«Аборты не про нищету. Они про нелюбовь»

«Аборты не про нищету. Они про нелюбовь»

(3 голоса5.0 из 5)

Какие при­чи­ны чаще все­го назы­ва­ют жен­щи­ны, при­хо­дя­щие на аборт? Зачем пси­хо­ло­ги пыта­ют­ся пере­убе­дить женщин? 
И что про­ис­хо­дит даль­ше с теми, кто меня­ет свое реше­ние и отка­зы­ва­ет­ся пре­ры­вать бере­мен­ность? Об этом и мно­гом дру­гом — наш раз­го­вор с прак­ти­ку­ю­щим пси­хо­ло­гом в жен­ской кон­суль­та­ции (по зако­ну, что­бы полу­чить направ­ле­ние на бес­плат­ный аборт, нуж­но обя­за­тель­но прой­ти пред­ва­ри­тель­ную бесе­ду с пси­хо­ло­гом), сотруд­ни­ком цен­тра защи­ты мате­рин­ства «Ева» в горо­де Подоль­ске Мари­ной Антоновой.

Что меняется за 5 минут консультации

— Мари­на Васи­льев­на, что чаще все­го ста­но­вит­ся при­чи­ной абор­тов? Нище­та, изна­си­ло­ва­ние, тяже­лая болезнь?
— Ни то, ни дру­гое, ни третье.

— То есть как?

— С таки­ми обра­ще­ни­я­ми при­хо­дят еди­ни­цы. Напри­мер, за всю мою прак­ти­ку у меня не было ни одно­го слу­чая, свя­зан­но­го с изна­си­ло­ва­ни­ем, а я рабо­таю в жен­ской кон­суль­та­ции уже око­ло трех лет. Из обще­ния с кол­ле­га­ми я знаю, что и в их рабо­те это крайне ред­кие собы­тия. И тяже­лые болез­ни тоже.

— Но неуже­ли не гово­рят про бедность?

— Вот про бед­ность как раз гово­рят. Но вы сна­ча­ла упо­мя­ну­ли сло­во «нище­та»… Ска­жи­те мне, невоз­мож­ность заме­нить пятый айфон шестым — это нище­та? Пара­докс в том, что ко мне при­хо­дят и такие люди и заяв­ля­ют о сво­ей финан­со­вой недо­ста­точ­но­сти. Гово­ря при этом: «Мы не хотим пло­дить нище­ту». И вы зна­е­те, сна­ча­ла я дума­ла, что дело дей­стви­тель­но в мате­ри­аль­ных про­бле­мах. Но на прак­ти­ке тех, кто реаль­но не спо­со­бен про­кор­мить еще одно­го ребен­ка, крайне мало. Пред­ставь­те, что за месяц наш каби­нет посе­ща­ет при­мер­но трид­цать жен­щин, из них по-насто­я­ще­му в бед­ствен­ном поло­же­нии — мак­си­мум одна. Но и те, и дру­гие заяв­ля­ют о мате­ри­аль­ных труд­но­стях. Мно­гие гово­рят, что им негде жить, а в ходе раз­го­во­ра выяс­ня­ет­ся: на самом деле есть где, но про­сто хоте­лось бы жить лучше.
Я могу со всей уве­рен­но­стью ска­зать, что 90 про­цен­тов моих паци­ен­ток, кото­рые гово­рят, что не потя­нут, на самом деле в силах не толь­ко вос­пи­тать того ребен­ка, кото­рый сей­час у них в живо­те, но и дру­гих родить и вырас­тить. Не в богат­стве, конеч­но, но тем не менее доста­точ­но достой­но. Пото­му что у них есть кры­ша над голо­вой и у боль­шин­ства, как ни стран­но, есть мужья. Воз­мож­но, их не удо­вле­тво­ря­ет их финан­со­вое поло­же­ние, но все же оно вполне поз­во­ля­ет обес­пе­чить ребен­ка всем самым необходимым.

— Что же тогда про­ис­хо­дит? Поче­му столь­ко жен­щин пре­ры­ва­ют беременность?

— Насто­я­щая при­чи­на тако­го реше­ния не может быть мате­ри­аль­ной. При­чи­на, по кото­рой жен­щи­на идет на аборт, может быть толь­ко пси­хо­ло­ги­че­ско­го харак­те­ра. Когда про­хо­дит пять, десять, два­дцать минут наше­го раз­го­во­ра, у подав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства паци­ен­ток финан­со­вые про­бле­мы ухо­дят на вто­рой план. А на пер­вый выхо­дит поис­ти­не глав­ная при­чи­на: недо­ста­ток люб­ви. И еще отсут­ствие пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ки со сто­ро­ны мужа и род­ствен­ни­ков. Вот основ­ная про­бле­ма всех тех жен­щин, кото­рые идут избав­лять­ся от сво­е­го ребен­ка, при­кры­ва­ясь, как щитом, недо­стат­ком финансов.

Поверь­те, на прак­ти­ке даже самые пло­хие усло­вия нико­гда не ста­нут поме­хой, если отец ребен­ка ска­жет: «Мы вме­сте, мы вытя­нем, мы смо­жем. Не надо уби­вать». Или мама бере­мен­ной жен­щи­ны, или бабуш­ка, или све­кровь ска­жут: «Не надо. Про­рвем­ся. Я помо­гу, чем могу».

Эта под­держ­ка, имен­но пси­хо­ло­ги­че­ская, все­гда ока­зы­ва­ет­ся реша­ю­щим фак­то­ром. Если у бере­мен­ной жен­щи­ны она есть, то ни одно­ком­нат­ная квар­ти­ра, ни малень­кая зар­пла­та мужа не заста­вят ее лишить себя ребенка.

— О чем еще гово­рят жен­щи­ны, при­хо­дя­щие к Вам с реше­ни­ем на аборт?

— Очень часто при­хо­дят жен­щи­ны, кото­рые счи­та­ют так: «одна семья — один ребе­нок». Это сте­рео­тип, кото­рый тянет­ся еще из совет­ско­го вре­ме­ни, толь­ко сего­дня он транс­фор­ми­ро­вал­ся в убеж­де­ние: «Пусть у меня будет один ребе­нок, но у него будет всё». И тогда я спра­ши­ваю, а что такое «всё» для чело­ве­ка? Вы дума­е­те, в пяти­лет­нем воз­расте ребен­ку реаль­но важ­но, за пять тысяч у него крос­сов­ки или за восемь­сот руб­лей? Поче­му вы счи­та­е­те, что не смо­же­те обес­пе­чить достой­ное суще­ство­ва­ние не одно­му, а двум детям, обес­пе­чить их нор­маль­ной обу­вью, одеж­дой, игруш­ка­ми? Не гово­ря уже о том, что сего­дня меж­ду подру­га­ми настоль­ко нала­жен обмен хоро­ши­ми дет­ски­ми веща­ми! Но у мно­гих жен­щин есть пред­став­ле­ния, под­пи­тан­ные филь­ма­ми и глян­це­вы­ми облож­ка­ми, кото­рые к реаль­ной жиз­ни — и, что важ­но, к насто­я­ще­му сча­стью — не име­ют ника­ко­го отно­ше­ния. А ведь дав­но извест­ный факт: в кру­гу бра­тьев и сестер ребе­нок раз­ви­ва­ет­ся более гар­мо­нич­но, ему есть о ком про­яв­лять забо­ту, кому усту­пать, отда­вать, он, как пра­ви­ло, менее эго­и­сти­чен. Здесь мало кто со мной не согла­ша­ет­ся — и все же очень слож­но про­бить эту стену.

Еще часто гово­рят об уче­бе и карье­ре: «Я хочу реа­ли­зо­вать­ся в про­фес­сии и не соби­ра­юсь всю жизнь возить­ся с под­гуз­ни­ка­ми». Но это опять же вопрос отно­ше­ний внут­ри семьи и сте­рео­ти­пов, кото­рые наве­ши­ва­ют на девуш­ку или жен­щи­ну. Сра­зу вспо­ми­наю исто­рию, как ко мне на кон­суль­та­цию при­шла моло­дая девуш­ка, сту­дент­ка тре­тье­го кур­са: ей нуж­но было пре­рвать бере­мен­ность пото­му, что мама опла­ти­ла ей ста­жи­ров­ку на лето в Китае. Доче­ри она ска­за­ла: «Либо Китай, либо мы все бро­са­ем и начи­на­ем тут рас­тить ребен­ка. Заро­ем­ся в пелен­ки и под­гуз­ни­ки — и конец всей тво­ей карьере».

И я пом­ню, как мы с этой девуш­кой подроб­но раз­би­ра­ли ее ситу­а­цию и как раз­ра­бо­та­ли с деся­ток пла­нов, кото­рые поз­во­лят и не порвать с карье­рой, и при этом сохра­нить жизнь, уже заро­див­шу­ю­ся в ней. Она поня­ла, что, если бере­мен­ность будет про­те­кать хоро­шо, мож­но даже не отка­зы­вать­ся от Китая, а сме­ло ехать на ста­жи­ров­ку. Но глав­ное, она поня­ла, что Кита­ем вооб­ще-то мож­но и пре­не­бречь. Пото­му что жизнь чело­ве­че­ская важ­нее любой стажировки.

Дети не могут стать поме­хой ни в рабо­те, ни в жиз­ни вооб­ще. Уж если тебе Богом суж­де­но вопло­тить себя в той или иной про­фес­сии, ты обя­за­тель­но к ней при­дешь, будь у тебя хоть пяте­ро детей. А я знаю и не такие исто­рии. Напри­мер, моя быв­шая одно­курс­ни­ца — кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, и при этом у нее восемь детей! Она смог­ла сов­ме­стить в сво­ей жиз­ни и боль­шую семью, и рабо­ту, и науч­ную дея­тель­ность. Опять же — бла­го­да­ря хоро­шей пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ке: у нее заме­ча­тель­ный муж, они живут небо­га­то, но очень дружно.

И еще я хочу отме­тить, что девуш­ке, соби­рав­шей­ся в Китай, я пред­ла­га­ла посмот­реть недав­но вышед­ший корот­ко­мет­раж­ный фильм «Живи» режис­се­ра Еле­ны Пис­ка­ре­вой. Она смот­ре­ла его вме­сте со сво­им моло­дым чело­ве­ком, отцом ребен­ка. Фильм ее очень впе­чат­лил и тоже повли­ял на ее реше­ние сохра­нить беременность.

Мама, которая не поцелует

— Есть ли такие дово­ды паци­ен­ток, кото­рые лич­но Вас шоки­ру­ют, вво­дят в ступор?

— За годы рабо­ты меня ста­ло труд­но уди­вить. Но, пожа­луй, до сих пор вво­дит в сту­пор, когда жен­щи­на на кон­суль­та­ции гово­рит, что сде­ла­ла за свою жизнь два абор­та, а потом, когда раз­го­вор ста­но­вит­ся уже более дове­ри­тель­ным, вдруг при­зна­ет­ся, что на самом деле их было пят­на­дцать, а не два.

Я здесь тоже не про­сто так. Одна­жды я узна­ла, что моя бабуш­ка сде­ла­ла око­ло два­дца­ти абор­тов. Когда она еще была здо­ро­ва (сей­час у нее болезнь Альц­гей­ме­ра и с ней труд­но гово­рить), бабуш­ка рас­ска­зы­ва­ла нам, что в то вре­мя даже пред­ста­вить себе не мог­ла, что шла уби­вать ребен­ка. Настоль­ко это было тогда на пото­ке, что ей и в голо­ву не при­хо­ди­ло мучить­ся из-за сде­лан­но­го. Про­сто при­шла — «почи­сти­лась». Дедуш­ка, ее муж, был вра­чом и совер­шен­но спо­кой­но отно­сил­ся к этой «про­це­ду­ре», сам про­во­жал жену.

Ужас соде­ян­но­го бабуш­ка осо­зна­ла. Но толь­ко когда ста­ла стар­ше и когда поня­ла, что у нее боль­ше уже не будет детей. В это вре­мя взрос­лые жен­щи­ны, как пра­ви­ло, начи­на­ют огля­ды­вать­ся на свою жизнь и вспо­ми­нать все упу­щен­ные воз­мож­но­сти стать матерью.
Ее пере­жи­ва­ния и при­зна­ние очень силь­но повли­я­ли на меня. Поэто­му когда в нашем горо­де двое нерав­но­душ­ных людей, один из них свя­щен­ник, нача­ли орга­ни­зо­вы­вать дви­же­ние в защи­ту жиз­ни еще не рож­ден­ных детей, я поня­ла, что не могу к ним не при­со­еди­нить­ся. В том чис­ле и ради моей бабушки.

