Епи­ти­мия

***

Епи­ти­мия́ (эпи­ти­мия, епи­ти­мья́) (от греч. ἐπιτιμία — нака­за­ние) – духов­ное лекар­ство, форма вра­че­ва­ния каю­ще­гося греш­ника, заклю­ча­ю­ща­яся в испол­не­нии им дел бла­го­че­стия, опре­де­лен­ных его духов­ни­ком (либо просто свя­щен­ни­ком. Епи­ти­мия – духовно-испра­ви­тель­ная мера, направ­лен­ная на исправ­ле­ние чело­века, она – сред­ство помощи каю­ще­муся в борьбе с грехом. Под епи­ти­мией в пра­во­слав­ной аске­ти­че­ской лите­ра­туре также при­нято пони­мать Боже­ствен­ные нака­за­ния в виде скор­бей и болез­ней, пре­тер­пе­ва­ние кото­рых осво­бож­дает чело­века от гре­хов­ных навы­ков.

Епи­ти­мья обычно сво­дится к санк­циям аске­ти­че­ского харак­тера (допол­ни­тель­ный пост, поклоны, молитва) и отлу­че­нию от при­ча­стия на опре­де­лён­ный срок. Такая серьёз­ная мера, как ана­фе­мат­ство­ва­ние, нала­га­ется только по реше­нию цер­ков­ного суда и только за про­ступки такого уровня, как орга­ни­за­ция рас­кола.

При назна­че­нии епи­ти­мии духов­нику рек­мен­ду­ется руко­вод­ство­ваться более духов­ным состо­я­нием чело­века, чем тяже­стью его пре­гре­ше­ний. Также обычно при­ни­ма­ются во вни­ма­ние обсто­я­тель­ства жизни согре­шив­шего. Напри­мер, при­нято мягче отно­ситься к совер­шив­шему блуд жена­тому юноше, чем к взрос­лому муж­чине, уже много лет живу­щему в браке. 

Св. Васи­лий Вели­кий гово­рит, что цель епи­ти­мии состоит в том, чтобы согре­шив­ших «извлечь из сети лука­вого» (Васи­лия Вели­кого Пра­вило 85) и чтобы «грех вся­че­ски нис­про­вер­гать и истреб­лять» (Васи­лия Вели­кого Пра­вило 29). Срок епи­ти­мий, по его взгляду, не есть что-либо важное само по себе, а все­цело опре­де­ля­ется духов­ной поль­зой каю­ще­гося. Епи­ти­мия должна про­сти­раться только до тех пор, пока она нужна для душев­ной пользы согре­шив­шего чело­века, вра­че­ва­ние надо изме­рять не вре­ме­нем, но обра­зом пока­я­ния (Пра­вило 2). Св. Гри­го­рий Нис­ский гово­рит: «Как в телес­ном вра­че­ва­нии цель вра­чеб­ного искус­ства есть едина – воз­вра­ще­нье здра­вия боля­щему, а образ вра­че­ва­ния раз­ли­чен, ибо по раз­ли­чию неду­гов в каждой болезни при­ла­га­ется при­лич­ный способ вра­че­ва­ния; так и в душев­ных болез­нях, по мно­же­ству и раз­но­об­ра­зию стра­стей, необ­хо­ди­мым дела­ется мно­го­об­раз­ное целеб­ное попе­че­ние, кото­рое соот­вет­ственно недугу про­из­во­дит вра­че­ва­ние». Время пока­ян­ной епи­ти­мии само по себе и для св. Гри­го­рия Нис­ского не имеет опре­де­лен­ного зна­че­ния. «Во всяком роде пре­ступ­ле­ния прежде всего смот­реть должно, каково рас­по­ло­же­ние вра­чу­е­мого, и ко увра­че­ва­нию почи­тать доста­точ­ным не время (ибо какое вра­че­ва­ние может быть от вре­мени?), но про­из­во­ле­ние того, кото­рый вра­чует себя пока­я­нием «(Гри­го­рия Нис­ского Пра­вило 8). Кто исце­лился от гре­хов­ной болезни, тот не нуж­да­ется в епи­ти­мии. Св. Иоанн Зла­то­уст учит, что духов­ник есть отец, но не судья, испо­ведь есть вра­чеб­ница, а не суди­лище, для загла­жде­ния греха нужно испо­ве­дать его. Он сове­тует вра­че­вать страсть упраж­не­нием в про­ти­во­по­лож­ных ей доб­ро­де­те­лях.

***

про­то­и­е­рей Дмит­рий Дашев­ский:
Образ епи­ти­мии может быть разный, напри­мер, дела­ние доб­ро­де­тели про­ти­во­по­лож­ной греху. Вот, чело­век украл что–то, грех воров­ства, почему бы ему не пред­ло­жить, пред­ло­жить именно, раз­дать мило­стыню нуж­да­ю­щимся. У женщин очень часто спе­ци­фи­че­ский грех – искус­ствен­ное пре­ры­ва­ние бере­мен­но­сти, но если она в своей жизни хоть кого-то сможет отго­во­рить от этого греха, вот рядом будет чело­век, кото­рый будет коле­баться: сде­лать или нет, в данном случае – поде­литься тем, что она испы­тала потом – своими угры­зе­ни­ями сове­сти…

епи­скоп Кал­лист (Уэр):
Епи­ти­мью не сле­дует рас­смат­ри­вать как нака­за­ние; еще менее – как способ иску­пить пре­ступ­ле­ние. Спа­се­ние – сво­бод­ный дар бла­го­дати. Своими соб­ствен­ными уси­ли­ями мы нико­гда не сможем загла­дить свою вину: Хри­стос, единый посред­ник, – наше един­ствен­ное искуп­ле­ние; или Он сво­бодно про­щает нас, или мы вообще не про­щены. В испол­не­нии епи­ти­мьи нет «заслуги», потому что по отно­ше­нию к Богу чело­век нико­гда не может иметь ника­ких соб­ствен­ных заслуг. Здесь, как всегда, мы должны мыс­лить прежде всего в тера­пев­ти­че­ских, а не в юри­ди­че­ских тер­ми­нах. Епи­ти­мья – это не нака­за­ние и даже не способ искуп­ле­ния, но сред­ство исце­ле­ния. Это pharma­соn, или лекар­ство. Если сама испо­ведь подобна опе­ра­ции, епи­ти­мья – укреп­ля­ю­щее сред­ство, кото­рое помо­гает вос­ста­нов­ле­нию орга­низма в период выздо­ров­ле­ния. Поэтому епи­ти­мья, как и вся испо­ведь в целом, суще­ствен­ным обра­зом пози­тивна по своему пред­на­зна­че­нию: она не создает пре­грады между греш­ни­ком и Богом, но служит мостом между ними. «Итак, видишь бла­гость и стро­гость Божию» (Рим. 11:22): епи­ти­мья есть не только выра­же­ние Боже­ствен­ной стро­го­сти, но равным обра­зом и выра­же­ние Боже­ствен­ной любви.

архи­манд­рит Нек­та­рий (Анто­но­пу­лос):
Как учит Шестой Все­лен­ский Собор, «грех – это болезнь души». Поэтому и епи­ти­мьи иногда бывают как нака­за­ния, иногда как лекар­ство, своего рода курс лече­ния при болезни души. Они нала­га­ются глав­ным обра­зом для того, чтобы чело­век осо­знал мас­штаб греха и пока­ялся в нем искренне.
Кроме того, епи­ти­мий не явля­ются некой данью, кото­рую мы платим как выкуп за грехи, словно за «отпу­сти­тель­ную гра­моту» или для того, чтобы осво­бо­диться от угры­зе­ний сове­сти. Они ни в коем случае не «выку­пают» нас и не оправ­ды­вают перед Гос­по­дом, Кото­рый не явля­ется бес­по­щад­ным дик­та­то­ром, тре­бу­ю­щим иску­пи­тель­ных жертв. По боль­шому счету, епи­ти­мий не явля­ются нака­за­ни­ями. Это – духов­ные лекар­ства и духов­ное зака­ли­ва­ние, кото­рые нам чрез­вы­чайно полезны. Потому сле­дует при­ни­мать их с бла­го­дар­но­стью и соблю­дать со тща­нием.

Афа­на­сий (Нико­лау), мит­ро­по­лит Лимас­соль­ский:
Если свя­щен­ник скажет: «Знаешь, один год (или одну неделю, или один день) не при­ча­щайся», – это озна­чает, что ты нахо­дишься под послу­ша­нием Церкви, и ты не ото­рван от нее, это явля­ется частью твоего лече­ния. Так про­ис­хо­дит и с боль­ным чело­ве­ком, кото­рый с самого начала лече­ния идет на поправку. Лече­ние озна­чает, что боль­ной не брошен, а встал на путь своего выздо­ров­ле­ния.

свя­щен­ник Михаил Воро­бьев:
Епи­ти­мья – это особое послу­ша­ние, кото­рое испо­ве­ду­ю­щий свя­щен­ник пред­ла­гает испол­нить каю­ще­муся греш­нику для его душев­ной пользы. В каче­стве епи­ти­мьи может назна­чаться запрет на при­ча­ще­ние в тече­ние опре­де­лен­ного вре­мени, уве­ли­че­ние повсе­днев­ного молит­вен­ного пра­вила, допол­ни­тель­ное к пра­вилу чтение псал­тири, кано­нов, ака­фи­стов с опре­де­лен­ным числом земных покло­нов. Иногда в каче­стве епи­ти­мьи назна­ча­ется уси­лен­ный пост, палом­ни­че­ство к свя­ты­ням Церкви, мило­стыня, кон­крет­ная помощь ближ­нему.
В ран­не­хри­сти­ан­скую эпоху епи­ти­мья назна­ча­лась в виде пуб­лич­ного пока­я­ния, вре­мен­ного отлу­че­ния от пол­ноты цер­ков­ной жизни. Каю­щи­еся греш­ники при этом раз­де­ля­лись на четыре раз­ряда: пла­чу­щих, кото­рые стояли у входа в храм и с плачем про­сили о про­ще­нии своих грехов; слу­ша­ю­щих, кото­рые стояли в при­творе и слу­шали чтение Свя­щен­ного Писа­ния и выхо­дили вместе с огла­шен­ными; при­па­да­ю­щих, кото­рые допус­ка­лись в храм, нахо­ди­лись в нем вовремя литур­гии верных и, падая ниц, выслу­ши­вали особую молитву епи­скопа; вместе сто­я­щие, кото­рые при­сут­ство­вали в храме вместе со всеми, но не допус­ка­лись до при­ча­стия. Кано­ни­че­ские пра­вила, утвер­жден­ные цер­ков­ными Собо­рами, опре­де­ляли дли­тель­ность епи­ти­мьи для каждой раз­но­вид­но­сти греха, причем за неко­то­рые грехи преду­смат­ри­ва­лось пожиз­нен­ное отлу­че­ние от При­ча­стия, за исклю­че­нием случая при­бли­жа­ю­щейся смерти.
Епи­ти­мья накла­ды­ва­лась на греш­ни­ков всех сосло­вий. Свя­ти­тель Амвро­сий Медио­лан­ский под­верг цер­ков­ному пока­я­нию Импе­ра­тора Фео­до­сия Вели­кого за жесто­кость в подав­ле­нии народ­ного вос­ста­ния. Была воз­ло­жена епи­ти­мья и на Импе­ра­тора Льва Фило­софа за его чет­вер­тый брак. Такому же нака­за­нию за ана­ло­гич­ное пре­ступ­ле­ние против нрав­ствен­но­сти был под­верг­нут Мос­ков­ский царь Иоанн Гроз­ный.
Пони­ма­ние епи­ти­мьи исклю­чи­тельно как цер­ков­ного нака­за­ния, пред­на­зна­чен­ного для искуп­ле­ния грехов в земной жизни, было харак­терно для сред­не­ве­ко­вого като­ли­че­ства. Можно ска­зать, что в Римо-Като­ли­че­ской церкви такое отно­ше­ние к епи­ти­мьи сохра­ни­лось и до насто­я­щего вре­мени.
Напро­тив, в Пра­во­слав­ной Церкви епи­ти­мья явля­ется не нака­за­нием, а упраж­не­нием в доб­ро­де­тели, пред­на­зна­чен­ным для укреп­ле­ния духов­ных сил, нужных для пока­я­ния. Необ­хо­ди­мость такого упраж­не­ния выте­кает из необ­хо­ди­мо­сти дли­тель­ного и упор­ного изжи­ва­ния гре­хов­ных при­вы­чек. Пока­я­ние – это не про­стое пере­чис­ле­ние гре­хов­ных поступ­ков и жела­ний. Истин­ное пока­я­ние состоит в реаль­ном изме­не­нии чело­века. При­хо­дя­щий к испо­веди греш­ник просит Гос­пода укре­пить его духов­ные силы для пра­вед­ной жизни. Епи­ти­мья, как состав­ная часть Таин­ства Пока­я­ния, помо­гает эти силы обре­сти.
Таин­ство Пока­я­ния реально осво­бож­дает чело­века от греха, откры­того на испо­веди. Это озна­чает, что испо­ве­дан­ный грех нико­гда более не будет постав­лен в вину рас­ка­яв­ше­муся греш­нику. Однако дей­стви­тель­ность Таин­ства зави­сит от искрен­но­сти пока­я­ния, причем сам каю­щийся греш­ник не всегда спо­со­бен опре­де­лить сте­пень своей искрен­но­сти. Склон­ность к само­оправ­да­нию мешает греш­нику опре­де­лить истин­ные при­чины своих поступ­ков, не поз­во­ляет изжить скры­тые стра­сти, кото­рые застав­ляют его повторно совер­шать те же самые грехи.
Епи­ти­мья помо­гает каю­ще­муся уви­деть истин­ное свое лицо, почув­ство­вать отвра­ще­ние к тому, что еще недавно каза­лось при­вле­ка­тель­ным. Упраж­не­ние в молитве, нели­це­мер­ный пост, чтение Свя­щен­ного Писа­ния и свя­то­оте­че­ских книг дают почув­ство­вать радость правды, добра, укреп­ляют стрем­ле­ние жить по еван­гель­ским запо­ве­дям.

архи­манд­рит Тихон (Шев­ку­нов):
Сейчас часто гово­рят, что епи­ти­мьи, отлу­че­ние от при­ча­стия, в том числе и для воцер­ко­в­лен­ных людей, неэф­фек­тивны и вообще не нужны. Не согла­шусь с этим. Епи­ти­мья необ­хо­дима в духов­ной жизни. На этом наста­и­вал, кстати, еще пат­ри­арх Пимен, он более чем трид­цать лет назад при­звал свя­щен­ни­ков не быть теми, кого в древ­ней Руси назы­вали «пота­ков­ни­ками» — иере­ями, кото­рые своей ложной снис­хо­ди­тель­но­стью попу­сти­тель­ствуют греху.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки