Священник в больнице

Священник в больнице

Кни­га «Свя­щен­ник в боль­ни­це» явля­ет­ся оче­ред­ным, исправ­лен­ным и допол­нен­ным изда­ни­ем неод­но­крат­но допе­ча­тан­ной кни­ги «Пас­тыр­ское слу­же­ние в боль­ни­це». Насто­я­щее изда­ние видит­ся как спут­ник пас­ты­ря, окорм­ля­ю­ще­го паци­ен­тов боль­ни­цы, стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. В любой момент свя­щен­но­слу­жи­тель может обра­тить­ся к кни­ге и най­ти здесь ответ на воз­ник­шее недо­уме­ние или затруднение.

Автор: Свя­щен­ник Сер­гий Филимонов

Предисловие

Кни­га «Свя­щен­ник в боль­ни­це» явля­ет­ся оче­ред­ным, исправ­лен­ным и допол­нен­ным изда­ни­ем неод­но­крат­но допе­ча­тан­ной кни­ги «Пас­тыр­ское слу­же­ние в боль­ни­це». Насто­я­щее изда­ние видит­ся как спут­ник пас­ты­ря, окорм­ля­ю­ще­го паци­ен­тов боль­ни­цы, стра­да­ю­щих раз­лич­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми. В любой момент свя­щен­но­слу­жи­тель может обра­тить­ся к кни­ге и най­ти здесь ответ на воз­ник­шее недо­уме­ние или затруднение.

Кни­га пред­став­ля­ет собой син­тез пас­тыр­ско­го опы­та рус­ских свя­щен­ни­ков преж­них лет (в кон­це ее при­ве­ден спи­сок их тру­дов, к кото­рым автор обра­щал­ся в ходе сво­ей прак­ти­че­ской дея­тель­но­сти) и соб­ствен­но­го мно­го­лет­не­го опы­та в каче­стве боль­нич­но­го свя­щен­ни­ка и одно­вре­мен­но прак­ти­ку­ю­ще­го врача.

Посо­бие напи­са­но для раз­ре­ше­ния труд­но­стей пас­тыр­ско­го слу­же­ния в усло­ви­ях ста­ци­о­на­ра и кро­ме того может быть исполь­зо­ва­но для окорм­ле­ния боль­ных на дому. В пер­вой части даны реко­мен­да­ции по нала­жи­ва­нию кон­струк­тив­ных вза­и­мо­от­но­ше­ний свя­щен­ни­ка с адми­ни­стра­ци­ей и мед­пер­со­на­лом, а так­же по пре­одо­ле­нию внут­рен­них слож­но­стей и иску­ше­ний, неиз­беж­ных для пас­ты­ря в совре­мен­ной больнице.

Вто­рая часть кни­ги «Осо­бен­но­сти пас­тыр­ско­го окорм­ле­ния в раз­лич­ных меди­цин­ских обла­стях» суще­ствен­но пере­ра­бо­та­на и допол­не­на по срав­не­нию с пред­ше­ству­ю­щи­ми изда­ни­я­ми. В ней рас­смот­ре­ны наи­бо­лее харак­тер­ные осо­бен­но­сти душе­по­пе­че­ния боль­ных с раз­ны­ми забо­ле­ва­ни­я­ми и на раз­ных отде­ле­ни­ях боль­ни­цы вплоть до реанимации.

В тре­тьей части рас­смот­ре­ны осо­бен­но­сти совер­ше­ния Таинств в боль­ни­це, в том чис­ле над лежа­чи­ми боль­ны­ми, что при отсут­ствии опы­та может пред­став­лять для свя­щен­ни­ка зна­чи­тель­ные затруднения.

К кни­ге дано несколь­ко при­ло­же­ний. Обра­зец типо­во­го согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве, под­пи­сы­ва­е­мо­го адми­ни­стра­ци­ей боль­ни­цы и при­хо­дом, регла­мен­ти­ру­ет пас­тыр­ское слу­же­ние в усло­ви­ях госу­дар­ствен­но­го лечеб­но­го учре­жде­ния. Выдерж­ки из Основ соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви при­ве­де­ны для того, что­бы в любой момент свя­щен­но­слу­жи­тель имел воз­мож­ность обра­тить­ся к фор­му­ли­ров­кам реше­ний Архи­ерей­ско­го собо­ра 2000 года по тем важ­ней­шим про­бле­мам био­э­ти­ки, с кото­ры­ми ему при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся в повсе­днев­ной боль­нич­ной прак­ти­ке. И, нако­нец, изре­че­ния свя­тых отцов о болез­ни и ее смыс­ле в жиз­ни чело­ве­ка дают точ­ные сло­ва уте­ше­ния при бесе­дах с боль­ны­ми и в момен­ты скор­би, уны­ния и сер­деч­ной печали.

В насто­я­щее вре­мя авто­ром гото­вит­ся к изда­нию объ­ем­ный труд, посвя­щен­ный пас­тыр­ско­му слу­же­нию в меди­цине, вото­рый дан­ная кни­га вой­дет как прак­ти­че­ская часть.

Кро­ме того, пред­став­ля­ет­ся нема­ло­важ­ным, что неко­то­рые паци­ен­ты или их род­ствен­ни­ки, гото­вые уже обра­тить­ся к помо­щи Церк­ви и Ее Таинств, позна­ко­мив­шись с дан­ной кни­гой, смо­гут раз­ре­шить неко­то­рые свои сомне­ния и убе­дят­ся в том, что бого­слу­же­ния и Таин­ства, про­во­ди­мые для самых тяже­лых ста­ци­о­нар­ных боль­ных, не при­не­сут допол­ни­тель­но­го напря­же­ния и ни при каких обсто­я­тель­ствах не усу­гу­бят тяже­сти физи­че­ско­го состо­я­ния, но ока­жут бла­го­дат­ное цель­бо­нос­ное дей­ствие на душу и тело.

Особенности пастырского служения в больнице

Правовое обеспечение современного служения в Российских государственных медицинских и медико-социальных учреждениях

В ста­тье 30 Кон­сти­ту­ции РФ опре­де­ля­ет­ся пра­во «на допуск к паци­ен­ту свя­щен­но­слу­жи­те­ля, а в боль­нич­ном учре­жде­нии на предо­став­ле­ние усло­вий для отправ­ле­ния рели­ги­оз­ных обря­дов, в том чис­ле на предо­став­ле­ние отдель­но­го поме­ще­ния, если это не нару­ша­ет внут­рен­ний рас­по­ря­док боль­нич­но­го учре­жде­ния». Соглас­но ста­тье, в ока­за­нии пер­вич­ной меди­ко-сани­тар­ной помо­щи могут участ­во­вать учре­жде­ния госу­дар­ствен­ной и част­ной систе­мы здра­во­охра­не­ния на осно­ве дого­во­ров со стра­хо­вы­ми меди­цин­ски­ми организациями.

В ст. 37 зако­на РФ «О пси­хи­ат­ри­че­ской помо­щи и гаран­ти­ях прав граж­дан при ее ока­за­нии» (1992 г.) закреп­ле­ны осо­бые пра­ва для этой кате­го­рии боль­ных — пра­ва паци­ен­тов, нахо­дя­щих­ся в пси­хи­ат­ри­че­ских ста­ци­о­на­рах: встре­чать­ся с адво­ка­том и свя­щен­но­слу­жи­те­лем наедине; испол­нять рели­ги­оз­ные обря­ды, соблю­дать рели­ги­оз­ные кано­ны, в том чис­ле пост, по согла­со­ва­нию с адми­ни­стра­ци­ей — иметь рели­ги­оз­ную атри­бу­ти­ку и лите­ра­ту­ру. Таким обра­зом, суще­ству ющее зако­но­да­тель­ство РФ не запре­ща­ет Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви участ­во­вать в бла­го­тво­ри­тель­ной дея­тель­но­сти в здра­во­охра­не­нии, а пас­ты­рям РПЦ не пре­пят­ству­ет совер­шать слу­же­ние боля­щим и страж­ду­щим в госу­дар­ствен­ных учреждениях.

Во мно­гих Рос­сий­ских реги­о­нах идет про­цесс вза­им­но­го диа­ло­га Церк­ви и госу­дар­ства в обла­сти здра­во­охра­не­ния и соци­аль­но­го слу­же­ния граж­да­нам. В целях воз­рож­де­ния духов­ных тра­ди­ций меди­ци­ны под­пи­са­но Согла­ше­ние о сотруд­ни­че­стве Мини­стер­ства здра­во­охра­не­ния Рос­сий­ской Феде­ра­ции и Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, резуль­та­том чего ста­ло под­пи­са­ние подоб­ных согла­ше­ний в раз­лич­ных реги­о­нах России.

Взаимоотношения между священником и медицинским персоналом

Как уже ука­зы­ва­лось, важ­ным аспек­том вза­и­мо­дей­ствия госу­дар­ствен­ных и рели­ги­оз­ных орга­ни­за­ций явля­ют­ся вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду пред­ста­ви­те­ля­ми этих орга­ни­за­ций, кото­рые долж­ны стро­ить­ся на осно­ве вза­им­но­го дове­рия к дея­тель­но­сти и профессионализму.

Про­цесс вза­и­мо­дей­ствия госу­дар­ствен­ной систе­мы здра­во­охра­не­ния и РПЦ наи­бо­лее актив­но про­яв­ля­ет­ся в окорм­ле­нии раз­лич­ных ЛПУ: вос­ста­нов­ле­ние и орга­ни­за­ция боль­нич­ных хра­мов и часо­вен, предо­став­ле­ние боль­ным воз­мож­но­сти испо­ве­до­вать­ся, при­ча­щать­ся и собо­ро­вать­ся, а так­же под­го­тов­ка млад­ше­го и сред­не­го меди­цин­ско­го пер­со­на­ла в тра­ди­ции сестер милосердия.

«Священник — администрация больницы»

В этом про­цес­се важ­ное зна­че­ние име­ют вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду глав­ным вра­чом, адми­ни­стра­ци­ей ЛПУ и насто­я­те­лем боль­нич­но­го при­хо­да, меж­ду меди­цин­ским пер­со­на­лом и свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми, непо­сред­ствен­но несу­щи­ми слу­же­ние в боль­ни­це. В этих вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях гла­вен­ству­ю­щее зна­че­ние име­ет лич­ный кон­такт свя­щен­ни­ка и главврача.

Целе­со­об­раз­но соста­вить мест­ное согла­ше­ние о сов­мест­ном сотруд­ни­че­стве, кото­рое преду­смат­ри­ва­ет спе­ци­фи­ку учре­жде­ния, осо­бен­но­сти режи­ма рабо­ты мед­пер­со­на­ла, отсут­ствие дав­ле­ния со сто­ро­ны пер­со­на­ла на дея­тель­ность боль­нич­но­го при­хо­да. Прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что соблю­де­ние поло­же­ний согла­ше­ния воз­мож­но при хоро­шем кон­так­те и вза­и­мо­по­ни­ма­нии. Свя­щен­ник, жела­ю­щий достичь вза­и­мо­по­ни­ма­ния с адми­ни­стра­ци­ей боль­ни­цы, дол­жен быть чуток к про­бле­мам дан­но­го лечеб­но­го учре­жде­ния и готов под­чи­нять­ся его тре­бо­ва­ни­ям. Попыт­ки пре­тво­рить свои взгля­ды в жизнь вопре­ки име­ю­щей место ситу­а­ции могут при­ве­сти к напря­же­нию в отно­ше­ни­ях и ненуж­ной кон­фрон­та­ции. Свя­щен­ник дол­жен учи­ты­вать реак­цию на свое слу­же­ние со сто­ро­ны всех сотруд­ни­ков меди­цин­ско­го учре­жде­ния, в том чис­ле и ате­и­сти­че­ски настроенных.

Вза­и­мо­от­но­ше­ния «священник—врач» в совре­мен­ном ЛПУ могут стро­ить­ся в несколь­ких вариантах.

«Священник — православный врач»

Вза­и­мо­от­но­ше­ния меж­ду свя­щен­ни­ком и пра­во­слав­ным вра­чом стро­ят­ся ясно и понят­но. Пра­во­слав­ный врач — помощ­ник свя­щен­ни­ку в боль­ни­це, его опо­ра, сопро­во­ди­тель боль­ных к встре­че со Хри­стом в боль­нич­ных сте­нах. Свя­щен­ник и пра­во­слав­ный врач дей­ству­ют в боль­ни­це синер­гич­но, ста­ра­ясь мак­си­маль­но уте­шить боль­но­го, облег­чить его стра­да­ния: один — духов­но, а дру­гой — телесно.

«Священник — инославный врач, верующий врач другой религии»

Здесь воз­мож­ны два варианта:

«Свя­щен­ник — врач-хри­сти­а­нин, неправославный»

В этом слу­чае суще­ству­ет неко­то­рое рас­хож­де­ние взгля­дов по основ­ным вопро­сам био­э­ти­ки. С като­ли­ка­ми эти рас­хож­де­ния мини­маль­ны, с про­те­стан­та­ми зна­чи­тель­ны, осо­бен­но в вопро­сах эвта­на­зии (мно­гие вра­чи про­те­стант­ско­го направ­ле­ния допус­ка­ют эвта­на­зию). Поэто­му отно­ше­ния долж­ны стро­ить­ся кор­рект­но, но в вопро­сах под­хо­да к боль­ным свя­щен­ник дол­жен сто­ять твер­до на пози­ци­ях реше­ний Юби­лей­но­го Архи­ерей­ско­го Собо­ра РПЦ 2000 г.

«Свя­щен­ник — врач-нехри­сти­а­нин (мусуль­ма­нин, иудей и т. д.)»

Свя­щен­ник дол­жен про­явить такт и веро­тер­пи­мость. Необ­хо­ди­мо отме­тить, что состра­да­тель­ное отно­ше­ние к боль­ным и жела­ние облег­чить их стра­да­ния при­су­щи всем вра­чам, неза­ви­си­мо от веро­ис­по­ве­до­ва­ния. Как пра­ви­ло, вра­чи-мусуль­мане не пре­пят­ству­ют свя­щен­ни­ку совер­шать Таин­ства над пра­во­слав­ны­ми, но не раз­ре­ша­ют при­бли­жать­ся к еди­ным по их вере и отри­ца­тель­но отно­сят­ся к пра­во­слав­ной сим­во­ли­ке на местах их рабо­ты (ико­нам, кре­стам и т. д.). Вра­чи-иудеи (не фор­маль­ные, а веру­ю­щие), как пра­ви­ло, не поощ­ря­ют сестер мило­сер­дия ока­зы­вать помощь и всту­пать в какие-либо духов­ные раз­го­во­ры с их больными.

«Священник — неверующий врач, атеист»

В этом слу­чае раз­го­во­ры свя­щен­ни­ка о душе, как пра­ви­ло, бес­по­лез­ны. Такой врач обыч­но даже не пони­ма­ет, чем зани­ма­ет­ся свя­щен­ник. Выздо­ров­ле­ние или чудес­ное исце­ле­ние боль­но­го после совер­ше­ния Таинств такой врач при­пи­сы­ва­ет либо слу­чай­но­му сте­че­нию обсто­я­тельств, либо вну­ша­е­мо­сти боль­но­го, либо «пси­хо­те­ра­пев­ти­че­ским» спо­соб­но­стям свя­щен­ни­ка, кото­рый мог вну­шить боль­но­му выздо­ро­веть. В боль­шин­стве сво­ем вра­чи-ате­и­сты сей­час не меша­ют свя­щен­ни­ку делать свое дело, если того жела­ет сам паци­ент, одна­ко и содей­ствия спа­се­нию души не ока­зы­ва­ют. Вза­и­мо­от­но­ше­ния с вра­ча­ми дан­ной кате­го­рии сле­ду­ет стро­ить на обыч­ных обще­че­ло­ве­че­ских нрав­ствен­ных и гуман­ных поня­ти­ях, обще­че­ло­ве­че­ских пред­став­ле­ни­ях о мора­ли и жиз­нен­ных цен­но­стях. Прак­ти­ка пока­зы­ва­ет, что имен­но в дан­ном слу­чае свя­щен­ни­ку для реа­ли­за­ции сво­ей дея­тель­но­сти чаще все­го при­хо­дит­ся в уст­ной или пись­мен­ной фор­ме при­бе­гать к напо­ми­на­нию обще­рос­сий­ско­го зако­но­да­тель­ства и мест­но­го согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве меж­ду при­хо­дом и больницей.

«Священник — врач-оккультист»

В этом слу­чае, как пра­ви­ло, име­ют место анта­го­ни­сти­че­ские, непри­ми­ри­мые вза­и­мо­от­но­ше­ния. Такой врач обыч­но достав­ля­ет мно­го непри­ят­но­стей и сво­им кол­ле­гам, и паци­ен­там, быва­ет ярост­ным про­тив­ни­ком рас­про­стра­не­ния и укреп­ле­ния хри­сти­ан­ско­го боль­нич­но­го слу­же­ния. Свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся при­ло­жить мно­го ста­ра­ний, что­бы такой врач отка­зал­ся от сво­их сомни­тель­ных деяний.

Без серьез­ных осно­ва­ний свя­щен­но­слу­жи­те­лю не сле­ду­ет под­вер­гать сомне­нию и оспа­ри­вать реко­мен­да­ции вра­ча, а вра­чу — сове­ты свя­щен­но­слу­жи­те­ля. Фор­ми­ро­ва­ние дове­рия воз­мож­но при обес­пе­че­нии откры­то­сти и адек­ват­но­го обес­пе­че­ния инфор­ма­ци­ей по вопро­сам ока­за­ния меди­цин­ской помо­щи и душе­по­пе­че­ния. Это пред­по­ла­га­ет­ся осу­ществ­лять с помо­щью духов­но-про­све­ти­тель­ской дея­тель­но­сти, круг­лых сто­лов, кон­фе­рен­ций. Кро­ме того преду­смат­ри­ва­ют­ся пуб­ли­ка­ции акту­аль­ной инфор­ма­ции в соот­вет­ству­ю­щих печат­ных изда­ни­ях, кото­рые будут состав­лять­ся с уче­том зада­ва­е­мых вопро­сов. Свя­щен­но­слу­жи­те­лю и вра­чу реко­мен­ду­ет­ся в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти встре­чать­ся для обсуж­де­ния вопро­са сов­мест­но­го веде­ния боль­но­го, нуж­да­ю­ще­го­ся одно­вре­мен­но в меди­цин­ской и духов­ной помощи.

«Священник — младший и средний медперсонал»

Если во вза­и­мо­от­но­ше­ни­ях с вра­ча­ми свя­щен­ник испы­ты­ва­ет основ­ную труд­ность, стал­ки­ва­ясь со сфор­ми­ро­вав­ши­ми­ся рели­ги­оз­ны­ми убеж­де­ни­я­ми послед­них, то сре­ди млад­ше­го и сред­не­го мед­пер­со­на­ла он най­дет боль­ше заблуж­де­ний и раз­но­го рода суе­ве­рий, хотя в их сре­де гораз­до боль­ше веру­ю­щих людей, чем сре­ди вра­чей. Это объ­яс­ня­ет­ся тем, что их ум не так силь­но отя­го­щен раз­но­го рода фило­соф­ски­ми систе­ма­ми и уче­ни­я­ми. Осо­бен­но тяжел труд сани­та­рок и сестер по ухо­ду. Скор­би, стра­да­ния, неустро­ен­ность жиз­ни при­во­дят сюда самых раз­ных людей: от опу­стив­ших­ся до лиц с дву­мя выс­ши­ми обра­зо­ва­ни­я­ми. Имен­но эта рабо­та как ника­кая иная спо­соб­на либо сде­лать чело­ве­ка глу­бо­ко веру­ю­щим, либо низ­ве­сти его до еще более низ­ко­го уров­ня, гра­ни­ча­ще­го с край­ним циниз­мом. Все эти люди преж­де боль­ных нуж­да­ют­ся в уте­ше­нии, лас­ке и забот­ли­во­сти свя­щен­ни­ка. Поэто­му свои отно­ше­ния со сред­ним и млад­шим мед­пер­со­на­лом свя­щен­ник дол­жен стро­ить на помо­щи их нуж­дам, забо­там и чая­ни­ям, с состра­да­ни­ем и пони­ма­ем их проблем.

Пастырское призвание и настроение для работы с больными

Пути спа­се­ния раз­лич­ны, и пути сле­до­ва­ния Хри­сту раз­но­об­раз­ны. Одним угод­на мона­ше­ская жизнь, дру­гие ищут Бога в отшель­ни­че­ском уеди­не­нии, тре­тьи видят смысл сво­ей жиз­ни в посе­ще­нии заклю­чен­ных, боль­ных, немощ­ных и т. д. Что­бы рабо­тать в боль­ни­це и нести там послу­ша­ние Церк­ви, тре­бу­ет­ся осо­бое при­зва­ние. Жела­ние тво­рить доб­ро и нести милость дру­гим — это не досто­я­ние само­го чело­ве­ка, это есть дар Божий (вер­нее, один из мно­го­чис­лен­ных Его даров), так же, как и вос­кре­ше­ние мерт­вых, изгна­ние бесов и прочее.

Может слу­чить­ся так, что свя­щен­ник, слу­жа­щий в боль­ни­це, будет далек от нужд и чая­ний мед­пер­со­на­ла, неуме­рен­но строг к боль­ным, будет боять­ся зара­зить­ся или падать в обмо­рок при виде кро­ви. Поэто­му более пра­виль­ный путь, когда свя­щен­ник сам начи­на­ет ощу­щать в себе потреб­ность идти в боль­ни­цу для помо­щи страж­ду­щим и без дав­ле­ния свер­ху, исклю­чи­тель­но по сво­ей бла­гой воле идет на это. Поз­же, испы­тав себя на этом попри­ще, он берет у свя­щен­но­на­ча­лия офи­ци­аль­ное бла­го­сло­ве­ние на боль­нич­ное служение.

Боль­ни­ца — это место, где слу­же­ние ста­но­вит­ся посто­ян­ной рутин­ной дея­тель­но­стью, про­пи­тан­ной стра­да­ни­ем боль­ных, их оже­сто­че­ни­ем на жизнь, неве­ри­ем, агрес­сив­но­стью ко все­му цер­ков­но­му, хулой на Бога, с одной сто­ро­ны, и глу­бо­кой пре­дан­но­стью Его воле, сверхъ­есте­ствен­ным пере­рож­де­ни­ем души, искуп­ле­ни­ем гре­хов — с дру­гой. В при­ход­скую цер­ковь люди часто при­хо­дят со сво­ей нуж­дой и горем, в боль­ни­це это про­ис­хо­дит гораз­до реже, чаще свя­щен­ник и его помощ­ни­ки пред­ла­га­ют боль­ным помощь Церк­ви, но встре­ча­ют­ся с отка­зом. Пас­ты­рю в боль­ни­це надо иметь боль­шое сми­ре­ние, так как ему посто­ян­но будут гово­рить непри­ят­ные вещи либо пер­со­нал, либо боль­ные; тер­пе­ние, кото­рое пре­воз­мо­га­ло бы неве­же­ство, лень и неже­ла­ние спа­се­ния сво­ей души боль­ны­ми, пре­воз­мо­га­ло бы раз­дра­же­ние в ответ на упор­ство и даже про­ти­во­бор­ство малей­ше­му улуч­ше­нию (уси­ле­нию) духов­ной обста­нов­ки в больнице.

Тер­пе­ние и еще раз тер­пе­ние необ­хо­ди­мо пас­ты­рю при окорм­ле­нии боль­ных, так как по при­чине сво­их забо­ле­ва­ний они часто пере­спра­ши­ва­ют, зада­ют одни и те же вопро­сы или про­яв­ля­ют без­дну неве­же­ства и суе­ве­рий, накоп­лен­ных за вре­мя всей жиз­ни, и болез­ни; про­яв­ля­ют свою при­вер­жен­ность к оккуль­тиз­му. Болезнь тол­ка­ет не воцер­ко­в­лен­но­го чело­ве­ка на мно­же­ство тяже­лей­ших оши­бок. Отпус­кать гре­хи и вра­че­вать души таких паци­ен­тов свя­щен­ни­ку быва­ет осо­бен­но тяже­ло. Поэто­му вме­сто раз­дра­же­ния и заслу­жен­но­го уко­ра он дол­жен посто­ян­но испра­ши­вать у Гос­по­да тер­пе­ния и состра­да­ния к физи­че­ски и духов­но боль­ным людям.

Вме­сте с тем со сто­ро­ны госу­дар­ствен­ных мед­ра­бот­ни­ков тре­бу­ет­ся пра­виль­ное пони­ма­ние роли свя­щен­ни­ка в боль­ни­це и его ста­ту­са. При социо­ло­ги­че­ском иссле­до­ва­нии мне­ний вра­чей и паци­ен­тов о том, кем явля­ют­ся свя­щен­ни­ки, были полу­че­ны сле­ду­ю­щие резуль­та­ты по все­му мас­си­ву: посред­ни­ки меж­ду людь­ми и Богом — 40,2%; хоро­шие пси­хо­ло­ги и пси­хо­те­ра­пев­ты — 28,3%; избран­ни­ки Божии — 8,3%; шар­ла­та­ны — 3,7%; соче­та­ние отве­тов — 13,0%, такие же работ­ни­ки, как и в дру­гих про­фес­си­ях — 6,5%. Как мы видим, совре­мен­ный свя­щен­но­слу­жи­тель, как и в преж­ние вре­ме­на, в боль­шин­стве слу­ча­ев вос­при­ни­ма­ет­ся вра­ча­ми и боль­ны­ми как посред­ник меж­ду людь­ми и Богом. При этом почти треть опро­шен­ных респон­ден­тов счи­та­ют свя­щен­ни­ков хоро­ши­ми пси­хо­ло­га­ми или пси­хо­те­ра­пев­та­ми. Это непол­ное пред­став­ле­ние о слу­жи­те­ле Церк­ви. Совре­мен­ный свя­щен­ник — чело­век, име­ю­щий выс­шее гума­ни­тар­ное бого­слов­ское обра­зо­ва­ние, неред­ко име­ю­щий вто­рое выс­шее свет­ское обра­зо­ва­ние, осве­дом­лен­ный в вопро­сах пси­хи­ат­рии, пси­хо­ло­гии, фор­маль­ной логи­ки, исто­рии и так далее, и вслед­ствие посто­ян­но­го обще­ния с людь­ми ори­ен­ти­ру­ю­щий­ся во мно­гих науч­ных, юри­ди­че­ских, соци­аль­ных, меди­цин­ских, семей­ных и чисто житей­ских вопро­сах. Уро­вень мен­та­ли­те­та мно­гих свя­щен­ни­ков соот­вет­ству­ет тако­во­му у выс­ше­го меди­цин­ско­го пер­со­на­ла. Пони­ма­ние и учи­ты­ва­ние это­го момен­та может спо­соб­ство­вать зна­чи­тель­ной духов­ной и пси­хо­ло­ги­че­ской под­держ­ке меди­ков и созда­нию в кол­лек­ти­вах хоро­шей пси­хо­ло­ги­че­ской атмосферы.

Пастырские искушения в больнице и их преодоление

Отсутствие взаимопонимания с администрацией больницы

Отсут­ствие вза­и­мо­по­ни­ма­ния обыч­но воз­ни­ка­ет из-за неже­ла­ния свя­щен­ни­ка сми­рить­ся с реаль­но суще­ству­ю­щей ситу­а­ци­ей, огра­ни­чи­ва­ю­щей его воз­мож­но­сти помо­щи боль­ным. Это при­во­дит к тому, что вме­сто того, что­бы искать ком­про­мис­сы со свет­ским началь­ством, рабо­тать синер­гич­но, то есть в одном направ­ле­нии, свя­щен­ник, как «пло­ти­на», ста­но­вит­ся на пути адми­ни­стра­ции и, дока­зы­вая свои пра­ва, кото­рых у него прак­ти­че­ски нет, несмот­ря на Закон о сво­бо­де сове­сти, устра­и­ва­ет кон­фликт, ничем хоро­шим обыч­но не заканчивающийся.

Это иску­ше­ние пре­одо­ле­ва­ет­ся чет­ким согла­ше­ни­ем (хотя оно и не име­ет юри­ди­че­ской силы) меж­ду адми­ни­стра­ци­ей боль­ни­цы и боль­нич­ным при­хо­дом, где ого­ва­ри­ва­ют­ся все нюан­сы дея­тель­но­сти при­хо­да в боль­ни­це, не нару­ша­ю­щие ее режи­ма и при­но­ся­щие поль­зу (см. При­ло­же­ние). По мере появ­ле­ния каких­ли­бо кон­фликт­ных ситу­а­ций они могут регу­ли­ро­вать­ся допол­не­ни­я­ми и при­ло­же­ни­я­ми к ранее состав­лен­но­му соглашению.

Ограничения администрацией возможностей священника

Огра­ни­че­ния адми­ни­стра­ци­ей воз­мож­но­стей свя­щен­ни­ка слу­жить в боль­ни­це вопре­ки суще­ству­ю­ще­му зако­но­да­тель­ству пре­одо­ле­ва­ют­ся тер­пе­ни­ем и молит­вой свя­щен­ни­ка и при­хо­жан. Свя­щен­ник дол­жен доволь­ство­вать­ся тем малым, что дал ему Бог в месте его слу­же­ния. Фор­си­ро­вать собы­тия нель­зя — это при­ве­дет к неуда­че. Если в боль­нич­ной церк­ви про­ис­хо­дит Евха­ри­стия, то души людей, рабо­та­ю­щих в боль­ни­це, очень силь­но меня­ют­ся, меня­ет­ся и обста­нов­ка. Годы тер­пе­ния и молит­вы неиз­беж­но сде­ла­ют свое дело. Все вста­нет на свои места.

Нарушение священником пределов своей компетенции

Суть иску­ше­ния состо­ит в том, что вра­чи вме­ши­ва­ют­ся в духов­ные вопро­сы, а свя­щен­ни­ки рас­суж­да­ют, надо или не надо опе­ри­ро­вать; чем мож­но, а чем нель­зя лечить­ся. В ито­ге про­иг­ры­ва­ет боль­ной. Свя­щен­но­слу­жи­тель не име­ет пра­ва отме­нять ней­ро­леп­ти­че­ские пре­па­ра­ты у пси­хи­че­ски боль­ных, вме­ши­вать­ся в лечеб­ный про­цесс и кор­рек­ти­ро­вать лече­ние, назна­чен­ное вра­чом. Сре­ди моло­дых свя­щен­ни­ков мно­го таких, кото­рые сто­ят «за прав­ду без при­крас». Незна­ко­мые с вопро­са­ми кли­ни­че­ской эти­ки и деон­то­ло­гии, про­яв­ляя неумест­ную горяч­ность и стро­гость, выска­зы­вая закон­ни­че­ски-прин­ци­пи­аль­ные нази­да­ния, подоб­ные мла­до­стар­цы могут вызвать уны­ние у мни­тель­ных или акцен­ту­и­ро­ван­ных паци­ен­тов, нару­шить их пси­хо­ло­ги­че­ский настрой на лече­ние и даже под­толк­нуть к самоубийству.

Это иску­ше­ние пре­одо­ле­ва­ет­ся трез­вым и совест­ли­вым осо­зна­ни­ем гра­ниц сво­ей пас­тыр­ской компетенции.

Враждебное отношение медперсонала к священнику

Оно пре­одо­ле­ва­ет­ся молит­вой свя­щен­ни­ка за сво­их вра­гов и обид­чи­ков. Свя­щен­ни­ку сле­ду­ет молить­ся, что­бы Гос­подь вра­зу­мил, но не погу­бил его противников.

Клевета, жалобы, оскорбления и унижение священника

Эти иску­ше­ния пре­одо­ле­ва­ют­ся осо­зна­ни­ем того, что кле­ве­та и оскорб­ле­ния есть «цели­тель­ные гря­зи» для души.

Безразличие больных

Откро­вен­ное без­раз­ли­чие со сто­ро­ны неве­ру­ю­щих боль­ных к при­зы­вам спа­се­ния души опас­но и может при­не­сти оже­сто­че­ние серд­цу свя­щен­ни­ка. Пре­одо­ле­ва­ет­ся оно тер­пе­ни­ем и памя­то­ва­ни­ем о том, что в боль­ни­це есть нуж­да­ю­щи­е­ся в его помо­щи, и ради этих несколь­ких боля­щих — овец Хри­сто­вых — он дол­жен пре­тер­петь мно­же­ство коз­лищ, бода­ю­щих его.

Угрозы родственников

Угро­зы свя­щен­ни­ку со сто­ро­ны ате­и­сти­че­ски настро­ен­ных род­ствен­ни­ков боль­но­го пре­одо­ле­ва­ет­ся вос­по­ми­на­ни­ем слов Спа­си­те­ля, что без воли Божи­ей ни один волос с голо­вы чело­ве­че­ской не пада­ет, и вос­по­ми­на­ни­ем слов псал­мов: «Гос­подь про­све­ще­ние мое и Спа­си­тель мой, кого убо­ю­ся? Гос­подь Защи­ти­тель живо­та мое­го, от кого устра­шу­ся?» (Пс. 26, 1–2). «На Бога упо­вах, не убо­ю­ся, что сотво­рит мне чело­век?» (Пс. 117:6).

Отсутствие пожертвований

Отсут­ствие пожерт­во­ва­ний за совер­ше­ние Таинств со сто­ро­ны боль­ных в насто­я­щее вре­мя весь­ма рас­про­стра­не­но. Очень мно­гие боль­ные, осо­бен­но сей­час, не в состо­я­нии пожерт­во­вать сред­ства на совер­шен­ные над ними Таин­ства. Ино­гда полу­ча­ет­ся, что даже из тех пяти-деся­ти чело­век, на кото­рых свя­щен­ник потра­тил весь день в боль­ни­це, после чего еле живой от уста­ло­сти ушел домой, никто ниче­го не жерт­ву­ет. Это иску­ше­ние пре­одо­ле­ва­ет­ся сми­ре­ни­ем и упо­ва­ни­ем на волю Божию. Обыч­но все­гда, если свя­щен­ник не про­явит мало­ду­шия и среб­ро­лю­бия, вслед за теми боль­ны­ми, кото­рые ничем не помог­ли Церк­ви и свя­щен­ни­ку, Гос­подь посы­ла­ет жерт­во­ва­те­ля, кото­рый вос­пол­ня­ет сво­ей жерт­вой ску­дость всех пред­ше­ству­ю­щих, сколь мно­го бы их ни было.

Уныние священника

Уны­ние, тяжесть, печаль нака­нуне совер­ше­ния молеб­нов в боль­ни­це неред­ко могут быть свя­за­ны с демо­ни­че­ским воз­дей­стви­ем. Пре­одо­ле­ва­ет­ся осо­зна­ни­ем свя­щен­ни­ком обя­за­тель­но­сти испол­не­ния сво­е­го молит­вен­но­го дол­га. Надо ска­зать, борь­ба с бесом уны­ния тяже­ла и не все­гда свя­щен­но­слу­жи­тель выхо­дит из нее побе­ди­те­лем. Он или с опоз­да­ни­ем начи­на­ет моле­бен или вовсе не совер­ша­ет его. Некая камен­ная тяжесть как бы пли­той при­дав­ли­ва­ет грудь. Как толь­ко свя­щен­ник нач­нет слу­жить моле­бен, эта тяжесть тут же спа­да­ет, а к кон­цу молеб­на о ней не оста­ет­ся даже воспоминания.

Бесовские страхования

Бесов­ские стра­хо­ва­ния в боль­ни­це могут про­яв­лять­ся в раз­ных видах: от голо­сов, вспы­шек све­та, шума, вздо­хов, каш­ля, хож­де­ния в пала­тах до непо­сред­ствен­но­го явле­ния пад­ших духов свя­щен­ни­ку, боль­ным и вра­чам. Это иску­ше­ние пре­одо­ле­ва­ет­ся теми сове­та­ми и при­е­ма­ми, кото­рые даны в свя­то­оте­че­ской лите­ра­ту­ре монахами-подвижниками.

В одной из палат боль­ни­цы, где посто­ян­но уми­ра­ли тяже­лые боль­ные, появи­лись шоро­хи, по сто­ян­но пугав­шие боль­ных, слы­ша­лись кашель и вздо­хи, боль­ные ощу­ща­ли, буд­то кто-то неви­ди­мый при­ка­са­ет­ся к ним ночью, поправ­ля­ет оде­я­ло. Шумы исчез­ли после окроп­ле­ния свя­щен­ни­ком пала­ты свя­той водой.

Муж­чи­на сред­них лет, стра­дав­ший раком пря­мой киш­ки, при­нял Кре­ще­ние в боль­нич­ной церк­ви. Во вре­мя Кре­ще­ния при чте­нии закли­на­тель­ных молитв почув­ство­вал, как нечто чуже­род­ное вышло из лег­ких и на выдо­хе ушло через рот. В ночь после Кре­ще­ния был раз­бу­жен вне­зап­но чув­ством ужа­са. Открыв гла­за, уви­дел нечи­сто­го духа, чер­но­го, с горя­щи­ми гла­за­ми и жут­ким оска­лом, напа­да­ю­ще­го на него. Боль­ной про­си­дел до утра, дер­жа перед собой натель­ный крест, пока дух не исчез.

Дру­го­му боль­но­му нечи­стый дух явил­ся нака­нуне опе­ра­ции в виде жен­щи­ны в «звезд­ча­том» пла­ще. Исчез, когда паци­ент поло­жил на при­кро­ват­ную тум­боч­ку крест и Свя­тое Евангелие.

Внешний облик священника в больнице

Пас­тырь в боль­ни­це дол­жен пом­нить, что на него устрем­ле­но мно­же­ство глаз, вни­ма­тель­но его изу­ча­ю­щих. Что-либо ска­зан­ное или сде­лан­ное свя­щен­ни­ком на одном отде­ле­нии сра­зу ста­но­вит­ся досто­я­ни­ем всей боль­ни­цы. Поэто­му свя­щен­ник наря­ду с вра­ча­ми и мед­сест­ра­ми дол­жен обла­дать эле­мен­тар­ным зна­ни­ем деон­то­ло­гии. Это неслож­но, так как по деон­то­ло­гии издан целый ряд книг.

Свя­щен­ник всем сво­им видом дол­жен нести радость и вну­шать боль­ным надеж­ду на выздо­ров­ле­ние. Понят­но, что не всем боля­щим нра­вит­ся радост­ный вид дру­го­го чело­ве­ка, одна­ко свя­щен­ник, несу­щий и свои, и чужие скор­би и бла­го­да­тью Божи­ей сохра­ня­ю­щий жиз­нен­ный опти­мизм, укреп­ля­ет души паци­ен­тов в бед­стви­ях и подви­га­ет их к вере.

Свя­щен­ни­ку сле­ду­ет все­гда быть чистым и опрят­ным. Когда одеж­да (под­ряс­ник) негла­же­на или замыз­га­на гря­зью, а на ногах улич­ная обувь, — это про­из­во­дит на окру­жа­ю­щих непри­ят­ное впе­чат­ле­ние. Тем более что на отде­ле­ни­ях соблю­да­ют прин­ци­пы асеп­ти­ки, вра­чи появ­ля­ют­ся перед паци­ен­та­ми все­гда в белых накрах­ма­лен­ных хала­тах, посе­ти­те­ли и пер­со­нал ходят либо в смен­ной обу­ви, либо в бахи­лах. Свя­щен­ни­ку жела­тель­но иметь для слу­же­ния в боль­ни­це отдель­ную одеж­ду (под­ряс­ник) и обувь (тапоч­ки или туфли), тогда к нему нико­гда не воз­ник­нет пре­тен­зий. Жела­тель­но что­бы у свя­щен­ни­ка, несу­ще­го слу­же­ние в боль­ни­це, было там неболь­шое поме­ще­ние, где бы он мог пере­одеть­ся, остать­ся ноче­вать в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти, где хра­нил бы обла­че­ние и кни­ги, необ­хо­ди­мые в его повсе­днев­ной практике.

Во вне­слу­жеб­ное вре­мя свя­щен­ни­ку не реко­мен­ду­ет­ся появ­лять­ся в боль­ни­це в граж­дан­ской одеж­де. В любое вре­мя дня и ночи мед­пер­со­нал и боль­ные долж­ны видеть свя­щен­ни­ка в под­ряс­ни­ке, и толь­ко какое-то исклю­чи­тель­ное обсто­я­тель­ство может поз­во­лить свя­щен­ни­ку быть в граж­дан­ской одеж­де. Это свя­за­но, конеч­но, не с кон­крет­ным свя­щен­ни­ком в кон­крет­ной боль­ни­це, а с обра­зом свя­щен­ства вооб­ще, кото­рое для миря­ни­на явля­ет­ся тай­ной, в кото­ром миря­нин почи­та­ет Хри­ста, а в совре­мен­ной жиз­ни часто видит и послед­ний оплот соблю­де­ния запо­ве­дей Божи­их и жиз­ни по Евангелию.

Что каса­ет­ся исполь­зо­ва­ния бого­слу­жеб­ных обла­че­ний в боль­ни­це, то здесь допу­сти­мы неко­то­рые откло­не­ния от обще­при­ход­ской прак­ти­ки. Свя­щен­ни­ку доста­точ­но иметь епи­тра­хиль и пору­чи для слу­же­ния молеб­нов и Кре­ще­ния в пала­те. Фелонь сре­ди про­би­рок, скля­нок, бано­чек для мочи, свет­ской обста­нов­ки в хол­ле на отде­ле­нии, где совер­ша­ет­ся моле­бен, ста­но­вит­ся неумест­ной. Быва­ют слу­чаи, когда свя­щен­ник, ухо­дя домой или про­сто про­хо­дя по боль­ни­це, может ока­зать­ся без обла­че­ния, а неот­лож­ность ситу­а­ции тре­бу­ет от него Кре­ще­ния стра­ха ради смерт­но­го или испо­ве­ди перед смер­тью или еще чего-либо подоб­но­го. Тогда Таин­ство при­хо­дит­ся совер­шать без епи­тра­хи­ли. Несмот­ря на тако­го рода отступ­ле­ния, свя­щен­ни­ку все же не реко­мен­ду­ет­ся зани­мать­ся само­де­я­тель­но­стью, а луч­ше испра­ши­вать сове­та у более опыт­ных сослу­жи­те­лей и согла­со­вы­вать свои дей­ствия со сво­им священноначалием.

Семейная и материальная жизнь больничного священника

Семей­ная жизнь боль­нич­но­го свя­щен­ни­ка не может укрыть­ся от взо­ров при­хо­жан, как и в любом хра­ме. Она сопря­же­на, одна­ко, с рядом слож­но­стей. Во-пер­вых, она зави­сит от гра­фи­ка рабо­ты лечеб­но­го учре­жде­ния. Во-вто­рых, боль­ные, осо­бен­но тяже­лые, тре­бу­ют осо­бен­но мно­го вре­ме­ни и вни­ма­ния. В‑третьих, боль­ные, посту­па­ю­щие по «ско­рой помо­щи», или вне­зап­но утя­же­лив­ши­е­ся ста­ци­о­нар­ные боль­ные часто «выби­ва­ют» свя­щен­ни­ка из обыч­но­го гра­фи­ка и застав­ля­ют его на ходу пере­стра­и­вать не толь­ко свои слу­жеб­ные, но и семей­ные пла­ны. Домо­чад­цы все­гда долж­ны быть гото­вы к тому, что если батюш­ка ушел в боль­ни­цу на Испо­ведь или При­ча­стие боль­ных, он может прий­ти гораз­до поз­же запла­ни­ро­ван­но­го. Учи­ты­вая, что основ­ное окорм­ле­ние боль­ных чаще все­го про­ис­хо­дит во вто­рой поло­вине дня, когда основ­ные меди­цин­ские про­це­ду­ры закон­че­ны, свя­щен­ник неред­ко может воз­вра­щать­ся ночью, когда дети и матуш­ка уже спят.

Мате­ри­аль­ная жизнь боль­нич­но­го свя­щен­ни­ка зави­сит от ряда фак­то­ров: спе­ци­фи­ки боль­нич­но­го учре­жде­ния, отно­ше­ний с адми­ни­стра­ци­ей, коли­че­ства бого­слу­же­ний, про­во­ди­мых в боль­ни­це, ста­жа слу­же­ния, каче­ства слу­же­ния и авто­ри­тет­но­сти кли­ри­ка. Надеж­да на то, что лечеб­ное учре­жде­ние будет чем-то помо­гать свя­щен­ни­ку, выде­лять сред­ства на его содер­жа­ние, часто ока­зы­ва­ет­ся иллю­зи­ей. Как пра­ви­ло, адми­ни­стра­ция боль­ни­цы сама ждет помо­щи от Церк­ви как в гума­ни­тар­ном, так и в мате­ри­аль­ном виде и ред­ко в какой боль­ни­це для содер­жа­ния свя­щен­ни­ка выде­ля­ет­ся спе­ци­аль­ная ставка.

Есть ста­рая свя­щен­ни­че­ская посло­ви­ца: «Как молишь­ся, так и пода­ют». Она осо­бо при­ме­ни­ма в боль­ни­це. Пона­ча­лу свя­щен­ник полу­ча­ет там гораз­до мень­ше, чем в город­ских хра­мах и собо­рах. Но если пас­тырь ста­ра­ет­ся рев­ност­но слу­жить Гос­по­ду в этом месте стра­да­ний, Гос­подь Сам нахо­дит сред­ства, как про­кор­мить Сво­е­го слу­жи­те­ля и посы­ла­ет кти­то­ров и бла­го­тво­ри­те­лей. Нера­ди­вым же — ниче­го не пода­ет. Самое глав­ное, что­бы свя­щен­ник не думал, что ему есть и пить, а искал преж­де Цар­ствия Божия. И «осталь­ное все при­ло­жит­ся» — непре­мен­но! — мило­стью Божией.

Особенности пастырского окормления в различных медицинских областях

Пастырское окормление в хирургии

Пас­тыр­ское душе­по­пе­че­ние боль­ных в хирур­гии свя­за­но обыч­но с дву­мя моментами:

  • осо­бой опас­но­стью хирур­ги­че­ских мето­дов лече­ния (сте­пень рис­ка, ане­сте­зии и про­че­го гораз­до выше, чем в терапии);
  • отно­си­тель­но недол­гим пре­бы­ва­ни­ем паци­ен­та в сте­нах стационара.

Это и опре­де­ля­ет прин­ци­пы пас­тыр­ско­го под­хо­да к таким больным.

Адекватность пасторской помощи длительности госпитализации и тяжести заболевания

Хирур­ги­че­ский боль­ной, посту­пив­ший в ста­ци­о­нар и жела­ю­щий полу­чить помощь Церк­ви в виде ее Таинств, дол­жен полу­чить ее в том объ­е­ме, кото­рый адек­ва­тен вре­ме­ни пре­бы­ва­ния в ста­ци­о­на­ре и сте­пе­ни тяже­сти забо­ле­ва­ния. Исхо­дя из это­го прин­ци­па, не надо стре­мить­ся к пороч­ной прак­ти­ке во что бы то ни ста­ло за вре­мя гос­пи­та­ли­за­ции испо­ве­до­вать, при­ча­стить и воцер­ко­вить чело­ве­ка. Боль­ной может поло­жить в боль­ни­це нача­ло пока­я­ния, а испо­ве­до­вать­ся и при­ча­стить­ся может через какое-то вре­мя после выпис­ки. Это «какое-то» вре­мя есть вре­мя, в тече­ние кото­ро­го боль­ной будет пол­но­стью под­го­тов­лен к Таинству.

Незамедлительность помощи Церкви

Каж­дый хирур­ги­че­ский боль­ной, поже­лав­ший полу­чить помощь Церк­ви в Ее Таин­ствах, дол­жен полу­чить ее как мож­но рань­ше. Что это значит?

В хирур­ги­че­ских ста­ци­о­на­рах даты опе­ра­ций неред­ко пере­но­сят­ся. Задерж­ки про­ис­хо­дят из-за него­тов­но­сти ане­сте­зио­ло­ги­че­ско­го посо­бия, пере­пол­нен­но­сти опе­ра­ци­он­но­го спис­ка, болез­ни хирур­га и дру­гих при­чин. И наобо­рот, неред­ко после кон­си­ли­у­ма или обхо­да заве­ду­ю­ще­го, в резуль­та­те кото­ро­го ока­зы­ва­ет­ся небла­го­при­ят­ным удли­не­ние пред­опе­ра­ци­он­но­го пери­о­да, опе­ра­цию про­во­дят гораз­до рань­ше наме­чен­но­го сро­ка. Поэто­му быва­ет, что паци­ент гото­вит­ся к При­ча­стию в пят­ни­цу, рас­счи­ты­вая, что опе­ра­ция будет в поне­дель­ник, а его опе­ри­ру­ют уже в сре­ду. Свя­щен­ник при­хо­дит, а боль­ной на опе­ра­ци­он­ном столе.

Вот поче­му для хирур­ги­че­ско­го ста­ци­о­на­ра, где мно­гое быст­ро меня­ет­ся, в отно­ше­нии Таинств хорош прин­цип: «Чем рань­ше, тем лучше!».

Пастырское окормление в терапии

Вре­мя, в тече­ние кото­ро­го тера­пев­ти­че­ские боль­ные пре­бы­ва­ют в ста­ци­о­на­ре, поз­во­ля­ет свя­щен­ни­ку ока­зать им помощь в пол­ном объ­е­ме, то есть испо­ве­до­вать, при­ча­стить (и не один раз), собо­ро­вать, под­го­то­вить к Таин­ству Кре­ще­ния и кре­стить и так далее. Для боль­ных это­го про­фи­ля осо­бен­но бла­го­дат­но, если в боль­ни­це есть храм. Тогда они могут посе­щать молеб­ны, ака­фи­сты, при­ча­щать­ся не сокра­щен­ным чином в пала­те, а за Боже­ствен­ной Литур­ги­ей в боль­нич­ной церк­ви. Поки­дая лечеб­ное учре­жде­ние, такие паци­ен­ты зна­ют, что им тре­бу­ет­ся для даль­ней­ше­го воцерковления.

Пастырское окормление в отделении реанимации

В реани­ма­ции нахо­дят­ся боль­ные край­ней сте­пе­ни тяже­сти. Веро­ят­ность раз­ви­тия жиз­нен­но-несов­ме­сти­мых ослож­не­ний у них очень высо­ка. Неред­ко боль­ных пере­во­дят на искус­ствен­ную вен­ти­ля­цию лег­ких, в этом слу­чае они ста­но­вят­ся недо­ступ­ны­ми для про­ве­де­ния цер­ков­ных Таинств. К тому же тяже­лое состо­я­ние боль­ных не поз­во­ля­ет им пол­но­цен­но испо­ве­до­вать­ся. Быва­ет, что они едва-едва могут выска­зать несколь­ко гре­хов. Неред­ко свя­щен­ни­ку при­хо­дит­ся испо­ве­до­вать таких боль­ных вопро­са­ми, на кото­рые они одно­слож­но отве­ча­ют «да» или «нет».

В таком слу­чае неоце­ни­ма помощь сест­ры мило­сер­дия, кото­рая в бесе­дах с боль­ным может поне­мно­гу собрать све­де­ния о его жиз­ни, хотя бы в отно­ше­нии тяже­лых и смерт­ных грехов.

Свя­щен­ни­ку, окорм­ля­ю­ще­му боль­ных в реани­ма­ции, целе­со­об­раз­но знать сте­пе­ни гра­да­ции созна­ния и инте­ре­со­вать­ся у дежур­но­го вра­ча-реани­ма­то­ра, адек­ва­тен боль­ной или нет, «загру­жен» ли ней­ро­леп­ти­ка­ми или без сознания.

Когда боль­ной неадек­ва­тен, у свя­щен­ни­ка может сло­жить­ся впе­чат­ле­ние, что тот искренне кает­ся, под­твер­жда­ет гре­хи, а на самом деле боль­ной даже не осо­зна­ет, что гово­рит. Если свя­щен­ник опыт­ный, он может про­ве­рить это несколь­ки­ми наво­дя­щи­ми вопро­са­ми, но луч­ше пред­ва­ри­тель­но посо­ве­то­вать­ся с вра­чом реанимации.

Пастырское окормление в акушерстве и гинекологии

Осо­бен­но слож­но осу­ществ­лять свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние в аку­шер­ско-гине­ко­ло­ги­че­ском ста­ци­о­на­ре. Это свя­за­но с тем, что по боль­шин­ству клю­че­вых вопро­сов био­ме­ди­цин­ской эти­ки (абор­ты, экс­тра­кор­по­раль­ное опло­до­тво­ре­ние, кон­тра­цеп­ция и тому подоб­ное) меж­ду Цер­ко­вью и офи­ци­аль­ной меди­ци­ной име­ют­ся рас­хож­де­ния (см. При­ло­же­ние). Свя­щен­ни­че­ское слу­же­ние обыч­но свя­за­но с окорм­ле­ни­ем роже­ниц, жен­щин, дела­ю­щих гине­ко­ло­ги­че­ские опе­ра­ции и уми­ра­ю­щих младенцев.

Окормление рожениц

Для роже­ниц осо­бен­но важ­на испо­ведь перед рода­ми и При­ча­стие Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Мне­ние, быту­ю­щее сре­ди наро­да, что бере­мен­ным нель­зя кре­стить­ся и собо­ро­вать­ся, — оши­боч­но. Свя­щен­ни­ку необ­хо­ди­мо раз­убеж­дать жен­щин в этих заблуж­де­ни­ях. Суще­ству­ют спе­ци­аль­ные молит­вы ко Спа­си­те­лю и Божи­ей Мате­ри (в Серб­ском Треб­ни­ке) перед рода­ми. Полез­ны перед рода­ми и молебны.

Окормление женщин, делающих гинекологические операции

Оно прак­ти­че­ски ничем не отли­ча­ет­ся от окорм­ле­ния хирур­ги­че­ских больных.

Окормление умирающих младенцев

Речь идет о мла­ден­цах, родив­ших­ся и рас­став­ших­ся с жиз­нью в бли­жай­шие часы и мину­ты после рож­де­ния. Здесь окорм­ле­ние свя­щен­ни­ка име­ет опо­сре­до­ван­ный харак­тер, так как он сам может не успеть в родиль­ный зал в кри­ти­че­ский момент. Для реше­ния этой про­бле­мы в зада­чу пас­ты­ря вхо­дит обу­че­ние мед­пер­со­на­ла родиль­но­го зала (вра­чей, сестер, аку­ше­рок) навы­кам Кре­ще­ния мла­ден­ца стра­ха ради смерт­но­го, объ­яс­не­ние важ­но­сти тако­го Кре­ще­ния для спа­се­ния душ младенцев.

Конкретные примеры клинических ситуаций

Из всех трех видов пере­чис­лен­ных душе­по­пе­че­ний наи­бо­лее слож­ные и дра­ма­ти­че­ские ситу­а­ции скла­ды­ва­ют­ся при окорм­ле­нии роже­ниц. Здесь воз­ни­ка­ют про­бле­мы абор­тов по соци­аль­ным пока­за­ни­ям; вопро­сы, что ска­зать свя­щен­ни­ку при выбо­ре меж­ду жиз­нью мате­ри и пло­да, если жиз­ни мате­ри угро­жа­ет опас­ность; как объ­яс­нить мате­рям, что их буду­щие дети, име­ют пра­во на жизнь даже если у них высо­ка веро­ят­ность пре­на­таль­но­го урод ства и инва­лид­но­сти. Гото­вых рецеп­тов для свя­щен­ни­ка нет. Каж­дая ситу­а­ция нестан­дарт­на и тре­бу­ет инди­ви­ду­аль­но­го реше­ния, а ошиб­ка вле­чет за собой непо­пра­ви­мые последствия.

Поста­ра­ем­ся пока­зать дей­ствия свя­щен­ни­ка на при­ме­ре кон­крет­ных кли­ни­че­ских ситу­а­ций, соот­вет­ствен­но пере­чис­лен­ным проблемам.

Вари­ант выбо­ра меж­ду жиз­нью мате­ри и пло­да ого­во­рен в мате­ри­а­лах Юби­лей­но­го Архи­ерей­ско­го Собо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 2000 года. В каж­дом слу­чае он реша­ет­ся инди­ви­ду­аль­но. Свя­щен­ник не может ни при каких обсто­я­тель­ствах дать бла­го­сло­ве­ние на аборт. Жен­щи­на долж­на при­ни­мать реше­ние сама. При при­ня­тии реше­ния сыг­ра­ют роль глу­би­на ее воцер­ко­в­лен­но­сти, готов­ность к жерт­вен­но­сти ради ребен­ка даже до смер­ти, внут­ри­се­мей­ная ситу­а­ция (нали­чие уже рож­ден­ных детей, кото­рые могут остать­ся сиро­та­ми). Соглас­но реше­нию Собо­ра 2000 года, свя­щен­ник в слу­чае абор­та в такой ситу­а­ции обя­зан нало­жить на такую жен­щи­ну епи­ти­мию (цер­ков­ное нака­за­ние), но не отлу­чать ее от При­ча­ще­ния Свя­тых Хри­сто­вых Таин [91, с. 193].

На аку­шер­ское отде­ле­ние посту­пи­ла жен­щи­на, у кото­рой было ранее про­ве­де­но три кеса­ре­вых сече­ния. Все три ребен­ка живы. Чет­вер­тая бере­мен­ность — угро­за раз­ры­ва мат­ки, пред­ло­же­но кеса­ре­во сече­ние с одно­вре­мен­ной пере­вяз­кой труб (то есть сте­ри­ли­за­ция). Жен­щи­на веру­ю­щая, духов­ник не бла­го­сло­вил сте­ри­ли­за­цию. Нет гаран­тий, что это не послед­няя бере­мен­ность. По про­гно­зам вра­чей, сле­ду­ю­щая бере­мен­ность может закон­чить­ся смер­тью мате­ри из-за раз­ры­ва мат­ки. «Закон­ни­че­ское» бла­го­сло­ве­ние духов­ни­ка мог­ло при­ве­сти к тра­ге­дии: смерть жен­щи­ны в буду­щем, муж-вдо­вец, трое сирот. Пона­до­би­лось стар­че­ское бла­го­сло­ве­ние, что­бы жен­щи­на успо­ко­и­лась и согла­си­лась на опе­ра­цию в пред­ло­жен­ном объеме.

Име­ют ли пра­во на жизнь буду­щие дети-уро­ды и инва­ли­ды? Конеч­но, да. Свя­щен­ник дол­жен твер­до сто­ять за сохра­не­ние жиз­ни таких детей и пояс­нять мате­рям, что быва­ют серьез­ные диа­гно­сти­че­ские ошиб­ки. Неред­ко мамам, кото­рые пере­нес­ли крас­ну­ху в пер­вом три­мест­ре бере­мен­но­сти, реко­мен­ду­ют аборт. Веру­ю­щие жен­щи­ны, не согла­сив­ши­е­ся на аборт, рожа­ли нор­маль­ных детей.

Пастырское окормление в педиатрии

К осо­бен­но­стям душе­по­пе­че­ния в совре­мен­ной педи­ат­рии мож­но отне­сти следующее.

Вслед­ствие умно­же­ния гре­ха сего­дняш­ние дети гораз­до более боль­ны, чем их сверст­ни­ки еще 30–40 лет назад, мно­го боль­ных младенцев.

Гре­хов­ность и озлоб­лен­ность совре­мен­ных детей гораз­до выше, чем это было рань­ше. Совре­мен­ные дети ста­но­вят­ся умыш­лен­ны­ми убий­ца­ми уже с пяти­се­ми лет, с девя­ти лет начи­на­ют жить поло­вой жиз­нью, в пять–шесть лет зани­мать­ся маги­ей, гада­ни­ем, оккуль­тиз­мом. Боль­шое коли­че­ство озлоб­лен­ных детей есть след­ствие часто­го рас­па­да семей на так назы­ва­е­мые непол­ные и появ­ле­ния у детей уны­ния и тос­ки, омо­ло­див­ших воз­раст само­убийц до восьми–одиннадцатилетнего воз­рас­та. Уже у семи­лет­них детей свя­щен­ник может столк­нуть­ся с созна­тель­ным пока­я­ни­ем в ряде смерт­ных грехов.

Дет­ская испо­ведь отли­ча­ет­ся от взрос­лой и тре­бу­ет боль­шо­го так­та со сто­ро­ны свя­щен­ни­ка по отно­ше­нию к ребенку.

В душе­по­пе­че­нии боль­ных детей пас­тырь дол­жен стре­мить­ся к испол­не­нию трех принципов:

  • Лече­ние и помощь детям сле­ду­ет начи­нать с духов­но­го лече­ния их родителей.
  • Необ­хо­ди­мо роди­те­лей сде­лать союз­ни­ка­ми в молит­ве за ребенка.
  • Нель­зя пре­пят­ство­вать детям при­хо­дить к Богу.

Духовное врачевство родителей

Вся дея­тель­ность свя­щен­ни­ка, а вме­сте с ним роди­те­лей, вра­чей, кото­рые лечат ребен­ка, долж­на быть направ­ле­на как бы свер­ху вниз: духов­ное, душев­ное и телес­ное. Поэто­му пас­тырь дол­жен научить роди­те­лей, что пер­вым делом, когда ребе­нок забо­ле­ва­ет, долж­на быть роди­тель­ская молитва.

Конеч­но, когда забо­ле­ва­ет дитя, роди­тель­ское серд­це не может быть спо­кой­ным, начи­на­ет­ся вол­не­ние, кото­рое часто, к сожа­ле­нию, пере­хо­дит в сует­ли­вость [17]. Сует­ли­вость не при­но­сит ребен­ку ниче­го, кро­ме рас­строй­ства. Даже с точ­ки зре­ния эле­мен­тар­ной пси­хо­фи­зио­ло­гии спо­кой­ный ребе­нок все­гда нахо­дит­ся в состо­я­нии какой-то сба­лан­си­ро­ван­но­сти, внут­рен­ней сере­ди­ны, и это-то внут­рен­нее рав­но­ве­сие по-дру­го­му запус­ка­ет все физио­ло­ги­че­ские процессы.

В сво­ей пас­тыр­ской прак­ти­ке преж­де, чем раз­ре­шать про­бле­мы ребен­ка (даже в юно­ше­ском воз­расте), батюш­ке сле­ду­ет рас­пу­тать клу­бок роди­тель­ских вза­и­мо­не­по­ни­ма­ний. Согре­ше­ния роди­те­лей неми­ну­е­мо отра­жа­ют­ся на пси­хи­че­ском и физи­че­ском здо­ро­вье дитя. Оно невин­но муча­ет­ся под гру­зом роди­тель­ских поро­ков и страстей.

В одной из боль­ниц про­изо­шел сле­ду­ю­щий слу­чай. Семи­ме­сяч­ный мла­де­нец поги­бал от рака голов­но­го моз­га. Свя­щен­ник, окорм­ляв­ший боль­ни­цу, нало­жил епи­ти­мию на отца и мать ребен­ка, испо­ве­до­вал, при­ча­стил роди­те­лей, затем стал при­ча­щать ребен­ка каж­дую неде­лю и тот вско­ре выздоровел.

Бла­го­дать Божия соеди­ня­ет людей, дела­ет их род­ны­ми, и эта бли­зость осо­бен­но чув­ству­ет­ся меж­ду мате­рью и ребен­ком. Моло­дая мать сама это чув­ству­ет: она в этой жиз­ни уже не одна. Уже есть тот, кто ей помо­га­ет, кто пода­ет ей руку помо­щи — как бы ценою сво­е­го стра­да­ния. Видя бес­по­мощ­ность малы­ша, видя его жела­ние быть вме­сте с мате­рью, ту надеж­ду, кото­рая вся­че­ски выка­за­на его борь­бой за жизнь и кото­рой он при­зы­ва­ет и на мать милость Божию, видя это, Гос­подь, конеч­но, посы­ла­ет им Свою милость. Это упо­ва­ние мла­ден­ца — как бы бес­сло­вес­ная молит­ва, но и она слыш­на Гос­по­ду: «Не ута­ит­ся от Тебе, Боже мой, Твор­че мой, Изба­ви­те­лю мой, ниже кап­ля слез­ная, ниже кап­ли часть некая…»

Изве­стен слу­чай, когда мать отка­за­лась от ребен­ка, и он умер, хотя родил­ся доста­точ­но здо­ро­вым. А быва­ет, ребе­нок родит­ся боль­ным, даже настоль­ко, что, по кли­ни­че­ским при­зна­кам, состо­я­ние уже заве­до­мо без­на­деж­но, и выжи­ва­ет бла­го­да­ря люб­ви и забо­те родителей.

Семья — это еди­ное тело, и часто духов­ный груз, кото­рый на ней лежит, рас­пре­де­ля­ет­ся меж­ду ее чле­на­ми нерав­но­мер­но. Слу­ча­ет­ся, что дети несут непо­силь­ный груз и рас­пла­чи­ва­ют­ся сво­им здо­ро­вьем за гре­хи и ошиб­ки родителей.

В одной семье был такой слу­чай. Девоч­ка семи лет тяже­ло боле­ла, высо­кая тем­пе­ра­ту­ра дол­го не отсту­па­ла, вра­чи не мог­ли поста­вить диа­гноз, и роди­те­ли были на гра­ни отча­я­ния. И их мама, бабуш­ка девоч­ки, пере­да­ла сло­ва одно­го свя­щен­ни­ка: девоч­ка, мол, пото­му боле­ет, что вы не испо­ве­ду­е­тесь и не при­ча­ща­е­тесь и ваши гре­хи ложат­ся на ребен­ка. Это глу­бо­ко тро­ну­ло отца и мать, они ста­ли ходить в храм, при­нес­ли пока­я­ние, ста­ли при­ча­щать­ся и исправ­лять свою жизнь. Болезнь отсту­пи­ла. Она была тем попу­ще­ни­ем Божи­им, через кото­рое вся семья воцерковилась.

Ино­гда быва­ет и наобо­рот — через обра­ще­ние детей спа­са­ют­ся роди­те­ли. По сво­е­му нера­де­нию роди­те­ли часто под­вер­га­ют детей смер­тель­ной опас­но­сти, остав­ля­ют их некре­ще­ны­ми до 6–8 и более лет. Души таких детей в слу­чае вне­зап­ной смер­ти оста­ют­ся без бла­го­да­ти Божи­ей. Дети уже несут на себе нака­за­ние и про­кля­тие за роди­те­лей в виде сво­ей нево­цер­ко­в­лен­но­сти. Каж­дое после­ду­ю­щее поко­ле­ние таких детей вби­ра­ет в себя все новые и новые гре­хи рода, печать Божи­его гне­ва довле­ет над ними и порож­да­ет так назы­ва­е­мые «роко­вые судь­бы», хотя дело не в фату­ме, а в наслед­ствен­ном грехе.

Когда эта пороч­ная цепь пре­ры­ва­ет­ся, Гос­подь ока­зы­ва­ет милость и родителям.

Так, в Област­ной боль­ни­це Санкт–Петербурга в 1997 году на прок­то­ло­ги­че­ском отде­ле­нии на изле­че­нии нахо­дил­ся боль­ной С. После опе­ра­ции по пово­ду онко­ло­гии пря­мой киш­ки в малом тазу обра­зо­вал­ся очаг инфек­ции, не под­да­ю­щий­ся диа­гно­сти­ке и лече­нию. Боль­но­го лихо­ра­ди­ло око­ло четы­рех меся­цев. За вре­мя болез­ни мужа кре­сти­лись и воцер­ко­ви­лись его жена А. и дети. После Кре­ще­ния и При­ча­ще­ния послед­не­го ребен­ка в семье, когда вся семья ста­ла веру­ю­щей, у боль­но­го про­изо­шел само­сто­я­тель­ный про­рыв гной­ни­ков мало­го таза нару­жу, после чего наме­ти­лось зна­чи­тель­ное улуч­ше­ние состо­я­ния, и через неде­лю боль­ной был выпи­сан. Учи­ты­вая опыт и высо­кий уро­вень под­го­тов­ки спе­ци­а­ли­стов отде­ле­ния и адек­ват­ные совре­мен­ные мето­ды диа­гно­сти­ки, дан­ный слу­чай может трак­то­вать­ся не как без­дей­ствие или оши­боч­ные дей­ствия мед­пер­со­на­ла, а как осо­бый Божий Про­мысл о спа­се­нии целой семьи.

Семейная молитва за болящего ребенка

Мать долж­на иметь надеж­ду на помощь Божию ее ребен­ку, а там как Бог даст. Апо­стол Павел гово­рит, что если страж­дет один член тела, то страж­дут и дру­гие. Если болит рука, то дру­гая рука чув­ству­ет это. Семья — это еди­ное тело.

Болезнь, а тем более серьез­ная болезнь ребен­ка, все­гда гово­рит о том, что для семьи наста­ло вре­мя пока­я­ния. Она побуж­да­ет роди­те­лей уси­лить духов­ную жизнь. Когда боле­ет ребе­нок, то веру­ю­щие роди­те­ли долж­ны взять на себя либо какой-то духов­ный подвиг (пост, молит­ва, мило­сты­ня и др.), либо пока­ять­ся, при­влечь к молит­ве осталь­ных детей: пусть ста­но­вят­ся к иконе и молят­ся за боля­ще­го бра­ти­ка или сестричку.

Очень хоро­шо, когда в семье мно­го детей. Они тогда чут­ко реа­ги­ру­ют на болезнь одно­го из сво­их бра­тьев или сестер. Для них, как и для само­го боль­но­го, это целая шко­ла. Жела­тель­но, что­бы они при­ни­ма­ли уча­стие в его лече­нии: при­но­си­ли, ска­жем, клюк­вен­ный сок, мыли за ним посу­ду — конеч­но, если это не инфек­ци­он­ное забо­ле­ва­ние, при кото­ром нужен каран­тин. Дру­гим детям надо дать понять, что сей­час в семье осо­бое вре­мя, что­бы это собы­тие полу­ча­ло духов­ный отклик у всех, что­бы вся семья жила молит­вен­но и не было без­раз­ли­чия, когда один боле­ет, а дру­гие без­за­бот­но играют.

Если дети ощу­ща­ют себя ответ­ствен­ны­ми за боль­но­го бра­та или сест­ру, молят­ся о его выздо­ров­ле­нии, то боль­ной чув­ству­ет эту под­держ­ку и укреп­ля­ет­ся. Так и созда­ет­ся по-насто­я­ще­му семья, как еди­ное целое, как одна душа, как малая Цер­ковь.

И тогда полу­ча­ет­ся, что болезнь — это не про­сто непри­ят­ность, а духов­ная шко­ла для всех, посе­ще­ние Божие, кото­рое каса­ет­ся всей семьи. Гос­подь посе­ща­ет ее и одно­го укла­ды­ва­ет на одр болез­ни, а дру­гих науча­ет состра­да­нию, сми­ре­нию, люб­ви. Это и шко­ла вос­пи­та­ния, и шко­ла вза­им­ной уступчивости.

А после того как ребе­нок выздо­ро­ве­ет, надо, конеч­но, бла­го­да­рить Гос­по­да. И дети в семье нач­нут пони­мать, что Гос­подь дал побо­леть и дал выздо­ро­веть, что во всем этом — вели­кая милость Божия.

Церковные Таинства — путь к Богу, открываемый ребенку

Дети стра­да­ют за наши гре­хи, за наше нера­де­ние о спа­се­нии их душ, о сво­ем спа­се­нии. Поэто­му пас­тырь дол­жен разъ­яс­нить роди­те­лям, что их зада­ча состо­ит не толь­ко в том, что­бы обес­пе­чить детям физи­че­ское суще­ство­ва­ние, но, преж­де все­го, — духов­но вос­пи­тать их, открыть им доро­гу к Богу. В этом состо­ит тре­тий прин­цип, выра­жен­ный сло­ва­ми Само­го Спа­си­те­ля: «Нe пре­пят­ствуй­те детям при­хо­дить ко Мне» (Мф. 19:14).

Во вре­мя тяже­лой болез­ни сле­ду­ет при­ча­стить ребен­ка Свя­тых Хри­сто­вых Таин, что­бы поло­жить доб­рое осно­ва­ние его лечению.

Груд­ной мла­де­нец забо­лел лей­ко­зом. Батюш­ка ска­зал мате­ри: «При­ча­щай­те его каж­дый день». Она ста­ла ходить в храм Божий и, по бла­го­сло­ве­нию батюш­ки, каж­дый день его при­ча­ща­ла. И мла­де­нец вско­ре выздоровел.

Свя­тую воду дают боль­но­му не толь­ко нато­щак, но в тече­ние все­го дня, мож­но и омы­вать ребен­ка ею — голо­ву, лицо, тело, про­ти­рать гла­за. Побли­же к его кро­ват­ке хоро­шо поста­вить ико­ну, что­бы ребе­нок, когда лежит и боле­ет, видел ее. Когда роди­те­ли вхо­дят в боль­но­му, жела­тель­но, что­бы они бла­го­слов­ля­ли дитя, осо­бен­но на ночь. Мож­но окру­жить ребен­ка освя­щен­ны­ми пред­ме­та­ми, поло­жить рядом с ним крест, что­бы он поча­ще к нему прикладывался.

Мож­но научить его цело­вать натель­ный кре­стик, кото­рый, конеч­но, все­гда дол­жен быть на ребен­ке. Хоро­шо, если дети при­вык­нут нико­гда не сни­мать кре­ста. Ино­гда у роди­те­лей быва­ют опа­се­ния, что тесем­ка может при­не­сти ребен­ку вред, сде­лать уду­шье и т. п. Эти опа­се­ния напрас­ны. Подоб­ных слу­ча­ев зафик­си­ро­ва­но не было. При любом неудоб­стве ребе­нок рефлек­тор­но изме­ня­ет поло­же­ние тела. Тесем­ку, на кото­рой висит кре­стик, он попра­вит даже во сне.

Молит­вен­ный навык осо­бен­но при­го­дит­ся ребен­ку во вре­мя болез­ни. Он уже с дет­ства пой­мет, что болезнь — это не про­сто тем­пе­ра­ту­ра и голов­ная боль, а нечто большее.

В это вре­мя жела­тель­но читать ему духов­ные кни­ги, осо­бен­но Еван­ге­лие, жития святых.

Лекар­ство хоро­шо осе­нять крестом.

Если роди­те­ли не при­во­дят мла­ден­ца в храм, не учат его молить­ся, если дома нет ико­ны, Еван­ге­лия, если роди­те­ли не ста­ра­ют­ся жить бла­го­че­сти­во, то зна­чит, они пре­пят­ству­ют детям при­хо­дить ко Хри­сту. И в этом самый глав­ный грех роди­те­лей, кото­рый ложит­ся на детей. Вот поче­му за гре­хи роди­те­лей стра­да­ют дети, даже если они в них не вино­ва­ты. Грех пото­му и есть вели­чай­шее зло, что от него стра­да­ют неви­нов­ные. Но по это­му же зако­ну стра­да­ни­я­ми одних иску­па­ют­ся гре­хи дру­гих, стра­да­ни­я­ми ни в чем не повин­ных детей — гре­хи их предков.

Пастырское окормление инфекционных и особо заразных больных и ВИЧ-инфицированных

Особенности душепопечения заразных больных

Свя­щен­ник, окорм­ля­ю­щий зараз­ных боль­ных в боль­ни­це или на дому, с одной сто­ро­ны, дол­жен про­яв­лять посто­ян­ное само­по­жерт­во­ва­ние, пре­одо­ле­вать страх зара­зить­ся, все­це­ло упо­вая на помощь Божию. С дру­гой сто­ро­ны, он дол­жен пом­нить и выпол­нять сло­ва Спа­си­те­ля: «…не иску­шай Гос­по­да Бога тво­е­го»(Мф. 4:7), то есть знать меры без­опас­но­сти и про­фи­лак­ти­ки, кото­рые мог­ли бы све­сти риск зара­же­ния к минимуму.

Свя­щен­ни­ку необ­хо­ди­мо знать, каким путем рас­про­стра­ня­ет­ся кон­крет­ная инфек­ция (воз­душ­но-капель­ным, кон­такт­ным, дру­ги­ми), в зараз­ный или не зараз­ный пери­од про­ис­хо­дит окорм­ле­ние, какие пре­па­ра­ты, какие мази и иные сред­ства нуж­но при­ме­нять, что­бы само­му не стать пере­нос­чи­ком инфек­ции и не зара­зить здо­ро­вых прихожан.

Сле­ду­ет отли­чать обыч­ные инфек­ци­он­ные забо­ле­ва­ния от так назы­ва­е­мой смер­то­нос­ной зара­зы (осо­бо опас­ных инфек­ций), такой как холе­ра, чума, чер­ная оспа и так далее. В этом слу­чае свя­щен­ник дол­жен напом­нить пасо­мым о том, что эта зара­за — про­яв­ле­ние гне­ва Божия на их зем­лю, о необ­хо­ди­мо­сти глу­бо­ко­го пока­я­ния и чте­ния девя­но­сто­го псал­ма. В слу­ча­ях «смер­то­нос­но­го повет­рия» в преж­ние вре­ме­на все­гда совер­ша­лись крест­ные ходы с водосвятием.

Душепопечение ВИЧ-инфицированных

Цер­ков­ным орга­ни­за­ци­ям дол­гое вре­мя было нелег­ко обсуж­дать эту слож­ную тему. Обыч­ное в преж­ние годы мне­ние выра­жа­лось при­бли­зи­тель­но в сле­ду­ю­щем: «СПИД — резуль­тат гре­хов­ной жиз­ни, и, сле­до­ва­тель­но, люди, кото­рые стра­да­ют от этой болез­ни, про­сто полу­ча­ют по заслу­гам, несут спра­вед­ли­вое нака­за­ние от Бога». Мно­гие свя­щен­ни­ки и миряне Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и дру­гих хри­сти­ан­ских кон­фес­сий счи­та­ли, что про­бле­ма СПИ­Да не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния к жиз­ни и про­бле­мам цер­ков­но­го обще­ства. («Наши люди СПИ­Дом не заболеют!»)

Дру­гая при­чи­на, ока­зав­шая огром­ное вли­я­ние на мне­ние цер­ков­ной обще­ствен­но­сти, — это отсут­ствие досто­вер­ной инфор­ма­ции о воз­мож­ных путях рас­про­стра­не­ния ВИЧ. Дол­гое вре­мя счи­та­лось, что ВИЧ/СПИД угро­жа­ет толь­ко гомо­сек­су­а­ли­стам, «секс-работ­ни­цам» и людям, име­ю­щим бес­по­ря­доч­ные сек­су­аль­ные свя­зи, что Цер­ко­вью стро­го осуж­да­ет­ся (опять же, в любом из при­ве­ден­ных слу­ча­ев СПИД пред­ста­вя­лет­ся спра­вед­ли­вым нака­за­ни­ем за грехи).

К сча­стью, в насто­я­щее вре­мя дан­ные оши­боч­ные взгля­ды посте­пен­но исче­за­ют из цер­ков­но­го созна­ния и обихода.

Необ­хо­ди­мо отме­тить, что наи­бо­лее уяз­ви­мой к пора­же­нию этим забо­ле­ва­ни­ем явля­ет­ся груп­па моло­дых людей от 15 до 35 лет. В резуль­та­те наи­бо­лее актив­ная и тру­до­спо­соб­ная часть обще­ства нахо­дит­ся под угро­зой исклю­че­ния из соци­аль­но­го кон­тек­ста. Поми­мо есте­ствен­ных про­блем, обу­слов­лен­ных физио­ло­ги­че­ским состо­я­ни­ем боль­ных, в слу­чае ВИЧ-инфек­ции к этим про­бле­мам добав­ля­ют­ся пси­хо­ло­ги­че­ская и соци­аль­ная стиг­ма­ти­за­ция с выте­ка­ю­щи­ми непред­ска­зу­е­мы­ми послед­стви­я­ми как для само­го боль­но­го, так и для его окружающих.

ВИЧ-инфи­ци­ро­ван­ные взрос­лые, стал­ки­ва­ясь с про­бле­мой сво­ей ненуж­но­сти и отчуж­де­ния от окру­жа­ю­щих, теря­ют инте­рес к жиз­ни и спа­се­нию сво­ей души. Душе­по­пе­че­ние ВИЧ-инфи­ци­ро­ван­ных боль­ных сво­дит­ся к созда­нию нор­маль­но­го пси­хо­ло­ги­че­ско­го кли­ма­та и доступ­но­сти всех цер­ков­ных Таинств. Суть пас­тыр­ской помо­щи, мно­го­чис­лен­ных и мно­го­ча­со­вых бесед с таки­ми боль­ны­ми сво­дит­ся к одно­му: про­буж­де­нию моти­ва­ции и поме­ще­нию их в сре­ду нор­маль­ных цер­ков­ных людей (то есть, про­ще гово­ря, при­ве­де­ние и воцер­ко­в­ле­ние на при­хо­де). Зада­ча свя­щен­ни­ка — раз­ру­шить ваку­ум и изо­ля­цию как вне, так и внут­ри боля­ще­го и помочь ему на пути обре­те­ния Бога.

Помощь ВИЧ-инфицированным детям-сиротам

ВИЧ-поло­жи­тель­ный ста­тус ребен­ка со сто­про­цент­ной точ­но­стью может быть засви­де­тель­ство­ван лишь к трем годам, опыт­ные вра­чи боль­ни­цы могут поста­вить диа­гноз к полу­то­ра годам (хотя суще­ству­ют мето­ды диа­гно­сти­ки, поз­во­ля­ю­щие опре­де­лить зара­жен­ность ребен­ка сра­зу после его рож­де­ния, но они очень доро­ги), а до тех пор инфи­ци­ро­ван­ные и здо­ро­вые дети живут и рас­тут в отде­ле­нии боль­ни­цы. Еще недав­но оста­ва­лась акту­аль­ной про­бле­ма для тех детей стар­ше полу­то­ра лет, о кото­рых уже мож­но было окон­ча­тель­но ска­зать, что они здо­ро­вы. По суще­ству­ю­ще­му рас­по­ря­же­нию Мини­стер ства здра­во­охра­не­ния и Мини­стер­ства обра­зо­ва­ния, их долж­ны пере­во­дить в дет­ские дома для сирот. Но, как пра­ви­ло, адми­ни­стра­ция этих домов от при­е­ма подоб­ных детей отка­зы­ва­ет­ся из-за соб­ствен­ных стра­хов и предубеж­де­ний отно­си­тель­но их здо­ро­вья и опас­но­сти для окру­жа­ю­щих. Дети про­дол­жа­ют жить в боль­ни­цах, самым стар­шим из них быва­ет по 3–4 года. Поэто­му ВИЧ-инфи­ци­ро­ван­ные дети стра­да­ют гос­пи­таль­ным син­дро­мом [86, с. 10–11].

Душе­по­пе­че­ние ВИЧ-поло­жи­тель­ных детей сосре­до­то­чи­ва­ет­ся на воз­мож­но­сти про­ве­де­ния Таин­ства Свя­то­го Кре­ще­ния и соци­аль­ной адап­та­ции таких детей (очень часто они ока­зы­ва­ют­ся без доку­мен­тов, даже без сви­де­тель­ства о рож­де­нии, как люди-«никто», без­за­щит­ные перед систе­мой, кото­рая и сама не зна­ет, что с ними делать.

Пастырское окормление в психиатрии

Опыт моей пас­тыр­ской дея­тель­но­сти заста­вил меня отка­зать­ся от нозо­ло­ги­че­ско­го под­хо­да к этой кате­го­рии боль­ных, кото­рых стал прак­ти­ко­вать­ся у неко­то­рых совре­мен­ных авто­ров (игу­мен Евме­ний и др.). Во-пер­вых, несмот­ря на вве­де­ние в курс духов­ных семи­на­рий крат­ко­го кур­са по душев­ных болез­ням, моло­до­му ( как и убе­лен­но­му седи­на­ми) пас­ты­рю не все­гда уда­ет­ся разо­брать­ся с пси­хи­че­ским диа­гно­зом сво­е­го под­опеч­но­го. Во-вто­рых, как пока­зы­ва­ет пас­тыр­ская прак­ти­ка, меди­цин­ская клас­си­фи­ка­ция пси­хи­че­ских нару­ше­ний мало что дает для про­ве­де­ния испо­ве­ди. Пас­ты­рям сле­ду­ет отой­ти от заман­чи­во­го меди­цин­ско­го шаб­ло­на и иметь еди­ный уни­фи­ци­ро­ван­ный под­ход ко всем кате­го­ри­ям псих­боль­ных неза­ви­си­мо от меди­цин­ско­го диагноза.

При это мож­но, конеч­но, знать, какое имен­но забо­ле­ва­ние скры­ва­ет­ся за тем или иным состо­я­ни­ем, но, повто­рюсь, не счи­таю это прин­ци­пи­аль­ным и пред­ла­гаю сле­ду­ю­щую классификацию.

Агрессивные психбольные

Такие боль­ные носят в себе мыс­ли об убий­стве людей и живот­ных, име­ют агрес­сив­ные мыс­ли про­тив испо­ве­ду­ю­ще­го свя­щен­ни­ка, гото­вы даже убить его. С таки­ми свя­щен­ни­ку нуж­но быть осто­рож­ным, объ­яс­нить боль­но­му, отку­да берут­ся эти мыс­ли и како­вы их пагуб­ные послед­ствия, необ­хо­ди­мость их посто­ян­но­го испо­ве­да­ния и борь­бы с ними. При обостре­нии пси­х­за­бо­ле­ва­ний с подоб­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми духов­ник дол­жен посо­ве­то­вать боль­но­му неза­мед­ли­тель­но обра­тить­ся к сво­е­му леча­ще­му вра­чу для кор­рек­ти­ров­ки дозы пси­хо­троп­ных препаратов.

У свя­щен­ни­ка при испо­ве­ди таких боль­ных неволь­но воз­ни­ка­ет страх за свою жизнь, спра­вить­ся с кото­рым помо­жет все­це­лое упо­ва­ние на Бога и пре­да­ние себя в руки Божии. Нель­зя обли­чать и ругать таких боль­ных за их мыс­ли и пове­де­ние. Сле­ду­ет посо­чув­ство­вать им, вме­сте с ними посо­кру­шать­ся об этих мыс­лях, посо­ве­то­вать чаще испо­ве­до­вать­ся и причащаться.

В слу­чае, если боль­ной еще не гос­пи­та­ли­зи­ро­ван и сумел реа­ли­зо­вать свои мыс­ли на прак­ти­ке, нане­ся телес­ные повре­жде­ния род­ствен­ни­кам, послед­ним дол­жен быть дан совет о немед­лен­ной гос­пи­та­ли­за­ции больного.

Психбольные с суицидными помыслами

Неред­ко состо­я­ние деком­пен­са­ции у псих­боль­ных воз­ни­ка­ет после само­воль­ной отме­ны пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов. В любой момент такие боль­ные могут совер­шить само­убий­ство (выбро­сить­ся из окна, лечь под поезд, пове­сить­ся, зако­лоть­ся ножом и проч.). Духов­ник обя­зан доста­точ­но стро­го разъ­яс­нить боль­но­му и его род­ствен­ни­кам недо­пу­сти­мость отме­ны пре­па­ра­та и рас­ска­зать о воз­мож­ных послед­стви­ях. Как пра­ви­ло, это име­ет действие.

Кро­ме того, подоб­ный боль­ной нуж­да­ет­ся в частой Испо­ве­ди и При­ча­стии и уси­лен­ных молит­вах духов­ни­ка. Очень помо­га­ет посто­ян­ное чте­ние Иису­со­вой молит­вы, устра­ня­ю­щей от собе­се­до­ва­ния с суи­цид­ны­ми помыс­ла­ми. Суи­цид­ные помыс­лы могут воз­ни­кать и в состо­я­нии ремис­сии, при этом боль­ной пони­ма­ет их пагуб­ность. Здесь умест­но напом­нить ему о загроб­ной уча­сти само­убийц и стра­хом Божи­им исторг­нуть из этих мыслей.

Психбольные с галлюцинациями

Зри­тель­ные, слу­хо­вые и дру­гие гал­лю­ци­на­ции и псев­до­гал­лю­ци­на­ции име­ют раз­но­об­раз­ные при­чи­ны. В одном слу­чае это след­ствие повре­жде­ния моз­го­вой дея­тель­но­сти, в дру­гом — бесов­ское собе­се­до­ва­ние. Бесы могут про­яв­лять свое собе­се­до­ва­ние с боль­ны­ми посред­ством матер­ных голо­сов, хуля­щих Бога, Цер­ковь и вся­кую свя­ты­ню. Как пра­ви­ло, при совер­ше­нии молитв, при­кла­ды­ва­нии к ико­нам и про­чих бла­го­го­вей­ных рели­ги­оз­ных дей­стви­ях хула и нецен­зур­ная ругань уси­ли­ва­ют­ся, при­об­ре­та­ют агрес­сив­ный харак­тер. Это под­твер­жда­ет духов­ни­ку бесов­ское про­ис­хож­де­ние голо­сов и видений.

У пси­хи­ат­ров суще­ству­ет своя огром­ная клас­си­фи­ка­ция гал­лю­ци­на­ций и псев­до­гал­лю­ци­на­ций. Для пас­ты­рей она прак­ти­че­ско­го зна­че­ния не име­ет. Духов­ни­ку прин­ци­пи­аль­но важ­но уста­но­вить то, что как раз не при­ни­ма­ет­ся пси­хи­ат­ра­ми: како­ва в дан­ном слу­чае при­ро­да этих гал­лю­ци­на­ций и псев­до­гал­лю­ци­на­ций — пси­хи­че­ская она или бесовская.

Духов­ни­ку важ­но обра­тить вни­ма­ние сво­е­го под­опеч­но­го на свя­то­оте­че­ский запрет рас­смат­ри­ва­ния виде­ний и собе­се­до­ва­ния с голо­са­ми. Необ­хо­ди­мо научить под­опеч­но­го молить­ся про себя раз­ны­ми корот­ки­ми молит­ва­ми, Иису­со­вой молит­вой, чте­ни­ем 90 псал­ма и молит­вы «Да вос­крес­нет Бог…». Со вре­ме­нем бесов­ские нава­жде­ния ста­но­вят­ся реже или пол­но­стью пропадают.

Психбольные с фобиями (со страхами)

Таким боль­ным духов­ник дол­жен при­но­сить уте­ше­ние, по мере сил пока­зы­вая несо­сто­я­тель­ность име­ю­щих­ся страхов.

Психбольные «вязкие»

«Вяз­ки­ми» мож­но назвать боль­ных, при­но­ся­щих на каж­дую испо­ведь целые тет­ра­ди гре­хов и запи­сан­ных мыс­лей. Во-пер­вых, духов­ник не может себе поз­во­лить потра­тить 2–3 часа на при­ем такой испо­ве­ди. Во-вто­рых, он дол­жен отно­сить­ся к боль­но­му, как к мла­ден­цу, пони­мая, что тома гре­хов — плод дея­тель­но­сти болез­нен­ной пси­хи­ки. Пас­ты­рю сле­ду­ет выяс­нить самое глав­ное — не было ли голо­сов, виде­ний, мыс­лей о само­убий­стве, убий­стве и в тече­ние несколь­ких лек­ций, успо­ко­ив боль­но­го, что это не его мыс­ли, отпу­стить гре­хи и допу­стить к При­ча­стию. Испо­ведь долж­на быть крат­кой и носить уте­ша­ю­щий харак­тер. Неопыт­ный свя­щен­но­слу­жи­тель может стать жерт­вой бесов­ской коз­ни — измо­тать свя­щен­ни­ка и отнять его вре­мя через боль­но­го человека.

Психбольные с истерическими проявлениями

Обыч­но вызы­ва­ют у свя­щен­ни­ка внут­рен­нее тихое раз­дра­же­ние. Не дают открыть рот, не забо­тят­ся о тайне Испо­ве­ди, испо­ве­ду­ют­ся гром­ко, навя­зы­ва­ют свое виде­ние про­бле­мы и не забо­тят­ся о вре­ме­ни Испо­ве­ди. Тако­вых духов­ник дол­жен вво­дить в стро­гие рам­ки вре­мен­но­го регла­мен­та («Отво­жу вам на Испо­ведь десять минут»), настой­чи­во, но несколь­ко раз, тер­пе­ли­во повто­рить один и тот же духов­ный совет, не под­дать­ся не уго­во­ры боль­но­го. Такая Испо­ведь неред­ко закан­чи­ва­ет­ся тем, что боль­ной оста­ет­ся при сво­ем мне­нии и реша­ет, при­слу­шать­ся к сове­там духов­ни­ка или нет. Очень важ­на нена­вя­зы­ва­е­мая пози­ция духов­ни­ка, остав ляю­щая выбор за таким больным.

Пастырское служение в психическом интернате

Цер­ков­ное душе­по­пе­че­ние душе­ных лечеб­ниц до рево­лю­ции 1917 г. про­ис­хо­ди­ло в кар­ди­наль­но иных усло­ви­ях, чем сей­час, и не опи­са­но доста­точ­но подроб­но в пра­во­слав­ной лите­ра­ту­ре, что­бы быть руко­вод­ством к дей­ствию для свя­щен­ни­ка сегодня.

Пер­вым делом сле­ду­ет освя­тить пра­во­слав­ным чином пси­хи­ат­ри­че­ское учреждение.

Для пол­но­цен­но­го духов­но­го окорм­ле­ния про­жи­ва­ю­щих свя­щен­ство долж­но опи­рать­ся, в первую оче­редь, на самих сотруд­ни­ков интер­на­та, и толь­ко, во вто­рую — на помощь волон­те­ров из чис­ла прихожан.

Воцер­ко­в­ле­ние про­жи­ва­ю­щих сле­ду­ет начи­нать с обу­че­ния их про­стым молит­вам и пра­виль­но­му нало­же­нию на себя крест­но­го зна­ме­ния, раз­да­чи кре­ще­ным боль­ным пра­во­слав­ных натель­ных крестов.

Одним из глав­ных прин­ци­пов духов­но­го окорм­ле­ния про­жи­ва­ю­щих дол­жен быть прин­цип доб­ро­воль­но­сти, отсут­ствие вся­ко­го наси­лия над их волей. Духов­ное окорм­ле­ние сле­ду­ет совер­шать с ведо­ма и согла­сия близ­ких род­ствен­ни­ков или опе­ку­нов про­жи­ва­ю­щих, а так­же по их вере, вере пер­со­на­ла и свя­щен­ства. Это поло­же­ние ста­но­вит­ся осо­бен­но важ­ным тогда, когда про­жи­ва­ю­щие никак не про­яв­ля­ют сво­е­го отно­ше­ния к вере, но и не пре­пят­ству­ют совер­ше­нию над ними цер­ков­ных обря­дов и свя­тых таинств.

Все посту­па­ю­щие в интер­нат на посто­ян­ное про­жи­ва­ние с согла­сия близ­ких род­ствен­ни­ков и по соб­ствен­но­му рас­по­ло­же­нию долж­ны при­ни­мать пра­во­слав­ное Свя­тое Кре­ще­ние, если не были кре­ще­ны ранее, и далее духов­но окормляться.

Стерж­нем и осно­вой всей рабо­ты по духов­но­му окорм­ле­нию сле­ду­ет счи­тать регу­ляр­ное совер­ше­ние Боже­ствен­ной Литур­гии (не реже двух-трех раз в месяц). Она совер­ша­ет­ся одно­вре­мен­но как для про­жи­ва­ю­щих, так и для пер­со­на­ла, кото­рый име­ет воз­мож­ность во вре­мя бого­слу­же­ния пре­бы­вать в храме.

Перед свя­щен­ством, жела­ю­щим духов­но окорм­лять такие учре­жде­ния, воз­ни­ка­ют нема­лые труд­но­сти. Сам факт посе­ще­ния таких заве­де­ний свя­щен­ством, а тем более совер­ше­ния Боже­ствен­ной Литур­гии, мас­со­во­го При­ча­ще­ния про­жи­ва­ю­щих отни­ма­ет очень мно­го нерв­ной и физи­че­ской энер­гии, тре­бу­ет мак­си­маль­ной собран­но­сти, трез­ве­ния, сми­ре­ния и упо­ва­ния на все­силь­ную помощь Божию. Не сто­ит, навер­ное, и упо­ми­нать, что такое слу­же­ние долж­но совер­шать­ся совер­шен­но бес­ко­рыст­но, так как адми­ни­стра­ция интер­на­та не име­ет воз­мож­но­сти в мате­ри­аль­ном экви­ва­лен­те выра­зить бла­го­дар­ность свя­щен­ству за поне­сен­ные им боль­шие тру­ды. Но вме­сте с тем, за этот бес­ко­рыст­ный труд и искрен­нюю молит­ву про­жи­ва­ю­щих за служ­бой в хра­ме Гос­подь дает осо­бую бла­го­дать и радость как свя­щен­ству, так и пер­со­на­лу, при­ни­ма­ю­ще­му уча­стие в духов­ном окорм­ле­нии проживающих.

Свя­щен­ни­ку, име­ю­ще­му дерз­но­ве­ние духов­но окорм­лять учре­жде­ния тако­го про­фи­ля, само­му необ­хо­ди­мо духов­но окорм­лять­ся у опыт­но­го пас­ты­ря, зару­чить­ся его бла­го­сло­ве­ни­ем и молитвами.

Надо отме­тить, что духов­ное окорм­ле­ние таких учре­жде­ний тре­бу­ет боль­шой само­от­да­чи от пас­ты­ря. Интер­нат дол­жен стать для него род­ным домом, где его все­гда ждут и встре­ча­ют с радо­стью и куда сам он спе­шит по люб­ви и зову сердца.

Хоте­лось бы ска­зать и несколь­ко слов об осо­бен­но­стях духов­но­го окорм­ле­ния про­жи­ва­ю­щих в интер­на­те. В интер­на­те про­жи­ва­ют лица с нали­чи­ем пси­хи­че­ских рас­стройств того или ино­го вида, от лег­ких до самых тяже­лых. Но, тем не менее, очень мно­гие из них вос­при­им­чи­вы к бла­го­дат­ной рели­ги­оз­ной сто­роне жиз­ни и име­ют живую душу. Они отли­ча­ют­ся осо­бой откры­то­стью, рани­мо­стью, быст­ро откли­ка­ют­ся на теп­ло и лас­ку, спо­соб­ны быть вер­ны­ми в сво­ей друж­бе и при­вя­зан­но­сти. Они боль­ше похо­жи на детей из-за сво­ей довер­чи­во­сти и сер­деч­но­сти [23].

К таким людям надо идти с откры­тым серд­цем, без вся­кой коры­сти, ибо, нахо­дясь сре­ди них, невоз­мож­но фаль­ши­вить. Либо при­ни­ма­ешь их всем серд­цем и ста­но­вишь­ся про­ще, откры­тее, сво­бод­ней от фаль­ши, либо, раз при­дя к ним со сво­им высо­ко­ме­ри­ем и чув­ством отчуж­ден­но­сти, нико­гда более не при­дешь сно­ва. Если при­хо­дишь к ним с откры­тым серд­цем, ста­но­вишь­ся их сокро­вен­ным дру­гом. Не пони­мая это­го, нель­зя окорм­лять духов­но эту паст­ву, ибо это одно­вре­мен­но и очень про­сто, и очень сложно.

Исповедь психбольных

Часто воз­ни­ка­ет вопрос, как под­го­то­вить душев­но­боль­ных к вос­при­я­тию бла­го­да­ти Божи­ей в Таин­стве Свя­то­го При­ча­стия? Пас­ты­рю нуж­но уметь пра­виль­но рас­по­ло­жить серд­це таких боль­ных, дать серд­цу молит­вен­ный, бла­го­го­вей­ный настрой. Все это про­ис­хо­дит, в первую оче­редь, во вре­мя совер­ше­ния Боже­ствен­ной Литур­гии силой бла­го­да­ти Свя­то­го Духа. Перед Свя­тым При­ча­сти­ем целе­со­об­раз­но про­во­дить общую Испо­ведь, во вре­мя кото­рой через про­стые, образ­ные, яркие, доступ­ные для сер­деч­но­го вос­при­я­тия сло­ва дости­га­ет­ся пока­ян­ное настро­е­ние, острое ощу­ще­ние соб­ствен­ной гре­хов­но­сти. Во вре­мя про­по­ве­ди на общей Испо­ве­ди рас­кры­ва­ют­ся про­стые еван­гель­ские исти­ны о люб­ви, все­про­ще­нии, необ­хо­ди­мо­сти молит­вы, духов­но­го и телес­но­го тру­да, о несов­ме­сти­мо­сти бла­го­дат­ной жиз­ни с Богом и нали­чия гре­хов­ных при­вы­чек и поро­ков, таких как непо­слу­ша­ние мед­пер­со­на­лу, куре­ние, упо­треб­ле­ние алко­го­ля и так далее.

Если пас­тырь смог пра­виль­но духов­но настро­ить­ся сам, то он ста­нет «камер­то­ном» для всех пси­хи­че­ски боля­щих моля­щих­ся в хра­ме. При этом усло­вии 10–15-минутной про­по­ве­ди быва­ет доста­точ­но для того, что­бы моля­щи­ми­ся овла­де­ло пока­ян­ное бла­го­го­вей­ное состо­я­ние. После про­по­ве­ди над все­ми испо­вед­ни­ка­ми про­чи­ты­ва­ет­ся раз­ре­ши­тель­ная молит­ва и они допус­ка­ют­ся к при­ня­тию Свя­тых Хри­сто­вых Таин. Мед­пер­со­нал сле­ду­ет испо­ве­до­вать отдель­но от боль­ных част­ной Исповедью.

На отде­ле­ни­ях интер­на­та, в пала­тах или фойе для тех, кто гото­вил­ся к Свя­то­му При­ча­стию, крат­ко повто­ря­ет­ся общая Испо­ведь, и про­жи­ва­ю­щие допус­ка­ют­ся к Свя­той Чаше. Само собой разу­ме­ет­ся, что при­об­ще­ние Свя­ты­ми Тай­на­ми долж­но про­ис­хо­дить с согла­сия, а если воз­мож­но, и при живом уча­стии со сто­ро­ны про­жи­ва­ю­щих. Пас­ты­рю нель­зя забы­вать, что Свя­тое При­ча­стие — это таин­ство соеди­не­ния на сокро­вен­ной глу­бине души чело­ве­ка с Богом. Поэто­му про­жи­ва­ю­щие долж­ны участ­во­вать в совер­ша­ю­щем­ся над ними Свя­том Таин­стве созна­тель­но и бла­го­го­вей­но, насколь­ко это воз­мож­но, чему долж­ны спо­соб­ство­вать пас­тырь и мед­пер­со­нал, помо­га­ю­щий свя­щен­ству в деле духов­но­го окормления.

Нель­зя при­об­щать Свя­ты­ми Тай­на­ми боль­ных в состо­я­нии остро­го пси­хо­за, пре­бы­ва­ю­щих в аффек­те или дру­гих нега­тив­ных пси­хи­че­ских состо­я­ни­ях. Ука­зы­вать пас­ты­рю на таких боль­ных, не спо­соб­ных в дан­ный момент при­ни­мать Свя­тые Тай­ны, долж­ны вра­чи или мед­сест­ры, хоро­шо зна­ю­щие сво­их боль­ных и их душев­ное состояние.

Причащение в психиатрическом стационаре

Про­то­и­е­рей Вале­рий Шве­цов счи­та­ет, что в пер­вое вре­мя посе­ще­ния интер­на­та допу­сти­мо при­об­щать про­жи­ва­ю­щих Свя­тых Таин спу­стя 2–3 часа после зав­тра­ка, как мла­ден­цев, к кото­рым по цер­ков­ным кано­нам при­рав­ни­ва­ют­ся такие боль­ные. Толь­ко спу­стя пол­то­ра-два года регу­ляр­но­го посе­ще­ния интер­на­та свя­щен­ством мож­но при­об­щать боль­ных Свя­тых Таин нато­щак, за исклю­че­ни­ем боль­ных шизофренией.

Во вре­мя при­об­ще­ния Свя­ты­ми Хри­сто­вы­ми Тай­на­ми про­жи­ва­ю­щих на отде­ле­ни­ях свя­щен­ни­ку надо быть пре­дель­но вни­ма­тель­ным и осто­рож­ным. Он дол­жен иметь с собой нож­ни­цы, чистые пла­ты, спирт, спич­ки и так далее на слу­чай попа­да­ния Свя­тых Таин на одеж­ду боль­но­го или в какое-нибудь дру­гое место и сде­лать все от него зави­ся­щее во избе­жа­ние попра­ния Свя­тых Таин.

Во вре­мя при­об­ще­ния Свя­ты­ми Хри­сто­вы­ми Тай­на­ми про­жи­ва­ю­щих на отде­ле­ни­ях по при­чине боль­шо­го коли­че­ства при­част­ни­ков, мало­го вре­ме­ни зна­ком­ства пас­ты­ря с про­жи­ва­ю­щи­ми и про­жи­ва­ю­щих с пас­ты­рем, отсут­ствия необ­хо­ди­мо­го духов­но­го опы­та и пони­ма­ния духов­но­го настроя про­жи­ва­ю­щих, про­тив­ле­ния злых духов бла­го­да­ти Божи­ей, а так­же ради сми­ре­ния пас­ты­ря Гос­подь попус­ка­ет слу­чаи, когда Свя­тые Тай­ны ока­зы­ва­ют­ся извер­жен­ны­ми из уст при­част­ни­ков. Напри­мер, при­част­ник при­ни­ма­ет пре­по­да­ва­е­мые ему Свя­тые Тай­ны, но отой­дя, еще до момен­та запив­ки, спле­вы­ва­ет их. Так про­дол­жа­ет­ся какое-то вре­мя. Со вре­ме­нем по мило­сти Божи­ей это крайне тяже­лое иску­ше­ние преодолевается.

Действенность церковного попечения для лечения психбольных

Опи­ра­ясь на мно­го­лет­ние наблю­де­ния свя­щен­ни­ков, слу­жа­щих в пси­хи­ат­ри­че­ских ста­ци­о­на­рах, и пер­со­на­ла в интер­на­те, мож­но с боль­шой сте­пе­нью досто­вер­но­сти сде­лать сле­ду­ю­щие важ­ные выводы:

  • После бого­слу­же­ний про­жи­ва­ю­щие более откры­ты и рас­по­ло­же­ны к обще­нию с пер­со­на­лом и друг с дру­гом, более доступ­ны педа­го­ги­че­ской кор­рек­ции, лег­че усва­и­ва­ют обра­щен­ные к ним сло­ва и быст­рее откли­ка­ют­ся на прось­бы пер­со­на­ла. У них сни­жа­ют­ся пси­хи­че­ское напря­же­ние и мышеч­ный тонус, сре­ди них умень­ша­ет­ся коли­че­ство кон­фликт­ных ситу­а­ций. Все это при­во­дит к сни­же­нию потреб­но­сти в меди­ка­мен­тах, и боль­ные ведут­ся на более низ­ких дозах пси­хо­троп­ных пре­па­ра­тов. Когда боль­ные нару­ша­ют режим про­жи­ва­ния в интер­на­те или совер­ша­ют без­нрав­ствен­ные поступ­ки, то у них появ­ля­ет­ся чув­ство сты­да и рас­ка­я­ния за соде­ян­ное, ощу­ще­ние непра­виль­но­сти сво­е­го пове­де­ния, что вле­чет их в храм на Таин­ство Свя­той Исповеди.
  • Любовь к хра­му и к Богу помо­га­ет про­жи­ва­ю­щим в их жиз­ни. Им дела­ет­ся инте­рес­нее жить в интернате.
  • Осо­бое уте­ше­ние при­но­сит храм лицам стар­ше 60 лет, в первую оче­редь жен­щи­нам. Они мень­ше тяго­тят­ся жиз­нью в интер­на­те. Она ста­но­вит­ся для них свет­лее и осмыс­лен­нее. Храм дает им допол­ни­тель­ные силы для жизни.
  • На боль­ных с тяже­лым диа­гно­зом шизо­фре­нии нали­чие хра­ма и духов­ное окорм­ле­ние отра­жа­ет­ся положительно.
  • Резуль­та­том этой боль­шой рабо­ты явля­ет­ся ста­биль­ность кол­лек­ти­ва, малень­кая теку­честь кад­ров при мини­маль­ных окла­дах и боль­шой нагруз­ке сотрудников.

Пастырское окормление оккультно пораженных и одержимых нечистыми духами

Совре­мен­ным пас­ты­рям неред­ко при­хо­дит­ся стал­ки­вать­ся с людь­ми, постра­дав­ши­ми от воз­дей­ствия экс­тра­сен­сов, био­энер­ге­ти­ков, лже­це­ли­те­лей, магов, кол­ду­нов и проч. У пора­жен­ных появ­ля­ет­ся ком­плекс симп­то­мов меди­цин­ско­го и неме­ди­цин­ско­го харак­те­ра. Часть из них не явля­ют­ся спе­ци­фи­че­ски­ми сами по себе, но в соче­та­нии с духов­ны­ми откло­не­ни­я­ми уве­ли­чи­ва­ют веро­ят­ность одер­жи­мо­сти. Напри­мер, «неже­ла­ние молить­ся, постить­ся» и про­чее про­яв­ля­ют и здо­ро­вые телом ате­и­сты, и нера­ди­вые миряне. Это состо­я­ние может посе­щать и воцер­ко­в­лен­ных людей и даже опыт­ных подвиж­ни­ков бла­го­че­стия само по себе, но в соче­та­нии с симп­то­ма­ми, воз­ни­ка­ю­щи­ми при сопри­кос­но­ве­нии со свя­ты­ней в церк­ви, веро­ят­ность одер­жи­мо­сти выше. Напри­мер, «метео­ризм, взду­тие живо­та, рези» в церк­ви могут быть и у боль­ных энте­ро­ко­ли­том, чаще во вре­мя поста. Одна­ко, когда вне церк­ви у таких боль­ных ука­зан­ные симп­то­мы не про­яв­ля­ют­ся или мало­вы­ра­жен­ны, а при вхож­де­нии в цер­ковь при­об­ре­та­ют ярко выра­жен­ный харак­тер и так же быст­ро про­хо­дят при выхо­де из ее поме­ще­ний — веро­ят­ность одер­жи­мо­сти высо­ка. А если у чело­ве­ка нет кишеч­ных нару­ше­ний и они воз­ни­ка­ют имен­но во вре­мя служ­бы (осо­бен­но Литур­гии) и в дру­гое вре­мя не обна­ру­жи­ва­ют­ся — одер­жи­мость досто­вер­но име­ет место.

Неред­ко у пора­жен­ных быва­ют голо­са, виде­ния, воз­ни­ка­ют мыс­ли о само­убий­стве или убий­стве дру­гих людей, чув­ство посто­рон­не­го при­сут­ствия в теле и проч.

Без­услов­но, запо­до­зрить одер­жи­мость может толь­ко духов­но опыт­ный свя­щен­ник, посто­ян­но стал­ки­ва­ю­щий­ся с боль­ны­ми людь­ми, или ста­рец, а так­же опыт­ный пра­во­слав­ный врач. Моло­дым вра­чам, свя­щен­ни­кам и тем более лицам, не стал­ки­ва­ю­щим­ся с одер­жи­мо­стью в сво­ей прак­ти­ке, сде­лать это зна­чи­тель­но сложнее.

Отно­сить­ся к людям одер­жи­мым сле­ду­ет с состра­да­ни­ем и уча­сти­ем, пом­ня, что это забо­ле­ва­ние попус­ка­ет­ся Богом к покаянию.

Пас­тырь, стал­ки­ва­ю­щий­ся в сво­ем слу­же­нии с таки­ми боля­щи­ми, может подать им ряд советов:

  • Чаще испо­ве­до­вать­ся, осо­бен­но на лич­ной Испо­ве­ди, и при­ча­щать­ся Свя­тых Таин, обя­за­тель­но с долж­ным приготовлением.
  • Стро­го соблю­дать посты и пост­ные дни (сре­ду и пятницу).
  • При­учать себя к сми­ре­нию через неосуж­де­ние дру­гих, чаще про­сить про­ще­ния и думать о себе как о греш­ном и послед­нем, счи­тать, что Бог попу­стил бесу вой­ти из-за худой жиз­ни, ни в коем слу­чае не винить кого-либо в сво­ей духов­ной болез­ни и тем более не обра­щать­ся к «баб­кам» и кол­ду­нам. Сми­ре­ние — осо­бен­но силь­ное сред­ство в борь­бе с одержимостью.
  • Чаще при­зы­вать имя Иису­са Хри­ста, то есть про­из­но­сить Иису­со­ву молит­ву: «Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Божий, поми­луй мя греш­но­го» и осе­нять себя крест­ным знамением.
  • Еже­днев­но при­ни­мать нато­щак кре­щен­скую воду с просфо­рой и в тече­ние дня воду мало­го освя­ще­ния (жен­щи­нам — кро­ме дней есте­ствен­ной нечи­сто­ты). При­ни­мать поне­мно­гу внутрь и мазать боль­ные места освя­щен­ным мас­лом: из алта­ря, от служ­бы на литии, от собо­ро­ва­ния, от мощей, от чудо­твор­ной иконы.
  • Еже­днев­но читать Еван­ге­лие, осо­бен­но те места, где опи­сы­ва­ет­ся изгна­ние бесов и исце­ле­ние бес­но­ва­тых Гос­по­дом, а так­же Его стра­да­ния; чаще повто­рять тек­сты Свя­щен­но­го Писа­ния и молит­во­сло­вия, крайне непри­ят­ные нечи­стым духам, напри­мер ака­фи­сты Архи­стра­ти­гу Божию Миха­и­лу и свя­ти­те­лю Тихо­ну Задон­ско­му. Полез­но читать Псал­тирь, заучи­вать наизусть неко­то­рые тек­сты Еван­ге­лия, что­бы воз­мож­но чаще обра­щать­ся к ним в раз­лич­ных обсто­я­тель­ствах. Читать так­же об исце­ле­ни­ях от икон и мощей, пере­чи­ты­вать жития свя­тых, в кото­рых опи­сы­ва­ют­ся исце­ле­ния от беснования.
  • Оку­ри­вать лада­ном и окроп­лять свя­той водой жилище.
  • Совер­шать палом­ни­че­ства, что­бы при­ло­жить­ся к свя­тыне (к мощам, к чудо­твор­ной иконе), оку­нуть­ся в свя­той источник.
  • С бла­го­сло­ве­ния духов­ни­ка обра­щать­ся к свя­щен­но­слу­жи­те­лям, кото­рые совер­ша­ют чин изгна­ния нечи­стых духов («отчи­ты­ва­ют» ) по бла­го­сло­ве­нию пра­вя­ще­го архи­ерея. Полез­но про­сить молитв о себе у мона­ше­ству­ю­щих и священников.
  • Но самое глав­ное — изме­нить свою жизнь по Еван­ге­лию, по воле Божией.

Особенности совершения церковных Таинств в больнице

Совер­ше­ние Таинств Церк­ви в боль­ни­це име­ет ряд осо­бен­но­стей. Появ­ле­ние новых меди­цин­ских тех­но­ло­гий и обо­ру­до­ва­ния, рево­лю­ци­он­ное раз­ви­тие хирур­ги­че­ских спе­ци­аль­но­стей, воз­рож­де­ние боль­нич­ных церк­вей при­ве­ли к новой реаль­но­сти пас­тыр­ско­го слу­же­ния боля­щим и страж­ду­щим. Совре­мен­ный пас­тырь дол­жен быть осве­дом­лен, как про­во­дить Таин­ство у паци­ен­та с тем или иным забо­ле­ва­ни­ем, как пра­виль­но решать недо­умен­ные вопро­сы, воз­ни­ка­ю­щие в лечеб­ном учреждении.

Крещение больного

В домовой церкви

Кре­ще­ние в домо­вой церк­ви ничем не отли­ча­ет­ся от Кре­ще­ния в любом храме.

В палате у больных с палатным или полупостельным режимом

У боль­ных с палат­ным режи­мом (Р–III) или полу­по­стель­ным режи­мом (Р–II) Кре­ще­ние целе­со­об­раз­но про­во­дить в пала­те, учи­ты­вая немощь боль­но­го. В момент Кре­ще­ния вода, при­го­тов­лен­ная для совер­ше­ния Таин­ства, может быть трое­крат­но выли­та на боль­но­го с про­из­не­се­ни­ем уста­но­ви­тель­ных слов. Сест­ра мило­сер­дия долж­на сра­зу же снять мок­рую рубаш­ку с боль­но­го, выте­реть его досу­ха, пере­одеть, уло­жить в постель и уку­тать оде­я­лом. Затем про­те­реть мок­рый пол. После это­го Таин­ство про­дол­жа­ет­ся. Воз­мож­ность сокра­ще­ния псал­мов, екте­ний, Апо­сто­ла опре­де­ля­ет­ся свя­щен­ни­ком в зави­си­мо­сти от тяже­сти состо­я­ния пациента.

В палате у больных со строгим постельным режимом

В пала­те у боль­но­го со стро­гим постель­ным режи­мом (Р–I) Кре­ще­ние совер­ша­ет­ся путем окроп­ле­ния или обмы­ва­ния голо­вы, что­бы не про­мок­ли про­сты­ни и мат­рац. Неже­ла­тель­но попа­да­ние воды на дат­чи­ки и кате­те­ры, нахо­дя­щи­е­ся на боль­ном. Если под­клю­чен кис­ло­род и по меди­цин­ским пока­за­ни­ям он не может быть отклю­чен, то Таин­ство долж­но совер­шать­ся в отсут­ствии откры­то­го огня (горя­щей свечи).

Для боль­ных с Р–I, Р–II целе­со­об­раз­но исполь­зо­ва­ние воды, уже освя­щен­ной во вре­мя Таин­ства Кре­ще­ния в церк­ви и отли­той в отдель­ную спе­ци­аль­ную бутыл­ку, что поз­во­ля­ет в слу­чае ухуд­ше­ния состо­я­ния паци­ен­та сокра­тить вре­мя Таин­ства без кано­ни­че­ских нарушений.

После Кре­ще­ния свя­щен­но­слу­жи­тель совер­ша­ет Таин­ство Миро­по­ма­за­ния: пома­зы­ва­ет свя­тым миром глав­ней­шие части тела — чело, гла­за, уши, нозд­ри, грудь, руки и ноги — при каж­дом пома­за­нии повто­ряя сло­ва: «Печать дара Духа Свя­та­го. Аминь». Если состо­я­ние здо­ро­вья паци­ен­та поз­во­ля­ет, то Кре­ще­ние дово­дит­ся до конца.

Крещение страха ради смертного

Совер­ши­те­ли Таинства

Кро­ме свя­щен­ни­ка Таин­ство может испол­нить диа­кон, сест­ра мило­сер­дия или любой пра­во­слав­ный мирянин.

Вре­мя и место совер­ше­ния Таинства

Может про­из­во­дить­ся в любое вре­мя и в любом месте, где суще­ству­ет реаль­ная угро­за наступ­ле­ния в бли­жай­шее вре­мя смер­ти боль­но­го чело­ве­ка: в при­ем­ном отде­ле­нии, опе­ра­ци­он­ной, машине «ско­рой помо­щи» и т. д.

Что необ­хо­ди­мо для совер­ше­ния Таинства

Тре­бу­ет­ся про­точ­ная вода, неболь­шой тазик, поло­тен­це, наперс­ный крестик.

Боль­ной может оста­вать­ся в том поло­же­нии, в кото­ром ему удоб­но. Про­точ­ная вода нали­ва­ет­ся в тазик. Про­из­но­сит­ся фор­му­ла Кре­ще­ния: «Кре­ща­ет­ся раб Божий (имя­рек) во имя Отца. Аминь (кроп­ле­ние). И Сына. Аминь (кроп­ле­ние). И Свя­та­го Духа. Аминь (кроп­ле­ние)».

Так как в боль­нич­ной пала­те погру­же­ние про­ве­сти невоз­мож­но, то допус­ка­ет­ся кроп­ле­ние или поли­ва­ние водой из тази­ка. После Кре­ще­ния необ­хо­ди­мо надеть на боль­но­го наперс­ный кре­стик, помочь выте­реть­ся, если надо — сме­нить мокрое белье на сухое.

Вопро­сы, зада­ва­е­мые кре­ща­е­мо­му непо­сред­ствен­но перед таин­ством, и отве­ты, после кото­рых совер­ше­ние Таин­ства при­зна­ет­ся возможным:

Вопрос. Во имя Кого вы при­ни­ма­е­те Таин­ство (В како­го Бога вы креститесь)?

Ответ. В Бога Тро­и­цу. Во Имя Отца и Сына и Свя­та­го Духа.

Вопрос. При­зна­е­те ли Гос­по­да наше­го Иису­са Хри­ста сво­им лич­ным Спа­си­те­лем и веру­е­те ли в Него?

Ответ. Да.

Вопрос. При­зна­е­те ли суще­ство­ва­ние рая и ада, загроб­ной жиз­ни, воз­да­я­ния за злые и доб­рые дела?

Ответ. Да.

Вопрос. Име­е­те ли твер­дое наме­ре­ние жить похри­сти ански, соблю­дать запо­ве­ди Божии?

Ответ. Да или буду стараться.

Вопрос. Вы совер­ша­е­те Кре­ще­ние на вся­кий слу­чай, опа­са­ясь пло­хо­го исхо­да (смер­ти), или по веле­нию сердца?

Ответ. По веле­нию сердца.

Вопрос. Для чего вы креститесь?

Ответ. Что­бы вой­ти в Веч­ную Жизнь.

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Крещении больныхи

Кто может крестить страха смертного ради?

В слу­чае край­но­сти, когда гото­вя­ще­му­ся к Кре­ще­нию гро­зит смерт­ная опас­ность, за отсут­стви­ем свя­щен­ни­ка, могут совер­шить Кре­ще­ние и миряне, при этом тре­бу­ет­ся только:

  • что­бы кре­ща­ю­щий был православный;
  • что­бы точ­но про­из­но­сил фор­му­лу Кре­ще­ния при трое­крат­ном погружении;
  • если за сим кре­ща­ю­щий­ся через миря­ни­на будет жив, то Кре­ще­ние над ним долж­но быть допол­не­но молит­ва­ми и свя­щен­но­дей­стви­я­ми, отно­ся­щи­ми­ся ко Кре­ще­нию [10, 51].

Для пре­ду­пре­жде­ния слу­ча­ев смер­ти детей без Кре­ще­ния свя­щен­ник дол­жен научить сво­их при­хо­жан, и в осо­бен­но­сти жен­щин, слу­жа­щих при роже­ни­цах, тому, как они долж­ны посту­пать в слу­ча­ях близ­кой смер­ти мла­ден­цев, то есть что­бы они зна­ли совер­ши­тель­ную фор­му­лу Кре­ще­ния и мог­ли бы сами совер­шить Кре­ще­ние над уми­ра­ю­щим мла­ден­цем, а так­же уве­ще­вать их, дабы немед­лен­но дава­ли ему знать в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти [51, § 84].

Кого возможно крестить в сомнительных случаях?

В сомни­тель­ных слу­ча­ях, то есть когда с досто­вер­но­стью нель­зя опре­де­лить, что мла­де­нец кре­щен или не кре­щен, долж­но кре­стить его в услов­ной фор­ме: Кре­ща­ет­ся раб Божий (или раба Божия), аще не кре­щен есть, во имя Отцаи так далее [51, § 86; 52, с. 9–10].

Если же огла­шен­ный, кото­рый про­хо­дит огла­си­тель­ный пери­од, будет нахо­дить­ся в смерт­ной опас­но­сти, он тоже дол­жен быть кре­щен [66]. При этом наблю­да­ет­ся, что­бы к Кре­ще­нию таких лиц при­сту­пать по над­ле­жа­щем удо­сто­ве­ре­нии в том, что они не нахо­дят­ся в состо­я­нии бес­па­мят­ства, лиша­ю­ще­го их воз­мож­но­сти с созна­ни­ем и разу­ме­ни­ем выра­зить свою волю [74, с. 20].Сокращается так­же и вооб­ще не обя­за­тель­на под­го­тов­ка для боль­ных, кото­рые «и мало что научив­шись о Свя­той Тро­и­це и о Хри­сте Иису­се»; они могут быть кре­ще­ны, но по выздо­ров­ле­нии они обя­за­ны вос­пол­нить свои позна­ния о Пра­во­слав­ной вере [51, § 51; 81, пра­ви­ло 47; 64].

Боль­ные, кото­рые сами за себя не могут отве­чать (по сла­бо­сти, лише­нию язы­ка и пр.), да будут кре­ще­ны, если, по их жела­нию, будут отве­чать при Кре­ще­нии дру­гие под соб­ствен­ную ответ­ствен­ность в том, что кре­ща­ю­щий­ся искрен­но обра­ща­ет­ся к хри­сти­ан­ской вере [63].

Жен­щи­ны в дни обыч­но­го им очи­ще­нияне долж­ны быть кре­ща­е­мы до окон­ча­ния очи­ще­ния [26], но бере­мен­ность не пре­пят­ству­ет хотя­щим кре­стить­ся [65].

Кре­ще­ние бес­но­ва­тых, а так­же страж­ду­щих сума­сше­стви­ем, долж­но быть отло­же­но до выздо­ров­ле­ния, но в слу­чае смерт­ной опас­но­сти не запре­ща­ет­ся кре­стить их [74, с. 21].

Позволительно ли совершать Крещение в одной епитрахили?

Соглас­но чину бого­слу­же­ния, свя­щен­ник все­гда обла­ча­ет­ся в фелонь (ризы), когда на том или ином свя­щен­но­дей­ствии пола­га­ет­ся чте­ние Еван­ге­лия (Типи­кон), поэто­му и Кре­ще­ние долж­но быть совер­ша­е­мо с обла­че­ни­ем в фелонь, а не в одной епи­тра­хи­ли [48, с. 710–711; 70, с. 479]. «Без епи­тра­хи­лиа же и фело­на нико­гда же свя­щен­ник кре­стить и миро­по­ма­зы­вать да не дер­за­ет, раз­ве в смерт­ной и наг­лой беде» [52, с. 8–9], сле­до­ва­тель­но, тогда, когда и миря­ни­ну поз­во­ле­но кре­стить мла­ден­ца, свя­щен­ник может совер­шить Кре­ще­ние в одной епи­тра­хи­ли и даже без нее, при невоз­мож­но­сти иметь ее под рукою в это время.

Исповедь. Особенности Исповеди в больнице

В чем состо­ят глав­ные осо­бен­но­сти пер­вой Испо­ве­ди в боль­ни­це? Преж­де все­го, в том, что она явля­ет­ся пере­лом­ным момен­том в жиз­ни чело­ве­ка, в изме­не­нии его отно­ше­ния к Богу, к сво­ей сове­сти, к окру­жа­ю­щим людям и жиз­ни. Дру­гая ее осо­бен­ность — то, что целью пер­вой Испо­ве­ди явля­ет­ся очи­ще­ние, преж­де все­го, от смерт­ных гре­хов. В силу ско­ро­теч­но­сти пред­опе­ра­ци­он­но­го пери­о­да, осо­бен­но при ургент­ных (неот­лож­ных) состо­я­ни­ях, боля­щий лишен воз­мож­но­сти пол­но­стью осво­бо­дить­ся от гро­мад­но­го коли­че­ства гре­хов, нако­пив­ших­ся за мно­го лет, про­шед­ших с момен­та Кре­ще­ния. «Ски­нуть» такое бре­мя в корот­кий срок пре­бы­ва­ния в ста­ци­о­на­ре часто быва­ет невоз­мож­ным. Свя­щен­ни­ку сле­ду­ет пони­мать, что даль­ней­шее воцер­ко­в­ле­ние быв­ше­го паци­ен­та будет про­ис­хо­дить в хра­ме, куда Гос­подь его при­ве­дет после выписки.

Здесь, в боль­ни­це, совер­ша­ют­ся лишь пер­вые шаги, начат­ки пока­я­ния, про­ли­ва­ю­щие свет на всю после­ду­ю­щую рели­ги­оз­ную жизнь человека.

Соглас­но уче­нию Пра­во­слав­ной Церк­ви, болезнь посы­ла­ет­ся Богом имен­но для пере­рож­де­ния души, что­бы чело­век, пора­жен­ный тяже­лым неду­гом, вни­ма­тель­но всмот­рел­ся в то, как он идет по жиз­ни, куда направ­ля­ет сто­пы свои, какие непра­вед­ные поступ­ки совер­ша­ет, какое зло несет окру­жа­ю­щим людям, и оду­мал­ся, и изме­нил свою жизнь (см. Приложение).

Построение первой Исповеди

Свя­щен­ник, испо­ве­ду­ю­щий боль­но­го чело­ве­ка, в пер­вый раз при­сту­па­ю­ще­го к Таин­ству Пока­я­ния, в первую оче­редь дол­жен выявить наи­бо­лее тяж­кие гре­хи, а затем все остальные.

Если Гос­подь про­ща­ет боля­ще­му смерт­ные гре­хи, это суще­ствен­но изме­ня­ет его участь: облег­ча­ет про­те­ка­ние забо­ле­ва­ния, спо­соб­ству­ет ино­гда мгно­вен­но­му или быст­ро­му выздо­ров­ле­нию или сохра­не­нию жиз­ни в опас­ных или близ­ких к смер­ти состо­я­ни­ях здоровья.

Боль­ная А. 64 лет нахо­ди­лась на изле­че­нии в уро­ло­ги­че­ском отде­ле­нии ЦМСЧ–122. После опе­ра­ции нача­лось ослож­не­ние. Состо­я­ние оста­ва­лось без дина­ми­ки в тече­ние трех недель. Боль­ная нико­гда не испо­ве­до­ва­лась и не при­ча­ща­лась. Свя­щен­ник ока­зал­ся рядом с ней слу­чай­но — при­шел при­ча­щать сосед­ку по пала­те. Так как послед­няя была сроч­но уве­зе­на в опе­ра­ци­он­ную, состо­я­лась бесе­да (даже не Испо­ведь), в ходе кото­рой боль­ной были объ­яс­не­ны все смерт­ные гре­хи. Боль­ная втайне (про себя) пока­я­лась и под­твер­ди­ла твер­дое наме­ре­ние гото­вить­ся к Испо­ве­ди. На сле­ду­ю­щий день в состо­я­нии глу­бо­ко­го потря­се­ния боль­ная при­шла в домо­вую боль­нич­ную цер­ковь, шоки­ро­ван­ная рез­ким улуч­ше­ни­ем состо­я­ния здо­ро­вья вопре­ки недав­ним пес­си­ми­сти­че­ским про­гно­зам вра­чей. Через три дня после Испо­ве­ди боль­ная была выписана.

Объяснение больному, что такое Исповедь

Свя­щен­ник преж­де все­го дол­жен объ­яс­нить боль­но­му, что такое Исповедь.

Испо­ведь есть при­зна­ние в гре­хах сво­их, кото­рые лежат на сове­сти. Пока­я­ние очи­ща­ет душу и дела­ет ее гото­вою к при­ня­тию Свя­то­го Духа. Что­бы пока­ять­ся пра­виль­но и очи­стить совесть боль­но­му надобно:

  • преж­де все­го веро­вать в Гос­по­да Иису­са Хри­ста и твер­до наде­ять­ся, что Он готов про­стить вся­кий грех, сколь­ко бы он ни был велик, если толь­ко греш­ник рас­ка­ет­ся чистосердечно;
  • иметь сокру­шен­ное сердце;
  • про­стить всем вра­гам сво­им и оскор­би­те­лям все то, что они сде­ла­ли вред­но­го и оскорбительного;
  • без вся­кой утай­ки и чисто открыть гре­хи свои;
  • поло­жить твер­дое наме­ре­ние после выздо­ров­ле­ния жить осто­рож­нее, не согрешая.

Обстоятельства Исповеди

Испо­ведь долж­на быть при­ни­ма­е­ма свя­щен­ни­ком от каю­ще­го­ся в хра­ме; по осо­бым же при­чи­нам и нуж­де, мож­но испо­ве­до­вать и вне хра­ма, во вся­ком, но по воз­мож­но­сти, при­лич­ном Таин­ству месте [78, с. 337–338].

При этом свя­щен­ник обя­зан соблю­сти во вре­мя испо­ве­да­ния каю­ще­го­ся семь сле­ду­ю­щих обсто­я­тельств: кто, что, где, по како­му побуж­де­нию, поче­му, каки когда. То есть:

  • Кто кает­ся? Чело­век, хри­сти­а­нин пра­во­слав­ный, ста­рый, юный, жена­тый, дев­ствен­ник, обра­зо­ван­ный и т. п.
  • Что сотво­рил? Согре­шил, пре­сту­пил запо­ведь, какую и в чем именно?
  • Где, то есть на каком месте, тай­но или явно, в церк­ви или дома и т. п.
  • По како­му побуж­де­нию? Сове­том, пове­ле­ни­ем, при­нуж­де­ни­ем, при­ме­ром и пр.
  • Поче­му? Есте­ством или немощь тре­бо­ва­ла сего, по нуж­де ли или по одно­му произволению.
  • Как, каким обра­зом? Сло­вом или делом, помыш­ле­ни­ем или наме­ре­ни­ем, вне­зап­но, неумыш­лен­но или после пред­ва­ри­тель­но­го раз­мыш­ле­ния и приготовления.
  • Когда, в какое вре­мя? Во вре­мя голо­да, нуж­ды и немо­щи или в доволь­стве и богат­стве, в обык­но­вен­ные дни или в посты, празд­ни­ки и пр. [49, с. 382–383].

Типология грешников

Отве­чая для себя на пер­вый вопрос «Кто кает­ся?», свя­щен­ник дол­жен овла­деть искус­ством типо­ло­ги­за­ции каю­ще­го­ся греш­ни­ка. Архи­манд­рит Кипри­ан (Керн) опи­сы­ва­ет сле­ду­ю­щие услов­ные типы каю­щих­ся людей [92]. Эти типы часто встре­ча­ют­ся в боль­ни­цах и пас­ты­рю сле­ду­ет в них разбираться.

Простец

Это все реже встре­ча­ю­щий­ся в мире циви­ли­за­ции и в эпо­ху про­грес­са тип хри­сти­а­ни­на и при­мер каю­ще­го­ся греш­ни­ка. Мы начи­на­ем с него как с само­го для пас­ты­ря лег­ко­го обра­за грешника.

У этих людей очень ясно созна­ние гре­ха и гре­хов­но­сти. Они, может быть, не чита­ли трак­та­тов по нрав­ствен­но­му бого­сло­вию, не выучи­ли таких слов, как «аске­ти­ка», «нрав­ствен­ность» и нико­гда не слы­ха­ли о кате­го­ри­че­ском импе­ра­ти­ве Кан­та, но совесть их исклю­чи­тель­но чут­ка и бес­ком­про­мисс­на. Грех их тяго­тит, его они стра­шат­ся и от него жаж­дут осво­бо­дить­ся через свое искрен­нее пока­я­ние и молит­ву духов­ни­ка. Поэто­му они и под­хо­дят к испо­ве­ди исклю­чи­тель­но мора­ли­сти­че­ски. Они не будут всту­пать в слож­ные рас­суж­де­ния с духов­ни­ком о раз­ных фило­соф­ских пред­ме­тах, но и не будут запи­рать­ся в гре­хах. Они преж­де все­го сми­рен­ны и крот­ки. Они с охо­той выслу­ша­ют поуче­ние свя­щен­ни­ка и будут ему за это глу­бо­ко бла­го­дар­ны. Они лег­ко пере­чис­ля­ют свои гре­хи, часто даже при­го­ва­ри­вая: «Да что там, батюш­ка, что сту­пи­ла, то и согре­ши­ла», или «Вино­ват сло­вом, делом, помыш­ле­ни­ем, все­ми чув­ства­ми» и потом он пере­чис­лит осо­бен­но его тяго­тя­щие гре­хи. У них нет «про­бле­ма­тик» и «пара­док­саль­но­стей». Грех для них есть грех. Они не сомне­ва­ют­ся в этом. У них нет двое­мыс­лия: с одной сто­ро­ны, это может быть и грех, но с дру­гой, если при­нять во вни­ма­ние то-то и то-то, может быть, это и не грех. После испо­ве­ди тако­го чело­ве­ка свя­щен­ник зача­стую удив­ля­ет­ся чет­ко­сти и про­свет­лен­но­сти сове­сти греш­ни­ка и для себя само­го может най­ти нема­ло нази­да­тель­но­го в сми­рен­ном под­хо­де это­го про­сте­ца к Церк­ви, к Богу, к свя­щен­ни­ку, к пока­я­нию. Такой тип людей все боль­ше и боль­ше отхо­дит в область предания.

Интеллигент

Это — пол­ная про­ти­во­по­лож­ность толь­ко что упо­мя­ну­то­му обра­зу про­сте­ца. И по сво­е­му про­шло­му, и по обра­зо­ва­нию, и по куль­тур­но­му насле­дию, и по сво­е­му отно­ше­нию к Церк­ви, и по под­хо­ду к гре­ху, он несет что-то непро­стое — для себя тягост­ное и болез­нен­ное, а для испо­ве­ду­ю­ще­го духов­ни­ка это испы­та­ние его пас­тыр­ско­го тер­пе­ния и опыт­но­сти. Вот суще­ствен­ные осо­бен­но­сти интеллигента:

  • повы­шен­ная рас­су­доч­ность и, сле­до­ва­тель­но, при­выч­ка гово­рить от книж­ных авторитетов;
  • недис­ци­пли­ни­ро­ван­ность мыс­ли и отсут­ствие того, что так отли­ча­ет людей латин­ской, роман­ской куль­ту­ры, а имен­но урав­но­ве­шен­но­сти и ясно­сти мыс­лей и формулировок;
  • тра­ди­ци­он­ная оппо­зи­ци­он­ность вся­кой вла­сти и иерар­хич­но­сти, будь то госу­дар­ствен­ная или церковная;
  • харак­тер­ная без­быт­ность и боязнь вся­кой устро­ен­но­сти: семьи, сосло­вия, цер­ков­но­го общества;
  • склон­ность вооб­ще к ниги­лиз­му (в том чис­ле) и в духов­ной жизни;
  • вли­я­ние вся­ких в свое вре­мя ост­рых тече­ний, вро­де дека­дент­ства, про­яв­ля­ю­ще­е­ся в изло­ман­но­сти и изуро­до­ван­но­сти душевной.

Все это мож­но было бы при жела­нии умно­жить, но доста­точ­но и сказанного.

В сво­ем под­хо­де к пока­я­нию такой тип часто быва­ет очень тру­ден и для себя, и для свя­щен­ни­ка. Мало кто мог окон­ча­тель­но отря­сти с себя прах этих былых болез­ней. Симп­то­мы ста­ро­го часто выби­ва­ют­ся на поверх­ность, и несчаст­ный чув­ству­ет себя плен­ни­ком былых при­вы­чек. Эта неяс­ность и смя­тен­ность души обна­ру­жи­ва­ет­ся и в обра­зе мыш­ле­ния, и в спо­со­бе выра­жать­ся. Такие люди зача­стую не спо­соб­ны ясно фор­му­ли­ро­вать свои душев­ные состо­я­ния. Они почти все­гда нахо­дят­ся в пле­ну сво­их «настро­е­ний», «пере­жи­ва­ний», «про­бле­ма­тик». Они не уме­ют даже про­сто пере­чис­лить свои гре­хи, ходят «вокруг да око­ло», ино­гда при­зна­ют­ся в том, что не уме­ют испо­ве­до­вать­ся. У них нет ясно­го созна­ния гре­ха, хотя это вовсе не озна­ча­ет, что они лише­ны нрав­ствен­но­го чув­ства. Как раз наобо­рот: зача­стую это люди с высо­ким мораль­ным уров­нем, щепе­тиль­ные к себе, неспо­соб­ные ни на какой предо­су­ди­тель­ный посту­пок; они в осо­бен­но­сти носи­те­ли обще­ствен­ной чест­но­сти, «кри­сталь­ной души люди». Но в сво­ем отно­ше­нии к внут­рен­ней жиз­ни они пле­не­ны муд­ро­ва­ни­я­ми и излиш­ни­ми рас­суж­де­ни­я­ми. Испо­ведь их носит харак­тер рас­су­доч­ный; они любят резо­ни­ро­вать, «не согла­шать­ся с дан­ным мне­ни­ем». Они и на испо­ве­ди гото­вы всту­пать в пре­ния и «оста­вать­ся при осо­бом мне­нии». Они пре­крас­ные диа­лек­ти­ки и эту свою спо­соб­ность при­но­сят и к испо­вед­но­му ана­лою. Кро­ме это­го, от сво­ей часто рас­плыв­ча­той испо­ве­ди, в кото­рой пре­об­ла­да­ют неопре­де­лен­ные части речи: «как-то», «до неко­то­рой сте­пе­ни», «мне дума­ет­ся», «как бы вам это объ­яс­нить» и про­чее, они лег­ко пус­ка­ют­ся в отвле­чен­ные сово­прос­ни­че­ства. Они любят на испо­ве­ди — совер­шен­но не счи­та­ясь с тем, что за ними сто­ит еще целый хвост ожи­да­ю­щих испо­ве­ди, — зада­вать свя­щен­ни­ку замыс­ло­ва­тые фило­соф­ские и бого­слов­ские вопро­сы, забы­вая, что испо­ведь никак не есть удоб­ный момент для это­го. При­хо­дит­ся слы­шать от этих людей: «Меня страш­но муча­етвопрос о стра­да­ни­ях людей; как это Бог допус­ка­ет стра­да­ния невин­ных детей?» или что-либо в таком роде. Они часто жалу­ют­ся на свои «сомне­ния».Мало­ве­рие типич­но для этой кате­го­рии каю­щих­ся.…

Самодовольная совесть

К сожа­ле­нию, это один из очень часто встре­ча­ю­щих­ся слу­ча­ев испо­вед­ной прак­ти­ки. Это люди — совер­шен­но неза­ви­си­мо от того, интел­лек­ту­аль­ны ли они или мало­об­ра­зо­ван­ны, — мало­со­зна­тель­ные в сво­ей духов­ной жиз­ни, утвер­жден­ные в каком-то рели­ги­оз­ном само­до­воль­стве. Их отли­чи­тель­ным при­зна­ком явля­ет­ся осо­бое духов­ное бла­го­по­лу­чие. Их ничто в духов­ной жиз­ни не тре­во­жит. Кодекс их мораль­ных тре­бо­ва­ний весь­ма ску­ден. Они ста­ра­ют­ся не заду­мы­вать­ся над духов­ны­ми вопро­са­ми, счи­тая это для себя необя­за­тель­ным. Духов­но­го голо­да у них нет. Кру­го­зор мораль­ный весь­ма сужен. Мож­но было бы их упрек­нуть в извест­ной духов­ной само­влюб­лен­но­сти, а уж во вся­ком слу­чае — самодостаточности.

Эти люди весь­ма часто на исповеди:

  • пере­чис­ля­ют свои досто­ин­ства, внеш­ние поло­же­ния, твер­до верят в свои «заслу­ги»;
  • лег­ко «кают­ся в гре­хах сво­их близ­ких» (жены, мужа, детей, тещи и прочих);
  • чаще же все­го про­сто при­зна­ют­ся, что у них «ника­ких осо­бых гре­хов» нет; что они не уби­ли нико­го, не укра­ли ниче­го, да и вооб­ще ни в чем не грешны.

Они созда­ли себе целый ряд извест­ных мораль­ных рамо­чек, успо­ко­и­тель­ных фор­мул и изви­не­ний: «Грех есть общее явле­ние, не гре­шить нель­зя», «Ну что же? Ведь это в сущ­но­сти мел­кие гре­хи», «Еван­ге­лие, зна­е­те ли, уста­ре­ло и к нашей жиз­ни непри­ме­ни­мо», «Я, конеч­но, батюш­ка, не монах», «Я, конеч­но, как чело­век куль­тур­ный», «Ну, зна­е­те — Богу это ведь все не нуж­но; Бог не тре­бу­ет так много».

Все это сви­де­тель­ству­ет о совер­шен­ной духов­ной без­гра­мот­но­сти, эле­мен­тар­ной нечув­стви­тель­но­сти к духу Еван­ге­лия. Свя­щен­ни­ку надо мно­гое и мно­гое таким людям объ­яс­нять, втол­ко­вы­вать, рас­кры­вать. Это­го (и не сле­ду­ет пытать­ся) достичь во вре­мя испо­ве­ди; это­му надо посвя­тить дол­гое вре­мя, мно­го­крат­ные про­по­ве­ди, тер­пе­ли­вое и посте­пен­ное вра­зум­ле­ние (во вре­мя част­ных бесед вне исповеди).

Таким людям надо зано­во все­му в хри­сти­ан­стве учить­ся, а имен­но: что грех — это болезнь души; что гре­хов­ность есть послед­ствие обще­го для всех пер­во­род­но­го гре­ха; что бороть­ся с гре­хом надо в самом нача­ле его зарож­де­ния; что деле­ние гре­хов на мел­кие и круп­ные есть одно из опас­ней­ших для духов­ной жиз­ни успо­ко­е­ний; что грех вовсе не есть одно толь­ко гре­хов­ное, злое дело, а коре­нит­ся в глу­би­нах души, в зако­ре­не­лых стра­стях; что каж­дый хри­сти­а­нин дол­жен быть подвиж­ни­ком, аске­том, идти узким путем, веду­щим ко спа­се­нию, а не широ­ким, направ­лен­ным в ад; что Еван­ге­лие и Цер­ковь не могут уста­реть, что это поня­тия и реаль­но­сти веч­ные, а что если они не соот­вет­ству­ют нашим при­выч­кам, то не Цер­ковь и не Еван­ге­лие надо при­спо­соб­лять к этим при­выч­кам, а себя под­чи­нять дис­ци­плине Церк­ви и запо­ве­дям Хри­сто­вым. И мно­гое, мно­гое другое.

В таких людях надо во что бы то ни ста­ло ста­рать­ся про­бу­дить: отвра­ще­ние ко гре­ху, смерт­ную память, духов­ное трез­ве­ние, покор­ность голо­су Церк­ви, жела­ние духов­но­го пере­рож­де­ния и пре­об­ра­же­ния в «новую тварь».

Мнительная совесть

При­мер подоб­но­го рода греш­ни­ка явля­ет­ся про­ти­во­по­лож­но­стью толь­ко что опи­сан­но­му несо­зна­тель­но­му и рав­но­душ­но­му хри­сти­а­ни­ну. Это тоже весь­ма тяже­лый слу­чай в пас­тыр­ской испо­вед­ной прак­ти­ке, тем более, что про­ис­те­ка­ет он из самых чистых и воз­вы­шен­ных побуж­де­ний, насто­я­щий обла­да­тель скру­пу­лез­ной сове­сти раз­дав­лен созна­ни­ем гре­хов­но­сти. Его подав­лен­ность гре­хом дела­ет из него чело­ве­ка духов­но сла­бо­го, трус­ли­во­го, бес­плод­но­го. Он вооб­ра­жа­ет себя носи­те­лем всех воз­мож­ных гре­хов, сосу­дом вся­кой нечи­сти, рабом диа­во­ла и про­чее. Он часто начи­на­ет себя счи­тать сомне­ва­ю­щим­ся в вере, но потом посте­пен­но ста­но­вит­ся сомне­ва­ю­щим­ся и в самом себе, и в мило­сти Божи­ей, и в воз­мож­но­сти спа­се­ния для себя и так далее. Это одна из форм духов­но­го (или пси­хи­че­ско­го) забо­ле­ва­ния, изле­чить кото­рую может толь­ко вдум­чи­вый, (так­тич­ный) и опыт­ный духов­ник, отнюдь не риго­рист и не обличитель.

Мит­ро­по­лит Анто­ний (Сурож­ский) опре­де­ля­ет их так: «Люди мни­тель­ные, любя­щие пере­щу­пы­вать все свои ощу­ще­ния и испол­нен­ные посто­ян­ной сует­ной бояз­ни, как бы в чем не про­мах­нуть­ся, как бы не ока­зать­ся в чем-либо неис­прав­ны­ми. То им кажет­ся, что они боль­ны сами или их дитя начи­на­ет хво­рать или вот-вот захво­ра­ет и т. п.; неред­ко они впа­да­ют в еще боль­шую беду, в так назы­ва­е­мые «хуль­ные помыс­лы», когда в их голо­ве, совер­шен­но про­тив их воли, с мыс­лью об име­ни Хри­сто­вом или Бого­ро­ди­цы скла­ды­ва­ют­ся те или иные руга­тель­ные сло­ва и, конеч­но, чем они боль­ше борют­ся про­тив таких неле­пых соче­та­ний, тем послед­ние настой­чи­вее тес­нят­ся в их голо­ву. Неопыт­ные люди с ужа­сом начи­на­ют счи­тать себя бого­хуль­ни­ка­ми, а неопыт­ные духов­ни­ки начи­на­ют им гово­рить о тяж­ком гре­хе бого­хуль­ства, «о хуле на Свя­то­го Духа как наи­боль­шем из всех гре­хов». Это один из наи­бо­лее ост­рых гре­хов, кото­ры­ми стра­да­ет такой мни­тель­ный чело­век, а его скру­пу­лез­ная совесть не толь­ко его не успо­ка­и­ва­ет, но выис­ки­ва­ет еще и еще дру­гие гре­хи, в боль­шей сте­пе­ни подав­ля­ю­щие несчаст­но­го и поте­рян­но­го человека.

Мож­но при­ве­сти нема­ло и дру­гих при­ме­ров для иллю­стра­ции духов­но­го состо­я­ния тако­го скру­пу­лез­но­го грешника:

  • «Я про­пал; я все рав­но буду гре­шить; я не могу бороть­ся с мои­ми зако­ре­не­лы­ми привычками»;
  • страх ответ­ствен­но­сти за чужие гре­хи; страх вве­сти ближ­не­го в какое-нибудь иску­ше­ние и, как послед­ствие это­го, укло­не­ние от вся­ко­го обще­ния с людьми;
  • страх в осо­бен­но­сти сек­су­аль­но­го осквер­не­ния — мыс­ля­ми, виде­ни­я­ми, сна­ми и прочее;
  • боязнь оско­ро­мить­ся в посту и т. д.

Мно­го мож­но при­ве­сти еще подоб­ных при­ме­ров, сви­де­тель­ству­ю­щих о каком-то раб­ском стра­хе перед Богом и болез­нен­ной мелоч­но­сти в сво­их поступках…

Эта мелоч­ность раз­ви­ва­ет в таких людях при­выч­ку к еще боль­шей мелоч­но­сти и мни­тель­но­сти; уби­ва­ет в них вся­кое твор­че­ское нача­ло; раз­ви­ва­ет подав­лен­ность гре­хом; при­во­дит к ханжеству.

От духов­ни­ка ожи­да­ет­ся здесь муд­рое сло­во и пра­виль­ная ори­ен­та­ция в духов­ном трез­ве­нии и в нача­лах аске­ти­ки. Каю­ще­го­ся носи­те­ля мни­тель­ной сове­сти надо вся­че­ски под­бод­рить, укре­пить, отрезвить.

Молодежь

Если в испо­ве­ды­ва­нии детей боль­шим облег­че­ни­ем для свя­щен­ни­ка явля­ет­ся их искрен­ность, откры­тость, готов­ность чисто­сер­деч­но каять­ся в сво­их гре­хах и про­ступ­ках и лег­ко пла­кать от созна­ния сво­ей вины, то при испо­ве­ди моло­дых людей в воз­расте от шест­на­дца­ти до два­дца­ти лет свя­щен­ник неред­конатал­ки­ва­ет­ся на какую-то внут­рен­нюю забро­ни­ро­ван­ность и неже­ла­ние под­пу­стить близ­ко к себе испы­ту­ю­щий взор духов­ни­ка. Слу­ча­ет­ся, что юно­ша или девуш­ка это­го воз­рас­та при­хо­дят на Испо­ведь или по тре­бо­ва­нию сво­их домаш­них, или по какой-то преж­ней тра­ди­ции, инер­цию кото­рой не хотят еще нару­шить, или же даже по сво­е­му искрен­не­му жела­нию и нелож­но­му рели­ги­оз­но­му чув­ству, но уже замут­нен­но­му лож­ным сты­дом это­го воз­рас­та, — но, как бы то ни было, самым боль­шим пре­пят­стви­ем для это­го воз­рас­та быва­ет какая-то скрыт­ность, застен­чи­вость, недо­ве­рие (и повы­шен­ная ранимость).

На Испо­ве­ди перед свя­щен­ни­ком этот раз­ряд каю­щих­ся осо­бен­но тру­ден, так как осто­рож­ный свя­щен­ник боит­ся как-либо не задеть хруп­кий сосуд души, не повре­дить какие-то сокро­вен­ные пру­жи­ны. Вполне оправ­дан­но свя­щен­ник дол­жен осте­ре­гать­ся, с одной сто­ро­ны, не оскор­бить моло­дую застен­чи­вость и не повре­дить свой­ствен­ной это­му воз­рас­ту скрыт­но­сти, а с дру­гой, надо так­же боять­ся быть само­му слиш­ком нере­ши­тель­ным и небреж­ным в испо­ве­ды­ва­нии чужих помыс­лов. Нель­зя что-то упу­стить в испо­ве­ди тако­го юно­ши (девуш­ки) и не помочь стыд­ли­вой сове­сти откро­вен­но все рас­ска­зать, но в то же вре­мя нель­зя и само­му слиш­ком рез­ко втор­гать­ся в сокро­вен­ные обла­сти чужой души и не натолк­нуть на грех; ска­зав, может быть, то, что каю­ще­му­ся даже и в голо­ву не при­хо­ди­ло, не соблаз­нить, не нару­шить какой-то очень зата­ен­ный покой.

Если свя­щен­ник уме­ет подой­ти к греш­ни­кам вооб­ще, если он раз­вил в себе пас­тыр­ское чув­ство состра­да­ю­щей люб­ви, если он хочет быть для сво­их духов­ных детей не гроз­ным обли­чи­те­лем и сухим мора­ли­стом, гото­вым най­ти на вся­кий про­сту­пок соот­вет­ствен­ную епи­ти­мью или нота­цию, а насто­я­щимдухов­ным отцом и пони­ма­ю­щим дру­гом, то ему, конеч­но, как бы ни был скры­тен его юный собе­сед­ник, удаст­ся рас­по­ло­жить его к себе, вну­шить дове­рие и потреб­ность искренне пове­дать о сво­их гре­хах и про­ступ­ках. И тогда, после обыч­ных при­зна­ний «повсе­днев­ных гре­хов», когда испо­ве­ду­ю­щий­ся замол­ка­ет и не реша­ет­ся ска­зать о самом глав­ном (будь то какой-либо грех из обла­сти сек­су­аль­ной или уко­ре­нив­ша­я­ся при­выч­ка брать без спро­су чужое, а может быть, даже и воро­вать день­ги из пись­мен­но­го сто­ла сво­их роди­те­лей, или еще что-либо подоб­ное), то тут-то, по сове­ту муд­рых и опыт­ных духов­ни­ков, надо «лас­ко­вым и тихим голо­сом ска­зать: может быть, есть грех, в кото­ром тебе совест­но сознать­ся? Может быть, ты что-нибудь не решил­ся ска­зать о сво­их гре­хах на преж­них Испо­ве­дях или забыл, а потом вспом­нил и уже не осме­ли­вал­ся ска­зать духов­ни­ку?» (Мит­ро­по­лит Анто­ний Сурож­ский). Когда «каю­щий­ся, познав в тво­ем лице не гроз­но­го обли­чи­те­ля, а сост­раж­ду­ще­го ему дру­га, нако­нец ска­жет о сво­ем пре­ступ­ле­нии, не ужа­сай­ся и не него­дуй, ибо он сам себя доволь­но уко­рял, а толь­ко посе­туй, зачем он рань­ше не ска­зал о сем, зачем скры­вал на преж­них сво­их Исповедях…».

Неко­то­рые при­зна­ют, что им, соб­ствен­но, нече­го ска­зать духов­ни­ку, что они не верят в необ­хо­ди­мость Таин­ства пока­я­ния, что в сущ­но­сти они и в Бога-то не верят по-насто­я­ще­му или так, как они вери­ли в дет­стве. Тут свя­щен­ник дол­жен быть осо­бен­но вни­ма­те­лен и осто­ро­жен. Конеч­но, Испо­ведь не есть вре­мя, удоб­ное для веде­ния фило­соф­ских и бого­слов­ских рас­суж­де­ний, но надо сде­лать все воз­мож­ное, что­бы такой юно­ша не ушел от свя­щен­ни­ка неудо­вле­тво­рен­ным и как-либо заде­тым в сво­их сокро­вен­ных пере­жи­ва­ни­ях или оби­жен­ным его невни­ма­ни­ем. Уйдет он тогда от свя­щен­ни­ка и от Церк­ви надол­го, может быть, навсе­гда… Надо назна­чить ему вре­мя для част­ной бесе­ды, про­явить о нем осо­бое попе­чи­тель­ное вни­ма­ние и дру­же­скую любовь и все­ми воз­мож­ны­ми спо­со­ба­ми поста­рать­ся ото­греть, при­лас­кать, заин­те­ре­со­вать. Очень важ­но про­бу­дить инте­рес к вопро­сам бытия и смыс­лу суще­ство­ва­ния, к цели жиз­ни, к огра­ни­чен­но­сти это­го зем­но­го кру­га и бес­смыс­лен­но­сти его авто­ном­но­го бытия, без зави­си­мо­сти от Выс­ше­го Нача­ла. Хоро­шо само­му свя­щен­ни­ку заки­дать тако­го юно­шу все­ми «про­кля­ты­ми вопро­са­ми». Сомне­ва­ю­щий­ся моло­дой ум начи­на­ет про­те­сто­вать про­тив всех дог­ма­тов и всех авто­ри­те­тов, тре­бу­ет разум­но­го и «науч­но­го» раз­ре­ше­ния сво­их недо­уме­ний. Весь­ма полез­но не зату­шить в нем этой жаж­ды, а наобо­рот, воз­бу­дить еще боль­ший голос любо­муд­рия. Свя­щен­ник неум­ный, невдум­чи­вый, сам мало обра­зо­ван­ный, смер­тель­но боит­ся про­буж­де­ния «про­кля­тых вопро­сов» у моло­де­жи, видя в них опас­ный бро­диль­ный эле­мент. Это совер­шен­ное заблуж­де­ние! Воз­ник­но­ве­ние запро­сов и вопро­ша­ний у моло­дых людей есть как раз бла­го­дат­ная поч­ва для рели­ги­оз­ных откро­ве­ний. Они сви­де­тель­ству­ют о неуспо­ко­ен­но­сти созна­ния, о нерав­но­ду­шии, о неза­у­ряд­но­сти. Свя­щен­ни­ку толь­ко надо с таки­ми моло­ды­ми душа­ми поболь­ше пора­бо­тать, посвя­тить им свое вни­ма­ние и вре­мя, помо­лить­ся о них, вспом­нить свое соб­ствен­ное моло­дое вре­мя «бурь и поры­вов». Надо уметь вну­шить к себе дове­рие. Надо ста­рать­ся, что­бы в свя­щен­ни­ке уви­де­ли не толь­ко «слу­жи­те­ля куль­та», «обску­ран­та», «несо­вре­мен­но­го», а что­бы к нему шли с откры­той душой и почув­ство­ва­ли в нем чут­ко­го, обра­зо­ван­но­го, а глав­ное, сочув­ству­ю­ще­го чело­ве­ка, спо­соб­но­го понять и чужие иска­ния. Не оттал­ки­вать таких моло­дых людей надо от кни­ги и от фило­соф­ских вопро­ша­ний, а наобо­рот, откры­вать перед ними еще боль­шие гори­зон­ты, что­бы они почув­ство­ва­ли всю мел­ко­вод­ность и огра­ни­чен­ность мате­ри­а­лиз­ма и безбожия.

Тяжелобольные и умирающие

Испо­ведь на одре болез­ни при­об­ре­та­ет все­гда харак­тер несколь­ко более ост­рый, чем в обы­ден­ной обста­нов­ке пас­тыр­ской жиз­ни. Болезнь очень часто смяг­ча­ет чело­ве­ка, сми­ря­ет его гор­ды­ню и само­уве­рен­ность, дела­ет его поэто­му более доступ­ным пас­тыр­ско­му вли­я­нию и сло­ву пас­тыр­ско­го нази­да­ния. Зача­стую толь­ко на боль­нич­ной кой­ке и в свои послед­ние дни зем­но­го суще­ство­ва­ния чело­век по-насто­я­ще­му и серьез­но под­хо­дит к вопро­сам веры, загроб­ной жиз­ни, к угры­зе­ни­ям сове­сти. У мно­гих явля­ет­ся запоз­да­лое рас­ка­я­ние в «зря про­жи­той жиз­ни». Разо­ча­ро­ва­ние во всех сво­их про­шлых увле­че­ни­ях и «иде­а­лах» при­во­дит к тяже­ло­му созна­нию бес­по­лез­но­сти все­го прожитого.

Но неред­ко и дру­гое. Болезнь при­ни­ма­ет­ся про­сто и со сми­рен­ным созна­ни­ем, что так, зна­чит, надо. Боль­ной хотя и сожа­ле­ет о всем про­ис­шед­шем, но стре­мит­ся в эти послед­ние неде­ли или часы очи­стить свою совесть пока­я­ни­ем, про­сит ему помочь в его смя­те­нии, ловит каж­дое сло­во духов­ни­ка как послан­ное ему свы­ше, ждет нази­да­ния, умо­ля­ет под­го­то­вить его к страш­но­му часу смер­ти. Нет ниче­го в дея­тель­но­сти духов­ни­ка более уте­ши­тель­но­го, как встре­тить­ся с таки­ми при­ме­ра­ми. Когда смерть заста­ет чело­ве­ка сми­рен­ным, крот­ким и откры­тым, то тако­му уми­ра­ю­ще­му осо­бен­но бла­го­дар­но мож­но гово­рить о буду­щей жиз­ни, не ста­рать­ся его успо­ка­и­вать при­зрач­ны­ми надеж­да­ми на ско­рое яко­бы выздо­ров­ле­ние. Ему мож­но и нуж­но гово­рить о под­го­тов­ке к смер­ти, уте­шать его надеж­дой и верой на все­по­кры­ва­ю­щее мило­сер­дие Божие, вну­шать, что он отхо­дит не в какую-то неве­до­мую и дале­кую стра­ну, а воз­вра­ща­ет­ся в свое Небес­ное Оте­че­ство, к любя­ще­му и бла­го­му Отцу Небес­но­му. Помень­ше мрач­ных слов о веч­ных муках, о гроз­ном Судии, о неиз­беж­но­сти мытарств, а поболь­ше уте­ше­ния в скорб­ные пред­смерт­ные мину­ты, поболь­ше слов о бого­усы­нов­ле­нии, о Боге как Отце. Полез­но рас­ска­зы­вать о пред­смерт­ных мину­тах хри­сти­ан­ских подвиж­ни­ков благочестия.

Но быва­ет, конеч­но, и обрат­ная кар­ти­на. Свя­щен­ник встре­ча­ет ино­гда совер­шен­ную глу­хо­ту духов­ную у боль­но­го. Дур­ные вли­я­ния моло­до­сти, увле­че­ния либе­ра­лиз­мом и мате­ри­а­ли­сти­че­ски­ми уче­ни­я­ми, может быть, оккульт­ны­ми и тео­со­фи­че­ски­ми док­три­на­ми, пол­ное отсут­ствие цер­ков­но­сти, весь­ма веро­ят­но, что и рас­пут­ная жизнь, изли­ше­ства и вся­ко­го рода грех настоль­ко вытра­ви­ли в чело­ве­ке подо­бие Божие, что пред­смерт­ная болезнь явля­ет­ся для него толь­ко бес­смыс­лен­ным стра­да­ни­ем, а на смерть он смот­рит толь­ко как на физио­ло­ги­че­ское явле­ние, одно в ряду про­чих. Часто у таких людей про­сы­па­ет­ся неудер­жи­мое озлоб­ле­ние про­тив всех; неиз­беж­ность смер­ти при­во­дит их в бес­силь­ную ярость; про­сы­па­ет­ся зависть и нена­висть к здо­ро­вым; совесть, заглу­шен­ная с дав­них лет, не чув­ству­ет ниче­го духов­но­го. Голос свя­ще­ни­ка не дохо­дит до души, а под­час воз­буж­да­ет у тако­го рода озлоб­лен­ных людей жела­ние ска­зать свя­щен­ни­ку что-либо злое и оскор­би­тель­ное или в луч­шем слу­чае сар­ка­сти­че­ски усмех­нуть­ся и заявить, что духов­ное уте­ше­ние, При­ча­стие, Испо­ведь явля­ют­ся послед­ни­ми из его забот и он дав­но покон­чил все свои рас­че­ты с Богом, Цер­ко­вью и попа­ми. О таких несчаст­ных надо осо­бен­но уси­лен­но молить­ся, надо про­сить у Бога чудес­но­го обра­ще­ния их хотя бы в послед­нюю мину­ту. Отча­и­вать­ся нико­гда не сле­ду­ет, и таких боль­ных сле­ду­ет при бли­жай­шем обхо­де боль­ни­цы сно­ва наве­стить, но быть с ними осо­бен­но осто­рож­ны­ми, «не при­ста­вать», что­бы лиш­ний раз не дать им пово­да озло­бить­ся и поху­лить святыню.

Вооб­ще же с боль­ны­ми свя­щен­ник дол­жен соблю­дать осо­бо так­тич­ное обхож­де­ние. С пер­во­го же раза, если боль­ной сам не попро­сит, не сле­ду­ет заго­ва­ри­вать о необ­хо­ди­мо­сти При­ча­стия; мож­но рас­спра­ши­вать о болез­ни, — о настро­е­нии, о раз­лич­ных житей­ских вещах, раз­уз­нать, не нуж­да­ет­ся ли боль­ной в мате­ри­аль­ной под­держ­ке, и поста­рать­ся ему помочь из бла­го­тво­ри­тель­ных сумм при­хо­да. Потом мож­но спро­сить, не жела­ет ли боль­ной полу­чить рели­ги­оз­ное уте­ше­ние, помо­лить­ся, может быть, испо­ве­дать­ся и причаститься.

Все­го это­го тре­бу­ют пас­тыр­ская муд­рость и такт. Боль­ные часто быва­ют мни­тель­ны, боят­ся, что При­ча­стие есть при­знак близ­ко­го кон­ца. Очень, очень часто при­хо­дит­ся слы­шать: «Да я не соби­ра­юсь уми­рать», «Да я вовсе не так уже пло­хо себя чув­ствую», «Ну когда почув­ствую, что мне нехо­ро­шо, тогда я и попро­шу вас, батюш­ка, меня поис­по­ве­до­вать». С этим надо счи­тать­ся. Наси­ло­вать нико­гда в рели­ги­оз­ной жиз­ни нико­го не нуж­но, но бла­го­вре­мен­но насто­ять надо. На свя­щен­ни­ке лежит боль­шая ответ­ствен­ность, если кто-либо из его пасо­мых умрет без Пока­я­ния и Причастия.

Поэто­му осто­рож­но, дели­кат­но и без запу­ги­ва­ния надо стре­мить­ся к тому, что­бы боль­ные сами обра­ща­лись к помо­щи свя­щен­ни­ка. Но пас­тырь сам от себя дол­жен нести сло­ва отра­ды, надеж­ды, уми­ло­стив­ле­ния, еван­гель­ско­го све­та, а не инкви­зи­тор­ской жесто­ко­сти, не юри­ди­че­ско­го под­хо­да к гре­ху, не обли­чи­тель­но­го отно­ше­ния к люд­ской немощи.

Лица, не име­ю­щие иерей­ско­го сана, диа­ко­ны и про­чие кли­ри­ки, рав­но как и миряне, не име­ют пра­ва раз­ре­шать кого-либо от гре­хов и при­ни­мать Испо­ве­да­ние. Доб­ро­воль­ное откры­тие гре­ха мир­ско­го лица дру­го­му мир­ско­му лицу — вра­че­ва­ние души ближ­не­го сове­том, настав­ле­ни­ем, уве­ща­ни­ем или уте­ше­ни­ем — все это дело хоро­шее само по себе, но досто­ин­ства Таин­ства, а пото­му и раз­ре­ши­тель­ной силы иметь не может [5, с. 5].

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Исповеди больных

Как исповедовать немых и глухонемых?

Немые и глу­хо­не­мые нахо­дят­ся в физи­че­ской невоз­мож­но­сти испо­ве­до­вать гре­хи свои живым сло­вом, но так как Бог не тре­бу­ет от нас невоз­мож­но­го, а Испо­ведь и для лишен­ных язы­ка столь­ко же необ­хо­ди­ма, как и для вся­ко­го, то, снис­хо­дя к их недо­стат­ку, доста­точ­но тре­бо­вать от них, что­бы они объ­яс­ни­ли свои гре­хи каки­ми-либо зна­ка­ми, если толь­ко не уме­ют писать. Когда же могут писать, то пусть напи­шут [61, с. 74–75]. Глу­хо­не­мых, кото­рые не могут ни изъ­яс­нять вида сво­их гре­хов, ни слы­шать вопро­сов духов­ни­ка, нуж­но ста­рать­ся рас­по­ло­жить к пока­я­нию, кото­рое они могут выра­зить уми­лен­ным взгля­дом на ико­ну или глу­бо­ким вздо­хом, и вви­ду этих при­зна­ков их жела­ния рас­ка­ять­ся — раз­ре­шать. Если будет воз­мож­ность, то сле­ду­ет так­же в этих слу­ча­ях рань­ше осве­до­мить­ся о глу­хо­не­мых через их род­ствен­ни­ков или живу­щих с ними, каса­тель­но их мими­ки, что­бы пря­мо наве­сти их вни­ма­ние при Испо­ве­ди на при­над­ле­жа­щие им гре­хи, спра­ши­вая теми же зна­ка­ми, каки­ми они объ­яс­ня­ют­ся [61, с. 77–78]. Но если глу­хо­не­мые уме­ют читать, то духов­ник может спра­ши­вать их пись­мен­но, как это дела­ет­ся при Испо­ве­ди глу­хо­не­мых, полу­чив­ших осо­бен­ное вос­пи­та­ние [61, с. 79].

Боль­ная О. в 1993 году была про­опе­ри­ро­ва­на на ЛОР отде­ле­нии ЦМСЧ–122 по пово­ду внут­ри­че­реп­ных ослож­не­ний на фоне обостре­ния хро­ни­че­ско­го оти­та на един­ствен­ном слы­ша­щем ухе. После опе­ра­ции окон­ча­тель­но поте­ря­ла слух. Зре­ние сохра­не­но. После выпис­ки в тече­ние мно­гих лет «испо­ве­ду­ет­ся по бумаж­ке». Пишет на листе бума­ги гре­хи, чита­ет пись­мен­ные сове­ты священника.

Боль­ная Н. в 1998 году, после инсуль­та, изъ­яви­ла жела­ние испо­ве­до­вать­ся, дав знак сво­ей сест­ре. Попыт­ки испо­ве­до­вать боль­ную через обыч­ные зна­ки (боль­ная поте­ря­ла воз­мож­ность гово­рить), такие как мор­га­ние гла­за­ми, кивок голо­вы в ответ на вопро­сы свя­щен­ни­ка, к успе­ху не при­ве­ли. Боль­ная смог­ла «пере­го­ва­ри­вать­ся» со свя­щен­ни­ком дви­же­ни­ем сто­пы пра­вой ноги, отве­чая одно­слож­ны­ми отве­та­ми: «да» — шеве­ля сто­пой и «нет» — не дви­гая ею.

Насколько обязательны требования о полноте Исповеди от людей, близких к смерти?

Если боль­ной во вре­мя Испо­ве­ди лиша­ет­ся созна­ния, не успев пове­дать всех гре­хов, то нель­зя отла­гать раз­ре­ше­ние его до утра по пред­по­ло­же­нию, что боль­ной, может быть, попра­вит­ся. Спа­се­ние души недо­пу­сти­мо под­вер­гать опас­но­сти по чело­ве­че­ским расчетам.

Уми­ра­ю­щих, кото­рые, нахо­дясь в бес­чув­ствен­ном состо­я­нии, не могут испо­ве­до­вать­ся, мож­но раз­ре­шить, если сами они веле­ли при­звать духов­ни­ка, или если нрав­ствен­ное состо­я­ние их извест­но духов­ни­ку по неод­но­крат­ной преж­ней Исповеди.

Рав­ным обра­зом осво­бож­да­ют­ся от пол­ной Испо­ве­ди те, кото­рые, по при­чине тяже­сти болез­ни и стра­да­ний или ослаб­ле­ния сил сво­их, не могут окон­чить сво­ей Испо­ве­ди без опас­но­сти для жиз­ни, или же когда есть опас­ность, что боль­ной умрет или поте­ря­ет созна­ние, не докон­чив сво­ей Испо­ве­ди [61, с. 79].

Нель­зя тре­бо­вать так­же пол­ной Испо­ве­ди от тех, кото­рые долж­ны при­нять уча­стие в сра­же­нии нака­нуне его, во вре­мя кораб­ле­кру­ше­ния, при паде­нии зда­ний; доста­точ­но, что­бы те, кото­рым угро­жа­ет близ­кая опас­ность смер­ти, изъ­яви­ли свое сокру­ше­ние каки­ми-либо внеш­ни­ми зна­ка­ми, и они могут быть раз­ре­ше­ны свя­щен­ни­ком [61, с. 79].

Можно ли совершать Исповедь без епитрахили?

В слу­ча­ях, подоб­ных послед­ним, то есть, когда смерть близ­ка и неиз­беж­на (как, напри­мер, при кораб­ле­кру­ше­нии, кру­ше­нии поез­да на желез­ной доро­ге и т. д.), если свя­щен­ник не име­ет при себе епи­тра­хи­ли, может и без нее при­нять Испо­ведь от каю­ще­го­ся, кото­ро­му гро­зит смерть, и раз­ре­шить его [61, с. 79]. Неко­то­рые, впро­чем, в таких слу­ча­ях счи­та­ют необ­хо­ди­мым воз­ла­гать на себя вме­сто епи­тра­хи­ли шарф, пояс, поло­тен­це, делая, таким обра­зом, из этих вещей подо­бие епи­тра­хи­ли [74, с. 39].

Причастие. Особенности подхода к Причащению людей, страдающих различными заболеваниями

Мно­гие люди, кото­рые стра­да­ют каки­ми-либо забо­ле­ва­ни­я­ми, испы­ты­ва­ют в церк­ви сму­ще­ние отто­го, что высто­ять всю служ­бу им не по силам или часто при­хо­дит­ся нару­шать пост. Недо­уме­ния или затруд­не­ния по это­му пово­ду долж­ны ого­ва­ри­вать­ся со свя­щен­ни­ком­ду­хов­ни­ком, кото­рый, сооб­ра­зу­ясь с телес­ной кре­по­стью при­хо­жа­ни­на, опре­де­ля­ет, когда тому сто­ять или сидеть во вре­мя служ­бы, какую есть пищу, как быть с при­е­мом лекарств перед При­ча­сти­ем. Для раз­ре­ше­ния подоб­ных недо­уме­ний ниже при­во­дят­ся реко­мен­да­ции авто­ра, состав­лен­ные на осно­ве прак­ти­че­ско­го опы­та и кано­ни­че­ских пра­вил, с пояс­не­ни­я­ми по пово­ду раз­лич­ных заболеваний.

Офтальмологические больные

Незря­чие и сла­бо­ви­дя­щие боль­ные в силу сво­е­го забо­ле­ва­ния не могут нор­маль­но ори­ен­ти­ро­вать­ся в про­стран­стве. Для таких боль­ных необ­хо­дим сопро­вож­да­ю­щий, так как в цер­ков­ном поме­ще­нии незря­чий не может вос­поль­зо­вать­ся под­руч­ны­ми сред­ства­ми. Глав­ное вни­ма­ние свя­щен­ни­ком долж­но быть уде­ле­но момен­ту При­ча­стия Свя­тых Хри­сто­вых Таин, так как любое нелов­кое дви­же­ние голо­вой или рука­ми сла­бо­ви­дя­щим чело­ве­ком может при­ве­сти к опро­ки­ды­ва­нию Чаши или Запас­ных Даров. Поэто­му сла­бо­ви­дя­щий чело­век дол­жен быть про­ин­струк­ти­ро­ван зара­нее о необ­хо­ди­мо­сти чет­ко­го выпол­не­ния команд свя­щен­ни­ка или сопро­вож­да­ю­ще­го. Свя­щен­ни­ку в свою оче­редь сле­ду­ет гра­мот­но и чет­ко отда­вать коман­ды сла­бо­ви­дя­ще­му: «Встань­те непо­движ­но. Открой­те уста. Не шеве­ли­те голо­вой. Закрой­те уста. Про­гло­ти­те. Отхо­ди­те». Лицо, сопро­вож­да­ю­щее сла­бо­ви­дя­ще­го чело­ве­ка, долж­но во всем помо­гать священнику.

Неслышащие или плохо слышащие

Им луч­ше во вре­мя служ­бы нахо­дить­ся бли­же к амво­ну, что­бы видеть дви­же­ние губ свя­щен­ни­ка, а для людей, име­ю­щих слу­хо­вой аппа­рат — слы­шать воз­гла­сы и пение на кли­ро­се. Целе­со­об­раз­но най­ти опыт­ным путем место в хра­ме для наи­луч­шей слы­ши­мо­сти голо­сов пев­чих. С таки­ми боль­ны­ми при При­ча­стии надо гово­рить гром­ко и четко.

Страдающие сахарным диабетом

Допус­ка­ет­ся при­ча­щать­ся не нато­щак, а после при­е­ма лекарств или неболь­шо­го коли­че­ства хле­ба во избе­жа­ние раз­ви­тия диа­бе­ти­че­ской комы.

Что­бы при­сту­пить к Свя­тым Тай­нам нато­щак, как поло­же­но по Уста­ву Церк­ви, диа­бе­ти­че­ским боль­ным сле­ду­ет при­ча­щать­ся за ран­ней Литур­ги­ей (кото­рая идет в 6–7 утра), а после При­ча­стия при­нять лекар­ства. При тяже­лых фор­мах диа­бе­та с собой сле­ду­ет иметь несколь­ко бутер­бро­дов и хлеб для вку­ше­ния их сра­зу после При­ча­стия и запив­ки для предот­вра­ще­ния приступа.

Поучи­тель­ный слу­чай подоб­ной ико­но­мии мы най­дем в свя­то­оте­че­ской исто­рии. Св. Иоанн Зла­то­уст, стра­дав­ший после аске­ти­че­ских подви­гов в сир­ской пустыне ката­ром желуд­ка, вынуж­ден был сра­зу после Литур­гии, раз­об­ла­ча­ясь на гор­нем месте, вку­шать немно­го пищи. [27]

Больные сердечно-сосудистыми заболеваниями

До При­ча­стия раз­ре­ша­ет­ся при­ни­мать толь­ко таб­лет­ки с неболь­шим коли­че­ством воды, если это стро­го необ­хо­ди­мо. При воз­мож­но­сти от при­е­ма лекарств луч­ше воз­дер­жать­ся. При­ча­щать­ся целе­со­об­раз­но за ран­ней Литургией.

Больные неврологического профиля

Раз­ре­ша­ет­ся сидеть или лежать на катал­ке (в боль­нич­ной церк­ви) во вре­мя служ­бы и в том же поло­же­нии при­ча­щать­ся. Нев­ро­ло­ги­че­ских и пси­хи­че­ских боль­ных с ярко выра­жен­ным и непро­хо­дя­щим рвот­ным рефлек­сом до момен­та его купи­ро­ва­ния при­ча­щать не сле­ду­ет. Вопрос При­ча­ще­ния боль­ных, име­ю­щих нару­ше­ния гло­та­ния и рво­ту на фоне буль­бар­ных нару­ше­ний и пси­хи­че­ских откло­не­ний, все­гда сло­жен. Но при опыт­но­сти пас­ты­ря и вере боль­но­го он решаем.

Больные с заболеваниями желудочно-кишечного тракта

Боль­ным с язвен­ной болез­нью желуд­ка и две­на­дца­ти­перст­ной киш­ки в ста­дии обостре­ния, если назна­че­но стро­го поча­со­вое корм­ле­ние, раз­ре­ша­ет­ся вку­шать неболь­шое коли­че­ство пищи до При­ча­стия, ста­ра­ясь, что­бы евха­ри­сти­че­ский пост был как мож­но боль­ше, пока не воз­ни­ка­ют боле­вые ощущения.

Стоматологические больные

При нали­чии пато­ло­гии зубов весь­ма жела­тель­но их лече­ние, так как нали­чие кари­ес­ных отвер­стий в зубах, раз­ру­шен­ная ткань зубов может при­ве­сти к попа­да­нию в них во вре­мя При­ча­стия части­чек Тела Хри­сто­ва, где воз­мож­но их пре­бы­ва­ние в тече­ние несколь­ких дней с высо­кой веро­ят­но­стью вымы­ва­ния во вре­мя туа­ле­та рта и извер­же­ния. Одна­ко лечить зубы в день При­ча­стия Свя­тых Хри­сто­вых Тайн не следует.

Инфекционные больные, распространяющие инфекцию

Пре­бы­ва­ние тако­вых в хра­ме неже­ла­тель­но, так как может при­ве­сти к зара­же­нию дру­гих людей.

Беременные

Раз­ре­ша­ет­ся сидеть во вре­мя служ­бы, по воз­мож­но­сти бли­же к при­тво­ру хра­ма, так как при боль­шом коли­че­стве моля­щих­ся и нехват­ке воз­ду­ха могут про­ис­хо­дить обмо­ро­ки. Бере­мен­ные могут при­хо­дить на служ­бу поз­же. Для них глав­ным кри­те­ри­ем про­дол­жи­тель­но­сти нахож­де­ния в хра­ме, в том чис­ле пред При­ча­сти­ем, явля­ет­ся вре­мя раз­ви­тия обмо­роч­но­го состояния.

Жен­щи­нам во вре­мя дней очи­ще­ния (месяч­ные), а так­же роже­ни­цам в тече­ние 40 дней после родов в хра­ме пре­бы­вать нель­зя (исклю­че­ние — болезнь).

Больные, страдающие целиакией

Цели­а­кия — это болезнь, обу­слов­лен­ная чув­стви­тель­но­стью к бел­ку семян пше­ни­цы. Опа­се­ния, что При­ча­стие может усу­гу­бить болезнь, напрас­ны бла­го­да­тию Божи­ей ника­ких ослож­не­ний и обостре­ний после При­ча­стия не воз­ни­ка­ет, ни у детей, ни у взрос­лых. Целе­со­об­раз­но упо­треб­ле­ние запив­ки и малень­ко­го кусоч­ка анти­до­ра или просфо­ры после Причастия.

Хирургические больные

При ино­род­ных телах в пище­во­де до момен­та их уда­ле­ния при­ча­щать боль­но­го нель­зя, так как пища вслед­ствие меха­ни­че­ской обту­ра­ции пище­во­да не может попасть в желу­док и у боль­но­го может начать­ся рво­та. После уда­ле­ния ино­род­но­го тела пре­пят­ствий к при­ча­стию нет.

Осо­бен­но­сти при­ча­ще­ния боль­ных с опу­хо­ля­ми пище­во­да состо­ит в том, что на раз­ных ста­ди­ях раз­ви­тия опу­хо­ли про­свет пище­во­да про­хо­дим для раз­ных видов пищи. Когда пище­вод про­хо­дим толь­ко для жид­кой пищи, то боль­но­го мож­но при­ча­щать Кро­вью Хри­сто­вой и давать Кре­щен­скую воду. Если при­ча­стие Телом Хри­сто­вым осу­ществ­ля­ет­ся малей­шей раз­жи­жен­ной кро­шеч­кой от части­цы запас­ных Свя­тых Даров, то затруд­не­ний в При­ча­стии и рвот­но­го рефлек­са обыч­но не возникает.

Нелег­ко при­ча­щать боль­но­го с непро­хо­ди­мо­стью пище­во­да, так как попыт­ка сгла­ты­ва­ния как твер­до­го, так и мяг­ко­го веще­ства все­гда вызы­ва­ет у него рво­ту. Мы не зна­ем, что про­ис­хо­дит со Свя­ты­ми Дара­ми, когда они попа­да­ют в желу­док, это тай­на, но мы зна­ем, что для осу­ществ­ле­ния этой тай­ны, без­услов­но, необ­хо­ди­ма про­хо­ди­мость пище­во­да. У людей дале­ких от меди­ци­ны, начи­на­ю­щих и даже опыт­ных свя­щен­ни­ков, ред­ко стал­ки­ва­ю­щих­ся с тяже­лы­ми боль­ны­ми, здесь воз­ни­ка­ют сму­ще­ния, заблуж­де­ния и преткновения.

Вопрос о том, под­ле­жит ли потреб­ля­е­мая боль­ны­ми Евха­ри­стия «физио­ло­ги­че­ским» про­цес­сам — здесь не сто­ит, так как из бого­сло­вия св. Кирил­ла Иеру­са­лим­ско­го, св. Иоан­на Зла­то­устого, св. Евти­хия, Пат­ри­ар­ха Кон­стан­ти­но­поль­ско­го пра­во­слав­ный Восток дав­но утвер­жден в мне­нии о нетлен­но­сти Евха­ри­сти­че­ских Даров [27]. Вопрос о воз­мож­но­сти При­ча­ще­ния боль­но­го при непро­хо­ди­мо­сти дру­гих отде­лов пище­ва­ри­тель­но­го трак­таменее сло­жен и зави­сит от того, вле­чет ли непро­хо­ди­мость за собой рво­ту или нет. Неукро­ти­мая рво­та не поз­во­ля­ет свя­щен­ни­ку при­ча­стить боль­но­го, так как «тех­ни­че­ски» это ока­зы­ва­ет­ся невозможным.

Когда рас­смат­ри­ва­ет­ся вопрос о боль­ных, иду­щих на неот­лож­ное хирур­ги­че­ское вме­ша­тель­ство под общей ане­сте­зи­ей (осо­бен­но полост­ное), сле­ду­ет пони­мать, что, как пра­ви­ло, эти паци­ен­ты неза­дол­го до того вку­ша­ли пищу и име­ют ее в желуд­ке. Поэто­му ане­сте­зио­лог, постав­лен­ный перед зада­чей сокра­ще­ния пред­опе­ра­ци­он­ной под­го­тов­ки боль­но­го во имя спа­се­ния его жиз­ни, обя­зан опо­рож­нить желу­док паци­ен­та до вве­де­ния в нар­коз. Нали­чие пищи в желуд­ке при опе­ра­ции может при­ве­сти к забро­су его содер­жи­мо­го в верх­ние дыха­тель­ные пути и рефлек­тор­ной оста­нов­ке серд­ца (син­дром Мен­дель­со­на). Для опо­рож­не­ния желуд­ка в него вво­дят зонд через пище­вод и все содер­жи­мое уда­ля­ют нару­жу. Поэто­му, если опе­ра­ция совер­ша­ет­ся через несколь­ко часов после поступ­ле­ния боль­но­го в ста­ци­о­нар, то нерас­су­ди­тель­ная попыт­ка свя­щен­ни­ка осу­ще­ствить При­ча­стие до про­мы­ва­ния желуд­ка может при­ве­сти к кощун­ствен­но­му вымы­ва­нию Свя­тых Даров из него через зонд вме­сте со всем содержимым.

Кишеч­ное кро­во­те­че­ние не явля­ет­ся пре­пят­стви­ем для Причастия.

Боль­но­го с пище­вод­ным кро­во­те­че­ни­ем при­ча­стить не уда­ет­ся. Это свя­за­но с тем, что для оста­нов­ки кро­во­те­че­ния в пище­вод вво­дят зонд и раз­ду­ва­ют спе­ци­аль­ную ман­же­ту, пере­кры­ва­ю­щую его про­свет и пре­пят­ству­ю­щую попа­да­нию кро­ви в желу­док, так как это ведет к раз­дра­же­нию сли­зи­стой обо­лоч­ки желуд­ка и рво­те кро­вя­ны­ми сгустками.

В силу выше­ска­зан­но­го при­ча­щать боль­ных непо­сред­ствен­но нака­нуне желу­доч­но­го зон­ди­ро­ва­ния или фиб­ро­га­стро­ско­пии не реко­мен­ду­ет­ся.

Причастие. Где в больнице происходит Святое Причащение

В домовой больничной церкви

При­ча­ще­ние в боль­нич­ной церк­ви за Литур­ги­ей при­но­сит боль­но­му боль­шее уте­ше­ние, чем При­ча­ще­ние в пала­те запас­ны­ми Свя­ты­ми Дарами.

Сест­ра мило­сер­дия, обхо­дя пала­ты или полу­чив заяв­ку от кого-либо из боль­ных, выяс­ня­ет, может ли послед­ний ходить и как быст­ро у него раз­ви­ва­ет­ся утом­ле­ние. Как пра­ви­ло, Боже­ствен­ная Литур­гия в боль­нич­ных хра­мах совер­ша­ет­ся рано утром, закан­чи­ва­ясь к 8.00–8.30, когда начи­на­ет­ся взя­тие ана­ли­зов и про­ве­де­ние основ­ных меди­цин­ских про­це­дур. Зара­нее рас­пи­сав меж­ду собой боль­ных, под­го­то­вив их к Испо­ве­ди и При­ча­стию до нача­ла Литур­гии, сест­ры докла­ды­ва­ют слу­жа­ще­му свя­щен­ни­ку о готов­но­сти и чис­ле боль­ных, их состо­я­нии и осо­бен­но­стях. Полу­чив бла­го­сло­ве­ние, сест­ры рас­хо­дят­ся по отде­ле­ни­ям, будят боль­ных, помо­га­ют им одеть­ся и сопро­вож­да­ют до хра­ма (это все может выпол­нять и одна спе­ци­аль­но назна­чен­ная для это­го сест­ра или дежур­ная сест­ра мило­сер­дия). Сест­ра мило­сер­дия, при­вед­шая «сво­их» боль­ных в храм, во вре­мя служ­бы сле­дит за их само­чув­стви­ем и после служ­бы свое­вре­мен­но уво­дит на отде­ле­ния к нача­лу процедур.

В неко­то­рых слу­ча­ях, когда боль­ной хочет при­ча­стить­ся и это сов­па­да­ет с незна­чи­тель­ны­ми по дли­тель­но­сти про­це­ду­ра­ми, он может дого­во­рить­ся об их пере­но­се с посто­вой сест­рой на дру­гое допу­сти­мое время.

Боль­ные могут нахо­дить­ся в боль­нич­ном хра­ме в боль­нич­ной одеж­де, хала­тах и спор­тив­ной одеж­де с усло­ви­ем бла­го­при­стой­но­го внеш­не­го вида. Во вре­мя служ­бы боль­ные могут сидеть или сто­ять, в зави­си­мо­сти от сте­пе­ни тяже­сти забо­ле­ва­ния, — по сво­им физи­че­ским возможностям.

Испо­ведь перед При­ча­сти­ем стро­го обя­за­тель­на в любых слу­ча­ях. При ухуд­ше­нии само­чув­ствия боль­ные могут садить­ся и ложить­ся. Боль­ные по бла­го­сло­ве­нию свя­щен­ни­ка могут поки­дать храм до кон­ца служ­бы вслед­ствие пло­хо­го само­чув­ствия и в слу­чае назна­че­ния на это вре­мя меди­цин­ских про­це­дур (инъ­ек­ции, при­ем лекарств, физио­те­ра­пия и т. п.).

Особенности проведения Божественной Литургии в больничном храме

Опти­маль­ное вре­мя слу­же­ния Литур­гии в боль­ни­це — с 7.00 до 8.30 утра. Обыч­но в 6.30 при­хо­дят убор­щи­цы и сани­тар­ки и все поме­ще­ния откры­ва­ют­ся. Поэто­му, не при­чи­няя неудобств пер­со­на­лу, с 6.30 до 7.00 мож­но при­го­то­вить­ся к Литур­гии, а в 7.00 ее начать. С бла­го­сло­ве­ния сво­е­го свя­щен­но­на­ча­лия целе­со­об­раз­но полу­чить раз­ре­ше­ние на неко­то­рые сокра­ще­ния служ­бы, что­бы к 8.30 утра она была закон­че­на. С 8.30 до 9.00 вра­чи при­хо­дят на свои рабо­чие места, а в 9.00 на отде­ле­ни­ях начи­на­ют­ся утрен­ние кон­фе­рен­ции. Кро­ме того, боль­шин­ство про­це­дур и ана­ли­зов тоже начи­на­ет­ся в 8.00—8.30. Боль­ные к это­му вре­ме­ни уже при­ча­сти­лись и могут идти в пала­ты. Таким обра­зом, соблю­да­ет­ся лечеб­ный режим учреждений.

При совер­ше­нии Боже­ствен­ной Литур­гии в боль­ни­це для того, что­бы уло­жить­ся в поло­жен­ное вре­мя и учесть быст­рую утом­ля­е­мость боль­ных, воз­мож­но про­ве­сти служ­бу с неко­то­ры­ми разум­ны­ми сокра­ще­ни­я­ми, кото­рые не будут иметь харак­те­ра прин­ци­пи­аль­но­го литур­ги­че­ско­го нару­ше­ния. Анти­фо­ны могут быть про­пе­ты в обыч­ном оби­ход­ном вари­ан­те. «Бла­жен­ны» мож­но про­петь без про­чте­ния тро­па­рей. На малом вхо­де огра­ни­чить­ся пени­ем одно­го или несколь­ких тро­па­рей и конда­ка. Про­чи­тать один Апо­стол и одно Еван­ге­лие. Сугу­бая екте­ния может состо­ять из обыч­ных про­ше­ний с добав­ле­ни­ем спе­ци­фич­но­го для боль­ни­цы про­ше­ния «Вра­чу душ и телес». Заупо­кой­ную екте­нию и екте­нии об огла­шен­ных мож­но опу­стить. Что­бы не задер­жи­вать служ­бу, испо­ведь при­част­ни­ков целе­со­об­раз­но про­ве­сти нака­нуне. Про­по­ведь после служ­бы долж­на быть весь­ма лако­нич­на. Все сокра­ще­ния в Бого­слу­же­нии долж­ны быть согла­со­ва­ны либо с бла­го­чин­ным, либо с пра­вя­щим архиереем.

Труд­но­сти при совер­ше­нии Боже­ствен­ной Литур­гии в боль­нич­ном хра­ме пре­одо­ле­ва­ют­ся тер­пе­ни­ем, молит­вой и упо­ва­ни­ем на Бога.

Причастие в палате

Тяже­лых боль­ных сле­ду­ет при­ча­щать в пала­те. В Треб­ни­ке суще­ству­ет спе­ци­аль­ный крат­кий чин того, как при­ча­стить боль­но­го запас­ны­ми Свя­ты­ми Дарами.

Чинопоследование Причащения, совершаемого кратко (страха ради смертного) в палате больницы

При­дя к боль­но­му, свя­щен­ник рас­сти­ла­ет покро­вец (воз­дух) на сто­ле, покры­том ска­тер­тью; на воз­ду­хе пола­га­ет даро­но­си­цу и покло­ня­ет­ся пред нею низ­ко [79, с. 223–229].

Бла­го­сло­вен Бог наш… Три­свя­тое по Отче наш. Гос­по­ди, поми­луй (12 раз).Сла­ва, и ныне. При­и­ди­те, покло­ним­ся… Сим­вол веры. Тро­па­ри. Гос­по­ди, поми­луй (40 раз). Три молит­вы. Испо­ведь. Бла­го­сло­вен Гря­дый во имя Гос­подне… Верую, Гос­по­ди, и испо­ве­дую… Тело Хри­сто­во при­и­ми­те… При­ча­стие. Боль­но­му пода­ет­ся просфо­ра и запив­ка. Молит­вы по Свя­том При­ча­ще­нии. Ныне отпу­ща­е­ши… Три­свя­тое, по Отче наш. Сла­ва, и ныне.Отпуст дня [83, с. 57–59].

Особенности Причащения больных на разных отделениях больницы

Опыт пас­тыр­ской дея­тель­но­сти авто­ра пока­зы­ва­ет, что под­го­тов­ка боль­ных к При­ча­стию в боль­ни­це име­ет ряд осо­бен­но­стей. С одной сто­ро­ны, необ­хо­ди­мо сохра­нить пост перед При­ча­сти­ем, с дру­гой сто­ро­ны, в осо­бых слу­ча­ях боль­но­го невоз­мож­но при­ча­стить нато­щак из-за тяже­сти забо­ле­ва­ния. Нами пред­ла­га­ют­ся пра­ви­ла для выра­бот­ки у вра­чей, свя­щен­ни­ков и сестер мило­сер­дия еди­но­го под­хо­да, что­бы изба­вить от недо­ра­зу­ме­ний и раз­но­гла­сий в опре­де­ле­нии вре­ме­ни послед­не­го при­е­ма пищи перед При­ча­сти­ем и сроч­но­сти под­го­тов­ки к таин­ству боль­ных с раз­лич­ны­ми нозо­ло­ги­че­ски­ми фор­ма­ми (нозо­ло­гия — раз­дел пато­ло­гии, изу­ча­ю­щий сущ­ность и харак­тер тече­ния отдель­ных болез­ней, вклю­чая их опи­са­ние, а так­же раз­ра­ба­ты­ва­ю­щий их клас­си­фи­ка­цию по род­ствен­ным при­зна­кам) (табл. 1, 2).

Таб­ли­ца 1

Вре­мя послед­не­го при­е­ма пищи перед При­ча­сти­ем в зави­си­мо­сти от про­фи­ля и сте­пе­ни тяже­сти заболевания

Про­филь и степень
тяже­сти заболевания
Дли­тель­ность
воз­дер­жа­ния от пищи
Боль­ные тяже­лой сте­пе­ни тяже­сти, со стро­го постель­ным режи­мом, «неот­лож­ные» хирур­ги­че­ские, боль­ные в реани­ма­ции, с сахар­ным диа­бе­том, боль­ные со стро­го назна­чен­ной (по часам) дие­той — ослаб­лен­ные, с ост­ры­ми тера­пев­ти­че­ски­ми заболеваниями Жела­тель­но двух­ча­со­вое воз­дер­жа­ние от пищи, при невоз­мож­но­сти — При­ча­ще­ние сра­зу, неза­ви­си­мо от вре­ме­ни послед­не­го при­е­ма пищи
Боль­ные тера­пев­ти­че­ско­го про­фи­ля с частым при­е­мом пре­па­ра­тов (кар­дио­ло­гия, пуль­мо­но­ло­гия), нахо­дя­щи­е­ся в удо­вле­тво­ри­тель­ном состоянии Допус­ка­ет­ся при­ем пре­па­ра­тов в любое вре­мя, неза­ви­си­мо от При­ча­ще­ния, послед­ний при­ем пищи жела­те­лен за 6–8 часов до Причащения
Боль­ные тера­пев­ти­че­ско­го про­фи­ля в удо­вле­тво­ри­тель­ном состо­я­нии, хро­ни­че­ские забо­ле­ва­ния вне рез­ко­го обостре­ния, ост­рые тера­пев­ти­че­ские забо­ле­ва­ния в ста­дии реконвалесценции Послед­ний при­ем пищи жела­те­лен за 6–8 часов до Причащения
Боль­ные, нахо­дя­щи­е­ся на обсле­до­ва­нии, гото­вя­щи­е­ся к опе­ра­ци­ям, диа­гно­сти­че­ским процедурам Вре­мя послед­не­го при­е­ма пищи до 12 часов ночи нака­нуне Причащения

Таб­ли­ца 2

Сроч­ность под­го­тов­ки к при­ня­тию При­ча­стия в зави­си­мо­сти от дли­тель­но­сти госпитализации

Срок
госпитализации
Сроч­ность подготовки
к Причащению
Одна неде­ля Гото­вить к При­ча­ще­нию после выпис­ки из стационара
Более двух недель «Ходя­чих» гото­вить к При­ча­ще­нию в боль­нич­ной церк­ви; «лежа­чих» — при­ча­щать на отде­ле­ни­ях больницы
Гос­пи­та­ли­за­ция в реани­ма­цию, в отде­ле­ние неот­лож­ной помощи Гото­вить к При­ча­ще­нию неотложно

Не сле­ду­ет при­ча­щать паци­ен­тов:

  • непо­сред­ствен­но перед опе­ра­ци­ей по неот­лож­ным пока­за­ни­ям (так как для предот­вра­ще­ния выбро­са желу­доч­но­го содер­жи­мо­го в верх­ние дыха­тель­ные пути в желу­док вво­дит­ся зонд);
  • непо­сред­ствен­но перед фиб­ро­га­стро­дуо­де­но­ско­пи­ей, желу­доч­ным зон­ди­ро­ва­ни­ем (в день процедуры);
  • в день сана­ции поло­сти рта до ее проведения.

Разрешение некоторых недоумений, возникающих при Причащении больных

О Причащении больных

Свя­щен­ник все­гда дол­жен быть гото­вым явить­ся к боль­но­му для напут­ствия его Свя­ты­ми Тай­на­ми. «Буди страж день и нощь с Кре­ще­ни­ем, Пока­я­ни­ем и При­ча­сти­ем», — пове­ле­ва­ет свя­щен­ни­ку «Поуче­ние свя­ти­тель­ское» [62, с. 6].

При поваль­ных эпи­де­ми­че­ских болез­нях надо ста­рать­ся, по воз­мож­но­сти, напут­ство­вать боль­ных в домах их, не тре­буя при­вез­ти их в цер­ковь, так как при подоб­ных болез­нях забо­ле­ва­ю­щие под­вер­га­ют­ся часто таким при­пад­кам, при кото­рых пере­вез­ти их с места на место невоз­мож­но. В таких слу­ча­ях свя­щен­ник дол­жен вну­шать при­хо­жа­нам, что­бы они непре­мен­но при­гла­ша­ли его для напут­ство­ва­ния боль­но­го к себе в дом, не возя боль­но­го в храм, и по пер­во­му их тре­бо­ва­нию без­от­ла­га­тель­но являть­ся в дом к боль­но­му [74, с. 69].

Кивот, в кото­ром хра­нят­ся запас­ные Дары, дол­жен быть так устро­ен, что­бы не про­ни­ка­ла в него пыль, кото­рая может про­бить­ся в него чрез малей­шую сква­жи­ну. Пото­му-то для боль­шей части даро­хра­ни­тель­ниц необ­хо­дим стек­лян­ный футляр [61, с. 74].

Брать Свя­тые части­цы из киво­та в даро­но­си­цу, для при­об­ще­ния боль­ных, надоб­но в епи­тра­хи­ли и поручах.

Луч­ше все­го пола­гать в даро­но­си­цу одну или столь­ко частиц, сколь­ко будет боль­ных, к кото­рым нуж­но одно­вре­мен­но зай­ти: в таком слу­чае мы и к себе в дом не зане­сем без нуж­ды Свя­тых Даров, и, если встре­тит­ся надоб­ность зай­ти в чужой дом после при­об­ще­ния боль­но­го, можем зай­ти и с даро­но­си­цей, так как она уже будет празд­на [61, с. 75].

Во избе­жа­ние воз­мож­но­сти про­ли­тия Свя­тых Таин, нуж­но вну­шать при­хо­жа­нам, что­бы они не вози­ли боль­ных для При­ча­ще­ния в церк­ви, но при­гла­ша­ли бы свя­щен­ни­ка к себе домой с запас­ны­ми Дара­ми [67, с. 95].

Как причащать тех, кто не может принимать вина?

Что­бы, при­ча­щая обык­но­вен­ным спо­со­бом, не пода­вать пово­да укло­нять­ся от Свя­то­го При­ча­стия не могу­щим при­ни­мать вина по есте­ствен­ной необ­хо­ди­мо­сти, сле­ду­ет тако­вых при­ча­щать, в основ­ном, запас­ны­ми Дара­ми, при­ли­вая к ним вме­сто вина про­стую воду, или же — если и обык­но­вен­ны­ми Дара­ми, то не ина­че, как напо­ив преж­де части­цу Тела Хри­сто­ва неболь­шою Кап­лею Кро­ви Хри­сто­вой и затем пре­по­да­вая Свя­тые Дары в лжи­це вме­сте с водою [74, с. 70].

Причащать ли больных, страдающих рвотою?

В слу­чае, если боль­ной нахо­дит­ся в оче­вид­ной опас­но­сти извер­же­ния Свя­тых Таин, луч­ше не при­ча­щать его в то вре­мя и выжи­дать, не пре­кра­тит­ся ли рво­та. Это мне­ние осно­ва­но на бла­го­го­ве­нии к Вели­ким и Страш­ным Тай­нам, на все­гдаш­ней прак­ти­ке и опыт­но­сти бла­го­че­сти­вей­ших стар­цев-иере­ев и осо­бен­но — на ясном поло­жи­тель­ном пра­ви­ле, напе­ча­тан­ном в Треб­ни­ке Пет­ра Моги­лы, на кото­рое нуж­но смот­реть, по край­ней мере, как на пра­ви­ло Церк­ви Помест­ной. Вот это пра­ви­ло: «Не иму­щим все­гдаш­ня­го ради бле­ва­ния ничто­же удер­жа­ти в себе от вку­ша­е­мых да не пода­ет иерей Боже­ствен­ное При­ча­ще­ние, бес­че­стия ради; довле­ет бо сице­вым не могу­щим, еже очи­стив­ши совесть свою свя­тым испо­ве­да­ни­ем, от серд­ца жела­ти Свя­тое При­ча­ще­ние» [78, с. 177].

Нужно ли причащать больных женщин вскоре после родов и во время обычного очищения?

Цер­ков­ные пра­ви­ла [26] гово­рят, что жен­щи­на в пери­од месяч­но­го или родиль­но­го очи­ще­ния не долж­на ни в цер­ковь вхо­дить, ни при­ча­щать­ся Свя­тых Таин, но так как эти пра­ви­ла име­ют в виду жен­щин здо­ро­вых, а не боль­ных, а с дру­гой сто­ро­ны — если и к пре­ступ­ни­кам Цер­ковь снис­хо­дит в смерт­ных слу­ча­ях и раз­ре­ша­ет им При­ча­ще­ние Свя­тых Тайн, то нет при­чи­ны лишать того же жен­щи­ну, уми­ра­ю­щую во вре­мя ее есте­ствен­ной нечи­сто­ты — явле­ния, совер­шен­но не зави­ся­ще­го от ее воли [74, с. 70]. При этом, конеч­но, нет надоб­но­сти перед При­ча­ще­ни­ем уми­ра­ю­щей родиль­ни­цы читать ей «соро­ко­вую» молит­ву, ибо уми­ра­ю­щая допус­ка­ет­ся ко При­ча­ще­нию не в силу соро­ко­вой молит­вы, без­вре­мен­но в этом слу­чае чита­е­мой ины­ми, а в силу снис­хож­де­ния Церк­ви к ее исклю­чи­тель­но­му поло­же­нию; и тем более нет надоб­но­сти читать в таких слу­ча­ях эту молит­ву для боль­ной, нахо­дя­щей­ся в пери­од месяч­но­го очи­ще­ния, так как молит­ва «соро­ко­вая» име­ет совсем дру­гое назна­че­ние [74, с. 70].

Обязательно ли для священника тотчас же, когда приглашают его к больному, причащать его Святыми Тайнами?

В Треб­ни­ке Пет­ра Моги­лы, в уста­ве «о еже како при­ча­сти­ти боль­на­го вско­ре», гово­рит­ся, что свя­щен­ник дол­жен сна­ча­ла вся­ко­го боль­но­го испо­ве­до­вать и «к испо­ве­дан­но­му уже с Боже­ствен­ны­ми Тай­на­ми идти и при­ча­сти­ти», и толь­ко в том слу­чае, когда «нуж­да смерт­ная над­ле­жа­ти будет», то с Боже­ствен­ны­ми Тай­на­ми да идет и, испо­ве­дав, да при­ча­стит «…аще ско­рые ради нуж­ды, на кони к боль­но­му да бежит». В самом чине гово­рит­ся: совер­шив же испо­ве­да­ние и раз­ре­ше­ние, «аще боль­ной близ есть смер­ти и уже кон­ча­ет­ся… да взем­лет» тот­час Боже­ствен­ные Тай­ны и, обра­тив­шись к боль­но­му, гово­ря «со стра­хом Божи­им…» при­ча­ща­ет его [74, с. 71].

В Треб­ни­ке Пет­ра Моги­лы по это­му пово­ду гово­рит­ся: «Аще боль­ной, при­ча­сти­вся Боже­ствен­ным Тай­нам, дний коли­ко пожи­вет и паки, в беде смерт­ной быв, вожде­ле­ет Боже­ствен­на­го При­ча­ще­ния, ника­ко­же иерей отри­ца­ет­ся и паки при­ча­сти­ти его, аще слу­чит­ся и мно­га­жды потом» [78, с. 325].

О потреблении Святых Тайн в случае невозможности больному принять Их

Если Свя­тые Тай­ны уже при­го­тов­ле­ны для при­ня­тия боль­но­му (намок­ли в сосуд­це), а боль­ной вне­зап­но уми­ра­ет, лиша­ет­ся надол­го созна­ния или у него ока­жет­ся позыв на рво­ту, то они потреб­ля­ют­ся на дру­гой день с литур­гий­ны­ми Дара­ми или в том же доме, где боль­ной лежит, пре­по­да­ют­ся мла­ден­цу, могу­ще­му при­нять их [61, с. 76].

Если боль­ной умер по нера­де­нию окру­жа­ю­щих его без напут­ство­ва­ния Свя­ты­ми Тай­на­ми, то винов­ные в неиз­ве­ще­нии свя­щен­ни­ка отлу­ча­ют­ся от При­ча­стия Свя­тых Тайн на более или менее про­дол­жи­тель­ный срок, судя по мере их вины и по нрав­ствен­но­му их состо­я­нию [51, § 116].

Соборование в больнице

Приуготовление к таинству Соборования

Место

Еле­освя­ще­ние долж­но быть совер­ша­е­мо или в боль­нич­ной церк­ви, если боль­ной может оста­вить одр, или вне церк­ви, в боль­нич­ной палате.

Под­го­то­ви­тель­ные действия

При совер­ше­нии Таин­ства Еле­освя­ще­ния уста­нав­ли­ва­ет­ся чистый стол и на нем блю­до с пше­ни­цею (за невоз­мож­но­стью же иметь пше­ни­цу упо­треб­ля­ет­ся рис). Ввер­ху пше­ни­цы ста­вит­ся кан­ди­ло празд­ное (сосуд), в кото­рый вли­ва­ют­ся елей и вино. Око­ло сосу­да с еле­ем и вином водру­жа­ют в пше­ни­цу семь струч­цов, обви­тых бума­гою (хлоп­ча­тою) к пома­за­нию. Обык­но­вен­но сюда же (меж­ду струч­ца­ми) встав­ля­ют семь зажжен­ных све­чей. На сто­ле, кро­ме того, пола­га­ют­ся Еван­ге­лие и крест.

Свя­щен­ник в фело­ни ста­но­вит­ся око­ло сто­ла, и все при­сут­ству­ю­щие зажи­га­ют све­чи. Пред­сто­я­щий свя­щен­ник, пока­див вокруг сто­ла с четы­рех сто­рон и всех сто­я­щих, пола­га­ет нача­ло [48, с. 710–711]. В боль­ни­це каж­де­ние и обла­че­ние в фелонь мож­но опу­стить из-за прак­ти­че­ских неудобств.

Боль­ной пред совер­ше­ни­ем над ним Еле­освя­ще­ния дол­жен быть при­го­тов­лен к нему Испо­ве­дью или Пока­я­ни­ем [51, § 127; 22]. В слу­чае же смерт­ной опас­но­сти он дол­жен быть так­же и при­ча­щен Свя­ты­ми Тай­на­ми пред Еле­освя­ще­ни­ем [78, с. 445–448].

В совре­мен­ной цер­ков­ной прак­ти­ке Собо­ро­ва­ние боль­но­го на дому или в боль­ни­це обыч­но совер­ша­ет­ся одним священником.

Церковные правила

В боль­ни­це это Таин­ство может быть совер­ше­но и одним свя­щен­ни­ком, но с тем, что­бы он совер­шал оное от лица собо­ра свя­щен­ни­ков и про­из­но­сил все молит­вы, сколь­ко их есть [83, с. 69]. В этом послед­нем слу­чае один свя­щен­ник совер­ша­ет Таин­ство силою всей Церк­ви, кото­рой он есть слу­жи­тель и лицо кото­рой собой пред­став­ля­ет, ибо вся власть Церк­ви содер­жит­ся в еди­ном свя­щен­ни­ке [49, с. 382–383].

Еле­освя­ще­ние долж­но быть совер­ша­е­мо толь­ко над боль­ны­ми и при­том боль­ны­ми опас­но [10, пра­ви­ло 163].

К боль­ным так­же долж­ны быть отне­се­ны в этом слу­чае и дрях­лые стар­цы, кото­рые при стар­че­ской дрях­ло­сти еже­днев­но ожи­да­ют себе смер­ти или вооб­ще кажут­ся близ­ки­ми к смер­ти, хотя и не име­ют опре­де­лен­ной болез­ни [78, с. 445–448].

Не доз­во­ля­ет­ся же совер­шать Еле­освя­ще­ние:

  • Над здо­ро­вы­ми.
  • Над греш­ни­ка­ми нерас­ка­ян­ны­ми [78, с. 447–448].
  • Над таки­ми боль­ны­ми, кото­рые поте­ря­ли рас­су­док и нахо­дят­ся в бес­па­мят­стве, если свя­щен­ник преж­де не знал их нрав­ствен­но­го обли­ка и рели­ги­оз­ных убеж­де­ний. Но если боль­ной выра­жал перед тем свое жела­ние при­нять Таин­ство, будучи в созна­нии, если не толь­ко сло­вом, но хотя бы каким-либо зна­ком — дви­же­ни­ем руки или гла­за­ми пока­зал свое рас­ка­я­ние во гре­хах, то не запре­ща­ет­ся совер­шать над ним Еле­освя­ще­ние, хотя в то вре­мя он и нахо­дил­ся бы без созна­ния [78, с. 447–448].
  • Над таки­ми боль­ны­ми, кото­рые в умо­по­ме­ша­тель­стве неистов­ству­ют, бес­ну­ют­ся и могут нане­сти какое-либо оскорб­ле­ние или бес­че­стие свя­то­сти Таин­ства, Еле­освя­ще­ние не долж­но быть совер­ша­е­мо, пока не мину­ет опас­ность [78, с. 447–448].
  • Над мла­ден­ца­ми, не достиг­ши­ми рас­кры­тия и упо­треб­ле­ния разу­ма [78, с. 448]. Так как мла­ден­цы до семи лет не при­сту­па­ют к Таин­ству Пока­я­ния, то и Еле­освя­ще­ние не долж­но быть совер­ша­е­мо над детьми, не достиг­ши­ми семи­лет­не­го воз­рас­та [48, с. 706].
  • Ни под каким видом не долж­но быть совер­ша­е­мо над умер­шим [10, пра­ви­ло 164].
  • Над одним и тем же чело­ве­ком, когда он, по выздо­ров­ле­нии, сно­ва забо­ле­ет, Еле­освя­ще­ние может быть повто­ря­е­мо, так как оно есть вра­чев­ство, но оно не долж­но быть повто­ря­е­мо над боля­щим, пока он нахо­дит­ся в одной и той же болез­ни [10, пра­ви­ло 164].

Если слу­чит­ся в доме несколь­ко боль­ных, тогда все они могут быть пома­зу­е­мы одним еле­ем (за одним бого­слу­же­ни­ем), так­же точ­но во вре­мя поваль­ных болез­ней один елей может быть упо­треб­лен для мно­гих боль­ных [10, пра­ви­ло 164].

При совер­ше­нии Еле­освя­ще­ния свя­щен­ни­ку вме­ня­ет­ся непре­мен­но знать на память молит­ву «Отче Свя­тый», во вре­мя кото­рой совер­ша­ет­ся пома­за­ние боля­ще­го; начи­нать же пома­зы­вать он дол­жен при чте­нии слов молит­вы:Исце­ли и раба Тво­е­го (имя­рек) от обдер­жа­щия его душев­ныя и телес­ныя немо­щи… и окон­чить пома­за­ние вме­сте с окон­ча­ни­ем молит­вы [78, с. 446].

Если боль­ной так бли­зок к смер­ти, что нель­зя наде­ять­ся, что он может про­жить вре­мя, потреб­ное для совер­ше­ния пол­но­го чина Еле­освя­ще­ния, в таком слу­чае поло­жен­ный в нача­ле 142‑й пса­лом, а так­же канон и тро­па­ри остав­ля­ют­ся и чино­по­сле­до­ва­ние начи­на­ет­ся (по «Бла­го­сло­вен Бог» и пр.) вели­кой екте­ни­ей (пред­ше­ству­ю­щей чте­нию молит­вы на освя щение елея).

Если боль­ной по про­чте­нии в пер­вый раз совер­ши­тель­ной молит­вы «Отче Свя­тый» и после пер­во­го пома­за­ния будет еще жив, тогда опу­щен­ное в после­до­ва­нии Еле­освя­ще­ния вос­пол­ня­ет­ся тот же час и, по вос­пол­не­нии, чино­по­сле­до­ва­ние совер­ша­ет­ся непре­рыв­ным уже поряд­ком, от вто­ро­го Апо­сто­ла до кон­ца; в слу­чае, если затем боль­ной умрет, Еле­освя­ще­ние не докан­чи­ва­ет­ся, а пре­кра­ща­ет­ся. Таин­ство счи­та­ет­ся совер­шив­шим­ся, если свя­щен­ник по освя­ще­нии елея успе­ет хотя бы одна­жды про­честь над боля­щим совер­ши­тель­ную молит­ву и пома­зать его еле­ем на ука­зан­ных чле­нах тела [78, с. 446].

Разрешение недоумений при совершении Таинства Елеосвящения

Следует ли после совершения Елеосвящения над больным исповедовать его, если он пожелает причаститься Святых Таин?

Вопрос этот воз­мо­жен вви­ду слов апо­сто­ла Иако­ва: «Болит ли кто в вас… и аще гре­хи сотво­рил есть, отпу­стят­ся ему» (Иак. 5, 14–15), кото­ры­ми сви­де­тель­ству­ет­ся, что гре­хи отпус­ка­ют­ся уже Еле­освя­ще­ни­ем. В ответ на этот вопрос сле­ду­ет ука­зать на Треб­ник Пет­ра Моги­лы, где гово­рит­ся, что в слу­чае слиш­ком явной смерт­ной опас­но­сти боль­ной дол­жен быть при­ча­щен Свя­тых Тайн преж­де совер­ше­ния над ним Еле­освя­ще­ния (о Тайне Еле­освя­ще­ния). О том же чита­ем у св. Иоан­на Дамас­ки­на (Точ­ное изло­же­ние пра­во­слав­ной веры), где гово­рит­ся, что боль­ной, над кото­рым совер­ша­ет­ся Таин­ство Еле­освя­ще­ния, дол­жен испо­ве­до­вать Пра­во­слав­ную веру; нако­нец, в кни­ге «О долж­но­стях пре­сви­те­ров при­ход­ских» (§ 127) так­же ска­за­но, что боль­ной, преж­де Еле­освя­ще­ния, при­го­тов­ля­ет­ся к Таин­ству пока­я­ни­ем и Испо­ве­дью, и после или преж­де Еле­освя­ще­ния при­ча­ща­ет­ся Свя­тых Тайн. Отпу­ще­ние гре­хов через Еле­освя­ще­ние есть соб­ствен­но вос­пол­не­ние отпу­ще­ния гре­хов в Таин­стве пока­я­ния, вос­пол­не­ние не по недо­ста­точ­но­сти само­го пока­я­ния для раз­ре­ше­ния гре­хов, а по немо­щи боль­ных вос­поль­зо­вать­ся этим спа­си­тель­ным вра­че­ством во всей пол­но­те и спа­си­тель­но­сти [70, с. 162–164; 35, с. 362].

Варианты Соборования в больнице

Собо­ро­ва­ние в боль­ни­це часто носит инди­ви­ду­аль­ный харак­тер. Сте­пень тяже­сти состо­я­ния паци­ен­та и воз­мож­ность удер­жи­вать свое созна­ние адек­ват­ным накла­ды­ва­ет свой инди­ви­ду­аль­ный отпе­ча­ток на совер­ше­ние это­го Таин­ства — у посте­ли боль­но­го, в реани­ма­ции, пала­те интен­сив­ной тера­пии или общей палате.

Исхо­дя из прак­ти­че­ско­го опы­та слу­же­ния в боль­ни­це, мож­но пред­ло­жить сле­ду­ю­щие вари­ан­ты Соборования:

Пол­ный

Таин­ство совер­ша­ет­ся стро­го по чино­по­сле­до­ва­нию, без каких-либо опу­ще­ний (боль­ные в удо­вле­тво­ри­тель­ном состоянии).

Дроб­ный

Сест­ра мило­сер­дия, посе­щая боль­но­го нака­нуне Таин­ства, в день его совер­ше­ния зара­нее у посте­ли боль­но­го вычи­ты­ва­ет весь канон Еле­освя­ще­ния и тро­па­ри. Такая прак­ти­ка поз­во­ля­ет сест­ре мило­сер­дия зара­нее выяс­нить сте­пень утом­ля­е­мо­сти паци­ен­та и пре­ду­пре­дить свя­щен­ни­ка о физи­че­ском состо­я­нии больного.

Свя­щен­ник, при­дя в пала­ту, в таком слу­чае уже может начи­нать таин­ство сра­зу с молитв и чте­ния Евангелий.

Крат­кий

Этот вари­ант, назы­ва­е­мый еще сов­ме­щен­ным, по цер­ков­ной клас­си­фи­ка­ции, есть крат­кий чин Собо­ро­ва­ния при тяже­лом состо­я­нии боль­но­го. Свя­щен­ник, при­дя в пала­ту и обна­ру­жив паци­ен­та в тяже­лом состо­я­нии, в кото­ром ост­ро сто­ит вопрос о ско­ром отклю­че­нии созна­ния, начи­на­ет совер­шать Таин­ство сра­зу с чте­ния молитв и Еван­ге­лия. При этом пред­по­чти­тель­но уча­стие сест­ры мило­сер­дия в совер­ше­нии Таин­ства. От сест­ры тре­бу­ет­ся зна­ние чино­по­сле­до­ва­ния Таин­ства и совер­шен­ное чте­ние на цер­ков­но­сла­вян­ском язы­ке. В то вре­мя, когда сест­ра вычи­ты­ва­ет Апо­стол, свя­щен­ник тай­но чита­ет молит­ву «Вра­чу душ и телес» и пома­зы­ва­ет больного.

При совер­ше­нии крат­ко­го чина целе­со­об­раз­нее преж­де испо­ве­до­вать, при­ча­стить боль­но­го, а затем при­сту­пать к Таин­ству Соборования.

Венчание в больнице

Вен­ча­ние в боль­ни­це может про­во­дить­ся толь­ко в домо­вой боль­нич­ной церк­ви. Кано­ни­че­ские тре­бо­ва­ния к бра­чу­ю­щим­ся те же самые, кото­рые вез­де суще­ству­ют в Пра­во­слав­ной Церкви.

Осо­бен­ность вен­ча­ния может состо­ять в том, что бра­чу­ю­ще­му­ся боль­но­му раз­ре­ша­ет­ся сидеть или лежать на носил­ках (катал­ке) в зави­си­мо­сти от его само­чув­ствия. В каче­стве сви­де­те­лей могут быть при­вле­че­ны лица меди­цин­ско­го персонала.

Погребение

Чино­по­сле­до­ва­ние погре­бе­ния усоп­ших в боль­ни­це может про­во­дить­ся либо в тра­ур­ном зале, либо в боль­нич­ной церк­ви, если она соеди­не­на с тра­ур­ным залом или сто­ит как отдель­ное зда­ние. Отпе­ва­ние в мор­гах может про­во­дить­ся как исклю­че­ние с раз­ре­ше­ния пра­вя­ще­го архи­ерея. Обста­нов­ка в мор­гах, как пра­ви­ло, нецер­ков­ная, неред­ко сопро­вож­да­ет­ся дея­тель­но­стью «свя­щен-ников-само­зван­цев», дис­кре­ди­ти­ру­ю­щих Церковь.

Чино­по­сле­до­ва­ние погре­бе­ния осу­ществ­ля­ет­ся обыч­ным спо­со­бом соглас­но I части Треб­ни­ка. Одна­ко в отли­чие от обыч­но­го хра­ма, в тра­ур­ном зале свя­щен­ник может ока­зать­ся стес­нен­ным вре­мен­ны­ми рам­ка­ми из-за несколь­ких усоп­ших или транс­порт­ных средств, спе­ша­щих для пере­воз­ки усоп­ших в дру­гие боль­ни­цы. Кро­ме того, в меди­цин­ских кол­лек­ти­вах при­ня­ты граж­дан­ские пани­хи­ды, когда вра­чи про­ща­ют­ся со сво­им кол­ле­гой, тогда про­по­ведь и отпе­ва­ние долж­ны согла­со­вы­вать­ся с их выступ­ле­ни­я­ми. Луч­ше, когда после­до­ва­тель­ность тако­ва: всту­пи­тель­ное сло­во свя­щен­ни­ка, отпе­ва­ние, про­по­ведь, выступ­ле­ния врачей.

Отпе­ва­ние в боль­ни­це име­ет сво­ей целью напом­нить живым о ско­ро­теч­но­сти зем­ных дней, о свя­зи поня­тий «жизнь, болезнь, смерть», настро­ить живых жить бого­угод­ной жизнью.

Приложения

Проблемы биоэтики

Из основ соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. По мате­ри­а­лам Юби­лей­но­го Архи­ерей­ско­го Собо­ра Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 2000 года, гл. XII [112].

XII. 2. С древ­ней­ших вре­мен Цер­ковь рас­смат­ри­ва­ет наме­рен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти (аборт) как тяж­кий грех. Кано­ни­че­ские пра­ви­ла при­рав­ни­ва­ют аборт к убий­ству. В осно­ве такой оцен­ки лежит убеж­ден­ность в том, что зарож­де­ние чело­ве­че­ско­го суще­ства явля­ет­ся даром Божи­им, поэто­му с момен­та зача­тия вся­кое пося­га­тель­ство на жизнь буду­щей чело­ве­че­ской лич­но­сти преступно.

Псал­мо­пе­вец опи­сы­ва­ет раз­ви­тие пло­да в мате­рин­ской утро­бе как твор­че­ский акт Бога: «Ты устро­ил внут­рен­но­сти мои и соткал меня во чре­ве мате­ри моей… Не сокры­ты были от Тебя кости мои, когда я сози­да­ем был в тайне, обра­зу­ем был во глу­бине утро­бы. Заро­дыш мой виде­ли очи Твои» (Пс. 138, 13, 15–16). О том же сви­де­тель­ству­ет Иов в сло­вах, обра­щен­ных к Богу: «Твои руки тру­ди­лись надо мною и обра­зо­ва­ли все­го меня кру­гом… Не Ты ли вылил меня, как моло­ко, и, как тво­рог, сгу­стил меня, кожею и пло­тью одел меня, костя­ми и жила­ми скре­пил меня, жизнь и милость даро­вал мне, и попе­че­ние Твое хра­ни­ло дух мой… Ты вывел меня из чре­ва» ( Иов. 10:8–12, 18). «Я обра­зо­вал тебя во чре­ве… и преж­де неже­ли ты вышел из утро­бы, Я освя­тил тебя» (Иер. 1, 5–6), — ска­зал Гос­подь про­ро­ку Иеремии.

«Не уби­вай ребен­ка, при­чи­няя выки­дыш» — это пове­ле­ние поме­ще­но сре­ди важ­ней­ших запо­ве­дей Божи­их в «Уче­нии две­на­дца­ти апо­сто­лов», одном из древ­ней­ших памят­ни­ков хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти. «Жен­щи­на, учи­нив­шая выки­дыш, есть убий­ца и даст ответ перед Богом. Ибо… заро­дыш во утро­бе есть живое суще­ство, о коем печет­ся Гос­подь», — писал апо­ло­гет II века Афи­на­гор. «Тот, кто будет чело­ве­ком, уже чело­век», — утвер­ждал Тер­тул­ли­ан на рубе­же II и III веков. «Умыш­лен­но погу­бив­шая зача­тый во утро­бе плод под­ле­жит осуж­де­нию смер­то убий­ства… Даю­щие вра­чев­ство для извер­же­ния зача­то­го в утро­бе суть убий­цы, рав­но и при­ем­лю­щие дето­убий­ствен­ные отра­вы», — ска­за­но во 2‑м и 8‑м пра­ви­лах свя­ти­те­ля Васи­лия Вели­ко­го, вклю­чен­ных в Кни­гу пра­вил Пра­во­слав­ной Церк­ви и под­твер­жден­ных 91‑м пра­ви­лом VI Все­лен­ско­го Собо­ра. При этом свя­той Васи­лий уточ­ня­ет, что тяжесть вины не зави­сит от сро­ка бере­мен­но­сти: «У нас нет раз­ли­че­ния пло­да обра­зо­вав­ше­го­ся и еще не обра­зо­ван­но­го». Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст назы­вал дела­ю­щих аборт «худ­ши­ми, неже­ли убийцы».

Широ­кое рас­про­стра­не­ние и оправ­да­ние абор­тов в совре­мен­ном обще­стве Цер­ковь рас­смат­ри­ва­ет как угро­зу буду­ще­му чело­ве­че­ства и явный при­знак мораль­ной дегра­да­ции. Вер­ность биб­лей­ско­му и свя­то­оте­че­ско­му уче­нию о свя­то­сти и бес­цен­но­сти чело­ве­че­ской жиз­ни от самых ее исто­ков несов­ме­сти­ма с при­зна­ни­ем «сво­бо­ды выбо­ра» жен­щи­ны в рас­по­ря­же­нии судь­бой пло­да. Поми­мо это­го аборт пред­став­ля­ет собой серьез­ную угро­зу физи­че­ско­му и душев­но­му здо­ро­вью мате­ри. Цер­ковь так­же неиз­мен­но почи­та­ет сво­им дол­гом высту­пать в защи­ту наи­бо­лее уяз­ви­мых и зави­си­мых чело­ве­че­ских существ, кои­ми явля­ют­ся нерож­ден­ные дети. Пра­во­слав­ная Цер­ковь ни при каких обсто­я­тель­ствах не может дать бла­го­сло­ве­ние на про­из­вод­ство абор­та. Не отвер­гая жен­щин, совер­шив­ших аборт, Цер­ковь при­зы­ва­ет их к пока­я­нию и к пре­одо­ле­нию пагуб­ных послед­ствий гре­ха через молит­ву и несе­ние епи­ти­мии с после­ду­ю­щим уча­сти­ем в Спа­си­тель­ных Таин­ствах. В слу­ча­ях, когда суще­ству­ет пря­мая угро­за жиз­ни мате­ри при про­дол­же­нии бере­мен­но­сти, осо­бен­но при нали­чии у нее дру­гих детей, в пас­тыр­ской прак­ти­ке реко­мен­ду­ет­ся про­яв­лять снис­хож­де­ние. Жен­щи­на, пре­рвав­шая бере­мен­ность в таких обсто­я­тель­ствах, не отлу­ча­ет­ся от евха­ри­сти­че­ско­го обще­ния с Цер­ко­вью, но это обще­ние обу­слов­ли­ва­ет­ся испол­не­ни­ем ею лич­но­го пока­ян­но­го молит­вен­но­го пра­ви­ла, кото­рое опре­де­ля­ет­ся свя­щен­ни­ком, при­ни­ма­ю­щим испо­ведь. Борь­ба с абор­та­ми, на кото­рые жен­щи­ны под­час идут вслед­ствие край­ней мате­ри­аль­ной нуж­ды и бес­по­мощ­но­сти, тре­бу­ет от Церк­ви и обще­ства выра­бот­ки дей­ствен­ных мер по защи­те мате­рин­ства, а так­же предо­став­ле­ния усло­вий для усы­нов­ле­ния детей, кото­рых мать поче­му-либо не может само­сто­я­тель­но воспитывать.

Ответ­ствен­ность за грех убий­ства нерож­ден­но­го ребен­ка наря­ду с мате­рью несет и отец, в слу­чае его согла­сия на про­из­вод­ство абор­та. Если аборт совер­шен женой без согла­сия мужа, это может быть осно­ва­ни­ем для рас­тор­же­ния бра­ка. Грех ложит­ся и на душу вра­ча, про­из­во­дя­ще­го аборт. Цер­ковь при­зы­ва­ет госу­дар­ство при­знать пра­во меди­цин­ских работ­ни­ков на отказ от совер­ше­ния абор­та по сооб­ра­же­ни­ям сове­сти. Нель­зя при­знать нор­маль­ным поло­же­ние, когда юри­ди­че­ская ответ­ствен­ность вра­ча за смерть мате­ри несо­по­ста­ви­мо более высо­ка, чем ответ­ствен­ность за погуб­ле­ние пло­да, что про­во­ци­ру­ет меди­ков, а через них и паци­ен­тов на совер­ше­ние абор­та. Врач дол­жен про­яв­лять мак­си­маль­ную ответ­ствен­ность за поста­нов­ку диа­гно­за, могу­ще­го под­толк­нуть жен­щи­ну к пре­ры­ва­нию бере­мен­но­сти; при этом веру­ю­щий медик дол­жен тща­тель­но сопо­став­лять меди­цин­ские пока­за­ния и веле­ния хри­сти­ан­ской совести.

ХII. 3. Рели­ги­оз­но-нрав­ствен­ной оцен­ки тре­бу­ет так­же про­бле­ма кон­тра­цеп­ции. Неко­то­рые из про­ти­во­за­ча­точ­ных средств фак­ти­че­ски обла­да­ют абор­тив­ным дей­стви­ем, искус­ствен­но пре­ры­вая на самых ран­них ста­ди­ях жизнь эмбри­о­на, а посе­му к их упо­треб­ле­нию при­ме­ни­мы суж­де­ния, отно­ся­щи­е­ся к абор­ту. Дру­гие же сред­ства, кото­рые не свя­за­ны с пре­се­че­ни­ем уже зачав­шей­ся жиз­ни, к абор­ту ни в какой сте­пе­ни при­рав­ни­вать нель­зя. Опре­де­ляя отно­ше­ние к неа­бор­тив­ным сред­ствам кон­тра­цеп­ции, хри­сти­ан­ским супру­гам сле­ду­ет пом­нить, что про­дол­же­ние чело­ве­че­ско­го рода явля­ет­ся одной из основ­ных целей бого­уста­нов­лен­но­го брач­но­го сою­за. Наме­рен­ный отказ от рож­де­ния детей из эго­и­сти­че­ских побуж­де­ний обес­це­ни­ва­ет брак и явля­ет­ся несо­мнен­ным грехом.

Вме­сте с тем супру­ги несут ответ­ствен­ность перед Богом за пол­но­цен­ное вос­пи­та­ние детей. Одним из путей реа­ли­за­ции ответ­ствен­но­го отно­ше­ния к их рож­де­нию явля­ет­ся воз­дер­жа­ние от поло­вых отно­ше­ний на опре­де­лен­ное вре­мя. Впро­чем, необ­хо­ди­мо памя­то­вать сло­ва апо­сто­ла Пав­ла, обра­щен­ные к хри­сти­ан­ским супру­гам: «Не укло­няй­тесь друг от дру­га, раз­ве по согла­сию, на вре­мя, для упраж­не­ния в посте и молит­ве, а потом опять будь­те вме­сте, что­бы не иску­шал вас сата­на невоз­дер­жа­ни­ем вашим» (1Кор. 7:5). Оче­вид­но, что реше­ния в этой обла­сти супру­ги долж­ны при­ни­мать по обо­юд­но­му согла­сию, при­бе­гая к сове­ту духов­ни­ка. Послед­не­му же над­ле­жит с пас­тыр­ской осмот­ри­тель­но­стью при­ни­мать во вни­ма­ние кон­крет­ные усло­вия жиз­ни супру­же­ской пары, их воз­раст, здо­ро­вье, сте­пень духов­ной зре­ло­сти и мно­гие дру­гие обсто­я­тель­ства, раз­ли­чая тех, кто может «вме­стить» высо­кие тре­бо­ва­ния воз­дер­жа­ния, от тех, кому это не «дано» (Мф. 19:11), и забо­тясь преж­де все­го о сохра­не­нии и укреп­ле­нии семьи.

Свя­щен­ный Синод Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в опре­де­ле­нии от 28 декаб­ря 1998 года ука­зал свя­щен­ни­кам, несу­щим духов­ни­че­ское слу­же­ние, на «недо­пу­сти­мость при­нуж­де­ния или скло­не­ния пасо­мых, вопре­ки их воле, к …отка­зу от супру­же­ской жиз­ни в бра­ке», а так­же напом­нил пас­ты­рям о необ­хо­ди­мо­сти «соблю­де­ния осо­бо­го цело­муд­рия и осо­бой пас­тыр­ской осто­рож­но­сти при обсуж­де­нии с пасо­мы­ми вопро­сов, свя­зан­ных с теми или ины­ми аспек­та­ми их семей­ной жизни».

ХII. 4. При­ме­не­ние новых био­ме­ди­цин­ских мето­дов во мно­гих слу­ча­ях поз­во­ля­ет пре­одо­леть недуг бес­пло­дия. В то же вре­мя рас­ши­ря­ю­ще­е­ся тех­но­ло­ги­че­ское вме­ша­тель­ство в про­цесс зарож­де­ния чело­ве­че­ской жиз­ни пред­став­ля­ет угро­зу для духов­ной целост­но­сти и физи­че­ско­го здо­ро­вья лич­но­сти. Под угро­зой ока­зы­ва­ют­ся и отно­ше­ния меж­ду людь­ми, издрев­ле лежа­щие в осно­ва­нии обще­ства. С раз­ви­ти­ем упо­мя­ну­тых тех­но­ло­гий свя­за­но так­же рас­про­стра­не­ние идео­ло­гии так назы­ва­е­мых репро­дук­тив­ных прав, про­па­ган­ди­ру­е­мой ныне на наци­о­наль­ном и меж­ду­на­род­ном уров­нях. Дан­ная систе­ма взгля­дов пред­по­ла­га­ет при­о­ри­тет поло­вой и соци­аль­ной реа­ли­за­ции лич­но­сти над забо­той о буду­щем ребен­ка, о духов­ном и физи­че­ском здо­ро­вье обще­ства, о его нрав­ствен­ной устой­чи­во­сти. В мире посте­пен­но выра­ба­ты­ва­ет­ся отно­ше­ние к чело­ве­че­ской жиз­ни как к про­дук­ту, кото­рый мож­но выби­рать соглас­но соб­ствен­ным склон­но­стям и кото­рым мож­но рас­по­ря­жать­ся наравне с мате­ри­аль­ны­ми ценностями.

В молит­вах чина вен­ча­ния Пра­во­слав­ная Цер­ковь выра­жа­ет веру в то, что чадо­ро­дие есть желан­ный плод закон­но­го супру­же­ства, но вме­сте с тем не един­ствен­ная его цель. Наря­ду с «пло­дом чре­ва на поль­зу» супру­гам испра­ши­ва­ют­ся дары непре­хо­дя­щей вза­им­ной люб­ви, цело­муд­рия, «еди­но­мыс­лия душ и телес». Поэто­му пути к дето­рож­де­нию, не соглас­ные с замыс­лом Твор­ца жиз­ни, Цер­ковь не может счи­тать нрав­ствен­но оправ­дан­ны­ми. Если муж или жена неспо­соб­ны к зача­тию ребен­ка, а тера­пев­ти­че­ские и хирур­ги­че­ские мето­ды лече­ния бес­пло­дия не помо­га­ют супру­гам, им сле­ду­ет со сми­ре­ни­ем при­нять свое бес­ча­дие как осо­бое жиз­нен­ное при­зва­ние. Пас­тыр­ские реко­мен­да­ции в подоб­ных слу­ча­ях долж­ны учи­ты­вать воз­мож­ность усы­нов­ле­ния ребен­ка по обо­юд­но­му согла­сию супру­гов. К допу­сти­мым сред­ствам меди­цин­ской помо­щи может быть отне­се­но искус­ствен­ное опло­до­тво­ре­ние поло­вы­ми клет­ка­ми мужа, посколь­ку оно не нару­ша­ет целост­но­сти брач­но­го сою­за, не отли­ча­ет­ся прин­ци­пи­аль­ным обра­зом от есте­ствен­но­го зача­тия и про­ис­хо­дит в кон­тек­сте супру­же­ских отношений.

Мани­пу­ля­ции же, свя­зан­ные с донор­ством поло­вых кле­ток, нару­ша­ют целост­ность лич­но­сти и исклю­чи­тель­ность брач­ных отно­ше­ний, допус­кая втор­же­ние в них тре­тьей сто­ро­ны. Кро­ме того, такая прак­ти­ка поощ­ря­ет без­от­вет­ствен­ное отцов­ство или мате­рин­ство, заве­до­мо осво­бож­ден­ное от вся­ких обя­за­тельств по отно­ше­нию к тем, кто явля­ет­ся «пло­тью от пло­ти» ано­ним­ных доно­ров. Исполь­зо­ва­ние донор­ско­го мате­ри­а­ла под­ры­ва­ет осно­вы семей­ных вза­и­мо­свя­зей, посколь­ку пред­по­ла­га­ет нали­чие у ребен­ка, поми­мо «соци­аль­ных», еще и так назы­ва­е­мых био­ло­ги­че­ских родителей.

«Сур­ро­гат­ное мате­рин­ство», то есть вына­ши­ва­ние опло­до­тво­рен­ной яйце­клет­ки жен­щи­ной, кото­рая после родов воз­вра­ща­ет ребен­ка «заказ­чи­кам», про­ти­во­есте­ствен­но и мораль­но недо­пу­сти­мо даже в тех слу­ча­ях, когда осу­ществ­ля­ет­ся на неком­мер­че­ской осно­ве. Эта мето­ди­ка пред­по­ла­га­ет раз­ру­ше­ние глу­бо­кой эмо­ци­о­наль­ной и духов­ной бли­зо­сти, уста­нав­ли­ва­ю­щей­ся меж­ду мате­рью и мла­ден­цем уже во вре­мя бере­мен­но­сти. «Сур­ро­гат­ное мате­рин­ство» трав­ми­ру­ет как вына­ши­ва­ю­щую жен­щи­ну, мате­рин­ские чув­ства кото­рой попи­ра­ют­ся, так и дитя, кото­рое впо­след­ствии может испы­ты­вать кри­зис само­со­зна­ния. Нрав­ствен­но недо­пу­сти­мы­ми с пра­во­слав­ной точ­ки зре­ния явля­ют­ся так­же все раз­но­вид­но­сти экс­тра­кор­по­раль­но­го (вне­те­лес­но­го) опло­до­тво­ре­ния, пред­по­ла­га­ю­щие заго­тов­ле­ние, кон­сер­ва­цию и наме­рен­ное раз­ру­ше­ние «избы­точ­ных» эмбри­о­нов. Имен­но на при­зна­нии чело­ве­че­ско­го досто­ин­ства даже за эмбри­о­ном осно­ва­на мораль­ная оцен­ка абор­та, осуж­да­е­мо­го Церковью.

Опло­до­тво­ре­ние оди­но­ких жен­щин с исполь­зо­ва­ни­ем донор­ских поло­вых кле­ток или реа­ли­за­ция «репро­дук­тив­ных прав» оди­но­ких муж­чин, а так­же лиц с так назы­ва­е­мой нестан­дарт­ной сек­су­аль­ной ори­ен­та­ци­ей, лиша­ет буду­ще­го ребен­ка пра­ва иметь мать и отца. Упо­треб­ле­ние репро­дук­тив­ных мето­дов вне кон­тек­ста бла­го­сло­вен­ной Богом семьи ста­но­вит­ся фор­мой бого­бор­че­ства, осу­ществ­ля­е­мо­го под при­кры­ти­ем защи­ты авто­но­мии чело­ве­ка и пре­врат­но пони­ма­е­мой сво­бо­ды личности.

ХII. 5. Зна­чи­тель­ную часть обще­го чис­ла неду­гов чело­ве­ка состав­ля­ютнаслед­ствен­ные забо­ле­ва­ния.Раз­ви­тие меди­ко-гене­ти­че­ских мето­дов диа­гно­сти­ки и лече­ния может спо­соб­ство­вать предот­вра­ще­нию таких болез­ней и облег­че­нию стра­да­ний мно­гих людей. Одна­ко важ­но пом­нить, что гене­ти­че­ские нару­ше­ния неред­ко ста­но­вят­ся след­стви­ем забве­ния нрав­ствен­ных начал, ито­гом пороч­но­го обра­за жиз­ни, в резуль­та­те кое­го стра­да­ют и потом­ки. Гре­хов­ная повре­жден­ность чело­ве­че­ской при­ро­ды побеж­да­ет­ся духов­ным уси­ли­ем; если же из поко­ле­ния в поко­ле­ние порок власт­ву­ет в жиз­ни потом­ства с нарас­та­ю­щей силой, сбы­ва­ют­ся сло­ва Свя­щен­но­го Писа­ния: «Ужа­сен конец непра­вед­но­го рода» (Прем. 3:19). И наобо­рот: «Бла­жен муж, боя­щий­ся Гос­по­да и креп­ко любя­щий запо­ве­ди Его. Силь­но будет на зем­ле семя его; род пра­вых бла­го­сло­вит­ся» (Пс. 111, 1–2). Таким обра­зом, иссле­до­ва­ния в обла­сти гене­ти­ки лишь под­твер­жда­ют духов­ные зако­но­мер­но­сти, мно­го веков назад откры­тые чело­ве­че­ству в сло­ве Божием.

При­вле­кая вни­ма­ние людей к нрав­ствен­ным при­чи­нам неду­гов, Цер­ковь вме­сте с тем при­вет­ству­ет уси­лия меди­ков, направ­лен­ные на вра­че­ва­ние наслед­ствен­ных болез­ней. Одна­ко целью гене­ти­че­ско­го вме­ша­тель­ства не долж­но быть искус­ствен­ное «усо­вер­шен­ство­ва­ние» чело­ве­че­ско­го рода и втор­же­ние в Божий план о чело­ве­ке. Поэто­му ген­ная тера­пия может осу­ществ­лять­ся толь­ко с согла­сия паци­ен­та или его закон­ных пред­ста­ви­те­лей и исклю­чи­тель­но по меди­цин­ским пока­за­ни­ям. Ген­ная тера­пия поло­вых кле­ток явля­ет­ся крайне опас­ной, ибо свя­за­на с изме­не­ни­ем гено­ма (сово­куп­но­сти наслед­ствен­ных осо­бен­но­стей) в ряду поко­ле­ний, что может повлечь непред­ска­зу­е­мые послед­ствия в виде новых мута­ций и деста­би­ли­за­ции рав­но­ве­сия меж­ду чело­ве­че­ским сооб­ще­ством и окру­жа­ю­щей средой.

Успе­хи в рас­шиф­ров­ке гене­ти­че­ско­го кода созда­ют реаль­ные пред­по­сыл­ки для широ­ко­го гене­ти­че­ско­го тести­ро­ва­ния с целью выяв­ле­ния инфор­ма­ции о при­род­ной уни­каль­но­сти каж­до­го чело­ве­ка, а так­же его пред­рас­по­ло­жен­но­сти к опре­де­лен­ным забо­ле­ва­ни­ям. Созда­ние «гене­ти­че­ско­го пас­пор­та» при разум­ном исполь­зо­ва­нии полу­чен­ных све­де­ний помог­ло бы свое­вре­мен­но кор­рек­ти­ро­вать раз­ви­тие воз­мож­ных для кон­крет­но­го чело­ве­ка забо­ле­ва­ний. Одна­ко име­ет­ся реаль­ная опас­ность зло­упо­треб­ле­ния гене­ти­че­ски­ми све­де­ни­я­ми, при кото­ром они могут послу­жить раз­лич­ным фор­мам дис­кри­ми­на­ции. Кро­ме того, обла­да­ние инфор­ма­ци­ей о наслед­ствен­ной пред­рас­по­ло­жен­но­сти к тяж­ким забо­ле­ва­ни­ям может стать непо­силь­ным душев­ным гру­зом. Поэто­му гене­ти­че­ская иден­ти­фи­ка­ция и гене­ти­че­ское тести­ро­ва­ние могут осу­ществ­лять­ся лишь на осно­ве ува­же­ния сво­бо­ды личности.

Двой­ствен­ный харак­тер име­ют так­же мето­ды пре­на­таль­ной (доро­до­вой) диа­гно­сти­ки, поз­во­ля­ю­щие опре­де­лить наслед­ствен­ный недуг на ран­них ста­ди­ях внут­ри­утроб­но­го раз­ви­тия. Неко­то­рые из этих мето­дов могут пред­став­лять угро­зу для жиз­ни и целост­но­сти тести­ру­е­мо­го эмбри­о­на или пло­да. Выяв­ле­ние неиз­ле­чи­мо­го или труд­но­из­ле­чи­мо­го гене­ти­че­ско­го забо­ле­ва­ния неред­ко ста­но­вит­ся побуж­де­ни­ем к пре­ры­ва­нию заро­див­шей­ся жиз­ни; извест­ны слу­чаи, когда на роди­те­лей ока­зы­ва­лось соот­вет­ству­ю­щее дав­ле­ние. Пре­на­таль­ная диа­гно­сти­ка может счи­тать­ся нрав­ствен­но оправ­дан­ной, если она наце­ле­на на лече­ние выяв­лен­ных неду­гов на воз­мож­но ран­них ста­ди­ях, а так­же на под­го­тов­ку роди­те­лей к осо­бо­му попе­че­нию о боль­ном ребен­ке. Пра­вом на жизнь, любовь и забо­ту обла­да­ет каж­дый чело­век, неза­ви­си­мо от нали­чия у него тех или иных забо­ле­ва­ний. Соглас­но Свя­щен­но­му Писа­нию, Сам Бог явля­ет­ся «заступ­ни­ком немощ­ных» (Иуд. 9:11). Апо­стол Павел учит «под­дер­жи­вать сла­бых» (Деян. 20, 35; 1 Фес. 5, 14); упо­доб­ляя Цер­ковь чело­ве­че­ско­му телу, он ука­зы­ва­ет, что «чле­ны… кото­рые кажут­ся сла­бей­ши­ми, гораз­до нуж­нее», а менее совер­шен­ные нуж­да­ют­ся в «боль­шем попе­че­нии» (1Кор. 12:22,24). Совер­шен­но недо­пу­сти­мо при­ме­не­ние мето­дов пре­на­таль­ной диа­гно­сти­ки с целью выбо­ра жела­тель­но­го для роди­те­лей пола буду­ще­го ребенка.

ХII. 6. Осу­ществ­лен­ное уче­ны­ми кло­ни­ро­ва­ние (полу­че­ние гене­ти­че­ских копий) живот­ных ста­вит вопрос о допу­сти­мо­сти и воз­мож­ных послед­стви­ях кло­ни­ро­ва­ния чело­ве­ка. Реа­ли­за­ция этой идеи, встре­ча­ю­щей про­тест со сто­ро­ны мно­же­ства людей во всем мире, спо­соб­на стать раз­ру­ши­тель­ной для обще­ства. Кло­ни­ро­ва­ние в еще боль­шей сте­пе­ни, чем иные репро­дук­тив­ные тех­но­ло­гии, откры­ва­ет воз­мож­ность мани­пу­ля­ции с гене­ти­че­ской состав­ля­ю­щей лич­но­сти и спо­соб­ству­ет ее даль­ней­ше­му обес­це­ни­ва­нию. Чело­век не впра­ве пре­тен­до­вать на роль твор­ца себе подоб­ных существ или под­би­рать для них гене­ти­че­ские про­то­ти­пы, опре­де­ляя их лич­ност­ные харак­те­ри­сти­ки по сво­е­му усмот­ре­нию. «Замы­сел кло­ни­ро­ва­ния явля­ет­ся несо­мнен­ным вызо­вом самой при­ро­де чело­ве­ка, зало­жен­но­му в нем обра­зу Божию, неотъ­ем­ле­мой частью кото­ро­го явля­ют­ся сво­бо­да и уни­каль­ность лич­но­сти. «Тира­жи­ро­ва­ние» людей с задан­ны­ми пара­мет­ра­ми может пред­став­лять­ся жела­тель­ным лишь для при­вер­жен­цев тота­ли­тар­ных идеологий.

Кло­ни­ро­ва­ние чело­ве­ка спо­соб­но извра­тить есте­ствен­ные осно­вы дето­рож­де­ния, кров­но­го род­ства, мате­рин­ства и отцов­ства. Ребе­нок может стать сест­рой сво­ей мате­ри, бра­том отца или доче­рью деда. Крайне опас­ны­ми явля­ют­ся и пси­хо­ло­ги­че­ские послед­ствия кло­ни­ро­ва­ния. Чело­век, появив­ший­ся на свет в резуль­та­те такой про­це­ду­ры, может ощу­щать себя не само­сто­я­тель­ной лич­но­стью, а все­го лишь «копи­ей» кого-то из живу­щих или ранее жив­ших людей. Необ­хо­ди­мо так­же учи­ты­вать, что «побоч­ны­ми резуль­та­та­ми» экс­пе­ри­мен­тов с кло­ни­ро­ва­ни­ем чело­ве­ка неиз­беж­но ста­ли бы мно­го­чис­лен­ные несо­сто­яв­ши­е­ся жиз­ни и, веро­ят­нее все­го, рож­де­ние боль­шо­го коли­че­ства нежиз­не­спо­соб­но­го потом­ства. Вме­сте с тем, кло­ни­ро­ва­ние изо­ли­ро­ван­ных кле­ток и тка­ней орга­низ­ма не явля­ет­ся пося­га­тель­ством на досто­ин­ство лич­но­сти и в ряде слу­ча­ев ока­зы­ва­ет­ся полез­ным в био­ло­ги­че­ской и меди­цин­ской практике.

ХII. 7. Совре­мен­ная транс­план­то­ло­гия (тео­рия и прак­ти­ка пере­сад­ки орга­нов и тка­ней) поз­во­ля­ет ока­зать дей­ствен­ную помощь мно­гим боль­ным, кото­рые преж­де были бы обре­че­ны на неиз­беж­ную смерть или тяже­лую инва­лид­ность. Вме­сте с тем раз­ви­тие дан­ной обла­сти меди­ци­ны, уве­ли­чи­вая потреб­ность в необ­хо­ди­мых орга­нах, порож­да­ет опре­де­лен­ные нрав­ствен­ные про­бле­мы и может пред­став­лять опас­ность для обще­ства. Так, недоб­ро­со­вест­ная про­па­ган­да донор­ства и ком­мер­ци­а­ли­за­ция транс­план­та­ци­он­ной дея­тель­но­сти созда­ют пред­по­сыл­ки для тор­гов­ли частя­ми чело­ве­че­ско­го тела, угро­жая жиз­ни и здо­ро­вью людей. Цер­ковь счи­та­ет, что орга­ны чело­ве­ка не могут рас­смат­ри­вать­ся как объ­ект куп­ли и про­да­жи. Пере­сад­ка орга­нов от живо­го доно­ра может осно­вы­вать­ся толь­ко на доб­ро­воль­ном само­по­жерт­во­ва­нии ради спа­се­ния жиз­ни дру­го­го чело­ве­ка. В этом слу­чае согла­сие на экс­план­та­цию (изъ­я­тие орга­на) ста­но­вит­ся про­яв­ле­ни­ем люб­ви и состра­да­ния. Одна­ко потен­ци­аль­ный донор дол­жен быть пол­но­стью инфор­ми­ро­ван о воз­мож­ных послед­стви­ях экс­план­та­ции орга­на для его здо­ро­вья. Мораль­но недо­пу­сти­ма экс­план­та­ция, пря­мо угро­жа­ю­щая жиз­ни доно­ра. Наи­бо­лее рас­про­стра­нен­ной явля­ет­ся прак­ти­ка изъ­я­тия орга­нов у толь­ко что скон­чав­ших­ся людей. В таких слу­ча­ях долж­на быть исклю­че­на неяс­ность в опре­де­ле­нии момен­та смер­ти. Непри­ем­ле­мо сокра­ще­ние жиз­ни одно­го чело­ве­ка, в том чис­ле через отказ от жиз­не­под­дер­жи­ва­ю­щих про­це­дур, с целью про­дле­ния жиз­ни другого.

На осно­ва­нии Боже­ствен­но­го Откро­ве­ния Цер­ковь испо­ве­ду­ет веру в телес­ное вос­кре­се­ние умер­ших (Ис. 26, 19; Рим. 8, 11; 1 Кор. 15, 42–44, 52–54; Флп. 3, 21). В обря­де хри­сти­ан­ско­го погре­бе­ния Цер­ковь выра­жа­ет почи­та­ние, подо­ба­ю­щее телу скон­чав­ше­го­ся чело­ве­ка. Одна­ко посмерт­ное донор­ство орга­нов и тка­ней может стать про­яв­ле­ни­ем люб­ви, про­сти­ра­ю­щей­ся и по ту сто­ро­ну смер­ти. Тако­го рода даре­ние или заве­ща­ние не может счи­тать­ся обя­зан­но­стью чело­ве­ка. Поэто­му доб­ро­воль­ное при­жиз­нен­ное согла­сие доно­ра явля­ет­ся усло­ви­ем пра­во­мер­но­сти и нрав­ствен­ной при­ем­ле­мо­сти экс­план­та­ции. В слу­чае, если воле­изъ­яв­ле­ние потен­ци­аль­но­го доно­ра неиз­вест­но вра­чам, они долж­ны выяс­нить волю уми­ра­ю­ще­го или умер­ше­го чело­ве­ка, обра­тив­шись при необ­хо­ди­мо­сти к его род­ствен­ни­кам. Так назы­ва­е­мую пре­зумп­цию согла­сия потен­ци­аль­но­го доно­ра на изъ­я­тие орга­нов и тка­ней его тела, закреп­лен­ную в зако­но­да­тель­стве ряда стран, Цер­ковь счи­та­ет недо­пу­сти­мым нару­ше­ни­ем сво­бо­ды человека.

Донор­ские орга­ны и тка­ни усво­я­ют­ся вос­при­ни­ма­ю­ще­му их чело­ве­ку (реци­пи­ен­ту), вклю­ча­ясь в сфе­ру его лич­ност­но­го душев­но-телес­но­го един­ства. Поэто­му ни при каких обсто­я­тель­ствах не может быть нрав­ствен­но оправ­да­на такая транс­план­та­ция, кото­рая спо­соб­на повлечь за собой угро­зу для иден­тич­но­сти реци­пи­ен­та, затра­ги­вая его уни­каль­ность как лич­но­сти и как пред­ста­ви­те­ля рода. Об этом усло­вии осо­бен­но важ­но пом­нить при реше­нии вопро­сов, свя­зан­ных с пере­сад­кой тка­ней и орга­нов живот­но­го происхождения.

Без­услов­но недо­пу­сти­мым Цер­ковь счи­та­ет упо­треб­ле­ние мето­дов так назы­ва­е­мой феталь­ной тера­пии, в осно­ве кото­рой лежат изъ­я­тие и исполь­зо­ва­ние тка­ней и орга­нов чело­ве­че­ских заро­ды­шей, абор­ти­ро­ван­ных на раз­ных ста­ди­ях раз­ви­тия, для попы­ток лече­ния раз­лич­ных забо­ле­ва­ний и «омо­ло­же­ния» орга­низ­ма. Осуж­дая аборт как смерт­ный грех, Цер­ковь не может най­ти ему оправ­да­ния и в том слу­чае, если от уни­что­же­ния зача­той чело­ве­че­ской жиз­ни некто, воз­мож­но, будет полу­чать поль­зу для здо­ро­вья. Неиз­беж­но спо­соб­ствуя еще более широ­ко­му рас­про­стра­не­нию и ком­мер­ци­а­ли­за­ции абор­тов, такая прак­ти­ка (даже если ее эффек­тив­ность, в насто­я­щее вре­мя гипо­те­ти­че­ская, была бы науч­но дока­за­на) явля­ет при­мер вопи­ю­щей без­нрав­ствен­но­сти и носит пре­ступ­ный характер.

ХII. 8. Прак­ти­ка изъ­я­тия чело­ве­че­ских орга­нов, при­год­ных для транс­план­та­ции, а так­же раз­ви­тие реани­ма­ции порож­да­ют про­бле­му пра­виль­ной кон­ста­та­ции момен­та смер­ти. Ранее кри­те­ри­ем ее наступ­ле­ния счи­та­лась необ­ра­ти­мая оста­нов­ка дыха­ния и кро­во­об­ра­ще­ния. Одна­ко бла­го­да­ря совер­шен­ство­ва­нию реани­ма­ци­он­ных тех­но­ло­гий эти жиз­нен­но важ­ные функ­ции могут искус­ствен­но под­дер­жи­вать­ся в тече­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни. Акт смер­ти пре­вра­ща­ет­ся таким обра­зом в про­цесс уми­ра­ния, зави­си­мый от реше­ния вра­ча, что нала­га­ет на совре­мен­ную меди­ци­ну каче­ствен­но новую ответственность.

В Свя­щен­ном Писа­нии смерть пред­став­ля­ет­ся как раз­лу­че­ние души от тела (Пс. 145, 4; Лк. 12, 20). Таким обра­зом, мож­но гово­рить о про­дол­же­нии жиз­ни до тех пор, пока осу­ществ­ля­ет­ся дея­тель­ность орга­низ­ма как цело­го. Про­дле­ние жиз­ни искус­ствен­ны­ми сред­ства­ми, при кото­ром фак­ти­че­ски дей­ству­ют лишь отдель­ные орга­ны, не может рас­смат­ри­вать­ся как обя­за­тель­ная и во всех слу­ча­ях жела­тель­ная зада­ча меди­ци­ны. Оття­ги­ва­ние смерт­но­го часа порой толь­ко про­дле­ва­ет муче­ния боль­но­го, лишая чело­ве­ка пра­ва на достой­ную, «непоcтыд­ную и мир­ную» кон­чи­ну, кото­рую пра­во­слав­ные хри­сти­ане испра­ши­ва­ют у Гос­по­да за бого­слу­же­ни­ем. Когда актив­ная тера­пия ста­но­вит­ся невоз­мож­ной, ее место долж­на занять пал­ли­а­тив­ная помощь (обез­бо­ли­ва­ние, уход, соци­аль­ная и пси­хо­ло­ги­че­ская под­держ­ка), а так­же пас­тыр­ское попе­че­ние. Все это име­ет целью обес­пе­чить под­лин­но чело­ве­че­ское завер­ше­ние жиз­ни, согре­тое мило­сер­ди­ем и любовью.

Пра­во­слав­ное пони­ма­ние непо­стыд­ной кон­чи­ны вклю­ча­ет под­го­тов­ку к смерт­но­му исхо­ду, кото­рый рас­смат­ри­ва­ет­ся как духов­но зна­чи­мый этап жиз­ни чело­ве­ка. Боль­ной, окру­жен­ный хри­сти­ан­ской забо­той, в послед­ние дни зем­но­го бытия спо­со­бен пере­жить бла­го­дат­ное изме­не­ние, свя­зан­ное с новым осмыс­ле­ни­ем прой­ден­но­го пути и пока­ян­ным пред­сто­я­ни­ем перед веч­но­стью. А для род­ствен­ни­ков уми­ра­ю­ще­го и меди­цин­ских работ­ни­ков тер­пе­ли­вый уход за боль­ным ста­но­вит­ся воз­мож­но­стью слу­же­ния Само­му Гос­по­ду, по сло­ву Спа­си­те­ля: «Так как вы сде­ла­ли это одно­му из бра­тьев Моих мень­ших, то сде­ла­ли Мне» (Мф. 25:40). Сокры­тие от паци­ен­та инфор­ма­ции о тяже­лом состо­я­нии под пред­ло­гом сохра­не­ния его душев­но­го ком­фор­та неред­ко лиша­ет уми­ра­ю­ще­го воз­мож­но­сти созна­тель­но­го при­уго­тов­ле­ния к кон­чине и духов­но­го уте­ше­ния, обре­та­е­мо­го через уча­стие в Таин­ствах Церк­ви, а так­же омра­ча­ет недо­ве­ри­ем его отно­ше­ния с близ­ки­ми и врачами.

Пред­смерт­ные физи­че­ские стра­да­ния не все­гда эффек­тив­но устра­ня­ют­ся при­ме­не­ни­ем обез­бо­ли­ва­ю­щих средств. Зная это, Цер­ковь в таких слу­ча­ях обра­ща­ет к Богу молит­ву: «Раз­ре­ши раба Тво­е­го нестер­пи­мыя сея болез­ни и содер­жа­щия его горь­кия немо­щи и упо­кой его, иде­же пра­вед­ных дуси»(Треб­ник. Молит­ва о дол­го­ст­раж­ду­щем). Один Гос­подь явля­ет­ся Вла­ды­кой жиз­ни и смер­ти (1Цар. 2:6). «В Его руке душа все­го живу­ще­го и дух вся­кой чело­ве­че­ской пло­ти» (Иов. 12:10). Поэто­му Цер­ковь, оста­ва­ясь вер­ной соблю­де­нию запо­ве­ди Божи­ей «не уби­вай» (Исх. 20:13), не может при­знать нрав­ствен­но при­ем­ле­мы­ми рас­про­стра­нен­ные ныне в свет­ском обще­стве попыт­ки лега­ли­за­ции так назы­ва­е­мой эвта­на­зии, то есть наме­рен­но­го умерщ­вле­ния без­на­деж­но боль­ных (в том чис­ле по их жела­нию). Прось­ба боль­но­го об уско­ре­нии смер­ти под­час обу­слов­ле­на состо­я­ни­ем депрес­сии, лиша­ю­щим его воз­мож­но­сти пра­виль­но оце­ни­вать свое поло­же­ние. При­зна­ние закон­но­сти эвта­на­зии при­ве­ло бы к ума­ле­нию досто­ин­ства и извра­ще­нию про­фес­си­о­наль­но­го дол­га вра­ча, при­зван­но­го к сохра­не­нию, а не к пре­се­че­нию жиз­ни. «Пра­во на смерть» лег­ко может обер­нуть­ся угро­зой для жиз­ни паци­ен­тов, на лече­ние кото­рых недо­ста­ет денеж­ных средств.

Таким обра­зом, эвта­на­зия явля­ет­ся фор­мой убий­ства или само­убий­ства, в зави­си­мо­сти от того, при­ни­ма­ет ли в ней уча­стие паци­ент. В послед­нем слу­чае к эвта­на­зии при­ме­ни­мы соот­вет­ству­ю­щие кано­ни­че­ские пра­ви­ла, соглас­но кото­рым наме­рен­ное само­убий­ство, как и ока­за­ние помо­щи в его совер­ше­нии, рас­це­ни­ва­ют­ся как тяж­кий грех: Умыш­лен­ный само­убий­ца, кото­рый «соде­лал сие от оби­ды чело­ве­че­ской или по ино­му како­му слу­чаю от мало­ду­шия», не удо­ста­и­ва­ет­ся хри­сти­ан­ско­го погре­бе­ния и литур­ги­че­ско­го поми­но­ве­ния (Тимо­фея Алекс, прав. 14). Если само­убий­ца бес­со­зна­тель­но лишил себя жиз­ни «вне ума», то есть в при­пад­ке душев­ной болез­ни, цер­ков­ная молит­ва о нем доз­во­ля­ет­ся по иссле­до­ва­нии дела пра­вя­щим архи­ере­ем. Вме­сте с тем необ­хо­ди­мо пом­нить, что вину само­убий­цы неред­ко раз­де­ля­ют окру­жа­ю­щие его люди, ока­зав­ши­е­ся неспо­соб­ны­ми к дей­ствен­но­му состра­да­нию и про­яв­ле­нию мило­сер­дия. Вме­сте с апо­сто­лом Пав­лом Цер­ковь при­зы­ва­ет: «Носи­те бре­ме­на друг дру­га, и таким обра­зом испол­ни­те закон Хри­стов» (Гал. 6:2).

XII. 9. Свя­щен­ное Писа­ние и уче­ние Церк­ви недву­смыс­лен­но осуж­да­ютгомо­сек­су­аль­ные поло­вые свя­зи,усмат­ри­вая в них пороч­ное иска­же­ние бого­з­дан­ной при­ро­ды человека.

«Если кто ляжет с муж­чи­ною, как с жен­щи­ною, то оба они сде­ла­ли мер­зость» (Лев. 20:13). Биб­лия повест­ву­ет о тяж­ком нака­за­нии, кото­ро­му Бог под­верг жите­лей Содо­ма (Быт. 19, 1–29), по тол­ко­ва­нию свя­тых отцов, имен­но за грех муже­лож­ства. Апо­стол Павел, харак­те­ри­зуя нрав­ствен­ное состо­я­ние язы­че­ско­го мира, назы­ва­ет гомо­сек­су­аль­ные отно­ше­ния в чис­ле наи­бо­лее «постыд­ных стра­стей» и «непо­требств», осквер­ня­ю­щих чело­ве­че­ское тело:«Жен­щи­ны их заме­ни­ли есте­ствен­ное упо­треб­ле­ние про­ти­во­есте­ствен­ным; подоб­но и муж­чи­ны, оста­вив есте­ствен­ное упо­треб­ле­ние жен­ско­го пола, раз­жи­га­лись похо­тью друг на дру­га, муж­чи­ны на муж­чи­нах делая срам и полу­чая в самих себе долж­ное воз­мез­дие за свое заблуж­де­ние» (Рим. 1, 26–27).«Не обма­ны­вай­тесь… ни мала­кии, ни муже­лож­ни­ки… Цар­ства Божия не насле­ду­ют», — писал Апо­стол жите­лям раз­вра­щен­но­го Корин­фа (1 Кор. 6, 9–10). Свя­то­оте­че­ское пре­да­ние столь же ясно и опре­де­лен­но осуж­да­ет любые про­яв­ле­ния гомо­сек­су­а­лиз­ма. «Уче­ние две­на­дца­ти апо­сто­лов», тво­ре­ния свя­ти­те­лей Васи­лия Вели­ко­го, Иоан­на Зла­то­уста, Гри­го­рия Нис­ско­го, бла­жен­но­го Авгу­сти­на, кано­ны свя­то­го Иоан­на Пост­ни­ка выра­жа­ют неиз­мен­ное уче­ние Церк­ви: гомо­сек­су­аль­ные свя­зи гре­хов­ны и под­ле­жат осуж­де­нию. Вовле­чен­ные в них люди не име­ют пра­ва состо­ять в цер­ков­ном кли­ре (Васи­лия Вели­ко­го пр. 7, Гри­го­рия Нис­ско­го пр. 4, Иоан­на Пост­ни­ка пр. 30). Обра­ща­ясь к запят­нав­шим себя гре­хом содо­мии, пре­по­доб­ный Мак­сим Грек взы­вал: «Познай­те себя, ока­ян­ные, како­му сквер­но­му насла­жде­нию вы пре­да­лись!.. Поста­рай­тесь ско­рее отстать от это­го сквер­ней­ше­го ваше­го и смрад­ней­ше­го насла­жде­ния, воз­не­на­ви­деть его, а кто утвер­жда­ет, что оно невин­но, того пре­дай­те веч­ной ана­фе­ме, как про­тив­ни­ка Еван­ге­лия Хри­ста Спа­си­те­ля и раз­вра­ща­ю­ще­го уче­ние оно­го. Очи­сти­те себя искрен­ним пока­я­ни­ем, теп­лы­ми сле­за­ми и посиль­ною мило­сты­нею и чистою молит­вою… Воз­не­на­видь­те от всей души вашей это нече­стие, что­бы не быть вам сына­ми про­кля­тия и веч­ной пагубы».

Дис­кус­сии о поло­же­нии так назы­ва­е­мых сек­су­аль­ных мень­шинств в совре­мен­ном обще­стве кло­нят­ся к при­зна­нию гомо­сек­су­а­лиз­ма не поло­вым извра­ще­ни­ем, но лишь одной из «сек­су­аль­ных ори­ен­та­ций», име­ю­щих рав­ное пра­во на пуб­лич­ное про­яв­ле­ние и ува­же­ние. Утвер­жда­ет­ся так­же, что гомо­сек­су­аль­ное вле­че­ние обу­слов­ле­но инди­ви­ду­аль­ной при­род­ной пред­рас­по­ло­жен­но­стью. Пра­во­слав­ная Цер­ковь исхо­дит из неиз­мен­но­го убеж­де­ния, что бого­уста­нов­лен­ный брач­ный союз муж­чи­ны и жен­щи­ны не может быть сопо­став­лен с извра­щен­ны­ми про­яв­ле­ни­я­ми сек­су­аль­но­сти. Она счи­та­ет гомо­сек­су­а­лизм гре­хов­ным повре­жде­ни­ем чело­ве­че­ской при­ро­ды, кото­рое пре­одо­ле­ва­ет­ся в духов­ном уси­лии, веду­щем к исце­ле­нию и лич­ност­но­му воз­рас­та­нию чело­ве­ка. Гомо­сек­су­аль­ные устрем­ле­ния, как и дру­гие стра­сти, тер­за­ю­щие пад­ше­го чело­ве­ка, вра­чу­ют­ся таин­ства­ми, молит­вой, постом, пока­я­ни­ем, чте­ни­ем Свя­щен­но­го Писа­ния и свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний, а так­же хри­сти­ан­ским обще­ни­ем с веру­ю­щи­ми людь­ми, гото­вы­ми ока­зать духов­ную поддержку.

Отно­сясь с пас­тыр­ской ответ­ствен­но­стью к людям, име­ю­щим гомо­сек­су­аль­ные наклон­но­сти, Цер­ковь в то же вре­мя реши­тель­но про­ти­во­сто­ит попыт­кам пред­ста­вить гре­хов­ную тен­ден­цию как «нор­му», а тем более как пред­мет гор­до­сти и при­мер для под­ра­жа­ния. Имен­но поэто­му Цер­ковь осуж­да­ет вся­кую про­па­ган­ду гомо­сек­су­а­лиз­ма. Не отка­зы­вая нико­му в основ­ных пра­вах на жизнь, ува­же­ние лич­но­го досто­ин­ства и уча­стие в обще­ствен­ных делах, Цер­ковь, одна­ко, пола­га­ет, что лица, про­па­ган­ди­ру­ю­щие гомо­сек­су­аль­ный образ жиз­ни, не долж­ны допус­кать­ся к пре­по­да­ва­тель­ской, вос­пи­та­тель­ной и иной рабо­те сре­ди детей и моло­де­жи, а так­же зани­мать началь­ствен­ное поло­же­ние в армии и испра­ви­тель­ных учреждениях.

Порой извра­ще­ния чело­ве­че­ской сек­су­аль­но­сти про­яв­ля­ют­ся в фор­ме болез­нен­но­го чув­ства при­над­леж­но­сти к про­ти­во­по­лож­но­му полу, резуль­та­том чего ста­но­вит­ся попыт­ка изме­не­ния пола (транс­сек­су­а­лизм). Стрем­ле­ние отка­зать­ся от при­над­леж­но­сти к тому полу, кото­рый даро­ван чело­ве­ку Созда­те­лем, может иметь лишь пагуб­ные послед­ствия для даль­ней­ше­го раз­ви­тия лич­но­сти. «Сме­на пола» посред­ством гор­мо­наль­но­го воз­дей­ствия и про­ве­де­ния хирур­ги­че­ской опе­ра­ции во мно­гих слу­ча­ях при­во­дит не к раз­ре­ше­нию пси­хо­ло­ги­че­ских про­блем, а к их усу­губ­ле­нию, порож­дая глу­бо­кий внут­рен­ний кри­зис. Цер­ковь не может одоб­рить тако­го рода «бунт про­тив Твор­ца» и при­знать дей­стви­тель­ной искус­ствен­но изме­нен­ную поло­вую при­над­леж­ность. Если «сме­на пола» про­изо­шла с чело­ве­ком до Кре­ще­ния, он может быть допу­щен к это­му таин­ству, как и любой греш­ник, но Цер­ковь кре­стит его как при­над­ле­жа­ще­го к тому полу, в кото­ром он рож­ден. Руко­по­ло­же­ние тако­го чело­ве­ка в свя­щен­ный сан и вступ­ле­ние его в цер­ков­ный брак недопустимо.

От транс­сек­су­а­лиз­ма над­ле­жит отли­чать непра­виль­ную иден­ти­фи­ка­цию поло­вой при­над­леж­но­сти в ран­нем дет­стве в резуль­та­те вра­чеб­ной ошиб­ки, свя­зан­ной с пато­ло­ги­ей раз­ви­тия поло­вых при­зна­ков. Хирур­ги­че­ская кор­рек­ция в дан­ном слу­чае не носит харак­тер изме­не­ния пола.

Типовое соглашение о сотрудничестве

Мини­стер­ство
здравоохранения 
России 
Кли­ни­че­ская больница 
№ .….….….….…
Санкт-Петербург
Рус­ская Православная 
Церковь 
Санкт-Петербургская 
епархия 
Приход 
«.…» .….….….… 200… года

Согла­ше­ние о сотрудничестве

Адми­ни­стра­ция Кли­ни­че­ской боль­ни­цы № Санкт-Петер­бур­га, в лице Глав­но­го вра­ча (ФИО, в даль­ней­шем «Боль­ни­ца») и боль­нич­ный при­ход (в даль­ней­шем «При­ход»), в лице насто­я­те­ля При­хо­да иерея (ФИО) и Пред­се­да­те­ля Цер­ков­но­го Сове­та При­хо­да (ФИО), во испол­не­ние «Согла­ше­ния № 10 о сотруд­ни­че­стве меж­ду Мини­стер­ством здра­во­охра­не­ния и меди­цин­ской про­мыш­лен­но­сти Рос­сий­ской Феде­ра­ции и Мос­ков­ской Пат­ри­ар­хи­ей Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви» от 12 мар­та 1996 года и «Согла­ше­ния о сотруд­ни­че­стве меж­ду Коми­те­том по здра­во­охра­не­нию адми­ни­стра­ции Санкт-Петер­бур­га и Санкт-Петер­бург­ской Епар­хи­ей» от 13 фев­ра­ля 1997 года,

  • исхо­дя из необ­хо­ди­мо­сти сов­мест­ных дей­ствий в ста­нов­ле­нии духов­но­го и телес­но­го здо­ро­вья насе­ле­ния Санкт-Петербурга;
  • стре­мясь к воз­рож­де­нию в обще­стве мило­серд­но­го отно­ше­ния к боль­ным и инва­ли­дам, к улуч­ше­нию ухо­да за ними и к попе­че­нию о неимущих;
  • при­ни­мая во вни­ма­ние забо­ту Пра­ви­тель­ства Санкт-Петер­бур­га, Глав­вра­ча и адми­ни­стра­ции Боль­ни­цы о здо­ро­вье насе­ле­ния, мно­го­ве­ко­вые тра­ди­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в молит­вен­ной и мило­серд­ной помо­щи боля­щим и страж­ду­щим и накоп­лен­ный на этом попри­ще опыт При­хо­да, заклю­чи­ли насто­я­щее Согла­ше­ние о сотрудничестве.

При­ход осу­ществ­ля­ет молит­вен­ную и мило­серд­ную помощь боль­ным. Для чего:

  1. Пере­обо­ру­ду­ет тра­ур­ный зал в цер­ковь, осна­ща­ет ее цер­ков­ной утва­рью и содер­жит на пожерт­во­ва­ния Приходу.
  2. Про­во­дит бого­слу­же­ния в церк­ви в соот­вет­ствии с Цер­ков­ным Уста­вом и с уче­том спе­ци­фи­ки режи­ма лечеб­но­го учре­жде­ния (При­ло­же­ние 1).
  3. Осу­ществ­ля­ет регу­ляр­ную убор­ку поме­ще­ния, в кото­ром раз­ме­ща­ет­ся церковь.
  4. Про­во­дит духов­ные бесе­ды свя­щен­ни­ка с тяже­ло­боль­ны­ми на отде­ле­ни­ях Боль­ни­цы в часы, согла­со­ван­ные с режи­мом ста­ци­о­на­ра; напут­ствия уми­ра­ю­щих по их прось­бе или по прось­бе их родственников.
  5. Совер­ша­ет молеб­ны о здра­вии и бла­го­сло­ве­ния свя­щен­ни­ком боль­ных перед опе­ра­ци­я­ми, так­же иные цер­ков­ные тре­бы по прось­бе больных.
  6. Спо­соб­ству­ет реа­би­ли­та­ции боль­ных после тяже­лых болез­ней и опе­ра­ций, осу­ществ­ля­ет помощь в ухо­де за ними сила­ми сестер мило­сер­дия и доб­ро­воль­ных помощ­ни­ков из чис­ла прихожан.
  7. Обес­пе­чи­ва­ет боль­ных необ­хо­ди­мой пра­во­слав­ной лите­ра­ту­рой, пред­ме­та­ми куль­та, свя­ты­ня­ми, пред­на­зна­чен­ны­ми спе­ци­аль­но для исце­ле­ния боль­ных (осо­бен­но онкологических).
  8. Ока­зы­ва­ет помощь в убор­ке при­ле­га­ю­щей к боль­ни­це тер­ри­то­рии, исхо­дя из воз­мож­но­стей Прихода.

Боль­ни­ца:

  1. Предо­став­ля­ет При­хо­ду в без­аренд­ное исполь­зо­ва­ние поме­ще­ние тра­ур­но­го зала, пере­осна­ща­е­мое При­хо­дом под домо­вую цер­ковь сро­ком на 5 лет (При­ло­же­ние 2).
  2. Сов­мест­но с При­хо­дом под­го­тав­ли­ва­ет доку­мен­та­цию, изыс­ки­ва­ет бла­го­тво­ри­те­лей для стро­и­тель­ства боль­нич­но­го хра­ма на тер­ри­то­рии больницы.
  3. Обес­пе­чи­ва­ет воз­мож­ность про­во­дить бого­слу­же­ния в боль­ни­це в соот­вет­ствии с Цер­ков­ным Уста­вом и с уче­том спе­ци­фи­ки режи­ма лечеб­но­го учре­жде­ния (При­ло­же­ние 1).
  4. Предо­став­ля­ет При­хо­ду под­соб­ное поме­ще­ние в боль­ни­це для пре­бы­ва­ния цер­ков­но­го прич­та (4 чело­ве­ка) в ночь нака­нуне Боже­ствен­ной Литургии.
  5. Содей­ству­ет пра­во­слав­но-про­све­ти­тель­ской рабо­те При­хо­да по при­об­ще­нию паци­ен­тов Боль­ни­цы к здо­ро­во­му обра­зу жиз­ни путем предо­став­ле­ния воз­мож­но­сти рас­про­стра­не­ния пра­во­слав­ной лите­ра­ту­ры в фойе больницы.
  6. Содей­ству­ет При­хо­ду сво­им вли­я­ни­ем и авто­ри­те­том в воз­мож­но­сти выпол­не­ния При­хо­дом уже взя­тых на себя обя­за­тельств и иных обя­за­тельств, выте­ка­ю­щих из после­ду­ю­щих двух­сто­рон­них или мно­го­сто­рон­них соглашений.
  7. Не пре­пят­ству­ет при­хо­дить на бого­слу­же­ния жела­ю­щим веру­ю­щим через отдель­ный вход со сто­ро­ны улицы.
  8. Оформ­ля­ет дого­вор на воз­ме­ще­ние ком­му­наль­ных услуг по исте­че­нии одно­го года с момен­та под­пи­са­ния насто­я­ще­го договора.
Глав­ный врач больницы под­пись (ФИО)
Насто­я­тель прихода под­пись (ФИО)

Изречения святых отцов о болезни

О причинах болезней

К служ­бе цер­ков­ной непре­мен­но дол­жен ходить, а то болен будешь. Гос­подь за это болез­нью наказывает.

(прп. Амвро­сий Оптин­ский)

Быва­ет, что болезнь схва­ты­ва­ет, что­бы про­бу­дить душу заснувшую.

(прп. Амвро­сий Оптин­ский)

Гос­подь для того и болез­ни посы­ла­ет, что­бы пом­нить о смер­ти и от памя­ти пере­весть к тому, что­бы боля­щий оза­бо­тил­ся, нако­нец, и при­го­тов­ле­ни­ем к смерти.

(свт. Фео­фан Затвор­ник)

Гос­подь недо­ста­ток наших доб­рых дел вос­пол­ня­ет или болез­ня­ми, или скорбями.

(свт. Димит­рий Ростов­ский)

Болез­ни наши боль­шею частью про­ис­хо­дят от гре­хов, поче­му луч­шее сред­ство к пре­ду­пре­жде­нию и исце­ле­нию от них состо­ит в том, чтоб не грешить.

(свт. Фео­фан Затвор­ник)

Быва­ет, что Бог болез­нию укры­ва­ет иных от беды, кото­рой не мино­вать бы им, если бы они были здоровы.

(свт. Фео­фан Затвор­ник)

Брат спро­сил авву Арсе­ния: «Есть неко­то­рые доб­рые люди, поче­му они во вре­мя смер­ти под­вер­га­ют­ся вели­кой скор­би, будучи пора­же­ны болез­нию телес­ною?» «Пото­му, — отве­чал ста­рец, — что­бы мы, как бы солию досо­лив­шись здесь, ото­шли туда чистыми».

(Пате­рик Афонский)

О благодатности болезни

Болез­ни при­ми­ря­ют нас с Богом и вво­дят сно­ва в любовь Его.

(св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский)

Если оттер­пел­ся здесь, не будешь тер­петь на том све­те веч­ных мук, а, напро­тив, будешь насла­ждать­ся таким бла­жен­ством, перед кото­рым тепе­реш­нее сча­стье — ничто.

(свт. Фео­фан Затворник)

Гос­подь из люб­ви к нам посы­ла­ет по силе каж­до­го болез­ни и скор­би, но дает и тер­пе­ние их, что­бы сде­лать и нас участ­ни­ка­ми Сво­их стра­да­ний; кто здесь не стра­дал Хри­ста ради, тот будет угры­зать­ся сове­стью в буду­щем веке, — ведь мож­но было пока­зать свою любовь ко Хри­сту тер­пе­ни­ем болез­ни и скор­бей, и не сде­лал это­го, ста­ра­ясь укло­нить­ся и избе­жать вся­ких скор­бей… Не в гне­ве, не для нака­за­ния посы­ла­ет нам Гос­подь болез­ни и скор­би, а из люб­ви к нам, хотя и не все люди, и не все­гда пони­ма­ют это.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Болезнь для чело­ве­ка явля­ет­ся мило­стью Божи­ей. И если хри­сти­а­нин при­мет как Богом послан­ное для поль­зы душев­ной и бла­го­душ­но будет тер­петь болез­нен­ное свое состо­я­ние, то он идет пря­мым путем в рай… Болез­ни — молоть­ба: чем боль­ше уда­ров, тем боль­ше зерен выбьет­ся и тем бога­че умо­лот. Потом надо зер­но под жер­но­ва, затем муку в сме­ше­ние теста и вски­са­ние его, потом — в виде хле­ба — в печь и, нако­нец, — на тра­пе­зу Божию.

(свт. Фео­фан Затворник)

Что боль­на, — не беда: греш­ным людям это — очи­ще­ние; как огонь очи­ща­ет желе­зо от ржав­чи­ны, так и болезнь вра­чу­ет душу.

(прп. Ана­то­лий Оптин­ский)

Как лекар­ство при­но­сит поль­зу телу, так и болезнь — душе.

(прп. Амвро­сий Оптин­ский)

Гос­подь послал тебе болезнь не зря, и не столь­ко в нака­за­ние за преж­ние гре­хи, сколь­ко из люб­ви к тебе, что­бы ото­рвать тебя от гре­хов­ной жиз­ни и поста­вить на путь спа­се­ния. Бла­го­да­ри за это Бога, забо­тя­ще­го­ся о тебе.

(игум. Никон (Воро­бьев))

Мило­стив Гос­подь! В мона­сты­ре боле­ю­щие ско­ро не уми­ра­ют, а тянут­ся и тянут­ся до тех пор, пока болезнь при­не­сет им насто­я­щую поль­зу. В мона­сты­ре полез­но быть немно­го боль­ным, что­бы менее бун­то­ва­ла плоть, осо­бен­но у моло­дых, и менее пустя­ки при­хо­ди­ли в голо­ву. А то при пол­ном здо­ро­вье, осо­бен­но моло­дым, какая толь­ко пустошь не при­хо­дит в голову.

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Болезнь избав­ля­ет от мно­гих душев­ных стра­стей. Апо­стол Павел гово­рит:«…если внеш­ний наш чело­век… тле­ет, то внут­рен­ний… обнов­ля­ет­ся» (2Кор. 4:16).

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Чем более в этой жиз­ни мы стра­да­ем от болез­ней, от пре­сле­до­ва­ний, силы вра­гов или бед­но­сти, тем боль­ше насле­ду­ем награ­ды в жиз­ни будущей.

(блж. Иеро­ним)

Тер­пе­ние болез­ни Гос­подь при­ни­ма­ет вме­сто поста и молитвы.

(прп. Ана­то­лий Оптин­ский)

Бла­го­да­ри­те Бога, что вы на доб­ром пути: болезнь ваша — вели­кий дар Божий; ден­но и нощ­но за сие и за все хва­ли­те и бла­го­да­ри­те — и спа­се­на будет душа Ваша.

(ста­рец Арсе­ний Афонский)

Глав­ною при­чи­ною мало­ду­шия и ропо­та на Бога во дни стра­да­ний у мно­гих быва­ет недо­ста­ток веры в Бога и надеж­ды на Его Боже­ствен­ный Про­мысл. Истин­ный хри­сти­а­нин веру­ет, что все, слу­ча­ю­ще­е­ся с нами в жиз­ни, дела­ет­ся по воле Божи­ей; что без воли Божи­ей и волос с голо­вы нашей не пада­ет на зем­лю. Если Бог посы­ла­ет ему стра­да­ния и скор­би, то он видит в этом или посы­ла­е­мое ему от Бога нака­за­ние за гре­хи его, или испы­та­ние веры и люб­ви к Нему; и пото­му он не толь­ко не мало­ду­ше­ству­ет и не роп­щет за то на Бога, но, сми­рясь под креп­кую руку Божию, еще бла­го­да­рит Бога за то, что не забы­ва­ет его; что по мило­сер­дию Сво­е­му Бог хочет вре­мен­ны­ми скор­бя­ми заме­нить для него веч­ные; пора­жа­е­мый скор­бию, он гово­рит с пра­вед­ным Дави­дом: «Бла­го мне, Гос­по­ди, яко сми­рил мя еси, да научу­ся оправ­да­ни­ем Твоим».

(блж. Иеро­ним)

Воис­ти­ну телес­ны­ми болез­ня­ми душа при­бли­жа­ет­ся к Богу.

(св. Гри­го­рий Бого­слов)

Авва Дани­ил гово­рил: по той мере, как цве­тет тело, исто­ща­ет­ся душа, и по мере исто­ще­ния тела про­цве­та­ет душа.

(Пате­рик Афонский)

Болезнь не несча­стье, а поуче­ние и Божие посе­ще­ние; боль­но­го пре­по­доб­но­го Сера­фи­ма посе­ти­ла Матерь Божия; и нас, если мы сми­рен­но пере­но­сим болезнь, посе­ща­ют Выс­шие Силы.

(прп. Амвро­сий Оптинский)

«Здо­ро­вье есть дар Божий, — гово­рил прп. Сера­фим Саров­ский, — но не все­гда быва­ет поле­зен этот дар: как и вся­кое стра­да­ние, болезнь име­ет силу очи­щать нас от душев­ной сквер­ны, загла­ждать гре­хи, сми­рять и смяг­чать нашу душу, застав­лять оду­мать­ся, созна­вать свою немощь и вспо­ми­нать о Боге. Поэто­му болез­ни нуж­ны и нам, и нашим детям».

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Вся­кий раз, когда пора­жа­ет­ся тело твое или вос­пла­ме­ня­ет­ся силь­ною горяч­кою, так­же томит­ся неснос­ною жаж­дою, — если ты греш­ник, то пере­но­си это, вос­по­ми­ная о буду­щем нака­за­нии, о веч­ном огне и каз­ни по суду и «не пре­не­бре­гай» насто­я­щи­ми (нака­за­ни­я­ми) (Евр. 12:5), но радуй­ся, что Бог посе­тил тебя, и повто­ряй сие пре­крас­ное изре­че­ние: «Стро­го нака­зал меня Гос­подь, но смер­ти не пре­дал меня» (Пс. 117:18). Ты — желе­зо, и огонь очи­стит твою ржавчину.Если ты, будучи пра­вед­ным, впал в болезнь, то чрез сие от мень­ш­го пре­успе­ва­ешь на боль­шее. Ты золо­то, — и чрез огонь сде­лал­ся чище… Лиша­ем­ся ли мы очей? — пере­не­сем это без отя­го­ще­ния, ибо через это мы лиша­ем­ся орга­нов нена­сыт­но­сти и про­све­ща­ем­ся внут­рен­ни­ми оча­ми. Оглох­ли ли мы? — Будем бла­го­да­рить Бога, что мы совер­шен­но поте­ря­ли сует­ный слух. Рука­ми ли осла­бе­ли? — Но мы име­ем внут­ри себя руки, уго­то­ван­ные на борь­бу со вра­гом. Немощь одер­жит все тело? — Но от сего, напро­тив, воз­рас­та­ет здра­вие по внут­рен­не­му человеку.

(Пате­рик Афонский)

О злострадании в болезни

Когда же будут тебя бес­по­ко­ить неудоб­ства или болез­нен­ные стра­да­ния, или что-либо подоб­ное, тогда ста­рай­ся не упус­кать из памя­ти сло­ва Св. Писа­ния: «Мно­ги­ми скор­бя­ми подо­ба­ет нам вни­ти в Цар­ствие Небесное».

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Боль­ной и бед­ный — не жалуй­ся и не роп­щи на свою судь­бу, на Бога и людей, не зави­дуй чужо­му сча­стью, бере­гись уны­ния и осо­бен­но отча­я­ния, поко­рись все­це­ло Про­мыс­лу Божию.

(св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский)

Бере­гись, что­бы нена­вист­ник добра не увлек тебя в небла­го­дар­ность или ропот, тогда все ты потеряешь.

(св. прав. Иоанн Крон­штадт­ский)

В болез­ни не желай себе смер­ти — это грешно.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Если же чело­век будет роп­тать на болез­ни и скор­би, будет искать винов­ни­ка этим скор­бям сре­ди людей (окол­до­ва­ли, сде­ла­ли), бесов, обсто­я­тельств, ста­нет все­ми сред­ства­ми пытать­ся избе­жать их, то враг помо­жет ему в этом, пока­жет ему мни­мых винов­ни­ков (началь­ство, поряд­ки, сосе­ди и про­чее, и про­чее), воз­бу­дит в нем враж­ду и нена­висть к ним, жела­ние мстить, оскорб­лять и про­чее, а через это при­ве­дет душу тако­го чело­ве­ка в мрак, отча­я­ние, без­на­де­жие, жела­ние уйти в дру­гое место, скрыть­ся хоть под зем­лю, лишь бы не видеть, не слы­шать мни­мых вра­гов, а на самом деле слу­шая и услаж­дая дей­стви­тель­но­го смер­тель­но­го вра­га сво­е­го — диа­во­ла, вну­ша­ю­ще­го ему все это и жела­ю­ще­го погу­бить его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

На опас­но боль­ных напа­да­ет силь­нее диа­вол, зная, что име­ет мало времени.

(ста­рец Арсе­ний Афонский)

Стра­да­ния, если они озлоб­ля­ют боля­ще­го, не пре­об­ра­жая его, не давая бла­го­твор­ной реак­ции (исправ­ле­ния и бла­го­да­ре­ния) — толь­ко сугу­бое зло.

Все самые тяж­кие скор­би и несча­стья пере­но­сят­ся людь­ми лег­че, чем тяж­кие неду­ги телес­ные. Несо­мнен­ный зна­ток в деле тер­за­ния, муче­ния людей — сата­на — пред лицом Само­го Бога засви­де­тель­ство­вал, что телес­ные болез­ни невы­но­си­мее всех дру­гих несча­стий, и что чело­век, муже­ствен­но и без­ро­пот­но пере­но­ся­щий дру­гие бед­ствия, может осла­беть в сво­ем тер­пе­нии и поко­ле­бать­ся в пре­дан­но­сти Богу, под­верг­шись тяж­кой болезни.

(свт. Фео­фан Затворник)

Когда, напри­мер, боль­ной рас­по­ло­жит­ся бла­го­душ­но пере­но­сить болезнь свою и пере­но­сит, враг, зная, что таким обра­зом он утвер­дит­ся в доб­ро­де­те­ли тер­пе­ния, под­сту­па­ет рас­стро­ить такое его бла­го­рас­по­ло­же­ние. Для сего начи­на­ет при­во­дить ему на ум мно­гие доб­рые дела, кото­рые мог бы он совер­шить, если бы нахо­дил­ся в дру­гом поло­же­нии, и ста­ра­ет­ся убе­дить его, что если б был здо­ров, как доб­ре пора­бо­тал бы Богу, и сколь­ко поль­зы при­нес бы и себе, и дру­гим: ходил бы в цер­ковь, вел бы бесе­ды, читал бы и писал в нази­да­ние ближ­них и т. п. Заме­тив, что такие мыс­ли при­ни­ма­ют­ся, враг чаще при­во­дит их на ум, раз­мно­жа­ет и рас­кра­ши­ва­ет, про­во­дит до чув­ства, вызы­ва­ет жела­ния и поры­вы к делам тем, пред­став­ля­ет, как хоро­шо шли бы у него те или дру­гие дела, и воз­буж­да­ет жале­ние, что свя­зан по рукам и ногам болез­нию. Мало-пома­лу, при частых повто­ре­ни­ях таких мыс­лей и дви­же­ний в душе, жела­ние пере­хо­дит в недо­воль­ство и доса­до­ва­ние. Преж­нее бла­го­душ­ное тер­пе­ние, таким обра­зом, рас­стра­и­ва­ет­ся, и болезнь пред­став­ля­ет­ся уже не как вра­чев­ство от Бога и попри­ще для доб­ро­де­те­ли тер­пе­ния, а как нечто непри­яз­нен­ное делу спа­се­ния, и жела­ние осво­бо­дить­ся от нее дела­ет­ся неудер­жи­мым, все еще в видах полу­че­ния чрез то про­сто­ра для доб­ро­де­ла­ния и уго­жде­ния Богу вся­че­ско­го. Довед­ши до чего, враг укра­да­ет из ума его и серд­ца эту бла­гую цель жела­ния выздо­ров­ле­ния и, остав­ляя одно жела­ние здо­ро­вья как здо­ро­вья, застав­ля­ет досад­ли­во смот­реть на болезнь, не как на пре­по­ну к доб­ру, а как на нечто, непри­яз­нен­ное само по себе. От сего нетер­пе­ли­вость, не вра­чу­е­мая бла­го­по­мыш­ле­ни­я­ми, берет силу и пере­хо­дит в ропот­ли­вость, и лиша­ет боль­но­го преж­не­го покоя от бла­го­душ­но­го тер­пе­ния. А враг раду­ет­ся, что успел расстроить.

(прп. Нико­дим Свя­то­го­рец)

О необходимости в болезни прибегать к лечению

В болез­нях долж­но забо­тить­ся об изле­че­нии их.

(блж. Иеро­ним)

Если ты болен, то при­гла­си опыт­но­го вра­ча и вос­поль­зуй­ся пред­пи­сан­ны­ми им сред­ства­ми. С этой целью воз­ни­ка­ют из зем­ли столь мно­гие бла­го­де­тель­ные рас­те­ния. Если ты по гор­до­сти отверг­нешь их, то уско­ришь свою смерть и сде­ла­ешь­ся самоубийцей.

(блж. Иеро­ним)

Вра­чу пока­зы­вать болез­ни телес­ные не есть грех, но смирение.

(прп. Вар­со­но­фий Великий)

Мно­гие болез­ни Гос­подь исце­ля­ет через вра­чей и дру­гие сред­ства. Но есть болез­ни, на изле­че­ние кото­рых Гос­подь нала­га­ет запрет, когда видит, что болезнь нуж­нее для спа­се­ния, чем здоровье.

(свт. Фео­фан Затворник)

О терпении и благодушестве в болезни

Вели­кий подвиг — тер­пе­ли­во пере­но­сить болез­ни и сре­ди них вос­сы­лать бла­го­дар­ствен­ные пес­ни Богу.

(свт. Фео­фан Затворник)

Бог не тре­бу­ет от боль­но­го подви­гов телес­ных, а толь­ко тер­пе­ния со сми­ре­ни­ем и благодарения.

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Боль­ной ли ты или бед­ный, тер­пи. Ниче­го кро­ме тер­пе­ния Бог от тебя не тре­бу­ет. Тер­пя бла­го­душ­но, ты будешь нахо­дить­ся непре­рыв­но в доб­ром деле. Когда ни воз­зрит на тебя Бог, будет видеть, что ты дела­ешь доб­ро или пре­бы­ва­ешь в доб­ре, если бла­го­душ­но тер­пишь, тогда как у здо­ро­во­го дела доб­рые идут про­ме­жут­ка­ми. Поче­му, желая пере­ме­ны сво­е­го поло­же­ния, ты жела­ешь про­ме­нять луч­шее на худшее?

(прп. Нико­дим Свя­то­го­рец)

Один ста­рец, стра­дав­ший водя­ною болез­нию, гово­рил бра­ти­ям, кото­рые при­хо­ди­ли к нему с жела­ни­ем лечить его: «Отцы, моли­тесь, что­бы не под­верг­ся подоб­ной болез­ни мой внут­рен­ний чело­век, а что каса­ет­ся до насто­я­щей болез­ни, то я про­шу Бога о том, что­бы Он не вдруг осво­бо­дил меня от нее, ибо насколь­ко «внеш­ний наш чело­век тле­ет», настоль­ко «внут­рен­ний обнов­ля­ет­ся»» (2Кор. 4:16).

(прп. Сера­фим Саров­ский)

Один ста­рец гово­рил о бед­ном Лаза­ре: «Не вид­но в нем ни одной доб­ро­де­те­ли, кото­рую бы делал он», — и толь­ко одно нахо­дил в нем, то, что он нико­гда не роп­тал на Гос­по­да, как бы на не тво­ря­ще­го ему мило­сти, но с бла­го­дар­но­стию пере­но­сил болезнь свою, — и посе­му Бог при­нял его.

(Пате­рик Афонский)

Если нахо­дишь­ся в дол­го­вре­мен­ной болез­ни и име­ешь какое-либо уте­ше­ние от слу­жа­щих тебе, то посмот­ри на тех, кото­рые внут­ри тер­пят скорбь и печаль, сна­ру­жи рана­ми покры­ты и не име­ют, кто бы им послу­жил, накор­мил, напо­ил, под­нял, омыл раны, — и они терпят.

(свт. Тихон Задон­ский)

О посте и молитве во время болезни

Облег­че­ние поста для немощ­ных доз­во­ли­тель­но по пра­ви­лу цер­ков­но­му (Апо­стол, 69 правило).

(свт. Фила­рет Мос­ков­ский)

В болез­ни, по сове­ту вра­ча, мы можем раз­ре­шить себе на вре­мя упо­треб­ле­ние и постом ско­ром­ной пищи, но в этом слу­чае мы долж­ны пом­нить, что дела­ем это из необ­хо­ди­мо­сти, а не для удо­воль­ствия и наслаждения.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Боль­ной дол­жен в посты постить­ся в сре­ду и пят­ни­цу, а в осталь­ные дни ему раз­ре­ша­ет­ся кушать ско­ром­ное, кро­ме мясного.

(прп. Вар­со­но­фий Великий)

Быва­ет, что неко­то­рые боль­ные упо­треб­ля­ют в пост ско­ром­ную пищу как лекар­ство, и после при­но­сят в этом пока­я­ние, что по болез­ни нару­ши­ли пра­ви­ла Св. Церк­ви о посте. Но вся­ко­му нуж­но смот­реть и дей­ство­вать по сво­ей сове­сти и созна­нию… Луч­ше из пост­ной пищи выби­рай­те для себя пита­тель­ную и удо­бо­ва­ри­мую вашим желудком.

(ста­рец Арсе­ний Афонский)

Ста­рец забо­лев­ше­му сво­е­му дру­гу вну­шал: «Молить­ся надо чаще: «Гос­по­ди! Даждь ми зде тер­пе­ние, тамо отпущение”».

(свт. Фео­фан Затворник)

Не скор­би­те, если по болез­ни ино­гда не може­те выпол­нить молит­вен­но­го пра­ви­ла, а бла­го­да­ри­те Бога за болезнь, ибо она то же, что молит­ва, если без ропо­та и с бла­го­да­ре­ни­ем терпим.

(ста­рец Арсе­ний Афонский)

Одна­ко же в те часы, в кои идет в церк­ви служ­ба, луч­ше не лежать, а усесть­ся на посте­ли, при­сло­нясь, если немощь одо­ле­ва­ет, к стене, и так молить­ся умно и сер­деч­но, с пол­ным жела­ни­ем и бод­рен­но­стию духа.

(свт. Фео­фан Затворник)

При­шел как-то к о. игу­ме­ну Анто­нию один боль­ной нога­ми и гово­рит: «Батюш­ка, у меня ноги болят, не могу класть покло­ны, и это меня сму­ща­ет». О. Анто­ний отве­тил ему: «Да уж в Писа­нии ска­за­но: «Сыне, даждь Ми серд­це», а не нози».

(прп. Амвро­сий Оптинский)

Отец не даст детям кам­ня вме­сто хле­ба и змеи вме­сто рыбы. Если же есте­ствен­ный отец не дела­ет так, тем более не ста­нет так делать Отец Небес­ный. А про­ше­ния наши неред­ко похо­дят на про­ше­ние змеи и кам­ня. Нам кажет­ся, что то хлеб и рыба, чего про­сим, а Отец Небес­ный видит, что про­си­мое будет для нас камень или змея — и не дает про­си­мо­го. Отец и мать изли­ва­ют пред Богом теп­лые молит­вы о сыне, да устро­ит ему луч­шее, но вме­сте с тем выра­жа­ют и то, что счи­та­ют луч­шим для сво­е­го сына, имен­но, что­бы был он жив, здо­ров и счаст­лив. Гос­подь слы­шит молит­ву их и устра­и­ва­ет для сына их луч­шее, толь­ко не по поня­тию про­ся­щих, а так, как оно есть на самом деле для сына их: посы­ла­ет болезнь, от кото­рой уми­ра­ет сын. Для тех, у кото­рых все кон­ча­ет­ся насто­я­щею жиз­нью, это не услы­ша­ние, а дела­ние напе­ре­кор или предо­став­ле­ние лица, о кото­ром молят­ся, его уча­сти; для веру­ю­щих же, что насто­я­щая жизнь толь­ко при­го­тов­ле­ние к дру­гой жиз­ни, не может быть сомне­ния, что сын, о кото­ром моли­лись, забо­лел и умер имен­но пото­му, что услы­ша­на молит­ва и что для него луч­ше было отой­ти отсю­да, чем оста­вать­ся тут. Ска­жешь: так на что же и молить­ся? Нет, не молить­ся нель­зя, но в молит­вах об опре­де­лен­ных пред­ме­тах все­гда надо содер­жать в мыс­ли усло­вие: «Если, Гос­по­ди, Сам Ты нахо­дишь это спа­си­тель­ным». Св. Иса­ак Сири­а­нин и вся­кую молит­ву сове­ту­ет сокра­щать так: «Тебе, Гос­по­ди, ведо­мо, что для меня полез­но: сотво­ри же со мной по воле Твоей».

(свт. Фео­фан Затворник)

О церковных Таинствах во время болезни

Один из при­ход­ских свя­щен­ни­ков сде­лал­ся болен, и, при­бли­жа­ясь уже к кон­чине, уви­дел одр свой окру­жен­ным демо­на­ми, кото­рые гото­ви­лись похи­тить его душу и низ­ве­сти во ад. Тогда яви­лись три Анге­ла. Один из них стал у одра и начал пре­пи­рать­ся о душе с отвра­ти­тель­ней­шим демо­ном, дер­жав­шим отвер­стую кни­гу, в кото­рой были запи­са­ны все гре­хи свя­щен­ни­ка. Меж­ду тем при­шел дру­гой свя­щен­ник, что­бы напут­ство­вать собра­та. Нача­лась испо­ведь; боль­ной, устрем­ляя испу­ган­ные взо­ры в кни­гу, про­из­но­сил с само­от­вер­же­ни­ем гре­хи свои, как бы извер­гая их из себя, — и что ж видит он? Видит ясно, что едва про­из­но­сил какой грех, как этот грех исче­зал в кни­ге, в кото­рой оста­вал­ся про­бел вме­сто запи­си. Таким обра­зом, испо­ве­да­ни­ем он изгла­дил из бесов­ской кни­ги все гре­хи свои, и, полу­чив исце­ле­ние, оста­ток дней про­вел в глу­бо­ком пока­я­нии, пове­дая ближ­ним для нази­да­ния их виде­ние, запе­чат­лен­ное чудес­ным исцелением.

(свт. Игна­тий Брянчанинов)

В болез­ни, преж­де вся­ко­го дру­го­го дела, долж­но поспе­шать очи­стить­ся от гре­хов в Таин­стве Пока­я­ния и в сове­сти сво­ей при­ми­рить­ся с Богом.

(свт. Фео­фан Затворник)

Грех не душу толь­ко пора­жа­ет, но и тело. В иных слу­ча­ях это весь­ма оче­вид­но; в дру­гих, хоть не так ясно, но исти­на оста­ет­ся исти­ною, что и болез­ни тела все и все­гда от гре­хов и ради гре­хов. Грех совер­ша­ет­ся в душе и пря­мо дела­ет ее боль­ною, но так как жизнь тела от души, то от боль­ной души, конеч­но, жизнь не здо­ро­вая. Уже одно то, что грех наво­дит мрак и тугу, долж­но небла­го­при­ят­но дей­ство­вать на кровь, в кото­рой осно­ва­ние здо­ро­вья телес­но­го. Но когда при­пом­нишь, что он отде­ля­ет от Бога — Источ­ни­ка жиз­ни, и ста­вит чело­ве­ка в раз­лад со все­ми зако­на­ми, дей­ству­ю­щи­ми и в нем самом, и в при­ро­де, то еще дивить­ся надо, как оста­ет­ся живым греш­ник после гре­ха. Это милость Божия, ожи­да­ю­щая пока­я­ния и обра­ще­ния. Сле­до­ва­тель­но, боль­но­му преж­де вся­ко­го дру­го­го дела надо поспе­шить очи­стить­ся от гре­хов и в сове­сти сво­ей при­ми­рить­ся с Богом. Этим про­ло­жит­ся путь к бла­го­де­тель­но­му дей­ствию лекарств. Извест­но, что был какой-то зна­ме­на­тель­ный врач, кото­рый не при­сту­пал к лече­нию, пока боль­ной не испо­ве­ду­ет­ся и не при­ча­стит­ся Св. Тайн; и чем труд­нее была болезнь, тем он настой­чи­вее это­го требовал.

(сет. Фео­фан Затворник)

В опас­ных болез­нях заботь­ся спер­ва об очи­ще­нии сво­ей сове­сти и о спо­кой­ствии сво­ей души.

(ста­рец Арсе­ний Афонский)

Раз­мыш­ляй­те о том, что здеш­нее все мимо­лет­но, а буду­щее веч­но. Боль­но­му надоб­но уте­шать себя чте­ни­ем Боже­ствен­но­го Писа­ния и стра­да­ни­ем Спасителя.

(прп. Ана­то­лий Оптин­ский)

Самая луч­шая бла­го­дар­ность Богу за выздо­ров­ле­ние от болез­ни состо­ит в том, что­бы слу­жить Ему осталь­ное вре­мя жиз­ни в испол­не­нии запо­ве­дей Его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

О служении больным

Когда уви­дим боля­ще­го, то не будем худо объ­яс­нять себе при­чи­ну его болез­ни, но поста­ра­ем­ся уте­шить его.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Кро­ме молит­вы, долж­но вам иметь духов­но­го собе­сед­ни­ка, раз­вле­ка­ю­ще­го вас от скор­би и уныния.

(игум. Никон (Воро­бьев))

Не долж­но отка­зы­вать в помо­щи боль­ным из опас­но­сти зара­зить­ся их болезнью.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Посе­ще­ние лежа­щих на ложах боль­ных и одер­жи­мых скор­бию пло­ти избав­ля­ет от беса гор­ды­ни и блуда.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Посе­щай боля­щих, да посе­тит Бог тебя.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Рав­ную награ­ду полу­ча­ет боль­ной и кто слу­жит ему.

(прп. Пимен Многоболезненный)

Не убий. Уби­ва­ют, меж­ду про­чим, и вра­чи от неве­де­ния болез­ни боль­но­го, про­пи­сы­вая ему вред­ные лекар­ства. Уби­ва­ют и те, кото­рые не хотят лечить­ся или лечить боль­но­го, кое­му необ­хо­ди­ма помощь вра­ча. Уби­ва­ют те, кото­рые раз­дра­жа­ют боль­но­го, для кото­ро­го раз­дра­же­ние гибель­но, напри­мер, под­вер­жен­но­го чахот­ке, и тем уско­ря­ют его смерть. Уби­ва­ют те, кото­рые не пода­ют в ско­ром вре­ме­ни, по ску­по­сти или по дру­гой недоб­рой при­чине, вра­чеб­но­го посо­бия боль­но­му, хле­ба голодному.

(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Перечень опубликованных работ и публикаций по теме

  1. Фили­мо­нов С. В. Сове­ты боля­ще­му в совре­мен­ной боль­ни­це / С. В. Фили­мо­нов — СПб., изда­тель­ство «Св. Васи­лия Вели­ко­го», 1997.
  2. Фили­мо­нов С. В. В помощь боля­ще­му / С. В. Фили­мо­нов — СПб., из-во «Св. Васи­лия Вели­ко­го», 1998.
  3. Фили­мо­нов С. В. В помощь боля­ще­му / С. В. Фили­мо­нов — СПб., из-во «Св. Васи­лия Вели­ко­го», изда­ние вто­рое, допол­нен­ное, исправ­лен­ное, 1999.
  4. Фили­мо­нов С. В. В помощь боля­ще­му / С. В. Фили­мо­нов — СПб., из-во «Св. Васи­лия Вели­ко­го», изда­ние чет­вер­тое, допол­нен­ное и исправ­лен­ное, 2000.
  5. Фили­мо­нов С. В. Молит­во­слов для сла­бо­ви­дя­щих / С. В. Фили­мо­нов — СПб., из-во «Сатис», 2000. (общая редак­ция, составление).
  6. Фили­мо­нов С. В. Цер­ковь, боль­ни­ца, боль­ной / С. В. Фили­мо­нов.– СПб., 2000.
  7. Фили­мо­нов С. В. Пра­во­слав­ная цер­ковь и совре­мен­ная меди­ци­на / С. В. Фили­мо­нов. — СПб., 2000.
  8. Фили­мо­нов С. В. Учеб­ник для сестер мило­сер­дия и пас­ты­рей, несу­щих слу­же­ние в боль­ни­це / С. В. Фили­мо­нов. — СПб., 2000.
  9. Фили­мо­нов С. В. Пра­во на жизнь мла­ден­цев с врож­ден­ны­ми урод­ства­ми / С. В. Фили­мо­нов // Смерть рож­да­ет фило­со­фию: Матер. науч. конф. — СПб., 2000.
  10. Фили­мо­нов С. В. Пра­во на жизнь мла­ден­цев с врож­ден­ны­ми урод­ства­ми / С. В. Фили­мо­нов // Матер. VIII Меж­ду­на­род­ных обра­зо­ва­тель­ных Рож­де­ствен­ских чте­ний. — М., 2000. — С. 17–20.
  11. Фили­мо­нов С. В. Обще­ство пра­во­слав­ных вра­чей Санкт-Петер­бур­га / С. В. Фили­мо­нов // Мир меди­ци­ны. — СПб., 2000. — № 1. — С. 11.
  12. Фили­мо­нов С. В. Свя­ти­тель-хирург / С. В. Фили­мо­нов // Мир меди­ци­ны. — СПб., 2000. — № 6–7. — С. 42.
  13. Фили­мо­нов С. В. Душе­по­пе­чи­тель­ский центр Обще­ства пра­во­слав­ных вра­чей Санкт-Петер­бур­га / С. В. Фили­мо­нов // Мир меди­ци­ны. — СПб., 2000. — № 9–10. — С. 9.
  14. Фили­мо­нов С. В. Пра­во­слав­ный взгляд на онко­ло­гию / С. В. Фили­мо­нов // СПб., 2001.
  15. Фили­мо­нов С. В. Обще­ство пра­во­слав­ных вра­чей Санкт-Петер­бур­га / С. В. Фили­мо­нов. — СПб., 2002.
  16. Фили­мо­нов С. В. Состо­я­ние совре­мен­но­го сест­ри­че­ско­го слу­же­ния в насто­я­щем: Облик совре­мен­ной сест­ры мило­сер­дия / С. В. Фили­мо­нов // Мило­сер­дие и про­фес­си­о­на­лизм: Тру­ды обра­зо­ва­тель­но­го кур­са по хри­сти­ан­ской диа­ко­нии. — СПб., 2003. — С. 257–276.
  17. Фили­мо­нов С. В. Основ­ные осо­бен­но­сти цер­ков­но­го душе­по­пе­че­ния в дет­ском доме / С. В. Фили­мо­нов // Мило­сер­дие и про­фес­си­о­на­лизм: Тру­ды обра­зо­ва­тель­но­го кур­са по хри­сти­ан­ской диа­ко­нии. — СПб., 2003. — С. 111.
  18. Фили­мо­нов С. В. Опыт слу­же­ния сест­ри­че­ства мило­сер­дия св. мц. Тати­а­ны за 1994–2002 гг. / С. В. Фили­мо­нов. — СПб., 2003. — 24 с.
  19. Фили­мо­нов С. В. Душе­по­пе­чи­тель­ский центр как фор­ма ока­за­ния спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ной меди­цин­ской помо­щи / С. В. Фили­мо­нов, Н. В. Ошко // Матер. Х меж­ду­на­род­ных обра­зо­ва­тель­ных Рож­де­ствен­ских чте­ний. — М., 2003. — С. 23–31.
  20. Фили­мо­нов С. В. Осно­вы и прин­ци­пы пра­во­слав­ной меди­ци­ны / С. В. Фили­мо­нов, В. Шве­цов, Л. Ф. Шехов­цо­ва, В. М. Снет­ков, Н. В. Ошко // Матер. рас­ши­рен­но­го засе­да­ния Обще­ства пра­во­слав­ных вра­чей СПб. — СПб., 2001. — С. 5–17.
  21. Фили­мо­нов С. В. Смерть моз­га: Пра­во­слав­ный взгляд на про­бле­му / С. В. Фили­мо­нов, Р. И. Чере­ва­тен­ко, Д. Э. Кор­жев­ский. — СПб., 2003.
  22. Фили­мо­нов С. В. О болез­нях телес­ных, душев­ных и духов­ных / С. В. Фили­мо­нов // Тубер­ку­лез, ВИЧ /СПИД, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния. — 2002. — № 2. — С. 9–12.
  23. Фили­мо­нов С. В. О болез­нях телес­ных, душев­ных и духов­ных / С. В. Фили­мо­нов // Тубер­ку­лез, ВИЧ /СПИД, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния. — 2002. — № 3. — С. 8–11.
  24. Фили­мо­нов С. В. Сове­ты пра­во­слав­но­го свя­щен­ни­ка / С. В. Фили­мо­нов // Тубер­ку­лез, ВИЧ /СПИД, алко­го­лизм, нар­ко­ма­ния. — 2003. — № 5. — С. 4–5.
  25. Фили­мо­нов С. В. Мне­ние вра­чей и паци­ен­тов о целе­со­об­раз­но­сти созда­ния боль­ниц по рели­ги­оз­ным кон­фес­си­ям / Г. Л. Микир­ти­чан, Р. В. Суво­ро­ва, С. В. Фили­мо­ов // Акту­аль­ные про­бле­мы здра­во­охра­не­ния. — СПб., 2003. — С. 167–171.
  26. Фили­мо­нов С. В. Пра­во­слав­ный взгляд на вак­ци­но­про­фи­лак­ти­ку / С. В. Фили­мо­нов, А. В. Закрев­ская. — СПб., 2004. — 48 с.
  27. Фили­мо­нов С. В. Непред­взя­тый взгляд на гомео­па­тию / С. В. Фили­мо­нов, А. А. Комис­са­рен­ко, К. В. Панин. — СПб., 2004.
  28. Фили­мо­нов С. В. Отно­ше­ние к соб­ствен­но­му здо­ро­вью в зави­си­мо­сти от при­над­леж­но­сти к пра­во­слав­ной церк­ви / С. В. Фили­мо­нов // Уче­ные запис­ки СПбГ­МУ им. акад. И. П. Пав­ло­ва. — 2004. — Т. XI. — № 2. — С. 65–68.
  29. Фили­мо­нов С. В. Взгля­ды пред­ста­ви­те­лей раз­лич­ных рели­ги­оз­ных кон­фес­сий на вопро­сы кон­тра­цеп­ции и супру­же­ские отно­ше­ния / С. В. Фили­мо­нов // Жур­нал аку­шер­ства и жен­ских болез­ней. — 2004. — Т. LIII. — Вып. 2. — С. 84–88.
  30. Фили­мо­нов С. В. Пра­во­слав­ное отно­ше­ние к про­бле­ме «смер­ти мозга»/ С. В. Фили­мо­нов, Р. И. Чере­ва­тен­ко, Д. Э. Кор­жев­ский // Матер. XI Меж­ду­нар. обра­зо­ва­тель­ных Рож­де­ствен­ских чте­ний (Направ­ле­ние VI: «Хри­сти­ан­ство и нау­ка». Сек­ция: Пра­во­сла­вие и меди­ци­на). — М., 2004. — С. 4–22.
  31. Фили­мо­нов С. В. Основ­ные прин­ци­пы пра­во­сла­вия в меди­цине / С. В. Фили­мо­нов // Матер. XI Меж­ду­нар. обра­зо­ват. Рож­деств. чте­ний (Напр. VI: Хри­сти­ан­ство и нау­ка. Сек­ция: Пра­во­сла­вие и меди­ци­на). — М., 2004. — С. 61–72.
  32. Фили­мо­нов С. В. Мне­ние вра­чей о вспо­мо­га­тель­ных репро­дук­тив­ных тех­но­ло­ги­ях в зави­си­мо­сти от отно­ше­ния к пра­во­слав­ной церк­ви / Г. Л. Микир­ти­чан, С. В. Фили­мо­нов // Матер. II наци­о­наль­но­го кон­грес­са по био­э­ти­ке. — Киев, 2004. — С. 101.
  33. Фили­мо­нов С. В. Мне­ние вра­чей и паци­ен­тов о про­бле­мах инфор­ми­ро­ва­ния и полу­че­ния инфор­ми­ро­ван­но­го согла­сия (по мате­ри­а­лам социо­ло­ги­че­ско­го исследования)/ Г. Л. Микир­ти­чан, С. В. Фили­мо­нов // Акту­аль­ные про­бле­мы диа­гно­сти­ки, лече­ния и про­фи­лак­ти­ки забо­ле­ва­ний: Тру­ды Мари­ин­ской боль­ни­цы. — СПб., 2004. — С. 291–302.
  34. Фили­мо­нов С. В. Основ­ные направ­ле­ния сотруд­ни­че­ства Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви и Рос­сий­ско­го госу­дар­ства в обла­сти совре­мен­но­го здра­во­охра­не­ния / С. В. Фили­мо­нов // Вест­ник СПбГ­МА им. И. И. Меч­ни­ко­ва. — СПб., 2004. — № 2. — С. 33–36.
  35. Фили­мо­нов С. В. Меди­ко-соци­аль­ная харак­те­ри­сти­ка посе­ти­те­лей душе­по­пе­чи­тель­ско­го цен­тра / С. В. Фили­мо­нов // Про­бле­мы город­ско­го здра­во­охра­не­ния. — СПб., 2004. — Вып. 9. — С. 410–414.
  36. Фили­мо­нов С. В. Спор­ные и нере­шен­ные про­бле­мы соци­аль­ной док­три­ны Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в обла­сти охра­ны здо­ро­вья граж­дан, био­ме­ди­цин­ской эти­ки / С. В. Фили­мо­нов. — СПб., 2004.
  37. Фили­мо­нов С. В. Эта­пы сест­ри­че­ско­го дви­же­ния в Рос­сии (опыт периодизации)/ Г. Л. Микир­ти­чан, Р. В. Суво­ро­ва, С. В. Фили­мо­нов // Вест­ник исто­рии воен­ной меди­ци­ны. — СПб., 2004. — Вып. IV. — С. 53–64.
  38. Фили­мо­нов С. В. Орга­ни­за­ци­он­ные аспек­ты дея­тель­но­сти епар­хи­аль­ной пра­во­слав­ной боль­ни­цы / С. В. Фили­мо­нов, А. Г. Теми­ров, Г. Л. Микир­ти­чан // Про­бл. соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рии меди­ци­ны. — 2004. — № 4. — С. 50–52.
  39. Фили­мо­нов С. В. Онко­ло­гия и вера / С. В. Фили­мо­нов. — М. — СПб., 2004. — 79 с.
  40. Фили­мо­нов С. В. Отно­ше­ние вра­чей и насе­ле­ния к про­бле­ме абор­та и ста­ту­са эмбри­о­на / С. В. Фили­мо­нов, Г. Л. Микир­ти­чан // Жур­нал аку­шер­ства и жен­ских болез­ней. — СПб., 2004. — Т. LIII. — Вып. 3. — С. 47–51.
  41. Фили­мо­нов С. В. Меди­цин­ские учре­жде­ния Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви амбу­ла­тор­но­го типа / С. В. Фили­мо­нов // Бюл­ле­тень Наци­о­наль­но­го НИИ обще­ствен­но­го здо­ро­вья. — 2005. — № 1.
  42. Фили­мо­нов С. В. Отно­ше­ние вра­чей и насе­ле­ния к неко­то­рым про­бле­мам сек­су­аль­но­го здо­ро­вья / С. В. Фили­мо­нов // Бюл­ле­тень Наци­о­наль­но­го НИИ обще­ствен­но­го здо­ро­вья. — 2005. — № 1.
  43. Фили­мо­нов Сер­гий, прот. Орга­ни­за­ци­он­ные фор­мы дея­тель­но­сти меди­ко-соци­аль­ных учре­жде­ний РПЦ и пра­во­слав­ных обще­ствен­ных орга­ни­за­ций / Жур­нал «Цер­ковь и меди­ци­на». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 22–24.
  44. Фили­мо­нов Сер­гий, прот. Дис­пет­чер­ская служ­ба Обще­ства пра­во­слав­ных вра­чей СПб. им. свт. Луки (Вой­но-Ясе­нец­ко­го) / Т. А. Шагу­ри­на // Жур­нал «Цер­ковь и меди­ци­на». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 28–31.
  45. Фили­мо­нов Сер­гий, прот. Типо­вая модель, осно­вы орга­ни­за­ции и дея­тель­но­сти Душе­по­пе­чи­тель­ско­го цен­тра, как аль­тер­на­тив­ной фор­мы ока­за­ния амбу­ла­тор­ной помо­щи / В. В. Пер­вак // Жур­нал «Цер­ковь и меди­ци­на». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 31–33.
  46. Фили­мо­нов Сер­гий, прот. Осмыс­ле­ние ста­ту­са сест­ры мило­сер­дия XXI века, содер­жа­ния, места, фор­мы и объ­е­ма ее слу­же­ния / Анти­пен­ко Гри­го­рий, иерей, Г. А. Кли­шо­ва, Е. А. Каба­ко­ва, К. Ф. Гро­ма­ко­ва, Ю. Т. Анти­пен­ко // Жур­нал «Цер­ковь и меди­ци­на». — СПб. — 2005. — № 1. — С. 33–34.
  47. Фили­мо­нов Сер­гий, прот. Спор­ные вопро­сы био­ме­ди­цин­ской эти­ки / Мате­ри­а­лы Меж­ду­на­род­ной духов­но­ме­ди­цин­ской кон­фе­рен­ции «Дух, душа и тело». Сим­фе­ро­поль. — 2005. — С. 437–464.

Список литературы

  1. Алек­се­ев П. Воз­рож­дая духов­ные тра­ди­ции меди­ци­ны // Меди­цин­ская газе­та. — 2003. — № 19. — С. 1–3.
  2. Алек­сий II, Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси. Здо­ро­вье чело­ве­ка — в гар­мо­нии духа, души и тела // Меди­цин­ская газе­та. — 2000. — 19 янва­ря. — С. 1–2.
  3. Ана­то­лий Бере­стов, иеро­мо­нах. Грех. Болез­ни и исце­ле­ние. — М., 2000.
  4. Арта­мо­нов Р. Вера помо­га­ет // Меди­цин­ская газе­та. — 2003. — № 37. — 14 c.
  5. Архи­епи­скоп Игна­тий о Таин­ствах // Малый кате­хи­зис. М., 1649. С. 5, 25.
  6. Балов А. Мона­стыр­ские боль­ни­цы и лечеб­ни­цы // Фельд­шер. — 1903. — № 10. — С. 299–301.
  7. Бло­хи­на Н. Н. Меди­цин­ские учре­жде­ния жен­ских пра­во­слав­ных мона­сты­рей в деле охра­не­ния народ­но­го здра­вия доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии / Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рия меди­ци­ны. — 2001. — № 4. — С. 51–53.
  8. Бло­хи­на Н. Н. Меди­цин­ские учре­жде­ния жен­ских пра­во­слав­ных мона­сты­рей в деле охра­не­ния народ­но­го здра­вия доре­во­лю­ци­он­ной Рос­сии / Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рия меди­ци­ны. — 2001. — № 4. — С. 51–53.
  9. Бого­яв­лен­ский Н. А. Древ­не­рус­ское вра­че­ва­ние в XI–XVII вв. Источ­ни­ки для изу­че­ния исто­рии рус­ской меди­ци­ны. — М., 1960. — С. 31, 266.
  10. Боль­шой Треб­ник. Номо­ка­нон. М., 1897. П. 163, 164, 204, 205.
  11. Бушуев В. Ф. О народ­ном вра­че­ва­нии в пра­во­слав­ных мона­сты­рях // Врач. — 1901. — № 39. — 1187 c.
  12. Вве­де­ние в био­э­ти­ку. Учеб­ное посо­бие / Под ред. проф. Б. Г. Юди­на и канд. фил. наук П. Д. Тищен­ко. — М.: «Про­гресс-Тра­ди­ция», 1998.
  13. Все­под­дан­ней­ший отчет Обер-Про­ку­ро­ра Свя­тей­ше­го Сино­да по ведом­ству пра­во­слав­но­го испо­ве­да­ния за 1914–1916 гг. С. 227–228, 281–282.
  14. Голу­бин­ский Е. Е. Исто­рия рус­ской церк­ви. — Т. 1., ч. 1. — М., 1901. — С. 243; т. 1.ч. 2. — Б.г. — С. 554–557.
  15. Гон­ча­ров С., про­то­и­е­рей. Грех нар­ко­ма­нии. Пас­тыр­ско-бого­слов­ские пути осмыс­ле­ния // Помощь нар­ко­за­ви­си­мым: Пути вза­и­мо­дей­ствия свя­щен­но­слу­жи­те­лей и спе­ци­а­ли­стов. — СПб., 2002. — С. 19–21.
  16. Гра­чев А., свя­щен­ник. Когда боле­ют дети. Сове­ты пра­во­слав­но­го вра­ча. М.: Трим. 1993.
  17. Гри­го­рьев Н. И. Обще­ства трез­во­сти в Рос­сии // Тру­ды комис­сии по вопро­су об алко­го­лиз­ме. — СПб., 1900. Вып. IV. С. 232–233.
  18. Духов­ный регла­мент Пет­ра Вели­ко­го. — Киев, 1823.
  19. Ива­нов А. В. Пси­хи­че­ское здо­ро­вье насе­ле­ния: демо­гра­фи­че­ский аспект // Здра­во­охра­не­ние Рос­сий­ской Феде­ра­ции. — 1993. — № 12. — С. 7–11.
  20. Инфор­ма­ция о Петер­бур­ге. Элек­трон­ный спра­воч­ник Санкт-Петер­бург 2001. — Типо­гра­фия «Ира-принт». 2001.
  21. Иоанн Дамас­кин, св. Точ­ное изло­же­ние Пра­во­слав­ной веры. — М.: Ладья, 2002.
  22. Ири­на Бек­кер. Пусть в вашем серд­це живет любовь. — Газе­та «Рус­ский инва­лид», 1994, № 3–4.
  23. Каари­ай­нен К., Фур­ман Д. ред. Ста­рые церк­ви, новые веру­ю­щие. Рели­гия в мас­со­вом созна­нии пост­со­вет­ской Рос­сии. — М., СПб., 2000. — С. 3–98.
  24. Казан­ский П. Исто­рия пра­во­слав­но­го рус­ско­го мона­ше­ства от осно­ва­ния Печер­ской оби­те­ли преп. Анто­ни­ем до осно­ва­ния Лав­ры Св. Тро­и­цы прп. Сер­ги­ем. М., 1855.
  25. Кано­ни­че­ские отве­ты Тимо­фея, епи­ско­па Алек­сан­дрий­ско­го, ответ 6// Кано­ны, или Кни­га пра­вил на рус­ском язы­ке. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2000.
  26. Кар­та­шев А. В. Все­лен­ские Собо­ры. — СПб.: Биб­лио­по­лис, 2002.
  27. Кон­цеп­ция раз­ви­тия здра­во­охра­не­ния Тюмен­ской обла­сти на 2002–2005 годы и на пери­од до 2010 года. — Тюмень, 2002.
  28. Корот­ких Р. В. Пра­во­вые и эти­че­ские про­бле­мы здра­во­охра­не­ния Рос­сии в пери­од реформ.// Меди­цин­ская эти­ка / Под ред. В. И. Покров­ско­го. — М.: Меди­ци­на, 1997. — С. 47–58.
  29. Котель­ни­ков Г. Вза­и­мо­дей­ствие меди­цин­ской сест­ры и паци­ен­та на осно­ве прин­ци­пов мило­сер­дия // Глав­ная меди­цин­ская сест­ра. — 2000. — № 4. — С. 139–144.
  30. Куче­рен­ко В.3., Чер­ка­со­ва А. Е. Соци­аль­но-фило­соф­ские осно­вы вза­и­мо­дей­ствия меди­ци­ны и пра­во­сла­вия в Рос­сии // Эко­но­ми­ка здра­во­охра­не­ния. — 2004. — № 2. — С. 16–22.
  31. Куче­рен­ко В. З., Чер­ка­со­ва А. Е. Пер­спек­ти­вы сотруд­ни­че­ства госу­дар­ствен­ной систе­мы здра­во­охра­не­ния Рос­сии с Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью в обла­сти ока­за­ния помо­щи инва­ли­дам и тер­ми­наль­ным боль­ным / Эко­но­ми­ка здра­во­охра­не­ния. — М., 2000. — № 1. — С. 9–11.
  32. Куче­рен­ко В. З., Чер­ка­со­ва А. Е. Пра­во­слав­ная цер­ковь и охра­на здо­ро­вья насе­ле­ния // Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рия меди­ци­ны. — 1999. — С. 26–29.
  33. Лиси­цын Ю. П. Меди­цин­ская эти­ка, деон­то­ло­гия и био­э­ти­ка // Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны и исто­рия меди­ци­ны. — 1998. — № 2. — С. 7–13.
  34. Мака­рий, мит­ро­по­лит Мос­ков­ский и Коло­мен­ский. Пра­во­слав­но-дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. — М., 1857. Т. 2.
  35. Мак­си­мен­ко Л. Л. Изу­че­ние мне­ния насе­ле­ния о про­бле­мах здо­ро­вья и здра­во­охра­не­ния // Здра­во­охра­не­ние РФ. — 2003. — № 1. — С. 20–23.
  36. Мак­си­мо­ва Т. М. Здо­ро­вье чело­ве­ка и соци­аль­но-эко­но­ми­че­ские про­бле­мы обще­ства // Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рии меди­ци­ны. — 2003. — № 1. — С. 3–7.
  37. Маль­цев А. Ф. Свя­той Ефрем Пере­я­с­лав­ский — стро­и­тель пер­вых боль­ниц в Рос­сии. — СПб., 1908. — С. 13–15.
  38. Мас­лен­ни­ко­ва Т. Я. Вли­я­ние куре­ния на здо­ро­вье насе­ле­ния: место Рос­сии в Евро­пе // Про­фи­лак­ти­ка забо­ле­ва­ния и укреп­ле­ние здо­ро­вья. — 2002. — № 6. — С. 17–19.
  39. Мат­ве­ев Г. Н. Совре­мен­ная боль­ни­ца и пра­ва веру­ю­ще­го // Сест­рин­ское дело. — 2001. — № 2. — С. 38–39.
  40. Мате­ри­а­лы докла­да прот. Ген­на­дия Бар­то­ва. Епар­хи­аль­ное собра­ние Санкт-Петер­бург­ской епар­хии. — СПб. 2005.
  41. Медик В. А., Юрьев В. К. Курс лек­ций по обще­ствен­но­му здо­ро­вью и здра­во­охра­не­нию. — М., 2003. — Ч. II. — 456 с.
  42. Мер­ков А. М., Поля­ков Л. Е. Сани­тар­ная ста­ти­сти­ка. — Л., 1974.
  43. Мефо­дий (Кон­дра­тьев), игу­мен. Отно­ше­ние пра­во­слав­но­го свя­щен­но­слу­жи­те­ля к про­бле­мам нар­ко­ма­нии и ВИЧ-инфи­ци­ро­ва­ния // Помощь нар­ко­за­ви­си­мым: Пути вза­и­мо­дей­ствия свя­щен­но­слу­жи­те­лей и спе­ци­а­ли­стов. — СПб., 2002. С. 4–11.
  44. Мефо­дьев В. В. Демо­гра­фи­че­ские пока­за­те­ли и состо­я­ние здо­ро­вья насе­ле­ния Тюмен­ской обла­сти // Здра­во­охр. РФ. — 2002. — № 3. — С. 25–26.
  45. Мир­ский М. Б. Меди­ци­на рос­сий­ско­го сред­не­ве­ко­вья / Про­бле­мы соци­аль­ной гиги­е­ны, здра­во­охра­не­ния и исто­рия меди­ци­ны. — 2000. — № 2. — С. 59—62.
  46. Мороз А., свя­щен­ник, Цыган­ков В. А. Как побе­дить алко­го­лизм. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2002.
  47. Николь­ский К. Т. Посо­бие к изу­че­нию Уста­ва бого­слу­же­ния Пра­во­слав­ной Церк­ви. — СПб., 1865. — С. 710–711.
  48. Новая скри­жаль, или объ­яс­не­ние о Церк­ви, о Литур­гии и о всех служ­бах и утва­рях цер­ков­ных. — СПб., 1899. Ч. 2. Гл. 14. § 2. — С. 382–383, 432–433.
  49. Новомберг­ский Н. Я. Вра­чеб­ное стро­е­ние в допет­ров­ской Руси. — Томск, 1907.
  50. О долж­но­стях пре­сви­те­ров при­ход­ских. М., 1796. § 51, § 84, § 86, § 99, § 110, § 116, § 127.
  51. О кре­ще­нии // Треб­ник Пет­ра Моги­лы. — Киев: Инфор­ма­ци­он­но-выста­воч­ный центр Укра­ин­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви, 1996. Т. 1. С. 5–69.
  52. Овча­ров В. К. Иссле­до­ва­ние соци­аль­ных фак­то­ров фор­ми­ро­ва­ния здо­ро­вья насе­ле­ния // Обще­ствен­ные нау­ки и здра­во­охра­не­ние. — М., 1987. — С. 139–150.
  53. Овча­ров Е. Д. Духов­но-нрав­ствен­ные осно­вы здо­ро­вья насе­ле­ния на осно­ве пре­ем­ствен­но­сти поко­ле­ний // Акту­аль­ные про­бле­мы духов­но-нрав­ствен­но­го вос­пи­та­ния детей и моло­де­жи: Рож­де­ствен­ские чте­ния: мате­ри­а­лы област­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции 30–31 2003 г. — Тюмень, 2003. — С. 161–166.
  54. Осно­вы соци­аль­ной кон­цеп­ции Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. — М., 2001.
  55. Пат­ри­арх Мос­ков­ский и всея Руси Алек­сий П. Участ­ни­кам науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции «Сотруд­ни­че­ство Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви с госу­дар­ствен­ной систе­мой здра­во­охра­не­ния Рос­сии» // Меди­цин­ская ака­де­мия. — 1999. — № 4 (2275) . — С. 2.
  56. Пол­ное собра­ние рус­ских лето­пи­сей. — СПб., 1862. — Т. IX. — С. 115–116.
  57. Помощь нар­ко­за­ви­си­мым: Пути вза­и­мо­дей­ствия свя­щен­но­слу­жи­те­лей и спе­ци­а­ли­стов. — СПб., 2002. — С. 15–26.
  58. Поно­ма­ре­ва Л. А. О воз­рож­де­нии духов­ных основ меди­ци­ны / Л. А. Поно­ма­ре­ва // Меди­цин­ская сест­ра. — 2003. — № 2. — С. 39.
  59. Попов Е., про­то­и­е­рей. Пись­ма по пас­тыр­ско­му бого­сло­вию. — Пермь. 1874. Ч. 2. С. 74–79.
  60. Поуче­ние свя­ти­тель­ское к ново­по­став­лен­но­му иерею. — 1862. С. 6.
  61. Пра­ви­ла Кар­фа­ген­ско­го Собо­ра, пра­ви­ло 54 // Кано­ны, или Кни­га пра­вил на рус­ском язы­ке. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2000.
  62. Пра­ви­ла Лаоди­кий­ско­го Собо­ра, пра­ви­ло 47 // Кано­ны, или Кни­га пра­вил на рус­ском язы­ке. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2000.
  63. Пра­ви­ла Неоке­са­рий­ско­го Собо­ра, пра­ви­ло 6 // Кано­ны, или Кни­га пра­вил на рус­ском язы­ке. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2000.
  64. Пра­ви­ла св. Кирил­ла Алек­сан­дрий­ско­го, пра­ви­ло 5// Кано­ны, или Кни­га пра­вил на рус­ском язы­ке. — СПб.: Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го, 2000.
  65. Рас­по­ря­же­ние Епар­хи­аль­но­го архи­ерея по Сама­ре и Рязан­ской епар­хии // Свод ука­за­ний и заме­ток по вопро­сам пас­тыр­ской прак­ти­ки. 1875. С. 95.
  66. Редь­ко А. А. Сбор­ник науч­ных работ, опуб­ли­ко­ван­ных к 125-летию боль­ни­цы № 4 Свя­то­го Вели­ко­му­че­ни­ка Геор­гия в Санкт-Петер­бур­ге. — 1995.
  67. Роза­нов Н. П. Дея­тель­ность духо­вен­ства в борь­бе с народ­ным пьян­ством. Исто­ри­че­ский очерк. М., 1912. С. 65–67.
  68. Руко­вод­ство для сель­ских пас­ты­рей. — СПб., 1869. Т. 1. С. 479, . Т. 2. С. 162–164.
  69. Силу­я­но­ва И. Эти­ка вра­че­ва­ния. М., 2001.
  70. Силу­я­но­ва И. В. Совре­мен­ная меди­ци­на и Пра­во­сла­вие. — М.: Изд-во Свя­то-Тро­иц­кой Сер­ги­е­вой Лав­ры, 1998.
  71. Силу­я­но­ва И. В. Эти­ка вра­че­ва­ния. Совре­мен­ная меди­ци­на и пра­во­сла­вие. М.: 2001. — С. 96–319.
  72. Силь­чен­ков И., свя­щен­ник. Прак­ти­че­ское руко­вод­ство при отправ­ле­нии при­ход­ских треб. Воро­неж, 1888. С. 20–21, 39, 69–74, 107.
  73. Сне­ги­рев И. Справ­ки о нача­ле бога­де­лен и о быте нищих в Москве до XVIII века // Лите­ра­тур­ный вечер. — 1844. — С. 16–28.
  74. Сурож­ский Анто­ний, Мит­ро­по­лит. Жизнь. Болезнь. Смерть. — М., 1995. — 57 c.
  75. Сыр­цо­ва Л. Е., Чер­ка­со­ва А. Е. Воз­мож­но­сти и необ­хо­ди­мость сотруд­ни­че­ства госу­дар­ствен­ной систе­мы здра­во­охра­не­ния Рос­сии с Рус­ской Пра­во­слав­ной Цер­ко­вью по про­фи­лак­ти­ке соци­аль­но-зна­чи­мых забо­ле­ва­ний (на при­ме­ре инфек­ций, пере­да­ю­щих­ся поло­вым путем, нар­ко­тиз­ма и алко­го­лиз­ма) // Про­фи­лак­ти­ка забо­ле­ва­ний и укреп­ле­ния здо­ро­вья. — М., 2000. — № 1. — С. 12–14.
  76. Треб­ник Пет­ра Моги­лы. Т. 1. С. 319–358, 445–448.
  77. Треб­ник / Мос­ков­ское подво­рье Свя­то-Успен­ско­го Пско­во-Печер­ско­го мона­сты­ря. — М.: Пра­ви­ло веры, 1995. С. 223–229.
  78. Ука­за­ния по вопро­сам пас­тыр­ской прак­ти­ки при «Цер­ков­ном обще­ствен­ном вест­ни­ке». — 1876. С. 177.
  79. Ука­за­ния Свя­тей­ше­го Сино­да. — СПб., — 1849. 20 февраля.
  80. Федо­то­ва Н. В. Порок куре­ния — духов­ная при­выч­ка // Акту­аль­ные про­бле­мы духов­но-нрав­ствен­но­го вос­пи­та­ния детей и моло­де­жи: Рож­де­ствен­ские чте­ния: мате­ри­а­лы област­ной науч­но-прак­ти­че­ской кон­фе­рен­ции 30–31 янва­ря 2003г. — Тюмень, 2003. — С. 243–245.
  81. Фили­мо­нов С., свя­щен­ник. Пас­тыр­ское слу­же­ние в боль­ни­це. Обще­ство свт. Васи­лия Вели­ко­го. — СПб., 2003. — С. 112–122.
  82. Флинт А. Труд мед­сест­ры есть слу­же­ние, а слу­же­ние есть любовь // Сест­рин­ское дело — 2000. — № 6. — С. 10–11.
  83. Хара­кас С. Пра­во­сла­вие и био­э­ти­ка // Чело­век. — 1994. — № 2. — С. 91–100.
  84. Цер­ков­ная анти-СПИД сеть / ОВЦС МП. Круг­лый стол по рели­ги­оз­но­му обра­зо­ва­нию и диа­ко­нии. Инфор­ма­ци­он­ный бюл­ле­тень. — М., 2002. Май. С. 2–11.
  85. Чер­ка­со­ва А. Е. Вза­и­мо­дей­ствие меди­ци­ны и рели­гии в Рос­сии: Обзор лите­ра­ту­ры / Вопро­сы эко­ном. и управл. для руков. Здра­во­охра­не­ния. — 2003. — № 4. — С. 85–89.
  86. Чин обе­та трез­во­сти. — М.: Нип­пур, 1997.
  87. Шме­лев Г. М. Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь, ее дея­тель­ность и эко­но­ми­ка до и после 1917 г. // Вопро­сы исто­рии. — 2003. — № 11. — С. 36–51.
  88. Щепин О. П. Совре­мен­ный этап рефор­мы здра­во­охра­не­ния и обес­пе­че­ние доступ­но­сти меди­цин­ской помо­щи в Рос­сий­ской Феде­ра­ции //Проблемы соци­аль­ной гиги­е­ны и исто­рия меди­ци­ны. — 1999. — №3. — С. 7–10.
  89. Юби­лей­ный Архи­ерей­ский Собор Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви 13–16 авгу­ста 2000 г. Сбор­ник докла­дов и доку­мен­тов. Гла­вы Х‑ХII — СПб., 2000. — С. 188–200.
  90. Архим. Кипри­ан (Керн). Пра­во­слав­ное пас­тыр­ское слу­же­ние. — М: Хри­сти­ан­ская жизнь, 2002.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки