Современная культура: сатанизм или богоискательство?

иеро­мо­нах Сергий (Рыбко)

Оглав­ле­ние

 

Об авторе

Иеро­мо­нах Сергий (Рыбко) – насто­я­тель храма Соше­ствия Свя­таго Духа на апо­сто­лов на Лаза­рев­ском клад­бище г. Москвы. Постри­жен в мона­ше­ство и руко­по­ло­жен в свя­щен­ный сан в Опти­ной пустыни в 1990 году. В юности близко общался с пред­ста­ви­те­лями нефор­маль­ных моло­деж­ных дви­же­ний. Батюшка регу­лярно высту­пает на радио­стан­ции «Радо­неж» с бесе­дами на аске­ти­че­ские темы, явля­ется одним из посто­ян­ных авто­ров жур­нала «Бла­го­дат­ный Огонь» (при­ло­же­ние к жур­налу «Москва»). Мно­го­кратно пуб­ли­ко­вался в газете «Пра­во­слав­ный Санкт-Петер­бург» и в других пра­во­слав­ных и свет­ских изда­ниях.

Батюшку трудно обви­нить в модер­низме, обнов­лен­че­стве и эку­ме­низме. Напро­тив, его взгляды отли­ча­ются стро­гим, бес­ком­про­мисс­ным после­до­ва­нием дог­ма­там пра­во­слав­ной веры и пре­да­ниям Святых Отцов Церкви. На одном из интер­не­тов­ских сайтов его харак­те­ри­зуют, как свя­щен­ника крайне кон­сер­ва­тив­ных взгля­дов. Поэтому неор­ди­нар­ные суж­де­ния отца Сергия о совре­мен­ной куль­туре и рок-музыке осо­бенно инте­ресны.

Книга адре­со­вана моло­дым людям, еще только нахо­дя­щимся на пути к Святой Церкви, а также всем пра­во­слав­ным, инте­ре­су­ю­щимся вопро­сами совре­мен­ной куль­туры. Она имеет целью опро­верг­нуть сло­жив­ше­еся в неко­то­рых кругах и выда­ва­е­мое за учение Церкви мнение о гре­хов­но­сти и прин­ци­пи­аль­ной непри­ем­ле­мо­сти совре­мен­ной куль­туры и одного из ее направ­ле­ний – рок-музыки.

В основу бро­шюры легли выступ­ле­ния автора на радио, рас­ши­рен­ные и допол­нен­ные.

Пре­ди­сло­вие для пра­во­слав­ного чита­теля

Посвя­ща­ется дру­зьям моей юности,
с кото­рыми мы искали Истину

В совре­мен­ных пра­во­слав­ных изда­ниях часто затра­ги­ва­ется тема отно­ше­ния хри­сти­а­нина к совре­мен­ной куль­туре. Вопрос, на первый взгляд, вто­ро­сте­пен­ный, в дей­стви­тель­но­сти явля­ется нема­ло­важ­ным. Решить его необ­хо­димо для того, чтобы отве­тить на более глу­бо­кие вопросы – о месте хри­сти­а­нина в совре­мен­ной жизни и совре­мен­ной циви­ли­за­ции.

К вели­кому сожа­ле­нию, боль­шин­ство совре­мен­ных пра­во­слав­ных изда­ний, при­зна­вая поло­жи­тель­ной куль­туру клас­си­че­скую, наци­о­наль­ную народ­ную куль­туру, напрочь отме­тают куль­туру совре­мен­ную, во всех ее видах и про­яв­ле­ниях, считая ее порож­де­нием раз­ла­га­ю­ще­гося секу­ляр­ного тех­но­ген­ного обще­ства. Их авторы, искренно приняв Пра­во­сла­вие, но не успев еще стать цер­ков­ными людьми, оста­ва­ясь нео­фи­тами, наме­ре­ва­ются запол­нить обра­зо­вав­шийся «идео­ло­ги­че­ский вакуум». Не совсем пони­мая, что гово­рят, берутся за темы, в общем-то им не зна­ко­мые. Между тем, хри­сти­а­нин настолько имеет право пуб­лично выска­зы­вать свои взгляды, насколько он осво­бо­дился от пред­рас­суд­ков. В аске­ти­че­ской лите­ра­туре пред­рас­судки назы­ва­ются «мне­ни­ями». Святые Отцы Пра­во­сла­вия гово­рят, что, пока чело­век имеет «мнения», исти­ной он обла­дать не может. Образ мыслей, осно­ван­ный на мне­ниях, пре­по­доб­ный Исаак Сирин назы­вает «веде­нием душев­ным». «Легче изба­виться от пут и уз железных,-говорит св. Исаак,– чем от веде­ния душев­ного».

Иногда совре­мен­ную куль­туру, в част­но­сти, рок-музыку пыта­ются кри­ти­ко­вать масти­тые про­то­и­е­реи и архи­манд­риты, как пра­вило, стар­шего поко­ле­ния. Вряд ли кто-нибудь из них осно­ва­тельно знаком с пред­ме­том кри­тики, а если и знаком, то боль­шей частью, выбо­рочно, далеко не с луч­шими про­из­ве­де­ни­ями, часто путая рок-музыку с дешев­ками типа Майкла Джек­сона и ему подоб­ных. Эти пас­тыри обли­чают рок-музыку больше с чужих слов, что сразу же видно при ана­лизе «анти­ро­ко­вых» статей: ни одного нового факта, ни одной живой мысли, все наду­манно.

Те и другие авторы слиш­ком легко решают про­блему отно­ше­ния пра­во­слав­ных хри­стиан к совре­мен­ной куль­туре. Ничтоже сум­ня­шеся, ее всю цели­ком голо­словно назы­вают порож­де­нием диа­вола и одним из видов сата­низма. Вопрос решен!

Давайте теперь посмот­рим на послед­ствия такого реше­ния. Прежде всего, это неправда. А любая ложь, даже когда чело­век невольно заблуж­да­ется, отвра­щает от всего, что он гово­рит, даже если осталь­ное – правда. По при­чине этой лжи Цер­ковь теряет мил­ли­оны душ, в основ­ном, моло­дых, кото­рые могли бы стать под­лин­ными ее чле­нами, глу­боко веру­ю­щими людьми, могли бы про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ские убеж­де­ния своим сверст­ни­кам и тем самым ощу­тимо повли­ять на совре­мен­ную моло­деж­ную среду. «Обли­чи­тели» совре­мен­ной куль­туры, оттал­ки­вая моло­дежь от Пра­во­сла­вия, не берут ли на душу грех? И эта ошибка не мало­важна, так как ее послед­ствия затра­ги­вают слиш­ком многих людей.

Для цер­ков­ного чело­века, может быть, не соста­вит боль­шого труда в случае необ­хо­ди­мо­сти отка­заться от таких радо­стей, как напри­мер, музыка или другое искус­ство, но для людей ищущих и пока не при­шед­ших к Церкви, это серьез­ная про­блема, так как искус­ство и музыка явля­ются частью их жизни. Когда для чело­века Пра­во­сла­вие ста­но­вится самым глав­ным в жизни, отно­ше­ние его к искус­ству, есте­ственно, меня­ется. Духов­ное вытес­няет душев­ное. Но раньше вре­мени застав­лять выбро­сить записи люби­мых групп, это все равно, что резать по живому, а говоря языком Еван­ге­лия, нала­гать бре­мена неудо­бо­но­си­мые (Лк.11:46). Нередко моло­дые люди, не име­ю­щие ника­кого духов­ного опыта, будучи вынуж­да­емы стар­шими выби­рать между Пра­во­сла­вием и совре­мен­ной куль­ту­рой, между Цер­ко­вью и рок-музы­кой, увы, выби­рают рок-музыку…

Нельзя винить моло­дежь в том, что она не умеет, не может отли­чить мнения отдель­ных людей, хотя и обле­чен­ных свя­щен­ным саном, от учения Церкви. Отри­ца­тель­ное отно­ше­ние к совре­мен­ной куль­туре и рок-музыке в цер­ков­ной среде стало уже как будто само собой разу­ме­ю­щимся и едва не выда­ется за учение Церкви. А между тем музы­канты «хотели бы видеть свя­щен­ника, с кото­рым могли бы гово­рить на одном языке» (Б. Гре­бен­щи­ков) (Борис при­ез­жал в Оптину пустынь в начале 90‑х годов и выра­жал жела­ние пого­во­рить с авто­ром насто­я­щей бро­шюры. В силу неко­то­рых причин Гос­подь не привел нам встре­титься. Видимо, «пого­во­рить на одном языке» мы бы тогда не смогли. Жаль! Наде­юсь, что Борис встре­тит когда-нибудь такого свя­щен­ника, по всему его твор­че­ству чув­ству­ется, что он искренно желает такой встречи.).

Не на языке буквы, сухих догм и бес­ко­неч­ных мора­лей, с чело­ве­ком, кото­рый будет гово­рить «с тобой, а не тебе», не будет осуж­дать и поучать свы­сока. Моло­дежь винить нельзя, а вот людям стар­шего поко­ле­ния вряд ли про­сти­тельно рас­суж­дать о том, чего они не знают. Кто соблаз­нит одного из малых сих, веру­ю­щих в Меня, тому лучше было бы, если бы пове­сили ему мель­нич­ный жернов на шею и пото­пили его во глу­бине мор­ской (Мф.18:6).

Еще одна отри­ца­тель­ная сто­рона этого заблуж­де­ния. Многие моло­дые люди хотели бы свя­зать свою жизнь с Цер­ко­вью. Может быть, хотели бы посту­пить в духов­ные учеб­ные заве­де­ния, чтобы впо­след­ствии при­нять свя­щен­ный сан, искренне послу­жить Церкви. Однако, зная отно­ше­ние к рок-музыке и совре­мен­ной куль­туре боль­шей части руко­вод­ства совре­мен­ных духов­ных школ, они не реша­ются сде­лать этого, так как при­дется оста­вить то, что для них пока еще дорого. Таким обра­зом Цер­ковь теряет непло­хих пас­ты­рей.

Мне могут воз­ра­зить, что свя­щен­ник, слу­ша­ю­щий рок-музыку или посе­ща­ю­щий выставку абстракт­ного искус­ства, не может быть «добрым пас­ты­рем». Не согла­шусь. Чем хуже духов­ное лицо, слу­ша­ю­щее ком­по­зи­ции группы «Pink Floyd», такого же свя­щен­ника, но слу­ша­ю­щего Бет­хо­вена или Ваг­нера? Почему же первое недо­пу­стимо, а второе похвально? Или чем «Кар­тинки с выставки» Мусорг­ского в элек­трон­ном испол­не­нии группы «Emerson, Lake and Palmer» хуже, чем в испол­не­нии сим­фо­ни­че­ского оркестра?

На наш взгляд, совре­мен­ный пас­тырь должен быть не только гра­мот­ным в бого­слов­ских науках, но и обра­зо­ван­ным в науках свет­ских; должен не только знать клас­си­че­скую куль­туру, но и обя­за­тельно раз­би­раться в куль­туре совре­мен­ной, иначе его про­по­ведь в совре­мен­ном мире, давно вышед­шем за рамки клас­сики, не при­не­сет плода.

Неко­то­рые опа­са­ются, что снятие запрета с совре­мен­ной куль­туры при­ве­дет Цер­ковь к модер­низму и иска­же­нию куль­туры пра­во­слав­ной. Вряд ли с этой сто­роны суще­ствует опас­ность. Сама по себе свет­ская куль­тура и музыка – ни добро, ни зло; они, по сути, душевны. Добром или злом делает их про­из­во­ле­ние людей, кото­рые могут пре­вра­щать куль­туру в орудие воз­буж­де­ния стра­стей, а могут исполь­зо­вать для вос­пе­ва­ния пре­крас­ного Божи­его тво­ре­ния. Пра­во­слав­ная куль­тура суще­ствует веками, столько же, сколько суще­ствует Цер­ковь. Она создана пра­вед­ными людьми при уча­стии бла­го­дати Свя­таго Духа, и хра­нима Им. Явля­ясь отра­же­нием небес­ной кра­соты, эта куль­тура не может идти ни в какое срав­не­ние с шедев­рами куль­туры свет­ской, земной. Куль­тура духов­ная и куль­тура душев­ная – две разные обла­сти. Они всегда суще­ство­вали и будут суще­ство­вать, не сме­ши­ва­ясь, но ока­зы­вая вза­им­ное вли­я­ние. Невоз­можны кон­церты рок-музыки в пра­во­слав­ном храме, как это стало уже обыч­ным на про­те­стант­ском Западе. Однако про­по­ведь пра­во­слав­ного свя­щен­ника на рок-кон­церте не неуместна, и рано или поздно она там про­зву­чит.

Нападки неко­то­рых пред­ста­ви­те­лей Церкви на рок– музыку есте­ственно при­во­дят к попыт­кам защи­титься. Рок-музы­канты начи­нают выска­зы­ваться неува­жи­тельно по отно­ше­нию к Церкви. В общем-то, их можно понять. Многие из них, будучи рус­скими людьми и считая себя пра­во­слав­ными, вдруг слышат обви­не­ния в сата­низме и заня­тиях черной магией, что им и в ум не при­хо­дило. Конечно, им обидно! Отсюда воз­ни­кают тексты про свя­щен­ни­ков, у кото­рых «под рясой кэг­эб­эш­ный погон». Преж­ние гони­тели рок-музыки – КГБ – и нынеш­ние – Цер­ковь – начи­нают в их созна­нии свя­зы­ваться между собой. Все это слу­шает мно­го­мил­ли­он­ная ауди­то­рия. В созна­нии моло­дых воз­ни­кает нега­тив­ный образ пра­во­слав­ной иерар­хии.

В дей­стви­тель­но­сти же Цер­ковь больше всех в нашей стране под­вер­га­лась дли­тель­ным кро­ва­вым гоне­ниям со сто­роны НКВД-КГБ. У нее гораздо больше точек сопри­кос­но­ве­ния с нефор­маль­ной куль­ту­рой, чем раз­ли­чий, потому что назна­че­ние того и дру­гого – поиск Истины. Тех, кто после­до­ва­те­лен в этом поиске, нефор­маль­ное искус­ство и рок-куль­тура рано или поздно при­во­дят в Цер­ковь.

Кто же вино­ват в про­ти­во­сто­я­нии? Рок-музы­канты ли и худож­ники? На наш взгляд, больше вино­ваты «рев­ну­ю­щие не по разуму» неве­же­ствен­ные батюшки, раз­вя­зав­шие кон­фликт. Для самих же рок-музы­кан­тов такой кон­фликт глу­боко тра­ги­чен, так как их почему-то застав­ляют выби­рать между Хри­стом и твор­че­ством. Выбор искус­ствен­ный, навя­зан­ный, так как для многих из них рок-музыка стала путем ко Христу.

А ведь могло быть иначе. Опыт пока­зы­вает, что музы­канты, став­шие цер­ков­ными людьми, начи­нают писать пре­крас­ные, глу­бо­кие песни о Боге, кото­рые не менее инте­ресны слу­ша­те­лям, чем любая другая музыка. Их вера ста­но­вится убе­ди­тель­ным при­ме­ром для почи­та­те­лей их таланта. Когда певец начи­нает петь о Боге и веч­но­сти, это побуж­дает заду­маться о том же и тех, кто его слу­шает.

***

Я хорошо пони­маю, что насто­я­щая бро­шюра будет вос­при­нята весьма неод­но­значно. Преж­ние мои пуб­ли­ка­ции были, как пра­вило, под­пи­саны псев­до­ни­мом. В данном случае я наме­ренно под­пи­сы­ва­юсь полным именем, поскольку за свои слова нужно отве­чать. Пре­движу обви­не­ния, много кри­тики, впро­чем, уже извест­ной. Но наде­юсь найти в цер­ков­ных кругах многих людей, кото­рым эта тема небез­раз­лична, и кото­рые меня под­дер­жат. Ведь на дворе уже XXI век, а не XIX. Про­по­ведь Пра­во­сла­вия нико­гда не была про­стым и легким делом. Пути чело­века к Богу порой вити­е­ваты и изви­ли­сты, любые стрем­ле­ния упро­стить их, сде­лать глад­кими и «пра­виль­ными», искус­ственны и неис­пол­нимы. Ведь и Спа­си­тель пове­ле­вает оста­вить девя­но­сто девять овец, чтобы спасти одну заблуд­шую душу (Лк.15:4–7).

Наме­ре­ва­юсь про­дол­жить иссле­до­ва­ние вза­и­мо­от­но­ше­ний Пра­во­сла­вия, нефор­маль­ных моло­деж­ных дви­же­ний России и куль­туры андер­гра­унда. В даль­ней­шем пла­ни­ру­ется выпуск бро­шюры «Хиппи в России 70‑х: путь моло­дых к Богу» а также интер­вью с извест­ными рок-музы­кан­тами. Наде­юсь, что эти работы помо­гут кому-то найти в Пра­во­сла­вии Истину и жизнь.

Иеро­мо­нах Сергий.
Рож­де­ство Хри­стово, 2002 год

«Есть боль­шое искус­ство и малое. Вот малое бывает так: есть звуки и свет. Худож­ник – это чело­век, могу­щий вос­при­ни­мать эти другим неви­ди­мые и неслы­ши­мые звуки и свет. Он берет их и кладет на холст, бумагу. Полу­ча­ются краски, ноты, слова. Звуки и свет как бы уби­ва­ются. От света оста­ется цвет. Книга, кар­тина – это гроб­ница света и звука. При­хо­дит чита­тель или зри­тель, и если он сумеет твор­че­ски взгля­нуть, про­честь, то про­ис­хо­дит «вос­кре­ше­ние» смысла. И тогда круг искус­ства завер­ша­ется. Перед душой зри­теля и чита­теля вспы­хи­вает свет, его слуху дела­ется досту­пен звук. Поэтому худож­нику или поэту нечем гор­дится. Он делает только свою часть работы…
Люди только уби­вают слова и образы Творца, а затем от Него полу­чен­ной силой духа ожив­ляют их. Боль­шое искус­ство – слово уби­ва­ю­щее и вос­кре­ша­ю­щее (Псалмы Давида), но путь к этому искус­ству лежит через личный подвиг худож­ника, это путь дер­жавы, и один из многих тысяч дохо­дит до цели».
пре­по­доб­ный Нек­та­рий Оптин­ский.

Твор­че­ство – дар Божий

– Многих людей пугает мысль, что, став хри­сти­а­нами, они должны будут оста­вить «все мир­ское», как они выра­жа­ются. Осо­бенно это каса­ется твор­че­ских людей, потому что в цер­ков­ной среде рас­про­стра­нено мнение, что твор­че­ство необ­хо­димо оста­вить. Насколько это мнение спра­вед­ливо?

– Смотря что пони­мать под «всем мир­ским». Если оста­вить грех – так ничего хоро­шего в нем нет. Есть мона­ше­ская жизнь, когда чело­век уходит из мира в мона­стырь: он дей­стви­тельно все остав­ляет, но полу­чает взамен духов­ную радость. Я ушел из мира много лет назад, но нисколько не жалею ни о чем из того, что оста­вил, и не считаю, что я что-то поте­рял – наобо­рот, я только при­об­рел, я счаст­ли­вей­ший чело­век на земле. Уже сейчас то, что Гос­подь дает мне, гораздо больше остав­лен­ного. А есть хри­сти­ане-миряне, кото­рые имеют семью, работу, могут быть актив­ными чле­нами обще­ства, госу­дар­ствен­ными дея­те­лями, но живут при этом по еван­гель­ским запо­ве­дям.

Хри­сти­ан­ство не тре­бует оста­вить все земное. Оно тре­бует оста­вить одно – грех, то есть зло: все то, что раз­ру­шает, опу­сто­шает душу, несет душе смерть. И если чело­век – худож­ник, музы­кант, режис­сер, я думаю, что посте­пенно он, если не оста­вит, то пре­об­ра­зит свое твор­че­ство. Если чело­век был в миру худож­ни­ком,– он, как пра­вило, ста­но­вится ико­но­пис­цем; был жур­на­ли­стом – сочтет за радость рабо­тать в каком-нибудь пра­во­слав­ном изда­нии; музы­кант сна­чала начнет петь песни о поиске истины, а потом станет петь в цер­ков­ном хоре. Если же чело­век поже­лает остаться в мир­ском искус­стве, он, став хри­сти­а­ни­ном, исклю­чит из него гре­хов­ные мотивы. Твор­че­ство дано чело­веку Богом, и Гос­подь его не отни­мает. Когда мир­ская дея­тель­ность совер­ша­ется ради Бога, Гос­подь помо­гает, бла­го­слов­ляет ее, и поэтому бывают соот­вет­ству­ю­щие плоды, полез­ные и для души чело­века.

– Как, согласно с Божией волей, про­во­дить досуг совре­мен­ному хри­сти­а­нину, и какие виды отдыха допу­стимы для него?

– У чело­века есть дух, душа и тело, и он имеет потреб­ность в отдыхе духов­ном, душев­ном и телес­ном. Духов­ные вещи для хри­сти­а­нина – это слы­ша­ние или чтение слова Божия, молитва, духов­ное обще­ние. Для чело­века духов­ного молитва – это отдых, потому что душа обра­ща­ется к Тому, Кого любит,– к Гос­поду. Но, конечно, у боль­шин­ства из нас, греш­ных людей, при молитве устает и душа, и тело. Поэтому мы не можем посто­янно пре­бы­вать в духов­ной дея­тель­но­сти. Если ум уже не в состо­я­нии молиться и читать духов­ные книги, то, я считаю, и монаху допу­стимо погу­лять в лесу, почи­тать какие-то мему­ары или другие без­греш­ные свет­ские книги, напри­мер, исто­ри­че­ские или науч­ные, и тем более, это допу­стимо для миря­нина.

Если Страст­ная сед­мица для хри­сти­а­нина – это время осо­бого духов­ного труда, то вре­ме­нем отдыха от трудов, прежде всего, телес­ных, явля­ется Свет­лая сед­мица. В эти дни, как и в другие празд­ники, вос­кре­се­ния, святки, нельзя рабо­тать – это явля­ется грехом. Свет­лая сед­мица – время после вос­кре­се­ния Гос­пода, время радо­сти и бла­го­да­ре­ния. Мы ликуем вместе с уче­ни­ками Спа­си­теля о Его пре­свет­лом вос­кре­се­нии, бла­го­да­рим совер­шив­ше­еся вели­чай­шее таин­ство. Конечно, самое вожде­лен­ное место в это время для хри­сти­а­нина – это храм. Пас­халь­ные бого­слу­же­ния – совер­шенно особые, имеют особое духов­ное воз­дей­ствие на душу, несут ни с чем не срав­ни­мую пас­халь­ную радость. Но, в общем-то, Свет­лая сед­мица – это время отдыха даже от трудов духов­ных. Бого­слу­же­ния и молит­вен­ные пра­вила короче, чем обыч­ные. В это время вполне при­лично пойти в гости к нашим хоро­шим пра­во­слав­ным зна­ко­мым – не для зло­сло­вия и празд­но­сло­вия, а чтобы поздра­вить друг друга с празд­ни­ком, поде­литься радо­стью, поси­деть за празд­нич­ным столом, пого­во­рить о духов­ных вещах. Или можно про­ве­сти время дома, в чтении книг. Допу­стимо боль­шее упо­ко­е­ние для тела, может быть, боль­ший сон.

Какой еще может быть отдых для души? Есть такое поня­тие – куль­тура. Свя­щен­ник Павел Фло­рен­ский гово­рил, что куль­тура – это нечто такое, что пыта­ется заме­нить собой культ, то есть Бого­по­кло­не­ние. Мне кажется, это слиш­ком резкая оценка, потому что куль­тура была при­суща чело­ве­че­ству с самых древ­них времен. Есть такое поня­тие как рус­ская наци­о­наль­ная куль­тура, пра­во­слав­ная куль­тура, гово­рят даже о мона­стыр­ской куль­туре. Поэтому обви­нять куль­туру в целом, думаю, не совсем пра­вильно. Куль­тура – очень глу­бо­кое, раз­но­сто­рон­нее и неод­но­знач­ное явле­ние. В ней есть свои отри­ца­тель­ные и свои поло­жи­тель­ные вещи. Один из совре­мен­ных бого­сло­вов архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской гово­рит, что искус­ство может быть сту­пень­кой к бого­по­зна­нию, и неко­то­рых людей при­об­ще­ние к дости­же­ниям куль­туры выво­дит из тьмы греха и побуж­дает заняться более глу­бо­кими вещами. И со вре­ме­нем через душев­ность, т. е. искус­ство, может открыться духов­ность – пра­во­слав­ная вера. Как гово­рит апо­стол, вна­чале сеется тело душев­ное, вос­стает духов­ное (1Кор.15:44), не сразу духов­ное, но вна­чале душев­ное. То есть, чело­век должен сна­чала вообще открыть для себя кра­соту, суще­ству­ю­щую в мире. Источ­ник кра­соты – Гос­подь. Мир, сотво­рен­ный Богом,– пре­кра­сен. И через позна­ние твар­ной кра­соты, в том числе, посред­ством искус­ства, чело­век может познать ее Источ­ник – нашего Гос­пода.

– Вы ска­зали, что грех рабо­тать в празд­ники, но что же делать, если по госу­дар­ствен­ному кален­дарю это рабо­чие дни?

– Святые Отцы гово­рят, что послу­ша­ние выше поста и молитвы. Работу нужно рас­смат­ри­вать как послу­ша­ние, слу­же­ние людям: на нас рас­счи­ты­вают, наде­ются. Как пра­вило, наша работа свя­зана с рабо­той других людей. И, если мы отка­жемся рабо­тать, то это будет не по– хри­сти­ан­ски,– так что в испол­не­нии своих обя­зан­но­стей нет греха.

Если есть воз­мож­ность, то хорошо отпро­ситься, взять отпуск за свой счет. Неко­то­рые так и делают: берут, напри­мер, отпуск перед Пасхой, с сере­дины Страст­ной сед­мицы до сере­дины Свет­лой. Если чело­век явля­ется вла­дель­цем част­ной фирмы, то, я думаю, можно в такие дни не рабо­тать и дать отдых своим под­чи­нен­ным. Так посту­пал один из самых бога­тых рус­ских купцов Васи­лий Нико­ла­е­вич Мура­вьев – впо­след­ствии вели­кий старец преп. Сера­фим (Выриц­кий, † 1949). Не нужно поте­рять при­быль – Гос­подь воз­даст за все. Но все это гово­рится об обще­ствен­ном или домаш­нем труде, кото­рый можно отло­жить. Если же, напри­мер, идет война и нужно защи­щать Оте­че­ство – это святое дело. Хри­сти­ане бра­лись за оружие и в празд­ники, и в будни – шли защи­щать ближ­них. Так посту­пали святые Дмит­рий Дон­ской, Алек­сандр Нев­ский и другие наши бла­го­вер­ные князья. Маго­ме­тане, напри­мер, даже во время боя оста­нав­ли­ва­ются совер­шить свой намаз. Но это, на самом деле, фана­тизм. Пра­во­слав­ные так не делают. Они молятся, когда время молиться, и тру­дятся когда время тру­диться.

Часто бывает, что люди желают в вос­крес­ные и празд­нич­ные дни потру­диться на благо храма или оби­тели. На вопрос, как посту­пать в таком случае, духов­ник Троице-Сер­ги­е­вой Лавры архим. Кирилл (Павлов) отве­тил: «Они ведь для храма рабо­тают. Это святое дело. Тем более, если они хотят этого сами: пожа­луй­ста, пускай тру­дятся». Можно также помочь нуж­да­ю­щимся ближ­ним. Рабо­тать с целью зара­ба­ты­ва­ния денег на Свет­лой сед­мице не стоит, а если это дело мило­стыни, или ваши обя­зан­но­сти, послу­ша­ние – тогда другое дело.

– Неко­то­рые счи­тают, что теле­ви­зор от дья­вола и смот­реть теле­ви­зор – это само по себе грех, неза­ви­симо от того, что по нему пока­зы­вают. Можно ли пра­во­слав­ному хри­сти­а­нину смот­реть теле­ви­зор, и в какой мере?

– К вели­кому сожа­ле­нию, появив­ша­яся в послед­нее время лите­ра­тура на эту тему содер­жит целый ряд абсурд­ных выпа­дов: напри­мер, нельзя смот­реть теле­ви­зор, потому что теле­ви­де­ние – это дьявол, «рога у него в ком­нате, а хвост на крыше». Хорошо, а когда по теле­ви­зору Свя­тей­шего Пат­ри­арха Алек­сия пока­зы­вают или пра­во­слав­ные пере­дачи? Не может же дьявол про­слав­лять Бога. Полу­ча­ется, что это все-таки не совсем дьявол. Вообще, сам по себе теле­ви­зор – это железка, аппа­рат. Можно ли или нельзя его смот­реть, грех это или не грех, нужно рас­суж­дать в зави­си­мо­сти от того, что по нему пока­зы­вают. К слову ска­зать, одним из изоб­ре­та­те­лей теле­ви­де­ния, кото­рый первым в мире достиг успе­хов в этой обла­сти, был рус­ский эми­грант первой волны Зво­ры­кин. Знаете ли вы, какое изоб­ра­же­ние он впер­вые пере­дал по теле­ви­де­нию на рас­сто­я­нии? Пра­во­слав­ный крест. Это очень сим­во­лично и, на мой взгляд, учи­ты­вая, что ничто в мире не слу­чайно, можно рас­смат­ри­вать как Божие бла­го­сло­ве­ние на это изоб­ре­те­ние. Изоб­ре­та­тель мог выбрать какой угодно символ, а ока­за­лось, что для него был дорог именно крест. Зво­ры­кин был веру­ю­щим чело­ве­ком, как и другой наш сооте­че­ствен­ник Сикор­ский, изоб­ре­та­тель вер­то­лета, кото­рый был цер­ков­ным ста­ро­стой и на свои сред­ства построил храм. Зво­ры­кин был чело­ве­ком пра­во­слав­ным, и поэтому я не думаю, что его изоб­ре­те­ние, кото­рое нача­лось с пра­во­слав­ного креста, дья­воль­ское.

Вообще, как известно, рус­ские, то есть, в боль­шин­стве своем, пра­во­слав­ные ученые были очень талант­ливы. Известно, что их откры­тия неод­но­кратно бывали укра­дены и запа­тен­то­ваны на Западе. Если бы цвет рус­ской науки не был, как и другие таланты, уни­что­жен Ста­ли­ным и его при­спеш­ни­ками, Россия могла бы достиг­нуть очень мно­гого, и, воз­можно, во многом опе­ре­дила бы осталь­ные госу­дар­ства. Как известно, глу­боко веру­ю­щий чело­век Дмит­рий Ива­но­вич Мен­де­леев увидел свою таб­лицу хими­че­ских эле­мен­тов в виде спи­рали, во сне, после усерд­ной молитвы. То есть, его науч­ное откры­тие было ни много ни мало, бого­от­кро­вен­ным. Из этого при­мера мы видим, что науч­ные откры­тия часто дела­лись при оче­вид­ном вме­ша­тель­стве Божией бла­го­дати. Поэтому, не были ли гени­аль­ные ученые, музы­канты, худож­ники Пра­во­слав­ной Руси бла­го­сло­ве­нием Божиим?

Вот что сказал Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий II на епар­хи­аль­ном собра­нии духо­вен­ства г. Москвы 2001 года: «Я далек от мысли очер­ни­тель­ства всего теле­ви­де­ния, как сред­ства чело­ве­че­ского обще­ния. На теле­ви­де­нии есть пре­крас­ные, свет­лые, добрые и умные теле­про­граммы, помо­га­ю­щие научиться отли­чать добро от зла. За такие пере­дачи хочется покло­ниться тем, кто их делает, и ска­зать: спа­сибо, спа­сибо вам! Дай Бог, чтобы таких пере­дач было много и очень много!»

К слову, стоит вспом­нить заме­ча­тель­ный фильм о святой Пла­ща­нице «Пятое Еван­ге­лие», снятый теле­ком­па­нией НТВ и пока­зан­ный на Страст­ной сед­мице 2001 года. Фильм про­из­во­дит огром­ное впе­чат­ле­ние. В нем много нази­да­тель­ного и для цер­ков­ного чело­века, поскольку рас­кры­ва­ются уди­ви­тель­ные подроб­но­сти стра­да­ния Гос­пода, а для чело­века ищу­щего – это пре­крас­ная про­по­ведь.

Следуя логике запрета, можно все книги при­знать дья­воль­ским изоб­ре­те­нием и при­го­во­рить к сожже­нию, на том осно­ва­нии, что изда­ется масса бес­стыд­ной и оккульт­ной лите­ра­туры (к тому же сейчас в кни­го­из­да­тель­стве огром­ную роль играет ком­пью­тер­ная тех­ника),– но ведь есть же и Свя­щен­ное Писа­ние, и пра­во­слав­ная лите­ра­тура. И печат­ные изда­ния, и теле­ви­де­ние – это способ пере­дачи инфор­ма­ции, не более. Это инстру­мент, кото­рый можно исполь­зо­вать по-раз­ному. Есть пере­дачи бла­го­че­сти­вые, есть душе­вред­ные, сует­ные, пустые. Есть непло­хие доку­мен­таль­ные фильмы, кото­рые мно­гому учат. Один из совре­мен­ных режис­се­ров выска­зал инте­рес­ную мысль: раньше исто­рия писа­лась в святых оби­те­лях мона­хами-лето­пис­цами, кото­рые запи­сы­вали дела князей и свя­ти­те­лей, и эти лето­писи дошли до нас. В XX в. исто­рию стали запи­сы­вать кино­опе­ра­торы, сейчас лето­пись исто­рии пре­иму­ще­ственно ведется в кино­сту­диях. Именно доку­мен­таль­ное кино – это самая насто­я­щая лето­пись XX века.

Есть очень хоро­шие доку­мен­таль­ные сери­алы, пра­во­слав­ные фильмы, исто­ри­че­ские фильмы о России и других наро­дах. «Клуб кино­пу­те­ше­ствен­ни­ков» – заме­ча­тель­ная пере­дача, ее веду­щий Сен­ке­вич – веру­ю­щий, пра­во­слав­ный чело­век, кото­рый пери­о­ди­че­ски гото­вит пере­дачи о мона­сты­рях, святых местах, свя­ты­нях. Песков, веду­щий пере­дачи «В мире живот­ных», тоже открыто гово­рил о своей вере, назы­вал живот­ных уди­ви­тель­ными Божи­ими созда­ни­ями. В про­смотре таких пере­дач я не вижу ничего гре­хов­ного.

Что каса­ется худо­же­ствен­ных филь­мов, то, к вели­кому сожа­ле­нию, боль­шин­ство из них – это при­ми­тив­ный шир­по­треб, нашпи­го­ван­ный сце­нами раз­врата, смот­реть кото­рые пра­во­слав­ному чело­веку, конечно, непо­лезно. Но есть и непло­хие худо­же­ствен­ные кино­ленты, в част­но­сти твор­че­ство Никиты Михал­кова. Напри­мер, «Утом­лен­ные солн­цем» – заме­ча­тель­ный фильм, кото­рый очень глу­боко вос­со­здает атмо­сферу 1937 года. Оче­видно, что созда­тель фильма – веру­ю­щий чело­век, и не стес­ня­ется гово­рить об этом. Недавно наш храм обра­тился за помо­щью к Никите Сер­ге­е­вичу в одной очень непри­ят­ной ситу­а­ции, и он сразу отклик­нулся и сделал для нас, что смог. Между прочим, читая несколько лет назад лекции по рус­ской куль­туре в одном из Аме­ри­кан­ских Уни­вер­си­те­тов, Никита Михал­ков сказал, что вся куль­тура, кроме пра­во­слав­ной – ничто, а пра­во­слав­ная куль­тура – вот это дей­стви­тельно куль­тура.

Уди­ви­тель­ные слова пишет о кино­ис­кус­стве извест­ный духов­ник, испо­вед­ник Пра­во­сла­вия, иерос­хи­мо­нах Нек­та­рий (Овчин­ни­ков, †1985) своим духов­ным чадам режис­серу Мар­га­рите Гри­го­рье­вой и кино­опе­ра­тору Вале­рию Квасу: «Вы можете пока­зать (в фильме) тонко и прав­диво, что люди все братья и один у нас Отец, Кото­рый был неко­гда Словом, а ныне явился во плоти, пре­бы­вает среди нас: Это – дар Божий для боль­шой буду­щей вашей работы: ото­рвать людей от земли и дать им воз­мож­ность под­нять взор свой к небу. Только в вашем воз­расте и в вашем деле можно сде­лать то, что вы дела­ете. Вос­кре­сить умер­ших людей и их труды – это гро­мад­ное идео­ло­ги­че­ское дело, это «массаж» обес­кров­лен­ного мате­ри­а­лиз­мом народ­ного мыш­ле­ния: Все вы в моем пони­ма­нии моло­дая поросль «ливан­ских кедров», кото­рая создаст чудес­ные рощи, и под их вет­вями будут духовно отды­хать и насла­ждаться наши гря­ду­щие поко­ле­ния…» (Дани­лов­ский бла­го­вест­ник. № 12, 2001. С. 10–11).

В дре­му­чие совет­ские вре­мена вокруг иерос­хим. Нек­та­рия сло­жился целый кружок твор­че­ской интел­ли­ген­ции. Уди­ви­тель­ный старец хотел собрать у себя в Ельце пред­ста­ви­те­лей пра­во­слав­ной куль­туры, объ­еди­нить их, соеди­нить куль­туру и рели­гию. Он гово­рил своим духов­ным чадам, что они будут воз­рож­дать Пра­во­сла­вие на Руси. И дей­стви­тельно: еще до пере­стройки им (в част­но­сти Вален­тину Рас­пу­тину) уда­лось сде­лать многое для начала воз­рож­де­ния пра­во­слав­ных свя­тынь и изме­не­ния отно­ше­ния обще­ства к Церкви. После кон­чины о. Нек­та­рия сло­жи­лось «второе поко­ле­ние» ученых, арти­стов, лите­ра­то­ров, не знав­ших его лично, но счи­та­ю­щих себя его уче­ни­ками. Целый ряд оте­че­ствен­ных и ино­стран­ных фило­со­фов, арти­стов и ученых при­няли в Ельце святое Кре­ще­ниие.

Мне близка мысль мит­ро­по­лита Вени­а­мина (Фед­чен­кова), кото­рый сказал, что пра­во­слав­ная вера должна собой все про­ни­кать, про­ни­зы­вать, освя­щать – и науку, и куль­туру, и всю жизнь обще­ства. Цер­ковь не должна от чего-то отго­ра­жи­ваться, отво­ра­чи­ваться – это непра­вильно. Мы живем в стране с глу­бо­кими пра­во­слав­ными тра­ди­ци­ями, живем среди людей: это наши ближ­ние, пускай они сего­дня пока еще не в храме, но придут они завтра в храм или нет, во многом зави­сит от нас. Свя­тей­ший Пат­ри­арх Алек­сий сказал: «Я глу­боко убеж­ден, что хотя Цер­ковь отде­лена от госу­дар­ства, она не может быть отде­лена от народа, от обще­ства, потому что ее задача – слу­жить Богу и ближ­нему». Ближ­ний нахо­дится во всех обла­стях, во всех отрас­лях жизни, и необ­хо­димо, чтобы вера про­ни­кала собой все обла­сти жиз­не­де­я­тель­но­сти чело­века. Россия все-таки была вели­кой пра­во­слав­ной дер­жа­вой. И Гос­подь, видимо, хочет воз­рож­де­ния вели­кой Пра­во­слав­ной России. И поэтому наука и куль­тура, искус­ство, поли­тика и эко­но­мика, и вообще вся жизнь обще­ства должна быть освя­щена пра­во­сла­вием, верой во Христа. Тогда дей­стви­тельно наша страна станет вновь вели­кой.

Сейчас в пра­во­слав­ных кругах счи­та­ется хоро­шим тоном ругать совре­мен­ную циви­ли­за­цию, науку. Но ведь, если бы у нас не было атом­ной бомбы, с нами уже давно рас­пра­ви­лись бы, как с Косово. А бла­го­даря тому, что наши ученые создали оружие, защи­ща­ю­щее нас от врагов, наша страна имеет воз­мож­ность жить и раз­ви­ваться. И те, кто ругает науку и совре­мен­ную циви­ли­за­цию, тем не менее, отправ­ляют своих детей в школу и забо­тятся, чтобы они посту­пили в вуз, затем в аспи­ран­туру. Для чего? Чтобы «гнилую» циви­ли­за­цию раз­ви­вать? Новые поко­ле­ния обра­зо­ван­ных людей будут дальше про­дви­гать науку, тру­диться, чтобы наша страна стала бога­той, вели­кой, могу­ще­ствен­ной. Это дей­стви­тельно необ­хо­димо, хотя бы для того, чтобы защи­титься от врагов. Но при этом, конечно, должен воз­рас­тать духов­ный уро­вень народа: ученый, воен­ный, медик, педа­гог должны быть веру­ю­щими, пра­во­слав­ными людьми. Когда это будет, тогда их труд будет бла­го­сло­вен, потому что любой труд – это, в сущ­но­сти, слу­же­ние людям.

При­веду здесь несколько цитат из статьи про­фес­сора прот. Глеба Каледы, автора одной из книг о Турин­ской пла­ща­нице, заме­ча­тель­ного уче­ного и апо­ло­гета, пре­красно исполь­зо­вав­шего свои науч­ные знания в про­по­веди святой веры:“Современная куль­тура, наука и искус­ство – это огром­ное, очень слож­ное и про­ти­во­ре­чи­вое явле­ние, поле, на кото­ром вместе растут пше­ница и пле­велы, цели­тель­ные травы и ядо­ви­тые цветы. …Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов гово­рит: «Всякий, име­ю­щий ум, при­знает первым для нас благом уче­ность, и не только бла­го­род­ней­шую уче­ность, кото­рая, пре­зи­рая все укра­ше­ния и пло­до­ви­тость речи, при­ем­лется как единое спа­се­ние и краса умно­со­зер­ца­тель­ная, но и уче­ность внеш­нюю, кото­рой многие из хри­стиан по худому разу­ме­нию гну­ша­ются как зло­ху­дож­ной, уда­ля­ю­щей от Бога. И небо, землю, воздух, и все, что в них, не должно пре­зи­рать за то, что неко­то­рые худо разу­мели, и вместо Бога им воз­дали боже­ское покло­не­ние. Напро­тив, мы вос­поль­зо­ва­лись в них тем, что удобно для жизни. Избе­жим всего опас­ного и не станем с безум­цами тварь вос­став­лять против Творца». Утвер­жде­ние хри­сти­ан­ства в мире сопро­вож­да­лось напря­жен­ной умствен­ной рабо­той апо­ло­ге­тов и Отцов Церкви, рав­ноап­о­столь­ных мужей и жен. Среди подвиж­ни­ков во все вре­мена были люди выда­ю­ще­гося обра­зо­ва­ния и огром­ного твор­че­ского ума.

«Неко­то­рые,– писал свт. Кли­мент Алек­сан­дрий­ский,– кото­рые счи­тают себя умными людьми, думают, что хорошо не касаться ни фило­со­фии, ни диа­лек­тики и не зани­маться изу­че­нием при­роды. Они тре­буют веру, чистую и про­стую, как будто они хотят, нисколько не забо­тясь о вино­град­нике, соби­рать с самого начала гроз­дья вино­града».

…Сего­дня необ­хо­дима хри­сти­а­ни­за­ция науки, исполь­зо­ва­ние ее на благо Церкви и про­по­веди слова Божия, хри­сти­ан­ского миро­воз­зре­ния» (Цит. по жур­налу «Отрок», № 2, 2001 г. С.44–48).

– Отчего среди хри­стиан воз­никло такое край­нее непри­я­тие мно­гого вокруг?

– Я думаю, мнение, что Пра­во­сла­вие должно быть отго­ро­жено от обще­ства и от совре­мен­ной жизни – насле­дие ком­му­ни­сти­че­ских времен. Пра­во­слав­ные долгое время нахо­ди­лись в вынуж­ден­ной изо­ля­ции. Цер­ковь была гонима: веру­ю­щего педа­гога выго­няли с работы, воен­ного могли отпра­вить в отставку, в обла­сти госу­дар­ствен­ного управ­ле­ния чинов­ник не мог быть веру­ю­щим. Люди должны были тайно испо­ве­до­вать свою веру, cкры­вать ее. Сейчас вре­мена и усло­вия изме­ни­лись, тем не менее, эта пси­хо­ло­гия изо­ля­ци­о­низма оста­ется: это мы, а это мир; они – враги. Отсюда воз­ни­кает образ мыслей гони­мых людей: нас загнали в гетто – ну и хорошо, мы в этом гетто построим бар­ри­каду и вас сюда не пустим. Сейчас страна посте­пенно ста­но­вится хри­сти­ан­ской: люди обра­ща­ются к Церкви, отно­сятся к ней с ува­же­нием, при­слу­ши­ва­ются. В обще­стве к вере другое отно­ше­ние, и поэтому Цер­ковь должна поль­зо­ваться этим, чтобы гово­рить слово про­по­веди везде, где только можно.

Еще в начале вось­ми­де­ся­тых годов счи­та­лось, что слу­шать радио, смот­реть теле­ви­зор – грех. А сейчас по радио и теле­ви­зору идут пра­во­слав­ные пере­дачи, свя­щен­ники гово­рят про­по­веди. Я думаю, что есть много людей, кото­рые, послу­шав радио­пе­ре­дачи «Радо­нежа», стали при­хо­жа­нами пра­во­слав­ных храмов. Я знаю таких, кто, увидев по теле­ви­зору пра­во­слав­ный доку­мен­таль­ный фильм или выступ­ле­ние свя­щен­ника, стали о многом заду­мы­ваться. Сейчас другие вре­мена, и нужно реально смот­реть на вещи.

Напри­мер, на Святом Афоне, при всей стро­го­сти тамош­него мона­ше­ского устава, хорошо пони­мают раз­ницу между мона­хами и детьми, кото­рые учатся в Афон­ской школе для маль­чи­ков – Афо­ниаде. При­ве­дем любо­пыт­ную цитату из статьи о ней: «В пят­ницу уроки закан­чи­ва­ются раньше, и вече­ром, как и утром сле­ду­ю­щего дня, ожи­вает фут­боль­ное поле школы. Кроме спор­тив­ных игр поз­во­ли­тель­ным отды­хом счи­та­ется про­смотр бла­го­че­сти­вых видео­филь­мов о святых местах и при­роде, а также чистых, добрых и весе­лых худо­же­ствен­ных филь­мов. В сво­бод­ное время в мастер­ских школы про­во­дятся факуль­та­тив­ные заня­тия по худо­же­ствен­ной фото­гра­фии, пиро­гра­фии и хал­ко­гра­фии, а в конце учеб­ного года – выставки изде­лий уче­ни­ков. С суб­боты до вос­крес­ного вечера уча­щи­еся разъ­ез­жа­ются по мона­сты­рям, к кото­рым при­пи­саны. Авто­бус школы отво­зит их к афон­скому при­чалу Дафни, куда при­бы­вают за ними машины и катера из мона­сты­рей. В оби­те­лях ребята не оста­ются в празд­но­сти, но несут посиль­ные послу­ша­ния по храму, на кли­росе, в тра­пез­ной.

В тече­ние года для каж­дого уча­ще­гося выде­ля­ется месяц для путе­ше­ствия по Афону. Если же такого палом­ни­че­ства орга­ни­зо­вать не уда­лось, этот месяц при­бав­ля­ется к кани­ку­лам. За счет лицея, по его окон­ча­нии, выпуск­нику предо­став­ля­ется палом­ни­че­ская поездка по Греции, Изра­илю или России» (Купель. № 2, 2000 г. Свя­то­гор­ская школа – Афо­ни­ада).

Между прочим, духов­ни­ком школы явля­ется почи­та­е­мый во всей Греции ученик в Бозе почив­шего все­мирно извест­ного афон­ского старца Паисия († 1994 г.) схи­мо­нах Паисий.

– Огром­ным толч­ком к пра­во­слав­ной вере для меня был сюжет о св. блж. Ксении в теле­пе­ре­даче В. Мол­ча­нова «До и после полу­ночи». Я не знаю, насколько сюжет был глу­бо­ким с точки зрения цер­ков­ного чело­века, но тогда он про­из­вел на меня неиз­гла­ди­мое впе­чат­ле­ние. Другой заме­ча­тель­ной пере­да­чей был «Взгляд». Для ищущей моло­дежи в этих теле­про­грам­мах было много полез­ного. Сейчас над Гор­ба­че­вым как над поли­ти­ком сме­ются, но я не посты­жусь ска­зать, что наше поко­ле­ние (кому в 1985 было 13–15) в опре­де­лен­ной сте­пени – дети пере­стройки. «Как веро­вать в Того, о Ком не слы­хали? Как слы­шать без про­по­ве­ду­ю­щего? Вера от слы­ша­ния»,– гово­рит Свя­щен­ное Писа­ние (Рим. 10; 14, 17). Когда мы полу­чили доступ к слову, поняли, кто такой Ленин, услы­шали рок-музыку, встре­ти­лись со свя­щен­ни­ками,– тогда мы стали веру­ю­щими. До пре­кра­ще­ния гоне­ний на Цер­ковь что-то здра­вое о Боге где-либо, кроме храма, услы­шать было трудно, а в нашем област­ном центре был один храм, и кто-то еще должен был научить ходить туда…

Но как избе­жать увле­че­ния теле­ви­зо­ром? Мне кажется, он опасен тем, что пред­став­ляет собой более легкое вре­мя­про­вож­де­ние и инте­рес­ные пере­дачи «затя­ги­вают»?

– Нико­гда теле­пе­ре­дачи не затя­нут чело­века духовно здра­вого. Ему просто станет скучно. При всех поло­жи­тель­ных сто­ро­нах, теле­ви­де­ние и вообще свет­ская куль­тура – душевны. Они не в состо­я­нии насы­тить чело­века, и нико­гда не смогут заме­нить под­линно духов­ного. Чело­век, име­ю­щий опыт духов­ной жизни, нико­гда не пере­пу­тает одно с другим. У такого чело­века все в иерар­хии цен­но­стей зани­мает опре­де­лен­ное место. Пер­во­сте­пенно для него духов­ное, душев­ное же – на втором месте. Он пред­по­чи­тает духов­ное, а когда устает, не отре­ка­ется и от душев­ных заня­тий. Грех не в самом по себе смот­ре­нии теле­ви­зора, а в излиш­нем увле­че­нии, свя­зан­ном с поте­рей вре­мени, в ущерб духов­ному; как грех чре­во­уго­дия состоит не в упо­треб­ле­нии пищи, создан­ной Богом, а в пре­сы­ще­нии.

– Батюшка, а как сле­дует хри­сти­а­нину отно­ситься к худо­же­ствен­ной лите­ра­туре? Должен ли миря­нин отка­зы­ваться от чтения про­из­ве­де­ний свет­ских писа­те­лей и поэтов?

– Вообще лите­ра­тура нача­лась в мона­сты­рях, нача­лась с лето­пи­сей, в част­но­сти, с пре­по­доб­ного Нестора Лето­писца. Целые века цен­трами не только куль­туры, но и науки были мона­стыри, до тех пор, пока их не при­вели в упадок Петр I и Ека­те­рина II. Древ­няя рус­ская лите­ра­тура – это почти исклю­чи­тельно духов­ные книги: жития, в том числе пере­вод­ные, исто­рии святых оби­те­лей, слова и поуче­ния рус­ских святых, и даже мона­ше­ские уставы наших пре­по­доб­ных, а также исто­ри­че­ские про­из­ве­де­ния. Уже потом появи­лась худо­же­ствен­ная лите­ра­тура, в кото­рой сна­чала также пре­об­ла­дало духов­ное содер­жа­ние. Посте­пенно свет­ская лите­ра­тура отде­ли­лась от духов­ной, но во все вре­мена были авторы, кото­рые писали с пра­во­слав­ных пози­ций.

Рус­ская лите­ра­тура в основе своей пра­во­славна. Боль­шин­ство рус­ских клас­си­ков, напри­мер А. С. Пушкин, Ф. М. Досто­ев­ский, Н. В. Гоголь, И. С. Бунин, С. Есенин, А. Блок, А. Ахма­това, Н. Гуми­лев, М. Воло­шин, Б. Зайцев, И. С. Шмелев, А. Сол­же­ни­цын и многие другие – всех пере­чис­лить невоз­можно – счи­тали и открыто назы­вали себя пра­во­слав­ными. И все, сколько-нибудь зна­чи­тель­ные рус­ские писа­тели, если не всегда были людьми глу­боко цер­ков­ными, то, по край­ней мере, с боль­шим ува­же­нием отно­си­лись к пра­во­слав­ной вере, вос­при­ни­мали хри­сти­ан­ство, как корень и основу наци­о­наль­ной куль­туры. Даже про­из­ве­де­ния И. С. Тур­ге­нева, хотя он назы­вал себя воль­но­дум­цем, про­ник­нуты поис­ком Бога и изоб­ра­жают пре­крас­ных пра­во­слав­ных людей. Есть духов­ные вещи и в про­из­ве­де­ниях А. П. Чехова. Никто из рус­ских клас­си­ков ате­и­стом не был. А бого­хуль­ные совет­ские писа­тели уже стали забы­ваться. Мая­ков­ский, кото­рый при­зы­вал «пулями по храму тень­кать», мне кажется, будет забыт, также и Горь­кий, Фадеев, и бес­чис­лен­ные соц­ре­а­ли­сти­че­ские без­дар­но­сти – все хули­тели Бога забу­дутся; таков закон жизни. А люди, про­слав­ля­ю­щие Бога своей жизнью, словом, тру­дами, забыты не будут.

В целом читать худо­же­ствен­ную лите­ра­туру никто нико­гда не считал грехом, но, конечно, смотря какие книги читать. Есть деше­вые, бес­смыс­лен­ные, раз­врат­ные романы – ясно, что они неду­ше­по­лезны. А клас­си­че­ская лите­ра­тура, как я уже упо­мя­нул, осо­бенно рус­ская, может быть даже нази­да­тельна. Кроме того, талант­ли­вая проза и стихи – это кра­сиво, это имеет эсте­ти­че­ское воз­дей­ствие на душу, а, значит, делает ее чище и оду­хо­тво­рен­нее. В чтении серьез­ных исто­ри­че­ских, фило­соф­ских книг, кото­рые застав­ляют чело­века заду­мы­ваться о каких-либо жиз­нен­ных явле­ниях, я думаю, нет ничего гре­хов­ного.

То же можно ска­зать и об изоб­ра­зи­тель­ном искус­стве. Когда мне было лет шест­на­дцать-сем­на­дцать, я ходил на выставку абстракт­ного искус­ства в Москве, на Малой Гру­зин­ской. Там стояли длин­ные оче­реди. Абстракт­ное искус­ство, как и рок-музыка, не стес­ня­лось гово­рить правду о совре­мен­ной жизни, звало к поис­кам истины. Оно пре­сле­до­ва­лось, было гонимо. Выставка на Малой Гру­зин­ской была полу­под­поль­ной. Неко­то­рые кар­тины там меня пора­зили, потому что они были дей­стви­тельно рели­ги­оз­ными, напри­мер, «Яблоч­ный Спас». У одного худож­ника на всех полот­нах при­сут­ство­вали Ангелы. Такие пре­крас­ные, свет­лые кар­тины. А недавно в одном из номе­ров жур­нала «Рус­ский дом» я про­чи­тал, что двое из худож­ни­ков, выстав­ляв­шихся на Малой Гру­зин­ской, стали свя­щен­ни­ками. Один из них под­ви­за­ется где-то в глуши, в Яро­слав­ской епар­хии.

Я очень бла­го­да­рен этим людям за их искус­ство. Тогда для меня, 16–17-летнего юноши, это было что-то новое, это был еще один шаг к Богу. Веру­ю­щим я тогда себя назвать не мог. Но я был чело­ве­ком ищущим, и в то время, когда все мол­чали, еще одно слово о Боге с кар­тины меня подвигло к даль­ней­шим поис­кам. Это был еще один внут­рен­ний шаг, причем доста­точно силь­ный, боль­шой. Я должен молиться за них, как за людей, кото­рые помогли мне познать Бога.

– Можно ли ходить в театр и кино?

– Исто­ри­че­ски Цер­ковь неодоб­ри­тельно отно­си­лась к теат­рам. Но при этом нужно заме­тить, что театр древ­ний, кото­рый много обли­чал свт. Иоанн Зла­то­уст,– это доста­точно раз­врат­ное зре­лище. Театр же клас­си­че­ский более позд­него вре­мени имеет уже другой настрой. Напри­мер, свя­ти­тель Димит­рий Ростов­ский писал Рож­де­ствен­ские пьесы,– это тоже театр. Но я думаю, что пра­во­слав­ному чело­веку не всегда стоит идти в театр по той при­чине, что это опре­де­лен­ная среда, опре­де­лен­ная обста­новка. Нужно рас­суж­дать, что именно там смот­реть и слу­шать. Вполне можно пойти с детьми в зоо­парк, музей, театр живот­ных, дель­фи­на­рий. А в обыч­ный театр я, наверно, не всем посо­ве­тую идти: есть боль­шая раз­ница между теле­ви­де­нием и теат­ром. Одно дело – вклю­чить теле­ви­зор у себя дома и смот­реть хоро­ший фильм, а другое дело – нахо­диться в театре. Неко­то­рые теле­ви­зи­он­ные пере­дачи можно рас­смат­ри­вать как чтение худо­же­ствен­ной лите­ра­туры. Посмот­рел, отдох­нул, выклю­чил – все равно, что закрыл книгу.

– Если про­фес­сия чело­века – хорео­гра­фия, должен ли он оста­вить ее, став хри­сти­а­ни­ном?

– Опять же нужно под­хо­дить к этому вопросу так: что рож­дают танцы в душе чело­веке. Я не очень знаю, что такое совре­мен­ные танцы, я давно их не видел. Народ­ные танцы – инте­рес­ное искус­ство, и как-то не пово­ра­чи­ва­ется язык все народ­ные танцы назвать гре­хов­ными. Мне кажется, ими допу­стимо зани­маться, хотя и здесь надо рас­суж­дать, потому что и народ­ные танцы не все цело­муд­ренны. Неко­то­рые танцы носят эле­мент раз­врата, вклю­чают непри­стой­ные дви­же­ния. Взять, напри­мер, балет – бегают по сцене полу­об­на­жен­ные люди, демон­стри­руют формы своего тела. Я думаю, зани­маться бале­том и смот­реть его пра­во­слав­ному чело­веку не стоит. Но есть кра­си­вые, цело­муд­рен­ные танцы – ими зани­маться допу­стимо, потому что это тоже неко­то­рое явле­ние куль­туры. В Свя­щен­ном Писа­нии при­во­дится пример, когда на свя­того про­рока Давида сошла бла­го­дать, и он начал пля­сать перед ков­че­гом Завета, выра­жать этим свою радость, бла­го­да­ре­ние Богу. «Давид ска­каше, играя»,– поется в пас­халь­ном каноне.

В одной из книг о святом пра­вед­ном Иоанне Крон­штадт­ском при­во­дится такой уди­ви­тель­ный случай. Он был при­гла­шен отслу­жить моле­бен в каком-то собра­нии моло­дежи, и когда пас­тырь пришел туда, юноши и девушки тан­це­вали. Увидев свя­щен­ника, они сму­ти­лись и пере­стали тан­це­вать, но он сказал им: «Что вы, про­дол­жайте весе­литься, если бы я был не в рясе, я бы тоже с вами потан­це­вал». Нелов­кость сразу исчезла. Вряд ли, конечно, святой Крон­штадт­ский пас­тырь когда-либо тан­це­вал, но он сказал так, чтобы никто не сму­щался, и тем создал искрен­нюю и дове­ри­тель­ную обста­новку.

Многие люди искус­ства – худож­ники, писа­тели, арти­сты, музы­канты – ходят в храмы, и порой они чув­ствуют себя некими изго­ями, потому что есть мнение, что куль­тура, искус­ство, осо­бенно театр и кино – это плохо; искус­ство – это нечто искус­ствен­ное. Я с этим не согла­сен. Среди при­хо­жан нашего храма есть народ­ный артист России Нико­лай Пас­ту­хов, ему сейчас за 70 лет. Одна­жды он мне пожа­ло­вался, что у него уже и с серд­цем плохо, и нервы стали сда­вать. «Про­фес­сия,– гово­рит,– такая: нужно в образ вжи­ваться, а это в свое время отра­жа­ется на здо­ро­вье». Я неосто­рожно сказал: «Нико­лай, Вы уже в годах, наверно, пора Вам на пенсию ухо­дить». Он на меня сильно оби­делся, я понял, что был неправ, и потом мы поми­ри­лись. Он гово­рил мне, как он любит свою про­фес­сию, что значит для него кино, кото­рому посвя­тил себя с юности. Роли, кото­рые он играет,– это преп. Сера­фим Саров­ский, преп. Паисий Велич­ков­ский. Чело­век по-своему про­по­ве­дует Христа. Нельзя резать по живому и огульно ругать всю куль­туру. Куль­тура есть. Она была, есть и будет, как и наука, и тех­ника. Кстати, Н. Пас­ту­хов прошел всю войну. Один раз его чуть было не рас­стре­ляли за то, что носил кре­стик, но он, несмотря ни на что, отка­зался снять крест.

И до рево­лю­ции многие извест­ные арти­сты были глу­боко веру­ю­щими людьми, посе­щали стар­цев того вре­мени, обща­лись с архи­ере­ями. Напри­мер, Михаил Чехов неод­но­кратно бывал у преп. Нек­та­рия Оптин­ского, и старец ничего отри­ца­тель­ного не гово­рил о теат­раль­ном искус­стве.

Есть такое про­из­ве­де­ние свя­ти­теля Игна­тия Став­ро­поль­ского, не вошед­шее в собра­ние его тво­ре­ний: «Хри­сти­ан­ский пас­тырь и хри­сти­а­нин-худож­ник» («Бого­слов­ские труды» № 32, М., 1996). Оно постро­ено в форме диа­лога и пере­дает реально состо­яв­шийся раз­го­вор между свя­ти­те­лем и рус­ским ком­по­зи­то­ром Глин­кой, с кото­рым они были дружны и кото­рый помо­гал устро­ить хоро­шее пение в Сер­ги­е­вой пустыни. Вот как гово­рит «худож­ник» о том, что искус­ство в дей­стви­тель­но­сти было для него поис­ком: «Душа моя с дет­ства объята любо­вью к изящ­ному. Я чув­ство­вал, как она вос­пе­вала какую-то дивную песнь Кому-то вели­кому, чему-то высо­кому, вос­пе­вала неопре­де­ленно для меня самого. Я пре­дался изу­че­нию худо­жеств, посвя­тил им всю жизнь мою. Как видишь, я уже достиг зрелых лет, но не достиг своей цели. Это высо­кое, пред кото­рым бла­го­го­вело мое сердце, Кого оно вос­пе­вало, еще вдали от меня. Сердце мое про­дол­жает видеть его, как бы за про­зрач­ным обла­ком или про­зрач­ною заве­сою, про­дол­жает таин­ственно, таин­ственно для самого меня, вос­пе­вать Его: я начи­наю пони­мать, что тогда только удо­вле­тво­рится мое сердце, когда его пред­ме­том соде­ла­ется Бог».

Таким обра­зом, искус­ство явля­ется одной из форм поиска чело­ве­ком Бога. При опре­де­лен­ных усло­виях, душев­ное в искус­стве пере­хо­дит в духов­ное.

– Как нужно отно­ситься к искус­ству, чтобы увле­че­ние им не стало чрез­мер­ным?

– Искус­ство, как и все осталь­ное, не должно стать идолом. Мы начали раз­го­вор с того, что в чело­веке есть тело, душа и дух. Куль­тура – это явле­ние душев­ное. Ее нельзя назы­вать духов­но­стью и при­да­вать ей зна­че­ние духов­но­сти. Куль­туру можно оду­хо­тво­рить, и посте­пенно она может воз­во­дить чело­века от душев­ного к духов­ному. Но нужно, чтобы все было в каких-то рамках. С утра до вечера смот­реть худо­же­ствен­ные фильмы или пля­сать и петь, или слу­шать музыку – нельзя. В каче­стве отдыха допу­стимо посмот­реть худо­же­ствен­ный фильм, но не более того. И когда чело­век отдох­нул, вос­пря­нул силой для заня­тий духов­ных, для помощи ближ­ним, я думаю, что он должен идти и делать свое Божие дело.

– Может ли пра­во­слав­ный чело­век поехать отды­хать на море?

– Думаю, что ничего гре­хов­ного в этом нет. Конечно, смотря с кем ехать и как там про­во­дить время. Неко­то­рые храмы в Крыму при­ни­мают палом­ни­ков, можно жить на тер­ри­то­рии храма, общаться с пра­во­слав­ными людьми, ходить на службы. А можно в празд­но­сти про­во­дить время, ходить по каким-то злач­ным местам, ресто­ра­нам, казино – конечно, это грех. А купаться в море, гулять в тро­пи­че­ском лесу, под­ни­маться в горы – ничего гре­хов­ного в этом нет, наобо­рот, полезно для здо­ро­вья. Можно снять ком­нату или дом на берегу моря. Для неко­то­рых людей мор­ской воздух, при­рода юга – это потреб­ность, они просто необ­хо­димы для укреп­ле­ния сил.

– Можно ли хри­сти­а­нину зани­маться спор­том?

– При неко­то­рых про­фес­сиях спорт просто необ­хо­дим, напри­мер, для солдат. Обя­зан­ность воина защи­щать Оте­че­ство – это святое дело. Если солдат не будет физи­че­ски креп­ким, если он не будет знать приемы еди­но­борств, само­за­щиты, то он не будет воином. Пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин должен под­став­лять левую щеку, когда его самого бьют по правой. Но пра­во­слав­ный воин защи­щает Оте­че­ство, ближ­них, кото­рые нахо­дятся за его спиной. Он не имеет права под­став­лять левую щеку, потому что это его послу­ша­ние – защи­тить невин­ных людей. Если он не будет этого делать из каких-то паци­фист­ских сооб­ра­же­ний, то он погре­шит. Кто же будет защи­щать без­за­щит­ных? Поэтому воин, чтобы быть силь­ным, должен зани­маться раз­лич­ными видами спорта.

Вообще, спорт, олим­пий­ские игры воз­никли в Греции больше из воин­ских заня­тий, хотя к этому при­ме­ша­лось и язы­че­ство по той при­чине, что эллин­ская куль­тура была язы­че­ская сама по себе. Но в целом, всеми этими олим­пий­скими видами спорта зани­ма­лись воины, кото­рые должны были защи­щать свое оте­че­ство. Если просто пра­во­слав­ный чело­век будет зани­маться спор­том, не пере­ходя разум­ных границ, я думаю, это без­грешно. Как известно, уме­рен­ные физи­че­ские упраж­не­ния помо­гают сохра­нить и умно­жить здо­ро­вье. Апо­стол сказал, что телес­ное упраж­не­ние мало полезно, а бла­го­че­стие на все полезно (1Тим. 4; 8). Он не гово­рит, что телес­ное упраж­не­ние вредно и не нужно, он гово­рит: мало полезно, то есть, бла­го­че­стие важнее. Если чело­век, какой бы он ни был бегун, прыгун, стре­лок, при этом не живет по Еван­ге­лию и Бога не почи­тает, нет пользы ни ему, ни окру­жа­ю­щим. А если бла­го­че­сти­вый пра­во­слав­ный чело­век в каче­стве отдыха поиг­рает в футбол с ребен­ком или с дру­зьями, или на даче сыг­рает в теннис, ничего пло­хого в этом нет.

Самбо – вид рус­ского еди­но­бор­ства – создано по бла­го­сло­ве­нию свт. Нико­лая Япон­ского. Недавно вышла книга о созда­теле самбо В. С. Ощеп­кове (А. Хло­пец­кий. И вечный бой… Кали­нин­град, 2000), издан­ная по бла­го­сло­ве­нию митр. Кирилла. Во всту­пи­тель­ной статье к ней гово­рится, что самбо – это наци­о­наль­ная рус­ская борьба с глу­боко пра­во­слав­ной осно­вой, система физи­че­ского совер­шен­ство­ва­ния чело­века в пра­во­слав­ном духе. Ощеп­ков был сиро­той и вос­пи­ты­вался в приюте рав­ноап­о­столь­ного Нико­лая. Там дзюдо пре­по­да­вали в каче­стве физ­куль­туры. Поскольку юноша инте­ре­со­вался япон­ской борь­бой, свя­ти­тель бла­го­сло­вил ему посту­пить в школу дзюдо и изу­чать его с целью созда­ния рус­ской наци­о­наль­ной борьбы. Свт. Нико­лай видел, на каком уровне стоит куль­тура еди­но­борств в Японии, в то время как в России, кроме кулач­ных боев и мор­до­би­тия, ничего не было – один японец спра­вится с целой ротой.

Затем Ощеп­ков был рези­ден­том рус­ской раз­ведки в Токио, в 1937 г. был репрес­си­ро­ван как япон­ский шпион, в 1957 г. реа­би­ли­ти­ро­ван. Он был глу­боко пра­во­слав­ным чело­ве­ком, всю жизнь считал свя­ти­теля Нико­лая Япон­ского своим духов­ным отцом, но, конечно, не мог испо­ве­до­вать свое пра­во­сла­вие открыто – об этом задолго пред­ска­зы­вал ему рав­ноап­о­столь­ный Нико­лай.

Борьба – это оружие. Если бы наши воины были паци­фи­стами, если бы святой бла­го­вер­ный Дмит­рий Дон­ской сидел сложа руки, России бы уже давно не было. Монах и свя­щен­ник не могут взять в руки оружие, а воин все должен уметь делать. Самбо, другие виды еди­но­бор­ства необ­хо­димы, но смотря с какой целью чело­век ими зани­ма­ется.

Поэтому нельзя все отме­тать. Как гово­рил пре­по­доб­ный Нек­та­рий Оптин­ский, цити­руя Шекс­пира, «есть многое на свете, друг Гора­ций, что и не сни­лось нашим муд­ре­цам». Счи­та­ется, что буду­щий старец Нек­та­рий, нахо­дясь в затворе, гото­вил себя для обще­ния с интел­ли­ген­цией, и с этой целью само­сто­я­тель­ными заня­ти­ями достиг высо­кой обра­зо­ван­но­сти. При­хо­див­шие к нему зача­стую спра­ши­вали: «Батюшка, какой уни­вер­си­тет Вы кон­чали?» Однако, я думаю, что он не стал бы этим зани­маться исклю­чи­тельно с целью кого-то спа­сать. Скорее, он просто нуж­дался в отдыхе и таким обра­зом зани­мал свой досуг, как своего рода руко­де­лием. У свт. Фео­фана Вышен­ского в затворе был теле­скоп, мик­ро­скоп, фото­ап­па­рат, меди­цин­ский атлас, книги по исто­рии, запад­но­ев­ро­пей­ской фило­со­фии, про­из­ве­де­ния Шекс­пира и других писа­те­лей, скрипка и фис­гар­мо­ния, игре на кото­рой он уделял зна­чи­тель­ное время. Сле­до­ва­тельно, свя­ти­тель ничего пло­хого не нахо­дил в рас­смат­ри­ва­нии неба в теле­скоп – это был его досуг, руко­де­лие своего рода, а он, между прочим, был затвор­ни­ком. Вре­мена меня­ются: древ­ние отшель­ники – это одно, а отшель­ники послед­них времен – несколько другое. Свя­ти­тель Феофан гово­рил, что в Шекс­пире много хри­сти­ан­ского.

К нашему раз­го­вору очень под­хо­дят неко­то­рые мысли глу­боко пра­во­слав­ного чело­века и вели­кого рус­ского худож­ника-мыс­ли­теля Н.В. Гоголя:

«Вы помыш­ля­ете только об одном душев­ном спа­се­нье вашем и, не найдя еще той именно дороги, кото­рою вам пред­на­зна­чено достиг­нуть его, почи­та­ете все, что ни есть в мире, соблаз­ном и пре­пят­ствием к спа­се­нью. Монах не строже вас. Так и ваши напа­де­нья на театр одно­сто­ронни и неспра­вед­ливы. Вы под­креп­ля­ете себя тем, что неко­то­рые вам извест­ные духов­ные лица вос­стают против театра; но они правы, а Вы не правы. Раз­бе­рите лучше, точно ли они вос­стают против театра или только про­тиву того вида, в кото­ром он нам теперь явля­ется?

Цер­ковь начала вос­ста­вать против театра в первые века все­об­щего водво­ре­нья хри­сти­ан­ства, когда театры одни оста­ва­лись при­бе­жи­щем уже повсюду изгнан­ного язы­че­ства и при­то­ном бес­чин­ных его вак­ха­на­лий. Вот почему так сильно гремел против них Зла­то­уст. Но вре­мена изме­ни­лись. Мир весь пере­чи­стился сыз­нова поко­ле­ньями свежих наро­дов Европы, кото­рых обра­зо­ва­нье нача­лось уже на хри­сти­ан­ском грунте, и тогда сами свя­ти­тели начали первые вво­дить театр: театры заве­лись при Духов­ных Ака­де­миях. Наш Димит­рий Ростов­ский, спра­вед­ливо постав­ля­е­мый в ряд Святых Отцов Церкви, слагал у нас пьесы для пред­став­ле­ния в лицах. Стало быть, не театр вино­ват. Все можно извра­тить и всему можно дать дурной смысл, чело­век же на это спо­со­бен. Но надобно смот­реть на вещь в ее осно­ва­нии и на то, чем она должна быть, а не судить о ней по кари­ка­туре, кото­рую на нее сде­лали.

Театр ничуть не без­де­лица и вовсе не пустая вещь, если при­мешь в сооб­ра­же­нье то, что в нем может поме­ститься вдруг толпа из пяти, шести тысяч чело­век и что вся эта толпа, ни в чем не сход­ная между собою, раз­би­рая по еди­ни­цам, может вдруг потря­стись одним потря­се­ньем, зары­дать одними сле­зами и засме­яться одним все­об­щим смехом. Это такая кафедра, с кото­рой можно много ска­зать миру добра. Отде­лите только соб­ственно назы­ва­е­мый высший театр от всяких балет­ных ска­ка­ний, воде­ви­лей, мело­драм и тех мишурно-вели­ко­леп­ных зрелищ для глаз, уго­жда­ю­щих раз­врату вкуса или раз­врату сердца, и тогда посмот­рите на театр. Театр, на кото­ром пред­став­ля­ются высо­кая тра­ге­дия и коме­дии, должен быть в совер­шен­ной неза­ви­си­мо­сти от всего.

Странно и соеди­нить Шекс­пира с пля­су­ньями или с пля­су­нами в лай­ко­вых штанах. Что за сбли­же­ние? Ноги – ногами, а голова – голо­вой. В неко­то­рых местах Европы это поняли: театр высших дра­ма­ти­че­ских пред­став­ле­ний там отде­лен и поль­зу­ется один под­держ­кой пра­ви­тельств; но поняли это в отно­ше­нии порядка внеш­него. Сле­до­вало поду­мать не шутя о том, как поста­вить все лучшие про­из­ве­де­ния дра­ма­ти­че­ских писа­те­лей таким обра­зом, чтобы пуб­лика при­влек­лась к ним вни­ма­нием, и откры­лось бы их нрав­ствен­ное бла­го­твор­ное вли­я­ние, кото­рое есть у всех вели­ких писа­те­лей. Шекс­пир, Шери­дан, Мольер, Гете, Шиллер, Бомарше, даже Лес­синг, Реньяр и многие другие из вто­ро­сте­пен­ных писа­те­лей про­шед­шего века ничего не про­из­вели такого, что бы отвле­кало от ува­же­ния к высо­ким пред­ме­там; к ним даже не пере­шли и отго­лоски того, что бур­лило и кипело у тогдаш­них писа­те­лей-фана­ти­ков, зани­мав­шихся вопро­сами поли­ти­че­скими и раз­нес­ших неува­же­нье к свя­тыне. У них, если и попа­да­ются насмешки, то над лице­ме­рием, над кощун­ством, над кривым тол­ко­ва­ньем пра­вого, и нико­гда над тем, что состав­ляет корень чело­ве­че­ских доб­ле­стей; напро­тив, чув­ство добра слы­шится строго даже и там, где брыз­жут эпи­граммы. Частое повто­ре­ние высо­ко­дра­ма­ти­че­ских сочи­не­ний, то есть тех истинно клас­си­че­ских пьес, где обра­щено вни­ма­нье на при­роду и душу чело­века, станет необ­хо­димо укреп­лять обще­ство в пра­ви­лах более недвиж­ных, заста­вит нечув­стви­тельно харак­теры более усто­и­ваться в самих себе, тогда как все это навод­не­ние пустых и легких пьес, начи­ная с воде­ви­лей и недо­ду­ман­ных драм до бле­стя­щих бале­тов и даже опер, их только раз­бра­сы­вает, рас­се­и­вает, ста­но­вит легким и вет­ре­ным обще­ство.

Раз­вле­чен­ный мил­ли­о­нами бле­стя­щих пред­ме­тов, рас­ки­ды­ва­ю­щих мысли на все сто­роны, свет не в силах встре­титься прямо со Хри­стом. Ему далеко до небес­ных истин хри­сти­ан­ства. Он их испу­га­ется, как мрач­ного мона­стыря, если не под­ста­вишь ему незри­мые сту­пени к хри­сти­ан­ству, если не воз­ве­дешь его на неко­то­рое высшее место, откуда ему станет видней весь необъ­ят­ный кру­го­зор хри­сти­ан­ства и понят­ней то же самое, что прежде было вовсе недо­ступно. Есть много среди света такого, кото­рое для всех, отда­лив­шихся от хри­сти­ан­ства, служит незри­мой сту­пе­нью к хри­сти­ан­ству. В том числе может быть и театр, если будет обра­щен к своему выс­шему назна­че­нию. Пуб­лика не имеет своего каприза; она пойдет, куда пове­дут ее. Не попот­че­вай ее сами же писа­тели своими гни­лыми мело­дра­мами, она бы не почув­ство­вала к ним вкуса и не потре­бо­вала бы их.

…Не театр вино­ват. Прежде очи­стите театр от хлама, его загро­моз­див­шего, и потом уже раз­би­райте и судите, что такое театр. Я заго­во­рил здесь о театре не потому, чтобы хотел гово­рить соб­ственно о нем, но потому, что ска­зан­ное о театре можно при­ме­нить почти ко всему. Много есть таких пред­ме­тов, кото­рые страж­дут из-за того, что извра­тили смысл их; а так как вообще на свете есть много охот­ни­ков дей­ство­вать сго­ряча, по посло­вице: «Рас­сер­дясь на вши, да шубу в печь», то через это уни­что­жа­ется много того, что послу­жило бы всем на пользу.

Одно­сто­рон­ние люди и притом фана­тики – язва для обще­ства, беда той земле и госу­дар­ству, где в руках таких людей очу­тится какая-либо власть. У них нет ника­кого сми­ре­ния хри­сти­ан­ского и сомне­ния в себе; они уве­рены, что весь свет врет и одни они только гово­рят правду. Не будьте похожи на тех свя­то­шей, кото­рые желали бы разом уни­что­жить все, что ни есть на свете, видя во всем одно бесов­ское. Их удел – впа­дать в самые грубые ошибки. Одно­сто­рон­ний чело­век ни в чем не может найти сере­дины. Одно­сто­рон­ний чело­век не может быть истин­ным хри­сти­а­ни­ном: он может быть только фана­ти­ком. Одно­сто­рон­ность в мыслях пока­зы­вает только то, что чело­век еще на дороге к хри­сти­ан­ству, но не достиг­нул его, потому что хри­сти­ан­ство дает уже мно­го­сто­рон­ность уму. Гля­дите разумно на всякую вещь и помните, что в ней могут быть две совер­шенно про­ти­ву­по­лож­ные сто­роны, из кото­рых одна до вре­мени вам не открыта. Театр и театр – две разные вещи, равно как и вос­торг самой пуб­лики бывает двух родов.….

Мы при­званы в мир не затем, чтобы истреб­лять и раз­ру­шать, но, подобно Самому Богу, все направ­лять к добру,– даже и то, что уже испор­тил чело­век и обра­тил во зло. Нет такого орудия в мире, кото­рое не было бы пред­на­зна­чено на службу Бога. Те же самые трубы, тим­паны, лиры и ким­валы, кото­рыми сла­вили языч­ники идолов своих, по одер­жа­нии над ними царем Дави­дом победы, обра­ти­лись на вос­хва­ле­нье истин­ного Бога, и еще больше обра­до­вался весь Изра­иль, услы­шав хвалу Ему на тех инстру­мен­тах, на кото­рых она дотоле не раз­да­ва­лась».

Выбран­ные места из пере­писки с дру­зьями».
Из статьи «Об одно­сто­рон­нем взгляде

на театр и вообще об одно­сто­рон­но­сти».

Анти­поды ли Пра­во­сла­вие и рок-куль­тура?

Грех ли играть на гитаре?

Сего­дня слу­шает он джаз,
а завтра – Родину про­даст.

(Совет­ская агитка 60‑х годов)

– Как пра­во­слав­ный чело­век должен отно­ситься к музыке, в част­но­сти совре­мен­ной?

– Прежде всего, должно ска­зать, что Ветхий Завет назы­вает чело­века, кото­рый изоб­рел музы­каль­ные инстру­менты: имя брату Иовила – Иувал. Он сделал сви­рель и гусли (Быт.4:21). С тех пор люди начали выра­жать свои чув­ства с помо­щью звуков. Нигде не пори­ца­ется это изоб­ре­те­ние и, мало того, в вет­хо­за­вет­ном бого­слу­же­нии музы­каль­ные инстру­менты исполь­зо­ва­лись: псал­тирь, гусли, орга“ны (сви­рели), трубы, ким­валы, тим­паны. Тим­паны, кстати,– это бара­баны, удар­ные уста­новки. Оче­видно, сама по себе музыка – не грех.

Вспом­ним также такой пример из Вет­хого Завета: когда по попу­ще­нию Божию царя Саула мучил злой дух, буду­щий царь и пророк Давид играл на гуслях, и ему ста­но­ви­лось лучше – злой дух отсту­пал от него (1Цар.16:15–16, 23). Конечно, здесь дей­ство­вала не столько гар­мо­ния звуков, сколько свя­тость про­рока, но инте­ресно, что в данном случае бла­го­дать Божия дей­ство­вала через музыку.

Что ныне назы­ва­ется клас­си­че­ской музы­кой? Эта музыка воз­никла в сред­ние века. Не всегда это были сюиты, кото­рые писа­лись для при­двор­ных празд­неств, по заказу Царей, князей и име­ни­тых людей. Была и народ­ная музыка, кото­рую испол­няли мене­стрели, и она тоже дошла до нашего вре­мени. Теперь клас­си­че­ской музы­кой назы­ва­ется то, что пере­жило века, что не уни­что­жи­лось вре­ме­нем. Лучшие про­из­ве­де­ния, кото­рые дей­стви­тельно каса­лись души, кото­рые про­буж­дали в чело­веке пре­крас­ные пере­жи­ва­ния. И как сим­фо­ни­че­ская музыка, так и про­из­ве­де­ния мене­стре­лей, напи­сан­ные для одного инстру­мента, чисто народ­ная музыка. Они дошли до нашего вре­мени и назы­ва­ются теперь клас­си­че­ской музы­кой. На них ори­ен­ти­ру­ются, на них обра­щают вни­ма­ние. И лучшее из того, что сейчас назы­вают народ­ной музы­кой, когда-то, несо­мненно, станет клас­си­че­ской. Вре­мена идут, появи­лись новые инстру­менты, в част­но­сти элек­трон­ные: элек­тро­ги­тара, элек­тро­ор­ган, и другие. Вот Вы как дума­ете, на гитаре играть – это грех или нет?

– Я думаю, что грех – увле­каться, грех, если игра на гитаре пре­пят­ствует молитве. Вообще, чем-либо увле­каться в ущерб молитве или бого­уго­жде­нию – вот это грех. А в прин­ципе пере­би­рать струны, под­би­рать мело­дии, я думаю, что это не грех.

– А на элек­тро­ги­таре – грех играть или не грех?

– Навер­ное, тоже не грех. Какая раз­ница?

— Вы очень точно под­ме­тили такой важный при­знак: то, что от молитвы не отвле­кает,– это, в общем-то, не грех. Любой грех сразу же отра­жа­ется на молитве чело­века. Любое наше увле­че­ние, любое укло­не­ние от Божиих путей про­яв­ля­ется в том, что молитва начи­нает рас­се­и­ваться мыс­лями, забо­тами, пере­жи­ва­ни­ями об этих вещах, впе­чат­ле­ни­ями, кото­рые мы полу­чили. Если задета какая-либо страсть, гре­хов­ные помыслы вошли в нашу душу – это сразу же начнет мешать молитве. Поэтому, если мы послу­шали страст­ную музыку, уви­дели страст­ное про­из­ве­де­ние искус­ства или страст­ный кино­фильм,– это на молитве у нас всплы­вет. Если же мы можем, поиг­рав на гитаре, стать на молитву и молиться, и у нас ничего в голове не играет, думаю, что это не грех.

У старца Мака­рия Оптин­ского была скри­почка, и он, уже даже будучи мона­хом, иногда на ней играл. Иногда у мона­хов в кельях мне при­хо­ди­лось видеть кла­виш­ные инстру­менты. Был такой старец Амвро­сий Бала­ба­нов­ский, подвиж­ник XX века, ученик оптин­ских стар­цев, он играл на фис­гар­мо­нии. Кла­виш­ные инстру­менты, пиа­нино исполь­зуют все хоры, в том числе цер­ков­ные. Как Вы дума­ете, на органе играть – грех?

– Думаю, что нет.

– А на элек­тро­ор­гане, син­те­за­торе, удар­ных инстру­мен­тах?

– А чем элек­тро­ор­ган отли­ча­ется от органа? А удар­ные инстру­менты, как мы уже упо­ми­нали, исполь­зо­ва­лись в вет­хо­за­вет­ные вре­мена при бого­слу­же­нии.

– А что такое рок-музыка? Это элек­тро­ги­тара, элек­тро­ор­ган и удар­ные вместе. Что же полу­ча­ется: на всем по отдель­но­сти играть не грех, а вместе – грех? Совре­мен­ные инстру­менты сами по себе не гре­ховны. Гре­хов­ным может быть то, что на них испол­ня­ется. Больше надо смот­реть на тексты, на пере­жи­ва­ния, кото­рые воз­буж­дает музыка. Суще­ствует, напри­мер, секс-музыка, она вызы­вает страст­ные блуд­ные пере­жи­ва­ния – несо­мненно, она гре­ховна. Но есть совре­мен­ная музыка, кото­рая вызы­вает пре­крас­ные, высо­кие пере­жи­ва­ния. Напри­мер, есть такие группы, кото­рые на совре­мен­ных инстру­мен­тах испол­няют клас­си­че­ские про­из­ве­де­ния. Это очень инте­ресно, кра­сиво, по-новому звучит. Диа­па­зон зву­ча­ния элек­тро-инстру­мен­тов гораздо шире и глубже, чем у клас­си­че­ских инстру­мен­тов. Полу­ча­ется, что элек­трон­ная музыка как бы рас­ши­рила воз­мож­но­сти музы­каль­ной куль­туры, поэтому, опять-таки, всю совре­мен­ную музыку хаять и хулить нельзя. То, что дает чело­веку неко­то­рое отдох­но­ве­ние, успо­ко­е­ние нервам – что же в этом пло­хого?

– Навер­ное, Вас часто спра­ши­вают пра­во­слав­ные цер­ков­ные роди­тели, что им делать, если дети увле­ка­ются рок-музы­кой?

– Нужно уметь с боль­шой муд­ро­стью подойти к этому вопросу, подобно тому, как апо­стол Павел начал про­по­ведь в Афинах: По всему вижу я, что вы как бы осо­бенно набожны, ибо, про­ходя и осмат­ри­вая ваши свя­тыни, я нашел и жерт­вен­ник, на кото­ром напи­сано «Неве­до­мому Богу». Этого Бога, Кото­рого вы, не зная, чтите, я про­по­ве­дую вам (Деян.17:22–23). Так же посту­пил свт. Нико­лай Япон­ский. Когда он при­е­хал на про­по­ведь в Японию, он мог бы объ­явить всю рели­гию япон­цев сата­низ­мом, покло­не­нием дья­волу, пре­дать их ана­феме, ходить сжи­гать кумир­ницы. А мог поста­раться изу­чить душу япон­ского народа, его куль­туру, рели­гию, найти в них какие-то здра­вые зерна и, исходя из этого, про­по­ве­до­вать хри­сти­ан­ство. Он так и посту­пил: так изучил их куль­туру, что японцы счи­тали, что он лучше их знает лите­ра­туру и исто­рию их страны, а потом уже стал с ними раз­го­ва­ри­вать. В резуль­тате, когда он умер, трид­цать тысяч япон­цев были пра­во­слав­ными. Начни же он гово­рить: «Все вы, японцы, сата­ни­сты», – и что? – много таких было про­по­вед­ни­ков…

Сейчас та же ситу­а­ция в России. Нельзя все отри­цать: все вы – сата­ни­сты, еди­но­бор­ства ваши – сата­низм, тех­ника – сата­низм, искус­ство – сата­низм, наука – сата­низм, циви­ли­за­ция – сата­низм, все – сата­низм. Это пси­хо­ло­гия бреж­нев­ских времен. Надо знать, кому что гово­рить. Если мы хотим рас­ска­зать людям о Боге, надо найти для каж­дого чело­века свой язык. Встре­тив­шись с Богом, открыв для себя богат­ство и глу­бину Пра­во­сла­вия, чело­век сам оста­вит свои заблуж­де­ния и увле­че­ния. Так же нужно искать слова для совре­мен­ных моло­дых людей, и среди их куль­туры найти высо­кие и глу­бо­кие вещи.

Сын моего зна­ко­мого свя­щен­ника посе­щает рок-кон­церты. Его отец, явля­ясь усерд­ным, рев­ност­ным пас­ты­рем, не запре­щает это делать. Увле­че­ние рок-музы­кой нисколько не мешает юноше регу­лярно посе­щать храм, поститься, при­ча­щаться и про­во­дить бла­го­че­сти­вую жизнь. Как бы ни запре­щали рок-музыку, она все равно будет. Другое дело – куда эту куль­туру напра­вить: на про­слав­ле­ние Бога, на рас­кры­тие лучших черт в чело­веке (а это вполне воз­можно) или, наобо­рот, на поху­ле­ние, раз­ру­ше­ние, низ­мен­ные про­яв­ле­ния. Это уже дело людей, дело разума чело­ве­че­ского.

При­веду здесь цитату из статьи одного свя­щен­ника: «Моло­дость ищет свой путь, ищет то, что мир ей пред­ло­жить не может. Пути ее разные, порой, необыч­ные до край­но­сти. Из этих путей скла­ды­ва­ется особая моло­деж­ная куль­тура, в кото­рую входит и рок-музыка, и лите­ра­тура, и особая живо­пись, и при­клад­ное искус­ство, понят­ные только моло­дым. Да, в этом есть и много пустого, даже глу­пого, но есть и глу­бо­кие, серьез­ные вещи, и нельзя отри­цать все, что делает моло­дежь, и гово­рить, что рок – это плохо, аван­гард – это плохо. Разве в про­из­ве­де­ниях миро­вой музыки, живо­писи и лите­ра­туры все хорошо и насто­я­щие про­из­ве­де­ния искус­ства не есть ли редкие жем­чу­жины?

При­нято счи­тать, будто бы хри­сти­ан­ство отри­цает все в моло­деж­ной куль­туре. Но ведь Святые Отцы гово­рят, что высшая доб­ро­де­тель – это рас­суж­де­ние, кото­рое и дано, чтобы понять, что хорошо и что плохо. Бла­женны те, чья моло­дость прошла в храме, для кого не нужен был долгий изви­ли­стый путь к вечной кра­соте, вечной Истине, вечной Любви, Кото­рая и есть Бог. Они нашли Вели­кий смысл, за них мы спо­койны, с ними Бог. Наше слово к тем, кто ищет, кто плу­тает во тьме, изредка выходя на свет и раду­ясь этой встрече. Пусть в их жизни поско­рее вос­си­яет звезда, кото­рая пове­дет их «доро­гой в Дивный сад» (иерей Андрей При­овраж­ный, насто­я­тель храма).

– Навер­ное, рок-музыка вызы­вает наи­боль­шее коли­че­ство напа­док в пра­во­слав­ной среде. Причем многие люди стар­шего поко­ле­ния не делают ника­кого раз­ли­чия между раз­ными направ­ле­ни­ями совре­мен­ной музыки, и нас вряд ли сейчас поймут те, кто счи­тает моло­деж­ной рок-куль­ту­рой твор­че­ство Филиппа Кир­ко­рова или ансам­бля «Стрелки», или те, кто пони­мает под роком исклю­чи­тельно крайне тяже­лую, гро­хо­чу­щую музыку с при­ми­тив­ным тек­стом. А между тем, для несколь­ких поко­ле­ний рус­ских людей рок-музыка стала сим­во­лом сво­бод­ной, неза­ви­си­мой от совет­ской идео­ло­гии и потому искрен­ней куль­туры. Воз­никло даже пони­ма­ние тер­мина «рок-куль­тура» – любое серьез­ное, ищущее, глу­бо­кое, неком­мер­че­ское искус­ство. Для кого-то тако­вым было твор­че­ство Высоц­кого, Галича, дис­си­ден­тов, а для кого-то – музыка «Битлз» и оте­че­ствен­ных групп. Другие виды сво­бод­ного от идео­ло­гии искус­ства, напри­мер, сам­из­дат, были менее доступны, так же как какие-либо знания о Боге. Рок-музыка, как ничто другое, помо­гала понять ложь, лице­ме­рие и абсурд­ность совет­ского строя, поэтому она была вея­нием духов­ной сво­боды. Что каса­ется рус­ского рока – это вообще было глав­ным его содер­жа­нием. Он родился как про­тест против совет­ской без­ду­хов­но­сти и пош­ло­сти совет­ского искус­ства. Сейчас всю рок-музыку в прин­ципе обви­няют во всех грехах, тогда как она очень раз­но­об­разна (напри­мер, Алек­сандр Башла­чев с аку­сти­че­ской гита­рой без сопро­вож­де­ния).

– Да, причем, появив­ши­еся в послед­нее время бро­шюры о рок-музыке повто­ряют, в основ­ном, одни и те же обви­не­ния, выдви­ну­тые запад­ными иссле­до­ва­те­лями, кото­рые, не надо об этом забы­вать, явля­ются ере­ти­ками. А у ере­ти­ков извра­щен­ный взгляд на все. Как и везде, они и здесь ничем не брез­гуют ради дока­за­тель­ства своих взгля­дов: при­бе­гают к своим излюб­лен­ным при­е­мам – под­та­сов­кам и кле­вете.

Непри­я­тие рок-музыки так назы­ва­е­мыми «хри­сти­ан­скими» запад­ными иссле­до­ва­те­лями на самом деле отра­жает только кон­фликт поко­ле­ний, кото­рый на ере­ти­че­ском западе осо­бенно остро себя про­яв­ляет. При­чины этого кон­фликта в том, что моло­дежь, в силу при­су­щей ей кате­го­рич­но­сти, не при­ем­лет раци­о­на­ли­сти­че­ские идеи запад­ного праг­ма­ти­че­ского обще­ства, в том числе, в духов­ной обла­сти, а в конеч­ном итоге – не при­ем­лет ересь, ее мораль и миро­воз­зре­ние. Про­тест моло­дежи выра­жа­ется в бунте против духов­ных иде­а­лов стар­ших поко­ле­ний, кото­рые по сути своей ере­ти­че­ские. Это непри­я­тие нахо­дит наи­боль­шее выра­же­ние в рок-музыке, кото­рую иногда назы­вают музы­кой бунта.

В свою оче­редь стар­шее поко­ле­ние не пони­мает стрем­ле­ний моло­дежи и не при­ни­мает форм моло­деж­ной куль­туры. Конечно, порой в своей экс­тра­ва­гант­но­сти эти формы дохо­дят до край­но­стей, но, с другой сто­роны, нельзя огульно пере­чер­ки­вать их все, назы­вая рок-куль­туру раз­ру­ши­тель­ной, пустой, без­ду­хов­ной, сата­нист­ской.

Когда чита­ешь бро­шюрки совре­мен­ных цер­ков­ных авто­ров, созда­ется впе­чат­ле­ние, что все испол­ни­тели рок-ком­по­зи­ций только и делают, что вос­пе­вают сатану, раз­врат и нар­ко­тики. На самом деле, если и встре­ча­ются хули­ган­ству­ю­щие испол­ни­тели, то их не так много. А есть пре­крас­ные, глу­бо­кие вещи, напри­мер, музыка групп «Pink Floyd», «Alan Parsons Projekt», «Yes», вир­ту­оз­ные кла­виш­ные шоу Рика Уэйк­мана, элек­трон­ная музыка Майкла Олдфилда. Возь­мите альбом «Джаз» группы «Алиса» – исклю­чи­тельно свет­лая, можно ска­зать, нежная музыка. Рок-музыка очень раз­но­об­разна: от кантри и рок-джаза до хард-рока, Hevy metal и панк-рока. Суще­ствует пси­хо­де­ли­че­ский рок. Я думаю, вполне можно ска­зать, что такие стили, как арт-рок и про­грес­сив-рок, постро­ены по кано­нам клас­си­че­ской музыки. Сейчас стали посто­ян­ными кон­церты извест­ней­ших высо­ко­про­фес­си­о­наль­ных рок-групп – «Skorpions», «Yes», «Deep Purple» – вместе с сим­фо­ни­че­скими оркест­рами. Эти кон­церты соби­рают мно­го­ты­сяч­ную и весьма солид­ную пуб­лику. Эта инте­гра­ция сама по себе гово­рит о многом. Рок-музыка орга­нично соче­та­ется с клас­си­че­ской музы­кой, а также с чисто народ­ной, напри­мер, индий­ской.

Рок-музы­канты – вовсе не при­ми­тив­ные и огра­ни­чен­ные люди, как счи­тают неко­то­рые. Вот отры­вок из интер­вью леген­дар­ного музы­канта Рика Уэйк­мана, быв­шего кла­виш­ника группы «Yes», ныне высту­па­ю­щего со своей соб­ствен­ной груп­пой, во время его кон­цер­тов в Москве в 2001 году (кон­церт и интер­вью демон­стри­ро­ва­лись на теле­ка­нале ТВЦ):

«Кор­ре­спод­нент: Я знаю, что Вам очень нра­вится Про­ко­фьев и Рим­ский-Кор­са­ков. Думали ли Вы когда– нибудь о том, чтобы сде­лать свои соб­ствен­ные аран­жи­ровки их про­из­ве­де­ний, подобно тому, как это сде­лали Эмер­сон-Лэйк и Палмер с «Кар­тин­ками с выставки» Мусорг­ского?

Рик Уэйк­ман: Есть одно кон­крет­ное про­из­ве­де­ние, с кото­рым я хотел бы пора­бо­тать и сде­лать свою версию. Это «Тройка». Эта музыка настолько здо­рово под­да­ется фор­те­пьян­ным обра­бот­кам! Но для меня в этом есть некая опас­ность. Я дей­стви­тельно очень люблю музыку Про­ко­фьева и Рим­ского-Кор­са­кова, и мне ужасно не хоте­лось бы сде­лать с их музы­кой что-то такое, из-за чего сочтут, что так посту­пать с их вели­кими тво­ре­ни­ями было нельзя. И я, без­условно, отдаю себе отчет в том, что должен быть пре­дельно осто­ро­жен. Но к сле­ду­ю­щему Рож­де­ству непре­менно хочу сде­лать «Тройку», потому что это очень Рож­де­ствен­ское про­из­ве­де­ние!

Кор­ре­спод­нент: Рик, Вы уже поду­мы­ва­ете о том, чтобы снова при­е­хать в Россию?

Рик Уэйк­ман: Без­условно. Я здесь уже пятый раз, и лишь впер­вые у меня есть воз­мож­ность отыг­рать для пуб­лики живой кон­церт. Поверьте, это то, что я мечтал сде­лать уже очень давно. В кол­ле­дже я изучал Про­ко­фьева и Рим­ского-Кор­са­кова. Они стали моими геро­ями. А неза­ви­симо от того, чем ты зани­ма­ешься, всегда хочется посе­тить страну, откуда родом твои герои. Хочется вдох­нуть их воздух и оку­нуться в ту атмо­сферу, кото­рая их вдох­нов­ляла. Это не просто слова. Я люблю эту страну. Мне нра­вятся ее люди, и не только потому, что они дру­же­любны. Здесь очень-очень музы­каль­ные люди, кото­рые любят музыку, любят рок, и полу­чают от этого огром­ное удо­воль­ствие».

Оче­видно, что это интел­ли­гент­ный, высоко куль­тур­ный и одно­вре­менно скром­ный чело­век, искренне любя­щий Россию; музы­кант-вир­туоз и ком­по­зи­тор, кото­рого я назвал бы живым клас­си­ком.

В целом рок-музыка – это глу­бо­кое, серьез­ное явле­ние, кото­рое нераз­рывно вошло в куль­туру, суще­ствует, между прочим, уже пять­де­сят лет, и хотим мы того или не хотим, будет суще­ство­вать. Неко­то­рые ее направ­ле­ния дей­стви­тельно, может быть, не без греха, но мно­го­чис­лен­ная лите­ра­тура, вышед­шая на эту тему, грешит необъ­ек­тив­но­стью, пред­взя­то­стью и даже кле­ве­той. Искус­ство-то вообще не без­упречно, оно не должно пре­тен­до­вать на духов­ность, оно все-таки душевно.

Охота на ведьм

Силы Небес­ные, так пожа­лейте же
Бедную нашу страну!

Пусть вино­ва­тую, пусть миром клятую,
Но, все же, такую одну.
Мы сле­зами горь­кими пла­кали,
Мы сыты кро­ва­выми дра­ками,
Силы Небес­ные, пожа­лейте нашу страну!
«ЧайФ»

Должно при­знать, что неко­то­рые рок–группы дей­стви­тельно лег­ко­мыс­ленно отно­сятся к сата­нист­ской сим­во­лике, а неко­то­рые даже заяв­ляют, что испо­ве­дуют культ диа­вола. Напри­мер, группа «Кiss», музы­канты кото­рой высту­пают с рогами и хво­стами. Гово­рят, что один из ее музы­кан­тов во время кон­церта захлеб­нулся насмерть своей соб­ствен­ной рвотой.

Но не все, кто при­клеил себе рога, непре­менно сата­ни­сты. На самом деле таких очень немного: такого рода песен не набе­рется и пол про­цента. Боль­шин­ство же просто по моло­до­сти не пони­мает, что делает, не вос­при­ни­мает это все­рьез. Часто просто пуга­ются неко­то­рой экс­тра­ва­гант­но­сти и эмо­ци­о­наль­но­сти моло­дежи. Проще ведь обви­нить, при­кле­ить ярлык, чем разо­браться. Мы же не обви­няем в сата­низме людей, кото­рые по нера­зу­мию поми­нают нечи­стую силу в каче­стве руга­тель­ства, или маль­чишку, кото­рый рога и хвост кому-нибудь под­ри­со­вал. Есть хоро­шее слово – мра­ко­бе­сие.

Вот очень харак­тер­ное выска­зы­ва­ние руко­во­ди­теля группы AC/DC, поме­щен­ное в одной «анти­ро­ко­вой» бро­шюре, кото­рое как раз опро­вер­гает выдви­га­е­мые там обви­не­ния: «Чем мы зани­ма­емся – это только шутка: Ника­кие сата­нин­ские послан­ники не под­тал­ки­вают нас, нам нужно только найти строку, по рифме под­хо­дя­щую к сле­ду­ю­щей». Непо­ни­ма­ние истин хри­сти­ан­ства, в част­но­сти, серьез­но­сти адских муче­ний – еще не есть сата­низм, а есть незна­ние, глу­пость.

Часто также обви­няют в сата­низме Оззи Осборна, в свое время вышед­шего из группы «Black sabbath» (в пере­воде «Черный шабаш») и высту­па­ю­щего само­сто­я­тельно. Однако, когда музы­кант в 1988 году при­ез­жал в Россию, один мой друг, свя­щен­ник, общался с ним лично и убе­дился, что Осборн – исто­вый като­лик, явля­ется про­тив­ни­ком нар­ко­ти­ков, не курит, не упо­треб­ляет ника­ких сколько-нибудь креп­ких спирт­ных напит­ков. То, что он бросил все это, по край­ней мере, в сере­дине 80‑х годов – это извест­ный факт. Несмотря на эпо­таж­ные выступ­ле­ния своей юности, в песнях послед­них аль­бо­мов Осборн часто обра­ща­ется ко Христу, и отнюдь не в кощун­ствен­ном смысле. Да и раннее твор­че­ство «Black sabbath» не так одно­значно, хотя их посто­янно обви­няют в сата­низме. Вот пора­зи­тель­ный текст одной из их песен:

После Веч­но­сти (1971 г.)

«Ты когда-нибудь думал о своей душе – может ли она быть спа­сена? Или ты дума­ешь, что когда умрешь, навсе­гда оста­нешься в гробу?

Разве Бог только мысль в твоей голове или Он часть тебя самого? Разве Хри­стос – это только имя, о кото­ром ты неко­гда читал в книге, когда учился в школе?

Я вижу Истину. Да, я вижу свет, и я изме­нил свои пути. В конце своих дней я буду под­го­тов­лен, а ты будешь одинок и в страхе.

Воз­можно, ты боишься того, что скажут твои друзья, когда узнают, что ты веру­ешь в Бога? Прежде чем кри­ти­ко­вать, они должны были бы познать, о Бог – един­ствен­ный путь к Любви:

Я думаю, что люди, кото­рые рас­пяли Христа, были такие, как ты. Это печально, что ты согла­сен с их мне­нием. Когда подой­дет смерть, будешь ли уверен в своем деле и смо­жешь ли ска­зать, что ни во что не веру­ешь? У тебя была воз­мож­ность, но ты ее откло­нил, и теперь уже нико­гда не смо­жешь попра­вить это.

Может быть, ты все же поду­ма­ешь, прежде чем ска­зать, что Бог мертв и забыт. Открой глаза и познай, что Он един­ствен­ный. Кто может спасти тебя от всех твоих грехов и от твоей нена­ви­сти. Или ты будешь все еще глу­миться над тем, что теперь слы­шишь? – Да… – Я думаю, что для тебя все слиш­ком поздно».

Судите сами, о чем эта песня, и может ли это быть лице­мер­ной под­дел­кой?

Вока­лист группы «Queen» Фредди Мер­кури был очень веру­ю­щим и часто в песнях обра­щался к Богу, хотя их кон­церты были очень фее­рич­ными (обычно Мер­кури обви­няют в гряз­ных грехах, но хорошо знав­шие его люди опро­вер­гают это и гово­рят, что он под­вергся кле­вете).

Многие из тех групп, кото­рые исполь­зуют в текстах песен, на первый взгляд, анти­цер­ков­ные выпады, на самом деле высту­пают не против собор­ной Апо­столь­ской Церкви, а против ере­ти­че­ских сонмищ Запада. Они не при­ем­лют ересь, себя же счи­тают веру­ю­щими людьми и хри­сти­а­нами. Поэтому в Пра­во­слав­ной России как тако­вого сата­нист­ского рока не суще­ствует – он не при­вился.

Вообще, отож­деств­лять всю рок-музыку с пред­ста­ви­те­лями сата­нист­ского рока есть без­за­стен­чи­вая спе­ку­ля­ция. Это все равно, что всю лите­ра­туру сво­дить к оккульт­ным книгам или обви­нять Пуш­кина в сата­низме за «Сцену из Фауста» или сти­хо­тво­ре­ние «Нис­про­вер­жем пре­столы и алтари». Много гово­ри­лось о вере и бла­го­че­стии А. С. Пуш­кина. Но юный Пушкин, восем­на­дцати-девят­на­дцати лет, писал стихи, в общем-то, и против Бога, и против Церкви, и против Госу­даря. По моло­до­сти чело­век не пони­мал, что делал. Став старше, рас­ка­ялся, и начал писать совсем по-дру­гому. Есть у него и очень глу­бо­кие пока­ян­ные стихи. Нельзя же сжечь Пуш­кина только потому, что у него есть несколько сти­хо­тво­ре­ний, непри­ем­ле­мых для пра­во­слав­ного чело­века.

В сата­низме обви­няют и извест­ней­ших ком­по­зи­то­ров, чья музыка счи­та­ется клас­си­че­ской. Это гово­рят, напри­мер, о Скря­бине. Как известно, у Моцарта есть про­из­ве­де­ние масон­ского харак­тера «Вол­шеб­ная флейта».

В кри­ти­че­ской работе фран­цуз­ского ксен­дза, на кото­рой в той или иной мере осно­вы­ва­ется боль­шин­ство про­тив­ни­ков рок-музыки – в том числе и глу­боко ува­жа­е­мый мной архим. Лазарь (Аба­шидзе) – содер­жится нема­лая доля кле­веты, кото­рую не так легко обна­ру­жить рус­скому чита­телю. В част­но­сти, запад­ный автор рас­про­стра­нил утвер­жде­ние, что текст песни «Лест­ница на небеса» группы «Led Zeppelin» имеет оккульт­ный харак­тер, в нем упо­ми­на­ется оккульт­ный пер­со­наж коро­лева Мая. Один мой зна­ко­мый батюшка, бывший музы­кант, хорошо зна­ю­щий англий­ский язык, когда я ему об этом сказал, пере­вел мне эту песню. Ока­за­лось, что содер­жа­ние ее таково: жила-была девушка, кото­рая счи­тала, что все можно купить. Она начала все поку­пать и в конце концов решила купить небо. Поста­вила лест­ницу, стала взби­раться, упала и раз­би­лась, потому что небо купить нельзя. Вполне хри­сти­ан­ский смысл. К слову ска­зать, группа «Led Zeppelin» дала в 1978 году бла­го­тво­ри­тель­ный кон­церт, все сред­ства от кото­рого пошли на помощь детям Бан­гла­деш, где в то время был голод. Это мил­лион дол­ла­ров, между прочим. Я не думаю, что сата­ни­сты будут так посту­пать.

Кри­тики утвер­ждают также, что в рок-ком­по­зи­циях содер­жится некая раз­ру­ши­тель­ная инфор­ма­ция на под­со­зна­тель­ном уровне, напо­до­бие пре­сло­ву­того два­дцать пятого кадра. Утвер­жда­ется, что таким обра­зом слу­ша­тели, напри­мер, всту­пают в обще­ние с сата­ной. Про­стите, абсурд! С сата­ной можно всту­пить в обще­ние только созна­тельно, то есть, имея жела­ние, либо бес­со­зна­тельно – испол­няя волю стра­стей, посред­ством совер­ше­ния грехов. Если бы это обви­не­ние было спра­вед­ливо, то после рок-кон­церта все бы бежали при­но­сить жертву сатане. Неко­то­рые факты хули­ган­ства, конечно, бывают, но гораздо меньше, чем у хок­кей­ных и фут­боль­ных фана­тов.

Если у рок-групп есть безум­ные поклон­ники-фанаты, то не всегда в этом вино­ваты музы­канты, так как фана­тизм и ажи­о­таж бывает даже вокруг самых святых вещей и самых святых лич­но­стей.

Утвер­жде­ние, что вообще что бы то ни было можно пере­дать на под­со­зна­тель­ном уровне, сомни­тельно само по себе и отдает оккульт­ным миро­воз­зре­нием, напо­до­бие веры в «сглаз» и «порчу». Даже загип­но­ти­зи­ро­вать можно только такого чело­века, кото­рый раз­ре­шает поста­вить на себе этот опыт и доб­ро­вольно под­дастся гип­нозу. Веря­щие в черную магию счи­тают, что если про чело­века непри­яз­ненно гово­рить, то это плохо подей­ствует, «наве­дет отри­ца­тель­ные энер­гии». Но если рядом со мной нахо­дится китаец или индус, кото­рый на своем языке осы­пает меня бранью, то, хоть он и погре­шает грехом зло­сло­вия, мне это совер­шенно без­раз­лично, потому что я не пони­маю, что он гово­рит. Поэтому его слова вряд ли спо­собны при­не­сти мне вред.

Гово­рят, будто бы, если про­кру­чи­вать записи рок-музыки в обрат­ную сто­рону, там содер­жатся бого­хуль­ства и обра­ще­ния к сатане. В част­но­сти это все время при­пи­сы­вают уже упо­мя­ну­той нами песне «Лест­ница на небеса» группы «Led Zeppelin». Мои зна­ко­мые на про­фес­си­о­наль­ной аппа­ра­туре неод­но­кратно про­иг­ры­вали ее назад, пыта­ясь обна­ру­жить эту зашиф­ро­ван­ную запись, и ничего не нахо­дили.

В целом все это очень напо­ми­нает исте­ри­че­скую борьбу с ИНН-ами.

Соста­ви­тели «анти-роко­вых» брошюр часто утвер­ждают, будто бы музы­канты группы «Beatles» за свою извест­ность про­дали души сатане, поэтому их музыка стала настолько попу­ляр­ной. Но если необы­чай­ный успех и попу­ляр­ность объ­яс­нять связью с демо­нами, в таком случае в этом нужно обви­нить всех талант­ли­вых и извест­ных в какой-либо обла­сти людей. На самом деле Битлы, будучи чрез­вы­чайно талант­ли­выми, начав высту­пать, когда им было по шест­на­дцать лет, очень много рабо­тали. Уни­каль­ным было соеди­не­ние твор­че­ских талан­тов Лен­нона и Мак­картни. Бла­го­даря пре­крас­ному соче­та­нию голо­сов, зву­ча­ние «Beatles» исклю­чи­тельно гар­мо­нично. Пре­сту­пив неко­то­рые музы­каль­ные каноны, своими сме­лыми твор­че­скими реше­ни­ями они создали совер­шенно новый музы­каль­ный стиль, новое слово в музы­каль­ной куль­туре, созвуч­ное чело­веку XX века. В своем твор­че­стве они пред­вос­хи­тили почти все направ­ле­ния рока. До сих пор во всех музы­каль­ных рей­тин­гах их музыка оста­ется самой попу­ляр­ной, несмотря на то, что прошло уже трид­цать с лишним лет с тех пор, как они рас­па­лись. Их альбом «Revolver» при­знан наи­бо­лее попу­ляр­ным аль­бо­мом XX века. Все это – исклю­чи­тельно резуль­тат их труда и таланта. Я не думаю, что диавол обла­дает вла­стью под­чи­нить музыке «Beatles» мил­ли­арды людей. По сути его власть иллю­зорна. Кроме того, диавол есть лжец и отец лжи – он все время обма­ны­вает, не испол­няя своих обе­ща­ний.

Для рус­ских же людей «Beatles» имели совер­шенно осо­бен­ное зна­че­ние. Услы­шав пре­крас­ную музыку, кото­рую совет­ская про­па­ганда вся­че­ски поли­вала грязью, люди начи­нали пони­мать, что их вообще бес­со­вестно обма­ны­вают. И в этом смысле для нас «Beatles» сде­лали больше, чем для своих сооте­че­ствен­ни­ков и всего запад­ного мира, для кото­рого они всегда были доступны. Так же, как в кры­ла­той фразе «поэт в России – больше, чем поэт», можно ска­зать, что рок-музыка в России – больше, чем просто направ­ле­ние музыки, и «Beatles» – больше, чем одна из групп. К оче­ред­ной годов­щине смерти Джона Лен­нона газета «Times» выпу­стила пере­до­вицу, в кото­рой гово­ри­лось, что музыка «Beatles» вло­жила боль­ший вклад в раз­ру­ше­ние «желез­ного зана­веса», чем что-либо другое, так как на ней вос­пи­та­лось целое поко­ле­ние людей в России, кото­рые больше не желали жить за «стеной», отде­ляв­шей их от осталь­ного мира.

Поэт в России – больше, чем поэт,
и рок – не просто музыка для рус­ских:
когда на шаг, и мысль, и веру был запрет,
он нам помог пойти на туск­лый свет
из камер тьмы и лаби­рин­тов узких.

Битлы, «Pink Floyd», «Deep Purple», «Jethro Tull»,
И наш Рос­сий­ский нищий андер­гра­унд,
что на кастрю­лях иногда играл,
но словом пора­жал затих­ший зал,
и драй­вом вос­пол­нял скром­ней­ший саунд.

Мы бла­го­дарны всем, кто в горе том
нам состра­дал, и голос свой воз­вы­сил,
и кто сту­чался в запер­тый наш дом,
и кто своим талан­том и трудом
лед рас­то­пил и день весны при­бли­зил.

А. Волж­ская

Кощун­ство или бого­ис­ка­тель­ство?

И где бы я ни шел, я сту­чусь у дверей:
Так Гос­поди мой, Боже, поми­луй меня!
Сын Чело­ве­че­ский, где Ты?
Скажи мне еще один раз,
скажи мне прямо, кто мы теперь,
скажи мне истинно, где мы сейчас?
  «Аква­риум»

– Батюшка, нашим чита­те­лям может быть непо­нятно: почему мы вообще под­няли эту тему и ста­ра­емся защи­тить рок-музыку? Ведь слу­шать ее – не есть какая-либо доб­ро­де­тель, и если хри­сти­а­нин не будет ее слу­шать, он ничего не поте­ряет.

– Все должно делаться по истине. Цер­ковь должна давать ответы обо всех сто­ро­нах жизни, обо всех явле­ниях совре­мен­но­сти. Цер­ков­ные Соборы соби­ра­лись не только для того, чтобы дать ответ на внут­ри­цер­ков­ные вопросы; не меньше вни­ма­ния уде­ля­лось и вопро­сам мира нецер­ков­ного, внеш­него. Истина при­вле­кает людей, а ложь – оттал­ки­вает. То, что сейчас гово­рится от лица Церкви о рок-музыке, по боль­шей части не соот­вет­ствует дей­стви­тель­но­сти. А для многих людей, осо­бенно моло­дых, рок-музыка очень зна­чима, это их куль­тура, это часть их жизни. Кле­вета на рок-музыку оттал­ки­вает их и, в конеч­ном счете, может оттолк­нуть от Церкви.

Вспом­ним пример из книги о преп. Силу­ане Афон­ском. Один моло­дой архи­манд­рит, зани­ма­ясь мис­си­о­нер­ской дея­тель­но­стью среди ино­слав­ных, гово­рил им так: «Ваша вера – блуд, у вас все извра­щено, все неверно». Пре­по­доб­ный Силуан сле­ду­ю­щим обра­зом объ­яс­нил ему его неправоту: «Душа их знает, что они хорошо делают, что веруют во Иисуса Христа, что чтут Божию Матерь и святых, что при­зы­вают их в молит­вах. Так что, когда Вы гово­рите им, что их вера – блуд, они Вас не послу­шают. Но если Вы будете гово­рить народу, что хорошо они делают, что веруют в Бога и почи­тают Божию Матерь и святых, хорошо делают, что ходят в цер­ковь на бого­слу­же­ние и прочее, но в том-то у них есть ошибка, и ее надо испра­вить, и тогда все будет хорошо. И Гос­подь будет радо­ваться о них, и так все мы спа­семся мило­стию Божиею. Бог есть Любовь, а потому и про­по­ведь всегда должна исхо­дить от любви. Тогда будет польза и тому, кто про­по­ве­дует, и тому, кто слу­шает. А если пори­цать, то душа народа не послу­шает вас, и не будет пользы» (Старец Силуан Афон­ский. М., 1996. С. 60–61). Это истина. Для меня несо­мненно, что в том же духе любви и муд­ро­сти должна про­хо­дить наша про­по­ведь моло­дым и раз­го­вор об их куль­туре.

Созда­ется впе­чат­ле­ние, что кри­тики моло­деж­ного искус­ства нико­гда сами с ним не стал­ки­ва­лись, нико­гда не пыта­лись его понять, без­думно повто­ряя утвер­жде­ния борцов за чистоту пури­тан­ской морали ере­ти­че­ского запада.

В основ­ном рок-испол­ни­тели поют о правде жизни. Вообще, рок-музыке свой­ственна глу­бо­кая прав­ди­вость. В ней боль и стра­да­ние, поиск истины моло­дым поко­ле­нием, жела­ние выс­шего и свет­лого. Рок-музыка по сути своей дра­ма­тична и тра­гична. Это отнюдь не легкий жанр. Как ника­кое другое направ­ле­ние в искус­стве, она отра­жает тра­ге­дию жизни, осо­бенно острую для моло­дого поко­ле­ния. В текстах много гово­рится о про­бле­мах, вол­ну­ю­щих совре­мен­ного моло­дого чело­века, в том числе о про­бле­мах духов­ного свой­ства.

Часто упо­ми­на­ется Бог, Хри­стос, вера. Эти темы затра­ги­ва­ются с надеж­дой и ува­же­нием. Бого­хуль­ных тек­стов не так много, как это пред­став­ля­ется авто­рами недоб­ро­со­вест­ных брошюр. Нередки случаи, когда музы­канты, в начале своего твор­че­ского пути лег­ко­мыс­ленно обра­щав­ши­еся к духов­ным темам, с годами взрос­лели и ста­но­ви­лись более серьез­ными; в текстах появ­ля­лись хри­сти­ан­ские темы и мотивы. Нередко в песнях обра­ща­ется к Богу Юрий Шевчук, а твор­че­ство Кон­стан­тина Кин­чева – это насто­я­щее пра­во­слав­ное искус­ство.

Нередки рок-песни о любви, что вполне понятно в моло­дом воз­расте. Но о любви поют отнюдь не в стиле «крас­ная помада – девочка что надо»; поют воз­вы­шенно, поэ­тично:

Ты будешь утрен­ней птицей в белой фате,
ты будешь мне сест­рой во Христе,
ты будешь стро­кой на тет­рад­ном листе,
ты будешь стихом на могиль­ной плите.

Я запол­няю тобою свой холст на стене.
Я запол­няю тобою все то, что во мне.
Я запол­няю тобою сво­бод­ный эфир.
Я запол­няю тобою остав­шийся мир.

Ты будешь крас­ным цвет­ком, что плывет по реке.
Ты будешь бабоч­кой, что пока не в сачке.
Ты будешь водой в рас­ка­лен­ном песке,
Ты будешь звез­дой у меня на руке…

«ЧайФ»

Пош­лость более свой­ственна другим совре­мен­ным попу­ляр­ным жанрам, име­ю­щим мало общего с клас­си­че­ским роком, но не об этих жанрах сейчас речь. Рок, в отли­чие от поп-музыки, как раз не есть шир­по­треб, не есть без­дум­ная легкая музыка боль­шин­ства. По край­ней мере, неко­то­рые его направ­ле­ния – это, скорее, музыка интел­лек­ту­а­лов и людей ищущих. Нередко встре­ча­ется и добрый юмор в стиле народ­ных песен.

Вообще, в основе своей рок имеет народ­ную музыку, в част­но­сти, негри­тян­ские духов­ные гимны – спи­ри­чу­элз,– из нее он вырос и раз­вился. В лучших рок-ком­по­зи­циях исполь­зу­ются мело­дии ирланд­ские, шот­ланд­ские, негри­тян­ские, индей­ские, гре­че­ские, сла­вян­ские, серб­ские, рус­ские и т. д. Рок-музыка по сути своей – сти­ли­зо­ван­ная народ­ная музыка, испол­ня­е­мая на совре­мен­ных инстру­мен­тах. Это музыка, вышед­шая из народ­ных корней и став­шая поис­тине народ­ной. Одна из причин того, почему она так скоро нахо­дит путь к серд­цам слу­ша­те­лей – то, что она обра­щена к жиз­нен­ным про­бле­мам про­стого чело­века.

Много песен анти­во­ен­ных, так как начи­нают войны поли­ти­че­ские дея­тели, а вое­вать при­хо­дится моло­дым. Про­тест против войны во Вьет­наме начали именно рок– музы­канты. В России с нача­лом глас­но­сти рок-музы­канты запели о тра­ге­дии Афган­ской войны. Вообще, доста­точно ком­по­зи­ций, где наси­лие осуж­да­ется в прин­ципе и про­по­ве­ду­ется добро и любовь в хри­сти­ан­ском пони­ма­нии. Таких ком­по­зи­ций гораздо больше, чем так назы­ва­е­мых при­зы­вов к наси­лию. Джон Леннон устра­и­вал целые акции про­те­ста против войн и нар­ко­ти­ков.

В России про­хо­дят паци­фист­ские рок-фести­вали (напри­мер, фести­валь «Fuzz» — »Прощай, оружие!», Санкт– Петер­бург, 1999 г.), был фести­валь «Рок против нар­ко­ти­ков». Пол Мак­картни изве­стен своей бла­го­тво­ри­тель­но­стью. «За послед­ние трид­цать лет не было ни одной серьез­ной бла­го­тво­ри­тель­ной акции или кам­па­нии, в кото­рых он не принял бы уча­стия, начи­ная с «Live Aid» – кон­церта для Кам­пу­чии; он жерт­во­вал деньги дет­ским домам и боль­ни­цам, Коро­лев­скому Музы­каль­ному Кол­ле­джу и Ливер­пуль­скому Инсти­туту Сце­ни­че­ского Искус­ства; даже нам пода­рил свой альбом «Снова в СССР»…» (А. Бур­лака, «Fuzz», 1999, № 11).

Да и те песни, кото­рые пури­тан­ству­ю­щие поверх­ност­ные кри­тики объ­яв­ляют про­па­ган­дой нар­ко­ти­ков и зла, по сути явля­ются сати­рой и обли­че­нием зла. Напри­мер, песни рос­сий­ской группы «Ария»: «Ангель­ская пыль», «Улица крас­ных фона­рей» и др. Вполне воз­можно, что многие мнимо-оккульт­ные тексты запад­ных групп есть в дей­стви­тель­но­сти обли­че­ние, а не про­па­ганда. Чтобы разо­браться в этом, необ­хо­димо очень хоро­шее знание языка, раз­лич­ных упо­треб­ля­е­мых в нем фра­зио­ло­гиз­мов, непе­ре­во­ди­мых соче­та­ний и поэ­ти­че­ских фигур.

Часто воз­ни­кает вопрос: неужели ува­жа­е­мые кри­тики не могут (или не хотят?) отли­чить от про­па­ганды зла соци­аль­ную сатиру и гро­теск (группы «Аук­цион» (80‑х годов), «Бри­гада С», «Зоо­парк», «ЧайФ»)? Или они не стал­ки­ва­лись с твор­че­ством рус­ских сим­во­ли­стов и Дани­ила Хармса? В дей­стви­тель­но­сти соци­аль­ная сатира есть сред­ство при­ве­сти в пока­я­ние, и сред­ство дей­ствен­ное. Абстракт­ное искус­ство есть сред­ство пока­зать абсурд­ность пошлой жизни, подобно тому, как святые юро­ди­вые обли­чали безу­мие мира своим мнимым безу­мием. Сюр­ре­а­лизм рос­сий­ских рок-групп, как пра­вило, вполне про­зрачно обли­чает абсурд­ность явле­ний совет­ской и пост­со­вет­ской дей­стви­тель­но­сти. Напри­мер, мрач­ные образы многих песен «Аква­ри­ума» 80‑х годов – это пре­крас­ное выра­же­ние состо­я­ния души в той обста­новке. Вспом­ните атмо­сферу тех лет, когда не было ника­ких осно­ва­ний ждать пере­мен!

Одной из глав­ных тем рос­сий­ских рок-песен всегда было раз­об­ла­че­ние ком­му­ни­сти­че­ской лжи и без­ду­хов­но­сти вообще. Как известно, музы­канты группы «Вос­кре­се­ние» под­вер­га­лись судеб­ным пре­сле­до­ва­ниям под пред­ло­гом их пред­при­ни­ма­тель­ской дея­тель­но­сти (то есть, полу­че­ния гоно­ра­ров за кон­церты). Оче­видно, что истин­ной при­чи­ной было твор­че­ство, чуждое совет­скому «соц­ре­а­лизму» и надеж­дам на «свет­лое буду­щее», и вли­я­ние музы­кан­тов на моло­дежь.

– Вообще, тексты рос­сий­ских рок-групп отли­ча­ются серьез­но­стью и глу­би­ной. Это насто­я­щая поэзия.

– Обви­не­ния в про­па­ганде раз­врата и наси­лия выгля­дят осо­бенно абсурдно, если рас­смот­реть твор­че­ство рос­сий­ской группы ДДТ. Боль­шин­ство их песен – это боль о России («Родина», «Рево­лю­ция»), паци­физм («Не стре­ляй»), заме­ча­тель­ная лирика («Что такое осень?»), соци­аль­ная сатира («Маль­чики-мажоры»). Юрий Шевчук неод­но­кратно высту­пал с бла­го­тво­ри­тель­ными кон­цер­тами перед рос­сий­скими вои­нами в Чечне, а в 1999 не побо­ялся петь под бом­бами на цен­траль­ной пло­щади в Бел­граде.

Многие из рок-групп очень необычны, само­бытны и явно не боятся не уго­дить широ­кой пуб­лике. В этом кар­ди­наль­ное отли­чие рок-куль­туры от сла­ща­вой поп-куль­туры. Лучшие люди искус­ства, в том числе, рок-музы­канты всегда обра­ща­ются к теме соб­ствен­ного несо­вер­шен­ства,– а это очень близко Хри­сти­ан­ству, это может стать нача­лом пока­я­ния.

Возь­мите песни Таль­кова – там есть эле­менты рока. Это наш наци­о­наль­ный рус­ский певец, кото­рый пел о Пра­во­сла­вии; заме­ча­тель­ные тексты, а обра­ботка ро́ковая. Доста­точно вспом­нить его «Россию»:

Листая старую тет­радь
Рас­стре­лян­ного гене­рала,
Я тщетно силился понять,
Как ты могла себя отдать
На рас­тер­за­ние ван­да­лам,
Россия!

А вот две из числа самых заме­ча­тель­ных песен Б. Г., конца совет­ского пери­ода:

«Поко­ле­ние двор­ни­ков и сто­ро­жей
Поте­ряло друг друга в про­сто­рах бес­ко­неч­ной земли.

Все разо­шлись по домам.
В наше время, когда каждый третий – герой,
они не пишут статей, они не шлют теле­грамм.
Они стоят, как сту­пени,
когда горя­щая нефть хлещет с этажа на этаж.
И откуда-то им слы­шится пение,
и кто я такой, чтобы гово­рить им, что это – мираж?

Мы мол­чали как цуцики, пока шла тор­говля всем,
что только можно про­дать, вклю­чая наших детей.
И отрав­лен­ный дождь падает в гни­ю­щий залив,
а мы все еще смот­рим в экран,
мы все еще ждем ново­стей…
И наши отцы нико­гда не солгут нам,
они не умеют лгать,
как волк не умеет есть мясо,
как птицы не умеют летать.

Скажи мне, что я сделал тебе?
За что эта боль? Но это без объ­яс­не­ний.
Это, видимо, что-то в крови.
Но я сам разжег огонь, кото­рый выжег меня изнутри.
Я ушел от закона, но так и не дошел до любви.
Но молись за нас, молись за нас, если ты можешь!
У нас нет надежды, но этот путь наш.
И голоса звучат все ближе и строже,
И будь я про­клят, если это мираж!

К сожа­ле­нию, мы можем при­ве­сти только текст, тогда как и в музыке, и в осо­бенно про­ник­но­вен­ной манере испол­не­ния ска­зано еще больше.

Пол­ков­ник Васин при­е­хал на фронт
со своей моло­дой женой.
Пол­ков­ник Васин собрал свой полк
и сказал им: Пойдем домой!
Ведем войну уже семь­де­сят лет,
нас учили, что жизнь – это бой.
По новым данным раз­ведки
мы вое­вали сами с собой!

Я видел гене­ра­лов:
они пьют и едят нашу смерть,
Их дети сходят с ума от того,
что им нечего больше хотеть!
А земля лежит в ржав­чине,
церкви сме­шали с золой,
если мы хотим, чтобы было куда вер­нуться,
время вер­нуться домой!

рифрейн:

Этот поезд в огне,
и нам не на что больше жать,
этот поезд в огне,
и нам некуда больше бежать!
Эта земля была нашей,
пока мы не увязли в борьбе;
она умрет, если будет ничьей,
пора вер­нуть эту землю себе!

А кругом горят факелы:
это сбор всех погиб­ших частей.
И люди, стре­ляв­шие в наших отцов,
строят планы на наших детей!
Нас рожали под звуки маршей,
нас пугали тюрь­мой!
Но, хватит пол­зать на брюхе,
мы уже воз­вра­ти­лись домой!
рифрейн.

Для многих из тех, кто впер­вые слышал эти песни, они были откро­ве­нием. А вот одна из песен ныне покой­ного Миха­ила (Майка) Нау­менко:

И когда мне так плохо,
что выне­сти это никак нельзя,
и когда жизнь – это не жизнь,
а просто обло­мок стран­ного дня,
и когда в сером небе над полем
кружит воро­нье,
я шепчу: «Да свя­тится имя Твое!»

Думай, не думай,
если хочешь жать – сна­чала посей.
Но ты же знаешь,
ты же знаешь: в этом мире так мало людей.
И они гово­рят мне так много слов,
но я знаю: все – вранье.
И я шепчу: «Да свя­тится имя Твое!»

Откуда столько сомне­ний,
я пыта­юсь их гнать.
Но если свя­заны руки,
очень сложно играть.
Я про­стая двор­няжка, и одет я в рванье,
но я шепчу: «Да свя­тится имя Твое!

Только тот и несчаст­лив,
кто не смеет украсть.
Но если всю жизнь ты прожил на дне,
невоз­можно упасть.
Но костры еще не сго­рели,
и глу­мится зверье,
мои руки в огне, мое сердце-мишень,
но я кричу: «Да свя­тится имя Твое!»

Мог ли напи­сать так чело­век неве­ру­ю­щий?

Раз­бе­рем неко­то­рые другие обви­не­ния в адрес рок–музыки.

У кого что болит

Как вы любили кости мыть арти­стам,
за водку и за низкую мораль:

«И в личной жизни, мол, у них нечи­сто,
и часто, мол, спи­ва­ются, а жаль»…
А. Мака­ре­вич

Иногда назва­ниям рок-групп и тек­стам песен, и даже самому ритму при­пи­сы­вают скры­тый непри­стой­ный смысл. Воз­ни­кает вопрос: в наше время, когда повсюду совер­шенно открыто демон­стри­ру­ется пор­но­гра­фия во всех ее видах, зачем нужны какие-то скры­тые под­тек­сты? Такое впе­чат­ле­ние, что неко­то­рым кри­ти­кам хочется их видеть, поскольку каждый судит в меру своей испор­чен­но­сти: у кого что болит… Когда я слу­шала рок-музыку, мне это в голову не при­хо­дило. Подоб­ного рода утвер­жде­ния и подроб­ные опи­са­ния неких видео­кли­пов (заме­тим, не рок-музыки, а поп-музыки) в неко­то­рых бро­шю­рах крайне нездо­ровы и сами явля­ются источ­ни­ком соблазна. В них гово­рится, изви­ните, о таких грехах, о кото­рых многие слу­ша­тели рок-музыки даже не подо­зре­вают. В кругу моих подруг, с кото­рыми мы слу­шали рок-музыку, не было ника­ких нар­ко­ти­ков и раз­врата, и даже раз­го­воры на «дели­кат­ные темы» не при­вет­ство­ва­лись. Мы искали в рок-музыке совер­шенно дру­гого.

– Не будем иде­а­ли­зи­ро­вать твор­че­ство неко­то­рых рок-групп, всякое бывает в этой среде. Среди того, что назы­вают рок-музы­кой, дей­стви­тельно есть при­ми­тив­ные, низ­мен­ные вещи. Но обви­нять всю рок-музыку и всех музы­кан­тов в про­па­ганде блуда по при­чине отдель­ных непри­стой­ных песен – очень неспра­вед­ливо. Это все равно, что, напри­мер, сво­дить всю живо­пись к раз­врат­ной, нату­ра­ли­сти­че­ской живо­писи, или отвер­гать всю клас­си­че­скую лите­ра­туру потому, что к ней отно­сятся книги Мопас­сана. Есть А. Дюма, фран­цуз­ский клас­сик, есть Жюль Верн, другие писа­тели. Я не думаю, что читать Жюль Верна или «Графа Монте-Кристо» – это грех. А Мопас­сан – дей­стви­тельно, раз­врат­ней­ший писа­тель, и его, несо­мненно, недо­пу­стимо читать пра­во­слав­ному чело­веку. Так что же теперь, сжи­гать книги всех фран­цуз­ских писа­те­лей потому, что среди них был Мопас­сан?

Также и совре­мен­ная музыка: есть хоро­шие музы­канты и песни, есть плохие, при­ми­тив­ные. Отча­сти это можно объ­яс­нить тем, что рок-музыка отно­си­тельно проста. Создать рок-группу не так сложно: доста­точно немного уметь играть на гитаре, син­те­за­торе и удар­ных, тогда как для созда­ния сим­фо­ни­че­ского оркестра нужно музы­каль­ное обра­зо­ва­ние, боль­шая работа. Поэтому суще­ствует мно­же­ство без­дар­ных групп-одно­дне­вок, но они не делают рок-музыку. Групп, игра­ю­щих про­фес­си­о­нально, не так много, но их ком­по­зи­ции дей­стви­тельно можно назвать шедев­рами.

Есть заме­ча­тель­ные, очень глу­бо­кие про­из­ве­де­ния. Напри­мер, как я уже гово­рил, музыка группы «Pink Floyd». Ее созда­тели – боль­шие про­фес­си­о­налы и очень интел­лек­ту­аль­ные люди. Эту кра­си­вую, глу­бо­кую музыку вполне можно назвать клас­си­кой XX века. Таково мнение и про­фес­си­о­наль­ных музы­кан­тов. Возь­мите песни «Beatles»: хотя почти все они о любви, в них отсут­ствует пош­лость; это пре­крас­ная, мело­дич­ная, свет­лая музыка. Можно вспом­нить также песни «Uriah Heep» – «Июль­ское утро» и «Rolling Stones» – «Энджи» (Ангел). Редко кто с такой высо­кой поэ­зией пел о любви. А ком­по­зи­ция группы «Animals» «Дом вос­хо­дя­щего солнца» – насто­я­щий шедевр музы­каль­ного твор­че­ства.

К назва­нию группы «AC/DC» кри­тики бук­вально «при­тя­ги­вают за уши» непри­стой­ное тол­ко­ва­ние, тогда как эта аббре­ви­а­тура значит не что иное, как «пере­мен­ный ток». Пыта­ются подоб­ным же обра­зом истол­ко­вать сам термин «рок-н-ролл», кото­рый мил­ли­оны людей всегда пони­мали как «катя­щийся и кру­тя­щийся» в связи с харак­тер­ным танцем и дви­же­нием руки по стру­нам гитары. Оста­ется лишь заме­тить, что при боль­шом жела­нии вообще любое слово можно истол­ко­вать в блуд­ном смысле.

В оте­че­ствен­ном доку­мен­таль­ном фильме «Рок» Борис Гре­бен­щи­ков рас­ска­зы­вает, что кур­сан­там воен­ного учи­лища на полит­за­ня­тиях вну­шали, что музы­канты «Аква­ри­ума» прямо на сцене зани­ма­ются гомо­сек­су­а­лиз­мом. А в дей­стви­тель­но­сти Б.Г. пел:

Я ранен свет­лой стре­лой – меня не изле­чат.
Я ранен в сердце – чего мне желать еще?
Как будто бы ночь нежна,
Как будто бы есть еще путь,
старый прямой путь
нашей любви.

А мы все молчим. Мы все счи­таем и ждем.
Мы все поем о себе. О чем же нам петь еще?
Но словно бы что-то не так,
словно бы блеклы цвета,
словно бы нам опять не хва­тает Тебя,

Серебро Гос­пода моего, серебро Гос­пода!
Разве я знаю слова, чтобы ска­зать о тебе?
Серебро Гос­пода моего, серебро Гос­пода!
Выше звезд, выше слов, вро­вень с нашей тоской:

И как дере­вен­ский кузнец, я выйду засветло.
Туда, куда я, за мной не уйдет никто.
И, может быть, я был слеп,
и, может быть, это не так,
но я знаю, что ждет перед самым концом пути:

Серебро Гос­пода моего, серебро Гос­пода!
Разве я знаю слова, чтобы ска­зать о тебе?
Серебро Гос­пода моего, серебро Гос­пода!
Выше звезд, выше слов, вро­вень с нашей тоской…

Так что кле­вета на рок-музыку, ни много ни мало, насле­дие совет­ской про­па­ганды.

– Может быть, в этой песне отра­жены, дей­стви­тельно, духов­ные пере­жи­ва­ния – такое уди­ви­тель­ное впе­чат­ле­ние она про­из­во­дит. Хотя в ней не гово­рится «вот, надо ходить в пра­во­слав­ный храм», но на меня она про­из­вела именно такое дей­ствие.

– В одном из давних интер­вью Бориса Гре­бен­щи­кова были такие слова: «Я думал: как можно быть рабом Бога, а потом понял, что поскольку Бог есть Любовь, то это значит – быть рабом Любви».

Не может древо злое при­но­сить плоды добрые

Прости мне все, что было не так:
мои пустые слова, мои пред­ве­стья войны!

Гос­поди, спаси мою душу!
я начи­наю дви­же­ние в сто­рону весны.

– Нико­лай Васи­лье­вич Гоголь гово­рил о том, что искус­ство явля­ется сту­пень­кой к рели­гии, сту­пень­кой к позна­нию Бога. Я могу засви­де­тель­ство­вать на соб­ствен­ном опыте, что эти слова вполне оправ­да­лись на рок-музыке. Для несколь­ких поко­ле­ний рус­ской моло­дежи рок-музыка, как это ни странно звучит, яви­лась сту­пень­кой к Пра­во­сла­вию. Во многих песнях звучит бого­ис­ка­тель­ство, и это в свое время помогло мне и моим дру­зьям найти истину. Напри­мер, песни «Аква­ри­ума»: «Серебро Гос­пода моего», «Орел, Телец и Лев», «Дви­же­ние в сто­рону весны». Конечно, для цер­ков­ного чело­века рок-куль­тура уже не есть некое откро­ве­ние о духов­ных вещах, но она может слу­жить отды­хом, как другие поко­ле­ния слу­шают клас­си­че­скую музыку.

– Когда я был юношей сем­на­дцати-восем­на­дцати лет и начи­нался мой путь к Богу, я стал заду­мы­ваться, для чего живу, в чем смысл жизни чело­века? В безум­ной совет­ской дей­стви­тель­но­сти никто не отве­чал на эти вопросы. То, что мы живем для созда­ния «свет­лого буду­щего» ком­му­низма, меня не устра­и­вало. И един­ствен­ным, что честно гово­рило со мной на эту тему, была рок-музыка. Осо­бенно песни Андрея Мака­ре­вича, где зву­чали прямые цитаты из Еван­ге­лия, кото­рые застав­ляли заду­мы­ваться, а затем – взять в руки само Еван­ге­лие. Сейчас Андрей прямо назы­вает себя веру­ю­щим пра­во­слав­ным чело­ве­ком. Об этом сви­де­тель­ствует и его твор­че­ство. Вполне явственно звучит его стрем­ле­ние к Богу в песне «Место, где Свет», давшей назва­ние послед­нему аль­бому «Машины вре­мени».

Одна наша при­хо­жанка пришла к Богу сле­ду­ю­щим обра­зом. Она про­слу­шала рок-оперу «Иисус Хри­стос – Супер­звезда». Заин­те­ре­со­ва­лась, про­чи­тала либ­ретто, то есть, текст. После этого захо­тела про­чи­тать Еван­ге­лие. Про­чи­тав Еван­ге­лие, стала ходить в храм. Это музы­каль­ное про­из­ве­де­ние часто пред­став­ляют как кощун­ствен­ное. На самом же деле люди, кото­рые его созда­вали, вовсе не имели наме­ре­ния изде­ваться над рели­гией. Они просто по-своему уви­дели Еван­ге­лие. Сде­лали как бы худо­же­ствен­ное пере­ло­же­ние, по-своему, с точки зрения моло­дежи, Еван­ге­лие интер­пре­ти­ро­вали. Поэтому в рок-опере отра­жено боль­шое ува­же­ние и любовь к Богу, к Бого­че­ло­веку – Христу. Хотя, есте­ственно, по недо­статку их пони­ма­ния, там есть фри­воль­ные вещи, и сейчас слу­шать эту рок-оперу я бы не стал. Однако в России есть люди, кото­рые, бла­го­даря ей, обра­ти­лись к Пра­во­сла­вию: я встре­чал таких людей в своей прак­тике свя­щен­ника. Уже поэтому такое про­из­ве­де­ние нельзя назы­вать сата­низ­мом или кощун­ством.

Нельзя тре­бо­вать от рок-песен о Боге глубин пра­во­слав­ного бого­сло­вия, строго цер­ков­ных выра­же­ний. Какие-либо началь­ные или дет­ские поня­тия о Боге это еще не есть кощун­ство! Все зави­сит от про­из­во­ле­ния чело­века: если он не имел наме­ре­ния ска­зать что-либо хуль­ное, его нельзя винить. Грань в сло­вес­ных выра­же­ниях бывает очень зыбкой. Многое из того, что чело­веку, под­хо­дя­щему к делу по букве, может пока­заться кощун­ством, на самом деле есть твор­че­ский поиск Бога, обра­ще­ние к Нему на языке поэзии. Худож­ник имеет на это право: он создает свои образы, понят­ные ему и его близ­ким. Он еще не имеет такого бла­го­го­ве­ния и страха Божия, как чело­век цер­ков­ный, но искренне тянется к Богу. Вряд ли его слова про­гне­вают Гос­пода: скорее, Он раду­ется, как раду­ется мать, слыша невра­зу­ми­тель­ный лепет зову­щего ее мла­денца. Поэтому обра­ще­ние к теме веры в твор­че­стве музы­кан­тов и поэтов заслу­жи­вает вся­че­ского пони­ма­ния, а не грубых окри­ков «нельзя!», едва послы­шится что-то непри­выч­ное.

Обра­тите вни­ма­ние, насколько сво­бодно, по-детски непо­сред­ственно порой гово­рится о Боге, Божией Матери и святых в самой цер­ков­ной поэзии! Ведь и в молит­вах к Гос­поду мы обра­ща­емся на «Ты», и это не про­ти­во­ре­чит бла­го­го­ве­нию.

В песнях Андрея Мака­ре­вича «Место, где Свет» и Бориса Гре­бен­щи­кова «Серебро Гос­пода моего» исполь­зо­ван, напри­мер, такой худо­же­ствен­ный прием, как недо­ска­зан­ность. Гос­подь незримо при­сут­ствует в песне, но именно из бла­го­го­ве­ния поэт не назы­вает Его пол­но­стью; поет только о «Серебре Гос­пода», «не знает слова, чтобы ска­зать о нем», не дер­зает «про­ситься в чертог Лорда (по-англий­ски – Гос­подь)», бла­го­го­вейно умол­кает. А песня «Орел, Телец и Лев», оче­видно, о том, что Еван­ге­лие, изоб­ра­жен­ное в ней живот­ными – сим­во­лами еван­ге­ли­стов, почти против воли автора пришло к нему в дом, и у него, к сожа­ле­нию, не хва­тает про­из­во­ле­ния после­до­вать Еван­ге­лию, поэтому он «все пьет, и муча­ется от жажды», ничем не удо­вле­тво­ря­ясь…

Уди­ви­тель­ную вещь гово­рит извест­ный рок-ком­по­зи­тор и поэт, автор рок-оперы «Слово и дело» и песен группы «Рок-ателье» Павел Смеян. Он счи­тает, что рок– опера «Иисус Хри­стос – Супер­звезда» не при­жи­лась у нас в рус­ском вари­анте именно потому, что при испол­не­нии по-русски она начи­нает небла­го­го­вейно зву­чать: «В ори­ги­наль­ном вари­анте при­сут­ствует какая-то таин­ствен­ность, воз­ни­кает свой соб­ствен­ный ряд обра­зов. А стоит уви­деть ее в рус­ско­языч­ной версии, и все уби­ва­ется. Ока­зы­ва­ется, что у всех дей­ству­ю­щих лиц пани­брат­ские отно­ше­ния с Богом, чего рус­ский народ совер­шенно не при­ем­лет. …У нас другая моло­дежь, другое вос­пи­та­ние и вос­при­я­тие мира» (Р‑клуб. 2000 г., фев­раль. С.8). Оче­видно, что не только сам Павел – глу­боко веру­ю­щий чело­век, но он сви­де­тель­ствует, что в целом рус­ская моло­дежь не при­ем­лет небла­го­го­вей­ного отно­ше­ния к Богу. Его соб­ствен­ная опера посвя­щена страш­ным вре­ме­нам Ивана Гроз­ного, и один из ее лейт­мо­ти­вов – «Виде­ние Васи­лия Бла­жен­ного».

– Инте­ресно, что впер­вые молитвы про­зву­чали на сцене совет­ского театра в первой и очень талант­ли­вой оте­че­ствен­ной рок-опере «Юнона и Авось», кото­рая чудом вышла в свет в 80‑х годах и чудом не была запре­щена. Причем созда­вали ее веру­ю­щие люди и вполне созна­тельно вкла­ды­вали в нее боль­шой соци­аль­ный заряд. Перед спек­так­лем режис­сер Марк Заха­ров и автор текста поэт Андрей Воз­не­сен­ский пошли в храм, освя­тили три иконы и поста­вили их на гри­ми­ро­валь­ные сто­лики трех глав­ных героев. Так что едва ли не впер­вые после рево­лю­ции Пра­во­сла­вие открыто стало при­сут­ство­вать в рос­сий­ском искус­стве именно в рок– опере. Один мой зна­ко­мый начал читать Библию потому, что цитаты из Свя­щен­ного Писа­ния исполь­зо­ва­лись в текстах его люби­мой рок-группы.

– Поко­ле­ние рус­ских рок-музы­кан­тов, кото­рое начи­нало, когда я еще был моло­дым, сейчас почти все – веру­ю­щие пра­во­слав­ные люди; они открыто гово­рят, что их музыка явля­лась поис­ком Бога, и они нашли Его. Напри­мер, созда­тель группы «Ария» Андрей Боль­ша­ков (сейчас он не играет) и гита­рист высту­па­ю­щей в Аме­рике рос­сий­ской группы «Gorky Park» Алек­сей Белов – цер­ков­ные пра­во­слав­ные люди. Лидер группы «Поющие гитары» ныне – регент в одном из пра­во­слав­ных храмов.

В одном храме неда­леко от нас поно­ма­рит извест­ный рок-музы­кант Кон­стан­тин Кинчев, лидер группы «Алиса». В его песнях и раньше звучал поиск Бога, хотя пра­во­слав­ного чело­века при поверх­ност­ном взгляде стиль его группы мог бы отпуг­нуть. Мне известна исто­рия обра­ще­ния Кон­стан­тина к Богу, о чем мне подробно рас­ска­зы­вал его крест­ный – пса­лом­щик одного из при­хо­дов, где я служил (сейчас он уже свя­щен­ник).

Кон­стан­тин всегда был ищущим чело­ве­ком. Одна­жды они с груп­пой гастро­ли­ро­вали в Изра­иле. Играли больше ради искус­ства и, есте­ственно, в резуль­тате оста­лись совер­шенно нищими. Но, конечно, побы­вать в Изра­иле, на Святой Земле и не пойти ко Гробу Гос­подню, навер­ное, ни один чело­век себе не поз­во­лит, тем более, чело­век рус­ский. Они пошли всей груп­пой ко Гробу Гос­подню. И как Костя потом рас­ска­зы­вал, с ним там что-то про­изо­шло: он серд­цем – ни умом, ни созна­нием, а именно серд­цем – понял, что Гос­подь есть. Осо­знал, что Хри­стос – не просто какая-то кра­си­вая легенда, сказка, что Он суще­ствует; и это кос­ну­лось его именно на Гробе Гос­под­нем. Конечно же, воз­никла буря помыс­лов: как же теперь жить – нужно бро­сать музыку, бро­сать все, и тот образ жизни, кото­рый он вел. А как же жена, дети? Чем их кор­мить? В таком смя­те­нии он выхо­дит из храма, и вдруг обо что-то спо­ты­ка­ется. Из песка выва­ли­ва­ется бумажка в 20 шеке­лей. Это при­лич­ная сумма в Изра­иле. Я, – гово­рит Кон­стан­тин, – понял, что Гос­подь помо­жет, во всем помо­жет. Они пошли и пообе­дали на эти деньги, а то у них и поесть было не на что.

Кон­стан­тин был крещен на мос­ков­ском подво­рье Опти­ной пустыни одним из оптин­ских иеро­мо­на­хов. Посте­пенно стал цер­ков­ным чело­ве­ком, и его музыка стала более глу­бо­кой. Один из послед­них его аль­бо­мов «Солн­це­во­рот» – это хард-рок, в кото­ром звучат чисто наци­о­наль­ные, рус­ские мотивы и в музыке, и в текстах. Он не очень при­ем­лется совре­мен­ной музы­каль­ной кри­ти­кой. Неко­то­рые преж­ние поклон­ники «Алисы» не пони­мают: «Почему Костя поет «мы – пра­во­слав­ные», мы-то далеко не все пра­во­слав­ные». А Кон­стан­тин так поет, потому что осо­знает себя пра­во­слав­ным, одним из наслед­ни­ков пре­крас­ной куль­туры вели­кого народа. И это не сце­ни­че­ский имидж – Костя чело­век чест­ный и очень искрен­ний, насто­я­щий рус­ский поэт. Еще более глубок его альбом «Дурень».

Несколько лет назад город Кашин Твер­ской обла­сти отме­чал свой юбилей. Мой друг свя­щен­ник о. Дмит­рий, кото­рый там служил, был членом коми­тета по под­го­товке празд­не­ства. Он при­гла­сил Кон­стан­тина с его груп­пой высту­пить – они старые друзья. Адми­ни­стра­ция согла­си­лась предо­ста­вить зал. Музы­канты как раз испол­няли ком­по­зи­ции из своего буду­щего аль­бома «Солн­це­во­рот». Потом был празд­нич­ный банкет и о. Дмит­рий, и Кон­стан­тин были при­гла­шены. Под­хо­дит офи­ци­ант – Костю все знали: «Костя, что Вы будете кушать?» – а шел Пет­ров­ский пост. Костя гово­рит: «Батюшка, Вы бла­го­сло­вите в честь празд­ника рыбку?» – «Да, конечно, сего­дня празд­ник, и по уставу рыбу можно». Кон­стан­тин гово­рит: «Ну, вот, пожа­луй­ста, что-нибудь пост­нень­кое, можно с рыбкой». Офи­ци­ант рас­крыл рот: «Костя, Вы пости­тесь?..» – «Да, я пра­во­слав­ный чело­век, пощусь, хожу в храм, при­ча­ща­юсь».

Кон­стан­тин Кинчев – уди­ви­тель­ное явле­ние рос­сий­ской рок-куль­туры: это вполне цер­ков­ный, пра­во­слав­ный чело­век, зрело оце­ни­ва­ю­щий свой жиз­нен­ный путь, и, одно­вре­менно, рок-музы­кант-про­фес­си­о­нал. Его песни «Мы – пра­во­слав­ные», «Рож­де­ство», «Три дороги», «Дурень» и др. – это насто­я­щая про­по­ведь, в кото­рой гово­рится о духов­ных вещах на языке хард-рока. Они в равной мере оду­хо­тво­ренны и про­фес­си­о­нально сде­ланы. Думаю, если бы я услы­шал их, еще не будучи веру­ю­щим, это было бы насто­я­щим потря­се­нием. Спаси Гос­поди этого раба Божия за его твор­че­ство, кото­рое вполне воз­можно и допу­стимо слу­шать пра­во­слав­ному чело­веку. Кон­стан­тин, как я уже гово­рил, поно­ма­рит в одном из храмов, бывает на всех празд­нич­ных бого­слу­же­ниях, а его дочь в этом же храме поет на кли­росе. Не все это поймут. Но поклон­ники «Алисы» поти­хо­нечку вслед за Костей начи­нают робко пере­сту­пать порог храма.

– Жаль, что пока не все ищущие рок-музы­канты стали пра­во­слав­ными.

– Будем наде­яться, что встав­шие на путь поиска рано или поздно придут к иско­мому, поскольку всякий ищущий нахо­дит (Мф.7:8). Если послу­шать послед­ние аль­бомы кори­феев запад­ной рок-куль­туры, людей, кото­рые явля­ются осно­во­по­лож­ни­ками рока – им сейчас по 50–60 лет – все чаще затра­ги­ва­ется тема веры, все чаще звучит имя Jisus Christ.

Воз­вра­ща­ясь к оте­че­ствен­ным музы­кан­там, вспомню, что когда в начале 90‑х группа «Аква­риум» высту­пала с кон­цер­том в Калуге, музы­канты все вместе поехали в Оптину. При­ез­жал ко мне и бас-гита­рист «Аква­ри­ума» Саша Титов, и мы с ним обща­лись. Я тогда нес послу­ша­ние черед­ного свя­щен­ника в Шамор­дино. Несколько дней он прожил у меня в келье, мы много и долго бесе­до­вали, гуляли по живо­пис­ным окрест­но­стям мона­стыря. Это ищущий, сим­па­тич­ный, веру­ю­щий чело­век. Молебны у меня пел в каче­стве треб­ного пев­чего. Думаю, что и с Бори­сом, может быть, Гос­подь все устроит. В его песнях есть не только бого­ис­ка­тель­ство, но и глу­бо­кие пра­во­слав­ные про­зре­ния, цитаты из псал­мов. Рас­ска­зы­вают, что он был пра­во­слав­ным чело­ве­ком, являлся крест­ным многих моло­дых людей, а потом отпал; воз­можно, его оттолк­нуло чье-то непо­ни­ма­ние. После этого Борис, к сожа­ле­нию, опять, как и в юности, увлекся восточ­ными рели­ги­ями, хотя сохра­нил ува­же­ние к вере хри­сти­ан­ской. Думаю, что не все поте­ряно. Борис – рус­ский чело­век, ищущий Бога.

Так что, отно­си­тельно рок-музыки не так все просто, не так все плохо, как пред­став­ляют неко­то­рые. Гос­подь первое чудо сотво­рил на браке. Я не думаю, что при­сут­ству­ю­щие на этом браке, напив­шись вина, пели исклю­чи­тельно рели­ги­оз­ные песни. Гос­подь, однако, это бла­го­сло­вил и, когда пить стало нечего, из воды сделал вино.

– А, может быть, и на рок-кон­церты можно ходить?

– Обста­новка рок-кон­церта для хри­сти­а­нина вряд ли при­лична. Сомне­ва­юсь, что стоит в каче­стве отдыха ходить на рок-кон­церт… В нашем храме помо­гает в алтаре моло­дой чело­век, кото­рый играет на соло-гитаре в рок– группе. Я счел воз­мож­ным, чтобы этот юноша к нам при­хо­дил и помо­гал. Он очень любит храм, очень ценит эту воз­мож­ность и доро­жит ею. С ним стали при­хо­дить в храм его друзья, и сейчас почти все музы­канты его группы посе­щают храм и помо­гают у нас по празд­ни­кам. Как-то был рок-фести­валь в г. Рамен­ское, и я спро­сил этого юношу: «Ну как, Леша, ты туда не поедешь?» – «Нет, я в таких местах не бываю, это совер­шенно для хри­сти­а­нина непри­лично. Люди ходят туда не музыку слу­шать, а «оття­ги­ваться» и «бал­деть»: Много бес­чинств, мили­ция делает, что хочет. Пуб­лика бро­сает бутылки, по голове может попасть».

Так что, ходить на рок-кон­церт – это не всегда без греха, а просто для себя, для друзей что-то сыг­рать на гитаре – совсем другое дело. Никто ведь не пори­цает иеро­мо­наха Романа (Матю­шина) за его твор­че­ство – духов­ные песни под гитару – тогда как он в мона­ше­ском постриге. Что же спра­ши­вать с моло­дых ребят, еще только при­хо­дя­щих к Богу? Не вижу ничего пло­хого в том, чтобы в каче­стве отдыха послу­шать дома хоро­шую музыку. Всем нам нужно и отды­хать, не только молиться и тру­диться. Хорошо было бы зани­маться только духов­ным, но мы все равно нуж­да­емся в отдыхе. Если фанаты «Спар­така» дерутся, это не значит, что нельзя на даче поиг­рать с ребен­ком в футбол.

Нужно, однако, заме­тить, что на кон­цер­тах серьез­ных рок-групп, суще­ству­ю­щих уже деся­ти­ле­тия, зна­чи­тель­ная часть пуб­лики – весьма солид­ные люди, вполне достойно себя веду­щие. Не вижу особой раз­ницы между посе­ще­нием таких кон­цер­тов и посе­ще­нием кон­сер­ва­то­рии.

– Какие рок-группы Вы раз­ре­шили бы слу­шать?

– Если я назову какие-то кон­крет­ные группы или направ­ле­ния музыки, то этим обна­ружу только свои музы­каль­ные вкусы. Любая музыка имеет право на суще­ство­ва­ние. По разным при­чи­нам людям нра­вятся те или иные музы­каль­ные про­из­ве­де­ния, испол­ни­тели или стили музыки. Имеет зна­че­ние пси­хо­ло­гия чело­века, тот или иной образ мыслей, обра­зо­ва­ние, вос­пи­та­ние, воз­раст, куль­тура, в кото­рой вырос чело­век, его мен­та­ли­тет, наци­о­наль­ность – да мало ли что еще фор­ми­рует эсте­ти­че­ские вкусы чело­века! Я могу отве­тить только за себя. Мне близки интел­лек­ту­аль­ные музы­каль­ные про­из­ве­де­ния, музыка, кото­рая застав­ляет думать. Считаю, что ком­по­зи­ции Рика Уэйк­мана, групп «Pink Floyd», «Alan Parsons Project», «Marillion», «Yes», «Jethro Tull», «UK», элек­трон­ная музыка Майкла Олдфилда не менее интел­лек­ту­альны и содер­жа­тельны, чем музыка Баха, Моцарта и Бет­хо­вена. Среди групп, игра­ю­щих хард-рок, мне нра­вятся «Deep Purple», «Led Zeppelin», «Nazareth», «Uriah Heep» и другие. Инте­ресно твор­че­ство группы «Slade» (ста­рого состава): им уда­лось сов­ме­стить тяже­лый, жест­кий металл с уди­ви­тельно тонкой лирич­но­стью мело­дий. К их музыке пол­но­стью при­ло­жим извест­ный афо­ризм: просто, как все гени­аль­ное.

Не забы­вайте, что с музы­кой этих групп свя­заны мое дет­ство и юность, как, навер­ное, и у всего нашего поко­ле­ния. Помните, как у Джима Мор­риссона: «Мы пере­не­семся с тобою в город моего дет­ства…»

Здесь, говоря о рок-музыке, я не имею в виду тексты. К сожа­ле­нию, моего школь­ного знания англий­ского недо­ста­точно, чтобы понять их пол­но­стью. Я говорю только о том впе­чат­ле­нии, кото­рое остав­ляет музы­каль­ная ком­по­зи­ция. А жаль:.. тексты многих песен этих групп имеют глу­бо­кий фило­соф­ский смысл. Не очень инте­ре­сует меня также нрав­ствен­ная сто­рона жизни музы­кан­тов. Духов­ные идеалы для меня содер­жатся в Еван­ге­лии, житиях и тво­ре­ниях святых.

Любой музы­каль­ный стиль имеет право на суще­ство­ва­ние. Никто не должен ругать какой-либо музы­каль­ный стиль только потому, что он ему не нра­вится или непо­ня­тен. Кто-то любит джаз, кто-то рок, а неко­то­рые – диско. Мне почему-то под диско боль­шей частью хочется спать. Но, навер­ное, во всех музы­каль­ных стилях есть и свои вер­шины твор­че­ства, есть и не совсем удач­ные про­из­ве­де­ния.

Рус­скую куль­туру создал вели­кий народ. Под­линно вели­кие ее тво­ре­ния живут по своим зако­нам и оста­ются в веках. Неотъ­ем­ле­мой частью этой куль­туры уже стало твор­че­ство таких музы­кан­тов, как Борис Гре­бен­щи­ков, Андрей Мака­ре­вич, Кон­стан­тин Кинчев, Юрий Шевчук, Игорь Таль­ков и других совре­мен­ных рок-музы­кан­тов, поэтов и худож­ни­ков. Сама по себе рок-музыка не есть грех, хотя отдель­ные ее про­из­ве­де­ния, твор­че­ство отдель­ных испол­ни­те­лей, дей­стви­тельно, не без греха.

Вообще, вопросы куль­туры и искус­ства – доста­точно слож­ные. Их нельзя решать в одно­ча­сье, объ­яв­ляя сата­низ­мом все не понра­вив­ши­еся кому-то направ­ле­ния. Искус­ство по сути своей душевно. Духов­ное води­тель­ство – не его задача. Поэтому и спрос с него должен быть соот­вет­ствен­ным. Искус­ство и рели­гия-разные обла­сти, оши­бочно в искус­стве усмат­ри­вать рели­гию. Не всегда пра­вильно отож­деств­лять искус­ство чело­века и его лич­ность. Неко­то­рые обще­при­знан­ные вели­кие про­из­ве­де­ния искус­ства созда­ва­лись не очень достой­ными людьми. Лучшие про­из­ве­де­ния искус­ства обра­ща­ются к духов­ной сто­роне чело­века, иногда ведут к Богу. Но в целом задача искус­ства – эсте­ти­че­ская. Если для чело­века свет­ского в искус­стве порой заклю­ча­ется смысл жизни, то для хри­сти­а­нина оно не больше, чем отдых. Духов­ное води­тель­ство он нахо­дит в Еван­ге­лии и Церкви.

Иерей Вяче­слав Сер­геев

Лест­ница на небеса

Заметки свя­щен­ника по случаю кон­чины Джор­джа Хар­ри­сона

…Еще надо бы Вам пожить, пожить для того,
чтобы ближе озна­ко­миться с веч­но­стью,

чтобы пред вступ­ле­нием в нее стя­жать
для души Вашей кра­соту небес­ную.
Свт. Игна­тий (Брян­ча­ни­нов).
(Письмо зна­ме­ни­тому живо­писцу Карлу Брюл­лову)

Доро­гие друзья!

Прошло не так уж много вре­мени со дня кон­чины леген­дар­ного музы­канта, певца и ком­по­зи­тора Джор­джа Хар­ри­сона. Все это время мне часто при­хо­ди­лось раз­мыш­лять о зна­че­нии рок-музыки в судьбе моего поко­ле­ния и о той роли, кото­рую сыграл в нашей жизни Хар­ри­сон. Я неод­но­кратно мыс­ленно воз­вра­щался во вре­мена, когда это имя, как и имена многих музы­кан­тов, только ста­но­ви­лось для нас извест­ным. Очень хоте­лось под­ве­сти какой-либо итог, сде­лать выводы, осмыс­лить то вли­я­ние, кото­рое ока­зы­вала рок-музыка на нашу жизнь на про­тя­же­нии несколь­ких деся­ти­ле­тий. Вот что полу­чи­лось в резуль­тате.

Имя Джор­джа Хар­ри­сона почти всегда вос­при­ни­ма­лось как одно из имен зна­ме­ни­той чет­верки «The Beatles». Зна­че­ние и вли­я­ние «Beatles» на несколько поко­ле­ний (осо­бенно в 70-е-80‑е годы) трудно пере­оце­нить. «Beatles» – лидеры запад­ной моло­дежи 60‑х годов, навсе­гда оста­нутся в золо­том фонде моло­деж­ной куль­туры, кото­рая стала обра­зом жизни мил­ли­о­нов людей и даже несколь­ких поко­ле­ний. «The Beatles» вошли в исто­рию музыки одними из тех, кто впер­вые сделал осмыс­лен­ными тексты песен, зву­ча­щих на вече­рин­ках и в клубах. Они сде­лали моло­деж­ную куль­туру серьез­ным, осмыс­лен­ным явле­нием, а весе­лая тан­це­валь­ная музыка как бы обрела дар речи.

Вна­чале «Beatles» вос­сла­вили любовь. Это была обыч­ная чело­ве­че­ская любовь, но она имела несо­мнен­ное досто­ин­ство: ее «нельзя было купить», – так пели четыре юных ливер­пуль­ских парня в самом начале своего музы­каль­ного твор­че­ства.

Джордж Хар­ри­сон был лич­но­стью, кото­рая даже среди битлов выде­ля­лась фило­соф­ской настро­ен­но­стью. Он всегда стре­мился к более глу­бо­кому пони­ма­нию всего про­ис­хо­дя­щего вокруг. И мне, как пра­во­слав­ному свя­щен­нику, глу­боко жаль, что, инте­ре­су­ясь раз­лич­ной фило­со­фией, Хар­ри­сон так и не достиг под­лин­ной фило­со­фии и истин­ной муд­ро­сти – жизни во Христе, кото­рая есть пра­во­слав­ное хри­сти­ан­ство.

Слу­чи­лось так, что в под­ком­му­ни­сти­че­ской России, где всякое стрем­ле­ние к какой-либо фило­со­фии, кроме совет­ско-марк­сист­ской, было запре­щено, музыка «Beatles», а позже и других рок-музы­кан­тов, для многих стала своего рода откро­ве­нием. Одна­жды я услы­шал бит­лов­скую фразу: «nothing gonna change my world» (ничто не может изме­нить мой мир) – и, может быть, впер­вые в жизни серьезно заду­мался над своим внут­рен­ним миром. Воз­никло жела­ние его сбе­речь, но, что именно беречь и как, я тогда еще не очень ясно созна­вал.

Слова же Хар­ри­сона из одно­имен­ной песни: «Я, мне, мое» – вообще заста­вили начать с особым почте­нием отно­ситься к лич­но­сти чело­века в прин­ципе. О душе я тогда просто не имел ника­кого пред­став­ле­ния.

В период, когда «чуткие» идео­логи соци­а­ли­сти­че­ской куль­туры иско­ре­няли все «идео­ло­ги­че­ски вред­ное», не говоря уже о вере, а творцы соци­а­ли­сти­че­ского реа­лизма созда­вали про­из­ве­де­ния, весьма дале­кие от реаль­ной жизни, «Beatles» и рок-музыка ока­за­лись един­ствен­ной живой струей, как-то объ­яс­ня­ю­щей нам реаль­ное поло­же­ние вещей и дающей доста­точно ясные пред­став­ле­ния о неких жиз­нен­ных цен­но­стях. Рок-музыка таким обра­зом ока­за­лась явле­нием из дру­гого мира, а рок-куль­тура в России поэтому всегда каза­лась явле­нием «не от мира сего». Она раз­бу­дила нас, она научила нас заду­мы­ваться «о чем-то боль­шем» (Б. Гре­бен­щи­ков), она вообще застав­ляла думать, а вели­ко­леп­ные пас­сажи многих вир­ту­о­зов напо­ми­нали нам о «иной кра­соте». Кра­сота же в России всегда осо­зна­ва­лась как явле­ние нрав­ствен­ное. Помните, по мысли Досто­ев­ского: «Хри­стос – это та Кра­сота, кото­рая спасет мир».

Мы порой не пони­мали тек­стов, но «читали» музы­каль­ное содер­жа­ние ком­по­зи­ций. Нам хоте­лось уло­вить все самое лучшее, самое «под­лин­ное». Рож­да­лись стран­ные, воз­мож­ные только на почве рус­ской куль­туры фило­соф­ские вос­при­я­тия: «Deep Purple» – вир­ту­оз­нее, но «Led Zeppelin» – это, как бы, более глу­бо­кая и оду­хо­тво­рен­ная музыка.

Мы оку­ну­лись в этот, по-своему гран­ди­оз­ный и пре­крас­ный, мир. И именно здесь, в России, нам все содер­жа­ние рок-куль­туры каза­лось весьма серьез­ным, и совсем не пусто-роман­тич­ным. Вслед за Блэк­мо­ром и Дио нам хоте­лось схва­тить свою радугу – ту гар­мо­нию, кото­рой напол­нила рок-музыка нашу жизнь. Вслед за Пэй­джем и План­том мы думали о «Лест­нице на небеса». Поэтому рок-куль­тура в России была далеко не узко-музы­каль­ной или замкнуто-кор­по­ра­тив­ной. Это был своего рода порыв людей, ищущих под­лин­ные непре­хо­дя­щие цен­но­сти.

Слава Богу, пришло время, и они нам откры­лись. Чув­ства, воз­ник­шие после пер­вого серьез­ного раз­го­вора о вере и о Боге – это тайная радость о том, что сбы­лись все таин­ствен­ные чаяния, все глу­бо­кие сокро­вен­ные мечты. Так, мило­стью Божией, уда­лось при­кос­нуться к Небе­сам – объять небес­ную радугу. Гос­подь Сам про­тя­нул мне, как и всем веру­ю­щим, под­лин­ную лест­ницу на Небеса. Она не поку­па­ется, как хоте­лось этого извест­ной «леди», но откры­ва­ется вся­кому ищу­щему высших цен­но­стей, в избытке хра­ня­щихся в Еван­гель­ских запо­ве­дях.

Встав на сту­пени этой лест­ницы, видишь путь к насто­я­щей гар­мо­нии – бого­по­зна­нию. Там, где Бог, там радость, мир, тишина, под­лин­ное сча­стье, под­лин­ная жизнь и муд­рость. Там обре­та­ешь себя и обре­та­ешь смысл своей жизни на земле, да и смысл всего бытия. «Один Бог – пред­мет, могу­щий удо­вле­тво­рить духов­ному стрем­ле­нию чело­века», – пишет свя­ти­тель Игна­тий (Брян­ча­ни­нов). Я не хотел бы быть навяз­чи­вым, но не могу не поде­литься радо­стью осо­зна­ния этого.

Я не знаю, что было бы со мной, если бы я не услы­шал одна­жды «Любовь нельзя купить» и песню Хар­ри­сона «Как нежно плачет моя гитара», что я, на самом деле, всегда вос­при­ни­мал: «как тихо плачет моя душа». Воз­можно, тогда могло быть все по-иному. Но я вижу, что далеко не слу­чайно Гос­подь допу­стил в моей жизни заме­ча­тель­ную встречу с уди­ви­тель­ной музы­каль­ной куль­ту­рой. Она сыг­рала свою роль. Она научила не удо­вле­тво­ряться поверх­ност­ным, слиш­ком про­стым, неосмыс­лен­ным, по-своему назы­вая подоб­ные вещи «попсой». То есть, научила задат­кам того, что в хри­сти­ан­стве назы­ва­ется «духов­ным гладом» – голо­дом души по высшим духов­ным цен­но­стям. Этот глад пол­но­ценно удо­вле­тво­ря­ется только в вере.

Насы­ща­ясь верой, даро­ван­ными ею исти­нами и нрав­ствен­ными цен­но­стями, вся­че­ски желаю того же и каж­дому. Осо­бенно желаю это осо­знать и почув­ство­вать тому, кто связал свою жизнь с таким серьез­ным явле­нием, как рок-музыка. Ведь если музыка так и оста­нется хобби или «обыч­ной рабо­той», не ока­жется ли это оста­нов­кой на пол­пути в наших поис­ках кра­соты, гар­мо­нии, истины, поис­ках высших цен­но­стей? Не будет ли это тем самым «to be a rock, and not to roll», о чем пре­ду­пре­ждал «Led Zeppelin»?..

«Изящ­ные про­из­ве­де­ния искус­ства услаж­дают не только кра­со­той внеш­ней формы, но осо­бенно – кра­со­той внут­рен­него содер­жа­ния, кра­со­той умно-созер­ца­тель­ной, иде­аль­ной. Откуда такие явле­ния в душе? Это гости другой обла­сти, из обла­сти духа. Дух, зна­ю­щий Бога, есте­ственно пости­гает кра­соту Божию и хочет насла­диться ею одной.
…У худож­ника в душе всегда есть жилка аске­тизма, и чем выше худож­ник, тем ярче горит в нем огонек рели­ги­оз­ного мисти­цизма.
Поэты и худож­ники, кото­рые удо­вле­тво­ря­лись только вос­тор­гами, полу­ча­е­мыми от искус­ства, подобны людям, дошед­шим до пор­тика Цар­ского дворца, но не вошед­шим внутрь чер­тога, хотя им и пред­ла­гали».
пре­по­доб­ный Вар­со­но­фий Оптин­ский

Интер­вью с рок-музы­кан­том Кон­стан­ти­ном Кин­че­вым

«Мы – пра­во­слав­ные»

– Как известно, в рок-тусовке про музы­кан­тов всегда ходит мно­же­ство раз­лич­ных слухов и спле­тен. Одна из наи­бо­лее извест­ных исто­рий – про Цоя: что он живет на неком таин­ствен­ном ост­рове, решив таким обра­зом уйти от мира. Про Вас же суще­ствует такая легенда: что Вы стали хри­сти­а­ни­ном после того, как, при­е­хав на Святую Землю в палом­ни­че­ство, подо­шли к горе Фавор, и Вас туда не пустило. Это Вас так потрясло, что Вы все бро­сили (даже рок) и круто изме­нили свою жизнь. Дей­стви­тельно ли это так?

– Да нет, к сплет­ням надо отно­ситься как к сплет­ням. В любой сказке есть доля правды и доля вымысла. А мифо­ло­гия народ­ная на этом и бази­ру­ется, и таким обра­зом мифы и легенды появ­ля­ются на свет. К опре­де­лен­ным ситу­а­циям, кото­рые дей­стви­тельно имели место, при­пле­та­ется еще что-то такое, чего и быть не могло. Дей­стви­тельно, полу­чи­лось так, что после того, как я впер­вые побы­вал в Иеру­са­лиме, я принял кре­ще­ние, чему неска­занно рад. Уди­ви­тель­ное состо­я­ние было в Геф­си­ман­ском саду – там такое звезд­ное небо. Я пере­лез через ограду, и мысли шаль­ные меня посе­тили: «Вот здесь бы остаться, и ничего мне больше не надо». А насчет того, что я бросил рок, знаете, давайте я дам Вам послу­шать новые песни. Они войдут в сле­ду­ю­щий альбом…

…Рож­де­ство. Снег.
Чистым янва­рем духом вос­прять.

От все­нощ­ной выйти другим
Снегом скри­петь до рас­света.

Да любовь нести прямо к весне,
Солнце вместе с нею встре­чать.
Бла­го­да­рить песней этой
СЛОВО.

Ека­те­рин­бург. 22.12.1997.

– Эти песни, они другие, не правда ли?

– Не другие, они такие же, просто каж­дому воз­расту свои песни.

– Когда я бывала на рок-кон­цер­тах, бывало стоишь и смот­ришь, как моло­дежь вос­при­ни­мает музыку: она вопит, кричит, сви­стит… Один раз я выхо­дила из зала, и сзади меня один под­ро­сток гово­рит дру­гому: «Ну, наорался, даже горло болит, теперь я, навер­ное, целую неделю гово­рить не смогу». Так не обидно ли свои песни, в кото­рые вкла­ды­ва­ешь душу, петь в таких ауди­то­риях?

– Нет, не обидно. Я к своей про­фес­сии отно­шусь со всем пони­ма­нием этой про­фес­сии, со всем выте­ка­ю­щим нега­тив­ным и пози­тив­ным. Такая ауди­то­рия, и заме­ча­тельно, что она такая. Вот чело­век после кон­церта домой придет, вдруг он захо­чет и дома послу­шать, а когда дома послу­шает – может хоть в чем-то раз­бе­рется. Моя задача – поменьше путать созна­ние моло­деж­ное, то есть всех тех, кто меня слу­шает. То есть, сжато и кон­цен­три­ро­ванно доно­сить свою идею, мысль, кото­рую я хочу ска­зать в той или иной песне. До конца ее рас­шиф­ро­вы­вать, я есте­ственно не буду, поскольку это будет оттал­ки­ва­ю­щая аги­та­ция, что на мой взгляд не нужно в той обла­сти, в кото­рой я зани­ма­юсь.

– А меня­ется ли каким-то обра­зом Ваша ауди­то­рия?

– Нет, не меня­ется, и не будет меняться. Потому что моло­дежь ищет воль­ной радо­сти. Потому что люди повзрос­лее, они уже отно­сятся ко всему повни­ма­тель­нее, даже по той при­чине, что не хва­тает вре­мени, а дети – они сво­бодны, и им хочется в этой воль­ной радо­сти купаться. Поэтому за пят­на­дцать лет твор­че­ства нашего (нет, твор­че­ство плохое слово), за пят­на­дцать лет нашей тру­до­вой дея­тель­но­сти…

– Может, работы?

– Да рабо­той я это тоже не могу назвать, потому что работа – уто­ми­тель­ный и томи­тель­ный труд, а у нас труд – при­но­ся­щий радость. Так вот, за эти пят­на­дцать лет наша ауди­то­рия в воз­раст­ном каче­стве совер­шенно не изме­ни­лась, и так уже и будет про­дол­жаться. Другое дело, что когда мы соби­ра­лись в про­шлом году на юби­лей­ный кон­церт, в зале спорт­ком­плекса Олим­пий­ский, кото­рый вме­щает в себя 18 тысяч чело­век, пришли все те, кто в свое время фана­тел на «Алисе», и тогда раз­брос был зна­чи­тель­ный – от 40 и до…

– Насколько я помню, кон­церт был на первой неделе Вели­кого поста?

– Ну, как-то вот, так… Да сейчас Рож­де­ствен­ский пост нач­нется, – я все равно буду ездить с кон­цер­тами. Я пони­маю, что это грех, но жить-то и зара­ба­ты­вать надо… Уже на страст­ную сед­мицу мы не играем. А тут опять попали на Успе­ние, играли 28 авгу­ста. Соот­вет­ственно, и на Рож­де­ствен­ский пост с Нового года играть не будем. Вот как-то так я для себя решил. Это же все такие бесов­ские игры со мной про­ис­хо­дят, что дока­зы­вает мое небреж­ное отно­ше­ние.

– Ну, если так рас­суж­дать, может, лучше вообще рок-музыку не играть, да и вообще ника­кую?

– Лучше играть рок-музыку… Покуда я нео­фит­ство­вал (да я, навер­ное, и до сих пор в этом состо­я­нии нахо­жусь, но все же как-то поспо­кой­нее стал), меня очень мучил этот вопрос: играть-не играть, и понял, что надо играть.

–  Почему?

– Потому что это мое дело, и в этом деле я, посмею ска­зать, кое-что пони­маю. Я, бла­го­даря этому делу, не стал на пре­ступ­ный путь. Даро­ван мне этот талант, – значит вот этот талант и надо раз­ви­вать, а не в сто­рону вести. Другое дело, что это сложно и не всегда полу­ча­ется. Я считаю, что не суще­ствует плохих про­фес­сий, суще­ствуют люди хоро­шие и плохие в этих про­фес­сиях. Хоте­лось бы быть хоро­шим…

– В про­шлом году у вас были сов­мест­ные гастроли с груп­пой «Агата Кристи». Гово­рят, что они сата­ни­сты?

– Да, гово­рили, что они сата­ни­сты, а на самом деле Глеб Самой­лов – пра­во­слав­ный хри­сти­а­нин. Опять же, будет, навер­ное, как похвальба зву­чать, но, видимо из обще­ний тесных он принял реше­ние стать пра­во­слав­ным. Вот почи­тайте его интер­вью в Интер­нете…

И опять же я говорю: не суще­ствует плохих и хоро­ших про­фес­сий. И я пол­но­стью согла­сен с мыслью, кото­рую озву­чи­вает дьякон отец Андрей Кураев, что не чело­век при­хо­дит к Богу, а Бог при­во­дит чело­века. На самом деле ведь здесь очень про­стой подход. Все люди ста­ра­ются ули­чить: а вот это как? А вот это что? Почему? Не заду­мы­ва­ясь ни о чем, они начи­нают судить, и сплошь и рядом идет вот этот суд.

– Что каса­ется Вашей точки зрения на про­фес­сию, как бы Вы отнес­лись к тому, что Ваша дочь стала бы рок-музы­кан­том?

– Так я же не считаю, что моя про­фес­сия плохая. Дело в том, что любой труд – он от Бога. Важно только в этом труде себя не поте­рять.

– Конечно, но рок-музыка может нести в себе разное.

– Бес­спорно. А меди­цина, Вы дума­ете, не может нести разное людям? Ведь есть врачи-убийцы, пони­ма­ете? А халат­ность?

– Но если что-то про­изой­дет у врача – это все же еди­нич­ный случай, а на рок кон­церт при­хо­дят тысячи под­рост­ков…

– Ну хорошо, возь­мем учи­те­лей, возь­мем про­фес­сию учи­теля. Вот где ответ­ствен­ность. Он сразу может уни­что­жить очень много душ. Все зави­сит от ответ­ствен­но­сти самого пер­со­нажа, кото­рый стоит на этом деле. А писа­тель, пред­став­ля­ете? Вот сейчас увле­че­ние поваль­ное Пеле­ви­ным…

– А в чем же его-то вред?

– Да в том, что он сродни тем писа­те­лям-сати­ри­кам, кото­рые с экра­нов теле­ви­зо­ров хох­мочки свои отки­ды­вают, но сте­пень таланта иная. Он дей­стви­тельно талант­ли­вый чело­век, и, соот­вет­ственно, сте­пень ответ­ствен­но­сти велика. В его про­из­ве­де­ниях нет ничего сози­да­тель­ного, там очень талант­ливо пока­зы­ва­ется весь развал и раз­ру­ше­ние чело­ве­че­ского созна­ния. Стра­дает он от этого не больно-то уж, ему это забавно, но он не пони­мает, что это раз­ру­ше­ние при­сут­ствует и в нем. В этом и есть его вред. Но это опять-таки мое вос­при­я­тие, и я его никому не навя­зы­ваю.

– А Ваша соб­ствен­ная ответ­ствен­ность за Ваши песни?

– А как велика ответ­ствен­ность токаря-фре­зе­ров­щика на заводе ядер­ных бомб? Закли­нило нестан­дарт­ную бое­го­ловку в запале – и все… Все должны быть на своем месте масте­рами. А ответ­ствен­ность свя­щен­ника какова? Вы пред­став­ля­ете? Это Вам не рок-певец. А Вы можете, положа руку на сердце, ска­зать, что каждый свя­щен­ник соот­вет­ствует в своей про­фес­сии именно той, необ­хо­ди­мой, сте­пени ответ­ствен­но­сти? Все зави­сит именно от самого чело­века. В рок музыке, бес­спорно, есть пер­со­нажи стрем­ные, а есть вполне достой­ные.

– Вы, несо­мненно, знаете, что у като­ли­ков и про­те­стан­тов есть целый пласт хри­сти­ан­ской музыки. Такой вид твор­че­ства совер­шенно не попу­ля­рен, начи­сто отсут­ствует и даже отвер­га­ется пра­во­слав­ными. По-Вашему, нужны ли такие песни моло­дежи и, в част­но­сти, пра­во­слав­ной моло­дежи?

– Вся та циви­ли­за­ция, кото­рую создал про­те­стант­ский мир, мне глу­боко про­тивна и непри­ятна. Сама циви­ли­за­ция. Я и Аме­рику очень не люблю, мне кажется, в Аме­рике наи­бо­лее хри­сти­ан­ский посту­пок – обли­че­ние той среды, кото­рая вос­пи­тана в «доми­ках». Поэтому Мерлин Мэнсон, вос­ста­ю­щий против всего обы­ва­тель­ского и фаль­ши­вого, более искре­нен и ближе Богу (я могу оши­баться, так как не знаю, как Гос­подь рас­су­дит), нежели те про­по­вед­ники, кото­рые внед­ря­ются сейчас в нашу страну.

– Но в данном случае я имею в виду те песни, кото­рые при­ду­мы­вает моло­дежь, ведь суще­ствуют даже хри­сти­ан­ские рок-группы. Вот многим детям скучно и неин­те­ресно выучить молитву, а спеть песенку про то, как «Бог воз­лю­бил и тебя, и меня» очень даже при­ятно.

– Но ведь это не затра­ги­вает душу и не рабо­тает на вос­пи­та­ние духа твоего. У меня дети ходят в цер­ковь и в вос­крес­ную школу. Маша после поездки в мона­стырь вообще с молит­во­сло­вом засы­пала, что не мешает ей слу­шать и рок-музыку.

– А если бы она пришла домой и вклю­чила кас­сету с какими-то хри­сти­ан­скими пес­нями?

– Вряд ли она будет это делать. Понятно, что Бог везде, но такие песни, по сути, уводят от Бога. Полу­ча­ется Боженька какой-то, сусаль­ность некая. Они полу­чают в храме нужную стро­гость от хоро­ших батю­шек. В общем-то, они должны бояться…

– Так могут или не могут наши дети петь подоб­ные песенки?

– Могут, если хотят. Но у про­те­стан­тов, като­ли­ков – у них просто куль­тура другая. У нас каждый поэт – Ахма­това, Цве­та­ева – со всеми их недо­стат­ками, они, прежде всего, очень хри­сти­ан­ские люди. Пушкин, запу­тав­шийся Лев Тол­стой – наши дети все равно впи­ты­вают куль­туру не через какие-то уми­ли­тель­ные песенки. Нам это не нужно, поскольку у нас есть Пра­во­сла­вие, причем оно дра­ма­тично. Мистично, тра­гично и дра­ма­тично. Мы все равно про­хо­дим через раз­лич­ные ложные непро­то­рен­ные дорожки, поэтому пре­под­не­се­ние Боженьки как сидя­щего на облачке совер­шенно не к чему.

– Как Вы отно­си­тесь к духов­ному руко­вод­ству, есть ли у Вас духов­ный отец?

– Хоте­лось бы назы­вать отца Вла­ди­слава своим духов­ным отцом, но не могу этого сде­лать, потому что многие вопросы решаю само­вольно. А к старцу я тоже ездил, к отцу Нико­лаю на Остров, но я его вообще ни о чем не спра­ши­вал.

– А он что-нибудь Вам сказал?

– Он сказал: «Иди-иди, не задер­жи­вай».

– А как Вы посту­пили бы, если бы Ваш духов­ный отец запре­тил Вам петь Ваши песни?

– Вот поэтому я ему этих вопро­сов и не задаю. Я потому и говорю, что хотел бы его назы­вать духов­ным отцом, но уж слиш­ком многие вопросы решаю само­вольно.

– Вы при этом подо­зре­ва­ете, как он к этому отно­сится?

– Я даже знаю, он мне уже наме­кал, что пора завя­зы­вать. Лучше, мол, иди в цер­ковь да рабо­тай.

– А Вы пред­став­ля­ете себя на кли­росе?

– Нет. Я сму­щать буду всех тех, кто будет рядом со мной на кли­росе петь, а потом я эмо­ци­о­на­лен черес­чур. Нет, не пред­став­ляю, и не буду нико­гда на кли­росе петь.

– А как Вы счи­та­ете, что мешает моло­дому чело­веку пере­сту­пить через «цер­ков­ную ограду»?

– Все то же самое, что пре­пят­ство­вало и прежде – отсут­ствие всего свет­лого, рас­кры­тые настежь головы, неустой­чи­вые поверх­ност­ные души. Но они, души, все такие. Душа на то и душа, и понятно, что она неустой­чива ко всем пре­ле­стям сего­дняш­него дня. Не хочет думать, что насту­пит завтра. Она подобна стре­козе, о кото­рой дедушка Крылов напи­сал. Нужно опять же отно­ситься к этому с пони­ма­нием. Семь­де­сят лет сата­нин­ская власть уни­что­жала и уни­что­жает на корню все те Тра­ди­ции, кото­рые созда­ва­лись тыся­че­ле­ти­ями. У нас все дети вос­пи­таны без опре­де­лен­ного почте­ния и ува­же­ния к Закону, кото­рый нам даден. Мало того, они просто его не знают, Закона Божи­его, потому что и роди­тели их тоже не знают, а сейчас и бабушки, и дедушки не знают, конечно.

И здесь велика мера ответ­ствен­но­сти на тех людях, кото­рые дерз­нули встать на самый прямой путь, то есть на путь слу­же­ния, это самый тяже­лый крест в нашей мир­ской жизни. Мона­хам в этом плане даже проще, а вот иереям, то есть жена­тым, быть тем све­то­чем, на кото­рого хоте­лось бы рав­няться очень сложно. Мне везло, я все время стал­ки­вался с такими свя­щен­ни­ками…

– А хотели бы Вы или хотя бы счи­та­ете для себя воз­мож­ным при­ни­мать уча­стие в работе с моло­де­жью в Церкви?

– Нет. Потому что я рабо­таю с моло­де­жью так, как умею сам. Я уверен, что есть более достой­ные люди, чтобы этим зани­маться. Напри­мер, заме­ча­тель­ный мис­си­о­нер отец Андрей Кураев. Потому что обще­ние с Костей Кин­че­вым пре­вра­ти­лось бы в бала­ган, а обще­ние с Кура­е­вым, может, было бы все же попра­виль­ней и более пра­во­слав­ным. Ведь каков вопрос – таков и ответ. У меня Крест поменьше – я могу себе это поз­во­лить. А этот чело­век поум­нее меня – он больше знает. А с моло­де­жью я и так рабо­таю, и то они отбры­ки­ва­ются. Как только что-то чув­ствуют – сразу отво­ра­чи­ва­ются: «Что это тут такое пра­во­слав­ное? Мы не пра­во­слав­ные». Но ведь не хочешь – не слушай, иди. Я пою: «Мы – пра­во­слав­ные», а им кажется, что это они.

– Но тогда не надо было изна­чально заяв­лять: «Мы – вместе».

– А там, если почи­тать вни­ма­тельно текст, так «я» сплош­ные, и вот тот, кто думает так же, как я – мы вместе. Там нет ника­кого при­зы­ва­ния, там есть моя кон­ста­та­ция, то есть мое миро­воз­зре­ние, и если ты дума­ешь так же, как я – тогда мы с тобой вместе. Если нет, то изви­няй – мы, значит, не вместе. Но вот это все про­пус­ка­ется, а «Мы – вместе» оста­ется, и есть ощу­ще­ние, что «Мы», это уже как бы общее «Я». Я застав­ляю, таким обра­зом, хотя бы на вер­баль­ном уровне вни­ма­тель­нее почи­тать тексты. И это поз­во­ляют СD, кото­рые мы выпус­каем.

– В том-то и дело, что, про­слу­шав массу песен – неиз­бежно выде­ля­ешь при­зывы, и потом зада­ешься вопро­сом: насколько же Кинчев пра­во­слав­ный? Напри­мер, песня «Печать зверя». В конце вос­кли­ца­ние: «Девиз бойни – всегда рады». Насколько же оно хри­сти­ан­ское? Да если кто послу­шает такую песню, первые слова будут: «Это такой кошмар»…

– Но там есть другие слова: «Молит­вам слезы – клей­мить зверя». А кошмар этот разве реально не суще­ствует? Если не нра­вится – не надо слу­шать, а дру­гому нужно – может, он в этом кош­маре что-то найдет. Я вкла­ды­вал сюда острастку, чтобы попу­гать народ: «Печать зверя – клеймо стада, девиз бойни – всегда рады». Ведь суще­ствует масса хри­сти­ан­ских песен, кото­рые совер­шенно слу­шать невоз­можно, а там ничего пло­хого нет, там все очень при­лично, но отвра­щает гораздо больше. С миром на его языке и надо раз­го­ва­ри­вать. В миру с миром и надо раз­го­ва­ри­вать. Сидели мы тут с моим това­ри­щем, отцом Вла­ди­ми­ром, привез он своего това­рища, отца Иоанна из Опти­ной пустыни, где я и кре­стился. И как раз «Печать зверя» мы слу­шали. Он слу­шает и гово­рит: «Ой, как страшно, страшно. А вот на при­певе отпу­стило». Вот нор­маль­ная реак­ция у монаха, пра­виль­ная абсо­лютно. И все батюшки, с кем я знаком, они все так реа­ги­руют. Ну, поха­ха­ты­вают надо мной, потому что они выше, и чище, и силь­нее. Потому что это не может поко­ле­бать их духов­ные устои. Они духовно крепки.

– Но я все же имею в виду работу с моло­де­жью под­рост­ко­вого воз­раста, с кото­рой никто не стре­мится зани­маться, так как все счи­тают это довольно небла­го­дар­ным заня­тием. Ведь Вы же вли­я­ете на моло­деж­ное созна­ние?

– Нужно осо­зна­ние того, что хочет это созна­ние. При любом вме­ша­тель­стве сразу воз­ни­кает оттор­же­ние. Отсюда и кон­фликты с роди­те­лями, кото­рые пыта­ются постро­ить жизнь своего чада так, чтобы это чадо не очень обло­мало себя. Здесь опять же встает вопрос отцов и детей. И под­рас­та­ю­щее поко­ле­ние, к кото­рому Вы сейчас пыта­е­тесь апел­ли­ро­вать, – оно именно такое. Важно, чтобы в вашем сердце не было дис­со­нанса.

c Кон­стан­ти­ном Кин­че­вым бесе­до­вала Мария Свеш­ни­кова

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки