Авраам — отец всех верующих — Добыкин Д.Г.

Авраам — отец всех верующих — Добыкин Д.Г.

(9 голосов4.7 из 5)

Беседа пре­по­да­ва­теля Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Ака­де­мии, кан­ди­дата бого­сло­вия Дмит­рия Геор­ги­е­вича Добыкина.

Ска­чать плей­лист в фор­мате M3U
Ска­чать всю книгу в фор­мате M4B
Как слу­шать книги офлайн?

Расшифровка лекции

Если Вы меня забыли или не зна­ете — зовут меня Добы­кин Дмит­рий Геор­ги­е­вич, пре­по­да­ва­тель нашей Духов­ной Ака­де­мии, и я в Ака­де­мии пре­по­даю Вет­хий Завет. Соот­вет­ственно, боль­шое спа­сибо отцу Алек­сею, что он меня при­гла­шает на те лек­ции, кото­рые я гово­рил, и буду гово­рить — они все-таки свя­заны с Вет­хим Заве­том. И сего­дня мы пого­во­рим об одном извест­ней­шем вет­хо­за­вет­ном пра­вед­нике — навер­ное, о самом глав­ном пра­вед­нике Вет­хого Завета, кото­рого звали Авраам. Если у чело­века, кото­рый ходит в Цер­ковь и хотя бы чуть-чуть инте­ре­су­ется своей верой, спро­сить: кто такой Авраам, он чаще всего вспом­нит две вещи. Давайте я сей­час про­сто начну гово­рить, и вы либо заки­ва­ете голо­вой, либо замо­та­ете голо­вой — это Мам­врий­ский дуб, и вто­рое — это жерт­во­при­но­ше­ние Иса­ака. И, пожа­луй, всё. Кто читает Новый Завет — не только Еван­ге­лие, но и Посла­ния апо­столь­ские, или слу­шает Свя­щен­ное Писа­ние, навер­няка знает, что имя Авра­ама вспо­ми­на­ется в Новом Завете. Имя Авра­ама вспо­ми­на­ется в Новом Завете 71 раз. Цифра ничего не обо­зна­чает, она про­сто озна­чает, что доста­точно часто упо­ми­на­ется. Ну, наверно, Давид и Мои­сей еще также часто упо­ми­на­ются из вет­хо­за­вет­ных. Но если вы чита­ете Новый Завет, то вы навер­няка зна­ете, что Авраам назван отцом всех веру­ю­щих. И вот мы сей­час с вами попро­буем пого­во­рить в тече­ние бли­жай­ших полу­тора часов, что озна­чают эти слова: «Авраам — отец всех верующих».

Сразу давайте раз­бе­ремся с несколь­кими сло­вами. Во-пер­вых, давайте раз­бе­ремся со сло­вом «веру­ю­щий», «отцом всех веру­ю­щих». Свя­щен­ное Писа­ние Вет­хого Завета всех людей делит на две кате­го­рии — это веру­ю­щие и языч­ники. Я наде­юсь, вы пони­ма­ете, кто име­ется в виду под веру­ю­щими в Вет­хом Завете, это вет­хо­за­вет­ная Цер­ковь. Новый Завет всех людей делит на три кате­го­рии: языч­ники, иудеи и веру­ю­щие. Наде­юсь, вы пони­ма­ете, кто име­ется в виду в Новом Завете под сло­вом «веру­ю­щий». Итак, языч­ники, иудеи и веру­ю­щие. Если вы обра­ти­тесь к уче­нию Свя­щен­ного Писа­ния или к дог­ма­тике, то вы узна­ете, что Бог вло­жил в чело­века как бы такой «орган», через кото­рый чело­век ищет Бога, то есть это зало­жено в чело­веке. Чело­век создан таким, что он ищет Бога. Это дви­же­ние у чело­века. С дру­гой сто­роны, Бог посы­лает Свою бла­го­дать для всех людей, кото­рая назы­ва­ется при­зы­ва­ю­щей бла­го­да­тью, и эта при­зы­ва­ю­щая бла­го­дать ведет людей к Богу. Вот отклик на эту при­зы­ва­ю­щую бла­го­дать назы­ва­ется вера. Чело­век откли­ка­ется на эту при­зы­ва­ю­щую бла­го­дать, и при­хо­дит к Богу, и ста­но­вится. — Вот это чув­ство поиска Бога — оно есть в чело­веке. Когда чело­век начи­нает искать Бога и нахо­дит Его, вот тогда-то и воз­ни­кает вера. Вера она появ­ля­ется у чело­века, она не есть врож­дён­ное чув­ство у него. У него есть врож­дён­ное чув­ство поиска Бога, стрем­ле­ния к Богу, стрем­ле­ние к благу — оно есть, и это есть у каж­дого чело­века. Но вера появ­ля­ется тогда, когда про­ис­хо­дит встреча с Богом. Вот когда чело­век встре­ча­ется с Богом, тогда он и ста­но­вится веру­ю­щим. Когда он про­сто слы­шит Бога, но откли­ка­ется. О чем я ска­зал: чело­век слу­шает Бога, при­хо­дит к Нему и покло­ня­ется Ему, так как Бог откры­вает Себя. Вот об этом я и гово­рил в самом начале.

Насчёт Вет­хого Завета. Что такое Вет­хий Завет. Одно из луч­ших опре­де­ле­ний, что такое Вет­хий Завет, дано в таких сло­вах: «Бог, мно­го­кратно и мно­го­об­разно гово­рив­ший издревле отцам в про­ро­ках, в послед­ние дни сии гово­рил нам в Сыне» (Евр.1:1). Тот Бог, Кото­рый гово­рил нам в Сыне — это тот же Бог, Кото­рый нам гово­рил в Вет­хом Завете. Если мы отвер­гаем Вет­хий Завет, мы отвер­гаем слова Бога. Это пер­вое. Вто­рое. Резуль­тат Вет­хого Завета — это евреи. Резуль­тат Вет­хого Завета — это Иисус Хри­стос, потому что апо­стол ска­зал о Вет­хом Завете, что это дето­во­ди­тель к Хри­сту. Это раз.

Вто­рое. Зна­чит, кто такой хри­сти­а­нин — веру­ю­щий хри­сти­а­нин, а не назы­ва­ю­щий себя хри­сти­а­ни­ном. Можно давать раз­ные опре­де­ле­ния, можно боль­шие и корот­кие, но одно, из наверно, таких очень корот­ких опре­де­ле­ний мне нра­вится — я не говорю, что оно един­ствен­ное, но оно мне нра­вится: хри­сти­а­нин это тот, кто слу­шает Хри­ста. Повто­ря­юсь: хри­сти­а­нин тот, кто слу­шает Хри­ста, веру­ю­щий. Потому что Бог сна­чала гово­рил людям через про­ро­ков, и это Вет­хий Завет был. Он гово­рил и людей к Себе при­зы­вал. Люди при­хо­дили и ста­но­ви­лись веру­ю­щими. Но в конце кон­цов Бог ска­зал через Иисуса Хри­ста, через Сына. Поэтому мы теперь, чтобы быть веру­ю­щими — я воз­вра­ща­юсь вновь к той же самой мысли, с кото­рой начал, — это мы должны прийти к Хри­сту и слу­шать Его, потому что через Хри­ста гово­рит Сам Бог. Всё, что гово­рил и делал Хри­стос, явля­ется для нас выс­шим авто­ри­те­том. Почему? Потому что через Него гово­рил Бог. Более того, не про­сто гово­рил Бог — Он и есть Бог. Ино­гда апо­столы они немножко так раз­во­дили чело­ве­че­ство Иисуса Хри­ста и Боже­ство Иисуса Хри­ста. Зачем это они делали — потому что люди видели Иисуса, но не знали, что это Бог. Поэтому они как бы и гово­рят, что через Иисуса гово­рит Бог. Но мы пони­маем, что Он Сам есть Бог. Поэтому всё, что ска­зал и делал Иисус Хри­стос, явля­ется для нас выс­шим авто­ри­те­том. Моя мысль понятна? Понятна. Я закончу. Соот­вет­ственно, чтобы узнать нам, как нам отно­ситься к Вет­хому Завету, что мы должны сде­лать: надо посмот­реть, как Иисус Хри­стос к нему отно­сился. Пра­вильно? Пра­вильно. Потому что хри­сти­а­нин — это тот, кто слу­шает только Иисуса Хри­ста. А Иисус Хри­стос почи­тал Вет­хий Завет, Он гово­рил о том, что Вет­хий Завет ука­зы­вает на Него, и он обла­дает авто­ри­те­том для хри­стиан. Мы пони­маем, что мы живём в такое время, что есть люди, кото­рые назы­вают себя хри­сти­а­нами, но не явля­ются хри­сти­а­нами. Почему они не явля­ются хри­сти­а­нами — потому что они не слу­шают Хри­ста. Почему иудеи вот такие — отвергли Хри­ста, потому что они не слу­шали Бога, Кото­рый гово­рил им в Вет­хом Завете. Вот и всё объяснение

Вопрос: Можно ска­зать, что в Вет­хом Завете через про­ро­ков гово­рил Христос?

Да. Если мы гово­рим Иисус Хри­стос в Вет­хом Завете — это ана­хро­низм. Мы можем гово­рить, что через про­ро­ков гово­рило Вто­рое Лицо Пре­свя­той Тро­ицы, вот это будет вообще дог­ма­ти­че­ски верно. Это верно, потому что именно это наше уче­ние. Если зани­маться этим вопро­сом, то это ста­но­вится очень четко и очень ясно. Не Бог Отец, не какой-то абстракт­ный бог, а вот тот Самый Бог, кото­рый гово­рил «Бог мно­го­кратно и мно­го­об­разно гово­рив­ший издревле отцам в про­ро­ках, в послед­ние дни гово­рил нам в Сыне». Бог гово­рил, гово­рил, гово­рил, потом Он вопло­тился в Иисуса Хри­ста, и — понятно, что через Него гово­рил, то есть уста чело­ве­че­ской плоти Иисуса Хри­ста это были уста Божии. Вот и всё.

Вопрос: То есть Иисус Хри­стос не суще­ство­вал до воплощения? 

Давайте я вам не буду объ­яс­нять при­ми­тив­ные вещи. Давайте все-таки я закончу, раз уж такие вопросы поле­тели. Пре­свя­тая Тро­ица была все­гда: Отец, Сын и Дух Свя­той. Есть. Тро­ица была все­гда, но в опре­де­лен­ный исто­ри­че­ский момент, вре­мен­ной момент, Вто­рое Лицо Пре­свя­той Тро­ицы вос­при­няло чело­ве­че­скую плоть. Вот это вопло­ще­ние Вто­рого Лица Пре­свя­той Тро­ицы полу­чило имя Иисус и титул Хри­стос, что зна­чит «пома­зан­ник». Есте­ственно, до вопло­ще­ния Иисуса Хри­ста как Бого­че­ло­века не было, но как Бог, Вто­рое Лицо Пре­свя­той Тро­ицы было все­гда. Я почему ска­зал, что это ана­хро­низм, но мы исполь­зуем это и гово­рим, что Иисус Хри­стос в Вет­хом Завете — ну, если уж дог­ма­ти­че­ски Сын Божий, всё ясно и всё понятно.

Вер­немся всё-таки к опре­де­ле­ниям. Итак, веру­ю­щие — это те, кото­рые при­хо­дят к Богу, кото­рые слу­шают Его и испол­няют Его волю. Бог откры­вает о Себе зна­ния посте­пенно. Сна­чала Он откры­вает зна­ние через про­ро­ков — и это Вет­хий Завет, и тогда люди делятся на языч­ни­ков, кото­рые не покло­ня­ются истин­ному Богу, и веру­ю­щих. В Новом Завете веру­ю­щие люди делятся на иудеев, языч­ни­ков и веру­ю­щих. Веру­ю­щие — это хри­сти­ане, то есть мы. И таким обра­зом в Новом Завете ска­зано, что Авраам отец всех хри­стиан. (Это я дол­жен был ска­зать 45 минут назад). Вот теперь встает вопрос: а почему Авраам назы­ва­ется отцом всех веру­ю­щих? И здесь мы должны, есте­ственно, обра­щаться к исто­рии Авра­ама, к неко­то­рым момен­там его жизни и рас­смат­ри­вать их в свете Нового Завета.

Авраам — что мы о нем знаем. Мы знаем о нем то, что было после того, как он отклик­нулся на при­зыв Божий. А что было до этого? А до этого мы знаем, что он жил в каком-то Уре Хал­дей­ском, и знаем, кем был его отец. Он был языч­ни­ком. Ско­рее всего, Авраам тоже был языч­ни­ком, но вот к этому языч­нику обра­тился Бог, и Авраам услы­шал этот при­зыв Божий, и отклик­нулся на этот при­зыв Божий, и уве­ро­вал. Кто-то из нас при­шёл в Цер­ковь — его при­вели, или даже при­несли, и он так и остался. Кого-то при­вели, кто-то при­шёл сам. Но даже если нас при­несли или при­вели, или мы при­шли, все равно когда-то у чело­века насту­пает момент, когда он дол­жен себе самому задать вопрос: а кто я? Веру­ю­щий или неве­ру­ю­щий? И вот когда он отве­чает «я веру­ю­щий», он пони­мает, что он не может жить той жиз­нью, кото­рой жил раньше. Авраам жил язы­че­скою жиз­нью, жил в хоро­шем городе, этот город изве­стен там был, мега­по­лис, у него все было хорошо. И вот он слы­шит при­зыв Божий — в 12 главе, я зачи­таю и скажу, как это зву­чало по-еврейски:

И ска­зал Гос­подь Авраму: пойди из земли твоей, от род­ства тво­его и из дома отца тво­его [и иди] в землю, кото­рую Я укажу тебе (Быт.12:1).

Там зву­чит такое слово «лех леха». Можно пере­ве­сти зна­ете, как «уходя, уходи». То есть Авра­аму Бог ска­зал: всё бро­сай и делай такой пры­жок веры. Мы пры­гали в воду — так зами­раем и пры­гаем, мы не знаем, какое там дно, что там за вода, и вот это пры­жок в неиз­вест­ность. Почему? Потому что Авраам уве­ро­вал, и поэтому он вот так прыг­нул. И это один из при­ме­ров того, как надо веро­вать: бро­сай всё и ста­но­вись веру­ю­щим, это один из при­ме­ров, вера Авраама.

Уходя, уходи. Невоз­можно быть чуть-чуть веру­ю­щим или чуть-чуть неве­ру­ю­щим, все­гда либо-либо. Не полу­ча­ется быть «чуть-чуть» — хоро­шая извест­ная мета­фора, потому что даже если мы попро­буем, зна­ете какая про­блема воз­ник­нет: наша совесть нач­нёт нас обли­чать. Почему? Потому что мы знаем, как пра­вильно, но живем непра­вильно, нас советь начи­нает обли­чать. И снова встает этот вопрос: уходя, уходи, «лех леха», бро­сай этот грех и уходи. У Авра­ама будет много паде­ний, они опи­саны. Но это уже Авраам повер­нулся к Богу, и к Нему пошёл, и к Нему при­шёл. А паде­ния — они все­гда будут.

Но сле­ду­ю­щий момент, кото­рый тоже очень важен для пони­ма­ния, почему Авраам — отец всех веру­ю­щих, опи­сан в 15 главе. Чтобы понять, нужна предыс­то­рия. Авраам и его слуги побе­дили коа­ли­цию царей — при­чём побе­дили, все поняли, что он побе­ди­тель. И зна­ете, какой момент насту­пил: Авраам начал бояться за свою жизнь. Почему? Потому что он был никто, и звали его никак, а теперь он тут побе­ди­тель, и соседи начали на него коситься, что он сей­час там нач­нет всех захва­ты­вать, власть захва­ты­вать, и поэтому «нет чело­века — нет про­блемы», и поэтому Авраам боится, что его убьют. И вот Гос­подь ему явля­ется и гово­рит: После сих про­ис­ше­ствий было слово Гос­пода к Авра­аму в виде­нии, и сказано:

Не бойся, Авраам; Я твой щит; награда твоя весьма велика (Быт.15:1).

Я тебя буду защи­щать, не бойся никого, твоя награда будет весьма велика. Когда мы гово­рим о Божией награде, мы потом чуть-чуть ещё пого­во­рим об этом, — когда мы гово­рим о Божией награде, мы должны пони­мать, что это зем­ное слово — награда. Почему? Потому что, ну как вот: я рабо­таю, мне дали пре­мию или медаль на грудь. Почему? Потому что я её заслу­жил. Но нужно пони­мать: веч­ную жизнь с Богом невоз­можно зара­бо­тать, сколько бы мы ни тру­ди­лись, веч­ность мы не смо­жем зара­бо­тать. Это всё равно дар Божий. Очень хоро­ший при­мер, иллю­стра­ция — мне она очень нра­вится, я его, конечно, не сам при­ду­мал, мне очень понра­ви­лось, уже после вос­кре­се­ния Хри­ста: ловили всю ночь рыбу, ничего не пой­мали, видят на берегу Хри­ста. Он им кри­чит: «У вас есть еда?» Они гово­рят: «Нет еды». Он гово­рит: «Ну тогда сети заки­ды­вайте и вытас­ки­вайте». Они заки­ды­вают, сети вытас­ки­вают, в этих сетях много рыбы, они при­стают к берегу, выхо­дят — что они видят? Косте­рок, на нём запе­чен­ная рыба и мед. Смот­рите: рабо­тайте, но когда вы при­дёте, вы полу­чите дар. Вот этот дар и есть веч­ная жизнь. Награда ли это? С одной сто­роны да, потому что мы рабо­тали; но с дру­гой-то сто­роны, мы пони­маем, что это дар Божий, то есть мы не смо­жем зара­бо­тать Цар­ство Божие. Поэтому когда мы читаем о слове «награда», то мы должны пони­мать, что это чело­ве­че­ское слово, это не совсем то, что у Бога будет происходить.

Итак, Бог обе­щает Авра­аму какой-то дар. А какой дар нам Бог может обе­щать, как вы дума­ете? Как вы дума­ете, какой дар мы можем полу­чить, самый глав­ный? Веч­ная жизнь, бес­спорно. Но вот в Вет­хом Завете Бог не мог это обе­щать — я не буду сей­час уточ­нять, почему — были при­чины. Но Бог, есте­ственно, что-то дарует тем людям, кото­рые тру­дятся и испол­няют Его волю. Что он давал тем людям? Нам давал веч­ную жизнь, тем давал дол­гую жизнь, богат­ство и детей. У Авра­ама есть и дол­гая жизнь, и богат­ство, у него глав­ного: детей нет. И он гово­рит о том, что «Гос­поди, вот я усы­новлю ребенка — вер­нее, не ребенка, — взрос­лого, кото­рый за мной досле­дит, и вот:

И было слово Гос­пода к нему, и ска­зано: не будет он твоим наслед­ни­ком, но тот, кто про­изой­дет из чресл твоих, будет твоим наслед­ни­ком. И вывел его вон и ска­зал [ему]: посмотри на небо и сосчи­тай звезды, если ты можешь счесть их. И ска­зал ему: столько будет у тебя потом­ков (Быт.15:4–5).

Бог обе­щает. И дальше зву­чат самые важ­ные слова во всей исто­рии Авраама:

Авраам пове­рил Гос­поду, и Он вме­нил ему это в пра­вед­ность (Быт.15:6).

Что озна­чают эти слова? Авраам верит, и тем самым он пока­зы­вает свою пра­вед­ность. Теперь давайте раз­бе­ремся, почему я счи­таю, что это важно, и важно для нас, для хри­стиан. Одно из опре­де­ле­ний веры даёт Свя­щен­ное Писа­ние, такое: Вера есть осу­ществ­ле­ние ожи­да­е­мого и уве­рен­ность в неви­ди­мом (Евр.11:1). Что озна­чают эти слова? Мы верим в Бога, но никто из нас не может ска­зать, что он Его видел, что он щупал Его, смот­рел на Него. Навряд ли кто-то из вас видел анге­лов. Дей­ствие Божие мы все чув­ство­вали, но его не видели. Мы не можем ска­зать, что мы знаем, что Он есть — мы верим, что Он есть, и мы не про­сто верим — мы уве­рены, что он есть. О вере мы ещё пого­во­рим потом чуть-чуть ещё. Мы уве­рены, что Он есть. Не зна­ние, но уверенность.

Теперь «осу­ществ­ле­ние ожи­да­е­мого». Это вопрос, кото­рый я уже зада­вал не раз: ради чего мы ходим в храм, ради чего мы испол­няем волю Божию, какую цель мы ста­вим перед собой, что мы хотим от нашей веры? — Жизнь веч­ную, вот мы хотим этого. Если я чего-то хочу про­стого: я хочу новый теле­фон, и он стоит, поло­жим, десять тысяч — я хочу. Что я делаю для того, чтобы полу­чить этот теле­фон? Я зара­ба­ты­ваю деньги, я эко­номлю, я ищу этот теле­фон, и так далее, пока я его не получу. То есть я стрем­люсь к этой цели, и я наде­юсь, что эту цель мы достиг­нем. Итак, я стрем­люсь к этой цели, и если я при­ложу всё-всё — своё жела­ние, всё стрем­ле­ние, я эту цель достигну. То есть если я хочу быть с Богом, что я делаю — я делаю всё, чтобы быть с Богом, я отка­зы­ва­юсь от чего-то, я рабо­таю для этого, и моя вера осу­ществ­ляет моё ожидание.

Мы в Бога верим, мы не знаем Его, мы не можем ска­зать, что Бога мы пощу­пали, для нас Он неви­ди­мый. Можем ли мы ска­зать, что мы уве­рены, что вот мы сей­час умрем, и мы будем с Богом — навряд ли кто-то так ска­жет. То есть мы наде­емся, но не уве­рены. Вот с Авра­амом было то же самое. Что ему Бог обе­щает — Он ему обе­щает, что у тебя будут дети — послед­няя состав­ля­ю­щая. Авраам этого не имеет, но он верит Богу, что это будет — вот это что-то неви­ди­мое, вот это что-то ещё неосу­ществ­лен­ное — он в это верит, и тем самым пока­зы­вает свою пра­вед­ность. У нас должна быть такая же вера. Мы не видя­щие Бога — помните, что Хри­стос ска­зал Фоме: «Ты видел, и ты веру­ешь, но больше те, кото­рые не видели, но веруют» Раз. Имеем ли мы веч­ную жизнь, полу­чили ли мы, услы­шали ли мы, стоя по пра­вую руку — еще нет. Но мы в это верим, мы на это наде­емся, и тем самым мы пока­зы­ваем свою праведность.

Теперь давайте раз­бе­ремся со сло­вом «вера», потому что с этим поня­тием часто воз­ни­кает боль­шая пута­ница, осо­бенно когда чита­ешь апо­стола Павла и апо­стола Иакова. Вы согласны с тем, что одно и то же слово может иметь раз­ные зна­че­ния. В дру­гих язы­ках тоже — одно и то же слово, раз­ные зна­че­ния. Иаков и Павел — это же раз­ные люди, и слова-то они исполь­зо­вали немножко по-раз­ному. Что имел в виду апо­стол Иаков, когда гово­рил «Вера без дел мертва есть». Апо­стол Иаков столк­нулся с такой про­бле­мой — появи­лись люди, кото­рые начали гово­рить: «Я верю во Хри­ста, и теперь я могу делать всё, что хочу. Я верю в Хри­ста, и я могу делать всё, что хочу; я кре­ще­ный — я могу делать всё, что я хочу». Если гово­рить об иудеях, они гово­рили: «глав­ное — я обре­зан­ный, я иудей, я могу делать, что я хочу». Поверьте, эта про­блема не исчезла. Разве вы не стал­ки­ва­лись с такими людьми, кото­рые гово­рят: «Я рус­ский, поэтому я пра­во­слав­ный»? И зада­ешь вопрос чело­веку: «Когда ты послед­ний раз был в Церкви?» Он заду­мался и вспо­ми­нает: когда его кре­стили. Но такие люди счи­тают себя веру­ю­щими. Такая про­блема была, и апо­стол Иаков, чтобы опро­верг­нуть ее, он гово­рил, что это не вера, это декла­ра­ция. Поэтому чтобы под­твер­дить свою веру, вы должны пока­зать ее, пока­зать делами.

У апо­стола Павла была дру­гая про­блема. Апо­стол Павел вообще не мог себе даже пред­ста­вить, как это может быть про­сто вера. Потому что апо­стол Павел о себе гово­рит: «Я фари­сей из фари­сеев, учился у ног Гама­ли­ила», то есть Писа­ние он знал иде­ально, он ака­де­мию закон­чил. И как бы его мысль: если я веру­ю­щий — я дела­ю­щий. Это невоз­можно было бы, если веру­ю­щий и как веру­ю­щий есть, он сразу и дела­ю­щий, по отдель­но­сти это быть не может. Поэтому у апо­стола Павла слово «вера» — это соеди­не­ние уве­рен­но­сти веры во Хри­ста и про­яв­ле­ние этой веры. То есть апо­стол Павел вообще не рас­суж­дает о делах, потому что если ты уве­ро­вал, то ты дела­ю­щий. Но апо­стол Павел гово­рит об одной про­блеме, кото­рая воз­никла в его время. По боль­шому счёту для нас это про­блема немно­жечко далека. Почему? Потому что во вре­мена апо­стола Павла были люди, кото­рые гово­рили сле­ду­ю­щее. Надо испол­нять во всей пол­ноте вет­хо­за­вет­ный закон. Что такое вет­хо­за­вет­ный закон во всей пол­ноте — это 613 запо­ве­дей, кото­рые вклю­чали в себя много чего, и не только Десять запо­ве­дей. Это и обре­за­ние; это и чистая и нечи­стая пища; это нестрижка у муж­чин вис­ков и непод­стри­га­ние краев бороды; это кисточки на одежде; это запрет носить на себе ткани, сде­лан­ные из двух раз­ных ниток. Это много-много-много чего. Ну, и конечно, при­не­се­ние жертв. Это вот эти 613 запо­ве­дей. И эти люди гово­рили: вот если вы не выпол­ня­ете 613 запо­ве­дей, то о спа­се­нии гово­рить вам не стоит. Вот выпол­няйте эти 613 запо­ве­дей. При­чём, зна­ете, такой пере­кос был в какую сто­рону — это вот осо­бенно в Посла­нии Гала­там об этом зву­чит: 613 — и Хри­стос, и это как бы вот вме­сте. Это было пол­беды, в сто­рону вот этих вот запо­ве­дей, вот этих 613. Как бы Хри­стос ста­но­вится такой: ну да, хорошо веро­вать во Хри­ста, но глав­ное — выпол­нять 613 запо­ве­дей. Вот о чём гово­рит апо­стол Павел. И когда мы слы­шим слово «вера» и «закон», или «дела» у апо­стола Павла — это не совсем то, что о чем мы ино­гда думаем, это вот именно вот эти 613 запо­ве­дей, во всей ее пол­ноте. Люди, с кото­рыми спо­рил апо­стол Павел, они мыс­лили в соот­вет­ствии с Писа­нием: 613 запо­ве­дей нужно выпол­нять все, все до одной запо­веди, нельзя выпол­нить только там 10, 11, 600 запо­ве­дей, надо выпол­нять все 613. Не испол­ня­ешь одну запо­ведь — ты не испол­ня­ешь весь закон. Всё. Поэтому все 613. И апо­стол Павел спо­рит именно с таким под­хо­дом. Он гово­рит о том, что — нет, не 613 запо­ве­дей, а Хри­стос, вера во Хри­ста, вот это и есть путь ко спа­се­нию. Вот так. Но оппо­ненты его не глу­пые люди, они гово­рили: смот­рите, кого Бог назы­вает пра­вед­ными в Вет­хом Завете — те, кото­рые испол­няют эти запо­веди, эти 613. Правда, апо­стол Павел гово­рит, что никто не испол­няет эти все 613 запо­ве­дей, все равно ты нару­ша­ешь их. И апо­стол Павел начи­нает гово­рить, он гово­рит о самом важ­ном: Хри­стос, вера во Хри­ста спа­сает. Я сей­час повто­рюсь, я напомню: вера во Хри­ста — это не про­сто вот «я верю в Хри­ста». Как узнать, что я хри­сти­а­нин: я живу, как хри­сти­а­нин, вот это вот и есть вера во Хри­ста — это жить как хри­сти­а­нин. И он гово­рит, что нет веры во Хри­ста. Теперь дальше логика апо­стола Павла, она очень для нас очень важна, и здесь ста­но­вится понятно, почему Авраам — отец всех веру­ю­щих. Павел гово­рит так, что когда Авраам был назван пра­вед­ным, Авраам пове­рил Гос­поду, и это вме­ни­лось ему в пра­вед­ность, вот тогда он был назван пра­вед­ным. Любой чело­век, кото­рый знает Писа­ние, об этом отве­тит. Теперь сле­ду­ю­щий вопрос: а когда это было дано? До даро­ва­ния вот этих 613 запо­ве­дей, или после даро­ва­ния? До. И поэтому если Писа­ние Авра­ама назы­вает пра­вед­ным до того, как он начал испол­нять 613 запо­ве­дей — а он их не испол­нял до конца, потому что они даны позже, и он назван пра­вед­ным, то зна­чит, можно быть пра­вед­ным, не испол­няя эти 613 запо­ве­дей. Кто не испол­няет 613 запо­ве­дей и может назы­ваться пра­вед­ным — хри­сти­ане. Есть? Есть. Обра­ща­ясь к гала­там, он задает вопрос: ска­жите, а когда вы полу­чили Божию бла­го­дать — когда уве­ро­вали в Хри­ста, или когда обре­за­лись, потому что обре­за­ние — это начало испол­не­ния этих запо­ве­дей. Ответ про­стой: когда уве­ро­вали в Хри­ста, а не когда обре­за­лись, поэтому бла­го­дать Божия во Хри­сте больше, чем в испол­не­нии закона.

Дальше апо­стол Павел раз­би­рает очень важ­ный вопрос. Но ведь закон-то дан, и в законе ска­зано, что «про­клят вся­кий, кто не испол­няет закон». Вы не испол­ня­ете одну запо­ведь — вы не испол­ня­ете весь закон. Апо­стол Павел отве­чает на вопрос, его аргу­мен­та­ция для нас может пока­заться стран­ной, но для людей, начи­тан­ных в Писа­нии, она при­ем­лема была. Если бы мы назы­вали себя веру­ю­щими, но не испол­няли вот эти все вет­хо­за­вет­ные запо­веди, то мы бы были про­кляты зако­ном. Гос­подь дал, это Его было откро­ве­ние — вот тогда, в Вет­хом Завете. Да, тогда надо было испол­нять. Но при­шла бла­го­дать Божия, спа­си­тель­ная для всех людей бла­го­дать Божия, кото­рая при­шла — это Иисус Хри­стос. Он дал нам запо­веди, но не те запо­веди. Люди, кото­рые тогда жили, они гово­рили: вот вы про­кляты зако­ном, потому что вы его не испол­ня­ете. Как отве­тил апо­стол Павел? Смот­рите, в Писа­нии есть такая фраза: «про­клят всяк, вися­щий на древе». Есть такая фраза? Есть. И он гово­рит, что Хри­стос на Себя взял наше про­кля­тие закона, Он взял на Себя это про­кля­тие закона, умер, и поэтому на нас не рас­про­стра­ня­ется тре­бо­ва­ние испол­не­ния всех тех 613 запо­ве­дей. Вот такая логика апо­стола Павла. Но он всё время воз­вра­ща­ется к Авра­аму. Авраам назван пра­вед­ным без испол­не­ния этих 613 запо­ве­дей. Мы, веру­ю­щие, названы пра­вед­ными, не испол­няя 613 запо­ве­дей. Чтобы вы не думали, что я отри­цаю доб­рые дела — ни в коем слу­чае. Вера все­гда дей­ствен­ная, но не надо нам пейсы отпус­кать, кисточки делать на одежду, и так далее. Всё.

«Запо­ведь новую даю вам: да любите друг друга; сие тво­рите в Мое вос­по­ми­на­ние; идите, научите», и так далее — читаем писа­ние Нового Завета.

Вопрос: А вот какой народ дол­жен, чтобы ему дали запо­веди «не убий» и «не укради», каким надо быть, чтобы тебе давали запо­ведь, что этого не делай?

Когда мы гово­рим о законе, вот этих 613 запо­ве­дях, мы должны пони­мать — я при­вёл при­мер про пейсы, про обре­за­ние, про каш­рут, но там были не только такие запо­веди. Те запо­веди, про кото­рые я сей­час вам рас­ска­зал, они назы­ва­ется риту­аль­ные. Но кроме этих запо­ве­дей были запо­веди бого­слов­ские. Самая извест­ная бого­слов­ская запо­ведь — вы ее все зна­ете. Потому что ее Хри­стос повторил.

Воз­люби Гос­пода Бога

Аминь. Вто­рая запо­ведь отно­сится к раз­делу эти­че­ских, то есть отно­ше­ний между людьми, и былоа ещё тре­тья и еще чет­вер­тая кате­го­рия запо­ве­дей, запо­веди обще­ственно-поли­ти­че­ские. Как-то я при­ез­жал и рас­ска­зы­вал, что озна­чает запо­ведь «Око за око, глаз за глаз, зуб за зуб. Это запо­ведь, на осно­ва­нии кото­рой должно стро­иться судо­про­из­вод­ство: нака­за­ние не должно быть больше пре­ступ­ле­ния, я сей­час не буду вда­ваться, потому что я это рас­ска­зы­вал. Зна­ете, как: чело­век украл, нельзя ему руку рубить, потому что непро­пор­ци­о­нально будет. Чело­век украл, что он дол­жен сде­лать: вер­нуть укра­ден­ное плюс пятая часть и плюс при­не­сти пока­ян­ную жертву.

Надо чело­века вра­зу­мить и вра­зу­мить так, чтобы он запом­нил на всю остав­шу­юся жизнь.

Мы ста­но­вимся очень спра­вед­ли­выми, когда это не нас каса­ется. И мы ста­но­вимся очень мило­сти­выми, когда это каса­ется всех нас. Вот взгля­ните в себе те самые обще­ственно-поли­ти­че­ские запо­веди и эти­че­ские запо­веди, кото­рые есть в Биб­лии, в Вет­хом Завете — разве мы не нару­шали? Они есть. Нака­за­ние тоже ука­зано. Неужели мы когда-то что-то не при­хва­ты­вали? А чем раз­ница воров­ства украсть яблоко или сливу украсть, или машину украсть? И то, и дру­гое явля­ется воров­ством. И.. ? Кто из нас в дет­стве не лазил по чужим садам? Или идём (кстати, Биб­лия это раз­ре­шает) — там, как гово­рится, ты можешь зайти в сад и сорвать, но сорвал и съел, и пошёл дальше, ты не можешь поло­жить себе в кар­ман. Яблоко ты съел, но ты же не съешь ведро, ты взял это яблоко и съел — можно. Кто из нас — идёт, и вот висит над забо­ром какая-то там вишня или яблоня, мы — раз, при­тя­нули и сорвали, а это чужое. Какую: пра­вую или левую рубить? Это воров­ство, это чужое. Бог, когда давал эту запо­ведь «не воро­вать», или там можно сорвать, Он не мог пред­ста­вить, что будут такие люди. Он мерил дру­гими категориями.

Конечно, вет­хо­за­вет­ные запо­веди боль­шей частью начи­на­ются с «не». Нельзя, не тро­гай, не бери. Но можем ли мы ска­зать, что в Новом Завете нет запо­ве­дей, кото­рые начи­на­ются с «не» — они тоже есть. Поэтому, когда мы гово­рим о том, что за народ был, что ему «нет» — это такие же люди, как и мы, были. Пони­ма­ете, дви­же­ние — оно ведь не только вот там в Биб­лии, народа, но дви­же­ние у неко­то­рых людей в тече­ние всей жизни. Для начала надо «нет», «не делай»; а потом уже, когда чело­век при­учится не делать, можно начи­нать гово­рить с ним «делай что-то». Поэтому то, что гово­рит Биб­лия, почему Бог избрал еврей­ский народ — а чтобы было бы, если бы Он избрал дру­гой народ? — Было бы то же самое. Фразу где-то я про­чи­тал: одна бабушка там ска­зала «Слава Богу, что Бог не избрал наш народ, а то бы какой же позор был бы на весь мир!» Не надо думать, что если бы Бог избрал дру­гой народ, у него было бы дру­гое — было бы то же самое. Почему? Потому что при­рода чело­века оди­на­ко­вая. Бог посы­лает евреям про­ро­ков. Были люди, кото­рые воз­вра­ща­лись к Богу, кая­лись в гре­хах? — Были. А были люди, кото­рых ничто не про­би­вало? Да пожа­луй­ста! Каж­дый из нас имеет Духа Свя­того, мы Духа Свя­того полу­чили в Миро­по­ма­за­нии. В Вет­хом Завете Духа Свя­того полу­чали про­роки, то есть каж­дый из нас чуть-чуть про­рок. Но можем ли мы утвер­ждать, что кому мы про­по­ве­дуем: своим дру­зьям, близ­ким, рас­ска­зы­ваем им что-то, и люди обра­ща­ются сразу, бро­сают своих идо­лов и при­хо­дят к Богу истин­ному? Нет, конечно. В исклю­чи­тель­ных слу­чаях. Так что то, что евреи там без­об­раз­ни­чали — это про­сто, зна­ете, как «читайте о нас самих». В Вет­хом Завете был избран­ный народ, и они назы­ва­лись веру­ю­щими. В Новом Завете тоже есть избран­ный народ, и они тоже назы­ва­ются веру­ю­щими. Евреи были избраны для того, чтобы через них при­шел Хри­стос, спа­се­ние от иудеев.

Бог избрал Авра­ама, от Авра­ама про­изо­шел еврей­ский народ. Четы­ре­ста лет они были в плену, Бог не забыл про этот народ, и к нему при­шёл. При­шел и напом­нил им об их избран­ни­че­стве. Потому что Бог что-то обе­щает Авра­аму, его потом­кам, и вот Бог испол­няет это.

Как люди в Вет­хом Завете ста­но­ви­лись частью избран­ного народа? Не через рож­де­ние — через обре­за­ние. Как мы ста­но­вимся частью народа Божи­его — через Кре­ще­ние. Много кре­ще­ных, но мало пра­вед­ных. Вот всё то же самое. У евреев тоже были все обре­заны, но веру­ю­щих было то, что вот назы­ва­лось в Биб­лии оста­ток — неболь­шая часть. Мы живем в стране, где рус­ские 95% кре­ще­ные. Но можем ли мы ска­зать, что 95% тех, у кого в пас­порте напи­сано «рус­ский», явля­ются веру­ю­щими? Рус­ская гап­ло­группа выде­лена, и она очень устой­чи­вая. Я к чему это говорю: вот то же самое, что было в Вет­хом Завете — то же самое, что и в Новом.

Будем закан­чи­вать. Я бы хотел ещё один при­мер веры Авра­ама пока­зать, этот при­мер вам всем изве­стен, и я бы хотел про­чи­тать один отры­вок из посла­ния Иакова (Иак.2:21–23):

Не делами ли оправ­дался Авраам, отец наш, воз­ло­жив на жерт­вен­ник Иса­ака, сына сво­его? Видишь ли, что вера содей­ство­вала делам его, и делами вера достигла совер­шен­ства? И испол­ни­лось слово Писа­ния: «веро­вал Авраам Богу, и это вме­ни­лось ему в пра­вед­ность, и он наре­чен дру­гом Божиим».

Заметьте, как инте­ресно рас­суж­дает апо­стол Иаков. Мы воз­вра­ща­емся снова к апо­столу Иакову. Он пока­зы­вает, как вера Авра­ама была пока­зана. То есть Авраам был веру­ю­щим, и в тоже время он был дела­ю­щим. Бог обра­тился к Авра­аму с таким жут­ким про­сто при­ка­за­нием: при­не­сти един­ствен­ного люби­мого сына, еди­но­род­ного сына. В Посла­нии к Евреям такое рас­суж­де­ние есть: когда Авраам соби­рался совер­шить это жерт­во­при­но­ше­ние, он был настолько уве­рен в Боге, что он зна­ете, во что верил: что я сей­час сына сво­его убью, а Бог его вос­кре­сит, — такая была у него уве­рен­ность. Можно даже про­чи­тать этот отры­вок, это будет доста­точно инте­ресно. Это Посла­ние к Евреям, 11 глава:

Верою Авраам, будучи иску­шаем, при­нес в жертву Иса­ака и, имея обе­то­ва­ние, при­нес единородного,о кото­ром было ска­зано: в Иса­аке наре­чется тебе семя. Ибо он думал, что Бог силен и из мерт­вых вос­кре­сить, почему и полу­чил его в пред­зна­ме­но­ва­ние (Евр.11:17–19).

Пред­зна­ме­но­ва­ние, что Исаак ука­зы­вает на Хри­ста. То есть настолько была его вера, он в это верил, он верил, что Бог может вос­кре­сить чело­века. Верил. Но он свою веру дока­зы­вает делами. Поэтому он берёт нож, под­ни­мает нож — и его оста­нав­ли­вают, потому что Авраам пока­зал свою веру. Вот ещё один при­мер. Если мы назы­ваем себя веру­ю­щими, то мы не можем не пока­зы­вать свою веру. Как мы пока­зы­ваем свою веру — слу­шая слова Хри­ста. На этом, пожа­луй, можно было бы сего­дня и завер­шить. Я с удо­воль­ствием послу­шаю ваши вопросы.

Я читал про Иова — он был пле­мян­ник Авраама?

Да. Давайте это место най­дём. Есть допол­не­ние к Книге Иова, оно нека­но­ни­че­ское допол­не­ние, но оно есть, и там оно зву­чит так: Напи­сано, что он опять вос­ста­нет с теми, коих вос­кре­сит Гос­подь. О нем тол­ку­ется в Сир­ской книге, что жил он в земле Авси­ти­дий­ской на пре­де­лах Иду­меи и Ара­вии: прежде же было имя ему Иовав. Взяв жену Ара­ви­тянку, родил сына, кото­рому имя Еннон. Про­ис­хо­дил он от отца Зарефа, сынов Иса­во­вых сын, матери же Вос­соры, так что был он пятым от Авраама.

Помните, Исав. У Авра­ама сын Исаак, у Иса­ака двое сыно­вей — Иаков и Исав. Исав охот­ник и воло­са­тый был. То есть вы пони­ма­ете, что — да, он от Авра­ама. Но дело даже не в том, что он пото­мок Авра­ама, а в том, что он веру­ю­щий. Евреи — это кров­ные потомки Авра­ама, но куда важ­нее не кров­ное род­ство, а духов­ное род­ство. Иов он мог быть род­ней мог, и не быть — глав­ное, какой он был. Потому что, напри­мер, тот же Исав был, полу­ча­ется, вну­ком Абрама, но однако верой он не бли­стал. Поэтому Иакова Я воз­лю­бил а Исава воз­не­на­ви­дел (Рим.9:13), то есть отверг.

В Посла­нии апо­стола Павла к Коло­ся­нам, 2‑я глава, послед­ние стихи, там гово­рится о том, что (я не помню дословно), раньше гово­ри­лось «не дотра­ги­вайся», «воз­дер­жи­вайся», ну и так далее, а сей­час после при­ше­ствия и вопло­ще­ния Хри­ста как бы вы уже как сыны оправ­даны, наслед­ники уже — Ну, как я понял, воз­можно, я понял непра­вильно, поэтому хоте­лось бы услы­шать от Вас, что кон­кретно име­лось в виду под сло­вами, что «раньше было ска­зано: воз­дер­жи­вайся, не дотра­ги­вайся», а сей­час это не такую силу имеет.

Я нашел это место, сей­час я вам его зачитаю.

Итак, если вы со Хри­стом умерли для сти­хий мира, то для чего вы, как живу­щие в мире, дер­жи­тесь поста­нов­ле­ний: «не при­ка­сайся», «не вку­шай», «не дотра­ги­вайся» (что все истле­вает от упо­треб­ле­ния), по запо­ве­дям и уче­нию чело­ве­че­скому? Это имеет только вид муд­ро­сти в само­воль­ном слу­же­нии, сми­рен­но­муд­рии и изну­ре­нии тела, в неко­то­ром небре­же­нии о насы­ще­нии плоти (Кол.2:20–23).

Давайте вот о чём гово­рить. Если вы стали хри­сти­а­ни­ном и живете, как хри­сти­а­нин, то о чём вы больше будете думать — о том, чего не делать, или что делать? Есте­ственно, что делать. Но те самые иудей­ству­ю­щие, они гово­рили «нет, надо вот это», — он про­сто при­во­дит несколько запо­ве­дей из тех 613, и он гово­рит, что вы, как люди, не достиг­шие чего-то, что вы об этом дума­ете? Вы думайте о выс­шем, вот об этом, что делать надо. Вы, как он гово­рит, умерли для сти­хии мира — всё, вы мертвы для мира, почему вы дума­ете об этих вещах. Об этом вы даже и вопроса не должны зада­вать. Чтобы было понятно — те люди, кото­рые при­хо­дили к колос­ся­нам, и не только к колос­ся­нам, там они при­хо­дили ко всем, — они выгля­дели такими пра­виль­ными-пра­виль­ными, вот совсем всё серьёзно. Но на самом деле то, что они про­по­ве­до­вали, не соот­вет­ство­вало слову Божи­ему. Они про­по­ве­до­вали отход от Хри­ста. И поэтому он и гово­рит о том, что они имеют вид муд­ро­сти, а на самом деле это не муд­рость — то, что они про­по­ве­дуют, это зем­ное, а я вам про­по­ве­даю небес­ное. Апо­стол Павел не гово­рит о том, что вы должны сей­час при­ка­саться, вку­шать и дотра­ги­ваться. Он вообще о дру­гом гово­рит. Это про­блема, чтобы люди не впа­дали в откро­вен­ный иуда­изм, в то, что прошло.

Вот вы зна­ете, может быть такой при­мер, точно такая ана­ло­гия. Вы зна­ете, что в день Пасхи нельзя поститься. Когда-то надо поститься, но потом, в день Пасхи, уже нельзя поститься. И если вдруг появится чело­век, кото­рый гово­рит: ну и что, что Пасха, пост не закон­чился, надо про­дол­жать там не есть и не пить, и вообще всё это про­дол­жать, — то вообще-то в наших кано­ни­че­ских пра­ви­лах пред­по­ла­га­ется, что такого чело­века надо отлу­чать. И даже такие очень стро­гие монахи — понятно, что они не мясо вку­шают, — под­черк­нуто в день Пасхи даже такие стро­гие пост­ники съе­дают что-то ско­ром­ное, чтобы пока­зать что вот всё, пост закон­чился. Да, они на сле­ду­ю­щий день про­дол­жат пост­ни­чать, но в сам день Пасхи нужно, как гово­рится, кро­шечку, но съесть, чтобы пока­зать, что всё, пост закон­чился. Это ана­ло­гия, не надо дово­дить до абсурда, но вот люди, кото­рые при­хо­дили, они про­по­ве­до­вали вот такое отступ­ле­ние от Хри­ста и впа­де­ние в такие уже не важ­ные вопросы для умер­ших для сти­хии мира. Вот такое виде­ние. Я знаю этот отры­вок, поэтому я его тол­кую на осно­ва­нии — если вас инте­ре­сует, я бы посо­ве­то­вал вам читать, мне нра­вится — и поэтому я сове­тую Фео­фана Затвор­ника. Он рас­тол­ко­вал все посла­ния апо­стола Павла. Свя­ти­тель Фео­фан Затвор­ник, XIX век, и напи­сано доста­точно понятно.

А Иоанн Златоуст?

Хорошо, я отвечу на ваш вопрос, хотя я пре­красно пони­маю, что в этом вопросе стоит. Ком­мен­та­рии раз­нятся, они имеют раз­ные цели. Иоанн Зла­то­уст он про­по­вед­ник, то есть то, что мы назы­ваем его ком­мен­та­ри­ями, это его про­по­веди. Они назы­ва­ются беседы, гомилии. Гомилия — это про­по­ведь, поэтому это про­по­веди. Но если вас инте­ре­сует, ска­жем так, то, что мы бы назвали ком­мен­та­ри­ями, раз­бор слов, исто­рии, что вот это вот озна­чает, то Фео­фан Затвор­ник, наверно, будет иде­аль­ным, тем более Свя­ти­тель. Понятно. Если мы хотим почи­тать про­по­веди на дан­ные тек­сты — то пожа­луй­ста, Иоанн Зла­то­уст, но вы пони­ма­ете, цели-то раз­ные. Напри­мер, когда свя­щен­ник выхо­дит про­по­ве­до­вать, он может вам рас­ска­зать там очень подробно, кто такие сама­ряне — рас­ска­зал, когда гово­рит про­по­ведь о доб­ром сама­ря­нине. Он рас­ска­зал-рас­ска­зал-рас­ска­зал, но он же не ста­вит точку на вопросе о том, что кто такие сама­ряне. Он дальше гово­рит: ну вот мы должны посту­пать, как этот доб­рый сама­ря­нин. Почему? — И он гово­рит про­по­ведь. Точно также постро­ены беседы Иоанна Зла­то­уста, он берет текст и начи­нает гово­рить, как это при­ме­нять к нашей жизни. То есть гово­рит про­по­ведь, эти про­по­веди запи­саны, и полу­чи­лись вот эти беседы. Но для дру­гих людей хочется разо­браться, какие-то там тон­ко­сти. Напри­мер, о какой фило­со­фии гово­рит апо­стол Павел, когда гово­рит: чтобы вас не соблаз­нила фило­со­фия. О какой фило­со­фии он гово­рит? Вот этот раз­бор, или там о какой он там мир­ской муд­ро­сти гово­рит, что это зна­чит. И поэтому вот вари­ант такой. Раз­ные ком­мен­та­рии, раз­ные цели. Вот то, как вы вопрос задали: это Фео­фан Затвор­ник. Я, есте­ственно, читал Иоанна Зла­то­уста — цен­ные есть вещи, очень цен­ные. Мне очень нра­вятся неко­то­рые моменты, я там даже их встав­ляю в свои лек­ции. Но если мне хочется найти, где нахо­дился какой-нибудь город Вефиль, у Иоанна Зла­то­уста я этого не найду.

Стоит ли так вни­ма­тельно и дос­ко­нально изу­чать те места в Вет­хом Завете, где идет пере­чис­ле­ние, как напри­мер, в Книге Исход — как соору­жать ски­нию, сколько крю­чоч­ков, пете­лек, с какой сто­роны, какого цвета. Есть ли смысл на этом сосре­до­то­чить вни­ма­ние, или это какие-то зёрна, кото­рые впо­след­ствии в под­со­зна­нии отло­жатся, или можно это ско­ро­течно, быстро пробегать?

Мы не знаем, где выстре­лит. Поэтому понятно, что без ком­мен­та­риев эти тек­сты пользы нам не при­не­сут, но их надо знать. То есть вы зна­ете, как устро­ена ски­ния, что там нахо­ди­лось — пошли дальше. Потом, когда вы будете воз­вра­щаться к этому вопросу, уже с ком­мен­та­ри­ями, вам будет легче разо­браться во всех этих тон­ко­стях. Понятно, что когда мы читаем о жерт­во­при­но­ше­ниях — как там голову скру­чи­вают и зоб выры­вают у птички, для нас это неважно. Но когда мы заду­мы­ва­емся: а вообще зачем были нужны жертвы, и что делали с этими жерт­вами, вот тут-то мы и начи­наем заду­мы­ваться, а что же это всё-таки зна­чит. Мы начи­наем искать, и тогда мы начи­наем пони­мать: ага, вот на ту вет­хо­за­вет­ную жертву руки воз­ла­гали и испо­ве­до­вали грехи, и грех пере­кла­ды­вался на жертву. И мы читаем уже Еван­ге­лие от Иоанна и читаем: «вот ягне­нок, пред­на­зна­чен­ный для Бога, на Кото­рого воз­ла­га­ются все грехи всего мира», и мы уже пони­маем, что это уже важно. Такой совет: акцен­ти­ро­вать надо на те моменты, кото­рые свя­заны с бого­слов­скими и эти­че­скими запо­ве­дями, с теми тек­стами, кото­рые учат нас любить Бога и ближ­него, и испол­нять Его волю. Есте­ственно, на это акцент делать, на те тек­сты, кото­рые учат нас про­слав­лять Бога. Но осталь­ные места надо знать. Какие-то тек­сты для нас важ­нее, какие-то менее важ­ные, но всё это явля­ется сло­вом Божьим. Поэтому самая глав­ная опас­ность, кото­рая может стать перед чело­ве­ком, кото­рый читает Вет­хий Завет — это ска­зать: он нам не нужен, он нам не важен, и Бог Вет­хого Завета это не Бог Нового Завета. К сожа­ле­нию, ино­гда такое иску­ше­ние есть, и мы пони­маем, что если Бог даёт опи­са­ние ски­нии, то это важно. Но важно для кого? Для людей веру­ю­щих Вет­хого Завета — для них это важ­ней­шее, а для нас это про­сто важ­ное, но не важ­ней­шее. Вот так.

Очень емкое выра­же­ние: «Вет­хий Завет — это тень буду­щего», это мак­си­мально коротко и развернуто.

Тень. Но разве что-то может быть без тени? Пони­ма­ете, мно­гие вещи в Новом Завете, я вам сей­час при­во­дил при­меры: «Авраам, веру­ю­щий до даро­ва­ния закона»; мы «веру­ю­щие вне закона»; или там «про­клят всяк вися­щий на древе». Мно­гие вещи в Новом Завете вообще не будут понятны. Есте­ственно, я начи­нал чте­ние Писа­ния с Нового Завета, Я читал-читал-читал. Еван­ге­лие без Вет­хого Завета легко понять. А вот когда начи­на­ешь зака­пы­ваться в Посла­ния, уже тут очень непо­нятно много вещей ста­но­вится без Вет­хого Завета, нужно откры­вать Вет­хий Завет, читать, и тогда уже дохо­дит, а почему это так. Осо­бенно много этого у апо­стола Павла. А его Посла­ния очень бого­слов­ские, поэтому невоз­можно понять Новый Завет без Ветхого.

Какое-то время обра­щал вни­ма­ние на гно­сти­че­ские тек­сты, там очень любят спе­ку­ли­ро­вать на тему того, Вет­хий Завет — это вообще был бог, если не оши­ба­юсь, такое слово, похоже чуть ли не на руга­тель­ное, Ялдабаоф — как-то вот так, князь мира, кото­рый общался с про­ро­ками. Я это все к чему говорю: потому что там при­во­дятся аргу­менты в защиту гно­сти­ков, что в Вет­хом Завете прак­ти­че­ски всё упо­треб­ля­ется в каче­стве какого-то ино­ска­за­ния и алле­го­рии. Напри­мер, часто встре­ча­ется, дей­стви­тельно, я вижу мёд и млеко: «Я отведу вас в землю, где будет мёд и молоко». Это же не име­ется в бук­валь­ном смысле, что там будет течь молоко и мед, там же очень много алле­го­рий. Как быть с этими аллегориями?

Пере­нос­ного языка много и в Новом Завете. Вы вроде с руками сидите и с гла­зами. А что там Хри­стос гово­рил про глаза и руки? Рубить и выка­лы­вать, и ноги тоже рубить. Но вы пони­ма­ете, что это тоже это пере­нос­ный смысл, это притча. Когда мы читаем Новый Завет, мы же как-то ты инту­и­тивно пони­маем, что это притча. То же самое нужно читать инту­и­тивно. Говоря об инту­и­тив­но­сти, мы пони­маем, что эту инту­и­тив­ность нам Дух Свя­той даёт, вот это пони­ма­ние. Но вот когда обра­ща­юсь к Духу Свя­тому, к Кото­рому мы обра­ща­емся каж­дый раз, когда начи­наем доб­рое дело: Царю Небес­ный, про­сить Его, чтобы Он нам помог уви­деть, где ино­ска­за­ние, где не ино­ска­за­ние. В Новом Завете тоже есть ино­ска­за­ния — как в Новом Завете, так и в Ветхом.

Насчёт молока и меда. Давайте нач­нем с меда. Евреи, говоря о меде, гово­рили о двух раз­ных вещах. Вот тот мед, кото­рый с пасек, у них назы­вался дикий мед. А про­сто мед — это такой джем, кото­рый делали из фини­ков. Фини­ко­вая пальма долго рас­тет, и она очень цен­ная. Для нас это лаком­ство, для них это вообще источ­ник пита­ния. Но Бог обе­щает, что земля будет такая, что финики будут падать на землю, и по ним топ­таться будут. И понятно, что джем делали: брали эти финики, их очи­щали от косто­чек, от обо­лочки, и полу­ча­лась такая масса, ее пере­ти­рали, и полу­чался такой «мед». И здесь тоже самое: вот она перетертая.

Насчёт молока: Бог обе­щает такие паст­бища хоро­шие, что овцы и козы будут нае­даться, и молоко будет хле­стать из доек, раз­ли­ваться, и это всё будет в землю падать. Земля будет хлю­пать моло­ком и этим меси­вом из фиников.

И евреи купи­лись на это…

Купи­лись на это?.. В Еккле­си­а­сте есть такие слова: «есть время радо­ваться и время пла­кать». В пере­воде на рус­ский язык: есть время шутить, и есть время гово­рить серьезно. Если у кого-то будут вопросы, пожа­луй­ста, под­хо­дите, я отвечу. Отец Алек­сей, боль­шое спа­сибо, что ты меня при­гла­сил. Наде­юсь, что польза была. Помолимся.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки