Станет ли зло бессмертным?

иеро­мо­нах Геор­гий Соко­лов

Оглав­ле­ние


«Вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло;
и теперь как бы не про­стер он руки своей,
и не взял также от дерева жизни,
и не вкусил, и не стал жить вечно» (Быт.3:22)

1. Вве­де­ние

«Мы хотим жить вечно и скоро это у нас полу­чится».
Билл Клин­тон, аме­ри­кан­ский пре­зи­дент.

В начале XX века рус­ский фило­соф Вла­ди­мир Соло­вьев опуб­ли­ко­вал работу под назва­нием «Три раз­го­вора о войне, про­грессе и конце все­мир­ной исто­рии», в кото­рой под­верг суще­ствен­ной кри­тике зани­мав­шую в ту пору умы многих идею про­гресса — пред­став­ле­ние о том, что чело­ве­че­ство вслед­ствие научно-тех­ни­че­ского и куль­тур­ного раз­ви­тия будет с каждым днем жить все лучше и лучше. Сочи­не­ние напи­сано в форме диа­лога вымыш­лен­ных пер­со­на­жей, и, чтобы яснее понять пози­цию автора, при­ве­дем из него крат­кий отры­вок:

«Г‑н Z. Ну а уни­что­же­ние болез­ней и смерти вклю­ча­ете вы в число пред­сто­я­щих успе­хов куль­туры?

Поли­тик. Разу­ме­ется… до неко­то­рой сте­пени. Уже и теперь много сде­лано по части сани­тар­ных усло­вий, гиги­ены, анти­сеп­тики, орга­но­те­ра­пии.

Г‑н Z. А эти несо­мнен­ные успехи в поло­жи­тель­ную сто­рону разве не урав­но­ве­ши­ва­ются столь же несо­мнен­ным про­грес­сом нев­ро­па­ти­че­ских и пси­хо­па­ти­че­ских явле­ний вырож­де­ния, сопро­вож­да­ю­щих раз­ви­тие куль­туры?

Поли­тик. Ну, на каких же это весах взве­ши­вать?

Г‑н Z. Во всяком случае бес­спорно, что растет плюс, растет и минус, а в резуль­тате полу­ча­ется что-то близ­кое к нулю. Это насчет болез­ней. Ну а каса­тельно смерти, кажется, кроме нуля, ничего и не было в куль­тур­ном про­грессе.

Поли­тик. Да разве куль­тур­ный про­гресс ставит себе такие задачи, как уни­что­же­ние смерти?

Г‑н Z. Знаю, что не ставит, но ведь потому и его самого очень высоко ста­вить нельзя… Если послед­ний резуль­тат вашего про­гресса и вашей куль­туры есть все-таки смерть каж­дого и всех, то ясно, что всякая про­грес­сив­ная куль­тур­ная дея­тель­ность — ни к чему, что она бес­цельна и бес­смыс­ленна».1

Гос­по­дин Z, кото­рый выра­жает пози­цию автора — Вла­ди­мира Соло­вьева, не знал, что прой­дет всего лишь около ста лет, и научно-тех­ни­че­ский про­гресс поста­вит перед собой задачу победы над смер­тью, точнее, над про­цес­сом ста­ре­ния чело­века.

Совре­мен­ные дости­же­ния в обла­сти герон­то­ло­гии (наука о ста­ре­нии), моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­тики поз­во­ляют ученым гово­рить о том, что уже через несколько десят­ков лет вполне веро­ятно будет найден способ суще­ствен­ного замед­ле­ния или даже полной оста­новки про­цесса ста­ре­ния. По край­ней мере, совре­мен­ным есте­ствен­ным наукам неиз­вестно ника­кого фун­да­мен­таль­ного прин­ципа, кото­рый бы запре­щал сколь угодно долгое про­дле­ние жизни. Как выра­зился аме­ри­кан­ский физик, лау­реат Нобе­лев­ской премии Р. Фей­н­ман: «Если бы чело­век взду­мал соору­дить вечный дви­га­тель, он столк­нулся бы с запре­том в виде физи­че­ского закона. В отли­чие от этой ситу­а­ции в био­ло­гии нет закона, кото­рый утвер­ждал бы обя­за­тель­ную конеч­ность жизни каж­дого инди­вида».2

Задача отме­нить ста­ре­ние уже пере­шла в ранг инже­нер­ных про­ек­тов, и сего­дня вопрос стоит скорее, не как именно это сде­лать, а какое из направ­ле­ний ока­жется первым, дове­ден­ным до прак­ти­че­ского исполь­зо­ва­ния. Сред­ством для победы над ста­ре­нием ста­но­вится ком­плекс высо­ких тех­но­ло­гий: нано­ме­ди­цина, генная инже­не­рия, био­тех­но­ло­гии и др. Реше­ние про­блемы ста­ре­ния одно­значно повле­чет за собой исчез­но­ве­ние боль­шин­ства пато­ло­гий. Чело­век будет уми­рать только лишь вслед­ствие неиз­ле­чи­мых инфек­ций, несчаст­ных слу­чаев или суи­цида.

Так, в интер­вью «Рос­сий­ской Газете» ака­де­мик, дирек­тор НИИ физико-хими­че­ской био­ло­гии МГУ В.П. Ску­ла­чев сказал: «…Начать с того, что смерть вовсе не обя­за­тель­ный удел каж­дого живого суще­ства. Скажем, бак­те­рии бес­смертны. В лабо­ра­то­риях, где им создана бла­го­при­ят­ная среда, они живут неогра­ни­ченно долго. Да и неко­то­рые линии рако­вых клеток чело­века живут в про­бир­ках уже около ста лет и уми­рать не соби­ра­ются. Почему же должны уми­рать клетки чело­ве­че­ского орга­низма?»3 Более того, ака­де­мик заявил: «У меня есть подо­зре­ние, что в 21-ом веке про­блема победы над ста­ре­нием может быть решена. По край­ней мере, добиться про­дле­ния жизни в 10–20 раз вполне реально».4

Про­фес­сор, пре­зи­дент Герон­то­ло­ги­че­ского обще­ства РАН, В.Н. Ани­си­мов в книге «Эво­лю­ция кон­цеп­ций в герон­то­ло­гии» пишет: «Если сохра­нится суще­ству­ю­щий темп про­гресса в изу­че­нии меха­низ­мов ста­ре­ния, то пра­во­мерно ожи­дать полу­че­ние в бли­жай­шие 10–20 лет кри­ти­че­ски важных резуль­та­тов в этой обла­сти. Пред­став­ля­ется вполне обос­но­ван­ным наде­яться, что эффек­тив­ная тера­пия ста­ре­ния может быть реа­ли­зо­вана уже во второй чет­верти XXI века, а в его второй поло­вине появ­ле­ние мето­дов, фак­ти­че­ски дающих чело­веку «вечную моло­дость».5

Глава Кем­бридж­ского про­екта SENS (Strategies for Engineered Negligible Senescence — «Стра­те­гия для про­ек­ти­ру­е­мого незна­чи­тель­ного ста­ре­ния») гене­тик Обри ди Грей вполне серьезно пола­гает, что сред­няя про­дол­жи­тель­ность жизни людей очень скоро вырас­тет до тысячи и более лет. «Тогда мы всё ещё будем уми­рать, конечно, от невни­ма­тель­ного пере­се­че­ния дороги, от укусов змей или нового типа гриппа, но не тем «затя­ну­тым» спо­со­бом, кото­рым боль­шин­ство из нас уми­рает в насто­я­щее время»6 — сказал ученый.

Наи­бо­лее захва­ты­ва­ю­щие пер­спек­тивы обе­щают нано­тех­но­ло­гии. Так, летом 2004 г. про­екту nanonewsnet.ru дал интер­вью один из круп­ней­ших спе­ци­а­ли­стов по нано­ме­ди­цине Роберт Фрей­тас. На вопрос, как скоро нано­ме­ди­цина побе­дит ста­ре­ние, учёный отве­тил: «Если бы мои кол­леги и я полу­чили доста­точ­ные ресурсы для раз­ви­тия нано­тех­но­ло­гий в меди­цине, то мы бы решили про­блему ста­ре­ния уже через 20–30 лет».7

Бес­смер­тие… Навер­ное, самая завет­ная мечта чело­ве­че­ства. В веках рас­тво­рены вопросы: «Почему я умираю?», «Почему уми­рает кра­сота?», «Почему уми­рают люби­мые люди?» Ведь сколько всего пре­крас­ного мы могли бы сохра­нить, если бы не было смерти. В погоне за вечной моло­до­стью чело­век шел абсо­лютно на все: магия, раз­лич­ные упраж­не­ния, диеты, пище­вые добавки, лекар­ства, хирур­ги­че­ские вме­ша­тель­ства и так далее и тому подоб­ное. И вот сего­дня наука, кажется, готова испол­нить завет­ную мечту чело­ве­че­ства и объ­явить о победе над его закля­тым врагом. Но дей­стви­тельно ли смерть — досад­ная ошибка Творца? Дей­стви­тельно ли она бес­смыс­ленна? Дей­стви­тельно ли она — враг чело­ве­че­ства? Ведь с устра­не­нием смерти бес­смерт­ным станет не только все пре­крас­ное, но и все плохое. Грех, порок, страсть, кото­рые свой­ственны чело­веку, тоже станут бес­смерт­ными. Надо ли делать зло бес­смерт­ным?

2. Про­блема про­дле­ния жизни в разные пери­оды чело­ве­че­ской исто­рии

Я позна­ние сделал своим ремеслом,
Я знаком с высшей прав­дой

и с низ­мен­ным злом.
Все тугие узлы я рас­пу­тал на свете,
Кроме смерти,
завя­зан­ной мерт­вым узлом.
Омар Хайям

2.1. Про­блема про­дле­ния жизни в преды­ду­щие века

Про­блемы ста­ре­ния и смерти инте­ре­со­вали чело­ве­че­ство с древ­ней­ших времен, при этом жела­ние понять фено­мен ста­ре­ния было неот­де­лимо от жела­ния замед­лить или устра­нить его. Страх смерти и соот­вет­ственно чаяние и пред­вос­хи­ще­ние бес­смер­тия, попытки наглядно пред­ста­вить его осу­ществ­ле­ние — одна из устой­чи­вых тен­ден­ций чело­ве­че­ского суще­ство­ва­ния, свой­ствен­ная раз­лич­ным куль­ту­рам и рели­гиям. Обост­ря­ю­ще­еся по мере роста лич­ност­ного само­со­зна­ния стрем­ле­ние к бес­смер­тию, забота о его дости­же­нии запе­чат­лены уже в памят­ни­ках пись­мен­но­сти Древ­него Египта — Текстах пира­мид (2700–2400 гг. до Р. Х.), Книге мерт­вых (1600–1500 гг. до Р. Х.). Одним из наи­бо­лее древ­них пись­мен­ных сви­де­тельств счи­та­ется фраг­мент из эпоса о шумер­ском царе Гиль­га­меше (ок. 2200 гг. до Р. Х.), в кото­ром рас­ска­зы­ва­ется, что Гиль­га­меш в поис­ках бес­смер­тия нашел рас­те­ние, омо­ла­жи­ва­ю­щее тело, но не сумел им вос­поль­зо­ваться. Что каса­ется прак­ти­че­ских рецеп­тов, то опи­са­ния стар­че­ских изме­не­ний и реко­мен­да­ции по про­дле­нию жизни можно найти уже в про­из­ве­де­ниях древ­не­еги­пет­ских и древ­не­ин­дий­ских авто­ров. Однако, первые целе­на­прав­лен­ные, систе­ма­ти­че­ские попытки достичь цели про­дле­ния жизни, к тому же осно­ван­ные на исполь­зо­ва­нии в какой-то сте­пени адек­ват­ных мето­дов, досто­верно заре­ги­стри­ро­ваны в древ­нем Китае у даосов.

Дао­сизм пред­став­ляет собой рели­ги­озно-фило­соф­скую систему, одна из глав­ных целей кото­рой — про­дле­ние жизни ее адеп­тов. Это учение начало фор­ми­ро­ваться в 3–4 вв. до н. э. в Китае на основе син­теза наблю­де­ний над при­род­ными явле­ни­ями и их раз­но­об­раз­ных интер­пре­та­ций, суще­ство­вав­ших в тра­ди­ци­он­ной китай­ской куль­туре того пери­ода. Согласно дао­сизму види­мый мир есть про­яв­ле­ние единой сущ­но­сти (или силы) — дао (наи­бо­лее близ­кий аналог в запад­ной фило­со­фии — пан­те­изм). Такое виде­ние мира под­ра­зу­ме­вало един­ство всего сущего, отсут­ствие чет­кого раз­де­ле­ния на дух и мате­рию, на Бога и чело­века. След­ствием этого было пони­ма­ние, что чело­век может посред­ством соб­ствен­ных усилий транс­фор­ми­ро­ваться в совер­шен­ное, бого­по­доб­ное, бес­смерт­ное суще­ство, и что для осу­ществ­ле­ния такой транс­фор­ма­ции необ­хо­димы ком­плекс­ные меры, в том числе вклю­ча­ю­щие и мате­ри­аль­ные воз­дей­ствия на тело чело­века. Основ­ными из этих мер были сле­ду­ю­щие: эти­че­ские — спо­кой­ная, раз­ме­рен­ная жизнь (для эко­но­мии жиз­нен­ной энер­гии); рели­ги­оз­ные — в основ­ном, меди­та­ция (для ока­за­ния вли­я­ния на дао); дыха­тель­ная тех­ника — задержка дыха­ния и т. п. (поскольку счи­та­лось, что через дыха­ние осу­ществ­ля­ется связь между чело­ве­ком и боже­ством, то кон­троль про­цесса дыха­ния озна­чал кон­троль над духом); диета — ее основу состав­ляли мало­ка­ло­рий­ные про­дукты рас­ти­тель­ного про­ис­хож­де­ния (поскольку счи­та­лось, что такая пища содер­жит больше воз­духа); спе­ци­аль­ные гим­на­сти­че­ские упраж­не­ния — имели вспо­мо­га­тель­ное зна­че­ние для дости­же­ния совер­шен­ства в дыха­тель­ной тех­нике; сек­су­аль­ная тех­ника — при­ме­ня­лась для уве­ли­че­ния своей жиз­нен­ной силы за счет полу­че­ния ее от парт­нера (из чего сле­до­вало, что парт­не­ров должно быть много и они не должны быть даосами). Эти выше­пе­ре­чис­лен­ные методы, назы­вав­ши­еся внут­рен­ней транс­фор­ма­цией, допол­ня­лись внеш­ней транс­фор­ма­цией, вклю­чав­шей в себя при­ме­не­ние спе­ци­аль­ных веществ, про­дле­ва­ю­щих жизнь, а также поиск элик­сира-суб­стан­ции, спо­соб­ной пре­вра­щать одни веще­ства в другие, смерт­ного чело­века в бес­смерт­ного. Во II в. Вей Поян первым выска­зал идею о суще­ство­ва­нии «фило­соф­ского камня», кото­рый должен пре­вра­щать другие металлы в золото и давать чело­веку вечную моло­дость.

При­мерно в то же время, что и дао­сизм в Китае, в Древ­ней Греции заро­ди­лась геро­ко­мия (или геро­ко­мика) — направ­ле­ние, свя­зан­ное с воз­мож­но­стью дости­же­ния здо­ро­вой ста­ро­сти с помо­щью уме­рен­но­сти во всем. Как пра­вило, в рамках этого под­хода под­ра­зу­ме­ва­лось, что смерть неиз­бежна, и про­длить жизнь дальше некого пре­дела нельзя — можно только помочь каж­дому про­жить его есте­ствен­ную про­дол­жи­тель­ность жизни без тяже­лых болез­ней. След­ствием прак­ти­че­ской основы геро­ко­мии было не только то, что ее реко­мен­да­ции были весьма полезны, но также и то, что неко­то­рые тео­ре­ти­че­ские постро­е­ния антич­ных ученых, объ­яс­ня­ю­щие ста­ре­ние (конечно, в совре­мен­ной интер­пре­та­ции) были неда­леки от истины.

Наи­бо­лее древ­нее и четкое науч­ное объ­яс­не­ние причин ста­ре­ния содер­жится в сочи­не­нии Ари­сто­теля «De juventute et senectute». Ари­сто­тель считал, что ста­ре­ние вызы­ва­ется посте­пен­ным рас­хо­до­ва­нием «при­рож­ден­ного тепла», кото­рым рас­по­ла­гает каждое живое суще­ство с начала инди­ви­ду­аль­ной жизни. В сочи­не­нии Гип­по­крата «De diaeta» также про­сле­жи­ва­ется мысль о потере «при­род­ного жара». Тепло тогда было сино­ни­мом энер­гии, а, согласно совре­мен­ным тео­риям, в основе ста­ре­ния дей­стви­тельно может лежать ухуд­ше­ние спо­соб­но­сти клетки к выра­ботке энер­гии вслед­ствие накоп­ле­ния моле­ку­ляр­ных повре­жде­ний. Для сохра­не­ния тепла и влаги реко­мен­до­ва­лась диета, уме­рен­ные физи­че­ские упраж­не­ния, массаж, водные про­це­дуры. Тра­ди­ции геро­ко­мии полу­чили зна­чи­тель­ное раз­ви­тие в визан­тий­ской и араб­ской меди­цине, откуда они были заим­ство­ваны вра­чами сред­не­ве­ко­вой Европы.

В элли­ни­сти­че­ский период в Египте, когда хими­че­ские знания егип­тян были пере­осмыс­лены в рамках фило­соф­ских (как про­то­на­уч­ных, так и рели­ги­озно-мисти­че­ских) пред­став­ле­ний древ­них греков, начала фор­ми­ро­ваться алхи­мия. В отли­чие от сто­рон­ни­ков геро­ко­мии алхи­мики пред­по­ла­гали, что победа над смер­тью воз­можна. Они счи­тали смерт­ность след­ствием несо­вер­шен­ства чело­ве­че­ской при­роды и, сле­до­ва­тельно, лик­ви­да­ция этого несо­вер­шен­ства могла бы при­ве­сти к дости­же­нию прак­ти­че­ского бес­смер­тия. Устра­нить несо­вер­шен­ство пред­по­ла­га­лось путем некой транс­фор­ма­ции чело­века в бес­смерт­ное суще­ство. Под этим пони­ма­лось либо гар­мо­ни­за­ция соот­но­ше­ния состав­ля­ю­щих его эле­мен­тов, либо поиск и «выра­щи­ва­ние» (путем хими­че­ских пре­вра­ще­ний) некой бес­смерт­ной состав­ля­ю­щей чело­века. В любом случае, сред­ством для этого должна была слу­жить особая суб­стан­ция — элик­сир, или «фило­соф­ский камень», или «пятый эле­мент» (счи­та­лось, что тело чело­века и других земных существ состоит из четы­рех типов эле­мен­тов, а пятый эле­мент явля­ется боже­ствен­ным). Поиск этой суб­стан­ции и являлся основ­ной целью алхи­ми­ков.

Через арабов алхи­мия была заим­ство­вана уче­ными сред­не­ве­ко­вой Европы, где она полу­чила свое даль­ней­шее раз­ви­тие. Фак­ти­че­ски алхи­мия явля­лась наукой того вре­мени, и экс­пе­ри­менты по поиску элик­сира жизни были постав­лены на широ­кую основу. Во многом это про­изо­шло бла­го­даря трудам англий­ского фило­софа и есте­ство­ис­пы­та­теля Р. Бэкона (1214–1294). Он считал, что корот­кая жизнь не норма, а откло­не­ние от нее. Основ­ной при­чи­ной уко­ра­чи­ва­ния жизни, по его мнению, был непра­виль­ный и непра­вед­ный образ жизни людей, причем эта непра­вед­ность насле­ду­ется и накап­ли­ва­ется и, сле­до­ва­тельно, каждое поко­ле­ние живет все меньше. Осо­бенно по срав­не­нию с эта­ло­ном пра­вед­но­сти — вет­хо­за­вет­ными пат­ри­ар­хами, жив­шими, согласно Библии, около тысячи лет.

В 15–16 вв. в Европе нача­лась эпоха тех­нико-эко­но­ми­че­ского про­гресса, кото­рый сопро­вож­дался бурным раз­ви­тием физики, химии, мате­ма­тики, фор­ми­ро­ва­нием раци­о­наль­ного науч­ного миро­воз­зре­ния и рево­лю­ци­он­ными пре­об­ра­зо­ва­ни­ями в обла­сти обще­ствен­ных отно­ше­ний. Про­ис­хо­дил и рост био­ло­ги­че­ского знания, в том числе таких раз­де­лов, как ана­то­мия и физио­ло­гия, игра­ю­щих важное зна­че­ние для пони­ма­ния фено­мена ста­ре­ния. И хотя в целом уро­вень раз­ви­тия науки и тех­ники того вре­мени не поз­во­лял осу­ще­ствить реа­ли­за­цию новых, научно обос­но­ван­ных мето­дов про­дле­ния жизни (в ходу были лишь реко­мен­да­ции геро­ко­мии про­шлых эпох), однако, их раз­ра­ботка в после­ду­ю­щие исто­ри­че­ские пери­оды во многом была под­го­тов­лена именно фило­соф­скими и мето­до­ло­ги­че­скими рабо­тами ученых того вре­мени.

Извест­ным евро­пей­ским про­дол­жа­те­лем тра­ди­ции геро­ко­мии эпохи Воз­рож­де­ния явился вене­ци­ан­ский дво­ря­нин Л. Кор­наро (1467–1565). Кор­наро инте­ре­сен своей попыт­кой адап­ти­ро­вать геро­ко­мию к хри­сти­ан­ской церкви. Так, аргу­мен­том для сохра­не­ния здо­ро­вья как можно дольше было то, что это будет спо­соб­ство­вать более дол­гому слу­же­нию Богу, к тому же в ста­ро­сти чело­век сво­бо­ден от стра­стей и его слу­же­нию Богу может быть более эффек­тивно. Метод же, пред­ла­га­е­мый Кор­наро был тра­ди­ци­он­ным — уме­рен­ность, и прежде всего в еде.

2.2. Про­блема про­дле­ния жизни на совре­мен­ном этапе

Рево­лю­ци­он­ные пре­об­ра­зо­ва­ния, про­ис­хо­див­шие в био­ло­гии в 19–20 вв. и заклю­чав­ши­еся в откры­тии спе­ци­фи­че­ских био­ло­ги­че­ских зако­нов, не могли не повли­ять и на раз­ви­тие био­ло­гии ста­ре­ния. Накоп­ле­ние данных о ста­ре­нии живых орга­низ­мов и их обоб­ще­ние на основе откры­тых био­ло­ги­че­ских зако­нов поз­во­лили сфор­му­ли­ро­вать научно про­ве­ря­е­мые теории ста­ре­ния, став­шие осно­вой для экс­пе­ри­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний, раз­ра­ботки и прак­ти­че­ского при­ме­не­ния мето­дов про­дле­ния жизни.

В насто­я­щее время суще­ствует боль­шое число теорий и гипо­тез, пре­тен­ду­ю­щих на объ­яс­не­ние меха­низ­мов ста­ре­ния, что само по себе сви­де­тель­ствует об отсут­ствии пока единой кон­цеп­ции. Такая ситу­а­ция свя­зана прежде всего с недо­ста­точ­но­стью фак­ти­че­ского знания о моле­ку­ляр­ных про­цес­сах, про­ис­хо­дя­щих в клет­ках, в первую оче­редь на уровне функ­ци­о­ни­ро­ва­ния гене­ти­че­ского аппа­рата. Появ­ле­ние в буду­щем более совер­шен­ных мето­дов иссле­до­ва­ния должно решить эту про­блему. А пока суще­ствуют две тра­ди­ци­он­ные точки зрения на при­чины ста­ре­ния:

  1. Ста­ре­ние — гене­ти­че­ски запро­грам­ми­ро­ван­ный про­цесс, резуль­тат зако­но­мер­ного раз­ви­тия про­граммы, зало­жен­ной в гене­ти­че­ском аппа­рате. Эта про­грамма имеет пер­вич­ное зна­че­ние для ста­ре­ния, и в ходе ее реа­ли­за­ции орга­низм целе­на­прав­ленно делает себя уяз­ви­мым для раз­лич­ных повре­жда­ю­щих фак­то­ров внеш­ней и внут­рен­ней среды, кото­рые сами по себе, без дей­ствия этой про­граммы, мало могут повли­ять на темп ста­ре­ния.
  2. Ста­ре­ние — это сто­ха­сти­че­ский (веро­ят­ност­ный), слу­чай­ный про­цесс, обу­слов­лен­ный «изна­ши­ва­нием» орга­низма (подобно тому, как изна­ши­ва­ется все в при­роде) в резуль­тате само­отрав­ле­ния про­дук­тами жиз­не­де­я­тель­но­сти и повре­жде­ния, нано­си­мого посто­янно дей­ству­ю­щими вред­ными фак­то­рами внеш­ней среды. Спе­ци­аль­ной гене­ти­че­ской про­граммы ста­ре­ния не суще­ствует, но так как свой­ства орга­низма гене­ти­че­ски детер­ми­ни­ро­ваны, то непра­виль­ная реа­ли­за­ция гене­ти­че­ских про­грамм, вслед­ствие повре­жде­ния и накоп­ле­ния ошибок в гене­ти­че­ском аппа­рате, и/или вслед­ствие несо­вер­шен­ства этих про­грамм при­во­дит к воз­ник­но­ве­нию фено­мена ста­ре­ния.

Наи­бо­лее ярким пред­ста­ви­те­лем первой точки зрения на сего­дняш­ний день можно счи­тать тело­мер­ную теорию ста­ре­ния или теорию мар­ги­но­то­мии. В био­ло­гии до неко­то­рого вре­мени счи­та­лось, что любая клетка потен­ци­ально спо­собна к про­ли­фе­ра­ции (деле­нию) при нали­чии соот­вет­ству­ю­щих бла­го­при­ят­ных усло­вий бес­ко­неч­ное число раз. Это пред­став­ле­ние рух­нуло в 1961 г., когда ученые Л. Хей­флик и П. Мурхед уста­но­вили, что нор­маль­ные фиб­роб­ла­сты (клетки соеди­ни­тель­ной ткани) чело­века, взятые у эмбри­она и поме­щен­ные в пита­тель­ную среду, делятся огра­ни­чен­ное число раз, при­бли­зи­тельно 50. Экс­пе­ри­мент был мно­го­кратно вос­про­из­ве­ден в других лабо­ра­то­риях мира, но дать ему адек­ват­ное объ­яс­не­ние в ту пору так и не смогли. Сам фено­мен полу­чил назва­ние по имени автора — «лимит Хей­флика».

В 1971 г. сотруд­ник Инсти­тута био­хи­ми­че­ских иссле­до­ва­ний при рос­сий­ской Ака­де­мии наук А.М. Олов­ни­ков пред­по­ло­жил, что при деле­нии клетки, моле­кула ДНК не в состо­я­нии вос­про­из­ве­сти абсо­лют­ную свою копию, как это необ­хо­димо. Концы хро­мо­сом защи­щены свое­об­раз­ными нако­неч­ни­ками — тело­ме­рами, кото­рые, как пола­гают, отве­чают за пра­виль­ную ори­ен­та­цию хро­мо­сом при деле­нии, а также защи­щают и ста­би­ли­зи­руют хро­мо­сому. При каждом деле­нии клетки, когда про­ис­хо­дит удво­е­ние хро­мо­сом, кончик такой тело­меры как бы обры­ва­ется, тело­мера всё более сокра­ща­ется и, нако­нец, ста­но­вится непри­год­ной для испол­не­ния своих функ­ций. После этого клетка больше не может делиться. Спустя деся­ти­ле­тие это пред­по­ло­же­ние бле­стяще под­твер­ди­лись. Иссле­до­ва­тели открыли, что у детей, боль­ных про­ге­рией (редкое гене­ти­че­ское забо­ле­ва­ние, выра­жа­ю­ще­еся в преж­де­вре­мен­ном ста­ре­нии), длина тело­мер хро­мо­сом настолько мала, что ее хва­тает лишь на весьма малое коли­че­ство деле­ний. В 1985 г. в поло­вых клет­ках и клет­ках опу­хо­лей был обна­ру­жен фер­мент, назван­ный тело­ме­раза, спо­соб­ный достра­и­вать уко­ро­чен­ную тело­меру хро­мо­сом, обес­пе­чи­вая таким обра­зом этим клет­кам воз­мож­ность неогра­ни­чен­ного деле­ния или бес­смер­тия. В январе 1998 года сред­ства мас­со­вой инфор­ма­ции во всем мире бук­вально взо­рва­лись сооб­ще­ни­ями о том, что группе аме­ри­кан­ских ученых уда­лось, исполь­зуя ген­но­ин­же­нер­ные методы, ввести в нор­маль­ные клетки чело­века ген фер­мента тело­ме­разы. В клет­ках начал син­те­зи­ро­ваться фер­мент, удли­ня­ю­щий тело­меры, и клетки при­об­рели воз­мож­ность неогра­ни­чен­ного деле­ния. Учёные, поста­вив­шие этот экс­пе­ри­мент, заявили о том, что уже через несколько лет на основе тело­ме­разы может быть полу­чено лекар­ство, кото­рое если и не решит про­блему ста­ре­ния окон­ча­тельно, то сможет суще­ственно про­дле­вать жизнь. Впо­след­ствии ока­за­лось, что фено­мен уко­ро­че­ния тело­мер не в состо­я­нии объ­яс­нить всего мно­го­об­ра­зия фактов, свя­зан­ных с про­цес­сом ста­ре­ния. В насто­я­щее время ученые склонны счи­тать его лишь малой, но суще­ствен­ной частью слож­ного и еще не опи­сан­ного меха­низма ста­ре­ния клетки, в кото­рый вовле­чено боль­шое коли­че­ство генов. Это направ­ле­ние – одно из самых пер­спек­тив­ных в совре­мен­ной герон­то­ло­гии, ста­вя­щее на повестку дня вме­ша­тель­ство в гене­ти­че­скую про­грамму раз­ви­тия и ста­ре­ния чело­века.

Среди кон­цеп­ций неза­про­грам­ми­ро­ван­ного ста­ре­ния одной из наи­бо­лее пло­до­творно раз­ви­ва­ю­щихся в послед­ние годы фун­да­мен­таль­ных теорий явля­ется сво­бод­но­pа­ди­каль­ная теория ста­ре­ния, прак­ти­че­ски одно­вре­менно выдви­ну­тая Д. Хар­ма­ном в 1956 г. и Н. Эма­ну­элем в 1958 г. Она объ­яс­няет не только меха­низм ста­ре­ния, но и широ­кий круг свя­зан­ных с ним пато­ло­ги­че­ских про­цес­сов. Согласно этой теории, пpо­ду­ци­pу­е­мые глав­ным обра­зом в мито­хон­дриях клеток актив­ные формы кис­ло­рода: моле­кулы супеpок­сида (О2-), перок­сида водо­рода (Н2О2), гидpок­силь­ного ради­кала (НО) и, воз­можно, син­глет­ного кис­ло­рода (О2), повре­ждают кле­точ­ные мак­ро­мо­ле­кулы (ДНК, белки, липиды). Актив­ные формы кис­ло­рода (иначе сво­бод­ные ради­калы или окси­данты) необ­хо­димы орга­низму во многих физио­ло­ги­че­ских про­цес­сах, в част­но­сти велика их роль в реак­циях иммун­ного ответа. Но порой их выра­ботка по недо­ста­точно пока изу­чен­ным при­чи­нам ста­но­вится чрез­мер­ной и некон­тро­ли­ру­е­мой, в таких слу­чаях агрес­сив­ные формы кис­ло­рода вызы­вают повре­жде­ния мем­бран, кол­ла­гена, хро­мо­сом, хро­ма­тина, и струк­тур­ных белков клеток. Ком­плекс подоб­ных явле­ний объ­еди­ня­ется поня­тием окси­да­тив­ного (окис­ли­тель­ного) стресса. Усилия многих ученых мира направ­лены на поиски веществ-анти­ок­си­дан­тов, спо­соб­ных ней­тра­ли­зо­вы­вать сво­бод­ные ради­калы в клет­ках. Так рос­сий­ским ученым ака­де­ми­ком В.П. Ску­ла­че­вым полу­чен анти­ок­си­дант, спо­соб­ный про­дле­вать жизнь лабо­ра­тор­ных живот­ных в несколько раз. “Пла­ни­ру­ются опыты на обе­зья­нах, потом на чело­веке. Работы на много лет. Но если наши гипо­тезы под­твер­дятся, то появится шанс намного про­длить моло­дость, чело­век будет жить в десять раз дольше. Нет, я не уверен, что прав. Это одна из точек зрения, но нелепо было бы не исполь­зо­вать шанс найти истину»8 — сказал ученый.

Кстати, ака­де­мик Ску­ла­чев счи­тает, что отрав­ле­ние орга­низма сво­бод­ными ради­ка­лами отнюдь не явля­ется слу­чай­ным про­цес­сом. По его мнению, окси­да­тив­ный стресс явля­ется клю­че­вым фак­то­ром в реа­ли­за­ции про­граммы ста­ре­ния, зало­жен­ной в ней­ро­гу­мо­раль­ных струк­ту­рах мозга.

В целом можно ска­зать, что на сего­дняш­ний день пока еще недо­ста­точно знаний, чтобы сде­лать окон­ча­тель­ный выбор между двумя кон­цеп­ци­ями ста­ре­ния: накоп­ле­ние слу­чай­ных поло­мок или вклю­че­ние про­граммы само­лик­ви­да­ции орга­низма. Воз­можно, эти кон­цеп­ции, обычно рас­смат­ри­ва­ю­щи­еся как аль­тер­на­тив­ные, ока­жутся вза­и­мо­до­пол­ня­ю­щими, если при­нять, что накоп­ле­ние поло­мок запус­кает про­грамму само­убий­ства задолго до того, как поломки станут несов­ме­сти­мыми с жизнью орга­низма. В любом случае, по мнению боль­шин­ства ученых, интен­сив­ность и мас­штаб­ность иссле­до­ва­ний фено­мена ста­ре­ния во многих лабо­ра­то­риях мира, а также гро­мад­ный накоп­лен­ный мате­риал по этой про­блеме, поз­во­ляют про­гно­зи­ро­вать появ­ле­ние в скором буду­щем зна­чи­тель­ного каче­ствен­ного резуль­тата, кото­рый выра­зится в появ­ле­нии спо­со­бов ради­каль­ного про­дле­ния жизни. Поэтому уже сейчас неко­то­рые назы­вают XXI век «веком бес­смер­тия».

2.3. Тех­но­ло­гии про­дле­ния жизни бли­жай­шего буду­щего

В совет­ские вре­мена ста­рость обещал побе­дить про­фес­сор А.А. Бого­мо­лец, кото­рому выде­ля­лись огром­ные сред­ства. Он умер, не дожив до 70 лет. Сталин стук­нул кула­ком по столу: «Мер­за­вец, обма­нул!» Сего­дня отнюдь не все ученые раз­де­ляют надежду на успех. Так про­фес­сор Чикаг­ского уни­вер­си­тета Д. Оль­шан­ски отно­сится к пер­спек­тиве бес­смер­тия весьма пес­си­ми­стично: «Чтобы быть спра­вед­ли­вым, нужно ска­зать, что наука о ста­ре­нии про­грес­си­рует стре­ми­тельно. Но ничто в герон­то­ло­гии не при­бы­вает и близко к выпол­не­нию обе­ща­ния дра­ма­тично рас­ши­рен­ной про­дол­жи­тель­но­сти жизни. Это всё ложные обе­ща­ния»9 — заявил ученый.

Дей­стви­тельно, на сего­дняш­ний день вполне раз­ра­бо­тан­ной и доступ­ной для иска­те­лей вечной жизни тех­но­ло­гией можно счи­тать только крио­ген­ный ана­биоз — замо­ра­жи­ва­ние тела (или только мозга) в жидком азоте с целью сохра­не­ния до тех времен, когда наука сможет ожив­лять мерт­вое тело. Но это можно скорее назвать надеж­дою на бес­смер­тие, тем более, что неиз­вестно, захо­тят ли потомки раз­мо­ра­жи­вать своих пред­ков, и как себя будут чув­ство­вать подоб­ные «отмо­ро­жен­ные». Пока это лишь весьма доход­ный бизнес для пред­при­им­чи­вых людей: сто­и­мость полной замо­розки с после­ду­ю­щим бес­сроч­ным хра­не­нием в Инсти­туте Крио­ники в США состав­ляет $49000. Ко всему про­чему, крио­ника имеет еще один очень сомни­тель­ный в эти­че­ском отно­ше­нии момент: так как отми­ра­ние клеток голов­ного мозга после био­ло­ги­че­ской смерти про­ис­хо­дит очень быстро, то весьма жела­тельно начи­нать крио­ген­ную замо­розку пока чело­век еще жив. То есть, проще говоря, необ­хо­дима эвта­на­зия.

Что каса­ется при­ме­не­ния силь­но­дей­ству­ю­щих анти­ок­си­дан­тов, то поскольку их при­дется при­ни­мать посто­янно, это вполне веро­ятно при­ве­дет к раз­ви­тию каких-либо побоч­ных эффек­тов. Среди ученых есть такое мнение, что при­ни­мая мощные анти­ок­си­данты чело­век будет долгое время оста­ваться моло­дым, но при пре­кра­ще­нии приема будет чрез­вы­чайно быстро ста­реть и уми­рать.

Пре­сло­ву­тое кло­ни­ро­ва­ние, кото­рое имеет серьез­ные эти­че­ские пре­пят­ствия (потому что фак­ти­че­ски пред­по­ла­гает гибель одного инди­ви­ду­ума ради про­дле­ния жизни дру­гого), на сего­дняш­ний день не имеет пер­спек­тив как лекар­ство от ста­ро­сти. Как это было недавно пока­зано на при­мере преж­де­вре­менно соста­рив­шейся кло­ни­ро­ван­ной овечки Долли, клон насле­дует био­ло­ги­че­ский воз­раст орга­низма-пред­ше­ствен­ника, потому что насле­дует длину тело­мер хро­мо­сом. Это значит, что выра­щен­ные путем кло­ни­ро­ва­ния ство­ло­вые клетки или органы будут иметь уко­ро­чен­ные тело­меры хро­мо­сом и, соот­вет­ственно, будут быст­рее ста­реть. И даже если удастся найти реше­ние этой про­блемы, тера­пия ство­ло­выми клет­ками не в состо­я­нии оста­но­вить про­цесс ста­ре­ния чело­ве­че­ского мозга. Укра­ин­ский биолог А. Бойко в своей работе «Диф­фе­рен­ци­ровка клеток ради­аль­ной глии в аст­ро­циты — веро­ят­ный меха­низм ста­ре­ния мле­ко­пи­та­ю­щих» пока­зал, что в чело­ве­че­ском мозге в конце эмбрио­ге­неза исче­зает путь мигра­ции ней­роб­ла­стов — так назы­ва­е­мая ради­аль­ная глия. Это значит, что в мозгу взрос­лого чело­века стоит запрет на попол­не­ние его новыми клет­ками (в данном случае эмбри­о­наль­ными ство­ло­выми клет­ками, полу­чен­ными путем кло­ни­ро­ва­ния). Ста­ре­ю­щий же мозг, в свою оче­редь, будет «сво­дить на нет» все усилия по омо­ло­же­нию внут­рен­них орга­нов.

Мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния пока­зали, что именно моз­го­вые центры ней­ро­гу­мо­раль­ной регу­ля­ции явля­ются систем­ным задат­чи­ком про­цесса ста­ре­ния всего орга­низма. Связь воз­раст­ных изме­не­ний с актив­но­стью гипо­та­ла­муса настолько оче­видна, что многие иссле­до­ва­тели «поме­щают» сюда био­ло­ги­че­ские часы ста­ре­ния. Весьма веро­ятно, при полном рас­кры­тии этого меха­низма регу­ля­ции станет акту­аль­ным при­ме­не­ние мето­дов генной инже­не­рии. Но втор­же­ние в геном чело­века будет чрез­вы­чайно опас­ным и поста­вит не меньше эти­че­ских пре­град, чем кло­ни­ро­ва­ние.

Тем не менее, в конце XX века появи­лась и сейчас очень успешно раз­ви­ва­ется область знания, кото­рая в пер­спек­тиве спо­собна решить про­блему ста­ре­ния. Это нано­тех­но­ло­гия и одна из ее отрас­лей — нано­ме­ди­цина. Нано­тех­но­ло­гия опре­де­ля­ется как тех­но­ло­гия, осно­ван­ная на воз­мож­но­сти мани­пу­ли­ро­вать отдель­ными ато­мами и моле­ку­лами с целью созда­ния доста­точно слож­ных объ­ек­тов, струк­тура кото­рых может быть опи­сана с точ­но­стью до одного атома. Этот термин также исполь­зу­ется для обо­зна­че­ния обла­сти науки и тех­ники, свя­зан­ной с раз­ра­бот­кой устройств, поз­во­ля­ю­щих про­из­во­дить подоб­ные мани­пу­ля­ции. Назва­ние нано­тех­но­ло­гия про­ис­хо­дит от слова нано­метр — одна мил­ли­ард­ная доля метра (вели­чина равная несколь­ким меж­атом­ным рас­сто­я­ниям).

Впер­вые мнение о прин­ци­пи­аль­ной воз­мож­но­сти постро­е­ния любых мате­ри­аль­ных объ­ек­тов «атом за атомом» и о неиз­беж­но­сти раз­ви­тия тех­но­ло­гии в этом направ­ле­нии выска­зал извест­ный аме­ри­кан­ский физик, лау­реат Нобе­лев­ской премии, Р. Фей­н­ман в 1959 г. в своей зна­ме­ни­той лекции «Там внизу полно места», про­чи­тан­ной на еже­год­ном собра­нии Аме­ри­кан­ского физи­че­ского обще­ства. Первым шагом на пути реа­ли­за­ции таких воз­мож­но­стей стало созда­ние в 1981 г. сотруд­ни­ками фирмы IBM Г. Бин­ни­гом и Г. Роре­ром ска­ни­ру­ю­щего тун­нель­ного мик­ро­скопа (за это изоб­ре­те­ние им была при­суж­дена Нобе­лев­ская премия). Прин­цип дей­ствия этого устрой­ства состоит в сле­ду­ю­щем: тонкое метал­ли­че­ское острие, смон­ти­ро­ван­ное на элек­тро­ме­ха­ни­че­ском при­воде, служит зондом для иссле­до­ва­ния поверх­но­сти образца. Когда такое острие под­во­дится к поверх­но­сти на опре­де­лен­ное весьма малое рас­сто­я­ние, то при при­ло­же­нии между острием и образ­цом неболь­шого напря­же­ния через про­ме­жу­ток начи­нает про­те­кать тун­нель­ный ток (эффект кван­то­вого тун­не­ли­ро­ва­ния элек­тро­нов). Если пере­ме­щать иглу над образ­цом, под­дер­жи­вая этот ток на посто­ян­ном уровне путем при­бли­же­ния иглы к поверх­но­сти или уда­ле­ния от нее, можно полу­чить про­филь поверх­но­сти с ато­мар­ным раз­ре­ше­нием. Если же на иглу подать боль­шее напря­же­ние, чем нужно для изме­ре­ния про­филя, то при опре­де­лен­ных усло­виях атом может ото­рваться от поверх­но­сти и при­со­еди­ниться к игле, что поз­во­ляет пере­не­сти его в другое место и опу­стить обратно на поверх­ность. В 1986 году Г. Бин­ни­гом и К. Гер­бе­ром был изоб­ре­тен атомно-сило­вой мик­ро­скоп, име­ю­щий сход­ный прин­цип работы. С его помо­щью учёным уже уда­лось создать дву­мер­ные нано­струк­туры на поверх­но­сти. Напри­мер, в иссле­до­ва­тель­ском центре ком­па­нии IBM сотруд­ники смогли выло­жить три буквы лого­типа ком­па­нии из 35 атомов ксе­нонa, после­до­ва­тельно пере­ме­щая их на поверх­но­сти моно­кри­сталла никеля.

В насто­я­щее время раз­лич­ным аспек­там нано­тех­но­ло­гии посвя­щены мно­го­чис­лен­ные иссле­до­ва­ния. Основ­ные усилия ученых скон­цен­три­ро­ваны на умень­ше­нии раз­ме­ров вычис­ли­тель­ных устройств, созда­нии меха­ни­че­ских устройств суб­мик­рон­ных раз­ме­ров (элек­три­че­ских дви­га­те­лей, транс­мис­сий и т. п.) и син­тезе нано­струк­тур хими­че­скими мето­дами. Наи­бо­лее пер­спек­тив­ной зада­чей явля­ется созда­ние моле­ку­ляр­ных робо­тов — устройств моле­ку­ляр­ных раз­ме­ров, снаб­жен­ных детек­то­рами, мани­пу­ля­то­рами и встро­ен­ным ком­пью­те­ром. Пла­ни­ру­ется, что они будут изго­тов­ляться из искус­ственно син­те­зи­ру­е­мых угле­род­ных цепо­чек или на основе био­ло­ги­че­ских мак­ро­мо­ле­кул.

По неко­то­рым про­гно­зам, уже к 2020 году станет воз­мож­ным созда­ние уни­вер­саль­ных нано­ро­бо­тов, кото­рые смогут рабо­тать внутри клеток чело­ве­че­ского тела. В иде­аль­ном случае, это устрой­ство будет спо­собно «ремон­ти­ро­вать» повре­жден­ные клетки и ткани, про­из­во­дить диа­гно­стику и лече­ние забо­ле­ва­ний, про­из­во­дить анализ ДНК с после­ду­ю­щей ее кор­рек­ти­ров­кой, уни­что­жать бак­те­рии, вирусы, и т.п. Созда­ние подоб­ных устройств при­ве­дёт к неви­дан­ному подъ­ёму меди­цины. Кстати, именно пер­спек­тивы нано­тех­но­ло­гий явля­ются «упо­ва­нием» для под­вер­га­ю­щих себя крио­ген­ному ана­би­озу (замо­розке) — счи­та­ется, что нано­ро­боты смогут ожи­вить умер­шее тело. Нано­им­план­танты, вве­ден­ные в мозг и другие ткани орга­низма зна­чи­тельно рас­ши­рят психо-физио­ло­ги­че­ские воз­мож­но­сти чело­века, так, что уже можно будет гово­рить о транс­фор­ма­ции вида homo sapiens в новый вид.

Интен­сив­ные иссле­до­ва­ния в обла­сти нано­тех­но­ло­гий ведутся с начала 1990‑х годов и уже дают прак­ти­че­ские резуль­таты. Но по срав­не­нию с тем, чего уже уда­лось достичь, буду­щий потен­циал нано­тех­но­ло­гий просто огро­мен. Они обе­щают ради­каль­ное пре­об­ра­зо­ва­ние как совре­мен­ного про­из­вод­ства и свя­зан­ных с ним тех­но­ло­гий, так и чело­ве­че­ской жизни в целом. Как сказал пред­ста­ви­тель ком­па­нии Xerox Р. Меркле: «Нано­тех­но­ло­гии про­из­ве­дут такую же рево­лю­цию в мани­пу­ли­ро­ва­нии мате­рией, какую про­из­вели ком­пью­теры в мани­пу­ли­ро­ва­нии инфор­ма­цией».10

Пер­спек­тивы нано­тех­но­ло­гий, вклю­чая потен­циал дости­же­ния лич­ного бес­смер­тия, стали одним из глав­ных фак­то­ров появ­ле­ния нового фило­соф­ского тече­ния — транс­гу­ма­низма, согласно кото­рому чело­век не явля­ется послед­ним звеном эво­лю­ции и может совер­шен­ство­ваться до бес­ко­неч­но­сти.

Проект меди­цин­ского нано­ро­бота

nano1

Нано­ро­боты в кро­ве­нос­ном капил­ляре

nano2-1024x512

3. Про­грамма ста­ре­ния

«…пусть будут дни их сто два­дцать лет» (Быт. 6:3)

3.1. Про­грамма ста­ре­ния с точки зрения науки

Почти каждый иссле­до­ва­тель про­блемы ста­ре­ния чело­века убеж­дался в том, что наш орга­низм обла­дает колос­саль­ными воз­мож­но­стями само­вос­ста­нов­ле­ния и тео­ре­ти­че­ски спо­со­бен жить неогра­ни­ченно долго. Можно ска­зать, что в нем нет ника­ких клеток, тканей или орга­нов, кото­рые в прин­ципе не могли бы вос­ста­нав­ли­ваться. Скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние, что по непо­нят­ной при­чине наш орга­низм в какой-то момент просто «решает» уйти из жизни — ста­реет и уми­рает, не исчер­пав и малой части своего потен­ци­ала.

Несмотря на довольно боль­шое коли­че­ство дока­за­тельств в пользу запро­грам­ми­ро­ван­ного ста­ре­ния, мно­же­ство ученых сего­дня отка­зы­ва­ется при­ни­мать эту кон­цеп­цию даже не из-за того, что такая про­грамма еще в целом не най­дена, а потому, что нали­чие про­граммы само­убий­ства, зало­жен­ной в орга­низм, поро­дит в свою оче­редь целый ряд труд­но­раз­ре­ши­мых вопро­сов. Самый пер­во­сте­пен­ный из них можно сфор­му­ли­ро­вать просто: откуда эта про­грамма взя­лась?

Гос­под­ству­ю­щая в совре­мен­ной био­ло­гии эво­лю­ци­он­ная теория раз­ви­тия живых существ посту­ли­рует, что в про­цессе есте­ствен­ного отбора сохра­ня­ются при­знаки уве­ли­чи­ва­ю­щие адап­та­цию и устра­ня­ются умень­ша­ю­щие. Ста­ре­ние по опре­де­ле­нию есть общее сни­же­ние адап­та­ци­он­ных свойств орга­низма, и поэтому закре­питься в про­цессе эво­лю­ции не могло. Иными сло­вами, любой школь­ник, изу­чив­ший теорию эво­лю­ции отве­тит на вопрос: почему заяц быстро бегает? Он скажет: в про­цессе эво­лю­ции мед­ли­тель­ные зайцы ста­но­ви­лись добы­чей хищ­ни­ков, тогда как более быст­рые особи выжи­вали и при­но­сили потом­ство. Быст­рота была адап­та­ци­он­ным пре­иму­ще­ством и поэтому закре­пи­лась в про­цессе есте­ствен­ного отбора. Но какое пре­иму­ще­ство могли иметь ста­ре­ю­щие зайцы перед неста­ре­ю­щими? Ведь, если ста­ре­ние гене­ти­че­ски запро­грам­ми­ро­вано, то в тече­ние мил­ли­о­нов лет (по утвер­жде­ниям ученых) эво­лю­ции неиз­бежно вслед­ствие мута­ций должны были появиться особи мало ста­ре­ю­щие или вовсе неста­ре­ю­щие, и они в любом случае имели бы пре­иму­ще­ство перед ста­ре­ю­щими. Также непо­нятно, каким обра­зом может в про­цессе есте­ствен­ного отбора закре­питься при­знак, кото­рый про­яв­ля­ется в постре­про­дук­ци­он­ный период жизни, когда особь уже не при­но­сит потом­ство. И нако­нец, самое глав­ное, ста­ре­ние как био­ло­ги­че­ское свой­ство прак­ти­че­ски не про­яв­ля­ется в живой при­роде, то есть живот­ные в есте­ствен­ных усло­виях поги­бают в основ­ном еще до про­яв­ле­ния при­зна­ков ста­ре­ния от хищ­ни­ков, инфек­ций, голода и т.п. Даже люди еще в сред­ние века прак­ти­че­ски не дожи­вали до ста­ро­сти — поги­бали от войн и эпи­де­мий. Трудно удер­жаться от вопроса, сфор­му­ли­ро­ван­ного оте­че­ствен­ным герон­то­ло­гом Л.А. Гав­ри­ло­вым: «Неужели гаран­ти­ро­ван­ное уни­что­же­ние несколь­ких слу­чайно уце­лев­ших и обре­чен­ных в диких усло­виях ста­ри­ков может быть доста­точ­ным эво­лю­ци­он­ным осно­ва­нием для фор­ми­ро­ва­ния и сохра­не­ния в геноме спе­ци­аль­ной про­граммы само­лик­ви­да­ции?»11

Впер­вые на этот вопрос попы­тался отве­тить в 1882 году немец­кий биолог Август Вей­сман, чье имя в СССР долгое время было сим­во­лом лже­на­уки гене­тики. Он напи­сал слова, кото­рые пра­во­вер­ные марк­си­сты объ­явили апо­ло­ге­ти­кой чело­ве­ко­не­на­вист­ни­че­ства: «Недее­спо­соб­ные инди­ви­ду­умы не только бес­по­лезны для вида, но даже вредны, так как зани­мают место дее­спо­соб­ных. Я рас­смат­ри­ваю смерть не как пер­вич­ную необ­хо­ди­мость, а как нечто воз­ник­шее вто­рично в виде адап­та­ции. Я пола­гаю, что про­дол­жи­тель­ность жизни огра­ни­чена не потому, что неогра­ни­чен­ность про­ти­во­ре­чит при­роде жизни, а потому, что неогра­ни­чен­ная жизнь была бы рос­ко­шью, не дающей ника­ких пре­иму­ществ».12

Проще говоря, Вей­сман считал, что ста­ре­ние и смерть явля­ются при­спо­со­би­тель­ным меха­низ­мом не отдельно взятой особи, а вида или попу­ля­ции в целом. Так как каждая новая особь несет новые при­знаки, то чем быст­рее идет обнов­ле­ние попу­ля­ции, тем более попу­ля­ция измен­чива, а, значит, более жиз­не­спо­собна в изме­ня­ю­щихся усло­виях окру­жа­ю­щей среды.

В послед­нее время все боль­шее число сто­рон­ни­ков при­об­ре­тает гипо­теза феноптоза, выдви­ну­тая ака­де­ми­ком В.П. Ску­ла­че­вым, согласно кото­рой ста­ре­ние и смерть эво­лю­ци­онно воз­никли как защита попу­ля­ции от мута­ци­он­ного вырож­де­ния, так как с воз­рас­том воз­рас­тает веро­ят­ность появ­ле­ния мута­ций.

Эти и подоб­ные им точки зрения явля­ются весьма спор­ными. Но ясно одно, живой орга­низм не может просто так «изна­ши­ваться» подобно нежи­вому меха­низму, потому что обла­дает спо­соб­но­стью само­вос­ста­нов­ле­ния. Или, как эту мысль образно выра­зил ака­де­мик Ску­ла­чев: «Лошадь и телега не могут выхо­дить из строя по одной при­чине».

3.2. Про­грамма ста­ре­ния с точки зрения хри­сти­ан­ства

Многим иссле­до­ва­те­лям, осо­бенно в про­шлые века, не давало покоя опи­сан­ное в Книге Бытия уди­ви­тель­ное дол­го­жи­тель­ство допо­топ­ных пат­ри­ар­хов, а еще более — его вне­зап­ное пре­кра­ще­ние в после­ду­ю­щих поко­ле­ниях. Про­дол­жи­тель­ность жизни первых 26-ти поко­ле­ний пока­зана в таб­лице:

tab

Нетрудно заме­тить явную раз­ницу в про­дол­жи­тель­но­сти жизни до Ноя и после него. Вплоть до Ноя, вклю­чая и его самого, срок чело­ве­че­ской жизни при­мерно оди­на­ков: от 900 до 970 лет. После же Ноя про­дол­жи­тель­ность жизни все время сни­жа­ется: Ной (10‑е поко­ле­ние) прожил 959 лет, а ко вре­мени Моисея (26‑е поко­ле­ние) век чело­ве­че­ский сокра­тился до 120-ти лет. После него в Библии уже не упо­ми­на­ется ни одного случая, чтобы чело­век прожил более 120 лет.

Первое упо­ми­на­ние о ста­ро­сти и ста­ре­нии встре­ча­ется в Библии в исто­рии Авра­ама: «Авраам же и Сарра были стары и в летах пре­клон­ных» (Быт. 18:11). До этого же мы нигде не нахо­дим, чтобы люди ста­рели. Как гово­рится в 5‑ой главе Книги Бытия, пат­ри­архи про­из­во­дили потом­ство в весьма позд­нем воз­расте. К при­меру, Мафу­са­илу и Лемеху было почти по двести лет, когда у них роди­лись дети, и в тексте ясно ска­зано, что у них были дети и позже. Ною уже испол­ни­лось пять­сот, когда роди­лись трое его сыно­вей. Более того, в этом же воз­расте ему было пору­чено слож­ней­шее меро­при­я­тие — постро­ить и сна­ря­дить ковчег, дело, кото­рое никак не могло быть воз­ло­жено на сениль­ного ста­рика. Ясно поэтому, что первые поко­ле­ния людей не только жили чрез­вы­чайно долго, но и оста­ва­лись моло­дыми, в био­ло­ги­че­ском смысле, всю свою жизнь. Воз­можно, ста­рость для них была весьма корот­ким пери­о­дом перед смер­тью.

На осно­ва­нии выше­из­ло­жен­ного можно пред­по­ло­жить, что во вре­мена Ноя про­изо­шло неко­то­рое собы­тие, повли­яв­шее на про­дол­жи­тель­ность жизни. В биб­лей­ском тексте это собы­тие ясно обо­зна­чено. Во вре­мена Ноя, гово­рит Книга Бытия, Бог про­гне­вался на людей за непра­вед­ное их пове­де­ние и поста­но­вил: «не вечно Духу Моему быть пре­не­бре­га­е­мым чело­ве­ками, потому что они плоть; пусть будут дни их сто два­дцать лет» (Быт. 6:3). Обычно этот отры­вок тол­куют, следуя про­фес­сору А.П. Лопу­хину, то есть сто два­дцать лет — это «срок, назна­чен­ный Богом для пока­я­ния и исправ­ле­ния людей, в тече­ние кото­рого пра­вед­ный Ной про­ро­че­ство­вал о потопе и делал соот­вет­ству­ю­щие к нему при­го­тов­ле­ния»13, из чего дела­ется вывод, что ковчег стро­ился 120 лет.

Но если мы сопо­ста­вим сле­ду­ю­щие, после­до­ва­тельно идущие, отрывки из Книги Бытия: «Ною было пять­сот лет, и родил Ной Сима, Хама и Иафета» (Быт. 5:32); «И сказал Бог Ною: …сделай себе ковчег из дерева гофер» (Быт. 6:32); «Ной же был шести­сот лет, как потоп водный пришел на землю» (Быт. 7:6), то убе­димся, что Ной строил ковчег и про­ро­че­ство­вал гря­ду­щий потоп никак не более 100 лет. Поэтому сле­дует скорее согла­ситься с мне­нием Иосифа Флавия, кото­рый усмат­ри­вал в этих словах бук­валь­ный смысл — сокра­ще­ние чело­ве­че­ской жизни до 120 лет. У этой точки зрения есть еще один весо­мый аргу­мент: на сего­дняш­ний день офи­ци­ально при­знан­ная и доку­мен­тально под­твер­жден­ная мак­си­маль­ная про­дол­жи­тель­ность жизни чело­века состав­ляет 122 года (фран­цу­женка Жанна Луиза Каль­ман 1875–1997). Досто­вер­ность све­де­ний о якобы имев­шей место боль­шей про­дол­жи­тель­но­сти жизни под­вер­га­ется сомне­ниям. И хотя после Ноя мак­си­маль­ная про­дол­жи­тель­ность жизни не уста­но­ви­лась сразу на 120 годах, а сни­жа­лась посте­пенно, это гово­рит только о том, что про­ро­че­ство испол­ни­лось не сразу.

Как бы то ни было, на осно­ва­нии иссле­до­ва­ния Свя­щен­ного Писа­ния трудно допу­стить, что ста­ре­ние есть просто «изна­ши­ва­ние» орга­низма, иначе как тогда объ­яс­нить гро­мад­ную раз­ницу в про­дол­жи­тель­но­сти жизни до Ноя и после него? Хри­сти­ан­ское учение одно­значно ука­зы­вает на то, что чело­ве­че­ское тело было сотво­рено Богом потен­ци­ально бес­смерт­ным. Так 123 пра­вило Кар­фа­ген­ского собора гласит: «Если же кто речет что Адам, пер­во­здан­ный чело­век, сотво­рен смерт­ным, так что, хотя бы согре­шил, хотя бы не согре­шил, умер бы телом, то есть вышел бы из тела, — не в нака­за­ние за грех, но по необ­хо­ди­мо­сти есте­ства, да будет ана­фема».14 Ста­ре­ние есть свой­ство, появив­ши­еся после гре­хо­па­де­ния пра­ро­ди­те­лей, и пре­тер­пев­шее, по всей види­мо­сти, изме­не­ние после потопа. Только оста­ется откры­тым вопрос, выра­жено ли это свой­ство как гене­ти­че­ская про­грамма? Но вот что можно утвер­ждать доста­точно опре­де­ленно:

  1. послед­ствия пра­ро­ди­тель­ского греха, по учению Церкви, пере­да­ются по наслед­ству из поко­ле­ния в поко­ле­ние;
  2. ста­ре­ние есть послед­ствие пра­ро­ди­тель­ского греха и одно­вре­менно био­ло­ги­че­ское свой­ство орга­низма;
  3. био­ло­гия на сего­дняш­ний день знает только один способ сохра­не­ния и наслед­ствен­ной пере­дачи био­ло­ги­че­ских свойств — гене­ти­че­ский.

Если удастся найти и рас­шиф­ро­вать гипо­те­ти­че­скую про­грамму ста­ре­ния, то бло­ки­ро­ва­ние этой про­граммы будет гораздо более удоб­ным и легким спо­со­бом победы над ста­ре­нием, чем бес­ко­неч­ное исправ­ле­ние посто­янно воз­ни­ка­ю­щих в ста­ре­ю­щем орга­низме «поло­мок».

4. Иллю­зия бес­смер­тия

«Да, чело­век смер­тен, но это было бы еще пол­беды.
Плохо то, что он иногда вне­запно смер­тен, вот в чем фокус!»

Михаил Бул­га­ков. «Мастер и Мар­га­рита»

Сле­дует опре­де­литься, что же такое бес­смер­тие, потому что порой скла­ды­ва­ется впе­чат­ле­ние, что ищущие бес­смер­тия не до конца пони­мают, что же именно они ищут. Наи­боль­шую ясность вносит такое опре­де­ле­ние: бес­смер­тие — это невоз­мож­ность уме­реть в прин­ципе, подобно тому, как об этом гово­рится в Еван­ге­лии: «А спо­до­бив­ши­еся достиг­нуть того века и вос­кре­се­ния из мерт­вых… уме­реть уже не могут…» (Лук. 20:35–36). Иначе говоря, бес­смер­тие — это невоз­мож­ность пре­кра­ще­ния бытия, веч­ность, неуни­что­жи­мость чего-либо.

Чело­веку трудно пред­ста­вить, что такое бес­смер­тие, так как в окру­жа­ю­щем нас мире всякое бытие явля­ется конеч­ным. Смерть как пре­кра­ще­ние суще­ство­ва­ния свой­ственна абсо­лютно всему от эле­мен­тар­ных частиц до галак­тик. Совре­мен­ная кос­мо­ло­гия вполне серьезно рас­смат­ри­вает самые раз­лич­ные сце­на­рии воз­мож­ной гибели всей все­лен­ной в буду­щем. Согласно одному из них, все­лен­ная может начать сжи­маться и схлоп­нуться в точку в ходе так назы­ва­е­мого «боль­шого кол­лапса» — про­цесса, обрат­ного гипо­те­ти­че­скому боль­шому взрыву. Тео­ре­ти­че­ская физика пред­по­ла­гает и такую гипо­тезу, что нынеш­нее состо­я­ние и тонкое стро­е­ние ваку­ума явля­ются так назы­ва­е­мым «ложным» или «мнимым» ваку­у­мом (false vacuum). Это состо­я­ние неустой­чиво и может перейти в «истин­ный вакуум» с мень­шей энер­гией, тогда наша все­лен­ная про­па­дет за одно мгно­ве­ние и необ­ра­тимо.

Спра­ши­ва­ется, о каком же бес­смер­тии гово­рят транс­гу­ма­ни­сты? Если в буду­щем с помо­щью нано­тех­но­ло­гий, генной инже­не­рии и прочих науч­ных дости­же­ний удастся достиг­нуть победы над ста­ре­нием и над всеми извест­ными забо­ле­ва­ни­ями, будет ли это бес­смер­тием? Конечно же нет, и ученые это пре­красно пони­мают. Чело­век может уме­реть не только от зако­но­мер­ных причин — ста­ро­сти и болез­ней, есть еще слу­чай­ные при­чины: несчаст­ные случаи, насиль­ствен­ная смерть, при­род­ные ката­строфы. Тем не менее, после­до­ва­тели транс­гу­ма­низма верят в то, что наука в буду­щем сможет пре­одо­ле­вать и эти при­чины смерти.

К при­меру, с точки зрения теории инфор­ма­ции, лич­ность чело­века есть не что иное, как сово­куп­ная инфор­ма­ция, содер­жа­ща­яся в дол­го­вре­мен­ной памяти мозга, а все про­яв­ле­ния лич­но­сти сво­дятся к дина­ми­че­ским про­цес­сам чтения и записи этой инфор­ма­ции. На осно­ва­нии этого под­хода пред­став­ля­ется воз­мож­ным научиться счи­ты­вать инфор­ма­цию из дол­го­вре­мен­ной памяти мозга и пере­но­сить ее на другой носи­тель, созда­вая таким обра­зом резерв­ную копию (своего рода backup) лич­но­сти. Эту резерв­ную копию можно будет хра­нить в особо защи­щен­ном месте (вспо­ми­на­ется Кащей Бес­смерт­ный, у кото­рого смерть была весьма тща­тельно спря­тана), и в случае вне­зап­ной смерти «загру­жать» лич­ность в новое тело, выра­щен­ное, напри­мер, путем кло­ни­ро­ва­ния или искус­ствен­ное. Буду­щий про­гресс в изу­че­нии физио­ло­гии голов­ного мозга и дости­же­ния мик­ро­элек­тро­ники, по убеж­де­ниям транс­гу­ма­ни­стов, поз­во­лят вос­про­из­во­дить внутри ком­пью­тера все про­цессы, про­те­ка­ю­щие в созна­нии, и созда­вать таким обра­зом вир­ту­аль­ную лич­ность, поз­во­ляя чело­веку жить не в теле, а в ком­пью­тере.

При всей неве­ро­ят­но­сти подоб­ных про­ек­тов, фак­ти­че­ски отри­ца­ю­щих нали­чие у чело­века души, можно с уве­рен­но­стью ска­зать, что и они не дадут людям бес­смер­тия в полном смысле этого слова. От всех слу­чай­но­стей застра­хо­ваться невоз­можно, тем более невоз­можно застра­хо­ваться от чужой злобы, кото­рая в один момент вдруг захо­чет уни­что­жить тебя со всеми резерв­ными копи­ями твоей лич­но­сти. Всякая новая тех­но­ло­гия, кото­рая даст эффек­тив­ный способ про­дле­ния жизни, в равной сте­пени даст такой же эффек­тив­ный способ ее уни­что­же­ния. Исто­рия неопро­вер­жимо сви­де­тель­ствует о том, что едва ли не все полез­ные изоб­ре­те­ния и научно-тех­ни­че­ские раз­ра­ботки ставят чело­ве­че­ство перед новыми и подчас труд­но­пред­ска­зу­е­мыми опас­но­стями.

Если посмот­реть на про­блему не меч­та­тельно, то можно с полной уве­рен­но­стью ска­зать, что ника­кая даже самая фан­та­стич­ная тех­но­ло­гия буду­щего не сде­лает смерть невоз­мож­ной. Чело­век, даже если и сможет жить гораздо дольше, все равно оста­нется потен­ци­ально смерт­ным, только смерть будет являться не зако­но­мер­ным резуль­та­том про­цесса ста­ре­ния, а веро­ят­ным след­ствием тра­ги­че­ских слу­чай­но­стей.

Наука, как известно, не верит в Бога, зато порой строит свои теории на вере в совер­шенно фан­та­стич­ные пред­по­сылки. К при­меру, воз­ник­но­ве­ние орга­ни­че­ской жизни на земле рас­смат­ри­ва­ется тео­рией эво­лю­ции как след­ствие мно­го­чис­лен­ных слу­чай­ных реак­ций неор­га­ни­че­ских веществ. Веро­ят­ность такой цепи слу­чай­ных реак­ций, по при­зна­нию самих ученых, неудер­жимо стре­мится к нулю и срав­нима с веро­ят­но­стью того, как если бы в резуль­тате взрыва на складе строй­ма­те­ри­а­лов сам собою обра­зо­вался вели­ко­леп­ный дом. Если верить в то, что в резуль­тате таких мало­ве­ро­ят­ных слу­чай­но­стей обра­зо­ва­лась жизнь, почему бы не верить и в то, что она в резуль­тате таких же, только более веро­ят­ных слу­чай­но­стей может пре­кра­титься.

Итак, истин­ное бес­смер­тие для чело­века в этом мире недо­сти­жимо, потому что бес­смер­тие есть сопри­част­ность веч­но­сти, и во вре­мен­ном мире оно также невоз­можно, как невоз­можно бес­ко­неч­ное время. Но зато вполне дости­жимо создать иллю­зию бес­смер­тия — с помо­щью тех­но­ло­гий буду­щего сде­лать себя вечно моло­дым и начать верить в то, что ты бес­смер­тен, и что с тобой ничего не может слу­читься. По про­гно­зам ученых сред­няя про­дол­жи­тель­ность жизни, если исклю­чить ста­ре­ние и болезни и оста­вить только несчаст­ные случаи, должна соста­вить при­мерно 1300 лет. Если сейчас, когда чело­ве­че­ский век равен 70–80 годам, и ста­рость неопро­вер­жимо напо­ми­нает каж­дому о неиз­беж­но­сти смерти, многие люди, по мет­кому выра­же­нию одного поэта, «живут будто вечные», то что будет, если удастся побе­дить ста­ре­ние? Думаю, тогда люди просто «убе­дятся» в своем бес­смер­тии.

Опас­ность такого псев­до­бес­смер­тия заклю­ча­ется прежде всего в том, что смерть все-равно оста­нется, но только как-бы «убежит» от чело­века. Она будет насти­гать чело­века вне­запно, когда он к ней совер­шенно него­тов, и поэтому будет для него ужас­ной. И во вторых, смерть сейчас явля­ется для многих людей порой един­ствен­ным напо­ми­на­нием о неиз­беж­но­сти встречи с Богом, о загроб­ном суде, о необ­хо­ди­мо­сти пока­я­ния. Она — то самое бул­га­ков­ское неопро­вер­жи­мое «седь­мое дока­за­тель­ство», кото­рое каж­дому чело­веку рано или поздно будет предъ­яв­лено. Забыв о смерти, чело­век забу­дет и о Боге.

5. Истин­ная смерть

«Чело­век не умер бы, если бы не согре­шил».
Блж. Авгу­стин

При бес­ко­неч­ном мно­го­об­ра­зии попы­ток осмыс­ле­ния смерти в рамках раз­лич­ных рели­ги­оз­ных и фило­соф­ских систем за всю исто­рию чело­ве­че­ства все выра­бо­тан­ные точки зрения имеют одну общую черту, кото­рую можно оха­рак­те­ри­зо­вать так — это взгляд побеж­ден­ного на побе­ди­теля. Отсюда неко­то­рая при­ну­ди­тель­ность и пес­си­ми­стич­ная тягост­ность фор­му­ли­ро­вок, неохот­ное иска­ние смысла в том неумо­лимо-неиз­беж­ном, от чего по боль­шому счету хоте­лось бы изба­виться. Корен­ное отли­чие хри­сти­ан­ства заклю­ча­ется в совер­шенно ином харак­тере вос­при­я­тия смерти — это взгляд побе­ди­теля на побеж­ден­ного. Отсюда опре­де­лен­ное и ясное пони­ма­ние место­по­ло­же­ния смерти в окру­жа­ю­щем бытии и ее зна­че­ния для чело­века. Впер­вые в Библии слово «смерть» встре­ча­ется во второй главе Книги Бытия в словах Бога, обра­щен­ных к Адаму: «…а от дерева позна­ния добра и зла не ешь от него, ибо в день, в кото­рый ты вку­сишь от него, смер­тью умрешь» (Быт. 2:17). И далее, в тре­тьей главе, мы читаем, что Адам нару­шил запо­ведь Божию, вкусил от этого дерева и… почему-то не умер. Вот как раз­ре­шают это мнимое про­ти­во­ре­чие святые отцы.

Преп. Симеон Новый Бого­слов: «Надобно знать, что, как чело­век имеет тело и душу, то смер­тей у него две: одна — смерть души, другая — смерть тела, равно как и два бес­смер­тия — душев­ное и телес­ное, хотя то и другое в одном чело­веке, ибо душа и тело — один чело­век. Так, душою Адам умер тотчас, как только вкусил, а после, спустя девять­сот трид­цать лет, умер и телом. Ибо как смерть тела есть отде­ле­ние от него души, так смерть души есть отда­ле­ние от нее Свя­того Духа, Кото­рым осе­ня­ему быть чело­веку бла­го­во­лил создав­ший его Бог, чтобы он жил подобно Анге­лам Божиим».15

Свя­ти­тель Гри­го­рий Палама: «…как отде­ле­ние души от тела есть смерть тела, так отде­ле­ние Бога от души есть смерть души. И это есть глав­ным обра­зом смерть, смерть души. На нее ука­зы­вал Бог, когда, давая запо­ведь в раю, сказал Адаму: в какой день вку­сишь от запре­щен­ного древа, смер­тию умрешь (Быт. 2:17). Ибо тогда умерла душа его, через пре­ступ­ле­ние отде­лив­шись от Бога; по телу же он про­дол­жал жить с того часа и далее до девя­ти­сот трид­цати лет. Но смерть, при­быв­шая через пре­ступ­ле­ние, не душу только сде­лала непо­треб­ною и чело­века под­к­лят­вен­ным, а и тело, соде­лав мно­го­бо­лез­нен­ным и мно­го­страст­ным, пре­дала нако­нец смерти…»16

Итак, истин­ная смерть чело­века — духов­ная, она есть раз­лу­че­ние души с Богом вслед­ствие соде­лан­ного греха. «Истин­ная смерть — в сердце, и она сокро­венна, ею уми­рает внут­рен­ний чело­век»17, — гово­рит пре­по­доб­ный Мака­рий Еги­пет­ский.

Именно о духов­ной смерти Бог пре­ду­пре­ждал чело­века в раю, телес­ная смерть есть лишь одно из ее послед­ствий.

Многие святые отцы оста­вили свои рас­суж­де­ния на пред­мет духов­ной смерти. К при­меру, вот как о ней пишет свт. Димит­рий Ростов­ский: «Смерть души есть раз­лу­че­ние с Богом, то есть лише­ние при­сут­ствия бла­го­дати Божией, быва­ю­щее через смерт­ный грех. Ибо как для тела жизнь есть душа, так для души жизнь — Бог. И как после раз­лу­че­ния души с телом тело уми­рает, так и при отступ­ле­нии от души бла­го­дати Божией душа ста­но­вится мерт­вой. Согласно с этим святой Кал­лист гово­рит: «Многие имеют в живом теле мерт­вые души, как бы погре­бен­ные во гробе». Внем­лем: он назы­вает тело греш­ного чело­века живым гробом для мерт­вой души».18

Насколько душа важнее тела, настолько духов­ная смерть серьез­нее и страш­нее телес­ной. Поэтому Спа­си­тель гово­рит уче­нику, у кото­рого умер отец: «Иди за Мною и предо­ставь мерт­вым погре­бать своих мерт­ве­цов» (Мф. 8:22). Мерт­выми Он назы­вает мерт­вых духовно. Харак­терно, что в отно­ше­нии телес­ной смерти Хри­стос пред­по­чи­тает упо­треб­лять слово «сон». О Лазаре Он гово­рит: «Лазарь друг наш уснул, но Я иду раз­бу­дить его» (Иоан. 11:11), также и о дочери Иаира гово­рит, что она не умерла, но спит, и вос­кре­шает ее сло­вами: «талифа-куми», что дословно пере­во­дится как: «девочка, проснись!», а не как при­выч­ное нам: «девица, встань!» Святой апо­стол Павел, следуя своему Боже­ствен­ному Учи­телю, гово­рит о греш­ни­ках, как о людях «мерт­вых по пре­ступ­ле­ниям и грехам» (Ефес. 2:1). А святой апо­стол Иоанн Бого­слов пишет: «не любя­щий брата пре­бы­вает в смерти» (1Ин. 3:14).

У духов­ной смерти есть одно очень важное свой­ство, без пони­ма­ния кото­рого невоз­можно пра­вильно уяс­нить саму ее сущ­ность: не Бог остав­ляет чело­века, а чело­век по своей воле остав­ляет Бога и соче­та­ется с грехом. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст гово­рит, что духов­ная смерть «…про­ис­хо­дит от воли, под­вер­гает ответ­ствен­но­сти и не имеет ника­кого изви­не­ния».19

Не Бог раз­лу­ча­ется с чело­ве­ком, а чело­век раз­лу­ча­ется с Богом, подобно тому как блуд­ный сын сво­бодно, по соб­ствен­ному про­из­во­ле­нию остав­ляет отца. Поэтому духов­ная смерть всегда явля­ется само­умерщ­вле­нием, само­убий­ством. И весь тра­гизм этого само­убий­ства заклю­ча­ется в том, что чело­век сам, своими силами, не в состо­я­нии вос­ста­но­вить пору­шен­ные вза­и­мо­от­но­ше­ния с Богом. И в этом ему не могут помочь ника­кие науч­ные и тех­но­ло­ги­че­ские дости­же­ния. Помочь может только Бог, кото­рый «во Христе при­ми­рил с Собою мир, не вменяя людям пре­ступ­ле­ний их» (2Кор. 5:19).

6. Телес­ная смерть

«О чело­век, ты пла­чешь над телом, с кото­рым раз­лу­чи­лась душа,
но не пла­чешь о душе, с кото­рой раз­лу­чился Бог».

Свт. Иоанн Зла­то­уст

Итак, духов­ная смерть есть отре­че­ние от Бога, кото­рое чело­век совер­шает сам. Но телес­ная смерть посы­ла­ется чело­веку Богом, как это видно из еван­гель­ской притчи о богаче, кото­рому Бог сказал: «Безум­ный! в сию ночь душу твою возь­мут у тебя» (Лук. 12:20). Для чего пона­до­би­лась телес­ная смерть, и почему она про­дол­жает суще­ство­вать даже после того, как «мы при­ми­ри­лись с Богом смер­тью Сына Его» (Рим. 5:10)? При­ве­дем мысли отцов Церкви и извест­ных бого­сло­вов по дан­ному вопросу.

Свя­ти­тель Ириней Лион­ский: «Поэтому Он (Бог) изгнал его (Адама) из рая и удалил от древа жизни, не зави­дуя ему в древе жизни, как осме­ли­ва­ются неко­то­рые гово­рить, но мило­сер­дуя о нем, чтобы он не оста­вался навсе­гда греш­ни­ком, и чтобы грех его не был бес­смер­тен и зло бес­ко­нечно и неис­цельно. Но Он задер­жал грех, пола­гая смерть и пре­кра­щая грех и делая ему конец через раз­ру­ше­ние плоти, кото­рая должна быть в земле, чтобы чело­век, неко­гда пере­ста­вая жить для греха и умирая ему, начал жить для Бога»20

Свя­ти­тель Феофил Антио­хий­ский: «Чело­век под­вергся смерти, но и в этом случае Бог оказал ему вели­кое бла­го­де­я­ние, именно тем, что не оста­вил его вечно пре­бы­вать во грехе. Бог изгнал чело­века из рая, как бы в ссылку, чтобы чело­век в тече­ние извест­ного вре­мени очи­стил свой грех и, вра­зум­лен­ный нака­за­нием, снова воз­вра­щен был в рай. Если в сосуде, только что сде­лан­ном, обна­ру­жится недо­ста­ток, его пере­ли­вают или пере­де­лы­вают, чтобы он стал новым и целым; то же бывает и с чело­ве­ком в смерти. Для того он и сокру­ша­ется ее силой, чтобы во время вос­кре­се­ния явиться здо­ро­вым, то есть чистым, пра­вед­ным и бес­смерт­ным».21

Свя­ти­тель Васи­лий Вели­кий: «Так не Бог сотво­рил смерть, но мы сами навлекли ее на себя лука­вым соиз­во­ле­нием. Бог не вос­пре­пят­ство­вал нашему раз­ру­ше­нию по при­чи­нам, …чтоб самого недуга не сохра­нить в нас бес­смерт­ным, как и гор­шеч­ник такого гли­ня­ного сосуда, кото­рый течет, не захо­тел бы поло­жить в огонь, пока пере­дел­кою не будет исправ­лен нахо­дя­щийся в нем недо­ста­ток».22

Свя­ти­тель Гри­го­рий Бого­слов: «Впро­чем, и здесь при­об­ре­тает нечто, именно смерть в пре­се­че­ние греха, чтобы зло не стало бес­смерт­ным».23

Он же: «О муд­рость и мило­сер­дие Божие! Грех порож­дает смерть, а смерть уби­вает грех».24

Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский: «Чтобы не уве­ко­ве­чи­лось посе­лив­ше­еся в нас зло, по опре­де­ле­нию муд­рого Про­ви­де­ния, сосуд на время раз­ру­ша­ется смер­тью, чтобы по исте­че­нии зла пре­об­ра­зо­ва­лось чело­ве­че­ское есте­ство, вос­ста­но­ви­лось к пер­во­на­чаль­ной жизни. Ибо в этом состоит вос­кре­се­ние — вос­ста­нов­ле­ние при­роды в пер­во­здан­ное состояние…Смерть есть благо, будучи для нас нача­лом и путем изме­не­ния к луч­шему».25

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: «За грех Гос­по­дом бла­го­де­тельно уста­нов­лена смерть, Адам изго­ня­ется из рая, чтобы не смел более при­ка­саться к древу, посто­янно под­дер­жи­ва­ю­щему жизнь, и не грешил бес­ко­нечно. Значит, изгна­ние из рая есть более дело попе­чи­тель­но­сти Божией о чело­веке, нежели гнева».26

Он же: «Тот, кто хочет пере­стро­ить раз­ва­лив­шийся и ветхий дом, напе­ред выво­дит из него живу­щих, потом раз­ру­шает этот дом и снова воз­дви­гает в лучшем виде… Так и Бог раз­ру­шает наше тело, наме­ре­ва­ясь создать его вновь, и сперва изво­дит живу­щую в нем душу, как бы из какого дома, чтобы потом, воз­двиг­нув его в лучшем виде, опять ввести в него душу с боль­шею славою. Будем же обра­щать вни­ма­ние не на раз­ру­ше­ние, а на буду­щую славу».27

Свя­ти­тель Кирилл Алек­сан­дрий­ский: «Смер­тью Зако­но­да­тель оста­нав­ли­вает рас­про­стра­не­ние греха и в самом нака­за­нии являет чело­ве­ко­лю­бие. Так как Он, давая запо­ведь, с пре­ступ­ле­нием ее соеди­нил смерть, и поскольку пре­ступ­ник подпал этому нака­за­нию, Он и устра­и­вает так, что самое нака­за­ние служит спа­се­нию. Ибо смерть раз­ру­шает нашу живот­ную при­роду и таким обра­зом, с одной сто­роны, оста­нав­ли­вает дей­ствие зла, а с другой — избав­ляет чело­века от болез­ней, осво­бож­дает от трудов, пре­кра­щает его скорби и заботы и закан­чи­вает стра­да­ния. Таким-то чело­ве­ко­лю­бием рас­тво­рил Судия самое нака­за­ние».28

Пре­по­доб­ный Ефрем Сирин: «По мило­сер­дию ты сокра­тил дни наши, чтобы не удли­нялся ряд грехов наших».29

Про­фес­сор В.Н. Лос­ский: «Про­кля­тие смерти нико­гда не было со сто­роны Бога «судеб­ным пре­сле­до­ва­нием». Смерть была нака­за­нием любя­щего отца, а не тупым гневом тирана. Она исправ­ляла и поучала. Она пре­пят­ство­вала уве­ко­ве­чи­ва­нию рас­ко­ло­той жизни, была поме­хой бес­печ­ному пре­бы­ва­нию в про­тивно-при­род­ном поло­же­нии. Она не только пола­гала предел рас­паду нашей при­роды, но через при­су­щую ей смерт­ную тоску помо­гала чело­веку войти в созна­ние его поло­же­ния и повер­нуться к Богу».30

Про­то­и­е­рей Геор­гий Фло­ров­ский: «Смерть есть оброк греха, и в то же время вра­че­ва­ние. В смерти Бог как бы пере­плав­ляет сосуд нашего тела. Сво­бод­ным дви­же­нием согре­шив­шей воли чело­век всту­пил в обще­ние со злом, и к нашему составу при­ме­ша­лась отрава порока. И вот теперь, подобно неко­ему ску­дель­ному сосуду, чело­век в смерти рас­па­да­ется, а тело его раз­ла­га­ется, чтобы после очи­ще­ния от вос­при­ня­той скверны через вос­кре­се­ние снова быть воз­ве­ден­ным в пер­во­на­чаль­ный состав».31

На осно­ва­нии всего выше­ска­зан­ного можно утвер­ждать, что телес­ная смерть необ­хо­дима для чело­века, как необ­хо­димо лекар­ство для боль­ного. Отпав от Бога, чело­век, а вместе с ним и весь мате­ри­аль­ный мир, ока­зался в ненор­маль­ном, про­ти­во­есте­ствен­ном состо­я­нии, кото­рое к тому же имеет свой­ство про­грес­си­ро­вать. Это состо­я­ние отчуж­ден­но­сти от Бога во всей сово­куп­но­сти своих про­яв­ле­ний име­ну­ется злом. Телес­ная смерть пола­гает предел этому состо­я­нию и одно­вре­менно явля­ется первым этапом вос­ста­нов­ле­ния повре­жден­ной чело­ве­че­ской при­роды, второй этап — вос­кре­се­ние. Лучший, а порой и един­ствен­ный способ испра­вить нечто в корне повре­жден­ное — это раз­ру­шить и вос­со­здать заново, поэтому свя­ти­тели Феофил Антио­хий­ский и Васи­лий Вели­кий упо­треб­ляют образ исправ­ле­ния нека­че­ствен­ного гли­ня­ного сосуда, кото­рый можно только раз­ру­шить и сле­пить заново. Итак, основ­ное, лучше ска­зать, онто­ло­ги­че­ское зна­че­ние телес­ной смерти — это огра­ни­че­ние зла.

Но транс­гу­ма­низм почи­тает телес­ную смерть вели­чай­шим злом. К при­меру, одна из лекций вид­ного пред­ста­ви­теля транс­гу­ма­низма, веду­щего спе­ци­а­ли­ста в обла­сти нано­ме­ди­цины Роберта Фрей­таса так и назы­ва­ется: «Смерть — это зло­де­я­ние». В ней он в част­но­сти пишет: «…я наде­юсь, что вы согла­си­тесь со мною, что есте­ствен­ная смерть — это зло­де­я­ние. Более того, это вели­чай­шее зло­де­я­ние, совер­шён­ное по отно­ше­нию к чело­ве­че­скому роду за всю его исто­рию». 32

Этот мир почи­тает телес­ную смерть вели­чай­шим злом, на самом деле она — вели­чай­ший огра­ни­чи­тель зла, и устра­не­ние ее есть ни что иное, как устра­не­ние этого огра­ни­чи­теля.

7. Истин­ное вос­кре­се­ние

«Этот сын мой был мертв и ожил».
(Притча о блуд­ном сыне — Лк. 15:24)

Согласно учению прп. Нико­лая Кава­силы, от нас не зави­сит, вос­крес­нем ли мы после смерти или нет, равно как не зави­село от нас наше рож­де­ние: «Хри­стовы смерть и вос­кре­се­ние при­но­сят бес­смер­тие и нетле­ние всем в оди­на­ко­вой сте­пени, ибо всякий чело­век имеет то же есте­ство, как и Чело­век Хри­стос Иисус»33. Через телес­ную смерть и после­ду­ю­щее вос­кре­се­ние Бог воз­вра­щает чело­века в его пер­во­здан­ное непо­вре­жден­ное состо­я­ние, кото­рое харак­те­ри­зу­ется бес­смер­тием. Но наряду с вос­кре­се­нием телес­ным суще­ствует и духов­ное вос­кре­се­ние, кото­рое есть при­ми­ре­ние с Богом, пока­я­ние. Свт. Иоанн Зла­то­уст заме­чает: «Смерть… у нас дво­я­кая; потому и вос­кре­се­ние должно быть дво­я­кое. Мы, умер­шие дво­я­кой смер­тью, вос­кре­саем и дво­я­ким вос­кре­се­нием. Одним мы вос­кресли пока от греха, ибо погреб­лись вместе с Ним в кре­ще­нии и вос­стали вместе с Ним чрез кре­ще­ние. Это одно вос­кре­се­ние — осво­бож­де­ние от грехов; а второе вос­кре­се­ние — вос­кре­се­ние тела».34 «Вос­кре­се­ние души — это ее соеди­не­ние с Жизнью, Кото­рая есть Хри­стос», — пишет прп. Симеон Новый Бого­слов — «как тело мерт­вое, если не вос­при­мет и не сольется с душою неким обра­зом нес­ли­янно, не бывает и не име­ну­ется живым и жить не может, так и душа не может жить сама по себе, если не соеди­нится неиз­ре­чен­ным соеди­не­нием и не соче­та­ется нес­ли­янно с Богом, Кото­рый воис­тину есть Жизнь Вечная».35

Как истин­ная смерть чело­века — духов­ная, так же и истин­ное вос­кре­се­ние чело­века — духов­ное. Наи­бо­лее яркий образ духов­ного вос­кре­се­ния — еван­гель­ская притча о блуд­ном сыне: «У неко­то­рого чело­века было два сына; и сказал млад­ший из них отцу: отче! дай мне сле­ду­ю­щую [мне] часть имения. И [отец] раз­де­лил им имение. По про­ше­ствии немно­гих дней млад­ший сын, собрав всё, пошел в даль­нюю сто­рону и там рас­то­чил имение свое, живя рас­путно. Когда же он прожил всё, настал вели­кий голод в той стране, и он начал нуж­даться; и пошел, при­стал к одному из жите­лей страны той, а тот послал его на поля свои пасти свиней; и он рад был напол­нить чрево свое рож­ками, кото­рые ели свиньи, но никто не давал ему. Придя же в себя, сказал: сколько наем­ни­ков у отца моего избы­то­че­ствуют хлебом, а я умираю от голода; встану, пойду к отцу моему и скажу ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим; прими меня в число наем­ни­ков твоих. Встал и пошел к отцу своему. И когда он был еще далеко, увидел его отец его и сжа­лился; и, побе­жав, пал ему на шею и цело­вал его. Сын же сказал ему: отче! я согре­шил против неба и пред тобою и уже недо­стоин назы­ваться сыном твоим. А отец сказал рабам своим: при­не­сите лучшую одежду и оденьте его, и дайте пер­стень на руку его и обувь на ноги; и при­ве­дите откорм­лен­ного теленка, и зако­лите; станем есть и весе­литься! ибо этот сын мой был мертв и ожил, про­па­дал и нашелся. И начали весе­литься.» (Лк. 15:11–24).

Бог может вос­кре­сить чело­века телесно, но Он не может заста­вить его пока­яться и при­ми­риться с Собой, потому что в этом заклю­ча­ется сво­бода чело­века. «Вос­кре­сить тело — это свой­ство Божи­его все­мо­гу­ще­ства», — пишет свт. Димит­рий Ростов­ский — «однако ни муд­рость Божия, ни мило­сер­дие Божие и ни все­мо­гу­ще­ство Божие не смогут вос­кре­сить душу греш­ника, если только сам греш­ник не захо­чет того. Не напрасно Бог в одном месте гово­рит греш­нику так: тебя без тебя Я смог создать, но спасти тебя без тебя не могу».36

Поэтому, после все­об­щего вос­кре­се­ния бес­смер­тие для людей будет раз­лично: для при­ми­рив­шихся с Богом — это будет бес­смер­тие в бого­об­ще­нии, что явля­ется источ­ни­ком веч­ного бла­жен­ства, а для остав­шихся во вражде — бес­смер­тие в отлу­че­нии от Бога, что будет вечной мукой или вечной смер­тью. Здесь ста­но­вятся понят­ными слова Христа: «… кто соблю­дет слово Мое, тот не увидит смерти вовек» (1Ин. 8:51), то есть не увидит этой самой вечной смерти.

Прп. Максим Испо­вед­ник раз­ви­вал тему дво­я­кого соеди­не­ния с Богом: соеди­не­ния через внут­рен­нее сво­бод­ное согла­сие, «по бла­го­дати» и соеди­не­ния против воли, извне, «вне бла­го­дати». Одни будут обо­жены дей­ствием Боже­ствен­ных энер­гий, внут­ренне при­сво­ен­ных их суще­ством, другие же будут пре­бы­вать в состо­я­нии внеш­него сопри­кос­но­ве­ния с Богом при внут­рен­ней отлу­чен­но­сти от Него. Всех — и добрых, и злых — обни­мет одна и та же Боже­ствен­ная любовь, но нерас­ка­ян­ные греш­ники пере­жи­вать бла­жен­ство этой любви будут не спо­собны, для них обо­жа­ю­щий огнь Св. Духа будет внеш­ним пла­ме­нем, при­но­ся­щим лишь невы­но­си­мое муче­ние (Лос­ский В.Н.37).

Итак, ищущим бес­смер­тия нужно знать, что по бла­го­дати Божией мы и так уже бес­смертны, но каким будет это бес­смер­тие — зави­сит от нас самих.

8. Спа­се­ние

«Гос­подь, Бог наш, Гос­подь един есть;
и люби Гос­пода, Бога твоего, всем серд­цем твоим,

и всею душею твоею и всеми силами твоими».
(Втор. 6:4–6)

Среди многих людей, причем и среди тех, кто вполне искренно счи­тают себя хри­сти­а­нами, рас­про­стра­нено мнение, что сущ­ность про­по­ве­ду­е­мого хри­сти­ан­ством спа­се­ния и вообще цель хри­сти­ан­ства заклю­ча­ется в избав­ле­нии чело­века от телес­ной смерти. Ярчай­шим при­ме­ром такого заблуж­де­ния в оте­че­ствен­ной фило­со­фии явля­ется «Фило­со­фия общего дела» Н.Ф. Федо­рова. Под «общим делом» он как раз и пони­мал пре­одо­ле­ние телес­ной смерти и вос­кре­ше­ние умер­ших пред­ков. Подоб­ное заблуж­де­ние поз­во­ляет таким миро­воз­зре­ниям, как транс­гу­ма­низм, постав­лять себя на одну сту­пеньку с хри­сти­ан­ством: дескать, мы решаем ту же про­блему — дости­же­ние телес­ного бес­смер­тия, и решаем эту про­блему лучше.

В дей­стви­тель­но­сти же, сущ­ность хри­сти­ан­ского спа­се­ния — это избав­ле­ние чело­века от смерти духов­ной, вос­ста­нов­ле­ние того един­ства между Богом и чело­ве­ком, кото­рое было раз­ру­шено Адамом, и кото­рое вновь вос­со­здано Хри­стом. И это един­ство явля­ется ни чем иным, как любо­вью. Вся труд­ность спа­се­ния заклю­ча­ется в том, что чело­веку, чтобы спа­стись, нужно воз­лю­бить Бога. Но как это сде­лать? Любовь сво­бодна, и насильно, как гово­рят, мил не будешь. Тыся­че­ле­ти­ями люди спорят о том, есть ли Бог, ищут дока­за­тель­ства бытия Божия и недо­уме­вают, почему все­мо­гу­щий Бог не засви­де­тель­ствует неоспо­римо каж­дому чело­веку о своем суще­ство­ва­нии, ведь тогда бы все уве­ро­вали и спас­лись. Но спас­лись ли бы? Знать о том, что Бог есть и любить Бога — совер­шенно неза­ви­си­мые вещи. «И бесы веруют, и тре­пе­щут» (Иак. 2:19) — гово­рит апо­стол Иаков в своем посла­нии. То есть падшие духи несо­мненно знают о суще­ство­ва­нии Бога, но при этом Его не любят и не спа­са­ются. Также и чело­век, любя­щий грех, не станет любить Бога, хотя бы даже и убе­дился в Его суще­ство­ва­нии, поэтому Бог не огра­ни­чи­вает сво­боду чело­века даже фактом Своего бытия.

Любовь рож­да­ется в ответ на любовь. Бог на Кресте являет чело­веку всю без­мер­ную глу­бину Своей любви к нему. Часто люди недо­уме­вают, для чего необ­хо­димо было Рас­пя­тие Христа. Неужели все­мо­гу­щий Бог не мог спасти нас каким-нибудь другим, менее «болез­нен­ным» спо­со­бом? Дей­стви­тельно, Богу воз­можно все, но явить любовь можно только так — стра­дая, умирая, пола­гая душу свою дру­гого. Можно ска­зать, что если бы не было стра­да­ний Спа­си­теля, мы нико­гда бы не узнали, насколько в дей­стви­тель­но­сти Бог нас любит. «Любовь познали мы в том, что Он поло­жил за нас душу Свою…» (1Ин. 3:16), — пишет святой апо­стол Иоанн Бого­слов. И не просто за «нас», как за некую общую люд­скую массу, но за каж­дого из нас. Каждый из нас, взирая на Святой Крест, имеет право ска­зать: вот насколько Бог меня любит. Поэтому Рас­пя­тие Спа­си­теля есть высшее откро­ве­ние любви Божией к чело­веку, после кото­рого чело­век узнал, что «Бог есть любовь» (1Ин. 4:16). Воз­можно, при­чина гре­хо­па­де­ния Адама состо­яла в том, что он не знал всей пол­ноты любви Бога к нему, и поэтому и сам не мог в совер­шен­стве ответно любить Его. Бог для Адама был Твор­цом, Про­мыс­ли­те­лем, но не был Иску­пи­те­лем и Спа­си­те­лем. Но «мы познали любовь, кото­рую имеет к нам Бог, и уве­ро­вали в нее» (1Ин. 4:16), — гово­рит святой апо­стол Иоанн Бого­слов, — «будем любить Его, потому что Он прежде воз­лю­бил нас» (1Ин. 4:19).

В Еван­ге­лии от Иоанна Гос­подь гово­рит, что любовь к Нему заклю­ча­ется в испол­не­нии Его запо­ве­дей: «Если любите Меня, соблю­дите Мои запо­веди» (Ин. 14:15). И первой запо­ве­дью Он постав­ляет любовь к ближ­нему: «Запо­ведь новую даю вам, да любите друг друга» (Ин. 13:34). В Ветхом Завете уже име­лась запо­ведь о любви к ближ­нему: «…люби ближ­него твоего, как самого себя» (Лев. 19:18). Но ска­зан­ная Гос­по­дом запо­ведь дей­стви­тельно новая, потому что в корне меняет сущ­ность того, как должно любить: не «как самого себя», но «как Я воз­лю­бил вас. Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:13). А это значит — любить больше, чем самого себя, лучше ска­зать — вместо самого себя. Бог при­зы­вает чело­века упо­до­биться Ему в любви, и через это упо­доб­ле­ние чело­век дости­гает един­ства с Богом. «Бог есть любовь, и пре­бы­ва­ю­щий в любви пре­бы­вает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4:16).

Можно ска­зать, что высшее бого­по­до­бие чело­века заклю­ча­ется отнюдь не в том, что у него есть разум, воля, созна­ние и т.п., а в том, что чело­век спо­со­бен любить так, как любит Бог. Чело­век может быть разум­ным, воле­вым, созна­тель­ным, но если он теряет спо­соб­ность жерт­во­вать собой ради ближ­него — он утра­чи­вает образ Божий в себе и пере­стает быть истин­ным чело­ве­ком. Не даром и апо­стол Иоанн Бого­слов гово­рит: «…не любя­щий брата пре­бы­вает в смерти.» (1Ин. 3:14)

«Бог есть любовь», и чело­век, чтобы обре­сти един­ство с Богом, при­зван стать такой же любо­вью.

9. Ага­сфер

«Смерть страшна, но еще страш­нее было бы созна­ние,
что будешь жить вечно и нико­гда не умрешь».

А. П. Чехов

В сред­ние века в хри­сти­ан­ском мире полу­чила широ­кое рас­про­стра­не­ние легенда о неко­то­ром еврее из Иеру­са­лима, кото­рый гру­быми сло­вами оскор­бил Христа, нес­шего Крест на Гол­гофу, а по неко­то­рым вер­сиям — оттолк­нул или даже ударил Спа­си­теля, когда Тот в изне­мо­же­нии не в силах был про­дол­жать путь. В нака­за­ние этот еврей по своим же словам был осуж­дён на ски­та­ние по земле до Вто­рого при шествия и вечное пре­зре­ние со сто­роны людей. Этот чело­век назы­вался в Англии Кар­та­фи­лу­сом, в Италии — Бот­та­дио (или Бута­деус, т.е. уда­рив­ший Бога), во Фран­ции и Бель­гии — Иса­а­ком Лаке­де­мом, а в бре­тон­ских леген­дах — Буде­део (толк­нув­ший Бога). В одной из немец­ких народ­ных книг его назы­вают Ага­сфе­ром. Это имя полу­чило наи­боль­шее рас­про­стра­не­ние, позже появи­лось и другое наиме­но­ва­ние — Вечный Жид.

Когда и кем был дан первый толчок легенде о Вечном Жиде, до сих пор неиз­вестно.

Первое сви­де­тель­ство о нем можно про­чи­тать в «Лей­мо­нарьоне», сбор­нике исто­рий, напи­сан­ном в VI веке Иоан­ном Моша­сом из Дамаска. Мошас рас­ска­зы­вает о встрече одного монаха с обо­рван­ным эфи­о­пом, кото­рый сказал ему: «Я тот, кто Творца мира, Гос­пода нашего Иисуса Христа, иду­щего на казнь, ударил по лицу».

Хро­ни­кер Матвей Париж­ский (Матиас Парис) сви­де­тель­ствует в своей «Боль­шой хро­нике» (около 1250 г.), что в 1228 году в Англию прибыл архи­епи­скоп из Арме­нии и рас­ска­зал о неком Иосифе, кото­рый при­сут­ство­вал при стра­да­ниях Спа­си­теля, гово­рил с Ним и нахо­дится еще в живых до сих пор, как сви­де­тель истин­но­сти хри­сти­ан­ской веры. Во время суда над Хри­стом этот Иосиф, назы­вав­шийся тогда Кар­та­фи­лу­сом, был при­врат­ни­ком пре­то­ри­ума (при­сут­ствен­ного места) Понтия Пилата. Когда уже при­го­во­рен­ный Иисус пере­сту­пил порог пре­то­ри­ума, Кар­та­фи­лус ударил Его кула­ком в спину и, пре­зри­тельно усмех­нув­шись, сказал: «Иди же, Иисус, скорее, чего ты так мед­лишь?» Иисус, строго взгля­нув на него, отве­тил: «Я пойду, а ты подо­ждешь, пока Я вер­нусь». Слово Спа­си­теля испол­ни­лось, и Кар­та­фи­лус ждет Его воз­вра­ще­ния. При Христе Кар­та­фи­лусу было около трид­цати лет, и каждый раз, достиг­нув сто­лет­него воз­раста, он забо­ле­вает непо­нят­ной болез­нью, впа­дает в какой-то экстаз, после чего поправ­ля­ется и воз­вра­ща­ется к тому же воз­расту, какой имел в день смерти Христа.

Для нас прин­ци­пи­ально важным пред­став­ля­ется не вопрос о досто­вер­но­сти этой легенды, а то, что она явля­ется образно выра­жен­ным отно­ше­нием хри­сти­ан­ства к «посю­сто­рон­нему» бес­смер­тию. Бес­смер­тие здесь ока­зы­ва­ется про­кля­тием еще более страш­ным, чем смерть. Оно обо­ра­чи­ва­ется поис­тине адской непе­ре­но­си­мо­стью суще­ство­ва­ния, невоз­мож­но­стью выйти из вре­мени в веч­ность. Избав­ля­ясь от такого бес­смер­тия пра­вед­ный Симеон, кото­рый также по пре­да­нию не мог уме­реть «доколе не увидит Христа Гос­подня», облег­ченно про­из­но­сит: «Ныне отпус­ка­ешь раба Твоего, Вла­дыко, по слову Твоему, с миром … » (Лк. 2:29). Логика рели­ги­оз­ной мысли здесь проста: если смысл жизни — это под­го­товка к пере­ходу в веч­ность, а смысл смерти — пере­ход, то бес­ко­неч­ная жизнь также бес­ко­нечно бес­смыс­ленна. А бес­ко­неч­ная бес­смыс­лен­ность — это свой­ство ада. «Ад стра­шен не столько интен­сив­но­стью своих муче­ний, сколько их бес­смыс­лен­но­стью» (диакон А. Кураев).38

Поэтому и Платон в свое время сказал: «Никто из нас еще не родился бес­смерт­ным, и, если бы это с кем-нибудь слу­чи­лось, он не был бы счаст­лив, как это кажется многим».39

«Вечный жид». Рису­нок Гюстава Доре

zhid

10. Иску­ше­ние бес­смер­тием

«И сказал змей жене: нет, не умрете; но… будете, как боги…»
(Быт. 3:4–5)

Смерть есть некая гра­ница, кото­рая отде­ляет область раци­о­наль­ного знания от обла­сти веры. Все, о чем мы знаем, нахо­дится здесь, до гра­ницы смерти. А все, во что мы верим — там, за ее пре­де­лами. Любая попытка чело­века взгля­нуть с помо­щью науки на то, что нахо­дится по ту сто­рону смерти, обре­чена на провал. Живые не знают об этом ничего опре­де­лен­ного, а мерт­вые, к сожа­ле­нию, не склонны делиться своими впе­чат­ле­ни­ями. Поэтому, именно рели­ги­оз­ность чело­века, а не уро­вень его науч­ных знаний, опре­де­ляет в конеч­ном итоге отно­ше­ние чело­века к смерти и, соот­вет­ственно, к воз­мож­но­сти здеш­него бес­смер­тия.

Пред­ста­вим себе, что где-нибудь в сере­дине XXI века в какой-нибудь кли­нике буду­щего уми­рает старый чело­век. Уми­рает просто от ста­ро­сти, потому что, как гово­рится, настал срок. И вдруг ему сооб­щают, что у него есть воз­мож­ность не уме­реть: сейчас ему могут ввести в орга­низм инъ­ек­цию с мил­ли­ар­дами нано­ро­бо­тов, кото­рые «почи­нят» каждую клетку его тела, увра­чуют все стар­че­ские болячки, и он оста­нется жить. Более того, он снова станет моло­дым, каким когда-то был в 20 лет, и будет оста­ваться таким и не ста­реть более, пока в его орга­низме нахо­дятся нано­ро­боты. Если этот чело­век искренне верит в Бога, в загроб­ную жизнь, то такое пред­ло­же­ние для него пока­жется пустым и бес­смыс­лен­ным. Ну, а если он нико­гда все­рьез ни во что не верил? Если смерть для него — это абсо­лют­ный конец всего? Перед лицом такого выбора никто не сможет солгать: вечная жизнь там или «вечная жизнь» здесь.

Иску­ше­ние бес­смер­тием — это абсо­лютно точное испы­та­ние веры чело­века, и такое испы­та­ние, похоже, ждет все чело­ве­че­ство в неда­ле­ком буду­щем. Согласно хри­сти­ан­ской эсха­то­ло­гии перед Вторым При­ше­ствием Спа­си­теля будет иметь место неко­то­рое испы­та­ние веры людей. Может быть, иску­ше­ние бес­смер­тием и будет этим самым испы­та­нием? Рас­смот­рим эту про­блему в эсха­то­ло­ги­че­ском плане.

10.1. При­ше­ствие анти­хри­ста

Часто люди не пони­мают, что для нас сделал Хри­стос, от чего он нас спас? Ведь внешне ничего не изме­ни­лось: мы также про­дол­жаем уми­рать, как уми­рали до Его При­ше­ствия. Причем такое непо­ни­ма­ние имело место уже в первые века хри­сти­ан­ства. Как повест­вует апо­стол Петр, нахо­ди­лись люди, кото­рые спра­ши­вали: «Где обе­то­ва­ние при­ше­ствия Его? Ибо с тех пор, как стали уми­рать отцы, от начала тво­ре­ния, все оста­ется также». (2Пет. 3:4).

Не вда­ва­ясь в бого­слов­ские подроб­но­сти можно отве­тить, что Хри­стос спас нас от духов­ной смерти, кото­рая, как уже гово­ри­лось, есть истин­ная смерть для чело­века — раз­лу­че­ние его с Богом. Во Христе каждый из нас полу­чил воз­мож­ность при­ми­риться с Богом и обре­сти един­ство с Ним. Св. апо­стол Павел во втором посла­нии к Корин­фя­нам пишет: «Все же от Бога, Иису­сом Хри­стом при­ми­рив­шего нас с Собою и дав­шего нам слу­же­ние при­ми­ре­ния, потому что Бог во Христе при­ми­рил с Собою мир, не вменяя [людям] пре­ступ­ле­ний их…» (2Кор. 5:18–19). И далее, помня о том, что при­ми­ре­ние с Богом зави­сит еще от сво­бод­ного про­из­во­ле­ния чело­века, апо­стол взы­вает: «при­ми­ри­тесь с Богом» (2Кор. 5:20). Вот в чем заклю­ча­ется смысл утвер­жде­ния, что Хри­стос спас нас от смерти. Телес­ная же смерть оста­лась как часть про­це­дуры увра­че­ва­ния нашего повре­жден­ного грехом есте­ства, и в этом нет ничего страш­ного.

Можно пред­по­ло­жить, что по неко­то­рой анти­ана­ло­гии анти­христ, кото­рый будет «Христу подо­бен во всем», тоже «спасет» людей от смерти, но не от духов­ной, а от телес­ной. Допу­стим, он явится рас­про­стра­ни­те­лем спо­соба ради­каль­ного про­дле­ния жизни, идео­ло­гом его при­ме­не­ния и т.п. Такая «победа» над смер­тью будет вполне соот­вет­ство­вать его целям: люди оста­нутся пре­бы­вать во зле неогра­ни­чен­ное время. Подоб­ными анти­ана­ло­ги­ями могут стать и «чудеса» исце­ле­ния нано­ме­ди­ци­ной неиз­ле­чи­мых болез­ней, а еще более — «вос­кре­ше­ние» нахо­дя­щихся в крио­ана­би­озе. Вообще, нано­тех­но­ло­гии по своим пер­спек­тив­ным воз­мож­но­стям мани­пу­ли­ро­ва­ния мате­рией вполне могут создать у людей впе­чат­ле­ние, что они уже стали «яко боги».

Телес­ное бес­смер­тие станет вели­ким соблаз­ном и одно­вре­менно вели­ким обма­ном. Соблаз­ном — потому, что для чело­века нет ничего более при­вле­ка­тель­ного, чем бес­смер­тие, обма­ном — потому, что истин­ным бес­смер­тием оно не будет. Подоб­ное вели­кое обо­льще­ние может быть вполне свой­ственно анти­хри­сту.

10.2. Упразд­не­ние рели­гий

Мы уже ска­зали о том, что вера опре­де­ляет отно­ше­ние чело­века к смерти. Но можно утвер­ждать и обрат­ное: осо­зна­ние чело­ве­ком своей смерти во многом опре­де­ляет его рели­ги­оз­ность. Наука не в состо­я­нии отве­тить на вопросы: что такое смерть, что про­ис­хо­дит с чело­ве­ком после нее, как чело­веку под­го­то­виться к ней. На эти вопросы всегда отве­чала рели­гия. В неко­то­ром смысле можно даже ска­зать, что рели­гия для того и суще­ствует, чтобы давать чело­веку ответы на эти вопросы. С воз­ник­но­ве­нием иллю­зии бес­смер­тия эти вопросы если и не исчез­нут совсем, то станут весьма мало­зна­чи­мыми. Вообще, с точки зрения мате­ри­а­ли­сти­че­ской пси­хо­ло­гии, вера в посмерт­ное суще­ство­ва­ние есть не что иное, как защит­ная реак­ция чело­ве­че­ской пси­хики на осо­зна­ние факта смерт­но­сти. В про­цессе куль­тур­ного раз­ви­тия эта защит­ная реак­ция транс­фор­ми­ро­ва­лась в то, что мы сего­дня назы­ваем рели­гией. Про­фес­сор, пре­зи­дент Герон­то­ло­ги­че­ского обще­ства РАН, В.Н. Ани­си­мов в книге «Эво­лю­ция кон­цеп­ций в герон­то­ло­гии» пишет: «Появ­ле­ние у чело­века созна­ния при­вело к пони­ма­нию им факта огра­ни­чен­но­сти соб­ствен­ного суще­ство­ва­ния во вре­мени (т. е. факта смерт­но­сти). Это вызвало воз­ник­но­ве­ние кол­ли­зии между его био­ло­ги­че­ским, инстинк­тив­ным стрем­ле­нием к дли­тель­ному суще­ство­ва­нию и осо­зна­нием невоз­мож­но­сти его дости­же­ния. У боль­шин­ства людей это при­во­дило к при­ми­ре­нию с фактом смерт­но­сти. Такое при­ми­ре­ние выра­зи­лось в воз­ник­но­ве­нии раз­лич­ных защит­ных пси­хо­ло­ги­че­ских меха­низ­мов (как пра­вило, куль­турно опо­сре­до­ван­ных), одним из кото­рых явля­ется вера в посмерт­ное суще­ство­ва­ние».40

Можно вполне обос­но­ванно пред­по­ло­жить, что с изоб­ре­те­нием «посю­сто­рон­него» бес­смер­тия, все рели­ги­оз­ные веро­ва­ния будут объ­яв­лены неко­то­рым пси­хо­ло­ги­че­ским руди­мен­том, от кото­рого нужно избав­ляться, и чем скорее, тем лучше.

О том, что наука осу­ще­ствит рели­ги­оз­ные чаяния отно­си­тельно бес­смер­тия, еще в сере­дине XIX века «про­ро­че­ство­вал» рус­ский фило­соф-футу­ро­лог Н.Ф. Федо­ров в своей «Фило­со­фии общего дела», за что его сего­дняш­ний транс­гу­ма­низм почи­тает как одного из своих осно­во­по­лож­ни­ков. Правда, он в отли­чие от транс­гу­ма­ни­стов выска­зы­вался за объ­еди­не­ние рели­гии и науки. В ту пору ска­зать, что наука упразд­нит рели­гию, было бы слиш­ком бого­хульно. Но на такое бого­хуль­ство будет спо­со­бен анти­христ, и оно будет заклю­чаться даже не в том утвер­жде­нии, что Бога нет, а в том, что Бог, даже если Он и есть, больше чело­веку не нужен. Своего рода, упразд­не­ние за нена­доб­но­стью.

С утра­той рели­ги­оз­но­сти вполне зако­но­мерно ожи­дать общего нрав­ствен­ного упадка, потому что, как сказал Ф. М. Досто­ев­ский: «Если Бога нет, то все доз­во­лено».

10.3. «Во многих охла­деет любовь»

В Еван­ге­лии от Иоанна Гос­подь гово­рит: «Сия есть запо­ведь Моя, да любите друг друга, как Я воз­лю­бил вас. Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих» (Ин. 15:12–13). Значит, любовь есть само­по­жерт­во­ва­ние ради других людей, причем пожерт­во­ва­ние самой жизнью, как это сделал Сам Спа­си­тель ради нас. Можно придти к пара­док­саль­ному и в тоже время вполне спра­вед­ли­вому выводу: смерть дает чело­веку уни­каль­ную воз­мож­ность уме­реть не просто так, но отдать жизнь свою за других людей. Устра­не­ние воз­мож­но­сти уме­реть за тех, кого любишь, есть устра­не­ние воз­мож­но­сти истинно любить.

Конечно, изоб­ре­те­ние здеш­него бес­смер­тия воз­мож­но­сти уме­реть не устра­нит, но вот отно­ше­ние чело­века к своей соб­ствен­ной жизни корен­ным обра­зом изме­нится. Когда смерть гаран­ти­ро­вана ста­ре­нием и болез­нями, чело­век не может как-то осо­бенно ценить свою жизнь, ведь все равно не сего­дня, так завтра умрешь. С воз­ник­но­ве­нием иллю­зии бес­смер­тия, осо­бенно на фоне пред­став­ле­ния о смерти, как об абсо­лют­ном конце суще­ство­ва­ния, соб­ствен­ная жизнь станет казаться чело­веку чрез­вы­чайно ценной, высшей цен­но­стью, кото­рая только может быть. И тогда «во многих охла­деет любовь» (Мф. 24:12).

Можно на это воз­ра­зить и ска­зать, что долгая жизнь даст воз­мож­ность более дол­гому слу­же­нию людям. Но слу­же­ние ближ­ним без готов­но­сти поло­жить за них свою жизнь есть слу­же­ние без любви, потому что слова Спа­си­теля: «Нет больше той любви, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих» нужно пони­мать еще и так, что нет ника­кой другой любви, кроме той, как если кто поло­жит душу свою за друзей своих.

11. Заклю­че­ние

«Вот, я сего­дня пред­ло­жил тебе жизнь и добро, смерть и зло…
Избери жизнь, дабы жил ты и потом­ство твое…» (Втор. 30:15,19)

В совре­мен­ном обще­стве под вли­я­нием науч­ных дости­же­ний все более нарас­тает секу­ля­ри­зо­ван­ный взгляд на про­блемы смерти и бес­смер­тия. Они рас­смат­ри­ва­ются как чисто био­ло­ги­че­ские явле­ния. Пер­спек­тивы совре­мен­ной науки сти­му­ли­руют раз­ви­тие эво­лю­ци­о­нист­ских фило­соф­ских кон­цеп­ций, таких как транс­гу­ма­низм, при­зы­ва­ю­щих чело­века дости­гать био­ло­ги­че­ского бес­смер­тия.

Ста­ре­ние и смерть чело­века имеют духов­ное осно­ва­ние в гре­хо­па­де­нии и есть послед­ствия греха. Смерть дана чело­веку Богом для оста­новки греха, кото­рый един­ственно явля­ется злом в хри­сти­ан­ском пони­ма­нии. Значит, смерть оста­нав­ли­вает зло.

Истин­ное бес­смер­тие может быть достиг­нуто только пре­одо­ле­нием греха. Стрем­ле­ние достиг­нуть бес­смер­тия без пре­одо­ле­ния греха опасно, так как не уни­что­жает зло, а наобо­рот, уве­ко­ве­чи­вает его.

Опас­ность уве­ко­ве­чи­ва­ния зла в чело­веке трудно пере­оце­нить, ибо на нее указал Сам Гос­подь после гре­хо­па­де­ния Адама, когда сказал: «вот, Адам стал как один из Нас, зная добро и зло; и теперь как бы не про­стер он руки своей, и не взял также от дерева жизни, и не вкусил, и не стал жить вечно» (Быт. 3:22). Тем не менее, Бог дает чело­веку воз­мож­ность в тече­ние земной жизни испы­тать добро и зло, и утвер­дить себя в том или другом. Добро — это при­ня­тие Бога, зло — отре­че­ние от Него. Выбор между добром и злом есть само­опре­де­ле­ние лич­но­сти по отно­ше­нию к Богу. Телес­ная смерть посы­ла­ется только тогда, когда это само­опре­де­ле­ние окон­ча­тельно сфор­ми­ру­ется, не раньше и не позже.

Смерть может быть вне­зап­ной, но она нико­гда не бывает слу­чай­ной, как нельзя назвать слу­чай­ным паде­ние с дерева созрев­шего плода. Смерть есть таин­ствен­ная жатва, пере­во­дя­щая созрев­шую лич­ность из вре­мен­ной жизни в веч­ность.

Но сего­дня транс­гу­ма­низм утвер­ждает иначе: Бог — это плод боль­ного вооб­ра­же­ния, смерть — это абсо­лют­ный и бес­смыс­лен­ный конец, кото­рый необ­хо­димо пре­одо­леть, чело­век — это лишь про­ме­жу­точ­ное звено эво­лю­ции, кото­рому пред­ше­ство­вала обе­зьяна, и за кото­рым после­дуют тран­с­че­ло­век, пост­че­ло­век, сверх­че­ло­век. «Эво­лю­ци­о­ни­ро­вать дальше с помо­щью дости­же­ний науки!» — таков девиз транс­гу­ма­низма. Никому еще не при­хо­ди­лось наблю­дать, чтобы обе­зьяна пре­вра­ти­лась в чело­века. Ученые ссы­ла­ются на то, что для этого необ­хо­димо очень много вре­мени. Но как чело­век, поте­ряв­ший Бога, нрав­ственно пре­вра­ща­ется в обе­зьяну — это наблю­да­ется посто­янно, и дли­тель­ного вре­мени для такого пре­вра­ще­ния не тре­бу­ется. Поэтому теорию Дар­вина о про­ис­хож­де­нии чело­века вполне можно при­нять в про­ти­во­по­лож­ном тол­ко­ва­нии: не чело­век про­изо­шел от обе­зьяны, а Бог сотво­рил чело­века, кото­рый затем уда­лился от Него и пре­вра­тился в обе­зьяну. И даль­ней­шее уда­ле­ние при­ве­дет скорее не к сверх­че­ло­веку, а к научно раз­ви­той свер­хо­бе­зьяне.

Транс­гу­ма­низм сего­дня пред­ла­гает людям то, что уже когда-то им пред­ла­га­лось: «…нет, не умрете;… и вы будете, как боги, зна­ю­щие добро и зло» (Быт. 3:4–5). Если смерть, по словам свт. Гри­го­рия Бого­слова, суще­ствует для того, «чтобы зло не стало бес­смерт­ным», то дости­же­ние зем­ного бес­смер­тия есть ни что иное, как попытка сде­лать зло бес­смерт­ным.

Доклад на меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции «Про­блемы био­э­тики» 10.06.2013

В кон­тек­сте обсуж­де­ния про­блем био­э­тики очень часто гово­рится об эвта­на­зии, кото­рая есть ни что иное, как пре­кра­ще­ние жизни. Но научно-тех­ни­че­ский про­гресс не стоит на месте и уже сейчас пред­ла­гает к рас­смот­ре­нию новую био­э­ти­че­скую про­блему — про­дле­ние жизни. Причем про­дле­ние не на год и не на два, и даже не на десять лет, но на сотни лет. Меди­цина вплот­ную подо­шла к тому, чтобы в скором вре­мени достиг­нуть воз­мож­но­сти оста­новки ста­ре­ния.

Совре­мен­ные дости­же­ния в обла­сти герон­то­ло­гии (наука о ста­ре­нии), моле­ку­ляр­ной био­ло­гии и гене­тики поз­во­ляют ученым гово­рить о том, что уже через несколько десят­ков лет вполне веро­ятно будет найден способ суще­ствен­ного замед­ле­ния или даже полной оста­новки про­цесса ста­ре­ния. По край­ней мере, совре­мен­ным есте­ствен­ным наукам неиз­вестно ника­кого фун­да­мен­таль­ного прин­ципа, кото­рый бы запре­щал сколь угодно долгое про­дле­ние жизни. Как в свое время выра­зился аме­ри­кан­ский физик, лау­реат Нобе­лев­ской премии Р. Фей­н­ман: «Если бы чело­век взду­мал соору­дить вечный дви­га­тель, он столк­нулся бы с запре­том в виде физи­че­ского закона. В отли­чие от этой ситу­а­ции в био­ло­гии нет закона, кото­рый утвер­ждал бы обя­за­тель­ную конеч­ность жизни каж­дого инди­вида».

Все это пока звучит неве­ро­ятно, но когда-то и воз­мож­ность полета в космос зву­чала неве­ро­ятно. Чтобы понять, что это воз­можно, нужно взгля­нуть на исто­рию био­ло­гии чело­века послед­них двух веков. В био­ло­гии до XX века гос­под­ство­вало клас­си­че­ское пред­став­ле­ние о ста­ре­нии, как об изна­ши­ва­нии орга­низма. Ученые рас­суж­дали так: все в при­роде под­вер­жено изна­ши­ва­нию, изна­ши­ва­ются меха­низмы, дома, дороги, пред­меты быта. Подоб­ным обра­зом также изна­ши­ва­ются и био­ло­ги­че­ские системы. Но в XX веке ученые стали при­хо­дить к выводу, что на самом деле не все так просто, живой орга­низм не может просто изна­ши­ваться, так как обла­дает меха­низ­мами само­вос­ста­нов­ле­ния. Этому новому взгляду спо­соб­ство­вал ряд фун­да­мен­таль­ных био­ло­ги­че­ских откры­тий. Так в начале второй поло­вины XX века был подробно иссле­до­ван и описан апо­птоз — про­грам­ми­ру­е­мая кле­точ­ная смерть, регу­ли­ру­е­мый про­цесс само­лик­ви­да­ции на кле­точ­ном уровне. Это дало толчок раз­ви­тию теории феноптоза, или запро­грам­ми­ро­ван­ной смерти всего орга­низма, выдви­ну­той Авгу­стом Вей­сма­ном еще в 80‑х годах XIX века и раз­ви­той в наши дни ака­де­ми­ком В.П. Ску­ла­че­вым. Эта теория пред­по­ла­гает, что в про­цессе эво­лю­ции путем есте­ствен­ного отбора возник меха­низм для исклю­че­ния стар­ших особей с целью осво­бож­де­ния жиз­нен­ного про­стран­ства и ресур­сов моло­дым поко­ле­ниям.

Осо­бенно много аргу­мен­тов в пользу запро­грам­ми­ро­ван­ного ста­ре­ния воз­никло в 1998 году, когда был открыт тело­мер­ный меха­низм огра­ни­че­ния числа деле­ний клетки, в свете кото­рого была раз­ра­бо­тана тело­мер­ная теория ста­ре­ния. И хотя эта теория не смогла в конеч­ном итоге объ­яс­нить фено­мен ста­ре­ния, и от нее в даль­ней­шем при­шлось отка­заться, мно­же­ство ученых стали рас­суж­дать о ста­ре­нии, как о запро­грам­ми­ро­ван­ном про­цессе, и в этой обла­сти стали вестись еще более интен­сив­ные иссле­до­ва­ния. На сего­дняш­ний день известно уже более ста теорий ста­ре­ния, что гово­рит о том, что этот фено­мен чрез­вы­чайно сложен, в меха­низме ста­ре­ния задей­ство­вано мно­же­ство генов и других струк­тур клетки, а также всего орга­низма в целом. По мнению боль­шин­ства ученых, интен­сив­ность и мас­штаб­ность иссле­до­ва­ний фено­мена ста­ре­ния во многих лабо­ра­то­риях мира, а также гро­мад­ный накоп­лен­ный мате­риал по этой про­блеме, поз­во­ляют про­гно­зи­ро­вать появ­ле­ние в скором буду­щем зна­чи­тель­ного каче­ствен­ного резуль­тата, кото­рый выра­зится в появ­ле­нии спо­со­бов ради­каль­ного про­дле­ния жизни.

Так, в интер­вью «Рос­сий­ской Газете» ака­де­мик, дирек­тор НИИ физико-хими­че­ской био­ло­гии МГУ В.П. Ску­ла­чев сказал: «…Начать с того, что смерть вовсе не обя­за­тель­ный удел каж­дого живого суще­ства. Скажем, бак­те­рии бес­смертны. В лабо­ра­то­риях, где им создана бла­го­при­ят­ная среда, они живут неогра­ни­ченно долго. Да и неко­то­рые линии рако­вых клеток чело­века живут в про­бир­ках уже около ста лет и уми­рать не соби­ра­ются. Почему же должны уми­рать клетки чело­ве­че­ского орга­низма?» Более того, ака­де­мик заявил: «У меня есть подо­зре­ние, что в 21-ом веке про­блема победы над ста­ре­нием может быть решена. По край­ней мере, добиться про­дле­ния жизни в 10–20 раз вполне реально».

Про­фес­сор, пре­зи­дент Герон­то­ло­ги­че­ского обще­ства РАН, В.Н. Ани­си­мов в книге «Эво­лю­ция кон­цеп­ций в герон­то­ло­гии» пишет: «Если сохра­нится суще­ству­ю­щий темп про­гресса в изу­че­нии меха­низ­мов ста­ре­ния, то пра­во­мерно ожи­дать полу­че­ние в бли­жай­шие 10–20 лет кри­ти­че­ски важных резуль­та­тов в этой обла­сти. Пред­став­ля­ется вполне обос­но­ван­ным наде­яться, что эффек­тив­ная тера­пия ста­ре­ния может быть реа­ли­зо­вана уже во второй чет­верти XXI века, а в его второй поло­вине появ­ле­ние мето­дов, фак­ти­че­ски дающих чело­веку «вечную моло­дость».

Глава Кем­бридж­ского про­екта SENS (Strategies for Engineered Negligible Senescence — «Стра­те­гия для про­ек­ти­ру­е­мого незна­чи­тель­ного ста­ре­ния») гене­тик Обри ди Грей вполне серьезно пола­гает, что сред­няя про­дол­жи­тель­ность жизни людей очень скоро вырас­тет до тысячи и более лет. «Тогда мы всё ещё будем уми­рать, конечно, от невни­ма­тель­ного пере­се­че­ния дороги, от укусов змей или нового типа гриппа, но не тем «затя­ну­тым» спо­со­бом, кото­рым боль­шин­ство из нас уми­рает в насто­я­щее время» — сказал ученый.

Наи­бо­лее захва­ты­ва­ю­щие пер­спек­тивы обе­щают нано­тех­но­ло­гии. Так, летом 2004 г. про­екту nanonewsnet.ru дал интер­вью один из круп­ней­ших спе­ци­а­ли­стов по нано­ме­ди­цине Роберт Фрей­тас. На вопрос, как скоро нано­ме­ди­цина побе­дит ста­ре­ние, учёный отве­тил: «Если бы мои кол­леги и я полу­чили доста­точ­ные ресурсы для раз­ви­тия нано­тех­но­ло­гий в меди­цине, то мы бы решили про­блему ста­ре­ния уже через 20–30 лет».

Пер­спек­тивы дости­же­ния лич­ного бес­смер­тия стали одним из глав­ных фак­то­ров появ­ле­ния нового фило­соф­ского тече­ния — транс­гу­ма­низма, согласно кото­рому чело­век не явля­ется послед­ним звеном эво­лю­ции и может совер­шен­ство­ваться до бес­ко­неч­но­сти.

Что же пло­хого в том, что чело­век сможет жить гораздо дольше? Ведь ста­рость, по мнению многих ученых, это такая же болезнь, как и все осталь­ные. И если Бог дал нам воз­мож­ность лечить многие забо­ле­ва­ния, то почему бы не лечить и ста­рость? Зато сколько всего хоро­шего мы сможем сохра­нить при долгой жизни, сколько хоро­ших и добрых людей, поли­ти­че­ских дея­те­лей, ученых, арти­стов полу­чат воз­мож­ность более долго тру­диться на благо чело­ве­че­ства. Нако­нец, сколько вре­мени мы будем иметь для лич­ного нрав­ствен­ного совер­шен­ство­ва­ния.

Чтобы понять, в чем состоит опас­ность ради­каль­ного про­дле­ния жизни, нужно прежде всего уяс­нить то, что бес­смер­тием это не будет. Чело­век может уме­реть не только от зако­но­мер­ных причин — ста­ро­сти и болез­ней, есть еще слу­чай­ные при­чины: несчаст­ные случаи, насиль­ствен­ная смерть, при­род­ные ката­строфы. По рас­че­там ученых сред­няя про­дол­жи­тель­ность жизни, если исклю­чить ста­ре­ние и болезни и оста­вить только несчаст­ные случаи, должна соста­вить при­мерно 1300 лет. То есть чело­век, даже если и сможет жить гораздо дольше, все равно оста­нется потен­ци­ально смерт­ным, только смерть будет являться не зако­но­мер­ным резуль­та­том про­цесса ста­ре­ния, а веро­ят­ным след­ствием тра­ги­че­ских слу­чай­но­стей. Воз­ник­нет некая иллю­зия бес­смер­тия: чело­век будет думать о себе, что он теперь бес­смер­тен, но смерть все равно оста­нется, только как бы «спря­чется», как бы «убежит» от чело­века. И вот в этой иллю­зии бес­смер­тия как раз и заклю­ча­ется основ­ная нрав­ствен­ная опас­ность ради­каль­ного про­дле­ния жизни.

Физи­че­ская смерть изна­чально воз­никла как фактор, огра­ни­чи­ва­ю­щий гре­хов­ное состо­я­ние чело­века. Как пишет свя­ти­тель Ириней Лион­ский: «Поэтому Он (Бог) изгнал его (Адама) из рая и удалил от древа жизни, не зави­дуя ему в древе жизни, как осме­ли­ва­ются неко­то­рые гово­рить, но мило­сер­дуя о нем, чтобы он не оста­вался навсе­гда греш­ни­ком, и чтобы грех его не был бес­смер­тен и зло бес­ко­нечно и неис­цельно. Но Он задер­жал грех, пола­гая смерть и пре­кра­щая грех и делая ему конец через раз­ру­ше­ние плоти, кото­рая должна быть в земле, чтобы чело­век, неко­гда пере­ста­вая жить для греха и умирая ему, начал жить для Бога».

Но смерть огра­ни­чи­вает грех не только физи­че­ски, но и духовно-нрав­ственно. Всем известно выска­зы­ва­ние святых отцов: «Помни о смерти, и вовеки не согре­шишь». Сколько аске­ти­че­ских тво­ре­ний напи­сано о важ­но­сти памяти смерт­ной. Смерть явля­ется для многих людей порой един­ствен­ным напо­ми­на­нием о неиз­беж­но­сти встречи с Богом, о загроб­ном суде, о необ­хо­ди­мо­сти пока­я­ния. Она — то самое бул­га­ков­ское неопро­вер­жи­мое «седь­мое дока­за­тель­ство», кото­рое каж­дому чело­веку рано или поздно будет предъ­яв­лено. Память о смерти в чело­веке нераз­рывно свя­зана с памя­тью о Боге. Забыв о смерти, чело­век забу­дет и о Боге. Забыв о Боге, чело­век забу­дет о всякой нрав­ствен­но­сти.

Вообще, с точки зрения мате­ри­а­ли­сти­че­ской пси­хо­ло­гии, рели­гия изна­чально воз­никла и раз­ви­ва­лась, как защит­ная реак­ция чело­ве­че­ской пси­хики на осо­зна­ние факта смерт­но­сти. Чело­век созна­вал, что он смер­тен, ему хоте­лось от этого защи­титься, и он при­ду­мы­вал веру в загроб­ную жизнь. Можно вполне обос­но­ванно пред­по­ло­жить, что с изоб­ре­те­нием телес­ного бес­смер­тия, все рели­ги­оз­ные веро­ва­ния будут объ­яв­лены неко­то­рым пси­хо­ло­ги­че­ским руди­мен­том, от кото­рого нужно избав­ляться, и чем скорее, тем лучше. С утра­той рели­ги­оз­но­сти вполне зако­но­мерно ожи­дать общего нрав­ствен­ного упадка, потому что, как сказал Ф. М. Досто­ев­ский: «Если Бога нет, то все доз­во­лено».

Итак, ради­каль­ное про­дле­ние жизни несет в себе серьез­ную рели­ги­озно-нрав­ствен­ную опас­ность для чело­века, так как создаст иллю­зию бес­смер­тия, что отвра­тит чело­века от Бога. Если смерть, по словам свт. Гри­го­рия Бого­слова, суще­ствует для того, «чтобы зло не стало бес­смерт­ным», то дости­же­ние зем­ного бес­смер­тие есть ни что иное, как попытка сде­лать зло бес­смерт­ным.


При­ме­ча­ния:

1 Соло­вьев В. С. «Три раз­го­вора о войне, про­грессе и конце все­мир­ной исто­рии» // «Смысл любви». Избран­ные про­из­ве­де­ния. М., «Совре­мен­ник», 1991, С. 293.

2 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Вики­пе­дия», статья «Бес­смер­тие»: http://ru.wikipedia.org/wiki/Бессмертие

3 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Рос­сий­ская газета»: http://www.rg.ru/teoria/articles/henet/28.htm

4 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Бессмертие.Ру»: http://www.all.bessmertie.ru/ots.shtml

5 Ани­си­мов В.Н., Соло­вьев М.В. «Эво­лю­ция кон­цеп­ций в герон­то­ло­гии». Элек­трон­ная версия: http://www.medline.ru/public/art/tom3/geront/

6 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Вопросы иммор­то­ло­гии»: http://imquest.alfaspace.net/ARTICLE/sens1.htm

7 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Бессмертие.Ру»: http://www.all.bessmertie.ru/ots.shtml

8 Цит. по мате­ри­а­лам сайта Рос­сий­ской ака­де­мии наук: http://www.ras.ru/digest/showdnews.aspx?id=78f6851b-2371–4e58-9ab5-818770417192&_Language=ru

9 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Вопросы иммор­то­ло­гии»: http://imquest.alfaspace.net/ARTICLE/sens1.htm

10 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Нано­тех­но­ло­гии»: http://www.nanonewsnet.ru/help/nanotree

11 Гав­ри­лов Л.А., Гав­ри­лова Н.С., «Био­ло­гия про­дол­жи­тель­но­сти жизни». Элек­трон­ная версия: http://imquest.alfaspace.net/BOOK/BDL/index.htm

12 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Рос­сий­ская газета»: http://www.rg.ru/teoria/articles/henet/28.htm

13 Лопу­хин А.П. «Тол­ко­вая Библия» в 4‑х томах. Репринт­ное вос­про­из­ве­де­ние 1904–1907 гг. (Санкт-Петер­бург). Сток­гольм: Инсти­тут пере­вода Библии, 1987. Т.1. С.48.

14 Пра­вила Кар­фа­ген­ского собора. Элек­трон­ная версия.

15 Слова пре­по­доб­ного Симеона Нового Бого­слова. М., 1892. Вып. 1. С. 28.

16 Цит. по: Доб­ро­то­лю­бие. В 5‑ти тт. Пере­вод с гре­че­ского Свя­ти­теля Фео­фана Затвор­ника. М.: Изда­ние Сре­тен­ского мона­стыря, 2004. Том 5. С. 250

17 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 150

18 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 153

19 Там же. С. 150.

20 Ириней, епи­скоп Лион­ский, свя­ти­тель. Тво­ре­ния. Пять книг обли­че­ния и опро­вер­же­ния лже­имен­ного знания. Книга третья. Глава 23 (№6). СПб.: Репринт, 1900. С. 310

21 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 106

22 Васи­лий Вели­кий, свя­ти­тель. «О том, что Бог не винов­ник зла».

23 Гри­го­рий Бого­слов, свя­ти­тель. «Слово 38, на Бого­яв­ле­ние, или на Рож­де­ство Спа­си­теля».

24 Цит. по: Пар­хо­менко Кон­стан­тин, иерей. «Жизнь за поро­гом смерти». Элек­трон­ная версия.

25 Гри­го­рий Нис­ский, свя­ти­тель. Тво­ре­ния. Часть 8. Над­гроб­ное слово Пуль­хе­рии. М.: Репринт, 1865. С. 405)

26 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 106

27 Иоанн Зла­то­уст, свя­ти­тель. Тво­ре­ния. Т. 1. Книга вторая. Слово 5‑е. О Лазаре. СПб.: Репринт, 1898. С. 839, 840.

28 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 106

29 Там же. С. 107.

30 Лос­ский В. Н. Очерк мисти­че­ского бого­сло­вия Восточ­ной Церкви. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М.: Центр «СЭИ», при­ло­же­ние к жур­налу «Три­буна». Рели­ги­озно-фили­соф­ская серия. Выпуск 1. 1991. С. 283.

31 Фло­ров­ский Геор­гий, прот. «Вос­кре­се­ние мерт­вых».

32 Фрей­тас Роберт «Смерть — это зло­де­я­ние». Элек­трон­ная версия: http://www.transhumanism-russia.ru/content/view/171/95

33 Цит. по мате­ри­лам сайта «Пра­во­слав­ная энцик­ло­пе­дия», статья «Вос­кре­се­ние мерт­вых» http://www.pravenc.ru/text/155306.html

34 Там же.

35 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 154

36 Цит. по: «Настоль­ная книга свя­щен­но­слу­жи­теля». М. Изда­ние Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии, 1994, т. 7, С. 157

37 Лос­ский В. Н. Очерк мисти­че­ского бого­сло­вия Восточ­ной Церкви. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М.: Центр «СЭИ», при­ло­же­ние к жур­налу «Три­буна». Рели­ги­озно-фили­соф­ская серия. Выпуск 1. 1991. С. 134

38 Кураев А., диакон. «О смерти». Элек­трон­ная версия.

39 Цит. по мате­ри­а­лам сайта «Афо­ризмы»: http://aforizm.otkrovenie.net/articles.php?cat_id=86

40 Ани­си­мов В.Н., Соло­вьев М.В. «Эво­лю­ция кон­цеп­ций в герон­то­ло­гии». Эл. версия: http://www.medline.ru/public/art/tom3/geront/pt1‑1.phtml#pt1

http://georgiysokolov.ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки