Чтение Священного Писания на современном русском языке во время богослужения

Чтение Священного Писания на современном русском языке во время богослужения

(112 голосов4.2 из 5)

Чтение Священного Писания на современном русском языке во время богослужения.

В дискуссиях о возможности использовать вместо церковнославянского перевода более современный, понятный любому человеку перевод, часто не разделяют молитвословия, которые мы возносим Богу, и Слово Божие, Священное Писание, которое обращено к нам — и к стоящим в храме, и вообще к любому, пусть и случайно, зашедшему в церковь в это время. В III веке один молодой человек пришел в храм, услышал воскресное Евангельское чтение про богатого юношу, и оно нашло такой отклик в его сердце, настолько поразило его, что заставило коренным образом изменить свою жизнь. Этот молодой человек известен нам как преподобный Антоний Великий. Можем ли мы быть уверены, что те же слова, что услышал он, но сказанные на церковнославянском: «Слы́шавъ же сiя́, Иисýсъ речé емý: ещé еди́наго не докончáлъ еси́: вся́, ели́ка и́маши, продáждь, и раздáй ни́щымъ: и имѣ́ти и́маши сокрóвище на небеси́: и гряди́ вослѣ́дъ менé» — будут хотя бы просто понятны нашим современникам? Что же касается читаемого перед Евангелием Апостола, то, по словам одного священника, при этом наступают минуты благочестивого непонимания.

Задумаемся, ведь недаром Евангелие создано в виде повествования, а не поэтического сборника, смысловая составляющая в нём значительно выше, чем поэтическая, художественно-исполнительская. Душа каждого человека состоит из трёх сил — ума, воли и чувств; зачем же исключать разум из храмового богослужения?

Что же касается утверждений о сакральности церковнославянского языка, то вспомним диспут равноапостольного Кирилла с латинскими епископами, поборниками т. н. «триязычной ереси», которая допускала Литургию только на трех языках — древнееврейском, греческом и латинском. Утверждая равенство народов и языков, Кирилл утверждал: «Не идет ли дождь от Бога равно на всех, не сияет ли для всех солнце, не равно ли все мы вдыхаем воздух? Как же вы не стыдитесь лишь три языка признавать, а прочим всем народам и племенам велите быть слепыми и глухими? Скажите мне, зачем делаете Бога немощным, как если бы не мог дать (народам своего письма) или завистливым как если бы не хотел дать?»

Данные записи ставят своей целью практически продемонстрировать возможность чтения на Литургии синодального перевода Священного Писания 1860 года издания, вместо ныне широко используемого Елизаветинского перевода 1756 года, и убедиться, что меньшая напевность языка с лихвой покрывается доступностью каждого слова для слушающих Слово Божие.