Авраам — отец всех верующих — Добыкин Д.Г.

Авраам — отец всех верующих — Добыкин Д.Г.

(8 голосов4.6 из 5)

Беседа преподавателя Санкт-Петербургской Духовной Академии, кандидата богословия Дмитрия Георгиевича Добыкина.

Расшифровка лекции

Если Вы меня забыли или не знаете — зовут меня Добыкин Дмитрий Георгиевич, преподаватель нашей Духовной Академии, и я в Академии преподаю Ветхий Завет. Соответственно, большое спасибо отцу Алексею, что он меня приглашает на те лекции, которые я говорил, и буду говорить — они все-таки связаны с Ветхим Заветом. И сегодня мы поговорим об одном известнейшем ветхозаветном праведнике — наверное, о самом главном праведнике Ветхого Завета, которого звали Авраам. Если у человека, который ходит в Церковь и хотя бы чуть-чуть интересуется своей верой, спросить: кто такой Авраам, он чаще всего вспомнит две вещи. Давайте я сейчас просто начну говорить, и вы либо закиваете головой, либо замотаете головой — это Мамврийский дуб, и второе — это жертвоприношение Исаака. И, пожалуй, всё. Кто читает Новый Завет — не только Евангелие, но и Послания апостольские, или слушает Священное Писание, наверняка знает, что имя Авраама вспоминается в Новом Завете. Имя Авраама вспоминается в Новом Завете 71 раз. Цифра ничего не обозначает, она просто означает, что достаточно часто упоминается. Ну, наверно, Давид и Моисей еще также часто упоминаются из ветхозаветных. Но если вы читаете Новый Завет, то вы наверняка знаете, что Авраам назван отцом всех верующих. И вот мы сейчас с вами попробуем поговорить в течение ближайших полутора часов, что означают эти слова: «Авраам — отец всех верующих».

Сразу давайте разберемся с несколькими словами. Во-первых, давайте разберемся со словом «верующий», «отцом всех верующих». Священное Писание Ветхого Завета всех людей делит на две категории — это верующие и язычники. Я надеюсь, вы понимаете, кто имеется в виду под верующими в Ветхом Завете, это ветхозаветная Церковь. Новый Завет всех людей делит на три категории: язычники, иудеи и верующие. Надеюсь, вы понимаете, кто имеется в виду в Новом Завете под словом «верующий». Итак, язычники, иудеи и верующие. Если вы обратитесь к учению Священного Писания или к догматике, то вы узнаете, что Бог вложил в человека как бы такой «орган», через который человек ищет Бога, то есть это заложено в человеке. Человек создан таким, что он ищет Бога. Это движение у человека. С другой стороны, Бог посылает Свою благодать для всех людей, которая называется призывающей благодатью, и эта призывающая благодать ведет людей к Богу. Вот отклик на эту призывающую благодать называется вера. Человек откликается на эту призывающую благодать, и приходит к Богу, и становится. — Вот это чувство поиска Бога — оно есть в человеке. Когда человек начинает искать Бога и находит Его, вот тогда-то и возникает вера. Вера она появляется у человека, она не есть врождённое чувство у него. У него есть врождённое чувство поиска Бога, стремления к Богу, стремление к благу — оно есть, и это есть у каждого человека. Но вера появляется тогда, когда происходит встреча с Богом. Вот когда человек встречается с Богом, тогда он и становится верующим. Когда он просто слышит Бога, но откликается. О чем я сказал: человек слушает Бога, приходит к Нему и поклоняется Ему, так как Бог открывает Себя. Вот об этом я и говорил в самом начале.

Насчёт Ветхого Завета. Что такое Ветхий Завет. Одно из лучших определений, что такое Ветхий Завет, дано в таких словах: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр.1:1). Тот Бог, Который говорил нам в Сыне — это тот же Бог, Который нам говорил в Ветхом Завете. Если мы отвергаем Ветхий Завет, мы отвергаем слова Бога. Это первое. Второе. Результат Ветхого Завета — это евреи. Результат Ветхого Завета — это Иисус Христос, потому что апостол сказал о Ветхом Завете, что это детоводитель к Христу. Это раз.

Второе. Значит, кто такой христианин — верующий христианин, а не называющий себя христианином. Можно давать разные определения, можно большие и короткие, но одно, из наверно, таких очень коротких определений мне нравится — я не говорю, что оно единственное, но оно мне нравится: христианин это тот, кто слушает Христа. Повторяюсь: христианин тот, кто слушает Христа, верующий. Потому что Бог сначала говорил людям через пророков, и это Ветхий Завет был. Он говорил и людей к Себе призывал. Люди приходили и становились верующими. Но в конце концов Бог сказал через Иисуса Христа, через Сына. Поэтому мы теперь, чтобы быть верующими — я возвращаюсь вновь к той же самой мысли, с которой начал, — это мы должны прийти к Христу и слушать Его, потому что через Христа говорит Сам Бог. Всё, что говорил и делал Христос, является для нас высшим авторитетом. Почему? Потому что через Него говорил Бог. Более того, не просто говорил Бог — Он и есть Бог. Иногда апостолы они немножко так разводили человечество Иисуса Христа и Божество Иисуса Христа. Зачем это они делали — потому что люди видели Иисуса, но не знали, что это Бог. Поэтому они как бы и говорят, что через Иисуса говорит Бог. Но мы понимаем, что Он Сам есть Бог. Поэтому всё, что сказал и делал Иисус Христос, является для нас высшим авторитетом. Моя мысль понятна? Понятна. Я закончу. Соответственно, чтобы узнать нам, как нам относиться к Ветхому Завету, что мы должны сделать: надо посмотреть, как Иисус Христос к нему относился. Правильно? Правильно. Потому что христианин — это тот, кто слушает только Иисуса Христа. А Иисус Христос почитал Ветхий Завет, Он говорил о том, что Ветхий Завет указывает на Него, и он обладает авторитетом для христиан. Мы понимаем, что мы живём в такое время, что есть люди, которые называют себя христианами, но не являются христианами. Почему они не являются христианами — потому что они не слушают Христа. Почему иудеи вот такие — отвергли Христа, потому что они не слушали Бога, Который говорил им в Ветхом Завете. Вот и всё объяснение

Вопрос: Можно сказать, что в Ветхом Завете через пророков говорил Христос?

Да. Если мы говорим Иисус Христос в Ветхом Завете — это анахронизм. Мы можем говорить, что через пророков говорило Второе Лицо Пресвятой Троицы, вот это будет вообще догматически верно. Это верно, потому что именно это наше учение. Если заниматься этим вопросом, то это становится очень четко и очень ясно. Не Бог Отец, не какой-то абстрактный бог, а вот тот Самый Бог, который говорил «Бог многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни говорил нам в Сыне». Бог говорил, говорил, говорил, потом Он воплотился в Иисуса Христа, и — понятно, что через Него говорил, то есть уста человеческой плоти Иисуса Христа это были уста Божии. Вот и всё.

Вопрос: То есть Иисус Христос не существовал до воплощения?

Давайте я вам не буду объяснять примитивные вещи. Давайте все-таки я закончу, раз уж такие вопросы полетели. Пресвятая Троица была всегда: Отец, Сын и Дух Святой. Есть. Троица была всегда, но в определенный исторический момент, временной момент, Второе Лицо Пресвятой Троицы восприняло человеческую плоть. Вот это воплощение Второго Лица Пресвятой Троицы получило имя Иисус и титул Христос, что значит «помазанник». Естественно, до воплощения Иисуса Христа как Богочеловека не было, но как Бог, Второе Лицо Пресвятой Троицы было всегда. Я почему сказал, что это анахронизм, но мы используем это и говорим, что Иисус Христос в Ветхом Завете — ну, если уж догматически Сын Божий, всё ясно и всё понятно.

Вернемся всё-таки к определениям. Итак, верующие — это те, которые приходят к Богу, которые слушают Его и исполняют Его волю. Бог открывает о Себе знания постепенно. Сначала Он открывает знание через пророков — и это Ветхий Завет, и тогда люди делятся на язычников, которые не поклоняются истинному Богу, и верующих. В Новом Завете верующие люди делятся на иудеев, язычников и верующих. Верующие — это христиане, то есть мы. И таким образом в Новом Завете сказано, что Авраам отец всех христиан. (Это я должен был сказать 45 минут назад). Вот теперь встает вопрос: а почему Авраам называется отцом всех верующих? И здесь мы должны, естественно, обращаться к истории Авраама, к некоторым моментам его жизни и рассматривать их в свете Нового Завета.

Авраам — что мы о нем знаем. Мы знаем о нем то, что было после того, как он откликнулся на призыв Божий. А что было до этого? А до этого мы знаем, что он жил в каком-то Уре Халдейском, и знаем, кем был его отец. Он был язычником. Скорее всего, Авраам тоже был язычником, но вот к этому язычнику обратился Бог, и Авраам услышал этот призыв Божий, и откликнулся на этот призыв Божий, и уверовал. Кто-то из нас пришёл в Церковь — его привели, или даже принесли, и он так и остался. Кого-то привели, кто-то пришёл сам. Но даже если нас принесли или привели, или мы пришли, все равно когда-то у человека наступает момент, когда он должен себе самому задать вопрос: а кто я? Верующий или неверующий? И вот когда он отвечает «я верующий», он понимает, что он не может жить той жизнью, которой жил раньше. Авраам жил языческою жизнью, жил в хорошем городе, этот город известен там был, мегаполис, у него все было хорошо. И вот он слышит призыв Божий — в 12 главе, я зачитаю и скажу, как это звучало по-еврейски:

И сказал Господь Авраму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего [и иди] в землю, которую Я укажу тебе (Быт.12:1).

Там звучит такое слово «лех леха». Можно перевести знаете, как «уходя, уходи». То есть Аврааму Бог сказал: всё бросай и делай такой прыжок веры. Мы прыгали в воду — так замираем и прыгаем, мы не знаем, какое там дно, что там за вода, и вот это прыжок в неизвестность. Почему? Потому что Авраам уверовал, и поэтому он вот так прыгнул. И это один из примеров того, как надо веровать: бросай всё и становись верующим, это один из примеров, вера Авраама.

Уходя, уходи. Невозможно быть чуть-чуть верующим или чуть-чуть неверующим, всегда либо-либо. Не получается быть «чуть-чуть» — хорошая известная метафора, потому что даже если мы попробуем, знаете какая проблема возникнет: наша совесть начнёт нас обличать. Почему? Потому что мы знаем, как правильно, но живем неправильно, нас советь начинает обличать. И снова встает этот вопрос: уходя, уходи, «лех леха», бросай этот грех и уходи. У Авраама будет много падений, они описаны. Но это уже Авраам повернулся к Богу, и к Нему пошёл, и к Нему пришёл. А падения — они всегда будут.

Но следующий момент, который тоже очень важен для понимания, почему Авраам — отец всех верующих, описан в 15 главе. Чтобы понять, нужна предыстория. Авраам и его слуги победили коалицию царей — причём победили, все поняли, что он победитель. И знаете, какой момент наступил: Авраам начал бояться за свою жизнь. Почему? Потому что он был никто, и звали его никак, а теперь он тут победитель, и соседи начали на него коситься, что он сейчас там начнет всех захватывать, власть захватывать, и поэтому «нет человека — нет проблемы», и поэтому Авраам боится, что его убьют. И вот Господь ему является и говорит: После сих происшествий было слово Господа к Аврааму в видении, и сказано:

Не бойся, Авраам; Я твой щит; награда твоя весьма велика (Быт.15:1).

Я тебя буду защищать, не бойся никого, твоя награда будет весьма велика. Когда мы говорим о Божией награде, мы потом чуть-чуть ещё поговорим об этом, — когда мы говорим о Божией награде, мы должны понимать, что это земное слово — награда. Почему? Потому что, ну как вот: я работаю, мне дали премию или медаль на грудь. Почему? Потому что я её заслужил. Но нужно понимать: вечную жизнь с Богом невозможно заработать, сколько бы мы ни трудились, вечность мы не сможем заработать. Это всё равно дар Божий. Очень хороший пример, иллюстрация — мне она очень нравится, я его, конечно, не сам придумал, мне очень понравилось, уже после воскресения Христа: ловили всю ночь рыбу, ничего не поймали, видят на берегу Христа. Он им кричит: «У вас есть еда?» Они говорят: «Нет еды». Он говорит: «Ну тогда сети закидывайте и вытаскивайте». Они закидывают, сети вытаскивают, в этих сетях много рыбы, они пристают к берегу, выходят — что они видят? Костерок, на нём запеченная рыба и мед. Смотрите: работайте, но когда вы придёте, вы получите дар. Вот этот дар и есть вечная жизнь. Награда ли это? С одной стороны да, потому что мы работали; но с другой-то стороны, мы понимаем, что это дар Божий, то есть мы не сможем заработать Царство Божие. Поэтому когда мы читаем о слове «награда», то мы должны понимать, что это человеческое слово, это не совсем то, что у Бога будет происходить.

Итак, Бог обещает Аврааму какой-то дар. А какой дар нам Бог может обещать, как вы думаете? Как вы думаете, какой дар мы можем получить, самый главный? Вечная жизнь, бесспорно. Но вот в Ветхом Завете Бог не мог это обещать — я не буду сейчас уточнять, почему — были причины. Но Бог, естественно, что-то дарует тем людям, которые трудятся и исполняют Его волю. Что он давал тем людям? Нам давал вечную жизнь, тем давал долгую жизнь, богатство и детей. У Авраама есть и долгая жизнь, и богатство, у него главного: детей нет. И он говорит о том, что «Господи, вот я усыновлю ребенка — вернее, не ребенка, — взрослого, который за мной доследит, и вот:

И было слово Господа к нему, и сказано: не будет он твоим наследником, но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником. И вывел его вон и сказал [ему]: посмотри на небо и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их. И сказал ему: столько будет у тебя потомков (Быт.15:4-5).

Бог обещает. И дальше звучат самые важные слова во всей истории Авраама:

Авраам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность (Быт.15:6).

Что означают эти слова? Авраам верит, и тем самым он показывает свою праведность. Теперь давайте разберемся, почему я считаю, что это важно, и важно для нас, для христиан. Одно из определений веры даёт Священное Писание, такое: Вера есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом (Евр.11:1). Что означают эти слова? Мы верим в Бога, но никто из нас не может сказать, что он Его видел, что он щупал Его, смотрел на Него. Навряд ли кто-то из вас видел ангелов. Действие Божие мы все чувствовали, но его не видели. Мы не можем сказать, что мы знаем, что Он есть — мы верим, что Он есть, и мы не просто верим — мы уверены, что он есть. О вере мы ещё поговорим потом чуть-чуть ещё. Мы уверены, что Он есть. Не знание, но уверенность.

Теперь «осуществление ожидаемого». Это вопрос, который я уже задавал не раз: ради чего мы ходим в храм, ради чего мы исполняем волю Божию, какую цель мы ставим перед собой, что мы хотим от нашей веры? — Жизнь вечную, вот мы хотим этого. Если я чего-то хочу простого: я хочу новый телефон, и он стоит, положим, десять тысяч — я хочу. Что я делаю для того, чтобы получить этот телефон? Я зарабатываю деньги, я экономлю, я ищу этот телефон, и так далее, пока я его не получу. То есть я стремлюсь к этой цели, и я надеюсь, что эту цель мы достигнем. Итак, я стремлюсь к этой цели, и если я приложу всё-всё — своё желание, всё стремление, я эту цель достигну. То есть если я хочу быть с Богом, что я делаю — я делаю всё, чтобы быть с Богом, я отказываюсь от чего-то, я работаю для этого, и моя вера осуществляет моё ожидание.

Мы в Бога верим, мы не знаем Его, мы не можем сказать, что Бога мы пощупали, для нас Он невидимый. Можем ли мы сказать, что мы уверены, что вот мы сейчас умрем, и мы будем с Богом — навряд ли кто-то так скажет. То есть мы надеемся, но не уверены. Вот с Авраамом было то же самое. Что ему Бог обещает — Он ему обещает, что у тебя будут дети — последняя составляющая. Авраам этого не имеет, но он верит Богу, что это будет — вот это что-то невидимое, вот это что-то ещё неосуществленное — он в это верит, и тем самым показывает свою праведность. У нас должна быть такая же вера. Мы не видящие Бога — помните, что Христос сказал Фоме: «Ты видел, и ты веруешь, но больше те, которые не видели, но веруют» Раз. Имеем ли мы вечную жизнь, получили ли мы, услышали ли мы, стоя по правую руку — еще нет. Но мы в это верим, мы на это надеемся, и тем самым мы показываем свою праведность.

Теперь давайте разберемся со словом «вера», потому что с этим понятием часто возникает большая путаница, особенно когда читаешь апостола Павла и апостола Иакова. Вы согласны с тем, что одно и то же слово может иметь разные значения. В других языках тоже — одно и то же слово, разные значения. Иаков и Павел — это же разные люди, и слова-то они использовали немножко по-разному. Что имел в виду апостол Иаков, когда говорил «Вера без дел мертва есть». Апостол Иаков столкнулся с такой проблемой — появились люди, которые начали говорить: «Я верю во Христа, и теперь я могу делать всё, что хочу. Я верю в Христа, и я могу делать всё, что хочу; я крещеный — я могу делать всё, что я хочу». Если говорить об иудеях, они говорили: «главное — я обрезанный, я иудей, я могу делать, что я хочу». Поверьте, эта проблема не исчезла. Разве вы не сталкивались с такими людьми, которые говорят: «Я русский, поэтому я православный»? И задаешь вопрос человеку: «Когда ты последний раз был в Церкви?» Он задумался и вспоминает: когда его крестили. Но такие люди считают себя верующими. Такая проблема была, и апостол Иаков, чтобы опровергнуть ее, он говорил, что это не вера, это декларация. Поэтому чтобы подтвердить свою веру, вы должны показать ее, показать делами.

У апостола Павла была другая проблема. Апостол Павел вообще не мог себе даже представить, как это может быть просто вера. Потому что апостол Павел о себе говорит: «Я фарисей из фарисеев, учился у ног Гамалиила», то есть Писание он знал идеально, он академию закончил. И как бы его мысль: если я верующий — я делающий. Это невозможно было бы, если верующий и как верующий есть, он сразу и делающий, по отдельности это быть не может. Поэтому у апостола Павла слово «вера» — это соединение уверенности веры во Христа и проявление этой веры. То есть апостол Павел вообще не рассуждает о делах, потому что если ты уверовал, то ты делающий. Но апостол Павел говорит об одной проблеме, которая возникла в его время. По большому счёту для нас это проблема немножечко далека. Почему? Потому что во времена апостола Павла были люди, которые говорили следующее. Надо исполнять во всей полноте ветхозаветный закон. Что такое ветхозаветный закон во всей полноте — это 613 заповедей, которые включали в себя много чего, и не только Десять заповедей. Это и обрезание; это и чистая и нечистая пища; это нестрижка у мужчин висков и неподстригание краев бороды; это кисточки на одежде; это запрет носить на себе ткани, сделанные из двух разных ниток. Это много-много-много чего. Ну, и конечно, принесение жертв. Это вот эти 613 заповедей. И эти люди говорили: вот если вы не выполняете 613 заповедей, то о спасении говорить вам не стоит. Вот выполняйте эти 613 заповедей. Причём, знаете, такой перекос был в какую сторону — это вот особенно в Послании Галатам об этом звучит: 613 — и Христос, и это как бы вот вместе. Это было полбеды, в сторону вот этих вот заповедей, вот этих 613. Как бы Христос становится такой: ну да, хорошо веровать во Христа, но главное — выполнять 613 заповедей. Вот о чём говорит апостол Павел. И когда мы слышим слово «вера» и «закон», или «дела» у апостола Павла — это не совсем то, что о чем мы иногда думаем, это вот именно вот эти 613 заповедей, во всей ее полноте. Люди, с которыми спорил апостол Павел, они мыслили в соответствии с Писанием: 613 заповедей нужно выполнять все, все до одной заповеди, нельзя выполнить только там 10, 11, 600 заповедей, надо выполнять все 613. Не исполняешь одну заповедь — ты не исполняешь весь закон. Всё. Поэтому все 613. И апостол Павел спорит именно с таким подходом. Он говорит о том, что — нет, не 613 заповедей, а Христос, вера во Христа, вот это и есть путь ко спасению. Вот так. Но оппоненты его не глупые люди, они говорили: смотрите, кого Бог называет праведными в Ветхом Завете — те, которые исполняют эти заповеди, эти 613. Правда, апостол Павел говорит, что никто не исполняет эти все 613 заповедей, все равно ты нарушаешь их. И апостол Павел начинает говорить, он говорит о самом важном: Христос, вера во Христа спасает. Я сейчас повторюсь, я напомню: вера во Христа — это не просто вот «я верю в Христа». Как узнать, что я христианин: я живу, как христианин, вот это вот и есть вера во Христа — это жить как христианин. И он говорит, что нет веры во Христа. Теперь дальше логика апостола Павла, она очень для нас очень важна, и здесь становится понятно, почему Авраам — отец всех верующих. Павел говорит так, что когда Авраам был назван праведным, Авраам поверил Господу, и это вменилось ему в праведность, вот тогда он был назван праведным. Любой человек, который знает Писание, об этом ответит. Теперь следующий вопрос: а когда это было дано? До дарования вот этих 613 заповедей, или после дарования? До. И поэтому если Писание Авраама называет праведным до того, как он начал исполнять 613 заповедей — а он их не исполнял до конца, потому что они даны позже, и он назван праведным, то значит, можно быть праведным, не исполняя эти 613 заповедей. Кто не исполняет 613 заповедей и может называться праведным — христиане. Есть? Есть. Обращаясь к галатам, он задает вопрос: скажите, а когда вы получили Божию благодать — когда уверовали в Христа, или когда обрезались, потому что обрезание — это начало исполнения этих заповедей. Ответ простой: когда уверовали в Христа, а не когда обрезались, поэтому благодать Божия во Христе больше, чем в исполнении закона.

Дальше апостол Павел разбирает очень важный вопрос. Но ведь закон-то дан, и в законе сказано, что «проклят всякий, кто не исполняет закон». Вы не исполняете одну заповедь — вы не исполняете весь закон. Апостол Павел отвечает на вопрос, его аргументация для нас может показаться странной, но для людей, начитанных в Писании, она приемлема была. Если бы мы называли себя верующими, но не исполняли вот эти все ветхозаветные заповеди, то мы бы были прокляты законом. Господь дал, это Его было откровение — вот тогда, в Ветхом Завете. Да, тогда надо было исполнять. Но пришла благодать Божия, спасительная для всех людей благодать Божия, которая пришла — это Иисус Христос. Он дал нам заповеди, но не те заповеди. Люди, которые тогда жили, они говорили: вот вы прокляты законом, потому что вы его не исполняете. Как ответил апостол Павел? Смотрите, в Писании есть такая фраза: «проклят всяк, висящий на древе». Есть такая фраза? Есть. И он говорит, что Христос на Себя взял наше проклятие закона, Он взял на Себя это проклятие закона, умер, и поэтому на нас не распространяется требование исполнения всех тех 613 заповедей. Вот такая логика апостола Павла. Но он всё время возвращается к Аврааму. Авраам назван праведным без исполнения этих 613 заповедей. Мы, верующие, названы праведными, не исполняя 613 заповедей. Чтобы вы не думали, что я отрицаю добрые дела — ни в коем случае. Вера всегда действенная, но не надо нам пейсы отпускать, кисточки делать на одежду, и так далее. Всё.

«Заповедь новую даю вам: да любите друг друга; сие творите в Мое воспоминание; идите, научите», и так далее — читаем писание Нового Завета.

Вопрос: А вот какой народ должен, чтобы ему дали заповеди «не убий» и «не укради», каким надо быть, чтобы тебе давали заповедь, что этого не делай?

Когда мы говорим о законе, вот этих 613 заповедях, мы должны понимать — я привёл пример про пейсы, про обрезание, про кашрут, но там были не только такие заповеди. Те заповеди, про которые я сейчас вам рассказал, они называется ритуальные. Но кроме этих заповедей были заповеди богословские. Самая известная богословская заповедь — вы ее все знаете. Потому что ее Христос повторил.

Возлюби Господа Бога

Аминь. Вторая заповедь относится к разделу этических, то есть отношений между людьми, и былоа ещё третья и еще четвертая категория заповедей, заповеди общественно-политические. Как-то я приезжал и рассказывал, что означает заповедь «Око за око, глаз за глаз, зуб за зуб. Это заповедь, на основании которой должно строиться судопроизводство: наказание не должно быть больше преступления, я сейчас не буду вдаваться, потому что я это рассказывал. Знаете, как: человек украл, нельзя ему руку рубить, потому что непропорционально будет. Человек украл, что он должен сделать: вернуть украденное плюс пятая часть и плюс принести покаянную жертву.

Надо человека вразумить и вразумить так, чтобы он запомнил на всю оставшуюся жизнь.

Мы становимся очень справедливыми, когда это не нас касается. И мы становимся очень милостивыми, когда это касается всех нас. Вот взгляните в себе те самые общественно-политические заповеди и этические заповеди, которые есть в Библии, в Ветхом Завете — разве мы не нарушали? Они есть. Наказание тоже указано. Неужели мы когда-то что-то не прихватывали? А чем разница воровства украсть яблоко или сливу украсть, или машину украсть? И то, и другое является воровством. И.. ? Кто из нас в детстве не лазил по чужим садам? Или идём (кстати, Библия это разрешает) — там, как говорится, ты можешь зайти в сад и сорвать, но сорвал и съел, и пошёл дальше, ты не можешь положить себе в карман. Яблоко ты съел, но ты же не съешь ведро, ты взял это яблоко и съел — можно. Кто из нас — идёт, и вот висит над забором какая-то там вишня или яблоня, мы — раз, притянули и сорвали, а это чужое. Какую: правую или левую рубить? Это воровство, это чужое. Бог, когда давал эту заповедь «не воровать», или там можно сорвать, Он не мог представить, что будут такие люди. Он мерил другими категориями.

Конечно, ветхозаветные заповеди большей частью начинаются с «не». Нельзя, не трогай, не бери. Но можем ли мы сказать, что в Новом Завете нет заповедей, которые начинаются с «не» — они тоже есть. Поэтому, когда мы говорим о том, что за народ был, что ему «нет» — это такие же люди, как и мы, были. Понимаете, движение — оно ведь не только вот там в Библии, народа, но движение у некоторых людей в течение всей жизни. Для начала надо «нет», «не делай»; а потом уже, когда человек приучится не делать, можно начинать говорить с ним «делай что-то». Поэтому то, что говорит Библия, почему Бог избрал еврейский народ — а чтобы было бы, если бы Он избрал другой народ? — Было бы то же самое. Фразу где-то я прочитал: одна бабушка там сказала «Слава Богу, что Бог не избрал наш народ, а то бы какой же позор был бы на весь мир!» Не надо думать, что если бы Бог избрал другой народ, у него было бы другое — было бы то же самое. Почему? Потому что природа человека одинаковая. Бог посылает евреям пророков. Были люди, которые возвращались к Богу, каялись в грехах? — Были. А были люди, которых ничто не пробивало? Да пожалуйста! Каждый из нас имеет Духа Святого, мы Духа Святого получили в Миропомазании. В Ветхом Завете Духа Святого получали пророки, то есть каждый из нас чуть-чуть пророк. Но можем ли мы утверждать, что кому мы проповедуем: своим друзьям, близким, рассказываем им что-то, и люди обращаются сразу, бросают своих идолов и приходят к Богу истинному? Нет, конечно. В исключительных случаях. Так что то, что евреи там безобразничали — это просто, знаете, как «читайте о нас самих». В Ветхом Завете был избранный народ, и они назывались верующими. В Новом Завете тоже есть избранный народ, и они тоже называются верующими. Евреи были избраны для того, чтобы через них пришел Христос, спасение от иудеев.

Бог избрал Авраама, от Авраама произошел еврейский народ. Четыреста лет они были в плену, Бог не забыл про этот народ, и к нему пришёл. Пришел и напомнил им об их избранничестве. Потому что Бог что-то обещает Аврааму, его потомкам, и вот Бог исполняет это.

Как люди в Ветхом Завете становились частью избранного народа? Не через рождение — через обрезание. Как мы становимся частью народа Божиего — через Крещение. Много крещеных, но мало праведных. Вот всё то же самое. У евреев тоже были все обрезаны, но верующих было то, что вот называлось в Библии остаток — небольшая часть. Мы живем в стране, где русские 95% крещеные. Но можем ли мы сказать, что 95% тех, у кого в паспорте написано «русский», являются верующими? Русская гаплогруппа выделена, и она очень устойчивая. Я к чему это говорю: вот то же самое, что было в Ветхом Завете — то же самое, что и в Новом.

Будем заканчивать. Я бы хотел ещё один пример веры Авраама показать, этот пример вам всем известен, и я бы хотел прочитать один отрывок из послания Иакова (Иак.2:21-23):

Не делами ли оправдался Авраам, отец наш, возложив на жертвенник Исаака, сына своего? Видишь ли, что вера содействовала делам его, и делами вера достигла совершенства? И исполнилось слово Писания: «веровал Авраам Богу, и это вменилось ему в праведность, и он наречен другом Божиим».

Заметьте, как интересно рассуждает апостол Иаков. Мы возвращаемся снова к апостолу Иакову. Он показывает, как вера Авраама была показана. То есть Авраам был верующим, и в тоже время он был делающим. Бог обратился к Аврааму с таким жутким просто приказанием: принести единственного любимого сына, единородного сына. В Послании к Евреям такое рассуждение есть: когда Авраам собирался совершить это жертвоприношение, он был настолько уверен в Боге, что он знаете, во что верил: что я сейчас сына своего убью, а Бог его воскресит, — такая была у него уверенность. Можно даже прочитать этот отрывок, это будет достаточно интересно. Это Послание к Евреям, 11 глава:

Верою Авраам, будучи искушаем, принес в жертву Исаака и, имея обетование, принес единородного,о котором было сказано: в Исааке наречется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мертвых воскресить, почему и получил его в предзнаменование (Евр.11:17-19).

Предзнаменование, что Исаак указывает на Христа. То есть настолько была его вера, он в это верил, он верил, что Бог может воскресить человека. Верил. Но он свою веру доказывает делами. Поэтому он берёт нож, поднимает нож — и его останавливают, потому что Авраам показал свою веру. Вот ещё один пример. Если мы называем себя верующими, то мы не можем не показывать свою веру. Как мы показываем свою веру — слушая слова Христа. На этом, пожалуй, можно было бы сегодня и завершить. Я с удовольствием послушаю ваши вопросы.

Я читал про Иова — он был племянник Авраама?

Да. Давайте это место найдём. Есть дополнение к Книге Иова, оно неканоническое дополнение, но оно есть, и там оно звучит так: Написано, что он опять восстанет с теми, коих воскресит Господь. О нем толкуется в Сирской книге, что жил он в земле Авситидийской на пределах Идумеи и Аравии: прежде же было имя ему Иовав. Взяв жену Аравитянку, родил сына, которому имя Еннон. Происходил он от отца Зарефа, сынов Исавовых сын, матери же Воссоры, так что был он пятым от Авраама.

Помните, Исав. У Авраама сын Исаак, у Исаака двое сыновей — Иаков и Исав. Исав охотник и волосатый был. То есть вы понимаете, что — да, он от Авраама. Но дело даже не в том, что он потомок Авраама, а в том, что он верующий. Евреи — это кровные потомки Авраама, но куда важнее не кровное родство, а духовное родство. Иов он мог быть родней мог, и не быть — главное, какой он был. Потому что, например, тот же Исав был, получается, внуком Абрама, но однако верой он не блистал. Поэтому Иакова Я возлюбил а Исава возненавидел (Рим.9:13), то есть отверг.

В Послании апостола Павла к Колосянам, 2-я глава, последние стихи, там говорится о том, что (я не помню дословно), раньше говорилось «не дотрагивайся», «воздерживайся», ну и так далее, а сейчас после пришествия и воплощения Христа как бы вы уже как сыны оправданы, наследники уже — Ну, как я понял, возможно, я понял неправильно, поэтому хотелось бы услышать от Вас, что конкретно имелось в виду под словами, что «раньше было сказано: воздерживайся, не дотрагивайся», а сейчас это не такую силу имеет.

Я нашел это место, сейчас я вам его зачитаю.

Итак, если вы со Христом умерли для стихий мира, то для чего вы, как живущие в мире, держитесь постановлений: «не прикасайся», «не вкушай», «не дотрагивайся» (что все истлевает от употребления), по заповедям и учению человеческому? Это имеет только вид мудрости в самовольном служении, смиренномудрии и изнурении тела, в некотором небрежении о насыщении плоти (Кол.2:20-23).

Давайте вот о чём говорить. Если вы стали христианином и живете, как христианин, то о чём вы больше будете думать — о том, чего не делать, или что делать? Естественно, что делать. Но те самые иудействующие, они говорили «нет, надо вот это», — он просто приводит несколько заповедей из тех 613, и он говорит, что вы, как люди, не достигшие чего-то, что вы об этом думаете? Вы думайте о высшем, вот об этом, что делать надо. Вы, как он говорит, умерли для стихии мира — всё, вы мертвы для мира, почему вы думаете об этих вещах. Об этом вы даже и вопроса не должны задавать. Чтобы было понятно — те люди, которые приходили к колоссянам, и не только к колоссянам, там они приходили ко всем, — они выглядели такими правильными-правильными, вот совсем всё серьёзно. Но на самом деле то, что они проповедовали, не соответствовало слову Божиему. Они проповедовали отход от Христа. И поэтому он и говорит о том, что они имеют вид мудрости, а на самом деле это не мудрость — то, что они проповедуют, это земное, а я вам проповедаю небесное. Апостол Павел не говорит о том, что вы должны сейчас прикасаться, вкушать и дотрагиваться. Он вообще о другом говорит. Это проблема, чтобы люди не впадали в откровенный иудаизм, в то, что прошло.

Вот вы знаете, может быть такой пример, точно такая аналогия. Вы знаете, что в день Пасхи нельзя поститься. Когда-то надо поститься, но потом, в день Пасхи, уже нельзя поститься. И если вдруг появится человек, который говорит: ну и что, что Пасха, пост не закончился, надо продолжать там не есть и не пить, и вообще всё это продолжать, — то вообще-то в наших канонических правилах предполагается, что такого человека надо отлучать. И даже такие очень строгие монахи — понятно, что они не мясо вкушают, — подчеркнуто в день Пасхи даже такие строгие постники съедают что-то скоромное, чтобы показать что вот всё, пост закончился. Да, они на следующий день продолжат постничать, но в сам день Пасхи нужно, как говорится, крошечку, но съесть, чтобы показать, что всё, пост закончился. Это аналогия, не надо доводить до абсурда, но вот люди, которые приходили, они проповедовали вот такое отступление от Христа и впадение в такие уже не важные вопросы для умерших для стихии мира. Вот такое видение. Я знаю этот отрывок, поэтому я его толкую на основании — если вас интересует, я бы посоветовал вам читать, мне нравится — и поэтому я советую Феофана Затворника. Он растолковал все послания апостола Павла. Святитель Феофан Затворник, XIX век, и написано достаточно понятно.

А Иоанн Златоуст?

Хорошо, я отвечу на ваш вопрос, хотя я прекрасно понимаю, что в этом вопросе стоит. Комментарии разнятся, они имеют разные цели. Иоанн Златоуст он проповедник, то есть то, что мы называем его комментариями, это его проповеди. Они называются беседы, гомилии. Гомилия — это проповедь, поэтому это проповеди. Но если вас интересует, скажем так, то, что мы бы назвали комментариями, разбор слов, истории, что вот это вот означает, то Феофан Затворник, наверно, будет идеальным, тем более Святитель. Понятно. Если мы хотим почитать проповеди на данные тексты — то пожалуйста, Иоанн Златоуст, но вы понимаете, цели-то разные. Например, когда священник выходит проповедовать, он может вам рассказать там очень подробно, кто такие самаряне — рассказал, когда говорит проповедь о добром самарянине. Он рассказал-рассказал-рассказал, но он же не ставит точку на вопросе о том, что кто такие самаряне. Он дальше говорит: ну вот мы должны поступать, как этот добрый самарянин. Почему? — И он говорит проповедь. Точно также построены беседы Иоанна Златоуста, он берет текст и начинает говорить, как это применять к нашей жизни. То есть говорит проповедь, эти проповеди записаны, и получились вот эти беседы. Но для других людей хочется разобраться, какие-то там тонкости. Например, о какой философии говорит апостол Павел, когда говорит: чтобы вас не соблазнила философия. О какой философии он говорит? Вот этот разбор, или там о какой он там мирской мудрости говорит, что это значит. И поэтому вот вариант такой. Разные комментарии, разные цели. Вот то, как вы вопрос задали: это Феофан Затворник. Я, естественно, читал Иоанна Златоуста — ценные есть вещи, очень ценные. Мне очень нравятся некоторые моменты, я там даже их вставляю в свои лекции. Но если мне хочется найти, где находился какой-нибудь город Вефиль, у Иоанна Златоуста я этого не найду.

Стоит ли так внимательно и досконально изучать те места в Ветхом Завете, где идет перечисление, как например, в Книге Исход — как сооружать скинию, сколько крючочков, петелек, с какой стороны, какого цвета. Есть ли смысл на этом сосредоточить внимание, или это какие-то зёрна, которые впоследствии в подсознании отложатся, или можно это скоротечно, быстро пробегать?

Мы не знаем, где выстрелит. Поэтому понятно, что без комментариев эти тексты пользы нам не принесут, но их надо знать. То есть вы знаете, как устроена скиния, что там находилось — пошли дальше. Потом, когда вы будете возвращаться к этому вопросу, уже с комментариями, вам будет легче разобраться во всех этих тонкостях. Понятно, что когда мы читаем о жертвоприношениях — как там голову скручивают и зоб вырывают у птички, для нас это неважно. Но когда мы задумываемся: а вообще зачем были нужны жертвы, и что делали с этими жертвами, вот тут-то мы и начинаем задумываться, а что же это всё-таки значит. Мы начинаем искать, и тогда мы начинаем понимать: ага, вот на ту ветхозаветную жертву руки возлагали и исповедовали грехи, и грех перекладывался на жертву. И мы читаем уже Евангелие от Иоанна и читаем: «вот ягненок, предназначенный для Бога, на Которого возлагаются все грехи всего мира», и мы уже понимаем, что это уже важно. Такой совет: акцентировать надо на те моменты, которые связаны с богословскими и этическими заповедями, с теми текстами, которые учат нас любить Бога и ближнего, и исполнять Его волю. Естественно, на это акцент делать, на те тексты, которые учат нас прославлять Бога. Но остальные места надо знать. Какие-то тексты для нас важнее, какие-то менее важные, но всё это является словом Божьим. Поэтому самая главная опасность, которая может стать перед человеком, который читает Ветхий Завет — это сказать: он нам не нужен, он нам не важен, и Бог Ветхого Завета это не Бог Нового Завета. К сожалению, иногда такое искушение есть, и мы понимаем, что если Бог даёт описание скинии, то это важно. Но важно для кого? Для людей верующих Ветхого Завета — для них это важнейшее, а для нас это просто важное, но не важнейшее. Вот так.

Очень емкое выражение: «Ветхий Завет — это тень будущего», это максимально коротко и развернуто.

Тень. Но разве что-то может быть без тени? Понимаете, многие вещи в Новом Завете, я вам сейчас приводил примеры: «Авраам, верующий до дарования закона»; мы «верующие вне закона»; или там «проклят всяк висящий на древе». Многие вещи в Новом Завете вообще не будут понятны. Естественно, я начинал чтение Писания с Нового Завета, Я читал-читал-читал. Евангелие без Ветхого Завета легко понять. А вот когда начинаешь закапываться в Послания, уже тут очень непонятно много вещей становится без Ветхого Завета, нужно открывать Ветхий Завет, читать, и тогда уже доходит, а почему это так. Особенно много этого у апостола Павла. А его Послания очень богословские, поэтому невозможно понять Новый Завет без Ветхого.

Какое-то время обращал внимание на гностические тексты, там очень любят спекулировать на тему того, Ветхий Завет — это вообще был бог, если не ошибаюсь, такое слово, похоже чуть ли не на ругательное, Ялдабаоф — как-то вот так, князь мира, который общался с пророками. Я это все к чему говорю: потому что там приводятся аргументы в защиту гностиков, что в Ветхом Завете практически всё употребляется в качестве какого-то иносказания и аллегории. Например, часто встречается, действительно, я вижу мёд и млеко: «Я отведу вас в землю, где будет мёд и молоко». Это же не имеется в буквальном смысле, что там будет течь молоко и мед, там же очень много аллегорий. Как быть с этими аллегориями?

Переносного языка много и в Новом Завете. Вы вроде с руками сидите и с глазами. А что там Христос говорил про глаза и руки? Рубить и выкалывать, и ноги тоже рубить. Но вы понимаете, что это тоже это переносный смысл, это притча. Когда мы читаем Новый Завет, мы же как-то ты интуитивно понимаем, что это притча. То же самое нужно читать интуитивно. Говоря об интуитивности, мы понимаем, что эту интуитивность нам Дух Святой даёт, вот это понимание. Но вот когда обращаюсь к Духу Святому, к Которому мы обращаемся каждый раз, когда начинаем доброе дело: Царю Небесный, просить Его, чтобы Он нам помог увидеть, где иносказание, где не иносказание. В Новом Завете тоже есть иносказания — как в Новом Завете, так и в Ветхом.

Насчёт молока и меда. Давайте начнем с меда. Евреи, говоря о меде, говорили о двух разных вещах. Вот тот мед, который с пасек, у них назывался дикий мед. А просто мед — это такой джем, который делали из фиников. Финиковая пальма долго растет, и она очень ценная. Для нас это лакомство, для них это вообще источник питания. Но Бог обещает, что земля будет такая, что финики будут падать на землю, и по ним топтаться будут. И понятно, что джем делали: брали эти финики, их очищали от косточек, от оболочки, и получалась такая масса, ее перетирали, и получался такой «мед». И здесь тоже самое: вот она перетертая.

Насчёт молока: Бог обещает такие пастбища хорошие, что овцы и козы будут наедаться, и молоко будет хлестать из доек, разливаться, и это всё будет в землю падать. Земля будет хлюпать молоком и этим месивом из фиников.

И евреи купились на это…

Купились на это?.. В Екклесиасте есть такие слова: «есть время радоваться и время плакать». В переводе на русский язык: есть время шутить, и есть время говорить серьезно. Если у кого-то будут вопросы, пожалуйста, подходите, я отвечу. Отец Алексей, большое спасибо, что ты меня пригласил. Надеюсь, что польза была. Помолимся.