им: если так, то вот что сделайте: возьмите с собою плодов земли сей и отнесите в дар тому человеку несколько бальзама и несколько меду, стираксы и ладану, фисташков и миндальных орехов; возьмите и другое серебро в руки ваши; а серебро, обратно положенное в отверстие мешков ваших, возвратите руками вашими: может быть, это недосмотр» (Быт.43:6–12).

Вот здесь Иаков тоже устанавливает некий принцип, который нельзя нарушать: нельзя получать что-либо, не платя за это. Потому что на самом деле в жизни приходится за всё платить. И если мы это не делаем сразу, то придется это сделать потом. И Иаков, как человек духовный, это понимает. Здесь он говорит как Израиль, и вот это чередование: Иаков – Израиль, Израиль – Иаков, не случайно. В тех случаях, когда он называется Израилем, в нем больше говорит его духовность. В тех же случаях, где он называется Иаковом, он больше говорит как отец семейства. То есть это не просто отказ от повторов одного имени.

«И брата вашего возьмите (он отпускает Вениамина, хотя ему очень тяжело. – О. С.) и, встав, пойдите опять к человеку тому; Бог же Всемогущий да даст вам найти милость у человека того, чтобы он отпустил вам и другого брата вашего и Вениамина, а мне если уже быть бездетным, то пусть буду бездетным» (Быт.43:13–14). Смотрите, говоря о том, как надо поступить, он предполагает, что он может всех детей потерять: вот в такой он оказался безысходной ситуации. И все это из-за того, что Иосиф обманывает братьев, не сознаётся, что он – Иосиф. И в результате Иаков терпит муки от этого обмана. Опять обманщик обманут! Ведь он когда-то обманул своего отца, слепого Исаака, – когда хитростью брал у него благословение, обходя Исава.

«И взяли те люди дары эти, и серебра вдвое взяли в руки свои, и Вениамина, и встали, пошли в Египет и предстали пред лице Иосифа» (Быт.43:15). Конечно, этот момент – очень трогательный момент в Библии, когда Иосиф видит своего брата Вениамина63, родного и по отцу, и по матери. Вениамин молод, и его лицо – как лицо матери…

Иосиф очень любил свою мать. Когда произошла встреча Иакова с Исавом – помните, там описано, как Исав спрашивает: «А кто это у тебя?», когда увидел, что Иаков пришел с детьми: тут и женщины стоят, и эти мальчишки… А Иаков отвечает: «Это дети, которых мне Господь дал». И тогда Исав переживает разочарование в своей жизни, он понимает, что настоящее счастье в жизни – это семья. А у Исава тяжелая семья была, он даже свои одежды прятал у матери. И когда все они подходят к Исаву, чтобы познакомиться с ним, – Иаков подошел, поцеловал его, потом дети, жены, – там в тексте видно, что Иосиф закрыл свою мать, он перед матерью подошел. Потому что мать была очень красивая, а этот «дядя разбойник возьмет ее и заберет!» И он прикрывал свою мать, он вышел вперед перед матерью, что было нарушением этикета: дети идут за родителями, а не впереди, а там видно, что он был впереди. И для него сейчас вот эта встреча с Вениамином – это значит увидеть лицо матери, увидеть ее глаза!

«Иосиф, увидев между ними Вениамина [брата своего, сына матери своей], сказал начальнику дома своего: введи сих людей в дом и заколи что-нибудь из скота, и приготовь, потому что со мною будут есть эти люди в полдень» (Быт.43:16). То есть он принимал их где-то вне своего дома, а теперь он хочет, чтобы эти люди вошли в дом, где он жил, а не только туда, где он работал.

Истолковывая слова: «введи сих людей в дом», Блаженный Иероним Стридонский, пишет: «И в другом месте мы читаем, что этот Иосиф, явившийся прообразом Спасителя, был мужем святым. Он был продан своими братьями, ибо они продали брата своего, и правил в Египте и Спаситель наш был продан иудеями и правил в Египте века сего. итак, этот Иосиф, муж святой, исключительный, преодолевший жестокость своим благочестием, который потому был продан в Египет, чтобы он накормил Египет, как и братьев своих, которые его продали, – итак, этот Иосиф пригласил братьев своих»64.

«И сделал человек тот, как сказал Иосиф, и ввел человек тот людей сих в дом Иосифов» (Быт.43:17). Вот здесь это выражение: «человек тот» – в еврейском языке обозначает «еще тот», то есть «известный человек». Какой же это известный человек? Это Манассия, сын Иосифа! Это не просто «какой-то человек» – это «еще тот человек»!

«И испугались люди эти, что ввели их в дом Иосифов» (Быт.43:18). Значит, они понимают, что это уже какие-то не деловые отношения: их почему-то вводят в дом! Во-первых, непонятна ситуация с этим серебром, а тут еще и в дом привели к такому высокопоставленному человеку. Вообще, что он замышляет? Зачем он хочет младшего брата забрать себе? Может быть, что-то неприличное? «И испугались люди эти» – то есть они испытали страх, и они начинают думать: почему он так себя ведет?

«И испугались люди эти, что ввели их в дом Иосифов, и сказали: это за серебро, возвращенное прежде в мешки наши, ввели нас, чтобы придраться к нам и напасть на нас, и взять нас в рабство, и ослов наших (здесь возникают самые дурные предчувствия, они завладевают их сердцами. – О. С.). И подошли они к начальнику дома Иосифова, и стали говорить ему у дверей дома, и сказали: послушай, господин наш, мы приходили уже прежде покупать пищи» (Быт.43:18–20). Они разговаривают с Манассией! Манассия знает, кто это такие, он на них смотрит огромными глазами – это его дяди, десять дядей сразу! То ни одного не было, а то, значит, сразу десять!.. И говорят на языке, которому, естественно, Иосиф обучил и Манассию, и Ефрема – своих детей.

«И случилось, что, когда пришли мы на ночлег и открыли мешки наши, – вот серебро каждого в отверстии мешка его, серебро наше по весу его, и мы возвращаем его своими руками; а для покупки пищи мы принесли другое серебро в руках наших, мы не знаем, кто положил серебро наше в мешки наши. Он сказал (он понимает, кто стоит перед ним. – О. С.): будьте спокойны, не бойтесь (он уже знает весь план наперед: если бы это был посторонний человек, он этого бы не знал! – О. С.); Бог ваш и Бог отца вашего дал вам клад в мешках ваших; серебро ваше дошло до меня. И привел к ним Симеона (Симеон приходит к ним, по крайней мере, Симеон жив. – О. С.). И ввел тот человек людей сих в дом Иосифов и дал воды, и они омыли ноги свои; и дал корму ослам их. И они приготовили дары к приходу Иосифа в полдень, ибо слышали, что там будут есть хлеб» (Быт.43:21–25).

Ну, «будут есть хлеб» – это образное выражение, как у нас говорят: «Давайте чайку попьем?» Да ведь и не только чай, но и все остальное… «И пришел Иосиф домой; и они принесли ему в дом дары, которые были на руках их, и поклонились ему до земли» (Быт.43:26). Вот здесь они второй раз поклоняются ему, а ведь было два сна – помните? И вот дважды уже повторяется это действие – когда они поклоняются Иосифу.

«Он спросил их о здоровье и сказал: здоров ли отец ваш (первый раз он о нем спрашивает: он же переживает за отца! – О. С.) старец, о котором вы говорили? жив ли еще он? Они сказали: здоров раб твой, отец наш; еще жив. [Он сказал: благословен человек сей от Бога.] И преклонились они и поклонились» (Быт.43:27–28). Вот здесь Иосиф допускает очень серьезную ошибку! Его братья называют Иакова рабом Иосифа, они говорят: «здоров раб твой, отец наш», и Иосиф не возражает на это! И за это Иосиф умрет раньше всех своих братьев, он умрет очень молодым. Потому что он должен был возразить на то, что его отца, пожилого человека, старца, патриарха, пророка Бога назвали его рабом. Это же его отец! Здесь мы не видим, что он как-то особо реагирует на это высказывание: он промолчал. И истолкователи говорят, что за это, именно за это дни жизни его будут сокращены. Почитание родителей увеличивает срок жизни человека на земле (Исх.20:12), следовательно, непочтительное отношение к родителям сокращает жизнь их чад.

«И поднял глаза свои [Иосиф], и увидел Вениамина, брата своего, сына матери своей, и сказал: это брат ваш меньший, о котором вы сказывали мне? И сказал: да будет милость Божия с тобою, сын мой!» (Быт.43:29). Здесь он называет Вениамина сыном своим – это тоже оплошность, он – его брат! У Вениамина отец – Иаков, и Иосиф тут дважды как бы оскорбляет отца, возвышая себя над ним: первый раз он стерпел, что его отца называют его рабом, второй раз себя ставит на положение отца Вениамина.

«И поспешно удалился Иосиф (он, наверное, понял, что он как-то не так разговаривает, как-то не так реагирует на ситуацию! У него все смешалось внутри, тем более, он увидел брата единокровного и по матери и по отцу. – О. С.), потому что воскипела любовь к брату его, и он готов был заплакать, и вошел он во внутреннюю комнату и плакал там» (Быт.43:30). Здесь, конечно, мы начинаем понимать характер Иосифа: он не озлобился! Он сидел в тюрьме достаточно долго, но он не озлобился, он сохраняет чувствительность, он плачет, когда слезы подходят к его глазам. Но ему надо привести себя в порядок, потому что братья же могут догадаться!

«И умыв лице свое, вышел, и скрепился и сказал: подавайте кушанье» (Быт.43:31). Здесь, наверное, переводчики просто не знали, как перевести это слово. «Скрепился» – это значит, что он мобилизует все свои силы, то есть он на пределе такого момента, когда может сам себя разоблачить! Ему тяжело вести этот диалог… Ведь это же воспоминания, это чувства определенные нахлынули на него!..

«И подали ему особо, и им особо, и Египтянам, обедавшим с ним, особо, ибо Египтяне не могут есть с Евреями, потому что это мерзость для Египтян» (Быт.43:32). Вот здесь мы видим, что Иосиф соблюдает заповеди дома Иакова: он не ест вместе с язычниками. Мотивация у него может быть такая, что он «слишком великий», чтобы с ним тут ели какие-то его рабы. Но и братьям он делает отдельный стол, потому что он понимает, что и они тоже не должны есть с язычниками.

Кстати, в Новом Завете содержатся очень серьезные запреты на взаимоотношения с людьми другой веры. Сказано: «Кто приходит к вам и не приносит сего учения, того не принимайте в дом и не приветствуйте его. Ибо приветствующий его участвует в злых делах его» (2Ин.1:10–11). Сказано, что нужно с осторожностью общаться с ними, «гнушаясь даже одеждою…» (Иуд.1:23 ). И еще сказано: «…даже и не есть вместе» (1Кор.5:11). Совместная трапеза – это проблема. Не каждого человека надо пускать за свой стол, где с вами едят ваши дети, ваши родные и близкие.

«И сели они пред ним, первородный по первородству его, и младший по молодости его, и дивились эти люди друг пред другом. И посылались им кушанья от него, и доля Вениамина была впятеро больше долей каждого из них. И пили, и довольно пили они с ним» (Быт.43:33–34). Вот здесь дважды повторяется слово «пили». Значит, много выпили. Почему? Потому что в Писании так просто слова не повторяются, и когда нужно поставить какой-то акцент, то слово встречается дважды. Это значит, что говорится о том, что действие совершалось не один раз. «И пили, – и дальше добавляется, – и довольно пили они с ним». Итак, это была трапеза, которая длилась довольно долго, но при этом соблюдался закон не вкушать с язычниками, и он братьям своим создал такие же условия.

Вот сейчас мы должны обсудить очень важную тему. Мы с вами уже неоднократно говорили о том, что праведные люди еще до дарования Моисеева закона закон соблюдали. Но являлся ли для них закон законом, если Бог его еще не установил? Вот такой, может быть, неудобно поставленный вопрос. Смотрите, мы видим, что Авраам платит десятину Мелхиседеку; Ной отделяет чистых животных от нечистых; Иосиф соблюдает чистоту стола, за которым ест, и для себя, и для своих братьев – они не питаются вместе с язычниками. Все эти законы появятся значительно позже. Следовательно, какие же были мотивы и побуждения всё это исполнять? Они действовали по личной инициативе, пророческим духом они предвидели, что именно так поступать правильно, потому что они были пророки Божии!

Но при всем при этом они могли и эти принципы обходить, потому что они не были даны как законы. Единственными законами, которые были даны Богом на тот момент, были законы, данные Ною: не вкушать пищи с кровью, не выдирать кусок из живого животного, казнить убийц. Был закон против самоубийства, идолопоклонства, блуда и, естественно, был закон о суде. Вот эти законы существовали, и они были обязательны. А вот то, что пророки исполняют, и очень подробно исполняют: например, Авель приносит жертву «…принес от первородных стада своего и от тука их… » (Быт.4:4) – точно так, как записано в Книге Левит, – это были побуждения исполнить всякую правду!

И сразу возникает вопрос: а вот когда люди уже получили заповеди от Бога и стали их исполнять, кто находится на более высоком положении: тот, кто еще не получил, но уже исполняет Закон, или тот, кто, получив Закон и зная, что он получен от Бога, исполняет его без побуждений, а из самого факта, что это – Божий Закон? И, как это не покажется странным, те люди, которые знают Закон и исполняют его, находятся на более высоком духовном уровне. А те, которые руководствуются только побуждением – на более низком. Побуждение, если оно связано с пророческим духом, не может решить все тонкости Закона. Да, Иаков соблюдал Закон, но где-то он его и нарушал. Но это – побуждение! Он ведь женился на двух родных сестрах: на Рахили и Лии! А жениться на сестрах Закон запрещает. Да, Авраам исполнял Закон, но он вкушал мясную и молочную пищу одновременно, когда трем путникам он предложил и молочную пищу, и мясную!

Это говорит о том, что побуждение может быть очень правильным, оно может быть очень хорошим, оно может иметь религиозную мотивацию, но руководствоваться надо заповедями Бога! Вот это очень важно нам понять, потому что, к сожалению, в наше время люди плохо знают законы Божии, каноны Церкви, правила святых Отцов, и мы руководствуемся больше нашими побуждениями! Вот есть побуждение встать на молитву и помолиться – встаем. Нету побуждения – перекрестился, один земной поклон, лег на кровать и до утра лежишь. Это – побуждение, и оно не является чем-то последовательным, потому что оно как всплеск неких чувств, которые, может быть и в верном направлении, нас побуждают.

Но более правильно мы поступаем, когда мы изучаем заповеди Бога, каноны Церкви, правила святых Отцов, руководствуемся этими принципами и стараемся их строго исполнять. Потому что если мы будем движимы побуждениями, это не будет чем-то постоянным в нашей жизни, мы будем заложниками собственного настроения. Есть настроение – ты молишься, нет настроения – ты не молишься. А Православие – это образ жизни! Православный человек – это человек, который утром читает утренние молитвы, вечером – вечерние молитвы, который в среду и в пятницу постится, который в субботу вечером идет в церковь, в воскресенье утром он тоже в церкви, во все двунадесятые праздники он на всенощной присутствует и на Литургии присутствует.

Поэтому, хотя мы и научаемся от патриархов Авраама, Исаака и Иакова, очень многому научаемся, поражаемся их пророческому предвидению, предчувствию заповедей, которые появятся позже, но, при всем при этом, побуждение, которое, может быть, в жизни пророка и играет огромную роль, для людей обычных – это опасный путь. Иногда в какой-то ситуации мы говорим: «У меня нет сегодня настроения пойти в храм, погода какая-то не такая!» Поэтому здесь нам надо лучше понимать, что Православие – это действительно образ жизни.

И каноны Церкви – слово «канон» обозначает «палка», но это не палка для битья, это линейка, с помощью которой надо отмерять. И если Православие – это образ жизни, то канон показывает нам меру того, что мы должны исполнить, будучи мирянами, будучи дьяконами, будучи пресвитерами, будучи епископами… Будучи отцом семейства, кормящей матерью и так далее… То есть для каждого человека есть церковное правило, каноны. Для каждой жизненной ситуации в Библии можно найти какие-то советы.

Но если они знали все законы Ноя – а они, конечно же, знали эти законы, они их изучали – и имели побуждения к другим законам, они не могли их игнорировать! Но побуждения – это не есть что-то принципиальное. Поэтому мы видим и исполнение, и нарушение, это варьируется.

Итак, они сидят долго, но они долго и не виделись. «И приказал [Иосиф] начальнику дома своего, говоря: наполни мешки этих людей пищею, сколько они могут нести, и серебро каждого положи в отверстие мешка его, а чашу мою, чашу серебряную, положи в отверстие мешка к младшему вместе с серебром за купленный им хлеб. И сделал тот по слову Иосифа, которое сказал он. Утром, когда рассвело, эти люди были отпущены, они и ослы их. Еще не далеко отошли они от города, как Иосиф сказал начальнику дома своего: ступай, догоняй этих людей и, когда догонишь, скажи им: для чего вы заплатили злом за добро? [для чего украли у меня серебряную чашу?] Не та ли это, из которой пьет господин мой и он гадает на ней? Худо это вы сделали. Он догнал их и сказал им эти слова. Они сказали ему: для чего господин наш говорит такие слова? Нет, рабы твои не сделают такого дела. Вот, серебро, найденное нами в отверстии мешков наших, мы обратно принесли тебе из земли Ханаанской: как же нам украсть из дома господина твоего серебро или золото? У кого из рабов твоих найдется [чаша], тому смерть, и мы будем рабами господину нашему» (Быт.44:1–9).

Конечно, они возмущены, что после такой длительной совместной и дружественной трапезы их обвиняют в том, что они чашу украли. Казалось бы, все проблемы уже решены, казалось бы, все прояснилось, и Вениамина они привезли, как он просил, и Симеона вернули! Но как будто бы их нагоняет их прошлое, и опять какие-то неприятности… И опять это повод вспомнить, что они согрешили против Иосифа, своего брата. Прошлое – оно настигает нас, прежде содеянные грехи нагоняют нас и наносят предательский удар в спину, они не отпускают нас так просто. И братья это понимают.

И вот слуга, посланный Иосифом, говорит: «хорошо; как вы сказали, так пусть и будет: у кого найдется [чаша], тот будет мне рабом, а вы будете не виноваты. Они поспешно спустили каждый свой мешок на землю и открыли каждый свой мешок» (Быт.44:10–11). Им нечего бояться, они уверены в том, что они правы. Но не все так просто! Ведь грех-то остался грехом: они продали своего брата. Здесь они себя чувствуют, как сейчас молодежь говорит, «стопудово», то есть «всё нормально»: вот мешки, вот, пожалуйста, смотри. Но не так-то всё просто! Грех затерян в их прошлом: мальчика семнадцати лет бросили в яму (зиндам), продали чужим людям непонятно для чего, зачем…

«Они поспешно спустили каждый свой мешок на землю и открыли каждый свой мешок. Он обыскал, начал со старшего и окончил младшим; и нашлась чаша в мешке Вениаминовом» (Быт.44:11–12). Они же клялись! Рувим клялся и Иуда клялся, что они вернут Вениамина! Рувим даже сказал: «Детей моих двух убей, если не вернется младший Вениамин!»

«И разодрали они одежды свои, и, возложив каждый на осла своего ношу, возвратились в город» (Быт.44:13). Видите, Египет не отпускает их! Он вцепился в них почему-то, этот Египет! А потому, что там проблема не разрешена еще с Иосифом! Они не примирились с ним, они и не похоронили его.

Как иудеи – они же страдают постоянно! Я с одним разговаривал иудеем, он показал на мой крест и говорит: «Все плохое в нашей истории из-за Него!» И показывает на Иисуса Христа. Я ему объясняю: «Если бы вы поступили правильно, у вас бы не было никаких проблем! Вы считали, что Он – лжепророк, но если бы вы казнили лжепророка, вы получили бы награду от Бога! Но то, что у вас проблемы из-за Него – это значит, что Он Сын Божий! Поэтому у вас и проблемы из-за Него!»

«И пришли Иуда и братья его в дом Иосифа, который был еще дома, и пали пред ним на землю» (Быт.44:14). А Иосиф ждет! Вот это выражение: «который был еще дома» – он ждет! Ведь, в конце концов, у него не гастроном, куда можно прийти, набрать продуктов и отправиться к себе. Здесь он хочет увидеть в их сердцах какой-то духовный процесс.

«Иосиф сказал им: что это вы сделали? разве вы не знали, что такой человек, как я, конечно угадает? Иуда сказал: что нам сказать господину нашему (они уже запутались! – О. С.)? что говорить? чем оправдываться? Бог нашел неправду рабов твоих (вот здесь они говорят о своем преступлении: они же не воровали чашу, они могут Вениамина подозревать, но не себя! – О. С.); вот, мы рабы господину нашему, и мы, и тот, в чьих руках нашлась чаша. Но [Иосиф] сказал: нет, я этого не сделаю; тот, в чьих руках нашлась чаша, будет мне рабом, а вы пойдите с миром к отцу вашему» (Быт.44:15–17). «С миром»… Какой же это мир, когда им надо стать вестниками гибели Вениамина? Но они же уже были вестниками смерти Иосифа, выдуманной смерти! И все повторяется заново. Этот человек их отсылает, они не знают, что это – Иосиф: «пойдите с миром к отцу». Что же это за мир: прийти к отцу и сказать: «И Вениамина теперь забрали»! Это уже не мир. И это уже было, это повторяется. Прежде содеянные грехи – они нас настигают, причем на разных этапах нашей жизни. Поэтому очень важно просить у Бога, чтобы Он защитил нас от прежде содеянных грехов.

«И подошел65 Иуда к нему и сказал: господин мой, позволь рабу твоему сказать слово в уши господина моего, и не прогневайся на раба твоего, ибо ты то же, что фараон» (Быт.44:18). То есть он хочет спровоцировать Иосифа на откровенный разговор: «так что же ему нужно, от нас». И вот начинается диалог между братьями, на повышенных тонах, он очень продолжительный – не будем его рассматривать во всех деталях. Но результат этого диалога следующий.

45-я глава начинается словами: «Иосиф не мог более удерживаться при всех стоявших около него и закричал: удалите от меня всех. И не оставалось при Иосифе никого, когда он открылся братьям своим. И громко зарыдал он, и услышали Египтяне, и услышал дом фараонов. И сказал Иосиф братьям своим: я – Иосиф» (Быт.45:1–3). Когда они услышали на своем родном языке эти слова: «ани Йосеф» – «я – Иосиф», вот тут, конечно, все встрепенулось в сознании братьев! Они поняли, почему все эти бури были, почему все эти задержки были, почему все эти какие-то нелепые обвинения были, какие-то случайности совершенно дикие были: когда серебро в их мешках находится, а потом вдруг чаша нашлась, как будто бы они какие-то жулики-профессионалы…

Аллегорически истолковывая слова: «Иосиф не мог более удерживаться при всех стоявших около него и закричал: удалите от меня всех», Святитель Амвросий Медиоланский, пишет: «И приказал Иосиф всем отойти, чтобы братья узнали его. Ведь Иисус пришел, как Он Сам говорит, только «к погибшим овцам дома Израилева» (Мф.15:24). И громко зарыдав, он сказал: «я – Иосиф. Жив ли еще отец мой? Это означает, что Он простирал Свои руки к народу неверующему и непокорному, и не искал посланника или вестника, но Господь Сам желает спасти народ Свой66.

«Я – Иосиф, жив ли еще отец мой? Но братья его не могли отвечать ему, потому что они смутились пред ним» (Быт.44:3). И вот однажды нечто подобное произойдет с еврейским народом, когда во дни антихриста пророк Илия сойдет с Небес и обличит антихриста, и они узнают, что истинного Мессию они распяли. И будет плач стоять во всем Иерусалиме, когда падшая скиния дома Давидова будет возрождаться через веру во Иисуса Христа. Как я уже вам говорил, вся история Иосифа в его взаимоотношениях с братьями – это парообразно история взаимоотношения еврейского народа, который произошел именно от этих колен, от этих братьев, с Иисусом Христом. Сказано: «А на дом Давида и на жителей Иерусалима изолью дух благодати и умиления, и они воззрят на Него, Которого пронзили, и будут рыдать о Нем, как рыдают об единородном сыне, и скорбеть, как скорбят о первенце» (Зах.12:10); и еще: «Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее» (Деян.15:16).

Сегодня мы рассмотрели с вами очень много материала и, как бы завершая нашу сегодняшнюю беседу, вновь коснемся двух вопросов, которые мы сегодня рассматривали.

Итак, у Иосифа было три возможных формы поведения, когда он жил в Египте. Он мог резко противостоять экспансии язычества, но постоянно держать себя в напряжении человек не может: если у вас соседи безбожники, вы, конечно, можете не обращать внимания на их приглашения, крепиться, но в какой-то момент проявите слабость, и мир поглотит вас. Мы можем убегать от соблазнов: быстро пробежал по лестничной площадке, закрылся дома, «мой дом – моя крепость». Но когда мы окажемся один на один с соблазнами мира, а иногда это происходит совершенно неожиданно, то мир нас поглотит. Это не выход – бегать от соблазнов, хотя это и неплохо бывает иногда: как известно, Иосиф не бегал за блудом, он бегал от блуда.

Но Иосиф в своем поведении выбрал самую правильную тактику: не убегать от проблем, не противостоять им, замыкаясь в себе, как улитка в раковине, а возвысить окружающий мир со всеми его проблемами до своего религиозного уровня. И вот, он из братьев вытягивал покаяние, он вытягивал из них признание в том преступлении, которое они совершили. И надо сказать, что он достиг своего результата.

Проблема большой семьи – это, на самом деле, проблема рода человеческого. Потому что все мы, весь род человеческий, произошли от одной крови, крови Адама, и все мы как одна семья. И наши проблемы решаются только во Иисусе Христе, Господе нашем. Он обеспечивает нас всем необходимым. Кто питает нас? Кто кормит? И не только нас, русских, но и негров в Африке, индейцев в Америке. Кто насыщает хлебами, посылает дождь для плодородия? Это всё делает Бог.

Но когда Бог открывается нам, мы не должны Его отталкивать! Конечно, счастье быть христианином. Христианин – это человек, который знает подлинные намерения Бога и знает характер Бога. Потому что Бог Отец познаётся только в Сыне Своем. Как сказано: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин.1:18). И вот когда небеса однажды с шумом пройдут и Бог явит Свой лик открыто, возникнет пауза, точно такая же, как когда Иосиф сказал братьям вот эти слова: «Ани Йосеф! Я – Иосиф!» – и тогда им стало все понятно.

Вот сейчас нам многое непонятно в этой жизни. А почему русские живут плохо? Почему у нас в стране кризис? Вот у американцев кризис, а они сытые такие все, довольные. У них, наверное, другой кризис, у них проблемы другие! Почему вот так вот Господь ведет один народ, а другой – совсем иначе? Многое непонятно! Как и братьям Иосифа: они запутались в этих проблемах. Какие-то обвинения выдвигаются против одного народа, одно, другое…

Но когда Господь явится в реальность этого мира, тогда прояснится все! И тогда не надо будет задавать вопросы: «почему?», «зачем?»… Потому что Иисус Христос, как очень правильно говорил один немецкий богослов Карл Барт, есть смысл человеческой истории. В Новом Завете это выражено словами Сына Божьего: «Я есмь Альфа и Омега, начало и конец» (Откр.1:8).

Итак, Иосиф как бы поставил точку. Можно, кстати, на этом и закончить беседы об Иосифе, но это было бы не всё. Потому что они должны переселиться в Египет. Зачем Бог попустит им переселиться в Египет? Почему Россия, православная Святая Русь оказалась на семьдесят лет под коммунистическим игом? Почему Бог те или иные народы бросает в горнила испытаний? Почему шесть миллионов евреев погибли во время Второй мировой войны? У нас много бывает вопросов в жизни, и на следующей беседе мы постараемся ответить на некоторые из них. Смысл истории, назначение страданий, что является подлинным благом для человека: благополучие тела или благополучие духа? Но это – потом, если будем живы и Господь позволит, мы встретимся в другой раз. Спаси вас Христос!

Беседа пятая

Мы продолжаем изучение слова Божьего. Наш цикл называется «Семейная жизнь ветхозаветных патриархов», эта часть цикла – о Прекрасном Иосифе, она называется «Проблемы большой семьи». И в последний раз мы говорили с вами о том, как братья Иосифа узнали о том, что их брат жив и, более того, что он стал вторым человеком в Египте. И Иосиф принимает решение, чтобы его семья переехала жить в Египет, и было приглашение фараона, который был обязан Иосифу очень многим. И когда фараон узнал, что он может помочь его семье, он с радостью это делает.

Надо сказать, что пока был жив Иосиф, отношение к народу Божьему в Египте было очень хорошим. Никто их не угнетал, они имели целый ряд льгот. Но когда умер Иосиф, отношение сразу же начало меняться. Но то, что называется «порабощением еврейского народа», происходит тогда, когда умерли и все остальные братья – очевидцы тех событий, которые происходили во дни Иосифа. Есть такое агадическое предание, что порабощение евреев происходило следующим образом. Фараон объявил, что будут строить новые города. И так как эти города должны были получить статус «священных», то был выдвинут девиз по всему Египту: «Все на стройку!»

На первый день рабочего процесса, на первый день стройки пришел фараон, пришли все его министры, пришли египтяне, пришли верующие евреи. И фараон сам начал копать, за ним копали министры – это была как бы стройка века, у всех был большой энтузиазм. На следующий день фараон уже не появился, но были его министры. Потом постепенно министров становилось все меньше и меньше, а потом через два-три месяца начали разбегаться уже и египтяне. В конце концов остались одни евреи. Они хотели прекратить эту стройку. Но везде были такие объявления на глиняных табличках: «Ты нужен Египту! Ты нужен своей стране! Работай, трудись!» И когда евреи хотели покинуть эту грандиозную стройплощадку, им сказали: «Нет! Вы обязаны работать!» И произошло закабаление.

В Книге Исход говорится, что закабаление, угнетение евреев начинается тогда, когда правителем становится фараон, «который не знал Иосифа». Но трудно себе представить, что какой-то фараон мог не знать, не слышать ничего про Иосифа, который спас Египет. Поэтому этот текст, что «…восстал в Египте новый царь, который не знал Иосифа» (Исх.1:8), надо понимать так, что он не хотел его знать, он не хотел вспоминать те заслуги, которые народ Божий явно имел перед египтянами.

А здесь как бы начало этой ситуации: они переезжают в Египет всем семейством. И мы читаем с вами 46-ю главу:

«И отправился Израиль со всем, что у него было, и пришел в Вирсавию, и принес жертвы Богу отца своего Исаака67. И сказал Бог Израилю в видении ночном: Иаков! Иаков!68 Он сказал: вот я. Бог сказал: Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет69, ибо там произведу от тебя народ великий; Я пойду с тобою в Египет70, Я и выведу тебя обратно71. Иосиф своею рукою закроет глаза твои» (Быт.46:1–4).

Вот здесь немножко непонятна ситуация: почему Бог хочет, чтобы они пошли в Египет и чтобы именно в Египте они стали народом?

В Книге Бытия с 12-й по 50-ю главу излагается история одной семьи, а то, что мы называем еврейской национальностью, возникает в Книге Исход – там описываются события становления, возникновения этого народа. Почему Господь настаивает, что они должны пойти в Египет (Мицраим), оказаться в этом языческом окружении (ведь Египет – это оккультная цивилизация) и там сформироваться как народ? Чтобы нам ответить на этот вопрос, надо задать еще один: почему Господь попускает Своим людям, Своему народу страдания?

Мы с вами уже говорили, когда начинали беседы о праведном Аврааме, что Бог никогда не посылает нам испытания, чтобы нас, что называется, испытать. Потому что для Бога мы абсолютно прозрачны, Ему не надо нас испытывать, проверять, перепроверять: Он знает, что у нас внутри. Сказано: «…ибо Дух все проницает, и глубины Божии. Ибо кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1Кор.2:10–11).

Господь посылает те или иные испытания Своим людям или целому народу для того, чтобы усовершенствовать их. Единственная цель всех сложностей, переживаний, проблем, с которыми мы сталкиваемся по воле Бога: Господь хочет через эти обстоятельства нас усовершенствовать.

И когда Господь говорит Иакову (Израилю): «Я Бог, Бог отца твоего; не бойся идти в Египет, ибо там произведу от тебя народ великий», Он имеет в виду следующую ситуацию: если семья Иакова останется в Ханаане, то они могут ассимилироваться, они могут раствориться среди жителей Ханаана, тем более что у них общий язык. Семитские племена – это племена, которые кочевали между Месопотамией и Египтом, а многие жители Ханаана также относились к семитам, хотя и не все.

Но если они будут в Египте – там другой язык. Египет (Мицраим) – это удел Хама (Быт.10:6), сына Ноя, там более явлены языческие заблуждения древних людей, более явно присутствует оккультизм, чем как это замаскировано, завуалировано среди маленьких общин жителей Ханаана. И Господь хочет, чтоб народ сформировался, именно находясь в таком серьезном враждебном окружении.

И вот здесь возникает вопрос о самом понятии святости в ветхозаветном понимании – об этом мы уже говорили.

В Ветхом Завете святость обозначается словом קֹדֶשׁ кодеш, кадош. Экзегеты, следуя традиции, трактуют глагол с корнем קדש как «быть отделенным», «обособленным»…

И Господь хочет, чтобы Его народ был свят, то есть отделен от всех остальных. И хотя верующие должны будут жить рядом с язычниками в Египте, но на фоне такого яркого контраста человеческих заблуждений они должны именно состояться как нация, которая отделена от всех других народов и их заблуждений. Это же самое имел в виду и Господь наш Иисус Христос, когда Он говорил Своим ученикам: «Вот, Я посылаю вас, как овец среди волков: итак будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф.10:16). Об этом же сказано и в Евангелии от Иоанна, что «…свет во тьме светит, и тьма не объяла его» (Ин.1:5).

Господь говорит, что Он будет с потомками Иакова-Израиля: «Я пойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно. Иосиф своею рукою закроет глаза твои». Конечно, для Иакова эта весть о том, что Иосиф жив, что он закроет его глаза, – это радостная весть, потому что ему трудно было поверить, как мы видели ранее, он не сразу мог понять, что действительно это так, он не сразу мог поверить, что Иосиф жив.

Святитель Амвросий Медиоланский, так аллегорически истолковал призыв к Иакову, – переселиться в Египет: «Каким образом они не понимают того, что сами читают, и отрицают Моисея, которого почитают, ибо не хотят верить его писаниям? Что же более очевидно, нежели то, что в этом месте они призываются перейти в Церковь Божию, чтобы сжатые прежде в узких границах Иудеи они перешли к народу Божию, который собрался со всего мира, из всех племен и народов, и сделался великим народом. Действительно, «по всей земле прошло вещание их» (Пс.18:5). Итак, зовется Иаков сыновьями своими, то есть народ иудейский призывается к благодати72.

«Иаков отправился из Вирсавии; и повезли сыны Израилевы Иакова отца своего, и детей своих, и жен своих на колесницах, которые послал фараон, чтобы привезти его» (Быт.46:5).

Конструкция этого текста очень сложная: говорится о многих, и в то же время говорится «привезти его». Это связано с тем, что праведник своего поколения, любой праведный в своем поколении, является наиболее ясным выразителем целого поколения в самых лучших каких-то его достижениях. Поэтому, хотя говорится о многих, но говорится и об одном. Известный текст «…Когда Израиль был юн, Я любил его и из Египта вызвал сына Моего» (Ос.11:1) в одинаковой степени относится и к святому семейству, когда с Богомладенцем Иисусом они возвращались в Землю обетованную после бегства в Египет и к исходу еврейского народа из египетского плена также.

Чередование имен Иаков-Израиль – Израиль-Иаков, мы с вами уже об этом говорили, используется здесь не просто так: имя «Израиль» – это имя духовное, которое означает «воин Божий», а имя «Иаков» – означает обманщика. И то, что Иаков получает новое имя, свидетельствует о том, что он смог возвыситься над своим, скажем так, набором ген, над своим происхождением, потому что сначала было определено, что он – обманщик. Имена давались в пророческом озарении, и в имени обозначалась как бы вся судьба человека. Но Иаков сумел преодолеть рок и возвыситься над своим происхождением, даже над теми пророческими предсказаниями о нем, что он будет обманщиком. Но уход, спуск в Египет может означать риск духовной деградации, если не для самого Израиля (Иакова), то для его потомков.

И то, что с появлением имени Израиль не пропадает имя Иаков, свидетельствует о том, что он лично сумел сделать религиозно правильные выводы из негативного опыта прошлого.

То есть, предшествующий опыт может иметь некую ценность в глазах Бога, потому что он научает человека не возвращаться к тем ошибкам, которые он имел. Авва Сысой в «Добротолюбие» говорит, что Бог попускает нам отходить от Него, впадать в разные грехи с одной целью: чтобы мы поняли, что мы не можем жить без Него!

Итак, «Иаков отправился из Вирсавии; и повезли сыны Израилевы Иакова отца своего, и детей своих, и жен своих на колесницах, которые послал фараон, чтобы привезти его». Кого «его» – мы уже ответили на этот вопрос. А с другой стороны, ответ может быть еще и такой: когда о многих говорится как об одном, это свидетельствует о единодушии этих людей.

«И взяли они скот свой и имущество свое, которое приобрели в земле Ханаанской73, и пришли в Египет, – Иаков и весь род его с ним. Сынов своих и внуков своих с собою, дочерей своих и внучек своих и весь род свой привел он с собою в Египет74. Вот имена сынов Израилевых, пришедших75 в Египет: Иаков и сыновья его. Первенец Иакова Рувим76» (Быт.46:6–8).

Надо сказать, что через весь текст Книги Бытия проходит сквозная тема о том, что первенцы никогда не оправдывают тех надежд, которые на них возлагают их родители. А в свете того, что в Библии сказано: «Израиль есть сын Мой, первенец Мой» (Исх.4:22), характеристика всех первенцев, которые упоминаются в Книге Бытия, косвенно является характеристикой, судьбой всего еврейского народа.

Кто первый первенец был? Каин! Каин, который убил Авеля. Каких еще первенцев мы знаем? У Авраама первенец был Измаил. Измаил был злодей, разбойник, который, правда, совершил «тешува» – покаяние, примирился с Богом, признав превосходство над собой Исаака. Следующий первенец – это Исав, сын Исаака. Исаак любил Исава, но Исав был злодей! И первенец Иакова – это Рувим. Рувим совершил страшный грех: он вошел в шатер к одной из наложниц Иакова и с ней переспал – то есть взошел на кровать своего отца и спал с одной из его жен.

Таким образом, Книга Бытия показывает характеристику первенцам: это может быть и убийца, это может быть и разбойник, это может быть и злодей, это может быть и прелюбодей. В системе истолкований Ветхого Завета любое понятие воспринимается по первому употреблению этого термина в тексте, рассматривая его контекст.

Например, винопитие. Где впервые упоминается винопитие? В связи с Ноем, который напился, разделся догола и без памяти лежал в шатре. Или, например, сказано, что когда у одного левита родился ребенок – будущий Моисей, – то ребенок был «очень красив» (дословно: «хорош» כִּי טוֹב) (Исх.2:2). А где это слово – «хорош» впервые встречается в Библии? Когда говорится, что «увидел Бог свет, что он טוֹב хорош, и отделил Бог свет от тьмы» (Быт.1:4). И по первому упоминанию даже о каком-то термине мы определяем, почему родители сказали, когда Моисей родился, что он «хорош»? – Комната наполнилась светом.

И если мы говорим о первенце, а первенец – это Израиль, еврейский народ, то Книга Бытия дает уничтожающую характеристику всем первенцам. Каин – убийца, Измаил – разбойник, Исав – злодей, а Рувим – прелюбодей.

«Вот имена сынов Израилевых, пришедших в Египет: Иаков и сыновья его. Первенец Иакова Рувим. Сыны Рувима: Ханох и Фаллу, Хецрон и Харми. Сыны Симеона: Иемуил и Иамин…» (см. Быт.46:8–25).

И дальше перечисляются имена сыновей Иакова и их детей, их потомков. Надо сказать, что Книга Исход начинается с повторения всех этих имен: «Вот имена сынов Израилевых, которые вошли в Египет с Иаковом, вошли каждый с домом своим…» (Исх.1:1). Эти слова можно перевести так: «Вот имена, которые вошли в Египет». Само еврейское название Книги Исход – שְׁמוֹת «Шмот» – означает «Имена».

Почему можно сказать, что имена пришли в Египет? Это связано с тем, что имя любого человека отчасти определяет его судьбу. Особенно если имя дается в пророческом озарении, как имена своим детям давали Рахиль и Лия. И эти имена потом являлись характеристикой для всех потомков в каждом колене. И когда в Книге Исход говорится, что «имена пришли в Египет», это не значит, что люди не пришли, а пришли только открытки с их именами – конечно, нет. Но здесь очень важно, что в имени заложена была концепция того, что с ними произойдет. И то, что они сформировались как нация из двенадцати колен – это означает: из двенадцати имен. Важно и то, что, сохранив еврейские имена, они не нарушали своей национальной идентичности.

И вот эти имена будут украшать и Новый Иерусалим. Как Иоанн Богослов описывает Новый Иерусалим в Апокалипсисе: «И вознес меня в духе на великую и высокую гору, и показал мне великий город, святый Иерусалим, который нисходил с неба от Бога. Он имеет славу Божию. Он имеет славу Божию. Светило его подобно драгоценнейшему камню, как бы, камню яспису кристалловидному. Он имеет большую и высокую стену, имеет двенадцать ворот и на них двенадцать Ангелов; на воротах написаны имена двенадцати колен сынов Израилевых» (Откр.21:10–12). И вот когда Иоанн Богослов нам это сообщает, мы делаем для себя маленькое открытие: двенадцать апостолов было именно потому, что каждый принадлежал к одному из колен Израиля. По крайней мере, такое истолкование допустимо. Хотя родственная близость между некоторыми апостолами и могла быть, но каждый мог принадлежать строго к своему колену. Как в связи с Девой Марией мы видим, что Она – из дома царя Давида, но в то же время Елисавета, которая сродница Ее, имеет отношение к священническому дому Левия: иногда очень близко друг от друга оказывались колена еврейские.

И вот происходит переселение Иакова и всего его дома, дома Израиля, в Египет. И мы читаем:

«Всех душ, пришедших с Иаковом в Египет, которые произошли из чресл его, кроме жен сынов Иаковлевых, всего шестьдесят шесть душ. Сынов Иосифа, которые родились у него в Египте, две души. Всех душ дома Иаковлева, перешедших [с Иаковом] в Египет, семьдесят [пять]» (Быт.46:26–27).

Число семьдесят у нас получается только в Масоретском тексте Ветхого Завета. Но Масоретский текст, на который ориентируется Российское Библейское Общество, не всегда бывает адекватен разным древним спискам книг Ветхого Завета.

В церковнославянском и древнеславянском тексте мы не найдем число семьдесят: там будет число семьдесят пять. В Масоретском тексте – семьдесят. В Синодальном переводе: «семьдесят [пять]» – пять стоит в квадратных скобках, что означает, что пять в дополнении к семидесяти взято из Септуагинты, из перевода Пятикнижия Моисея на древнегреческий язык, который был сделан до Рождества Христова по заказу известной Александрийской библиотеки.

Но что интересно: когда обнаружили Кумранские рукописи в середине XX века, то в тех текстах Торы, которые (сам процесс переписки) относятся к периоду II века до Рождества Христова, мы имеем число семьдесят пять. А для нас, христиан, это очень принципиально! Почему? Потому что когда перед побиванием его камнями архидиакон Стефан проповедовал, он тоже называет число семьдесят пять, говоря: «Иосиф, послав, призвал отца своего Иакова и все родство свое, душ семьдесят пять» (Деян.7:14).

Значит, с самого начала христиане настаивали на этой цифре, она подтверждается Септуагинтой, она подтверждается христианским Новым Заветом и Кумранскими свитками. Она не подтверждается Масоретским переводом, который, кстати, не является переводом – это текст с огласовками: еврейские подлинные тексты записывались только согласными, а масореты проставили гласные. Но так как, меняя гласные, мы можем получить разные слова, то можно это назвать и переводом. Начался этот процесс в V-м веке, а закончился в XII-м! Только в XII веке эта Масора была окончательно сформирована. У нас, таким образом, древнеславянский текст Библии древнее, чем Масора.

Об этом надо знать. Почему я останавливаю на этом внимание? Христианская традиция сохранила точное количество душ, которые вошли с Иаковом в Египет. А Масоретский текст, который делался уже пост-иудейскими религиозными деятелями, людьми, уже не имевшими отношения к Ветхозаветной Церкви Бога, а пребывавшими в заблуждении, оказался искажен.

То же самое и с известной Книгой Еноха. Есть коптская версия Книги Еноха, есть древнеславянская ее версия. На Книгу Еноха ссылается апостол Иуда в своем Послании в Новом Завете (Иуд.1:14–15), и евреи на протяжении многих столетий кичились тем, что у христиан неправильная Книга Еноха, а у них Книга Небесных Колес – самая правильная. Но когда в Кумранах обнаружили подлинную Книгу Еноха – датировка списка этой книги относится ко времени до Рождества Христова, – она оказалась адекватной коптскому тексту и адекватной древнеславянскому тексту. И совершенно никак она не адекватна еврейской апокрифической Книге Еноха. Когда провели исследования ее текста («Книга Небесных Колес»), то установили, что она была создана даже в позднем Средневековье.

Таким образом, мы видим, что в христианской традиции сохраняется точность библейского текста, в отличие от синагоги, которая по некоторым вопросам отошла от первоначального текста. И все те неточности, которые существуют между Масоретским текстом и греческой Септуагинтой, не наблюдаются, если сравнивать Септуагинту и Кумранские рукописи. У нас об этом мало говорят, наверное, потому, что Библейское общество – это общество, которое в свое время было организовано масонами, проплачивалось ими. И они делают акцент строго и именно на Масоре. Но это неправильный их выбор, потому что целый ряд свидетельств – когда сравниваются одни тексты с другими, и особенно с открытыми в Кумранах, – показывает, что Масора погрешает по отношению к древнейшим рукописям библейских книг.

И дальше мы читаем:

«Иуду послал он пред собою к Иосифу, чтобы он указал77 путь в Гесем. И пришли в землю Гесем» (Быт.46:28).

Земля Гесем была предназначена для Иакова и его семейства по распоряжению фараона. И когда будет десять египетских казней, то они будут на территории всего Египта, кроме земли Гесем.

Например, когда будет тьма осязаемая (Исх.10:21), она будет везде, эта тьма, но ее не будет в земле Гесем. Когда будет нашествие песьих мух (Исх.8:20–25), то везде будут летать эти песьи мухи, египтяне будут пытаться спрятаться от них безуспешно, но в земле Гесем ничего этого не будет. Потому что земля Гесем станет территорией Бога, ибо территория Бога – это Его народ. Поэтому Господь и сказал ранее Иакову: «Я пойду с тобою в Египет, Я и выведу тебя обратно». Может быть, здесь имеется в виду то, что тело его вывезут? Да, и это тоже имеется в виду, потому что Иаков в своем завещании скажет, чтобы его похоронили в земле Израиля. Но здесь речь идет и о том, что Сам Господь рукою крепкой, мышцей простертой выведет наследие Иакова из египетского плена.

Итак, они приближаются к Египту, посылают Иуду вперед, и Иосиф не может усидеть на месте: он знает, что приближается момент его встречи с отцом. И мы читаем:

«Иосиф запряг78 колесницу свою и выехал79 навстречу Израилю, отцу своему, в Гесем, и, увидев его, пал на шею его, и долго плакал на шее его» (Быт.46:29).

Происходит радостная встреча отца с сыном: прошло много лет, сколько они не виделись! И теперь Иаков видит своего сына, Иосиф-сын видит своего отца – это очень радостный момент!

«И сказал Израиль Иосифу: умру я теперь80, увидев лице твое, ибо ты еще жив» (Быт.46:30).

Ну, казалось бы, не совсем понятно: «умру я теперь, увидев лице твое» – я бы даже сказал, что немножко коряво перевели. А смысл этих слов такой: «Теперь я могу спокойно умереть, ибо я увидел твое лицо, и я знаю, что ты – жив».

«И сказал Иосиф братьям своим и дому отца своего: я пойду, извещу фараона и скажу ему: братья мои и дом отца моего, которые были в земле Ханаанской, пришли ко мне» (Быт.46:31).

Да, кстати, Синодальный перевод Библии – не считается каноническим. В том смысле, что когда делался вот этот русский Синодальный перевод, официальная формулировка была такая: «Для благочестивого домашнего чтения». То есть этот текст, русский перевод Библии, так называемый Синодальный, изначально не предназначался именно для богословских изысканий. Статус канонического перевода книг Библии имеет только церковнославянский перевод. Поэтому если вы возьмете исследования дореволюционных авторов, то они, как правило, отталкивались от церковнославянского перевода Библии, который имел статус именно официального церковного перевода и восходил к равноапостольным братьям Кириллу и Мефодию.

Итак, Иосиф доводит до сведения фараона, хочет сообщить фараону, что «братья мои и дом отца моего, которые были в земле Ханаанской, пришли ко мне». И надо фараону представить их как совершенно неопасных людей: «эти люди пастухи овец, ибо скотоводы они; и мелкий и крупный скот свой, и все, что у них, привели они» (Быт.46:32). То есть задача Иосифа была следующей: он должен был убедить фараона, что эти люди не представляют опасности для египетской государственности, что это простые люди, это – пастухи.

Когда окончилась Первая иудейская война в I-м веке, и начались потом волнения, все готовились ко Второй иудейской войне, то один из римских императоров попросил выяснить: есть ли среди еврейского населения Палестины люди, которые могут претендовать на царскую власть. То есть, надо было выявить всех потомков царя Давида. И собрали целую группу людей, и привезли их, и поставили пред лицом римского императора. А среди них были и христиане, которые тоже были из дома царя Давида. И император спросил у них: «У вас есть какие-то претензии? Вы хотите вернуть дом царский?» Эти люди показали только свои руки, да такие грубые, что император сказал: «Да-да-да, конечно-конечно! Идите уже назад. С вами все ясно…»

Так вот и здесь такая же ситуация: Иосиф объясняет, что они – очень простые люди, и отец его, и братья, и его племянники. А теперь нужно, чтобы фараон это увидел сам: «Если фараон призовет вас и скажет: какое занятие ваше (наставляет Иосиф своих. – О. С.)? то вы скажите: мы, рабы твои, скотоводами были от юности нашей доныне, и мы и отцы наши, чтобы вас поселили в земле Гесем. Ибо мерзость для Египтян всякий пастух овец» (Быт.46:33–34).

«Мерзость для Египтян всякий пастух овец»… Почему? Потому что египтяне обожествляли очень многих животных, их боги были наполовину люди, наполовину звери, и они с презрением относились к скотоводам. В основном египтяне жили за счет выращивания злаковых культур: они выращивали пшеницу, ячмень. Кроме злаковых – лен. Это была такая сельскохозяйственная цивилизация, сориентированная на злаковые растения.

И здесь мы видим принципиальную разницу между народом Божьим и мицраим-египтянами. Эта разница возвращает нас к первым временам, когда у Адама и Евы родились два сына: один – Каин (Каин был земледелец), другой – Авель (Авель был пастух овец). Без сомнения, Хам, который есть отец Мицраима (Египта), наследует некую «духовную» традицию Каина и каинитов. Есть очень древнее предание, что жена Ноя – Ноема была именно каинитка, потому что само упоминание ее имени в списках сыновей Каина не совсем понятно, для чего было нужно, если в дальнейшем эта сюжетная линия никак не развивалась. Поэтому здесь вновь встреча этих двух цивилизаций: мира Иакова и его детей – а они все пастухи, они продолжают традицию Авеля праведного, – и земледельческой, каинитской, хамитской культуры древнего языческого и оккультного Египта.

Надо сказать, что многие языческие культы и обряды были связаны с земледелием. Например, когда египетские фараоны ожидали разлив Нила – я об этом говорил как-то, – он (фараон) делал указ: «Пусть Нил разливается!» И бросали его в реку. И египтяне верили, что называется, как молодежь говорит: «стопудово», что Нил разливается только потому, что фараон написал такой указ и бросил его в воду. Поэтому они с презрением относились к животноводам и животным, которые, как им могло показаться, никак не подчинены в своих жизненных циклах фараону и жрецам.

И Бог великих вождей Своего народа призвал на общественное служение именно от стад овец: мы видим, что Авраам очень долгое время пас овец, Моисей был пастухом, царь Давид был пастухом…

Это связано с тем, что скотоводческие культуры, народы – это люди с намного большим терпением, чем те, кто слишком привязан к земле. Авель, с точки зрения допотопного мира, – так он и вовсе занимался бесполезным делом, он был пастух овец! А ведь до Потопа-то не ели мяса! Мясо было разрешено в пищу только после Потопа, во дни Ноя, когда Потоп уже прекратился. Так и получается, что Авель выращивал овец только для жертвоприношений! И любая пастушечья цивилизация – это цивилизация, в которой очень распространены были жертвы в виде животных, которым надрезали горло, и кровь вытекала.

Смысл таких жертв был следующий. Человек, который приносил подобную жертву, считал себя достойным смерти. Но так как Бог его не умерщвляет почему-то – не очень понятно, почему, поскольку грешники обычно ждали наказания сразу с небес, то они приносили заместительную жертву. И когда древний еврей перерезал горло жертвенному животному, он перед этим возлагал свои руки на голову жертвы и каялся в своих грехах. А когда он видел, как вытекает кровь, он абсолютно точно осознавал, что это его надо было бы зарезать за его преступления. Сказано: «Да и все почти по закону очищается кровью, и без пролития крови не бывает прощения» (Евр.9:22), Библия учит: «Ибо возмездие за грех – смерть…» (Рим.6:23). И когда он видел, что называется, под своими руками последнюю конвульсию умирающего животного: или это вол был, или овца, или овен, или козел – он переживал ситуацию, он очень сильно переживал ситуацию! То есть в их занятии животноводством были и религиозные мотивы – вот почему они этим занимались.

А цивилизация каинитов, цивилизация хамитов, Мицраим – она слишком заземленная, они все в этом прахе сидели земном. Цивилизация Вавилона, Сеннаара – это тоже заземленная ситуация, когда они делали кирпичи из глины, обжигали их на огне и строили башню от земли до неба. Здесь нет движения, здесь оседлость – в любой такой цивилизации! Впрочем, в Книге Иисуса сына Сирахова сказано: «Не отвращайся от трудной работы и от земледелия, которое учреждено от Вышнего» (Сир.7:15). Само по себе земледелие ничего в себе не содержит, если нет вот этих языческих мотивов, которые очень опасны.

Итак, эти две цивилизации – скотоводческая и земледельческая – пребывали в некотором таком антагонизме. И здесь происходит их встреча, но она небезопасна! Поэтому Иосиф хочет, чтобы фараон понял, что они должны жить отдельно, потому что «мерзость для Египтян всякий пастух овец» – это объяснение для египтян! А другое объяснение для своих: жить отдельно – это и означает, святость, когда верующие люди, хотя и живут среди неверующих, составляют совершенно отдельный народ.

И особенно это понимают христиане со «стажем». Когда мы встречаемся со своими прежними одноклассниками, со старыми друзьями, да даже с родственниками, которые остаются в неверии, нам не о чем разговаривать с ними. Мы совершенно особый народ, и если кто-то не примкнул к нам, не стал христианином – даже если это старинный друг, даже если это родственник! – мы не знаем, о чем с ними разговаривать! О погоде, что ли, сидеть и говорить беспрерывно?! Надо тогда хотя бы очень хорошо в нем разбираться, в этом вопросе…

Поэтому святость – это именно обособление; святой – это тот, который четко понимает, кто свой, а кто – чужой. Если такого ощущения нет, если граница между своими и чужими стирается, то мы теряем навыки святости. А это очень опасно. Потому что мир может нас поглотить, растворить в себе, ассимилировать.

«И пришел Иосиф и известил фараона и сказал: отец мой и братья мои, с мелким и крупным скотом своим и со всем, что у них, пришли из земли Ханаанской; и вот, они в земле Гесем81. И из братьев своих он взял пять человек и представил их фараону82. И сказал фараон братьям его: какое ваше занятие? Они сказали фараону: пастухи овец рабы твои, и мы и отцы наши. И сказали они фараону: мы пришли пожить83 в этой земле, потому что нет пажити для скота рабов твоих, ибо в земле Ханаанской сильный голод; итак позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем» (Быт.47:1–4).

Здесь мы сталкиваемся с очень интересной проблемой. Они говорят: «мы пришли пожить…» Вот когда они говорят, что «мы пришли пожить», то все нормально: они – не согрешают. Но когда ниже они говорят: «итак позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем», они допускают очень серьезную ошибку. Это абсолютно разные слова. Пожить – это какое-то время, а поселиться, осесть, пустить корни – совершенно другое слово84!

Почему Бог акцент делал именно на том, что Его народ должен заниматься скотоводством? Потому что скотоводы ведут подвижный образ жизни! И они не пускают корни на определенной территории. Мы же видим, как Авраам постоянно перемещался с места на место, и Исаак, и Иаков. Это были люди, которые «странники и пришельцы», как пишет о них апостол Павел (Евр.11:13), они не имели постоянного места жительства. Потому что имели в виду Небесное Отечество, как настаивает апостол Павел (Евр.11:15–16)! То есть они стремились в Небесный Иерусалим.

Поэтому эта ошибка – очень принципиальна! То же произошло и с Иаковом: из-за чего Господь попустил ему потерять на длительное время Иосифа? Потому что он тоже захотел пожить! И не просто пожить, а поселиться! И не просто поселиться, а пустить корни – там стоит этот термин. И сразу пришло наказание, сразу же. Он понял: не может верующий вот так здесь обосноваться, пустить корни, как будто вечно будет эта жизнь на земле.

Слава Богу, что Господь сократил жизнь людей! Представляете, если бы люди жили по тысяче лет, в какой бы гордыне они пребывали? Если сейчас мы с одним из самых низких уровней по продолжительности жизни живем в такой беспечности, как будто собрались вообще невероятное количество времени еще на земле прожить!.. Я не помню, рассказывал ли я вам раньше или нет, но я зашел однажды в магазин – а в те времена выходила некая новая книжная серия, – и я, купив уже однажды первый том, беру второй и спрашиваю: «А сколько всего будет томов?» Они говорят: «Сто». Я так обрадовался, говорю: «А какая будет периодичность издания?» Они отвечают: «Ну, в год по одному тому». А я даже не задумался! Я подумал: «Ну, хорошо, ну соберу денег…» А потом остановился и подумал: сколько же я вообще собрался жить-то? Если в год по тому – это получается минимум 98 лет еще надо прожить! И я тогда понял, что жизнь – она настолько коротка, что даже подписку собрать – и то проблематично.

Поэтому вот здесь одна из причин, настаивают многие истолкователи, почему евреи оказались в рабстве. Сначала они говорят правильно: «Мы пришли пожить», а вот когда они говорят: «позволь поселиться рабам твоим в земле Гесем» – вот здесь они совершают ошибку, потому что это неправильно, так говорить они не имеют права!

Подобная ситуация, если помните, была тогда, когда у Авраама умерла Сарра; он ведет переговоры с хананеянами и говорит очень странную фразу: «я у вас пришлец и поселенец…» (Быт.23:4). А это же разные вещи: «пришелец גֵּר и поселенец תוֹשָׁב» – коренной житель. Почему он так сказал? Потому что он понимал разницу между этими терминами, между этими словами. Он так сказал со следующей целью: «Вы считаете меня пришельцем? Так продайте мне эту землю! А если вы не продадите (мне Бог отдал уже эту землю, мне Бог сказал, что это моя земля!), я ее просто у вас захвачу. Я вообще считаю себя тут коренным жителем! А то, что вы ею владеете – это временно. Тогда я могу забрать ее силой». Вот какой смысл, казалось бы, в этом парадоксе: «я у вас пришлец и поселенец». Ведь так не бывает! И конечно же, такие тонкости были известны братьям Иосифа, и они допустили ошибку.

«И сказал фараон Иосифу: отец твой и братья твои пришли к тебе; земля Египетская пред тобою; на лучшем месте земли посели отца твоего и братьев твоих; пусть живут они в земле Гесем85; и если знаешь, что между ними есть способные люди, поставь их смотрителями над моим скотом. И привел Иосиф Иакова, отца своего, и представил его фараону; и благословил Иаков фараона» (Быт.47:5–7).

Почему Иаков, Божий пророк, патриарх, благословляет египетское божество? Фараон считался богом Египта, он считался сыном богов, и египтяне верили в это. Они же считали, что фараон – это сверхсущество!

И мы здесь видим вот такую ситуацию: Иаков – патриарх и пророк – благословляет фараона. Таким образом, Закон Божий нам говорит, что власть надо уважать, особенно власть на чужой территории. Если мы где-то оказались, мы должны понимать, что для каждого народа есть пределы обитания: фараон Египта (Мицраим), – Хам, – хамиты – они живут на своей территории. Это – их земля! Здесь их обычаи, здесь их традиции. Моисей даже не молился никогда, когда находился в этих городах. Всякий раз, когда фараон просил Моисея помолиться за него, Моисей говорил: «…как скоро я выйду из города, простру руки мои к Господу…» (Исх.9:29). Почему он так говорил? Потому что в городах идолов было полно.

И вот мы видим в капище, во дворце фараона, патриарха Иакова, который благословляет языческого правителя. Да, это фараон, но он на своем месте. Это дом Хама – Мицраим – это их земля! Поэтому здесь есть некий прецедент.

«Фараон сказал Иакову: сколько лет жизни твоей (Фараон никогда не видел таких пожилых людей, как Иаков! – О. С.)? Иаков сказал фараону: дней странствования моего сто тридцать лет (Вы видите? Он не считает, что его жизнь – это «жительство». Это странствование! – О. С.); малы и несчастны дни жизни моей и не достигли до лет жизни отцов моих во днях странствования их» (Быт.47:8–9). Вот так, скромненько: «Сто тридцать лет…». А действительно, Авраам, его дедушка, прожил сто семьдесят пять лет!

«И благословил фараона Иаков и вышел от фараона» (Быт.47:10).

Почему повторяется информация о благословении фараона? В первом случае Иаков его благословляет как правителя Египта, как хамита над хамитским царством, живущим на своей земле. Во втором же случае Иаков рассмотрел какие-то личные качества этого человека. И они понравились Иакову. Ведь этот человек заботится о семье Иакова, он возвысил Иосифа (наверняка Иосиф рассказал всю свою историю своему отцу).

«И поселил Иосиф отца своего и братьев своих, и дал им владение в земле Египетской, в лучшей части земли, в земле Раамсес, как повелел фараон86. И снабжал Иосиф отца своего и братьев своих и весь дом отца своего хлебом, по потребностям каждого семейства» (Быт.47:11–12).

То обстоятельство, что Иосиф принимает братьев и принимает участие в их нуждах, по толкованию святого Кирилла Александрийского, является прямым доказательством, что Христос в последние времена примет раскаяние иудеев: «Братья, прибывшие вместе с Вениамином, узнали Иосифа, и он удостоил их своей трапезы… Но он не уделил им никакого достояния и приказал вообще уйти прочь, чтобы привести к нему отца, то есть Иакова. Когда же тот прибыл и Иосиф увидел его вместе с детьми его, он уделил им самую лучшую из всех земель. И это может быть верным доказательством, что Христос в последние времена века примет тех, кто возвращается из Израиля, то есть, когда они будут в согласии с новым народом. Ведь Вениамин как раз это и символизирует…87.

«И не было хлеба по всей земле, потому что голод весьма усилился, и изнурены были от голода земля Египетская и земля Ханаанская. Иосиф собрал все серебро, какое было в земле Египетской и в земле Ханаанской, за хлеб, который покупали, и внес Иосиф серебро в дом фараонов» (Быт.47:13–14).

То есть, Иосиф способствует обогащению дома фараона, он спасает от голода народ Египта, и, конечно, они должны были бы с благодарностью воспринимать действия Иосифа. Но пройдет некоторое время, и в другом поколении они забудут Иосифа.

И вот дни патриарха Иакова подходят к концу: он должен умереть. У Иосифа два сына, Манассия и Ефрем, которые рождены от египтянки, и Иосиф хочет, чтобы Иаков благословил его детей. Но патриарх Иаков имеет намерение ввести Манассию и Ефрема в двенадцать колен Израиля, чтобы они считались бы сыновьями его самого (Иакова), а не сыновьями Иосифа. То есть, его душа была влюбчивая: помните, мы вначале читали: «Израиль любил Иосифа более всех сыновей своих, потому что он был сын старости его, – и сделал ему разноцветную одежду» (Быт.37:3). А когда Иосифа не стало, он полюбил Вениамина. Сказано: «Он сказал: не пойдет сын мой с вами; потому что брат его умер, и он один остался…88» (Быт.42:38). А здесь Иаков проявляет подобное чувство – к Манассии и Ефрему. А до этого он за Рахиль трудился сколько лет. Это был очень влюбчивый человек! Надо прямо сказать, и мы ранее говорили об этом, что каждый из патриархов выразил своей жизнью одну из библейских добродетелей. Авраам – это вера, Исаак – это надежда, Иаков – это любовь.

Теперь давайте применим аллегорическое истолкование вот этого события – благословения детей Иосифа, Манассию и Ефрема. Иаков – отец. Он имеет возлюбленного сына Иосифа, он посылает его, возлюбленного сына, к своим, но свои не принимают и за сребреники продают, хотят продать его. Это очень понятный прообраз: Бог Отец посылает в мир Бога Сына, Бог Сын приходит к еврейскому народу, сказано: «Пришел к своим, и свои Его не приняли» (Ин.1:11), и за сребреники Он был также продан, Господь наш Иисус Христос. Еврейский народ отказался принимать христианство, и тогда христианство распространяется среди языческих народов. А что такое «все вместе взятые язычники»? Это наследие двоих сыновей Ноя (Ноаха) – это потомки Хама и потомки Иафета.

И, смотрите, Иосиф женится на египтянке. Египтянка – это символ «не плодящейся языческой церкви». Языческий мир начинает принимать христианство! Иосиф приводит своих сыновей, Манассию и Ефрема, к своему отцу Иакову-Израилю, и тот делает их своими детьми. То же самое происходит и с наследием Хама и Иафета. Апостол Петр пишет: «Некогда не народ, а ныне народ Божий; [некогда] непомилованные, а ныне помилованы» (1Пет.2:10)!

Народом Божиим был только еврейский народ, но ситуация меняется. Бог Отец, любя Сына, принимает пришедших от Него как Своих собственных детей и вводит их в двенадцать колен Израиля, делает новым Израилем не по плоти Израиля, но Израилем по вере, по вере во Иисуса Христа!

Но благодаря чему хамиты и иафетяне оказались настолько очищенными в глазах Бога, реабилитированными? Я думаю, так можно сказать, что Он их принимает! Почему их статус так меняется? Ну, понятна, конечно, ситуация с иафетянами: было пророчество Ноя (Быт.9:27), что иафетяне войдут в шатры Сима: мы с вами иафетяне, мы славяне. Как мы вошли в шатры Сима? Шатер – это место учения, это дом учения. Дом учения Сима – это Тора (Пятикнижие Моисея), это Небиим – Пророки, Кетубим – Писание. Мы вошли в этот шатер, и вы видите, что я неплохо ориентируюсь, где и что лежит в этом шатре. А вот с хамитами вообще непонятно. Они – прокляты! Но мы имеем многих святых, которые из дома Хама, очень много святых…

Очищение народов от Хама и Иафета происходит Кровью Иисуса Христа, поэтому Крест – это решающий знак в вопросе примирения произошедших по плоти от Хама и Иафета с Богом Отцом через Его Сына. И когда мы читаем историю, как Иаков благословляет Манассию и Ефрема, мы видим этот знак креста!

«И взял Иосиф обоих [сыновей своих], Ефрема в правую свою руку против левой Израиля, а Манассию в левую против правой Израиля, и подвел к нему. Но Израиль простер правую руку свою и положил на голову Ефрему, хотя сей был меньший, а левую на голову Манассии. С намерением положил он так руки свои, хотя Манассия был первенец» (Быт.48:13–14)89.

Объясняя, почему был умален Манассия перед Ефремом, святой Ефрем Сирин пишет: «Этим он явно начертал крест во образ той тайны, что первенец Израиль будет умален, как первородный Манассия, а языческие народы будут возвеличены, как младший90 Ефрем»91.

Мы видим знак креста. Именно так Иаков благословляет Манассию и Ефрема, и аллегорически мы с вами это истолковали так, что Бог Отец через Сына Своего усыновляет от «не плодящейся языческой церкви», символ которой жена Иосифа египтянка, Манассию и Ефрема, которые символизируют собой произошедших от Хама и от Иафета. И они – «некогда не народ… а ныне помилованы» (1Пет.2:10) – становятся именно Новым Израилем.

И смотрите, что пишет апостол Павел в Послании к Римлянам: «Ибо не тот Иудей, кто [таков] по наружности, и не то обрезание, которое наружно, на плоти; но [тот] Иудей, кто внутренно [таков], и [то] обрезание, [которое] в сердце, по духу, [а] не по букве: ему и похвала не от людей, но от Бога» (Рим.2:28–29).

В первом веке слово «иудей» было тождественно слову ПРАВОСЛАВНЫЙ, потому что имя יְהוּדָה «Иуда» и производное от него יְהוּדָה «иудеи» – от слова אוֹדֶה «ходе» или «хода», «оде» – «прославление». То есть, тот, кто «правильно славит», «восхваляет». И апостол Павел пишет, что иудей не тот, кто таков по наружности, то есть по плоти: нос определенной формы, пейсы и так далее, а тот, кто содержит в чистоте веру Авраама, Исаака и Иакова.

А в чем заключалась вера Авраама, Исаака и Иакова? Ее сердце – это вера в то, что от их рода (семени) придет Мессия, через Которого будет благословение всему миру. То есть они смотрели на грядущего Христа!

И вот Иаков крестообразно благословляет Манассию и Ефрема, своих внуков, он делает их своими детьми, и наступает момент его отхода от этой жизни:

«И призвал Иаков сыновей своих и сказал: соберитесь, и я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни; сойдитесь и послушайте, сыны Иакова, послушайте Израиля, отца вашего» (Быт.49:1–2).

Далее он дает характеристику каждому колену еврейскому, он произносит пророчества. Но для нас особенно интересно, какие характеристики даются Иуде – из этого колена произойдет Христос Спаситель, и какая характеристика дается Дану – от Дана произойдет антихрист.

Итак, пророческая характеристика Иуде, потому что он (Иаков) сказал:

«И я возвещу вам, что будет с вами в грядущие дни» (Быт.49:8).

И мы читаем:

«Иуда! тебя восхвалят братья твои. Рука твоя на хребте врагов твоих; поклонятся тебе сыны отца твоего» (Быт.49:8).

Это пророчество о царях: о псалмопевце и пророке царе Давиде, прежде всего, который крепкой рукою остановит филистимлян, это пророчество о царских домах пророка Давида. Далее очень интересно:

«Молодой лев Иуда, с добычи, сын мой, поднимается. Преклонился он, лег, как лев и как львица: кто поднимет его?» (Быт.49:9).

Здесь говорится о духовной мощи этого колена, потому что «лев» в некоторых текстах Ветхого Завета – это символ Мессии, один из символов Христа.

И далее – этот текст был написан Моисеем за полторы тысячи лет до Рождества Христова. Кумранские рукописи этого текста датируются II-м и даже VI-м веком до Рождества Христова! И вот смотрите, что было сказано о времени, когда придет Мессия из колена Иудина, Иаков пророчествует, он говорит:

«Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет שִׁילֹ Примиритель, и Ему покорность народов» (Быт.49:10).

Какой смысл этих слов? Скипетр – это символ царской власти! И когда умирающий Иаков пророчествует: «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе (то есть: пока. О. С.) не придет Примиритель»! Иными словами, он говорит: «Христос-Примиритель придет тогда, когда царем евреев будет не еврей и не из дома Давида». «Когда скипетр отнимется от дома Иуды», то есть от дома царя Давида! А когда рождается наш Господь Иисус Христос? Во дни Ирода Великого. А Ирод Великий кто по нации? Идумеянин! Скипетр был отнят из дома царя Давида, потому что даже хасмонеи – предшествующая династия – имели какое-то отношение к дому царя Давида. А Христос-Примиритель приходит именно тогда, когда скипетр отнят, когда будет царь над евреями – сам не еврей, Идумеянин.

И известен случай, который описывается в Талмуде, когда один из сыновей Ирода, который тоже стал царем иудеев, читал как-то в Храме Иерусалимском законы о царях. Он читает эти законы о царях (это в Пятикнижии такие законы), а там сказано: «то поставь над собою царя, которого изберет Господь, Бог твой; из среды братьев твоих поставь над собою царя; не можешь поставить над собою [царем] иноземца, который не брат тебе» (Втор.17:15). Ну, то есть из еврейского народа. А он читает, читает… – так он же не еврей!

И он заплакал! Он заплакал… А рядом стоял первосвященник, все эти там книжники, фарисеи, сангедрин (синедрион)… И он заплакал, потому что он не соответствовал этому. И тогда первосвященник его приобнял и сказал: «Но ты ж наш брат, ты же все равно наш брат». Потому что идумеяне – они от Лота, племянника Авраама. И он его так приобнял и говорит: «Ну, ты ж все-равно наш брат…» То есть конфуз этой ситуации был очевиден!

Ирод Великий был первый царь и, можно сказать, единственный царь, который не был евреем, потому что сам-то он потом женился на хасмонейке, у которой была кровь еврейская чистая, его дети уже могли считаться кошерными евреями. А вот когда правил именно не имеющий отношения к дому царя Давида, когда точно скипетр был отнят – это во дни Ирода Великого, когда и родился Христос Спаситель наш.

Вот о чем пророчествует Иаков, и это записано в текстах, которые до Рождества Христова, до времен Ирода уже появились – в Кумранах они сохранились! – «Не отойдет скипетр от Иуды и законодатель от чресл его, доколе не приидет Примиритель, и Ему покорность народов».

А как исполнилось пророчество о Законодателе? Здесь говорится, что Христос придет тогда, когда не будет власти суда у евреев. А разве Иисуса не судили в синедрионе? Да, судили. Но они не могли даже сами приговор вынести! Почему они к Пилату пошли? Потому что римляне, когда захватывали любой народ, лишали их права вынесения судебного приговора. И хотя синедрион и вынес решение, что Он достоин смерти, они пошли на утверждение к Пилату.

И реально вот это пророчество, что скипетр царской власти отнят будет – законодательное решение будет отнято! И умирающий Иаков совершенно четко предсказал, когда в этот мир должен родиться Христос Спаситель, שִׁילֹ «Примиритель, и Ему – покорность народов». «Народов» – не одного народа еврейского! Ибо христианство распространялось уже не в формате одного народа: Господь сказал «Итак идите, научите все народы, крестя их… » (Мф.28:19).

И далее, как бы пророчески он видит Мессию, умирающий Иаков говорит:

«Он привязывает к виноградной лозе осленка своего…» (Быт.49:11). Святые Отцы истолковывают это так: виноград – это евхаристический символ; и что значит то, что привязывают к виноградной лозе осленка? Осел – это упрямое животное, особенно маленькие ослы, ослята, они постоянно прыгают, они на месте не стоят. Как можно привязать его к виноградной лозе? Этим самым пророчески говорится о том, что евхаристически страсти людей разных народов – они будут укрощены! Когда эти люди примут веру христианскую, когда они будут причащаться.

«Он привязывает к виноградной лозе осленка своего и к лозе лучшего винограда сына ослицы своей; моет в вине одежду свою» (Быт.49:11).

И мы видим Господа в окровавленных одеждах, когда в претории Его били римские солдаты; Пилат думал: «Когда увидят Его всего окровавленного, то простят». Его вывели потом перед народом в этих окровавленных одеждах, но толпа, видя кровь еще большую, возбудилась и стала кричать. Пронизанные духом Каина, Исава, Измаила, они кричали: «Распни! Распни Его!»

«Моет в вине одежду свою и в крови гроздей одеяние свое (то есть весь окровавленный. – О. С.); блестящи очи [его] от вина, и белы зубы [его] от молока» (Быт.49:12).

Молоко – это символ слова Божьего. В Новом Завете сказано: «Как новорожденные младенцы, возлюбите чистое словесное молоко» (1Пет.2:2). Почему Библия сравнивается с молоком? Потому что младенец не ест хлеба, младенец не ест мяса, младенец ничего вообще, кроме молока, не употребляет в пищу.

И святые Отцы отлично понимали разницу между Священным Писанием и всеми прочими писаниями, в том числе и писаниями святых Отцов. Например, вот, блаженный Августин писал: «Только эти книги Библии называются каноническими столь достославно, что мы веруем: авторы их – ни в чем не погрешили против истины. Что же до прочих писателей, труды коих мне довелось читать, то, полагаю, не все в их трудах истина, ведь какой бы они не достигли учености и святости, это все равно их собственное писание и помышление».

Иоанн Кронштадский еще более категорично высказывался по этому вопросу, он говорил, что Библия – это чистый источник воды, писание отцов – это тоже чистый источник, но уже с участием человеческого духа. А наше писание – это замутненный источник.

Поэтому, когда говорится о молоке, то мы сразу представляем белизну молока. Чистоту – потому что слово Божие никогда не изрекалось по воле человеческой, но изрекали его мужи Божии, будучи движимы Духом Святым – так сказано в Писании. И мы признаем особую святость Библии, книг Нового и Ветхого Завета – это есть слово Божие, это есть Священное Писание!

Отцы высказывали иногда некоторые теологумены, с которыми мы не можем согласиться. Например, некоторые отцы молились о спасении злых духов, дьявола – Григорий Нисский молился, например; имелись и другие теологумены.

Наиболее ясное отношение Церкви к этой проблеме выразил прп. Варсануфий Великий, давайте обратимся к его книге, озаглавленной «Преподобных отцев Варсануфия Великаго и Иоанна руководство к духовной жизни в ответах на вопрошения учеников»:

«Вопрос 610. …Св. Григорий Нисский… говорит, что мучение будет смягчено и окончится. Итак, скажи, отец мой, почему такой человек не говорит справедливо, как прилично было бы мужу святому, сподобившемуся беседовать по внушению Духа Святаго. Также и о рае некоторые отцы и учители несогласны между собою… И в других главах Писания можно найти некоторое разногласие. Просим тебя, владыко, объясни нам сие…»

Ответ Варсануфия: «Итак послушайте, что Бог открыл мне за три дня до того, как вы написали мне свой вопрос… Не думайте, чтобы люди, хотя и святые, могли совершенно постигнуть все глубины Божии; ибо Апостол говорит: отчасти разумеваем и отчасти пророчествуем (1Кор.13:9)… Святые, сделавшись учителями, или сами собою, или принуждаемые к тому другими людьми, весьма преуспели, превзошли своих учителей и, получив утверждение свыше, изложили новое учение, но вместе с тем сохранили и то, что приняли от прежних учителей своих, т.е. учение неправое. Преуспев впоследствии и сделавшись учителями духовными, они не помолились Богу, чтобы Он открыл им относительно первых их учителей: Духом ли Святым внушено было то, что они им преподали, но, почитая их премудрыми и разумными, не исследовали их слов; и таким образом мнения учителей их перемешались с их собственным учением, и святые сии говорили иногда то, чему научились от своих учителей, иногда же то, что здраво постигали собственным умом; впоследствии же и те и другие слова приписаны были им. Принимая от других, преуспев и сделавшись лучшими, святые Духом Святым говорили то, что вверялось им с утверждением от Него; говорили и то, что им было преподано прежними учителями их, не исследывая слов их, тогда как им должно было исследовать оные, и через молитву к Богу и вопрошения просвещенных Духом удостовериться, справедливы ли они. Таким образом перемешались учения, и все, что говорили сии святые мужи, их имени приписывалось. Итак, когда слышишь, что кто-либо из них говорит о себе, что он от Духа Святаго слышанное поведает, то сие несомненно, и мы должны тому верить. Если же святый муж и говорит о вышеупомянутых мнениях, то не найдешь, чтобы он подтверждал слова свои, как бы имел утверждение свыше, но они проистекли из учения прежних его учителей, и он, доверяя знанию и премудрости их, не вопрошал Бога, истинно ли сие…»

«Вопрос 611. …Почему Бог попустил таким мужам иметь неправильные мнения, хотя они не просили о сем разумении; но почему не дано оно им туне для отвращения вреда, который могут получить впоследствии читающие? – Ибо хотя они сами и не преткнулись ни в правой вере, ни в добродетели, но подобные мне, слабые и нерадивые, веря им несомненно, легко могут получить чрез то вред, в неведении сказанного вами, что и святые не могли постигнуть всех таинств и что они не помолились Богу об удостоверении, справедливы ли оныя мнения, или нет…»

Ответ: «Бог не оставил таких мужей в заблуждении, потому что тот оставляет другого в заблуждении, кого спрашивают о пути, но он не говорит истины. Святые же не вопрошали Бога о сем, чтобы узнать от Него истину. Если же говоришь, почему Бог благодатию Своею не воспрепятствовал им в том для пользы других, которые впоследствии будут читать их писания, то можешь сказать и о всяком грешнике: почему Бог не воспрепятствовал ему Своею благодатью, когда знал, что он грехами своими соблазнит многих, и многие получат через него вред. В таком случае и жизнь человеческая будет уже не свободная, но подверженная насилию. И кто может воспрепятствовать Богу спасти таким образом всякого человека? Что же, разве в Писании не находятся такие изречения, о которые претыкаются не ведающие и не разумеющие духовного смысла Писания? Итак, должны ли мы сказать, почему Бог не открыл всем духовного смысла Писания, чтобы люди не получали вреда, но предоставил святым, бывшим в различные времена, труд изъяснить нужное? Для того-то и постановлены учителя и истолкователи, как говорит Апостол (1Кор.12:28; 30)… Как Господь явил нам путь жизни через пророков и апостолов, хотя каждый из них говорил частно, и Бог не вещал исключительно чрез одного из них, а оставленное одним по воле Божией сказано другим, так творил Бог и со святыми, после них бывшими: о чем одни говорят сомнительно, то истолковывают следующие за ними, чтобы Бог всегда прославлялся чрез святых Своих».

Святой патриарх Фотий также дает православную оценку ошибочным мнениям, встречающимся у святых Отцов: «Мало ли было затруднительных положений, которые вынуждали многих отцов частью выражаться не точно, частью говорить по применению к обстоятельствам при нападении врагов, а иное и по человеческому неведению, которому подпадали и они? Если иные и говорили не точно, или по неизвестной для нас причине даже уклонились от прямого пути, но исследований не было и никто не вызывал их к дознанию истины, – мы оставляем их в числе отцов, точно также, как бы они и не говорили того, частью за знаменитость их жизни и славу добродетелей, частью за непорочность веры их в прочих отношениях; но не следуем тем словам их, где погрешили они92.

Святой Марк Эфесский, говоря во «Втором слове об очистительном огне» по поводу тех ошибок, которые имеются в учении свт. Григория Нисского, отмечает: «Большая разница между сказанным в канонических Писаниях и Предании Церкви и тем, что было отдельным из учителей частным образом написано или даже учением его; так – первому, как преданному Богом, мы должны веровать… а второму – мы не должны безусловно веровать или принимать без исследования. Ибо возможно, что кто-нибудь и учителем является, а все же не все говорит совершенно правильно. Ибо какая нужда была бы отцам во Вселенских Соборах, если бы каждый из них не мог ни в чем отступить от истины. В этом, в известной мере, поскользнулись Дионисий, епископ Александрийский, и Григорий Чудотворец; хотя один из них понес мученический венец, а другого самое наименование довлеет для хвалы».

Но есть такое понятие, как «Согласие отцов». Согласие отцов – это то учение Церкви, которое было всегда и везде на основании Священного Писания. Таким образом, мы Священным Писанием проверяем Священное Предание, но сам канон Священного Писания мы определяем, какие книги канонические, какие нет, на основании Священного Предания. Поэтому эти понятия – они очень близки, но есть, безусловно, абсолютный приоритет слова Божьего (Библии). Сказано: «И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему, как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, зная прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы Духом Святым» (2Пет.1:19–21).

Теперь мы с вами смотрим, что сказано про колено Даново:

«Дан будет судить народ свой, как одно из колен Израиля» (Быт.49:16).

То есть, Дан будет выступать как возводящий поношение, как обвинитель.

«Дан будет змеем на дороге…» – антихрист как раз и будет заставлять людей сойти с праведного пути! А что значит: «змеем на дороге»? Когда человек видит на дороге змея, он отскакивает в сторону. Помните это: как Моисей, когда он отбросил жезл, и жезл превратился в змею, Моисей отбежал в сторону?

«Дан будет змеем на дороге, аспидом на пути, уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад93» (Быт.49:17).

«Уязвляющим ногу коня…» – мы в Книге Бытия встречаем такой текст, где сказано: «…а ты будешь жалить его в пяту» (Быт.3:15). Помните? И здесь: «уязвляющим ногу коня, так что всадник его упадет назад». То есть тот, кто опирается на этого коня, тот, кто сидит на этом коне, «упадет назад». Пята – это слабое место. У Иисуса Христа – это человеческое тело, которое бичевали римскими бичами, били палкой, надевали терновый венец, оплевывали…

Святитель Амвросий Медиоланский пишет об антихристе: «Этот свирепый судья и страшный тиран будет «судить народ», как «змей, сидящий на дороге»; желая извратить истину, он будет искушать тех, кто идет по пути истины, чтобы они сошли с него. Ведь «уязвлять пяту коня» означает, что конь, пораженный впрыскиванием яда и укушенный зубом змеи, поднимает свою пяту. Так Иуда предатель, искусившись от дьявола, «поднял пяту» на Господа Иисуса, чтобы низвергнуть «всадника», Который Сам Себя низвергнул (то есть добровольно взошел на Крест. – О. С.), чтобы воздвигнуть всех. Итак, Он «упал», не лицом вниз, будто спящий, но «на спину» (на Кресте. – О. С.) – чтобы, простирая Свои руки от младших (первых. – О. С.) поколений людей до старших (последних поколений людей. – О. С.), Он «надеялся на помощь от Господа». Ибо Он знал, что должен воскреснуть, и потому надеялся, что лежащий Адам восстанет»94.

И вот, когда оканчивается рассуждение-пророчество о колене Дановом, откуда выходит антихрист, который опрокинет всю религиозную традицию, и коня, и всадника, Иаков как бы вздыхает и говорит:

«На помощь твою надеюсь, Господи!» (Быт.49:18).

То есть, в этих словах мы чувствуем вздох, тяжелый вздох этого человека, потому что дни антихриста будут очень тяжелые, очень тяжелые и опасные дни! Например, у пророка Божьего Даниила в 12-й главе сказано об этих днях: «И восстанет в то время Михаил, князь великий, стоящий за сынов народа твоего; и наступит время тяжкое, какого не бывало с тех пор, как существуют люди, до сего времени; но спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге» (Дан.12:1).

То есть, будут самые тяжелые времена – таких не было никогда! Это будет только во дни антихриста, когда из колена Дана придет тот, который воцарится над всей планетой, опрокинет коня и всадника, то есть традиция будет разрушена, устои веры во Иисуса Христа, и произойдет падение людей – как всадник падает с коня. Будет падение в безнравственность, великое падение для всего рода человеческого.

Перед смертью Иаков завещает, чтобы его похоронили в пещере Махпела. Он говорит:

«В пещере, которая на поле Махпела, что пред Мамре, в земле Ханаанской, которую [пещеру] купил Авраам с полем у Ефрона Хеттеянина в собственность для погребения; там похоронили Авраама и Сарру, жену его; там похоронили Исаака и Ревекку, жену его; и там похоронил я Лию; это поле и пещера, которая на нем, куплена у сынов Хеттеевых» (Быт.49:30–32).

То есть, он просит, чтобы его похоронили в этой двойной пещере. Слово הַמַּכְפֵּלָה «Махпел» означает «двойная».

И мы читаем о смерти Иакова:

«И окончил Иаков завещание сыновьям своим, и положил ноги свои на постель, и скончался, и приложился к народу своему» (Быт.49:33).

Один богослов задал вопрос: а почему он вообще ноги снял с постели? Если человек умирает: ну и лежал бы там! Из уважения к тем пророчествам, которые через него Господь изрекал, он оставил свою постель и был на ногах.

Итак, Иосиф, закрывает рукою глаза мертвому Иакову. Аллегорически истолковывая это действие, Святитель Амвросий Медиоланский, пишет: «Однако нам следует понять таинственный смысл того, что позднее народ иудейский познает Бога. Ведь таинство в том и заключается, что истинный Иосиф кладет руку на его глаза, чтобы тот, кто раньше не видел, теперь прозрел. Обратись к Евангелию, почитай, каким образом был исцелен тот слепой, которому Иисус положил руку и убрал слепоту его95. Ведь Христос кладет руку не на тех, кому предстоит умереть, но на тех, кому предстоит жить… И в последние времена Он примет усталый и пребывающий уже в старческом возрасте народ иудейский не по заслугам, а по избранию Своей благодати, и положит руку на глаза его, чтобы убрать слепоту. Потому Он отложит его исцеление, чтобы самым последним поверил тот, кто прежде не считал, что следует верить, и потерял преимущественное право прежнего избрания. Поэтому и апостол говорит, что слепота «произошла в Израиле отчасти, до времени, пока войдет полное число язычников; итак весь Израиль спасется» (Рим.11:25–26). Итак, деяния патриархов – это таинство грядущих событий»96.

«Иосиф пал на лице отца своего, и плакал над ним, и целовал его. И повелел Иосиф слугам своим – врачам, бальзамировать отца его; и врачи набальзамировали Израиля» (Быт.50:1–2).

То есть, из него делают мумию, потому что в Египте эта наука была очень развита.

«И исполнилось ему сорок дней, ибо столько дней употребляется на бальзамирование, и оплакивали его Египтяне семьдесят дней. Когда же прошли дни плача по нем, Иосиф сказал придворным фараона, говоря: если я обрел благоволение в очах ваших, то скажите фараону так: отец мой заклял меня, сказав: вот, я умираю; во гробе моем, который я выкопал себе в земле Ханаанской, там похорони меня. И теперь хотел бы я пойти и похоронить отца моего и возвратиться. [Слова Иосифа пересказали фараону.] И сказал фараон: пойди и похорони отца твоего, как он заклял тебя. И пошел Иосиф хоронить отца своего. И пошли с ним все слуги фараона, старейшины дома его и все старейшины земли Египетской, и весь дом Иосифа, и братья его, и дом отца его. Только детей своих и мелкий и крупный скот свой оставили в земле Гесем» (Быт.50:3–8).

И эта процессия была такая торжественная, что жители той земли, хананеяне, когда видели, что египтяне плачут, дали название тому месту: «Плач египтян» (Быт.50:11). Потому что со стороны все им казались египтянами, и даже Иосиф, который был как министр фараона одет.

И вот после смерти Иакова братья реально испугались! Они подумали, что теперь Иосиф вспомнит, как они с ним поступили жестоко. Отца-то НЕТ! И вот, они испугались, они начинают искать какие-то подходы к Иосифу. Но Иосиф дает им знать, что он продолжает их любить. Он их простил. Да, они много сделали зла, они за сребреники продали его, как Иуда за тридцать сребреников продал Христа Спасителя. Он пришел к своим, и свои не приняли его, как не приняли Сына Божьего. Они бросили юного семнадцатилетнего Иосифа в яму, продали в Египет, были уверены, что он умер, как современные иудеи уверены, что Иисус из Назарета умер. Но Он воскрес – а им это неизвестно!..

И когда Иосиф открылся своим братьям и сказал: «Ани Йосеф! – Я Иосиф!» – это было как воскресение мертвого, они уже похоронили его в сердце своем. Так и еврейский народ однажды узнает, что Тот, Кого они распяли, – Он воскрес, Он сходит с Небес в славе и величии! И через проповедь пророка Илии они совершат тешува (покаяние), и Господь, конечно же, простит их! Сказано: «Потом обращусь и воссоздам скинию Давидову падшую, и то, что в ней разрушено, воссоздам, и исправлю ее» (Деян.15:16).

Иосиф умирает раньше всех братьев. Почему? – я вам уже объяснял. Потому что когда братья рассказывали о себе, они сказали: «…к рабу твоему, отцу нашему…» (Быт.44:30) А он промолчал: он их не остановил! То есть сын разрешил людям в его присутствии назвать его отца (Иакова) его (Иосифа) рабом! И за это ему наказание: он умирает раньше всех.

И мы читаем последние три стиха Книги Бытия:

«И сказал Иосиф братьям своим: я умираю, но Бог посетит вас и выведет вас из земли сей в землю, о которой клялся Аврааму, Исааку и Иакову. И заклял Иосиф сынов Израилевых, говоря: Бог посетит вас, и вынесите кости мои отсюда. И умер Иосиф ста десяти лет. И набальзамировали его и положили в ковчег в Египте» (Быт.50:24–26).

Он был самым молодым, после Вениамина из своих братьев, мы видим, что все они живы – он обращается к ним со словами завещания. О смерти никого из них ничего не сказано, он собеседует с ними – значит, они прожили еще более долгую и счастливую жизнь.

Итак, Иосиф дает завещание, наказ, что когда будут выходить из Египта, чтобы выходили с его мощами. И когда совершался исход из Египта в дни Моисея, проход среди Чермного моря, война с Амаликом, сорокалетнее путешествие в пустыне – все это было с саркофагом, в котором лежали останки Иосифа Прекрасного, того самого Иосифа, о сложных взаимоотношениях с братьями которого мы провели с вами несколько бесед, того самого Иосифа, который привел свою семью в Египет, где эта семья из 75-ти душ стала цельным народом, пройдя через гонения, через скорби, через угнетение, усовершенствовавшись в этих муках, в этих переживаниях. Они соделались быти народом Божиим!

Спаси Христос! Помолимся!

Библиография

Библия: Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. М.: Российское Библейское Общество, 2000.

Толковая Библия, или комментарий на все Книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета. Издание преемников А.П. Лопухина. Репринт Стокгольм: Издание Института Перевода Библии, 1987.

Святое Евангелие с толкованием блаженного Феофилакта, архиепископа Болгарского. М.: «Ковчег», 2002.

Библейский комментарий отцов Церкви и других авторов I-VII веков. Ветхий Завет. Том 1–1а. Изд. «Герменевтика». 2004.

Иероним Стридонский, Блаженный. Еврейские вопросы на Книгу Бытия. МДА. Изд. «Отчий дом». 2009.

Августин Блаженный, епископ Иппонский. Творения.

Ефрем Сирин. Творения.

Иоанн Златоуст, архиепископ Константинопольский, свт. Творения. Перевод с греческого. Репринт СПб., издание С.-Петербургской Духовной Академии, 1898.

Еврейская Энциклопедия. Том 1–16. Издательство Брокгаузе-Ефрон. С.-Петербург.

* * *

1

Беседы о Прекрасном Иосифе, как и цикл про Авраама, Исаака и Иакова, читались в Свято-Троицкой Сергиевой Лавре, в Духовно-просвятительском центре (2009–2010).

2

Имя יוֹסֵף Иосиф (Йосеф) от глагола «йасаф», – «прибавлять», «прилагать». Означает некую духовную сверх высоту.

3

Ханаан [евр. Кенаан]: сын Хама, внук Ноя (Быт.9:18, 22, 10:6). Ханаан был проклят Ноем за проступок Хама (Быт.9:22, 24 и след.). В Быт.10:15–18 перечислены сыны Ханаана, т.е. народы, произошедшие от него: Сидон, Хет (лишь эти два имени – имена собственные, далее в списке идут названия народов), иевусеи, аморреи, гергесеи, евеи, аркеи, синеи, арвадеи, цемареи и химафеи.

4

Здесь и далее: «Беседы на Бытие».

5

Это сказано в похвалу братьям, по крайней мере, они не лицемерили. Что было на уме то и на языке.

6

Здесь и далее: «Беседы на Книгу Бытия».

7

Законы этики.

8

«Как Господь из Отчего недра послан к нам спасти всех нас; так и отрок Иосиф с отеческого Иаковлева лона послан был к братиям своим. И как жестокие Иосифовы братья, когда увидели приближающегося Иосифа, начали замышлять против него лукавство, хотя нес он им мир от отца; так и жестокосердые всегда Иудеи, увидев Спасителя, говорили: действительно Сей есть Наследник, убием Его, и наше будет все (Марк. 12, 7). Иосифовы братья говорили: «Предадим его смерти, и избавимся от сновидений его»: таким же точно образом говорили и Иудеи: «Приидите, убием Его, и удержим достояние Его» (Мф.21:38). Иосифовы братья, вкушая вместе пищу, предали брата, заклав его в своем произволении: таким же точно образом и мерзкие Иудеи, вкушая пасху, заклали Спасителя. Пришествие Иосифа в Египет означает сошествие Спасителя нашего на землю. И как Иосиф в чертоге попрал всю силу греха, приобретая себе светлый венец за победу над госпожою своею Египтянкою: так и Господь наш, Спаситель душ наших, сошедши во ад, десницею Своею разсыпал там все могущество самого несносного и неодолимого мучителя. Иосиф, когда победил грех, заключается в темницу до времени принятия им венца: так и Господь наш, чтобы взять на Себя весь грех мира, полагается во гроб. Иосиф же в темнице провел двухлетнее время, живя там в великой безопасности; и Господь наш три дня пребывал во аде, как сильный, не потерпев истления. Иосиф милостиво изводится из темницы по приказу Фараонову, и как истинный образ Христов, без труда толкует значение снов и предвещает будущие обилие; Господь же наш Иисус Христос возбужден из мертвых собственною Своею силою, расхитил ад, в дар Отцу Своему приносит наше избавление, проповедует воскресение и вечную жизнь. Иосиф возседал на Фараоновой колеснице, приняв власть над всем Египтом; и Господь наш, Царь прежде веков, на светозарном облаке восшедши на небеса, со славою возседает одесную Отца, превыше Херувимов, как Единородный Сын. Когда Иосиф царствовал во Египте, приняв власть над врагами своими, добровольно приводятся братья его к престолу обреченного ими смерти, приводятся, чтобы со страхом и трепетом поклониться тому, кого продали они на смерть, и в страхе покланяются Иосифу, которого не хотели иметь царем над собою; Иосиф, узнав братьев своих, одним словом своим показал убийц; они же, узнав его, стояли изумленные в великом стыде, не осмеливаясь говорить, и вовсе не имея ничего в свое оправдание, вполне сознав грех свой, совершенный в то время, как продали его; тот, кого представляли они сотлевшим во аде, внезапно оказался царствующим над ними. Так и в тот страшный день, когда Господь приидет на облаках воздушных, сядет Он на престоле Царства Своего, и связанные страшными Ангелами приведутся к престолу Его все враги Его, которые не хотели, чтобы Он царствовал над ними. Ибо беззаконные Иудеи рассуждали тогда, что, если будет распят, то умрет как человек; не верили они несчастные, что он Бог, пришедший для спасения – спасти души наши. Как Иосиф свободно сказал братьям своим, приведя их в страх и трепет: «я Иосиф, которого вы отдали в рабство, теперь царствую над вами, не желавшими того». Так и Господь в светозарном виде покажет крест распявшим Его, и узнают они крест и Сына Божия, распятого ими. Видите ли, как совершенно Иосиф был истинным образом Сына Божия – Владыки своего». Святой Ефрем Сирин, «Слово о прекрасном Иосифе».

9

«Заметил» буквально «хранил», «хранящий» – «шомер – верность». То есть ожидал их исполнения.

10

Сихем [евр. Шхем, «горб» (отсюда название горы), а также «спина», «плечо», «область», «участок»]. Город между горами Гевал на севере и Гаризим на юге (Суд.9:6 и след.); восточнее этого места на равнине расположен колодец Иакова, здесь же, была и дубрава Море.

11

Истолкование святого Андрея Кесарийского.

12

Большая часть истолкователей настаивает, что Иосиф встретился с Сыном Божиим.

13

Дофан (Дофаим), город на караванном пути из Дамаска в Египет. Дофан стоял на возвышенности, окруженной равниной, на которой могло расположиться большое войско (4Цар.6:13). В настоящее время это холм Телль-Дотан в 15 км севернее Самарии.

14

Святой Ефрем Сирин, в Слове о прекрасном Иосифе, вкладывает в уста, находящегося в яме Иосифа, следующею мольбу: «Посмотри, отец Иаков, что случилось с сыном твоим; вот брошен я в ров, как мертвец. Вот ожидаешь ты, родитель, что возвращусь к тебе; а я лежу теперь во рву, как убийца. Сам ты, родитель, сказал мне: сходи навестить братьев своих, и воротись поспешней; и вот они стали как свирепые волки, и с гневом разлучили меня с тобою, добрый родитель. Не увидишь ты меня больше, не услышишь голоса моего, не обопрется уже на меня старость твоя. И я не увижу святых седин твоих, потому что ничем я не лучше погребенного мертвеца. Оплачь, родитель, чадо свое, и сын твой будет плакать по отце, потому что в детстве отлучен от лица твоего. Кто даст мне вещего голубя, чтобы пересказал он старости твоей плач мой? Не станет у меня, родитель, слез и воздыханий, ослабел и голос, и нет у меня помощника. О, земля, земля, вопиявшая к святому Богу о праведном Авеле, неправедно убитом (как есть предание от предков отцов, что земля вопияла к Богу о крови праведника), ты и теперь возопи к Иакову, отцу моему, и ясно скажи ему, чтó приключилось мне от братьев моих».

15

Мадианитяне [евр. Мидьян, «спор», «ссора»], потомки четвертого сына Авраама от Хеттуры (Быт.25:2; 1Пар.1:32). Они именуются в Синодальном пер. «Мадианитянами», а их страна – «Мадиамом», «землей Мадиамской» (ср. Быт.37:28, 36; Исх.2:15; Чис.25:6; Суд.6:1). Всех сыновей Хеттуры Авраам еще при жизни своей отослал «в землю восточную», т.е. в сирийско-аравийскую пустыню (Быт.25:6).

16

«Как представляется, то, что братья вымарали одежду Иосифа кровью козла, означает, что домогавшиеся иудеи с помощью ложных свидетельств выставили обвинение в грехе Тому, Кто прощает грехи всех. у нас Агнец, у них – козел. Для нас умерщвлен Агнец Божий, для которых Он взял на Себя грехи мира; для них – козел, чьи ошибки он собрал и чьи беззакония нес на себе. Поэтому Господь сказал: дополняйте же меру отцов ваших» (Святитель Амвросий Медиоланский, «Об Иосифе»)

17

Какие дочери, если из Книги Бытия, мы знаем только Дину? Дочерьми считались и жены сыновей.

18

«…Господь Бог наш хочет, чтобы все люди спаслись. Он на примере Иосифа дал утешение находящимся в рабстве и предоставил им поучение, чтобы узнали, что и в самом низком положении можно сохранять возвышенность нрава и что нет ни одного состояния, которое было бы лишено добродетели, если только чья-либо душа познает саму себя; и что плоть, а не дух подчинены рабству; и что есть много рабов, которые на самом деле свободнее своих господ, коль скоро они полагают, что находятся в рабстве, им следует воздерживаться от рабских деяний». (Святитель Амвросий Медиоланский, «Об Иосифе»).

19

Имя שׁוּעַ «Шуа» ханаанское, означает бесплодное дерево финиковой пальмы; мужское начало без продолжения рода, намек на гомосексуальные наклонности.

20

Имя עֵר «Ир» – на иврите, означает «бодрый», «юный», «живой». Единственное еврейское имя в семье Иуды.

21

אוֹנָן «Онан», имя ханаанское.

22

Имя שֵׁלָה «Шела» – ханаанское, скорее всего, как и имя Онан, дано матерью.

23

Имя תָּמָר «Фамарь» – еврейское, что указывает на ее возможное еврейское происхождение; означает: «плодоносящая финиковая пальма».

24

В оригинале «поднялся», – хотя географически переход из Адулама в Тимну является спуском, – намек на правильное решение Иуды отдалится от жителей Ханаана, и не искать с ними родства.

25

Название עֵינַיִם «Енаим» («Эйнаим»), – можно перевести как рынок на перекрестке дорог, центр города, – на арабском «Медина».

26

«Если дочь священника осквернит себя блудодеянием, то она бесчестит отца своего; огнем должно сжечь ее» (Лев.21:9).

27

Слова «Господь с ним», говорят о том, что Иосиф преуспевал в своей работе, но так как об этом далее оговаривается особо, то есть и другой смысл этих слов. Потифар часто видел и слышал, как Иосиф молится, призывая имя Господа. И секрет успехов Иосифа открылся Потифару.

28

Слово עִבְרִי «иври» означает «мевер» – с другого берега. Вечное напоминание для евреев что все началось с Авраама который по зову Бога покинул Междуречье, вняв Божественному призыву: «Лех-леха», «иди и познай себя».

29

«Искусные толкования на Пятикнижие».

30

Слово «милость» – חֶסֶד «хесед», подобно слову «хасуда» – «приятность», «миловидность», то есть Господь явил Иосифу Прекрасному красоту и радость Своих благословений.

31

Назорей происходит от евр. נָּזִיר назир, «посвященный», «отделенный», но может иметь отношение и к слову незер, «диадема», «венец» (подразумеваются волосы Н.); см. Чис.6:7: «посвящение Богу его на главе его». Постановление о назорействе приведено в Чис.6. У израильтян обет назорейства мог дать любой человек – мужчина или женщина, – если считал необходимым посвятить себя Богу на определенное время или на всю жизнь. В исключит. случаях человек еще до рождения был предназначен в назорей Богом (как, напр., Самсон; Суд 13,5,14) или собственной матерью (как, напр., Самуил; 1Цар.1:11). Обет назорейства включал в себя: абсолютное воздержание от вина и других одурманивающих напитков, а также от сырых или сушеных виноградных ягод и от всего того, «что делается из винограда» (Чис.6:3 и след.); отказ от бритья волос на голове на протяжении всего срока обета назорейства и др.

32

Святой Ефрем Сирин, «Слово о прекрасном Иосифе».

33

Слова: «начальника телохранителей», можно перевести и как «начальника палачей». То есть это были камеры «смертников» и казнить или помиловать их, мог решать только фараон.

34

В оригинале стоит слово «ямим» – «дни». На языке Библии слово «йом» – день, может означать любой промежуток времени от 24-х часов и далее.

35

Святые отцы допускают многослойность в истолковании пророчеств.

36

Толкование на Мф.14:6.

37

«Рабом ли ты призван, не смущайся; но если и можешь сделаться свободным, то лучшим воспользуйся» (1Кор.7:21).

38

Слово «волхвы» – на иврите חַרְטֻמֵּי «хартумей», от слова «тимей» (кости), – означает гадателей-некромантов.

39

В оригинале вместо слова «темница» стоит слово «яма» (בּוֹר «бор» означает «яма», «колодец»).

43

В оригинале: «провозглашать»: אַבְרֵךְ «аврех»». Слово «аврех» можно разбить на два слова: «ав» – «старейшина», «рах» – «молодой», то есть «юный талант» (вундеркинд).

44

«Я фараон», смысл не ясен, ведь всем и так очевидно, что он фараон. Возможно, имеется, ввиду: «Я остаюсь фараоном, но все обязанности фараона по управлению Египтом, теперь возложены на тебя».

45

Означает: «толкующий сокровенное».

46

Многие отцы считали, что она все же была египтянка, символ «не плодящийся языческой церкви».

47

«Не таковы ли, как сыны Ефиоплян, и вы для Меня, сыны Израилевы? говорит Господь. Не Я ли вывел Израиля из земли Египетской и Филистимлян – из Кафтора, и Арамлян – из Кира?» (Ам.9:7).

48

Слова: «до наступления годов голода», в связи с последующей информацией о рождении детей, представляется излишней. Но здесь может содержаться совет: во время всеобщих бедствий (война, катастрофы, голод и эпидемии) надо воздерживаться от сексуальных отношений.

49

Запасы хлеба, которые могли делать египтяне, сгнили и только пшеница собранная Иосифом в житницы чудесным образом сохранялась.

50

Здесь мы видим, что Господь сотворил явное чудо. Даже в современных элеваторах хлеб хранится не более двух лет!

51

«И птичка находит себе жилье, и ласточка гнездо себе, где положить птенцов своих, у алтарей Твоих, Господи сил, Царь мой и Бог мой!» (Пс.83:4); и еще: «дает скоту пищу Его и птенцам ворона, взывающим к Нему» (Пс.146:9).

54

«И узнал», дословный перевод «увидел» (שֶׁבֶר «шевер»). Непонятно как Иаков мог увидеть, что в Египте есть хлеб? Возможно намек: что к нему отчасти возвратился пророческий дар.

55

Молитвы утренние. Молитва 8-я.

56

Многие святые отцы придерживались этой точки зрения. Далее мы рассмотрим их высказывания по данному вопросу.

57

Слова: «не случилось бы с ним беды», означают, что Святая Земля это территория Бога, и покидать ее опасно. Все что угодно может произойти в дороге, и тем боле в духовных «низинах» Египта.

59

Талмуд. Трактат: «Авода зара».

61

Перепись годных для военной службы.

62

Иосиф потребовал привести Вениамина, ожидая такой реакции отца и упорства братьев. Он (Иосиф) таким образом, научал братьев подлинному братолюбию и приводил их сердца к осознанию вины (что они сотворили с Иосифом).

63

Многие святые отцы, аллегорически истолковывая Библию, видят в Вениамине указание на апостола Павла, который последним предстал пред Христом (Иосифом), но получил большую награду перед остальными. Как и Вениамин был отмечен и выделен Иосифом из числа всех братьев.

64

«Трактат на Псалмы».

65

«И подошел», означает «преступил», «выступил», начинается разговор на повышенных тонах. Именно поэтому, ожидая ответной реакции со стороны Иосифа, Иуда говорит: «и не прогневайся на раба твоего», а далее и оскорбление: «ибо ты то же, что фараон». – То есть такой же тиран и деспот.

66

«Об Иосифе».

67

Здесь Бог Иакова называется Богом его отца Исаака, возможно, потому, что родного отца надо почитать более, чем деда.

68

Повторение имени: «Иаков! Иаков!» – указывает на особое выражение Божественной любви. С другой стороны, Иаков мог испрашивать благословение у Бога «отца своего Исаака», так как его отец никогда в отличие от Авраама не покидал Святую землю и не спускался в Египет. Но то, что Бог, обращаясь к Израилю, называет его Иаковом, а не Израилем, может подсказать Иакову (Израилю), что нисхождение со Святой земли не увеличивает его святости и действительно вызвано сугубо человеческими соображениями.

69

Подобное выражение: «не бойся идти в Египет», показывает боязнь Иакова сойти с территории Бога. Поэтому Господь этими словами и ободряет его.

70

Буквальный перевод: «Я сойду (спущусь) с тобою в Египет», – то есть и там не оставлю тебя (сравни: Пс.22:4).

71

Твоих потомков, и сам ты не будешь погребен в Египте.

72

«Об Иосифе».

73

Не упоминается имущество и скот, приобретенный у нечестивого Лавана. Возможно, что оно сознательно не было взято в столь ответственное переселение.

74

Так как патриарх Израиль покидал Ханаан на неопределенное время, то надо было забрать с собою «и весь род его с ним», так как сохранялась опасность их ассимиляции среди язычников ханаанских.

75

В подлиннике не «пришедших», но «идущих» – в настоящем времени. Свидетельство о том, что и в будущем изгнания продолжатся, и надо будет последовать примеру Иакова – никого не оставлять из своих на оставленной территории.

76

Несмотря на преступления Рувима, взошедшего на ложе отца, его первенство сохраняется. Возможно, что Рувим пережил покаяние перед Богом и Иаков-отец простил его.

77

Слово לְהוֹרֹת легорот, переведенное у нас словом «указать», может означать: «освободить», «приготовить». Скорее всего, это означает, что Иуда сын Иакова уничтожил в земле Гесем всех идолов, истуканов. Здесь, в 28-м стихе, содержится и намек на то, что лидерство Иуды над Рувимом осуществляется, так как именно из дома Иуды произойдет по плоти Господь наш Иисус Христос.

78

То есть так спешил, что не стал дожидаться слуг, а сам «Иосиф запряг».

79

Буквально: «поднялся», то есть даже приближение к Святой земле (земля Гошем – восточный берег Нила) означает некий духовный подъем, даже в рамках территории Египта.

80

Иаков (Израиль) проживет еще 17 лет.

81

Земля Гесем – это и первое добровольное гетто, куда по религиозным мотивам вынуждены уйти евреи.

82

Скорее всего, Иосиф выбрал самых внешне некрепких и представительных из братьев своих.

83

«Пожить» – то есть временно…

84

Всякий раз, когда верующие желают пожить для себя, грядет наказание Бога, ибо мы должны помнить о временности земного и вечности Небесного. Сказано об Аврааме, Исааке и Иакове: «Все сии умерли в вере, не получив обетований, а только издали видели оные, и радовались, и говорили о себе, что они странники и пришельцы на земле; ибо те, которые так говорят, показывают, что они ищут отечества. И если бы они в мыслях имели то отечество, из которого вышли, то имели бы время возвратиться; но они стремились к лучшему, то есть к небесному; посему и Бог не стыдится их, называя Себя их Богом: ибо Он приготовил им город» (Евр.11:13–16).

85

«Иосиф велел братьям говорить перед фараоном: «скотоводами были мы, и отцы наши», чтобы фараон поселил их в земле Гесем и чтобы через это они отделены были от поклоняющихся овцам и тельцам». Святой Ефрем Сирин, «Толкование на Книгу Бытия».

86

Блаженный Иероним Стридонский пишет: «В еврейском тексте нет… земли Раамсес, а есть только Гесем. Некоторые иудеи утверждают, что Гесем теперь называется Фиваида… – они считают, что это деревня Арсеноит, как она была некогда названа».

87

Св. Кирилл Александрийский. «Искусные толкования на Пятикнижие».

88

«Один остался» – означает «любимейший».

89

«Благодаря вере, мы, последние, стали первыми, и народ язычников наследовал славу первенца… Ибо хотя мы родились от разных матерей, поскольку Церковь была созвана из разных народов, Еммануил сможет стать посредником, чтобы сочетать нас через Себя с Богом Отцом, причислить нас к уделу святых, возвести к подобающей их славе и сделать родом святым. И посмотри, как Иаков из любви к блаженному Иосифу причисляет его сыновей к собственным сыновьям». Св. Кирилл Александрийский. «Искусные толкования на Пятикнижие».

90

Мне представляется также, что, так как благословение Манассии и Ефрема с переменой первенства происходит под знаком Креста (главного атрибута исторического христианства), оно может пророчески указывать и на утрату первенства Римской Церкви, и ее падение перед чистотою Православного Востока. Впрочем, одно истолкование не исключает другого.

91

Св. Ефрем Сирин. «Толкование на Книгу Бытия».

92

Архиепископ Филарет (Гумилевский). Историческое учение об отцах Церкви. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1996. Т. 3, стр. 334.

93

«Как от колена Иуды рождается Христос, так от колена Дана родится антихрист. А что это так, Иаков говорит: «да будет Дан змеем, сидящим на дороге, жалящим пяту коня». Какой же это змей, как не антихрист, обольститель, о котором говорится в Книге Бытия, который обольстил Еву и запнул Адама… Что действительно от колена Дана должен родится и восстать тиран, царь, судия ужасный, сын дьявола, об этом объявляет пророк: «Дан будет судить народ свой, как одно колено во Израиле»» (Св. Ипполит Римский. «Об антихристе»).

94

«О патриархах».

96

«Об Иосифе».