— Жен­щи­на, кото­рая сде­ла­ла так мно­го абор­тов, — лег­ко ли вести с ней диалог?

— Вы зна­е­те, очень труд­но. Чем их боль­ше, тем тяже­лее пси­хо­ло­гу про­во­дить бесе­ду, рас­ска­зы­вать что-то о нега­тив­ных физи­че­ских, пси­хо­ло­ги­че­ских, духов­ных послед­стви­ях. Серд­це этой жен­щи­ны закры­то, оно как камен­ное. Пото­му что если оно ста­нет мяг­че, то все всплы­вет на поверх­ность. Как пра­ви­ло, если у такой жен­щи­ны есть дети, то это мама, кото­рая лиш­ний раз не погла­дит, не поце­лу­ет. Она посте­пен­но пере­ста­ет допус­кать в свою жизнь какие-то сан­ти­мен­ты. Види­мо, таким обра­зом сра­ба­ты­ва­ют защит­ные барье­ры пси­хи­ки — она долж­на быть пра­ва, ина­че она бы про­сто сошла с ума от осо­зна­ния того, что сделала.

Вот еще одна фра­за, от кото­рой в нача­ле сво­ей рабо­чей прак­ти­ки я чуть не пада­ла со сту­ла: «Я не хочу детей. Мне про­тив­но быть бере­мен­ной». Но потом я поня­ла, что это эле­мен­тар­ная него­тов­ность к мате­рин­ству. Очень часто она родом из дет­ства, когда, напри­мер, жен­щи­на под­со­зна­тель­но пере­кла­ды­ва­ет на себя мамин нега­тив­ный опыт родов. Ей пре­тит все, что свя­за­но с мате­рин­ством — лишь пото­му, что мама с дет­ства твер­ди­ла: «Да я чуть не умер­ла, пока тебя рожа­ла! Да как же ты труд­но из меня выхо­ди­ла, это ужас какой-то!» Конеч­но, девоч­ка рас­тет с пони­ма­ни­ем, что мате­рин­ство — это «ужас». Отра­зить­ся в ее жиз­ни это может по-раз­но­му: она может родить пяте­рых детей, но быть рав­но­душ­ной, хлад­но­кров­ной мате­рью, а может не родить ни одно­го — толь­ко пото­му, что это боль­но, как гово­ри­ла мама.

«Мы готовы усыновлять»

— Сего­дня мно­гим не нра­вит­ся то, насколь­ко актив­но высту­па­ют участ­ни­ки дви­же­ния в защи­ту жиз­ни еще не рож­ден­ных детей…

— Вся про­бле­ма в том, что мно­гим кажет­ся: наше дви­же­ние сво­дит­ся к какой-то «внеш­ней дви­жу­хе», то есть митин­гам, сбо­рам под­пи­сей, пла­ка­там… Да, конеч­но, мы стре­мим­ся исполь­зо­вать все доступ­ные нам инфор­ма­ци­он­ные пло­щад­ки, что­бы раз­вен­чи­вать миф о том, что аборт — это про­стей­шая меди­цин­ская про­це­ду­ра, кото­рая ничем не чре­ва­та и даже гуман­на. Но в реаль­но­сти все это ока­за­лось не самым главным.

Клю­че­вой в нашей рабо­те ста­ла еже­днев­ная дея­тель­ная помощь жен­щине. Преж­де все­го пси­хо­ло­ги­че­ская. Пото­му что подав­ля­ю­щее боль­шин­ство жен­щин, поверь­те, не хотят абор­та, но им труд­но при­знать­ся в этом даже самим себе. Они мыс­лят сте­рео­ти­па­ми: «если рожу — ника­кой карье­ры», «три ребен­ка — это слиш­ком мно­го», «не хочу быть мно­го­дет­ной мамой» и про­чее, про­чее. А еще зача­стую ока­зы­ва­ет­ся дав­ле­ние со сто­ро­ны род­ных: часто девуш­ку на аборт при­во­дит мама, а жену отправ­ля­ет муж, либо гово­рит: «Решай сама», и сво­ей без­участ­но­стью при­во­дит ее к выво­ду: «Одна я с ребен­ком не справлюсь».

А ино­гда дав­ле­ние ока­зы­ва­ет­ся настоль­ко жест­ким, что нам при­хо­дит­ся убе­ре­гать жен­щи­ну от домаш­не­го наси­лия или пред­ла­гать кры­шу над голо­вой, пото­му что за реше­ние сохра­нить бере­мен­ность ее выго­ня­ют из дома. Порой жен­щине нуж­но предо­ста­вить кров имен­но для того, что­бы поду­мать и в спо­кой­ной обста­нов­ке при­нять реше­ние — пото­му что дома у нее такой воз­мож­но­сти нет. Поэто­му участ­ни­ки наше­го дви­же­ния созда­ют при­юты для жен­щин, дома мате­ри и ребен­ка, пред­ла­га­ют финан­со­вую, веще­вую, юри­ди­че­скую помощь. Что­бы жен­щи­на зна­ла, что будет нахо­дить­ся под защи­той, что не оста­нет­ся одна.

Сра­зу вспо­ми­наю исто­рию, как одна моя паци­ент­ка, решив­шая сохра­нить бере­мен­ность, про­сто не выдер­жа­ла откро­вен­но­го наси­лия, руко­при­клад­ства со сто­ро­ны мужа и в ито­ге сде­ла­ла аборт. И когда вер­нуть уже ниче­го было нель­зя, она вдруг испы­та­ла колос­саль­ное потря­се­ние. Зна­е­те, поче­му? Пото­му что до это­го, на УЗИ, она уже слы­ша­ла стук сер­деч­ка сво­е­го ребен­ка. Но в состо­я­нии аффек­та она реши­ла от него изба­вить­ся. Вско­ре эта жен­щи­на забе­ре­ме­не­ла сно­ва. И тогда она сра­зу позво­ни­ла мне и ска­за­ла, что без нашей помо­щи и под­держ­ки она не спра­вит­ся, пото­му что под­держ­ки от мужа она не чув­ство­ва­ла. И это гово­рит о том, как мно­го зави­сит от пози­ции муж­чи­ны, от семей­ных отношений.

— А быва­ли ли в Вашей прак­ти­ке слу­чаи, когда Вам уда­ва­лось изме­нить пози­цию муж­чи­ны и таким обра­зом сохра­нить жизнь ребенка?

— Конеч­но! Часто быва­ет, что ко мне на кон­суль­та­цию при­хо­дит жен­щи­на, а муж­чи­на ждет ее за две­рью. В таком слу­чае я обя­за­тель­но при­гла­шаю его зай­ти. Ведь они, как пра­ви­ло, не осве­дом­ле­ны даже об эле­мен­тар­ных вещах, свя­зан­ных с абор­та­ми, им кажет­ся: ну пой­дет, «по жен­ской части что-то там сде­ла­ет». А когда муж­чине начи­на­ешь при­во­дить про­стей­шие фак­ты, зачи­ты­вать цита­ты вра­чей, кото­рые гово­рят о вре­де абор­та для здо­ро­вья — у них воло­сы дыбом встают.

Я объ­яс­няю, что от реше­ния, кото­рое сей­час при­ни­ма­ет­ся, зави­сит здо­ро­вье жены, про­дол­жи­тель­ность ее жиз­ни, пото­му что аборт ее уко­ра­чи­ва­ет и неиз­беж­но воз­ни­ка­ют физио­ло­ги­че­ские послед­ствия. Ведь был здо­ро­вый чело­век, заме­ча­тель­ная жен­щи­на в репро­дук­тив­ном воз­расте, у кото­рой и гор­мо­наль­ный фон, и все цик­лы про­те­ка­ли нор­маль­но — и вдруг этот здо­ро­вый чело­век пошел, лег под общий нар­коз и сде­лал опе­ра­цию. Пола­гать, что это никак не ска­жет­ся на здо­ро­вье, наив­но: один толь­ко нар­коз дела­ет чело­ве­ка болез­нен­нее, чем рань­ше. Не гово­ря уж о всех осо­бен­но­стях самой опе­ра­ции и о всех рис­ках, свя­зан­ных с ней. Когда я начи­наю объ­яс­нять эти про­стые вещи, муж­чи­ны сра­зу все пони­ма­ют и сра­зу обра­ща­ют­ся к жен­щине: «Ну, дей­стви­тель­но, зачем нам это нуж­но-то?» И вот здесь ино­гда быва­ет обрат­ная ситу­а­ция: когда муж­чи­на осо­знал, что их семье не нужен аборт, а жен­щи­на — нет. Ино­гда дохо­дит до того, что муж пря­мо у меня на кон­суль­та­ции начи­на­ет уго­ва­ри­вать жену сохра­нить ребенка.

Недав­но ко мне на кон­суль­та­цию при­шла девуш­ка лет 25-ти, с виду очень бла­го­по­луч­ная. Она была един­ствен­ным ребен­ком в хоро­шо обес­пе­чен­ной семье и вос­пи­ты­ва­лась в доста­точ­но рафи­ни­ро­ван­ных усло­ви­ях. Вышла замуж по люб­ви за моло­до­го чело­ве­ка, и вско­ре у них роди­лись друг за дру­гом двое деток. Пол­ная пере­строй­ка жиз­ни, стрес­сы, бес­сон­ные ночи… И вдруг она узна­ет, что сно­ва бере­мен­на. При­дя ко мне, она ска­за­ла, что тро­их им не вытя­нуть, что толь­ко что они еле-еле купи­ли малю­сень­кую двух­ком­нат­ную квар­ти­ру — чем-то роди­те­ли помог­ли, что-то муж зара­бо­тал. Хотя для мно­гих своя двух­ком­нат­ная квар­ти­ра —это про­сто сча­стье. «Мы не потя­нем, мы и так еле-еле живем, а ведь нуж­но как-то раз­ви­вать­ся». Я спро­си­ла, что обо всем этом дума­ет муж. «Он тоже счи­та­ет, что для тро­их детей пока рановато».

Мы еще какое-то вре­мя пого­во­ри­ли, уже о дру­гих вещах, — и вдруг эта девуш­ка запла­ка­ла. Ска­за­ла, что все пони­ма­ет, что ей это­го ребен­ка жал­ко. Выяс­ни­лось, что нема­лую роль в ее реше­нии игра­ет дав­ле­ние со сто­ро­ны мамы, кото­рая жда­ла от сво­ей доче­ри какой-то вели­ко­леп­ной судь­бы, а тут она, девуш­ка с выс­шим обра­зо­ва­ни­ем, со зна­ни­ем трех язы­ков, заро­ет­ся в пелен­ках. В кон­це наше­го раз­го­во­ра девуш­ка уже была настро­е­на сохра­нить жизнь ребен­ку. Она поня­ла, что малень­кие дети — это лишь пери­од жиз­ни, что прой­дет несколь­ко лет, и если дей­стви­тель­но хотеть, то все свои зна­ния вполне мож­но реа­ли­зо­вать. Быть мамой трех деток-пого­док не страш­но: нуж­но про­сто научить­ся пра­виль­но выстра­и­вать свое вре­мя. И сей­час для это­го столь­ко воз­мож­но­стей: мно­же­ство тре­нин­гов, веби­на­ров, книг по тайм-менедж­мен­ту для моло­дых мам, заме­ча­тель­ные пси­хо­ло­ги, в том чис­ле и помо­га­ю­щие бес­плат­но — как, напри­мер, в нашем центре.

Напо­сле­док я дала ей несколь­ко бро­шюр про послед­ствия пре­ры­ва­ния бере­мен­но­сти и попро­си­ла дать это про­чи­тать мужу. Я не зна­ла, что все это вре­мя он сидел за две­рью. И когда моло­дая мама вышла из каби­не­та с изме­нен­ным выра­же­ни­ем лица, по кото­ро­му, по всей види­мо­сти, было понят­но, что она пере­ду­ма­ла — вдруг на весь кори­дор раз­дал­ся гром­кий, счаст­ли­вый муж­ской воз­глас: «Алли­луйя!» Види­мо, все же муж хотел это­го ребен­ка, пере­жи­вал и ждал поло­жи­тель­но­го результата.

Про­шло минут десять, у меня уже сиде­ла дру­гая паци­ент­ка, и вдруг рас­па­хи­ва­ет­ся дверь, вле­та­ет разъ­ярен­ный муж­чи­на, бро­са­ет все эти бро­шю­ры, кото­рые я вру­чи­ла его жене, и гово­рит: «Зачем она все это мне пере­да­ла? Мне это не нуж­но! Я не хотел, что­бы она дела­ла этот аборт! Я отпро­сил­ся с рабо­ты и поте­рял пять тысяч, кото­рые мог бы полу­чить: отпро­сил­ся, что­бы отве­сти ее к вам, что­бы вы ей ска­за­ли, что это­го делать нель­зя! У меня две доч­ки, и мне кажет­ся, что там сын. Я хочу это­го сына! Мне не нуж­ны эти ваши бумажки!»

Жена под­бе­жа­ла и тянет его за руку, а он не уни­ма­ет­ся: «Вы пони­ма­е­те, что у моих детей есть все?» Пока­зы­ва­ет мне свой дыря­вый лет­ний боти­нок с напо­ло­ви­ну ото­рван­ной подош­вой и гово­рит: «Види­те, в чем я хожу зимой? Я себе ниче­го не поку­паю, но у моей жены, у моих детей есть все, что им нуж­но! Да, у нас тес­ная квар­ти­ра, да, мы еще толь­ко вста­ем на ноги, но я изо всех сил ста­ра­юсь зара­ба­ты­вать день­ги и делать все, что она хочет. А ей все мало, мало, мало, ее маме все мало!»

И тогда я ска­за­ла ему: «Вы про­сто уни­каль­ный муж­чи­на. Бере­ги­те свою жену, ско­рей обни­май­те ее и нику­да не отпус­кай­те, все у вас будет замечательно.

Зна­е­те, в чем ваша самая боль­шая про­бле­ма? Вы очень уста­ли. Вы моло­дая семья, кото­рая к таким труд­но­стям еще не при­вык­ла. Поэто­му вам пока еще слож­но. Но через десять лет вы огля­не­тесь назад, вспом­ни­те этот рва­ный боти­нок и ска­же­те: какое же это было счаст­ли­вое вре­мя»». Пото­му что все мои зна­ко­мые, кото­рые не сда­лись в подоб­ной ситу­а­ции, не при­нес­ли сво­е­го ребен­ка в жерт­ву удоб­ствам, все они смот­рят на свою жизнь и гово­рят: какое сча­стье, что мы это вынес­ли, — зато теперь посмот­ри­те, какие у нас чудес­ные дет­ки, какие они все раз­ные, какие они наши помощ­ни­ки! Тогда муж­чи­на спра­ши­ва­ет: «Ну что, что мне сей­час делать?» Я гово­рю: «Про­дол­жай­те делать то, что вы дела­е­те, и обни­май­те поча­ще вашу жену, под­бад­ри­вай­те, под­дер­жи­вай­те ее».

Такие муж­чи­ны есть. Да, у них раз­ные воз­мож­но­сти, осо­бен­но на ран­них эта­пах жиз­ни. И здесь глав­ное — потер­петь и не тре­бо­вать от них слиш­ком мно­го­го, в осо­бен­но­сти того, что свя­за­но со сте­рео­ти­па­ми и не име­ет отно­ше­ния к той реаль­но­сти, в кото­рой нахо­дит­ся пара.

Конеч­но, быва­ют муж­чи­ны, кото­рые либо недо­ста­точ­но любят, либо уже поду­мы­ва­ют о том, что­бы закон­чить отно­ше­ния. Вот они к абор­ту отно­сят­ся доста­точ­но спо­кой­но. И чаще все­го пре­ры­вать бере­мен­ность идут жен­щи­ны, у кото­рых нет ника­кой под­держ­ки самых близ­ких — муж­чи­ны, мамы, сестры.

И тогда мы фак­ти­че­ски берем ответ­ствен­ность за судь­бу жен­щи­ны на себя и ста­ра­ем­ся помочь. Если роды слож­ные, если ребе­нок рож­да­ет­ся недо­но­шен­ным, мы при­кла­ды­ва­ем все уси­лия, что­бы жен­щи­на смог­ла выхо­дить ребен­ка. Есть миф, что нам лишь бы отго­во­рить жен­щи­ну от абор­та, а потом хоть тра­ва не рас­ти. Конеч­но, это не так: мы не бро­са­ем жен­щи­ну и под­дер­жи­ва­ем ее и во вре­мя бере­мен­но­сти, и после — ров­но столь­ко, сколь­ко ей нужно.

Мно­гие уди­вят­ся, но в дей­стви­тель­но­сти немно­гим жен­щи­нам тре­бу­ет­ся помощь. На прак­ти­ке ока­зы­ва­ет­ся, что боль­шин­ство не нуж­да­ет­ся ни в чем из того, что было заяв­ле­но на пер­вой консультации.

То есть, как толь­ко в пси­хи­ке жен­щи­ны про­ис­хо­дит при­ня­тие сво­ей бере­мен­но­сти, тут же и кро­ват­ки нахо­дят­ся, и роди­те­ли уго­ва­ри­ва­ют­ся, и все труд­но­сти пре­одо­ле­ва­ют­ся. Но помощь мы пред­ла­га­ем, есте­ствен­но, всем.

Неко­то­рым нуж­на толь­ко пси­хо­ло­ги­че­ская под­держ­ка. Быва­ет, что жен­щи­на, оби­жен­ная отцом ребен­ка, реша­ет сохра­нить заро­див­шу­ю­ся в ней жизнь, но при этом пока не зна­ет, как смо­жет полю­бить это­го ребен­ка. И мы с ней вме­сте про­де­лы­ва­ем рабо­ту по при­ня­тию малы­ша. Посколь­ку впе­ре­ди боль­шой запас вре­ме­ни, девять меся­цев, то нам, как пра­ви­ло, это удается.

Более того, боль­шин­ство пси­хо­ло­гов и свя­щен­ни­ков, кото­рые идут рабо­тать в Цен­тры защи­ты жиз­ни, подоб­ные нашим, пре­крас­но отда­ют себе отчет в том, что в неко­то­рых слу­ча­ях спа­сен­ных детей при­дет­ся усы­нов­лять. Либо самим, либо най­дя хоро­ших роди­те­лей — но надо делать все воз­мож­ное, что­бы толь­ко чело­век появил­ся на свет. И слу­ча­ев тако­го усы­нов­ле­ния уже немало.

Бла­го­да­рим орга­ни­за­то­ров доб­ро­воль­че­ско­го обще­ствен­но­го дви­же­ния «За жизнь!» за содей­ствие в под­го­тов­ке материала

«Спаси жизнь»

Обще­рос­сий­ская про­грам­ма помо­щи бере­мен­ным жен­щи­нам и семьям с детьми, попав­шим в кри­зис­ные ситу­а­ции, — реа­ли­зу­ет­ся обще­рос­сий­ским обще­ствен­ным дви­же­ни­ем «За жизнь!» ). Цель про­грам­мы — спа­се­ние жиз­ни детей посред­ством пси­хо­ло­ги­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния бере­мен­ных жен­щин, нахо­дя­щих­ся в состо­я­нии выбо­ра (рож­де­ние ребен­ка или аборт), и ока­за­ния им пол­но­цен­ной помо­щи: про­до­воль­ствен­ной, веще­вой, юри­ди­че­ской, предо­став­ле­ние кро­ва, полу­че­ние спе­ци­аль­но­сти, помощь в тру­до­устрой­стве и прочее.

К 1 янва­ря 2018 года в про­грам­ме при­ня­ли уча­стие уже 86 горо­дов. Откры­та теле­фон­ная линия ком­плекс­ной помо­щи 8–800-100–48-77 и сайт www.sos-life.ru. Сов­мест­ны­ми уси­ли­я­ми реги­о­наль­ных орга­ни­за­ций и Орг­ко­ми­те­та про­грам­мы раз­но­пла­но­вую помощь уже полу­чи­ли более 84 000 чело­век, спа­се­ны жиз­ни 8 114 детей. Если Вы гото­вы ока­зать под­держ­ку про­грам­ме и/или ее под­опеч­ным, Вы може­те обра­тить­ся по теле­фо­ну 8 (495) 255–07-33 или по элек­трон­ной почте soslife@yandex.ru

Жур­нал “Фома”

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки