Соборование. Кому и зачем необходимо Таинство Елеосвящения?

беседа на радио “Град Петров”

«Еле­освя­ще­ние – одно из семи Таинств, по учению Пра­во­слав­ной Церкви слу­жа­щее духов­ным вра­че­ва­нием для неду­гов телес­ных и духов­ных, а также дару­ю­щее боль­ному исце­ле­ние тех грехов, в кото­рых он не успел рас­ка­яться. «Таин­ство св. елея» учре­ждено Иису­сом Хри­стом (Мф.10:1; Мк.6:13); о суще­ство­ва­нии его в древ­ней Церкви, кроме апо­стола Иакова сви­де­тель­ствуют свв. Ириней Лион­ский, Ориген, Васи­лий Вели­кий и Иоанн Зла­то­уст (ими состав­лены молитвы, чита­е­мые при совер­ше­нии Таин­ства). Цер­ковь Като­ли­че­ская также при­знает это Таин­ство. По пра­ви­лам Пра­во­слав­ной Церкви Еле­освя­ще­ние может совер­шаться только над боль­ным, не лишив­шимся еще созна­ния, после при­го­тов­ле­ния через пока­я­ние; оно не может совер­шаться над мла­ден­цами, а также над здо­ро­выми, кото­рым грозит опас­ность (или необ­хо­ди­мость) лише­ния жизни (смерт­ная казнь). Таин­ство Еле­освя­ще­ния может повто­ряться над одним и тем же лицом, но не во время одной и той же болезни. Веще­ством для Еле­освя­ще­ния служит обык­но­вен­ное олив­ко­вое масло с при­со­еди­не­нием к нему неко­то­рого коли­че­ства вина (согласно Лк. 10:34); совер­шать его поло­жено собо­ром семи свя­щен­ни­ков (отчего Еле­освя­ще­ние назы­ва­ется также собо­ро­ва­нием), но в случае необ­хо­ди­мо­сти поз­во­ля­ется совер­шать его и одному свя­щен­нику».
(Хри­сти­ан­ство. Энцик­ло­пе­ди­че­ский сло­варь. Т. 1, М., 1993)

Таин­ство Еле­освя­ще­ния, или Собо­ро­ва­ния, по недавно сло­жив­шейся прак­тике нашей Церкви, стало про­ис­хо­дить Вели­ким постом и прак­ти­че­ски во всех храмах оно носит мас­со­вый харак­тер. В чем смысл этого Таин­ства? 

Свя­щен­ник Даниил Ранне: О Таин­стве Собо­ро­ва­ния, или как мы назы­ваем его Еле­освя­ще­ния, мы узнаем из сви­де­тельств апо­стола Иакова. Но в начале уместно рас­ска­зать, как воз­никла исто­рия упо­треб­ле­ния масла в пома­за­нии над боль­ными людьми. Еще древ­ний исто­рик Филон ука­зы­вает на то, что в антич­ных стра­нах, а также в стра­нах Сирии, Вави­лона, Индии и даже Скифии упо­треб­ля­лось масло в лечеб­ных целях. Им маза­лись от раз­лич­ных болез­ней, от кожных забо­ле­ва­ний, при голов­ных болях, и также мы видим, что не только антич­ный мир, но и мир Вет­хого Завета упо­треб­лял масло.

Пророк Исаия ука­зы­вает на то, что масло исполь­зо­ва­лось среди иудеев, и Сам Спа­си­тель гово­рит об этом в Еван­гель­ском повест­во­ва­нии. Вспом­ним притчу о сама­ря­нине. Там ука­зы­ва­ется, что когда раз­бой­ники изра­нили чело­века, «оста­вив его едва живым», то сама­ря­нин, пожа­лев этого чело­века и подойдя к нему, возлил на него масло. И воз­ли­я­ние этого масла как раз явля­ется глав­ным сви­де­тель­ством о том, что масло исполь­зо­вали в Ветхом Завете.

Дальше в Еван­ге­лии мы встре­чаем, рас­сказ о том как Хри­стос посы­лает Своих уче­ни­ков на про­по­ведь, и те, про­по­ве­дуя, также пома­зы­вают людей маслом, исце­ляя их от раз­лич­ных болез­ней. Но самое глав­ное для нас, как мы уже гово­рили, – это третье упо­ми­на­ние в Новом Завете в Посла­нии апо­стола Иакова о том, как в древ­ней Церкви уже в первом веке исполь­зо­вали масло. Апо­стол Иаков пишет об этом так: “Болен ли кто из вас, пусть при­зо­вет пре­сви­те­ров Церкви, и пусть помо­лятся над ним, пома­зав его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры исце­лит боля­щего, и вос­ста­вит его Гос­подь; и если он сделал грехи, про­стятся ему” (Иак. 5:14-15).

Иаков ука­зы­вает нам на то, как при­гла­шали свя­щен­ника домой, когда чело­век был болен и не мог прийти в цер­ковь. Поэтому цер­ковь при­хо­дила к нему в дом и свя­щен­ники (пре­сви­теры, как гово­рит нам Новый Завет) совер­шали над ним молитву и мазали его маслом. Мы видим из этого ука­за­ние на инди­ви­ду­аль­ность чино­по­сле­до­ва­ния над тяже­ло­боль­ным хри­сти­а­ни­ном. Но в даль­ней­шем мы имеем неко­то­рое пре­ры­ва­ние пони­ма­ния этого Таин­ства и на про­тя­же­нии двух-трех веков имеем только неко­то­рые отрывки, на кото­рых хоте­лось бы оста­но­виться подроб­нее.

Напри­мер, святой Иппо­лит Рим­ский в Апо­столь­ских пре­да­ниях (при­бли­зи­тельно начало тре­тьего века) гово­рит об освя­ще­нии масла после Евха­ри­сти­че­ской молитвы, кото­рое при­но­сили сами веру­ю­щие, а после того, как пред­сто­я­тель освя­щал этот елей, они его заби­рали, сами пома­зы­вали себя и даже вку­шали его.

Инте­ресно, что об этом также упо­ми­нает и в Евхо­ло­гии Сера­пион Тму­ит­ский в чет­вер­том веках, кото­рый назы­вает это масло елеем боль­ных. Симеон Столп­ник при­мерно в чет­вер­том веке, по рас­сказу бла­жен­ного Фео­до­рита, послал пер­сид­ской царице бла­го­сло­вен­ный елей, кото­рый исце­лил ее и не только ее, потому что она также мазала многих людей, кото­рые были рядом с ней, и этот елей также исце­лял их. И вот в тре­тьем-чет­вер­том веке мы тем самым видим уже усто­яв­шу­юся тра­ди­цию при­но­сить елей в храм, где над этим елеем после ана­форы читали молитву и раз­да­вали его по домам.

Правда, здесь мы стал­ки­ва­емся с неко­то­рой про­бле­мой: елей исполь­зо­вали доста­точно широко не только для пома­зы­ва­ния боля­щих людей, но также затем, чтобы освя­тить какое-то место или какую-то вещь. И вот здесь ста­вится вопрос: какое же масло можно назы­вать маслом Собо­ро­ва­ния? Мы видим, как многие святые, не будучи в сане, читали молитву над этим маслом, другие люди им маза­лись и через это пома­за­ние исце­ля­лись. Здесь сложно опре­де­лить, что явля­ется сакра­мен­таль­ным таин­ством. Рас­смат­ри­вая это Таин­ство на про­тя­же­нии пер­вого, вто­рого, тре­тьего века, мы видим лишь част­ные сви­де­тель­ства, о кото­рых можем рас­суж­дать.

Само Таин­ство Собо­ро­ва­ния входит в пере­чень Таинств доста­точно поздно. Так, напри­мер, Дио­ни­сий Аре­о­па­гит вместо Таин­ства Собо­ро­ва­ния ука­зы­вает Таин­ство Погре­бе­ния. Также в неко­то­рых руко­пи­сях гово­рится о том, что в списке вместо Собо­ро­ва­ния стоят такие Таин­ства, как освя­ще­ние алтаря или мона­ше­ство. Но к XII веку, когда уже опре­де­лился список семи Таинств, в него четко входит уже Таин­ство Собо­ро­ва­ния.

Если мы будем рас­смат­ри­вать с этого пери­ода, то увидим инте­рес­ную тра­ди­цию совер­ше­ния этого Таин­ства Кон­стан­ти­но­поль­ской Цер­ко­вью в XI веке. Оно свер­ша­лось сле­ду­ю­щим обра­зом. При­гла­шали семь свя­щен­ни­ков к чело­веку, кото­рый хотел собо­ро­ваться, и у него дома совер­шали Боже­ствен­ную Литур­гию. Сле­до­ва­тельно, это не был зауряд­ный чело­век, это был состо­я­тель­ный по тем вре­ме­нам чело­век, потому что не каждый мог себе поз­во­лить иметь домо­вый храм. При совер­ше­нии Боже­ствен­ной Литур­гии свя­щен­ники мазали боль­ного маслом, над кото­рым читали молитву. Семь свя­щен­ни­ков под­хо­дили к нему, и с молит­вами семь раз пома­зы­вали, при том молитву они выби­рали себе сами. Было около два­дцати молитв, кото­рые они исполь­зо­вали. После того, когда закан­чи­ва­лась Литур­гия, слу­жили еще моле­бен, на кото­ром мазали всех при­сут­ству­ю­щих в этом доме людей этим маслом, мазали сам дом даже до хлева, и после этого читали Еван­гель­ское повест­во­ва­ние о Закхее.

Здесь мы видим отра­же­ние нынеш­него совре­мен­ного упо­треб­ле­ния масла и чтение Еван­ге­лия в освя­ще­нии дома. И это Таин­ство совер­ша­лось не в один день, оно совер­ша­лось на про­тя­же­нии семи дней, когда свя­щен­ники семь дней подряд при­хо­дили, совер­шали Боже­ствен­ные Литур­гии, мазали боля­щего, весь его дом и людей, нахо­дя­щихся в этом доме.

Но со вре­ме­нем, уже ближе к 13–14 веку, это Таин­ство сокра­ти­лось, и его уже упо­треб­ляли не семь дней подряд, а один день. Но сохра­нили число семь, потому что читали семь Еван­ге­лий, и было семь пома­за­ний, и семь молитв, кото­рые читали над боль­ным чело­ве­ком.

Как же это Таин­ство совер­ша­лось у нас в России? Мы можем отме­тить, что 163 пра­вило Номо­ка­нона при Боль­шом Треб­нике запре­щает пома­зы­вать здо­ро­вых людей. Инте­ресно, что об этом гово­рят доре­во­лю­ци­он­ные гра­моты, кото­рые выда­ва­лись свя­щен­ни­кам. В них гово­ри­лось о том, что «свя­щен­ник да не дерз­нет пома­зать здо­ро­вого чело­века».

Но было исклю­че­ние. Дело в том, что в Вели­кий Чет­верг при кафед­раль­ных собо­рах архи­ереи совер­шали Таин­ство Собо­ро­ва­ния над здо­ро­выми людьми. Оно про­ис­хо­дило несколько иначе, чем мы его совер­шаем сейчас по совре­мен­ным Треб­ни­кам, потому что архи­ерей пома­зы­вал только один раз, без молитвы Отче святый, а со сло­вами «бла­го­сло­ве­ние Гос­пода нашего Иисуса Христа на исце­ле­ние души и тела раба Божьего (имярек) и ныне и присно, и во веки веков. Аминь». Сле­до­ва­тельно, мы видим, что это Таин­ство про­хо­дит в Вели­кий Чет­верг в усе­чен­ном поло­же­нии. Почему же в Вели­кий Чет­верг совер­ше­ние этого Таин­ства усе­чено?

Скорее всего, как пред­по­ла­гает про­то­и­е­рей Михаил Бул­га­ков в Настоль­ной книге свя­щен­но­слу­жи­теля, это Таин­ство Собо­ро­ва­ния, совер­шав­ше­еся в Вели­кий Чет­верг, не нужно пони­мать как само Таин­ство. Это, скорее всего не Таин­ство, как он сви­де­тель­ствует, а дань исто­рии.

Дело в том, что если мы вер­немся к первым векам хри­сти­ан­ства, то увидим, что маслом мазали людей, кото­рые были отлу­чены от Церкви. Тот, кто тяжело согре­шил, при­хо­дил в храм и перед людьми каялся. На него Цер­ковь накла­ды­вала епи­ти­мью, и чело­век не мог при­хо­дить к При­ча­стию может быть даже на про­тя­же­нии каких то длин­ных лет. И когда чело­век про­хо­дил через епи­ти­мью, то он при­хо­дил в цер­ковь для того, чтобы при­ча­ститься. И обычно это делали в Вели­кий Чет­верг. Таких людей мазали маслом бла­го­слов­лен­ным для того, чтобы утвер­дить перед всей Цер­ко­вью, что этот чело­век вновь соеди­ня­ется со Хри­стом. Он сам при­но­сил это масло, как неко­гда блуд­ница каю­ща­яся при­несла масло, чтобы пома­зать ноги Спа­си­телю. Освя­щен­ным маслом чело­века мазали в знак сви­де­тель­ства мило­сти и бла­го­сло­ве­ния Гос­пода, после этого он при­ча­щался.

В это же время кре­стили людей огла­шен­ных, кото­рые гото­ви­лись к кре­ще­нию доста­точно дли­тель­ное время. В этот день совер­ша­лось осве­ще­ние елея для кре­ще­ния. И вот Бул­га­ков рас­суж­дает, что, скорее всего, это Собо­ро­ва­ние над здо­ро­выми людьми имеет исто­ри­че­ски-сим­во­ли­че­ский смысл. Когда мы все при­хо­дим в цер­ковь после боль­шого пока­я­ния для того, что бы прийти к Спа­си­телю и при­не­сти ему плоды своего пока­я­ния, как та блуд­ница, кото­рая пришла и пома­зала Его ноги. Так же и мы, как пишет Бул­га­ков, в Вели­кий Чет­верг при Архи­пас­тыре совер­шаем этот чин, и совер­шает его сам архи­ерей или мит­ро­по­лит.

Свя­щен­ник Евге­ний Горя­чев: Я тоже хотел бы начать с раз­го­вора о масле. Полу­ча­ется, что в этом Таин­стве оно явля­ется, чуть ли не клю­че­вым тер­ми­ном. Мне кажется, отли­чие пра­во­слав­ного вос­при­я­тия мате­рии скажем от язы­че­ски-маги­че­ского в том, что мате­рия чудо­тво­рит не сама по себе, а потому что с ней соеди­ня­ется Дух Хри­стов. Мы видим, что вода, в кото­рую входит Гос­подь на Иор­дане и кото­рую вслед за этим собы­тием освя­щает в день Бого­яв­ле­ния Пра­во­слав­ная Цер­ковь, ста­но­вится другой. С одной сто­роны, видна спо­соб­ность мате­рии быть освя­ща­ю­щей и поэтому по разным пово­дам упо­треб­ля­е­мой хри­сти­а­нами. Мы видим, что когда пома­зы­вают, скажем, хлев или дом, то это явное осмыс­ле­ние пре­об­ра­жен­ной мате­рии или мате­рии пре­об­ра­жа­ю­щей другую мате­рию в связи с Таин­ством освя­ще­ния дома. То есть освя­ще­ние – это при­зы­ва­ние бла­го­дати на тот или иной род чело­ве­че­ской дея­тель­но­сти, на то или иное место.

Все эти мно­го­чис­лен­ные прак­тики, кото­рые назвал отец Даниил, соеди­няют в себе разные спо­собы упо­треб­ле­ния этой освя­щен­ной мате­рии по раз­ному же поводу. А нам необ­хо­димо все-таки вер­нуться к тексту, с кото­рого мы начали, то есть к тексту апо­стола Иакова. И вот опять-таки воз­ни­кает неко­то­рая дилемма. В свое время Викен­тий Лерин­ский, пра­во­слав­ный святой, гово­рил о том, что кри­те­рий истины заклю­ча­ется в том, что сле­дует за тем, что всегда у всех и везде было. И если от этого кри­те­рия оттал­ки­ваться, то полу­ча­ется, что Собо­ро­ва­ние всегда было. Всегда, начи­ная со времен апо­стола Иакова, веру­ю­щие при­бе­гали к помощи Божией в исце­ле­нии своих неду­гов – через пре­сви­те­ров. И вот это один из тези­сов, на кото­ром я хотел бы наста­и­вать. Пре­сви­теры пре­по­да­вали исце­ле­ние через освя­щен­ное масло.

Другой вопрос, как раз­ви­ва­лось это Таин­ство, и имеет ли Цер­ковь право про­во­дить некий дошед­ший до нас тезис со времен апо­столь­ских через эво­лю­цию? Наша совре­мен­ная прак­тика гово­рит о том, что имеет. Почему? Потому что во вре­мена апо­стола Иакова, конечно, ника­кого такого чина не было. И здесь мы несо­гласны с про­те­стан­тами, кото­рые, пыта­ясь вер­нуться в апо­столь­ский век, опи­ра­ются только на те тезисы, кото­рое донесло до нас Свя­щен­ное Писа­ние. Все-таки у Церкви есть право дог­ма­ти­че­ского раз­ви­тия, и все наши Таин­ства ука­зы­вают на то, что не ядро, а насло­е­ния, формы на этом ядре про­хо­дили через опре­де­лен­ную эво­лю­цию.

И то, что совре­мен­ная прак­тика Собо­ро­ва­ния очень отли­ча­ется от того, о чем гово­рит апо­стол Иаков, мне кажется, само собой разу­ме­ется для пра­во­слав­ного чело­века. Вот только вопрос, до какой меры воз­можно, это раз­ви­тие?

Как бы не эво­лю­ци­о­ни­ро­вало это Таин­ство в исто­рии, клю­че­выми оста­ются тезисы, выска­зан­ные апо­сто­лом Иако­вом. А именно «болен ли кто из вас, пусть при­зо­вет пре­сви­те­ров Церкви». Оче­видно, что речь идет о чело­веке, кото­рый сам не может прийти в цер­ковь.

Во-вторых, Таин­ство совер­ша­ется не другим хри­сти­а­ни­ном, молив­шимся над маслом, может быть и духо­нос­ным, а совер­ша­ется через иерар­хию. К боль­ному при­хо­дят свя­щен­ники. Свя­щен­ники совер­шают это Таин­ство через елей «и молитву сотво­рят, над ним пома­зав его елеем во имя Гос­подне. И молитва веры спасет боля­щего».

Вот здесь я хотел бы наста­и­вать на том, что речь идет не столько о молитве свя­щен­ника, хотя он тоже молится, и об этом Иаков гово­рит «молитвы сотво­рят над ним», но еще и об актив­ном уча­стии самого боля­щего, и «молитва веры спасет боля­щего». Потому что текст построен таким обра­зом, что может казаться, что молится свя­щен­ник. Но я напо­ми­наю, что «пре­сви­теры» упо­треб­лено во мно­же­ствен­ном числе, сле­до­ва­тельно, актив­ное уча­стие самого боль­ного необ­хо­димо.

«И молитва веры спасет боля­щего и воз­двиг­нет его Гос­подь, и если грехи сотво­рил, про­стятся ему». Вот это второй момент. Мне кажется, что речь здесь о том, что веру­ю­щим через апо­стола Иакова Гос­подь дает понять, что болезнь физи­че­ская свя­зана с болез­нью духа. И чтобы не было соблазна видеть в Собо­ро­ва­нии некий аналог испо­веди, кото­рый отпус­кает чело­веку грехи, апо­стол Иаков при­бав­ляет: «испо­ве­дуйте друг другу пре­гре­ше­ния». Испо­веди в нашем пони­ма­нии еще нет, но чтобы не было жела­ния про­щать полу­че­ние грехов через вот такое маги­че­ское дей­ствие еле­освя­ще­ния, апо­стол Иаков напо­ми­нает эту необ­хо­ди­мость лич­ного пока­я­ния. И вот эти тезисы, на мой взгляд, клю­че­вые, несмотря на то, что чино­по­сле­до­ва­ние очень изме­ни­лось. 

Свя­щен­ник Алек­сандр Глебов: Что инте­ре­сует тех людей, кото­рые при­бе­гают к Таин­ству Собо­ро­ва­ния? Навер­ное, воз­мож­ность исце­ле­ния. Но далеко не всегда исце­ле­ние чело­века входит в Замы­сел Божий о чело­веке, о спа­се­нии чело­века. Дело в том, что иногда только то един­ствен­ное, что нас ранит, только то един­ствен­ное что нас уязв­ляет, что при­но­сит нам стра­да­ния вместе с тем явля­ется тем един­ствен­ным, что спо­собно исце­лить наше сердце, исце­лить нашу духов­ную жизнь.

Болезнь, конечно, явля­ется след­ствием гре­хо­па­де­ния чело­века, но не в част­ном смысле. Не сле­дует выстра­и­вать умо­за­клю­че­ния такого рода, что всякий грех при­но­сит физи­че­скую болезнь тому, кто грех совер­шает, и, сле­до­ва­тельно, чем греш­нее чело­век, тем больше он болеет. Такая логика про­ти­во­ре­чит дей­стви­тель­но­сти, поскольку послед­ний него­дяй может быть вполне здо­ро­вым чело­ве­ком, а чело­век бого­бо­яз­нен­ный и бла­го­че­сти­вый под­вер­жен многим немо­щам и стра­да­ниям.

Мы болеем потому, что грех, совер­шен­ный еще Адамом, внес дис­гар­мо­нию в чело­ве­че­скую при­роду, был нару­шен Замы­сел Творца о чело­веке. И чело­век, создан­ный бес­смерт­ным и нетлен­ным, после гре­хо­па­де­ния утра­тил эти свой­ства, и в жизнь чело­века вошли болезни и смерть. Поэтому, хотя болезни про­ис­хо­дят от разных причин, корень у них всегда один – это тлен­ность чело­ве­че­ского есте­ства после гре­хо­па­де­ния.

Но болезнь, будучи сама по себе злом, может исполь­зо­ваться Гос­по­дом в Его спа­си­тель­ных целях. Физи­че­ской болез­нью Гос­подь помо­гает нам исце­литься от духов­ных ран, как мы видим это в Еван­гель­ских исто­риях. Такие при­меры не ред­кость. Болез­нью, стра­да­ни­ями Гос­подь как бы сти­му­ли­рует то умо­на­стро­е­ние и тот образ жизни, без кото­рого спа­се­ние и вечная жизнь невоз­можна. В этом смысле мы можем гово­рить именно о спа­си­тель­но­сти стра­да­ний.

Далеко не всегда избав­ле­ние от болезни явля­ется благом для чело­века, под благом я здесь под­ра­зу­ме­ваю спа­се­ние души в пер­спек­тиве вечной жизни. Вот, кстати из Слова Божия нам известно, что апо­стол Павел стра­дал каким-то физи­че­ским неду­гом, он писал: “…дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удру­чать меня, чтобы я не пре­воз­но­сился” (2Кор. 12:7). Это, дей­стви­тельно, уди­ви­тель­ное сви­де­тель­ство. Апо­стол Павел, кото­рый исце­лял многих (напри­мер, исце­лил моло­дого чело­века, юношу, кото­рый выпал из окна и раз­бился насмерть), сам не мог исце­литься от своей соб­ствен­ной болезни. Он пишет, что трижды просил Гос­пода об исце­ле­нии, но не полу­чил про­си­мого. Гос­подь ему сказал: «Довольно тебе бла­го­дати Моей, сила Моя в немощи совер­ша­ется» (2Кор. 12:9). То есть это была болезнь ко спа­се­нию. Болезнь, стра­да­ния посто­янно напо­ми­нали апо­столу, что сам по себе он обык­но­вен­ный чело­век, стра­да­ю­щий чело­век, кото­рый ничего не может без помощи Божией. Через эту физи­че­скую немощь Гос­подь явил колос­саль­ную силу тем людям, кото­рые вни­мали словам апо­стола и веро­вали в Гос­пода Иисуса Христа, дей­ству­ю­щего в нем и дей­ству­ю­щего через него.

Теперь, что каса­ется самого Таин­ства. Понятно, что, когда апо­стол Иаков гово­рит о пома­за­нии елеем во Имя Гос­подня, речь идет не о пома­за­нии обыч­ным елеем, кото­рое прак­ти­ко­ва­лось в древ­нем мире в лечеб­ных целях. Здесь речь идет об особом Цер­ков­ном Таин­стве, так как цели­тель­ное свой­ство здесь при­пи­сы­ва­ется не елею, а молитве, вере. «И молитва веры спасет боля­щего». Почему соб­ственно Таин­ство назы­ва­ется Собо­ро­ва­нием? Это свя­зано с тем, что совер­шают его семь свя­щен­ни­ков. Семь – некое сим­во­ли­че­ское число, озна­ча­ю­щее пол­ноту, в данном случае пол­ноту Церкви. Собо­ро­ва­ние – это своего рода испо­ведь, само чино­по­сле­до­ва­ние, сам акцент молитв – это акцент о про­ще­нии чело­ве­че­ского греха.

Воз­ни­кает неволь­ный вопрос, а чем соб­ственно Собо­ро­ва­ние отли­ча­ется от испо­веди? И вот, навер­ное, именно числом семь. Семь свя­щен­но­слу­жи­те­лей, семь пре­сви­те­ров как пол­нота Церкви. Они молятся над чело­ве­ком в том случае, когда чело­век в силу каких либо причин уже сам не может испо­ве­до­вать свой грех. То есть, если в обык­но­вен­ном Таин­стве Испо­веди осно­вой поло­жен диалог между свя­щен­ни­ком и каю­щимся чело­ве­ком, то здесь этого диа­лога быть не может. И Цер­ковь молится и просит, чтобы Гос­подь про­стил этого чело­века и принял его.

На мой взгляд, Собо­ро­ва­ние над здо­ро­выми людьми совер­шать не пра­во­мочно.

Свя­щен­ник Алек­сандр Сте­па­нов: В Таин­стве Пока­я­ния при­со­еди­не­ние чело­века к Церкви про­ис­хо­дит созна­тельно, а при Собо­ро­ва­нии это про­ис­хо­дит по молитве, вере. Я хочу при­ве­сти слова пре­по­доб­ного Амвро­сия Оптин­ского: «неиз­вестно, почему в России вко­ре­ни­лось такое мнение, будто бы к Таин­ству Еле­освя­ще­ния тогда только нужно при­бе­гать, когда в чело­веке не оста­ется надежды к про­дол­же­нию жизни?». Уместно вспом­нить, что раньше оно совер­ша­лось, когда чело­век уже явно был близок к смерти. Напро­тив, в Греции и здо­ро­вые люди при­ни­мают Таин­ство Еле­освя­ще­ния в Вели­кий Чет­вер­ток по тамош­нему обычаю, и делают это ради неиз­вест­но­сти смерти. Такой мотив при­во­дит пре­по­доб­ный Амвро­сий. Да и выше­ска­зан­ные слова апо­стола пока­зы­вают совсем про­тив­ные вко­ре­нив­ше­муся непра­виль­ному мнению в России, так как ясно в них гово­рится «и молитва веры спасет боля­щего и воз­двиг­нет его Гос­подь, и если он соде­лал грехи, про­стятся ему». Сила Таин­ства Еле­освя­ще­ния состоит в том, что им про­ща­ются в осо­бен­но­сти грехи «забвен­ные по немощи чело­ве­че­ской, а по про­ще­нии грехов дару­ется, и здра­вие телес­ное аще воля Божья будет на сие. Будем молиться Гос­поду, да исце­лит он прежде души наши, а сим и дарует бла­го­леп­ное здра­вие, как будет угодно Его святой воле».

В России Собо­ро­ва­ния про­ис­хо­дят Вели­ким Постом по всем храмам. Это более оче­вид­ные мас­штабы, чем в Греции, где оно совер­ша­ется только в Вели­кий Чет­верг. Какой же в этом видится смысл? Что хотят люди, что Цер­ковь пред­ла­гает в ответ на это поже­ла­ние?

Свя­щен­ник Даниил Ранне: Вла­дыка Сурож­ский Анто­ний рас­ска­зы­вает в одной своей книге о том, как он видит Таин­ство Собо­ро­ва­ния, как чело­век должен к нему под­хо­дить. И там есть уди­ви­тель­ный момент: он гово­рит, что когда тяжело боль­ной чело­век, над кото­рым совер­ши­лось Таин­ство Собо­ро­ва­ния, полу­чил бла­го­дать, он должен нахо­диться в таком внут­рен­нем духов­ном состо­я­нии, что уже ему будет и не важно, умрет ли он или будет жить. Потому что, когда бла­го­дать кос­ну­лась его души и дала ему веры, радо­сти, и любви о Гос­поде, уже не будет для чело­века вот это стра­да­ние таким тяже­лым.

Таин­ство Собо­ро­ва­ния – это Таин­ство исклю­чи­тельно над боль­ными людьми. Возь­мем доре­во­лю­ци­он­ную прак­тику. Здесь все в один голос гово­рят, что Таин­ство Собо­ро­ва­ния совер­ша­ется только над тяже­ло­боль­ными, над теми людьми, к кото­рым уже и врачи при­бе­гали и лечили их и при­ло­жили все свои усилия, но уже этих усилий не хва­тает, чтобы чело­века вос­ста­вить от одра болезни. И вот здесь чело­век при­гла­шает Цер­ковь к себе, чтобы прийти к послед­нему врачу – Самому Христу. И если даже не полу­чить от Него исце­ле­ние, то полу­чить от Него под­держку.

И здесь я хотел бы заме­тить, что Таин­ство Собо­ро­ва­ния, по моему разу­ме­нию, совер­шаться должно только над теми людьми, кото­рые сильно больны и их жизни есть угроза, угроза смерти. И вот чтобы чело­веку подойти либо к смерти, либо к жизни с помо­щью Божией, мы и при­хо­дим для того, чтобы чело­века собо­ро­вать, либо под­дер­жать его через молитву, и чтобы его своей бла­го­да­тью под­дер­жал, либо исце­лил Гос­подь.

Свя­щен­ник Евге­ний Горя­чев: Где кри­те­рий тяже­сти болезни? Если чело­век регу­лярно ходит в храм, испо­ве­ду­ется, при­ча­ща­ется, я, можно ска­зать, лучше его самого, с точки зрения дог­ма­ти­че­ской, ведаю, стоит ему собо­ро­ваться или нет. Поэтому бла­го­слов­ляю или нет.

Прак­ти­че­ски всех при­шед­ших в мой храм я знаю. Это исклю­чает воз­мож­ность при­хода людей, кото­рые хотят исполь­зо­вать оче­ред­ное цер­ков­ное Таин­ство как магию, для того, чтобы удо­вле­тво­рить какие-то свои рели­ги­оз­ные, непра­вильно осмыс­ля­е­мые потреб­но­сти.

Про­по­ведь перед нача­лом Собо­ро­ва­ния – это тоже способ доне­се­ния до людей цер­ков­ного мнения по поводу этого Таин­ства. Мы просим у Бога исце­ле­ния в этом Таин­стве, но если оно не придет, то только по двум при­чи­нам. Либо мы не участ­во­вали в этом Таин­стве, не моли­лись, а, скажем, счи­тали, сколько раз свя­щен­нику еще пома­зы­вать, либо потому что мы Богу нужнее боль­ные. Такое тоже бывает.

Значит ли, что Таин­ство должно упо­треб­ляться над людьми, нахо­дя­щи­мися только в созна­тель­ном состо­я­нии, потому что это под­ра­зу­ме­вает текст апо­стола Иакова? Нет, не убеж­ден, но руко­вод­ство­ваться этим кри­те­рием нужно. Ко Христу при­но­сят чело­века пара­ли­зо­ван­ного и верят в то, что Хри­стос может его исце­лить. Пере­нося это на нашу ситу­а­цию, я мог бы сфор­му­ли­ро­вать пози­цию так. Если я точно знаю, что этот чело­век цер­ков­ный, он испо­ве­до­вался, при­ча­щался, ходил в приход, но забо­ле­ва­ние при­вело к тому, что он ока­зался в кома­тоз­ном состо­я­нии и не может больше активно при­ни­мать уча­стие в Таин­ствах, я совершу Собо­ро­ва­ние над чело­ве­ком, нахо­дя­щимся в бес­со­зна­тель­ном состо­я­нии. Я считаю воз­мож­ным При­ча­стие Кровью именно такого чело­века, если он может совер­шать гло­та­тель­ные дви­же­ния. Но только в случае, если этот чело­век цер­ков­ный. А если он абсо­лютно чужд Церкви, то, даже если меня об этом просит его цер­ков­ные род­ствен­ники, все-таки я бы воз­дер­жался и огра­ни­чился молеб­ном о здра­вии.

В каком случае еще можно воз­дер­жаться от Собо­ро­ва­ния? В запад­ной тра­ди­ции, кото­рая была вплоть до Вто­рого Вати­кан­ского Собора, собо­ро­вали только перед смер­тью. Так и назы­ва­лось: послед­нее пома­за­ние. Почему у них это назы­ва­ется послед­ним пома­за­нием? По одной при­чине: чело­век уходит в иной мир и надо, чтобы тот грех, кото­рый был на его душе, его оста­вил и он бы пришел к Богу с чистой сове­стью. Отсюда тра­ди­ция пома­за­ния всех частей тела, кото­рые грешат.

Рас­смот­рим случаи, когда многие при­бе­гают к Таин­ству Собо­ро­ва­ния над чело­ве­ком, кото­рый уже уми­рает. Его ничто уже не может под­нять от одра болезни, кроме чуда. Сам чело­век уже пожи­лой и может быть, внут­ренне имеет жела­ние прийти к Богу. Здесь, мне кажется, и не нужно совер­шать Таин­ство Собо­ро­ва­ния. Потому что оно гово­рит четко о том, что «вос­ста­вит Гос­подь чело­века от болезни», а у нас есть пре­крас­ные молитвы, кото­рые напут­ствуют чело­века к смерти. Во-первых, это испо­ведь, потом – При­ча­стие, потом – Канон на раз­лу­че­ние души от тела. Это все то, что помо­гает чело­веку прийти в иной мир. А в про­тив­ном случае полу­ча­ется, что Таин­ство Собо­ро­ва­ния, кото­рое у нас есть в Треб­нике, про­ти­во­ре­чит логике. Мы просим – «вос­ставь» чтобы чело­век выздо­ро­вел, а сам чело­век этого не желает. Он, наобо­рот, желает отойти ко Гос­поду.

Свя­щен­ник Алек­сандр Сте­па­нов: Здесь встает вопрос и о нега­тив­ных сто­ро­нах, кото­рые могут быть также явлены. Мы видим, что часто в храм при­хо­дят люди мало­цер­ков­ные или вовсе нецер­ков­ные, мы видим, что люди часто вкла­ды­вают в это Таин­ство смысл, дале­кий от тех смыс­лов, о кото­рых мы сего­дня гово­рили.

Свя­щен­ник Алек­сандр Глебов: Да, дей­стви­тельно, много слу­чай­ных людей при­хо­дят на Таин­ство Собо­ро­ва­ния. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий сказал сле­ду­ю­щее: «в тече­ние не только Вели­кого, но и всех осталь­ных постов устра­и­ва­ются еже­не­дель­ные общие Собо­ро­ва­ния. Про­дик­то­вано это чаще всего отнюдь не духов­ными потреб­но­стями при­хо­жан, а жаждой полу­че­ния допол­ни­тель­ных дохо­дов, чтобы было больше народу, собо­руют не только боль­ных, что преду­смот­рено чино­по­сле­до­ва­нием при Таин­стве Еле­освя­ще­ния, а всех подряд, в том числе и малень­ких детей».

Поэтому я хочу пре­ду­пре­дить, что если батюшка в вашем при­ходе начнет гово­рить, что в посту надо всем непре­менно собо­ро­ваться и жела­тельно каждую неделю и несколько раз, и жела­тельно всей семьей, то не спе­шите выпол­нять услы­шан­ное. Нужно вспом­нить предо­сте­ре­же­ние нашего Пат­ри­арха о том, что цели подоб­ных при­зы­вов всегда очень далеки от содер­жа­ния самого Таин­ства. Здо­ро­вые люди, а тем более дети, собо­ро­ваться не должны. Потому что весь чин Таин­ства Собо­ро­ва­ния ори­ен­ти­ро­ван на чело­ве­че­ский недуг, на чело­ве­че­скую немощь и болезнь, и если у чело­века нет такой болезни, то совер­ше­ние Таин­ства Собо­ро­ва­ния непра­во­мерно. Если чело­век здоров, то он должен прийти и на испо­ведь, а после испо­веди при­ча­ститься Святых Хри­сто­вых Таинств, в кото­рых мы полу­чаем, и про­ще­ние грехов, и исце­ле­ние души и тела, и ста­но­вимся наслед­ни­ками вечной жизни с Богом. Вот это пози­ция и Свя­тей­шего Пат­ри­арха и нашего свя­щен­но­на­ча­лия и многих из моих собра­тьев по алтарю Гос­под­нему. Я хочу, чтобы это пози­ция была доне­сена до наших при­хо­жан и Собо­ро­ва­ние все-таки было осмыс­лен­ным, потому что это цер­ков­ное Таин­ство, а не маги­че­ское дей­ствие. 

Свя­щен­ник Евге­ний Горя­чев: Я еще хотел бы затро­нуть вопрос о зло­упо­треб­ле­ниях в связи с темой про­ще­ния забы­тых грехов. Я убеж­ден, что это бого­слов­ская спе­ку­ля­ция. Полу­ча­ется, что чело­век участ­вует в Собо­ро­ва­нии для того, чтобы про­сти­лись забы­тые грехи. Сле­ду­ю­щий тезис вообще кощун­ствен­ный и не имеет ничего общего с Еван­ге­лием. Грехи, кото­рые стыдно выска­зать, ока­зы­ва­ется, про­ща­ются. Многие идут на Собо­ро­ва­ние с тем, чтобы именно в этих грехах полу­чить про­ще­ние. На мой взгляд, это ошибка, потому что дей­стви­тельно грехи бывают воль­ные и неволь­ные, от юности, от зре­ло­сти, и так далее. Пере­чень грехов огром­ный. В конце концов, вся жизнь чело­века грех. Дьявол не при­вя­зы­ва­ется к тому, чего у чело­века нет, а при­вя­зы­ва­ется всегда к есте­ствен­ным потреб­но­стям нашим. И здесь пер­во­род­ный грех с его послед­стви­ями, грехи как про­ступки все объ­еди­ня­ются в один клубок, кото­рый вяжет чело­века по рукам и ногам. Но если я свой грех осо­знаю, на какой бы стадии своего духов­ного раз­ви­тия я не был, я обязан его выска­зать. Если я что-то забыл, не стоит мне пере­жи­вать на это счет. Если Богу будет угодно, он напом­нит мне об этом грехе.

Поэтому чело­веку в здра­вом уме и трез­вой памяти при­бе­гать к этому Таин­ству для того, чтобы грехи, кото­рые он не помнит, сня­лись бы, очень непра­во­мочно.

Свя­щен­ник Алек­сандр Сте­па­нов: Послед­ний вопрос прак­ти­че­ский. Что делать с освя­щён­ным маслом, кото­рое оста­лось от Собо­ро­ва­ния? Чино­по­сле­до­ва­нием никак не преду­смот­рено даль­ней­шее исполь­зо­ва­ние этих так ска­зать веще­ствен­ных мате­ри­а­лов.

Свя­щен­ник Даниил Ранне: Есть несколько тра­ди­ций, кото­рые мне известны. Одна тра­ди­ция идет из 3–4 века. Отда­вать это масло, чтобы люди мазали сами себя, когда они забо­ле­вают. И вторая тра­ди­ция – класть масло в гроб чело­века. Скорее всего, это запад­ная тра­ди­ция, потому что она свя­зана с послед­ним пома­за­нием. 

Свя­щен­ник Евге­ний Горя­чев: Масло после Собо­ро­ва­ния – это освя­щен­ная мате­рия, кото­рая каче­ственно отли­ча­ется от всякой другой. От дру­гого масла, другой воды, дру­гого риса, Мате­рия, с кото­рой Дух Святой соеди­нился через молитву собрав­шихся, не только духо­вен­ства, но и всех, кто участ­во­вал в этом Таин­стве.

Этим маслом можно мазать боль­ные места и упо­треб­лять его в пищу. Сле­ду­ю­щий важный момент. Имеет ли право чело­век, участ­во­вав­ший в Собо­ро­ва­нии, отда­вать масло, при­не­сен­ное из церкви, чело­веку, кото­рый в этом Таин­стве не участ­во­вал, но кото­рый просит его об этом? Для меня это и по сей день вопрос откры­тый. Потому что поде­литься святой водой с кем-то, придя из церкви 19 января, это одно, а другое – поде­литься маслом, кото­рое дано именно тебе, поскольку ты назвал себя боль­ным, ты участ­во­вал в этом Таин­стве, ты молился. Отда­вать чело­веку, кото­рый не молился? Конечно, сила веры велика, но я все-таки пред­по­чи­таю гово­рить при­хо­жа­нам, что это именно ваше масло, под­ра­зу­ме­вая отсе­че­ние от упо­треб­ле­ния этих мате­рий теми людьми, кото­рые не хотят духовно тру­диться.

Свя­щен­ник Даниил Ранне: Сколько раз воз­можно собо­ро­ваться? В Треб­нике Петра Могилы есть ответ. Он гово­рит, что на про­тя­же­нии одной болезни мы собо­ру­емся один раз. Если болезнь хро­ни­че­ская и чело­век не полу­чает на Собо­ро­ва­нии исце­ле­ние, то в сле­ду­ю­щем году с этой болез­нью он собо­ро­ваться не может.

И еще вот что важно пом­нить. Собо­ро­ва­ние может про­ис­хо­дить не только в Вели­кий Пост. Оно свя­зано не с Постом как тако­вым, оно свя­зано с чело­ве­че­ской болез­нью.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки