Празднование

6 января - переходящая

Описание праздника

Два предшествующих Рождеству Христову воскресенья (недели) называются Неде­лей свя­тых Пра­о­тец и Неде­лей свя­тых отец. Неде­ля свя­тых отец – по­след­нее вос­кре­се­нье (неде­ля) пе­ред Рож­де­ством Хри­сто­вым. В этот день вос­по­ми­на­ют­ся все свя­тые срод­ни­ки по пло­ти Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста; в ли­тур­ги­че­ском еван­гель­ском чте­нии мы слы­шим ро­до­сло­вие Спасителя (Мф.1:1-25).

Сло­во в Неде­лю пред Рож­де­ством Хри­сто­вым, свя­тых отец

мит­ро­по­лит Вла­ди­мир (Иким)

Но­вый За­вет от­кры­ва­ет­ся зем­ным ро­до­сло­ви­ем Сы­на Бо­жия. Но ка­кое про­ис­хож­де­ние мо­жет быть у Пер­во­при­чи­ны все­го су­ще­ству­ю­ще­го, Со­зда­те­ля ду­хов­но­го и ве­ще­ствен­но­го ми­ров? Мыс­ли­мо ли род­ство с люд­ским «пра­хом и пер­стью» для Вла­ды­ки Все­лен­ной, Непо­сти­жи­мо­го Все­объ­ем­лю­ще­го Ду­ха? О ка­ких пред­ках мо­жет ид­ти речь в от­но­ше­нии Пре­веч­но­го Гос­по­да, сто­я­ще­го над вре­ме­нем Прис­но­су­ще­го Ца­ря? Од­на­ко же: на­ча­лом От­кро­ве­ния Бо­же­ствен­ной люб­ви слу­жит че­ре­да по­ко­ле­ний, при­во­дя­щая к бед­ной се­мье, в ко­то­рой ро­дил­ся Мла­де­нец по име­ни Иисус, что зна­чит – Спа­си­тель. Это ро­до­сло­вие – до­ку­мент, сви­де­тель­ству­ю­щий тай­ну на­ше­го спа­се­ния: Сын Бо­жий сде­лал­ся Сы­ном Че­ло­ве­че­ским.

Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста – про­сто спи­сок имен, ка­жу­щий­ся су­хим, да­же скуч­ным непро­све­щен­но­му взгля­ду. Неко­то­рые пра­ро­ди­те­ли Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го си­я­ют яр­ки­ми све­то­ча­ми на стра­ни­цах Биб­лии. Боль­шин­ство имен нам по­лу­зна­ко­мо или во­все не зна­ко­мо: ка­ко­ва бы­ла жизнь этих лю­дей – ве­да­ет Еди­ный Гос­подь. Но в этом про­стом пе­речне слы­шит­ся тай­ная гар­мо­ния ты­ся­че­ле­тий, за ним ви­дит­ся ве­ли­че­ствен­ная ра­бо­та Про­мыс­ла Бо­жия, вы­стра­и­вав­ше­го из «жи­вых кам­ней» храм для во­пло­ще­ния Все­выш­не­го. Здесь каж­дая судь­ба, каж­дый штрих име­ет со­кро­вен­ный смысл, по­рою недо­ступ­ный нам, по­рою – слу­жа­щий вы­со­ким уро­ком при про­хож­де­нии зем­но­го стран­ство­ва­ния.

Неко­гда жал­кая гор­ды­ня при­ве­ла лю­дей к со­ору­же­нию небы­ва­лой баш­ни – без Бо­га и про­тив Бо­га. В гли­ня­ной таб­лич­ке, об­на­ру­жен­ной ар­хео­ло­га­ми в Ме­со­по­та­мии, зна­чит­ся: «Ко­гда эта цар­ствен­ная баш­ня, как бу­ря, воз­вы­сит свой го­лос, небо за­тре­пе­щет. Ее ужас­ное си­я­ние вы­пря­мит­ся в небе, ее ве­ли­кий ужас со­кру­шит зем­лю. Ее имя со­зо­вет стра­ны с края неба». Та­ков был за­мы­сел древ­них «воль­ных ка­мен­щи­ков». Гос­подь Все­дер­жи­тель раз­ру­шил му­ра­вьи­ные по­ту­ги бо­го­бор­цев – стро­е­ние рух­ну­ло, а стро­и­те­ли, ли­шив­шись об­ще­го язы­ка, раз­бе­жа­лись по раз­ным кра­ям зем­ли. Са­мо это ме­сто по­лу­чи­ло на­зва­ние Ва­ви­лон – «сме­ше­ние».

Все­выш­не­му бы­ло угод­но стро­и­тель­ство ино­го ро­да – не воз­ве­де­ние баш­ни из жже­но­го кир­пи­ча, а незри­мое со­зи­да­ние прав­ды Бо­жи­ей в че­ло­ве­че­ских ду­шах. Это свя­щен­ное де­ло со­вер­ша­лось ве­ка­ми, пе­ре­хо­ди­ло из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние – древ­ние пра­вед­ни­ки ста­но­ви­лись жи­вы­ми сту­пе­ня­ми лест­ни­цы, ве­ду­щей к ду­хов­ным вер­ши­нам. «Они стре­ми­лись к луч­ше­му, то есть к Небес­но­му; по­то­му и Бог не сты­дит­ся их, на­зы­вая Се­бя их Бо­гом» (Евр.11:16). И лест­ни­ца че­ло­ве­че­ско­го ду­ха во­ис­ти­ну до­стиг­ла Небес, ибо по ней со­шел в пад­ший мир Еди­ный Без­греш­ный.

При­тер­пев­шись к окру­жа­ю­щим нас зло­бе и мер­зо­сти, мы по­рою и не по­ни­ма­ем, как страш­но ис­ка­жен этот мир гре­хо­па­де­ни­ем ро­да че­ло­ве­че­ско­го. Мы мо­жем лю­бо­вать­ся толь­ко от­блес­ка­ми Бо­го­со­здан­ной из­на­чаль­ной кра­со­ты ми­ро­зда­ния. Но грех и смерть – дву­ли­кая са­та­нин­ская ложь ца­рит здесь. По­го­ня за зем­ны­ми сла­до­стя­ми: нечи­сты­ми уте­ха­ми те­ла, без­де­луш­ка­ми бо­гатств, по­бря­куш­ка­ми сла­вы – все это ве­дет в про­пасть. Пра­хом умер­ших по­ко­ле­ний пе­ре­пол­не­на зем­ля, на­по­е­ны ре­ки, сам воз­дух ды­шит смер­тью. И все же этот мир пре­кра­сен: тем, что мы мо­жем под­нять­ся над ним на кры­льях ве­ры, на­деж­ды и люб­ви хри­сти­ан­ской. Мы спа­се­ны – при­ше­стви­ем Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста, и уже здесь мо­жем празд­но­вать по­бе­ду над гре­хом и смер­тью, на­сла­ждать­ся пред­чув­стви­ем бла­жен­ной веч­но­сти.

Чем был мир до Хри­ста? Про­кля­той жиз­нью на про­кля­той зем­ле. «Вол­ч­цы и тер­нии» взра­щи­ва­ла зем­ля, ли­шен­ная бла­го­сло­ве­ния Бо­жия. «Вол­ч­ца­ми и тер­ни­я­ми» по­рас­та­ли ду­ши лю­дей, за­быв­ших Небес­но­го От­ца.

Язы­че­ский мир над­ру­гал­ся над са­ми­ми за­ко­на­ми при­ро­ды. Гнус­ные по­ро­ки Со­до­ма и Го­мор­ры по­ло­жи­ли пе­чать на все древ­нее об­ще­ство. «Куль­тур­ная» Гре­ция и «ци­ви­ли­зо­ван­ный» Рим пре­да­ва­лись без­удерж­но­му раз­вра­ту, «муд­рые» Ин­дия и Еги­пет по­кло­ня­лись смер­ти. Идо­ло­слу­жи­те­ли вер­ши­ли че­ло­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния. Ар­хео­ло­ги на­хо­дят за­му­ро­ван­ные в сте­нах и фун­да­мен­тах древ­них жи­лищ ске­ле­ти­ки мла­ден­цев: это ро­ди­те­ли-са­та­ни­сты при­но­си­ли в жерт­ву соб­ствен­ных де­тей. По­всю­ду ца­ри­ло гру­бое на­си­лие, из­де­ва­тель­ство над сла­бы­ми, стрем­ле­ние от­нять у се­бе по­доб­ных зем­ные бла­га. Пра­ви­те­ли те­ши­ли свою гор­ды­ню же­сто­ки­ми кро­во­про­ли­ти­я­ми, «ве­ли­ки­ми» по­чи­та­лись за­во­е­ва­те­ли, ко­то­рым уда­ва­лось на­гро­моз­дить го­ры тру­пов. Мир, став­ший до­бы­чей са­та­ны, ле­жал во зле.

Ка­за­лось, по­доб­ный мир не име­ет пра­ва на су­ще­ство­ва­ние, ни­че­го не мо­жет при­не­сти Все­со­вер­шен­но­му Со­зда­те­лю – и дол­жен быть уни­что­жен. Но да­же и в древ­нем мра­ке, как оди­но­кие све­то­чи, си­я­ли пра­вед­ни­ки. Это ра­ди них Все­ми­ло­сти­вый Гос­подь ща­дил пад­шее че­ло­ве­че­ство. А ко­гда на­сту­пи­ла «пол­но­та вре­мен», ра­ди них Сын Бо­жий явил­ся спа­сти ка­ю­щих­ся греш­ни­ков. Спа­си­тель со­шел в мир на­столь­ко страш­ный, что в нем для Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не на­шлось луч­ше­го ме­ста, чем кор­муш­ка для ско­та, и Солн­це Прав­ды долж­но бы­ло вос­хо­дить в убо­гой пе­ще­ре. Но так бы­ло внешне, ибо луч­шие лю­ди Вет­хо­го За­ве­та сво­им по­дви­гом уже вы­стро­и­ли для Спа­си­те­ля храм, до­стой­ный Его. Этим до­мом Все­выш­не­го явил­ся ис­тин­ный ве­нец тво­ре­ния – несрав­нен­ная в кра­со­те и чи­сто­те ду­ши Сво­ей, «Чест­ней­шая Хе­ру­вим и Слав­ней­шая Се­ра­фим» Бо­го­не­ве­ста и Бо­го­ро­ди­ца, Прис­но­де­ва Ма­рия.

К Рож­де­ству Еди­но­го Без­греш­но­го от Пре­чи­стой Де­вы ве­ла че­ре­да по­ко­ле­ний ис­ка­те­лей прав­ды Бо­жи­ей, за­пе­чат­лен­ная в Хри­сто­вом ро­до­сло­вии. Мы ви­дим здесь из­ра­иль­ских пат­ри­ар­хов и иудей­ских ца­рей, но сре­ди них уже яв­ля­ет­ся дочь ино­го на­ро­да – мо­ави­тян­ка Руфь, пред­вест­ни­ца все­мир­но­го тор­же­ства Бо­же­ствен­но­го Бла­го­ве­стия. По­двиг Ру­фи есть по­двиг люб­ви. Ра­ди пре­дан­но­сти све­кро­ви, за­ме­нив­шей ей мать, ска­за­ла Руфь: «На­род твой бу­дет мо­им на­ро­дом, и твой Бог мо­им Бо­гом» (Руф.1:16), – и ста­ла од­ною из пра­ро­ди­тель­ниц Спа­си­те­ля.

В свя­щен­ном ро­до­сло­вии мы ви­дим и лю­дей греш­ных, при­ме­ры че­ло­ве­че­ских па­де­ний. Так пал муд­рей­ший из муд­рых, царь Со­ло­мон. Его ра­зу­му изум­ля­лась Все­лен­ная, он по­стиг тай­ны зем­ли и Небес, но не су­мел со­вла­дать с низ­ки­ми стра­стя­ми, хо­тя знал, чем гро­зит для него из­ме­на Небес­но­му От­цу. Судь­ба Со­ло­мо­на – стро­гий урок для тех, кто слиш­ком на­де­ет­ся на зем­ной ум свой, гор­дит­ся дан­ны­ми от Бо­га та­лан­та­ми.

От­кро­ве­ние Вет­хо­го За­ве­та не скры­ва­ет немо­щей из­бран­но­го ро­да, ко­то­рый, невзи­рая на свою сла­бость, су­мел под­нять­ся из древ­не­го мра­ка к Бо­же­ствен­но­му Све­ту. То бы­ла тро­па от вет­хо­го по­ги­ба­ю­ще­го че­ло­ве­ка – к но­во­му, спа­са­е­мо­му бла­го­да­тью Бо­жи­ей. Од­ним взгля­дом невоз­мож­но оки­нуть ве­хи это­го мно­го­ве­ко­во­го пу­ти, вгля­дим­ся же хо­тя бы в неко­то­рые из них.

«Ро­до­сло­вие Иису­са Хри­ста, Сы­на Да­ви­до­ва, Сы­на Ав­ра­амо­ва» (Мф.1:1) – вот пер­вая стро­ка Но­во­го За­ве­та, слов­но бы мост, со­еди­ня­ю­щий его с За­ве­том Вет­хим. Пра­вед­ный Ав­ра­ам и свя­той Да­вид – не слу­чай­но эти двое осо­бо вы­де­ле­ны в чис­ле пра­от­цев Сы­на Че­ло­ве­че­ско­го, не слу­чай­но оба они удо­сто­и­лись обе­то­ва­ний Бо­жи­их о гря­ду­щем спа­се­нии.

Пат­ри­арх Ав­ра­ам явил­ся ве­ли­чай­шим Бо­го­ис­ка­те­лем. Ко­гда че­ло­ве­че­ство, за­вяз­нув в тря­сине вре­мен, уже утра­ти­ло по­ня­тие о Небес­ном От­це, Ав­ра­ам от­ка­зал­ся по­кло­нить­ся ка­кой бы то ни бы­ло тва­ри, все­ми си­ла­ми ду­ши воз­звал он к Все­выш­не­му Твор­цу. Все­дер­жи­тель услы­шал зов со­зда­ния Сво­е­го. Пра­вед­ный Ав­ра­ам стал «от­цом ве­ру­ю­щих» (Рим.4:11), ду­хов­ным ро­до­на­чаль­ни­ком всех вер­ных. Ра­ди слу­же­ния Гос­по­ду по­ки­нул Ав­ра­ам род­ные края, при­шель­цем чув­ство­вал он се­бя в этом гре­хов­ном ми­ре, «ибо он ожи­дал го­ро­да, име­ю­ще­го ос­но­ва­ние, ко­то­ро­го ху­дож­ник и стро­и­тель – Бог» (Евр.11:10). Ра­ди вер­но­сти Бо­гу го­тов был Ав­ра­ам от­дать един­ствен­но­го лю­би­мо­го сы­на, в ко­то­ром за­клю­ча­лись все его на­деж­ды, да­же на­деж­да на гря­ду­щее ис­куп­ле­ние. Ав­ра­амо­во жерт­во­при­но­ше­ние яви­лось об­раз­цом вы­со­чай­шей Жерт­вы Бо­же­ствен­ной. Зем­ной отец го­то­вил­ся за­клать сы­на из по­слу­ша­ния Все­выш­не­му – Бог не по­пустил пра­вед­ни­ку та­ко­го стра­да­ния. Но в час Гол­гоф­ский Сам Небес­ный Отец от­дал на за­кла­ние Еди­но­род­но­го Сы­на Сво­е­го – ра­ди спа­се­ния ро­да че­ло­ве­че­ско­го, ра­ди на­ше­го с ва­ми спа­се­ния.

Свя­той Да­вид про­шел ис­пы­та­ние опас­ней­ши­ми зем­ны­ми со­блаз­на­ми: сла­вой и вла­стью. Пас­ту­шо­нок, по­ма­зан­ный на цар­ство, стал уди­ви­тель­ным пра­ви­те­лем – крот­ким сре­ди на­па­стей, ми­ло­серд­ным с вра­га­ми, без­гнев­ным с оскор­би­те­ля­ми. Ве­ли­чие ду­ши свя­то­го ца­ря-про­ро­ка Да­ви­да за­пе­чат­ле­лось в его псал­мах, ис­пол­нен­ных вы­со­ки­ми чув­ства­ми, до­ныне вос­пе­ва­е­мых Цер­ко­вью Хри­сто­вой. Но и этот цар­ствен­ный че­ло­век од­на­жды пал – гряз­но и страш­но: от по­хо­ти к лю­бо­де­я­нию, от лю­бо­де­я­ния к убий­ству. Диа­вол уже тор­же­ство­вал, ви­дя в этой мо­гу­чей ду­ше за­кон­ную свою до­бы­чу. Но нет! В пла­мен­ном по­ка­я­нии вос­стал свя­той Да­вид из без­дны гре­ха – и вос­стал вы­ше, чем был до па­де­ния! «Жерт­ва Бо­гу дух со­кру­шен, серд­ца со­кру­шен­на и сми­рен­на Бог не уни­чи­жит» (Пс.50:19) – так ры­да­ни­ем оси­ро­тев­шей без Гос­по­да, по­прав­шей свою гор­ды­ню цар­ствен­ной ду­ши омыл свя­той Да­вид тяж­кий грех свой и вновь «убе­лил­ся па­че сне­га». Да­ви­до­вым по­ка­я­ни­ем яв­лен об­раз пад­ше­го и вос­ста­ю­ще­го в ли­це пра­вед­ни­ков че­ло­ве­че­ства.

С за­ка­том иудей­ско­го цар­ства но­си­те­ли Бо­же­ствен­но­го обе­то­ва­ния – сы­ны и до­че­ри ро­да Да­ви­до­ва слов­но бы укры­ва­ют­ся в без­вест­но­сти и бед­но­сти. Так вда­ли от су­ет­но­го зем­но­го блес­ка со­вер­ша­лось жи­тие по­том­ков иудей­ских вла­сти­те­лей: ти­хо­го плот­ни­ка «дре­во­де­ла», пра­вед­но­го Иоси­фа и сми­рен­ной Де­вы, пред­на­зна­чен­ной к сла­ве Ца­ри­цы Небес­ной.

Свя­той еван­ге­лист Мат­фей, сле­дуя иудей­ско­му обы­чаю уста­нов­ле­ния род­ства по муж­ской ли­нии, за­кан­чи­ва­ет ро­до­сло­вие Хри­сто­во име­нем Иоси­фа Об­руч­ни­ка. Мни­мый муж Де­вы Ма­рии, пра­вед­ный Иосиф по пло­ти не имел ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к Рож­де­ству Спа­си­те­ля – но его имя по пра­ву сто­ит в свя­щен­ном пе­речне. Доб­ро­та и чи­сто­сер­де­чие это­го стар­ца бы­ли на­столь­ко об­ще­из­вест­ны, что слу­жи­те­ли хра­ма ре­ши­лись до­ве­рить ему Пре­чи­стую Де­ву, в Ко­то­рой ви­де­ли жи­вое со­кро­ви­ще Церк­ви. Прой­дя ис­пы­та­ние «бу­рей по­мыш­ле­ний со­мни­тель­ных», пра­вед­ный Иосиф стал со­бе­сед­ни­ком и по­слуш­ни­ком ан­ге­лов. И сам свя­той ста­рец сде­лал­ся во­ис­ти­ну зем­ным ан­ге­лом-хра­ни­те­лем для Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы и Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца. В Виф­ле­ем­ской пе­ще­ре пер­вы­ми по­кло­ни­лись со­шед­ше­му в мир Сы­ну Бо­жию – Де­ва-Ма­терь и ста­рец-хра­ни­тель.

В Пре­бла­го­сло­вен­ной Де­ве Ма­рии яв­ле­на вер­ши­на че­ло­ве­че­ско­го со­вер­шен­ства, пре­взо­шед­шая ве­ли­чие бес­плот­ных Небес­ных ан­ге­лов. Ма­терь Бо­жия слов­но бы со­тка­на из сми­ре­ния и доб­ро­ты, ми­ло­сер­дия и люб­ви. Она вся – свет, рас­кры­ва­ю­щий­ся на­встре­чу Све­ту Бо­же­ствен­но­му. Крот­кая Бо­го­не­ве­ста «по­ра­зи­ла го­ло­ву змия» (Быт.3:15), по­пра­ла ко­вар­ство диа­во­ла, за­мыш­ляв­ше­го над­ру­гать­ся над со­зда­ни­ем Бо­жи­им, – ибо ес­ли бы и Ею Од­ною увен­ча­лось тво­ре­ние, то и то­гда этот мир был бы со­тво­рен не на­прас­но. Так зем­ное воз­зва­ние к Небе­сам, лест­ни­ца че­ло­ве­че­ской пра­вед­но­сти при­ве­ла к Пре­сто­лу Все­выш­не­го. Древ­няя Ева, под­дав­шись са­та­нин­ско­му со­блаз­ну, по­ро­ди­ла грех и смерть. Пре­свя­тая Де­ва, по­ви­ну­ясь во­ле Гос­под­ней, по­ро­ди­ла для всех нас Ис­ти­ну и бес­смер­тие. И ныне Ца­ри­ца Небес­ная, со­здан­ная, как и мы, из пло­ти и кро­ви, зо­вет нас к веч­но­му сча­стью, мо­лит за нас Сы­на Сво­е­го и Гос­по­да.

«От Ма­рии ро­дил­ся Иисус, на­зы­ва­е­мый Хри­стос» (Мф.1:16) – вот бла­жен­ней­шая весть, зву­ча­щая для нас вслед за свя­щен­ным ро­до­сло­ви­ем. Вос­си­я­ла звез­да Виф­ле­ем­ская! Явил­ся Спа­си­тель ми­ра! На­ча­лось осво­бож­де­ние че­ло­ве­че­ства из раб­ства ду­ше­убий­цы – са­та­ны!

Что Хри­стос сде­лал для нас Сво­им Рож­де­ством? Во­пло­ще­ни­ем Сы­на Бо­жия са­ма при­ро­да че­ло­ве­че­ская очи­сти­лась, пре­об­ра­зи­лась, сде­ла­лась спо­соб­ной к оду­хо­тво­ре­нию, к обо­же­нию! При све­те Виф­ле­ем­ской звез­ды ро­до­сло­вие Хри­сто­во пред­ста­ет под­го­тов­кой к на­ше­му вступ­ле­нию в род­ство – с Кем? С Са­мим Бо­гом!

Мы на­де­ле­ны ве­ли­ким сча­стьем – жить в ми­ре, освя­щен­ном Рож­де­ством Хри­ста и ис­куп­лен­ном Его Крест­ной Жерт­вой. С той по­ры, по сло­ву свя­ти­те­ля Иоан­на Зла­то­уста: «Бог на зем­ле, че­ло­век на Небе, ан­ге­лы слу­жат лю­дям, лю­ди в об­ще­нии с Гор­ни­ми си­ла­ми».

Ца­ри и про­ро­ки древ­но­сти жаж­да­ли услы­шать то, что слы­шим мы – и не услы­ша­ли, ве­ли­чай­шие пра­вед­ни­ки Вет­хо­го За­ве­та меч­та­ли до­жить до та­ких вре­мен – и не до­жи­ли. По­сле кон­чи­ны зем­ных дней сво­их ве­ка­ми долж­ны бы­ли они то­мить­ся в пре­ис­под­ней, ожи­дая при­ше­ствия Из­ба­ви­те­ля.

«Те, ко­то­рых весь мир не был до­сто­ин, ски­та­лись по пу­сты­ням и го­рам, по пе­ще­рам и уще­льям зем­ли. И все сии, сви­де­тель­ство­ван­ные в ве­ре, не по­лу­чи­ли обе­щан­но­го. По­то­му что Бог преду­смот­рел о нас нечто луч­шее, дабы они не без нас до­стиг­ли со­вер­шен­ства» (Евр.11:38-40).

Жить в ис­куп­лен­ном ми­ре, знать пря­мую до­ро­гу в От­чее Цар­ствие, со­зна­вать свое род­ство с Все­выш­ним – это сча­стье по­лу­че­но на­ми да­ром, по бла­го­сти Бо­жи­ей. Но как поль­зу­ем­ся мы несрав­нен­ны­ми бла­го­де­я­ни­я­ми Все­выш­не­го? Есть ли в нас хо­тя бы блед­ное по­до­бие ве­ры Ав­ра­амо­вой, тер­пе­ния Иова, пла­мен­но­сти Илии, кро­то­сти Да­ви­да, му­же­ства Да­ни­и­ла? А ведь все эти вы­со­кие ду­хом лю­ди лишь из­да­ли, «как сквозь туск­лое стек­ло», со­зер­ца­ли Бо­же­ствен­ную тай­ну спа­се­ния на­ше­го – ту тай­ну, ко­то­рую мы ви­дим во­очию.

Вы­со­ко да­ро­ван­ное нам От­кро­ве­ние Люб­ви Бо­жи­ей, но тем глуб­же мо­жет быть на­ше па­де­ние. Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский предо­сте­ре­га­ет: «Помни, че­ло­век хри­сти­а­нин, свое род­ство с Сы­ном Бо­жи­им – и про­ти­во­бор­ствуй вся­ко­му гре­ху, рев­нуй о свя­то­сти во всем жи­тии.

Кто гре­шит и не ка­ет­ся всем серд­цем – тот в род­стве с диа­во­лом-че­ло­ве­ко­убий­цей. Та­ких лю­дей Пред­те­ча Хри­стов Иоанн на­зы­вал «по­рож­де­ни­я­ми ехид­ны», а Гос­подь го­во­рил им: «Ваш отец диа­вол; и вы хо­ти­те ис­пол­нять по­хо­ти от­ца ва­ше­го» (Ин.8:44).

Греш­ни­ков ка­ю­щих­ся и же­ла­ю­щих усерд­но ис­прав­ле­ния и об­нов­ле­ния – та­ко­вых Хри­стос при­шел спа­сти и спа­сет. Но для невер­ных и нерас­ка­ян­ных, гор­дых, лу­ка­вых, злых, жи­ву­щих в нечи­сто­те, невоз­держ­ных, же­сто­ко­серд­ных Он при­шел на суд: «На суд при­шел Я в мир сей, чтобы неви­дя­щие ви­де­ли, а ви­дя­щие ста­ли сле­пы» (Ин.9:39).

Бес­чис­лен­ное мно­же­ство свя­тых угод­ни­ков оправ­да­ли сво­ей жиз­нью бо­же­ствен­ный план спа­се­ния че­ло­ве­че­ства. Но мы ви­дим, что совре­мен­ный че­ло­век весь по­гру­зил­ся в чув­ствен­ность, свя­зал все­го се­бя жи­тей­ски­ми стра­стя­ми, из­вра­тил по­ря­док жиз­ни, ука­зан­ный Твор­цом, и не толь­ко не сле­ду­ет бо­же­ствен­но­му пла­ну сво­е­го спа­се­ния, но и раз­ру­ша­ет оный.

Вспом­ни же, брат, вспом­ни, сест­ра: Хри­стос за на­ми при­шел, чтобы с зем­ли воз­ве­сти нас на Небе­са, в оби­те­ли рай­ские.

Да не поз­во­лим мы тле­твор­но­му ды­ха­нию «ве­ка се­го» власт­во­вать над на­ши­ми бес­смерт­ны­ми ду­ша­ми. Да вдох­но­вит нас вос­по­ми­на­ние о свя­тых пра­от­цах, вер­шив­ших свой по­двиг в вет­хо­за­вет­ном мра­ке, – неуже­ли мы столь ни­чтож­ны, что не су­ме­ем об­ре­сти спа­се­ние в си­я­нии За­ве­та Но­во­го, не услы­шим зо­ва Люб­ви Бо­жи­ей?

Бли­зит­ся пре­свет­лый празд­ник Рож­де­ства Хри­сто­ва. Неужто к встре­че Бо­же­ствен­но­го Мла­ден­ца не су­ме­ем мы при­го­то­вить свои ду­ши и они оста­нут­ся по­доб­ны­ми вер­те­пам – тем­ным, гряз­ным, хо­лод­ным? Да не слу­чит­ся с на­ми то­го! Пусть каж­дый вы­ме­тет вон из ду­ши сво­ей ко­лю­чий му­сор гре­ха, воз­жжет све­чу ве­ры, за­теп­лит лам­па­ду на­деж­ды, со­гре­ет внут­рен­ний мир свой свя­тою лю­бо­вью – да укра­сит­ся храм ду­ши хри­сти­ан­ской, в ко­то­ром бла­го­во­лит ро­дить­ся Сын Бо­жий, Гос­подь и Спа­си­тель наш!

И то­гда воз­ра­ду­ем­ся мы чи­стей­шей ра­до­стью, при­уго­тов­лен­ной свя­ты­ми пра­от­ца­ми и воз­ве­щен­ной про­ро­ка­ми, сбыв­шей­ся для нас ра­до­стью лю­би­мых де­тей Небес­но­го От­ца, ибо «Вы­со­кий Бог на зем­ле яви­ся, да нас к вы­со­те при­вле­чет». Аминь.

Молитвы

Тропарь в Неделю святых отец

глас 2

Ве́лия ве́ры исправле́ния:/ во исто́чнице пла́мене, я́ко на воде́ упокое́ния,/ святи́и трие́ о́троцы ра́довахуся,/ и проро́к Дании́л львом па́стырь, я́ко овца́м, явля́шеся.// Тех моли́твами, Христе́ Бо́же, спаси́ ду́ши на́ша.

Перевод: Велики веры свершения! Во источнике пламени, как на воде отдохновения, святые три отрока радовались. И пророк Даниил львов пасущим как овец явился. Их мольбами, Христе Боже, спаси души наши!

Кондак в Неделю святых отец

глас 6

Рукопи́саннаго о́браза не поче́тше,/ но Неопи́санным Существо́м защити́вшеся, треблаже́ннии,/ в по́двизе огня́ просла́вистеся;/ среде́ же пла́мене нестерпи́маго стоя́ще, Бо́га призва́сте:/ ускори́, о Ще́дрый!/ И потщи́ся, я́ко ми́лостив, в по́мощь на́шу,// я́ко мо́жеши хотя́й.

Перевод: Рукотворному образу не поклонившись, но естеством неописуемым защитившись, треблаженные, подвигом в огне вы прославились и, среди пламени нестерпимого стоя, Бога призывали: «Поспеши, о Сострадательный, и обратись к нам на помощь, как Милостивый, ибо что захочешь, Ты можешь совершить!»

Проповедь дня

показать все

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)