Песнопения Страстной седмицы. Хор храма Успения Пресвятой Богородицы, г. Екатеринбург

Песнопения Страстной седмицы. Хор храма Успения Пресвятой Богородицы, г. Екатеринбург

(17 голосов4.7 из 5)

Страст­ная сед­мица — послед­няя сед­мица перед Пас­хой. Она посвя­щена вос­по­ми­на­нию послед­них дней зем­ной жизни Спа­си­теля: Его стра­да­ний, крест­ной смерти и погре­бе­ния (в цер­ков­но­сла­вян­ском языке слово «страсть» озна­чает «стра­да­ние»). По вели­чию вос­по­ми­на­е­мых собы­тий все дни Страст­ной сед­мицы назы­ва­ются великими.

Испол­ни­тель: Хор храма Успе­ния Пре­свя­той Бого­ро­дицы, г. Екатеринбург
Год изда­ния: 2003

Ска­чать плей­лист в фор­мате M3U
Ска­чать всю книгу в фор­мате M4B 
Как слу­шать книги офлайн?

«Аще и всегда»

Аще и все­гда рас­пи­наю Тя гре­хами моими, Ты же Спасе мой, уми­рая, не отвра­ща­е­шися от мене, но пре­клонь главу про­ща­еши мя, к Себе при­зы­вая. Тем же Спасе мой, к тебе при­бе­гаю аз греш­ный со сле­зами вопию Ти: поми­луй мя, остав­ле­ние гре­хов ми даруй и помяни мя егда при­и­деши во Цар­ствии Твоем. Аминь.

«Се, Жених грядет в полунощи…»

Се, Жени́х гряде́т в полу́нощи,/ и блаже́н раб, его́же обря́щет бдя́ща,/ недосто́ин же па́ки, его́же обря́щет уныва́юща./ Блюди́ у́бо, душе́ моя́,/ не сно́м отяготи́ся,/ да не сме́рти пре­дана́ бу́деши/ и Ца́рствия вне затвори́шися,/ но вос­пряни́ зову́щи:/ Свят, Свят, Свят еси́, Бо́же,// Богоро́дицею поми́луй нас.

Пере­вод: Вот, Жених при­хо­дит в пол­ночь, и бла­жен тот раб, кого най­дет Он бодр­ству­ю­щим, но, напро­тив, недо­стоин тот, кого Он най­дет бес­печ­ным. Смотри же, душа моя, не будь побеж­дена сном, да не будешь смерти пре­дана, и заклю­чена вне Цар­ствия, но вос­прянь, взы­вая: Свят, Свят, Свят Ты, Боже, по молит­вам Бого­ро­дицы поми­луй нас!

«Егда славнии ученицы…»

Егда́ сла́внии ученицы́/ на умове́нии ве́чери просвеща́хуся,/ тогда́ Иу́да злочести́вый/ сребролю́бием неду́говав омрача́шеся,/ и беззако́нным судия́м Тебе́, Пра́веднаго Судию́, предае́т./ Виждь, име́ний рачи́телю,/ сих ра́ди удавле́ние употреби́вша!/ Бежи́, несы́тыя души́,/ Учи́телю такова́я дерзну́вшия;// И́же о всех Благи́й, Го́споди, сла́ва Тебе́.

Пере­вод: Когда слав­ные уче­ники при умо­ве­нии на вечере про­све­ща­лись, тогда Иуда нече­сти­вый, забо­лев­ший среб­ро­лю­бием, омра­чался и без­за­кон­ным судьям Тебя, Пра­вед­ного Судию, пре­дает. Смотри, люби­тель стя­жа­ний, на удав­ле­ние из-за них стя­жав­шего! Беги от нена­сыт­ной души, на такое про­тив Учи­теля дерз­нув­шей! Гос­поди, ко всем бла­гой, слава Тебе!

«Вечери Твоея тайныя…»

Ве́чери Твоея́ та́йныя днесь, Сы́не Бо́жий, прича́стника мя при­ими́; не бо враго́м Твои́м та́йну пове́м, ни лобза́ния Ти дам, я́ко Иу́да, но я́ко разбо́йник испове́даю Тя: помяни́ мя, Го́споди, во Ца́рствии Твое́м.

Пере­вод: Вечери Твоей таин­ствен­ной участ­ни­ком в сей день, Сын Божий, меня прими. Ибо не пове­даю я тайны вра­гам Твоим, не дам Тебе поце­луя, такого, как Иуда. Но как раз­бой­ник испо­ве­даю Тебя: «Помяни меня, Гос­поди, в Цар­стве Твоём!»

«Разделиша ризы Моя себе»

Раздели́ша ри́зы моя́ себе́, и о оде́жди мое́й мета́ша жре́бий.
Боже, Боже мой, вонми΄ Ми, вску́ю оста­вил Мя еси?

Пере­вод: Раз­де­лили одежды мои себе и об оде­я­нии моём бро­сали жребий.
Боже, Боже мой, внемли мне, для чего Ты оста­вил меня?

«Днесь висит на древе…»

Днесь ви́сит на дре́ве, И́же на вода́х зе́млю пове́сивый: венце́м от те́рния облага́ется, И́же А́нгелов Царь: в ло́жную багряни́цу облача́ется, одева́яй не́бо о́блаки: зауше́ние прия́т, и́же во Иорда́не свободи́вый Адама: гвоздьми́ пригвозди́ся Жени́х Церко́вный: копие́м прободе́ся Сын Де́вы. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́. Покланя́емся страсте́м Твои́м, Хри­сте́: покажи́ нам и сла́вное Твое́ Воскресе́ние.

Пере­вод: Ныне висит на древе Тот, Кто пове­сил землю на водах; тер­но­вым вен­цом покры­ва­ется Анге­лов Царь; в пор­фиру шутов­скую оде­ва­ется Оде­ва­ю­щий небо обла­ками; поще­чины при­ни­мает Осво­бо­див­ший (от греха) Адама в Иор­дане; гвоз­дями при­би­ва­ется Жених Церкви; копьем прон­за­ется Сын Девы. Покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте, покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте, покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте, покажи нам и все­слав­ное Твое Воскресение.

«Видящи Тя висима, Христе»

Ви́дящи Тя ви́сима, Хри­сте́, Тебе́ ро́ждшая, вопия́ше: что́ стра́нное е́же ви́жду та́инство, Сы́не Мой? Ка́ко на дре́ве умира́еши пло́тию водруже́н, жи́зни Пода́телю?

Пере­вод: Видя вися­щим Тебя, Хри­сте, Родив­шая Тебя взы­вала: “Что за неслы­хан­ное таин­ство, кото­рое Я вижу, Сын Мой? Как Ты уми­ра­ешь на Древе пло­тью при­гвож­ден­ный, жизни Податель?

«Разбойника благоразумнаго…»

Разбо́йника благоразу́мнаго, во еди́ном часе́ ра́еви сподо́бил еси́, Го́споди, и мене́ дре́вом кре́стным про­свети́, и спаси́ мя.

Пере­вод: Раз­бой­ника бла­го­ра­зум­ного в тот же день Ты рая удо­стоил, Гос­поди. И меня дре­вом Крест­ным про­свети и спаси меня.

«Тебе, одеющагося»

Тебе́, оде́ющагося све́том, я́ко ри́зою, снем Ио́сиф с дре́ва с Никоди́мом и, ви́дев ме́ртва, на́га, непогребе́на, благосе́рдый плач восприи́м, рыда́я глаго́лаше: Увы мне, Сладча́йший Иису́се, Его́же вма́ле со́лнце на кре­сте́ ви́сима узре́вше, мра́ком облага́шеся, и земля́ стра́хом колеба́шеся, и раздира́шеся церко́вная заве́са: но се ны́не ви́жу Тя, мене́ ра́ди во́лею подъе́мша смерть. Ка́ко погребу́ Тя, Бо́же мой, или́ како́ю плащани́цею обвию́? Ко́има ли рука́ма прикосну́ся нетле́нному Тво­ему́ Те́лу? Или́ ки́я пе́сни вос­пою́ Тво­ему́ исхо́ду, Ще́дре? Велича́ю Стра́сти Твоя́, песносло́влю и погребе́ние Твое́ со воскресе́нием, зовы́й: Го́споди, сла́ва Тебе́.

Пере­вод: Тебя, оде­ва­ю­ще­гося све­том, как одеж­дою, Иосиф с Нико­ди­мом, сняв с крест­ного древа и видя мёрт­вым, обна­жён­ным, непо­гре­бён­ным, в глу­бо­ком состра­да­нии запла­кал и среди рыда­ний гово­рил: «О, Слад­чай­ший Иисусе, едва солнце уви­дело Тебя, вися­щим на кре­сте, облек­лось во мрак, и земля от страха поко­ле­ба­лась, и разо­дра­лась цер­ков­ная завеса. Но вот ныне я вижу Тебя доб­ро­вольно ради меня при­няв­шим смерть. Как я буду погре­бать Тебя, Боже мой, каким полот­ном обо­вью, какими руками при­кос­нусь к Тво­ему нетлен­ному Телу, какие песни буду петь я при Твоём погре­бе­нии. Мило­серд­ный? Я про­слав­ляю Твои стра­да­ния, вос­пе­ваю и Твоё погре­бе­ние с вос­кре­се­нием, вос­кли­цая: „Гос­поди, слава Тебе“.

Блаженны на утрени Великого Пятка

Во Ца́рствии Твое́м помяни́ нас, Го́споди, егда́ прии́деши во Ца́рствии Твое́м.
Блаже́ни ни́щии ду́хом, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.
Блаже́ни пла́чущий, я́ко ти́и уте́шатся.
Блаже́ни кро́тцыи, я́ко ти́и насле́дят зе́млю.
Блаже́ни а́лчущии и жа́ждущии пра́вды, я́ко ти́и насы́тятся.
Блаже́ни ми́лостивии, я́ко ти́и поми́ловани бу́дут.
Блаже́ни чи́стии се́рдцем, я́ко ти́и Бо́га у́зрят.
Богоуби́йц собо́р, иуде́йский язык беззако́нный к Пила́ту неи́стовне зовы́й, и глаго́лаше: рас­пни́ Хри­ста́ непови́ннаго, Вара́вву же па́че нам отпу­сти́. Мы же веща́им к Нему́ разбо́йника благоразу́мнаго глас: помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.
Блаже́ни миротво́рцы, я́ко ти́и сы́нове Бо́жии нареку́тся.
Живоно́сная Твоя́ ре́бра, я́ко из Еде́ма исто́чник источа́ющая, Це́рковь Твою́, Хри­сте́, я́ко слове́сный напая́ет рай, отсю́ду разделя́яся я́ко в нача́ла, в четы́ри Ева́нгелиа, мир напая́я, тварь веселя́, и язы́ки ве́рно науча́я покланя́тися Ца́рствию Твоему́.
Блаже́ни изгна́ни пра́вды ра́ди, я́ко тех есть Ца́рство Небе́сное.
Распя́лся еси́ мене́ ра́ди, да мне источи́ши оставле́ние: прободе́н был еси́ в ре́бра, да ка́пли жи́зни источи́ши ми: гвоздьми́ пригвозди́лся еси́, да аз глубино́ю страсте́й Твои́х в высоте́ держа́вы Твоея́ уверя́емь, зову Ти: Живода́вче Хри­сте́, сла́ва Кре­сту́, Спа́се, и стра́сти Твое́й.
Блаже́ни есте́, егда́ поно́сят вам, и изжену́т, и реку́т всяк зол глаго́л, на вы лжу́ще Мене́ ра́ди.
Распина́ему Тебе́, Хри­сте́, вся тварь ви́дящи трепета́ше, основа́ния земли́ колеба́хуся, стра́хом держа́вы Твоея́, свети́ла скрыва́хуся, и церко́вная раздра́ся заве́са, го́ры вострепета́ша, и ка́мение разсе́деся, и разбо́йник ве́рный зове́т с на́ми, Спа́се, е́же: помяни́ во Ца́рствии Твое́м.
Ра́дуйтеся и весели́теся, я́ко мзда ва́ша мно́га на Небесе́х.
Рукописа́ние на́ше на Кре­сте́ растерза́л еси́, Го́споди, и вмени́вся в ме́ртвых, та́мошняго мучи́теля связа́л еси́, изба́вль всех от уз сме́ртных Воскресе́нием Твои́м, и́мже просвети́хомся, Человеколю́бче Го́споди, и вопие́м Тебе́: помяни́ и нас, Спа́се, во Ца́рствии Твое́м.

«Чертог Твой вижду, Спасе мой…»

Черто́г Твой ви́жду, Спа́се мой, украше́нный, и оде́жды не и́мам, да вни́ду в онь: про­свети́ одея́ние души́ моея́, Светода́вче, и спаси́ мя.

Пере­вод: Чер­тог Твой вижу я, Спа­си­тель мой, укра­шен­ным, но одежды не имею, чтобы войти в него. Сде­лай свет­лым оде­я­ние души моей, Пода­тель света, и спаси меня.

«Помышляю день страшный»

Помышля́ю де́нь стра́шный и пла́чуся дея́ний мои́х лука́вых: ка́ко отвеща́ю Безсме́ртному Царю́, или́ ко́им дерзнове́нием воз­зрю́ на Судию́, блу́дный а́з? Благоутро́бный О́тче, Сы́не Единоро́дный и Ду́ше Святы́й, поми́луй мя́.

Пере­вод: Помыш­ляю о дне страш­ном и плачу о дея­ниях моих лука­вых, как отвечу Бес­смерт­ному Царю? И как дерзну воз­зреть на Судию, я, блуд­ный? Мило­серд­ный Отец, Сын Еди­но­род­ный, Дух Свя­той, поми­луй меня.

«Благообразный Иосиф…»

Благообра́зный Ио́сиф,/ с дре́ва снем пречи́стое Те́ло Твое́,/ плащани́цею чи́стою обви́в,// и воня́ми во гро́бе но́ве покры́в положи́.

Пере­вод: Бла­го­род­ный Иосиф, с древа (с Кре­ста) сняв пре­чи­стое тело Твое, чистым полот­ном обвив и пома­зав бла­го­во­ни­ями, в гроб­нице новой положил.

«Приидите, ублажим Иосифа приснопамятнаго…»

Прииди́те, ублажи́м Ио́сифа приснопа́мятнаго, в нощи́ к Пила́ту прише́дшаго и Живота́ всех испроси́вшаго: даждь ми Сего стра́ннаго, Иже не имеет где главы́ подклони́ти; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же уче­ник лука́вый на смерть пре­даде́; даждь ми Сего стра́ннаго, Его́же Ма́ти зря́щи на кре­сте́ ви́сяща, рыда́ющи вопия́ше и ма́терски восклица́ше: увы Мне, Ча́до Мое! Увы Мне, Све́те Мой и утро́ба Моя возлю́бленная! Симео́ном бо предрече́нное в церкви днесь собы́стся: Мое сердце ору­жие про́йде, но в радость Вос­кре­се­ния Тво­его плач пре­ложи́. Покланя́емся страсте́м Твоим, Хри­сте, покланя́емся страсте́м Твоим, Хри­сте, покла­ня­емся страсте́м Твоим, Хри­сте, и Свя­тому Воскресению.

Пере­вод: При­дите, про­сла­вим Иосифа, навеки памят­ного, ночью к Пилату при­шед­шего и Жизнь всех испро­сив­шего: «Отдай мне Сего Стран­ника, Кото­рый не имеет, где главу при­к­ло­нить; отдай мне Сего Стран­ника, Кото­рого уче­ник ковар­ный пре­дал на смерть; отдай мне Сего Стран­ника, Кото­рого Матерь, видя вися­щим на Кре­сте, с рыда­ни­ями взы­вала и по-мате­рин­ски вос­кли­цала: «Увы Мне, Дитя Мое! Увы Мне, Свет Мой и Жизнь Моя воз­люб­лен­ная! Ибо пред­ска­зан­ное в храме Симео­ном в сей день сбы­лось: Мое сердце меч прон­зил, но в радость о вос­кре­се­нии Твоем плач пре­твори!» Покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте. Покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте. Покло­ня­емся стра­да­ниям Твоим, Хри­сте, и свя­тому воскресению!

«Не рыдай Мене, Мати…»

Не рыда́й Мене́, Ма́ти, зря́щи во гро́бе, Его́же во чре́ве без се́мене зачала́ еси́ Сы́на: воста́ну бо и просла́влюся, и воз­несу́ со сла́вою непреста́нно я́ко Бог, ве́рою и любо́вию Тя велича́ющыя.

Пере­вод: Не рыдай надо Мною, Матерь, видя, что Тот Самый Сын, Кото­раго Ты без семени зачала во чреве, во гробе: вот Я вос­стану и про­слав­люсь и, как Бог, пре­воз­несу навсе­гда и во славе тех, кото­рые с верою и любовно про­слав­ляют Тебя.

Трисвятое

Святы́й Бо́же, Святы́й Кре́пкий, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй нас.

Пере­вод: Свя­той Боже, Свя­той Креп­кий, Свя­той Бес­смерт­ный, поми­луй нас.

«Да молчит всякая плоть человеча…»

Да молчи́т вся́кая плоть челове́ча, и да стои́т со стра́хом и тре́петом, и ничто́же земно́е в себе́ да помышля́ет: Царь бо Ца́рствующих и Госпо́дь госпо́дствующих прихо́дит закла́тися и да́тися в снедь ве́рным. Предхо́дят же сему ли́цы А́нгельстии со вся́ким Нача́лом и Вла́стию, многоочи́тии Херуви́ми и шестокрила́тии Серафи́ми, ли́ца закрыва́юще и вопию́ще песнь: Аллилу́иа, Аллилу́иа, Аллилу́иа.

Пере­вод: Да умолк­нет вся­кая плоть чело­ве­че­ская, и да стоит со стра­хом и тре­пе­том, и ни о чем зем­ном в себе да не помыш­ляет, ибо Царь цар­ству­ю­щих и Гос­подь гос­под­ству­ю­щих при­хо­дит заклаться и дать Себя в пищу вер­ным. Пред Ним шествуют сонмы Анге­лов со вся­ким их началь­ством и вла­стью, мно­го­окие Херу­вимы и шести­кры­лые Сера­фимы, закры­вая лица и воз­гла­шая песнь: Алли­луия, Алли­луия, Аллилуия.

«Воскресни, Боже»

Вос­кресни́, Бо́же, суди́ земли́, я́ко Ты насле́диши во всех язы́цех.

Пере­вод: Вос­стань, Боже, суди землю, ибо Ты полу­чишь удел во всех народах!

«Вся земля да поклонится Тебе»

Вся земля́ да покло́нится Тебе́, и пое́т Тебе́, да пое́т же и́мени Тво­ему́, Вы́шний.
Воскли́кните Го́сподеви вся земля́, по́йте же и́мени Его́.

Пере­вод: Вся земля да покло­нится Тебе и да поёт Тебе, да поёт же имени Тво­ему, Всевышний!
Вос­клик­ните Гос­поду, вся земля, вос­пойте же имени Его.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

1 Комментарий

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки