Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

23 июня – Собор Рязанских святых

8 октября

Житие

В пят­на­дца­том ве­ке на юж­ных под­сту­пах к Ки­е­ву, на Ки­тай-го­ре мо­на­хи Ки­е­во-Пе­чер­ской Лав­ры со­зда­ют пе­щер­ный мо­на­стырь, а за­тем и Лавр­ский скит. Под­ви­за­лось здесь нема­ло ве­ли­ких стар­цев, но са­мым зна­ме­ни­тым был пре­по­доб­ный До­си­фей, про­сла­вив­ший­ся в ХVIII ве­ке сво­и­ми ве­ли­ки­ми по­дви­га­ми. Ни­кто и не по­до­зре­вал, что под име­нем стар­ца До­си­фея дол­гие го­ды скры­ва­лась пра­во­слав­ная по­движ­ни­ца Да­рья!

Ро­ди­лась она в 1721 го­ду в се­мье бо­га­тых и знат­ных ря­зан­ских дво­рян Тяп­ки­ных. Род свой ве­ли они от ге­роя Ку­ли­ков­ской бит­вы Ва­си­лия Вар­госа, став­ше­го по­том лю­би­мым окольни­чим Ди­мит­рия Дон­ско­го. Нераз­рыв­ные ду­хов­ные свя­зи со­еди­ня­ли дво­рян Тяп­ки­ных с ро­дом свя­то­го кня­зя. Ба­буш­ка Да­рьи ушла под ста­рость из ми­ра в жен­ский Свя­то-Воз­не­сен­ский мо­на­стырь, на­хо­див­шей­ся в Мос­ков­ском Крем­ле, и ста­ла ман­тий­ной мо­на­хи­ней Пор­фи­ри­ей. Ко­гда де­воч­ке ис­пол­ни­лось два го­да, ро­ди­те­ли с ма­лень­кой Да­рьей от­пра­ви­лись на бо­го­мо­лье в Сер­ги­е­ву Лав­ру. Про­ез­дом через Моск­ву они на­ве­сти­ли в Воз­не­сен­ском мо­на­сты­ре ба­буш­ку, мо­на­хи­ню Пор­фи­рию, ко­то­рая упро­си­ла ро­ди­те­лей оста­вить внуч­ку при ней, дабы мо­лит­ва­ми упра­вить бла­гой путь жиз­ни ре­бен­ка. Мо­на­ше­ская жизнь с ран­не­го дет­ства оста­ви­ла глу­бо­кий след в со­зна­нии Да­рьи и по­вли­я­ла на всю ее даль­ней­шую жизнь, тем бо­лее что ду­ша у де­воч­ки бы­ла до край­но­сти чут­кой и тре­пет­ной, ми­ло­серд­ной ко всем. Мо­ли­лась Да­рья, как взрос­лая, ни­ка­ких по­бла­жек: вы­ста­и­ва­ла длин­ные мо­на­стыр­ские служ­бы вме­сте со все­ми, кла­ла по­кло­ны сколь­ко на­до, осе­няя се­бя крест­ным зна­ме­ни­ем. Пя­ти­лет­няя Да­рья стро­го дер­жа­ла по­сты, по сре­дам и пят­ни­цам вку­ша­ла толь­ко хлеб и во­ду. Ра­но вы­учи­лась гра­мо­те и ве­че­ра­ми чи­та­ла ба­буш­ке Еван­ге­лие.

В мо­на­сты­ре Да­рья про­жи­ла семь лет. А по­том при­шло вре­мя за­брать де­воч­ку до­мой на свет­ское вос­пи­та­ние, как и по­ло­же­но бы­ло при ее дво­рян­ском про­ис­хож­де­нии. Но­вая жизнь об­ру­ши­лась на Да­рью бес­смыс­лен­ным, ник­чем­ным гру­зом. Пу­стая тра­та вре­ме­ни при­шлась де­воч­ке не по серд­цу и вы­зы­ва­ла лишь жа­лость ко взрос­лым. Окру­жа­ю­щие ее лю­ди, в свою оче­редь, то­же недо­уме­ва­ли: бо­га­тая, а хо­дит, как кре­стьян­ка, ба­ры­ня, а спит на дос­ке, под го­ло­ву се­но кла­дет да еще с бед­ня­ка­ми тра­пе­зу де­лит и раз­го­ва­ри­ва­ет как с рав­ны­ми. Чужд был бо­га­тый ро­ди­тель­ский дом, пол­ный го­стей, бол­тов­ня се­стер, глу­пые меч­ты о за­вид­ных же­ни­хах, укра­ше­ни­ях и на­ря­дах. Не нуж­но бы­ло Да­рье и свет­ское об­ра­зо­ва­ние, ко­то­рое непре­мен­но хо­те­ли дать ей ро­ди­те­ли-дво­ряне. Для это­го пред­по­ла­га­лось вы­пи­сать для юной за­твор­ни­цы из сто­ли­цы бой­кую учи­тель­ни­цу – фран­цу­жен­ку... По­след­ней кап­лей ста­ли раз­го­во­ры о знат­ном же­ни­хе. И Да­рья сде­ла­ла свой вы­бор.

Од­на­жды в сол­неч­ный май­ский день Да­рья по­про­си­лась пой­ти с сест­ра­ми в лес. Для нее это бы­ло един­ствен­ной воз­мож­но­стью уй­ти из до­ма. И она, ни о чем не со­жа­лея, ушла на­все­гда – от до­ма, от ро­ди­те­лей, от близ­ких ей лю­дей… от чуж­дой ей жиз­ни. Сколь­ко ни зва­ли ее сест­ры, сколь­ко ни аука­ли, так и вер­ну­лись в сле­зах до­мой без млад­шей сест­ры.

Сна­ча­ла ре­ши­ла она пой­ти в Воз­не­сен­ский мо­на­стырь к сво­ей ба­буш­ке. Но по­ду­мав, что род­ствен­ни­ки най­дут ее там и си­лой вер­нут на­зад, по­сту­пи­ла ина­че. Да­рья остриг­ла во­ло­сы, при­об­ре­ла на ба­за­ре муж­скую одеж­ду и, пе­ре­одев­шись в про­сто­го кре­стьян­ско­го маль­чи­ка, на­пра­ви­лась в Тро­и­це-Сер­ги­е­ву Лав­ру. Дол­гое пу­те­ше­ствие из­ме­ни­ло ее ли­цо, оно огру­бе­ло, ста­ло смуг­лым от па­ля­ще­го солн­ца, го­лос охрип, те­ло ис­ху­да­ло до невоз­мож­но­сти. Те­перь ни­кто не смог бы при­знать в ней преж­нюю кра­са­ви­цу Да­рью. Она на­зва­лась бег­лым кре­стья­ни­ном До­си­фе­ем (по-гре­че­ски До­си­фей озна­ча­ет «бо­гом дан­ный»). По­со­ве­то­вав­шись, стар­цы раз­ре­ши­ли ей пре­бы­вать в Лав­ре тай­но, но не ино­ком, а про­сто по­слуш­ни­ком. Сколь­ко осто­рож­но­сти, сколь­ко си­лы во­ли по­тре­бо­ва­лось Да­рье, чтобы ни­кто не до­га­дал­ся, что она де­вуш­ка.

Так про­шло три го­да. Од­на­жды в Лав­ру в по­ис­ках про­пав­шей до­че­ри при­е­ха­ла мать Да­рьи. Дол­го мо­ли­лась она у мо­щей свя­тых угод­ни­ков Бо­жьих. Во вре­мя служ­бы за­ме­ти­ла мо­ло­до­го по­слуш­ни­ка. Ма­те­рин­ское серд­це без­оши­боч­но уга­да­ло лю­би­мое ча­до, и она по­про­си­ла мо­на­хов, чтобы юный по­слуш­ник при­шел к ним по­сле служ­бы в го­сти­ни­цу. Но ре­ши­тель­ная Да­рья, не по­да­вая ви­ду, ми­гом со­бра­лась, на­ки­ну­ла ко­том­ку на пле­чи и сно­ва пу­сти­лась в путь.

На­чал­ся бес­при­мер­ный по­движ­ни­че­ский путь по­слуш­ни­ка До­си­фея на ро­ди­ну ино­че­ства, в Ки­е­во-Пе­чер­скую Лав­ру. Через два ме­ся­ца он уже сто­ял пе­ред ее на­сто­я­те­лем и рас­ска­зы­вал, что с ран­не­го дет­ства меч­тал стать мо­на­хом. Бес­пас­порт­но­го бег­ле­ца от­ка­за­лись при­нять в чис­ло бра­тии. В по­ис­ках убе­жи­ща До­си­фей при­хо­дит в окру­жен­ную ле­са­ми Ки­та­ев­скую пу­стынь, где из­дав­на се­ли­лись пра­во­слав­ные по­движ­ни­ки. До­си­фей под­нял­ся на са­мый верх го­ры и ру­ка­ми вы­рыл се­бе в зем­ле пе­ще­ру. В ней он про­жил 17 лет. Пи­тал­ся он толь­ко хле­бом, ко­то­рый из­ред­ка при­но­си­ли ему ино­ки из Ки­та­е­вой пу­сты­ни, мхом и кор­ня­ми.

Сла­ва о про­зор­ли­вом и муд­ром от­шель­ни­ке раз­ле­та­лась по го­ро­дам и ве­сям Рос­сий­ской им­пе­рии. Ты­ся­чи лю­дей при­хо­ди­ли к нему за по­мо­щью. Вель­мо­жи и ни­щие, ста­ри­ки и под­рост­ки при­бе­га­ли к это­му ве­ли­ко­му уте­ши­те­лю. Но ни­кто из па­лом­ни­ков не ви­дел его ли­ца. Он ни­ко­гда не по­ки­дал пе­ще­ры и ни­ко­го не впус­кал к се­бе. С при­хо­дя­щи­ми к нему за со­ве­том и бла­го­сло­ве­ни­ем бе­се­до­вал толь­ко через ма­лень­кое око­шеч­ко. Ис­клю­че­ние бы­ло сде­ла­но толь­ко для го­су­да­ры­ни им­пе­ра­три­цы Ели­за­ве­ты Пет­ров­ны, по­се­тив­шей ки­ев­ские свя­ты­ни в 1744 го­ду вме­сте с на­след­ни­ком пре­сто­ла Пет­ром Фе­до­ро­ви­чем и его неве­стой Ека­те­ри­ной, бу­ду­щей им­пе­ра­три­цей. Чтобы им­пе­ра­три­ца смог­ла пеш­ком под­нять­ся на­верх Ки­тай-го­ры в пе­ще­ру До­си­фея, мо­на­хи сроч­но вби­ли в уз­кую тро­пин­ку мно­же­ство де­ре­вян­ных сту­пе­нек.

Дол­гое вре­мя бе­се­до­вал пре­по­доб­ный До­си­фей с ца­ри­цей. Чи­тал и про­зре­вал ста­рец в ее серд­це. На всю жизнь за­пом­ни­ла она свою по­ка­ян­ную ис­по­ведь у та­ин­ствен­но­го за­твор­ни­ка и его со­ве­ты о бу­ду­щем тро­на, о вы­бо­ре пре­сто­ло­на­след­ни­ка и его ро­ли в ис­то­рии Рос­сии...

До­си­фей поль­зо­вал­ся боль­шим ува­же­ни­ем у ки­ев­ских ар­хи­ере­ев и мо­на­ше­ской бра­тии, но да­же не был по­стри­жен в ря­со­фор – пер­вый чин мо­на­ше­ства. Ели­за­ве­та Пет­ров­на по­ве­ле­ла немед­лен­но со­вер­шить об­ряд по­стри­же­ния и са­ма при­сут­ство­ва­ла на нем. При по­стри­ге по­движ­ни­ку бы­ло да­но то же са­мое имя – До­си­фей...

Все это вре­мя дво­ряне Тяп­ки­ны не пе­ре­ста­ва­ли ис­кать свою дочь по раз­ным оби­те­лям Рос­сии. Од­на­жды к про­зор­ли­во­му стар­цу при­е­ха­ла на го­ру Ки­тай его род­ная сест­ра Ага­фья, чтобы узнать о судь­бе про­пав­шей Да­рье. Через уз­кое око­шеч­ко бла­го­сло­вил До­си­фей свою сест­ру и успо­ко­ил: Да­рья ста­ла мо­на­хи­ней, слу­жит Гос­по­ду, жи­вет вы­со­кой ду­хов­ной жиз­нью. У нее свой путь, и ис­кать ее боль­ше не на­до. Имен­но от преп. До­си­феи по­лу­чил в Ки­та­е­во бла­го­сло­ве­ние ид­ти в Са­ров­скую оби­тель бу­ду­щий ве­ли­кий ста­рец преп. Се­ра­фим.

Ко­гда в Рос­сий­ской им­пе­рии бы­ло за­пре­ще­но от­шель­ни­че­ство, пре­по­доб­ная пе­ре­се­ли­лась на Даль­ние пе­ще­ры в Лав­ре, где ей на­зна­чи­ли ке­лей­ни­ка по име­ни Фе­о­фан (бу­ду­ще­го из­вест­но­го со­ло­вец­ко­го по­движ­ни­ка). Од­на­жды До­си­фей по­слал Фе­о­фа­на при­не­сти ла­да­ну и стал раз­да­вать его по ку­соч­кам каж­до­му из при­хо­дя­щих. «Лю­ди ста­нут па­дать на до­ро­ге, уми­рать как му­хи… Но вы не па­дай­те ду­хом, де­ти, а мо­ли­тесь!..» И дей­стви­тель­но, в кон­це 1770 го­да на Укра­ине слу­чи­лась мо­ро­вая яз­ва. Мно­гих ско­си­ла она, да­же ино­ки в Лав­ре не спас­лись. Уце­ле­ли толь­ко те лю­ди, ко­то­рым До­си­фей по­дал ла­дан и бла­го­сло­вил мо­лить­ся.

За день до сво­ей кон­чи­ны пре­по­доб­ный До­си­фей вы­шел из за­тво­ра и по­шел по ке­ллиям: про­щать­ся с бра­ти­ей. Пе­ред каж­дым ино­ком па­дал ста­рец на ко­ле­ни и со сле­за­ми про­сил про­ще­ния. Про­стив­шись со всей оби­те­лью, он за­тво­рил­ся в сво­ей кел­лии, чтобы про­ве­сти по­след­ние ча­сы в мо­лит­ве. Скон­чал­ся До­си­фей 25 сен­тяб­ря 1776 го­да на 56-м го­ду жиз­ни. На­прас­но на­ут­ро сту­чал по­слуш­ник в его дверь. Ни­кто не от­клик­нул­ся. Ко­гда же мо­на­хи во­шли в кел­лию, гла­зам их пред­ста­ви­лась по­ра­зи­тель­ная кар­ти­на: ти­хо теп­ли­лась лам­па­да, пе­ред ико­ной сто­ял на ко­ле­нях До­си­фей и как буд­то мо­лил­ся (точ­но так же в 1833 го­ду отой­дет к Гос­по­ду и пре­по­доб­ный Се­ра­фим Са­ров­ский) – пра­вая ру­ка по­чив­ше­го стар­ца под­ня­та вверх в крест­ном зна­ме­нии. В ле­вой – за­жа­та за­пис­ка, адре­со­ван­ная бра­тии: «Те­ло мое при­го­тов­ле­но к от­ше­ствию в веч­ную жизнь. Мо­лю вас, не от­кры­вая, пре­дать его по­гре­бе­нию».

За­ве­ща­ние стар­ца ис­пол­ни­ли в точ­но­сти. Ни­кто не по­смел об­на­жить мно­го­труд­ное те­ло и об­мыть его. С бла­го­го­ве­ни­ем по­греб­ли его ино­ки в мо­на­стыр­ской огра­де на се­вер­ной сто­роне Свя­то-Тро­иц­кой церк­ви.

Нет ни­че­го тай­но­го, что не ста­ло бы яв­ным. Спу­стя несколь­ко лет Ага­фья Тяп­ки­на сно­ва при­е­ха­ла в Ки­та­ев­скую пу­стынь, очень рас­стро­и­лась, не за­став стар­ца в жи­вых. По­про­си­ла взгля­нуть на его порт­рет, узна­ла свою сест­ру Да­рью и по­те­ря­ла со­зна­ние. Так ста­ло из­вест­но, что ве­ли­кий за­твор­ник Ки­та­ев­ской пу­сты­ни был не муж­чи­ной, а де­ви­цей – пре­по­доб­ной До­си­фе­ей.

Ис­точ­ник: http://iconsv.ru/

Молитвы

Молитва преподобной Досифее затворнице Киевской

О, прекра́сная неве́сто Христо́ва, чи́стая голуби́це, позлаще́нная Ду́хом Святы́м,
де́вственная похвало́ и пеще́рная собесе́днице а́нгелов, под спу́дом ми́ра сего́ скры́вшаяся,
но на све́щнице церко́внем высо́це сами́м Бо́гом поста́вленная, преподо́бная ма́ти Досифе́е! Что досто́йное в дар тебе́ принесе́м кро́ме смире́нных и гре́шных моле́ний на́ших, я́же прии́мши, очи́сти я святы́ми твои́ми моли́твами и принеси́ к Жениху́ твоему́, Христу́ Бо́гу на́шему. Ублажа́ем тя, оби́тели Кита́евския украше́ние, на́ша засту́пнице и храни́тельнице во тьме грехо́вней блужда́ющым, я́ко звезда́ путево́дная путь ко Христу́ указу́ющая. Ты я́ко хра́брый во́ин Христо́в в борьбу́ с ду́хом зло́бы вступи́ла еси́, не́мощь же́нскую презира́я, и му́жеством от Бо́га укрепля́ема, сохрани́ла еси́ цвет де́вства и чистоту́ целому́дрия твоего́, ме́жду мужа́ми житие́ провожда́я и Досифе́ем ра́ди сокры́тия от ми́ра наре́кшаяся. Моли́ Бо́га о нас, о преподо́бная ма́ти, да не я́ростию свое́ю обличи́т нас Госпо́дь, ниже́ гне́вом Свои́м нака́жет нас за премно́гия грехи́ на́ша, но ми́лостию свое́ю да огради́т нас и да да́рует нам вре́мя на покая́ние и исправле́ние.
О, преподо́бная Досифе́е! Всех собрав́шихся во хра́ме сем и с любо́вию чту́щих святу́ю па́мять твою́, твои́м заступле́нием осени́, и испроси́ у Царя́ сил, Ему́же со а́нгелы предстои́ши, коему́ждо благоприя́тная во вре́менней жи́зни сей, па́че же помози́ нам Небе́снаго Ца́рствия дости́гнути твои́ми те́плыми моли́твами и хода́тайством ко Го́споду на́шему Иису́су Христу́, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние, со Отцем и Святы́м Ду́хом, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Каноны и Акафисты

Акафист преподобной Досифее, затворнице Киевской

Кондак 1

Избра́нная уго́днице Христо́ва, свята́я ма́ти Досифе́е, избра́вшая по́двигом твои́м терпе́ние и Бо́га ра́ди злострада́ние, хвале́бное пе́ние прино́сим ти, чту́щии святу́ю па́мять твою́. Ты же заступи́ нас от враг ви́димых и неви́димых, да зове́м ти:
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

И́кос 1

А́нгелы с младе́нчества от суеты́ ми́ра охраня́ема,
в сто́льнем гра́де Москве́ у ба́бки твое́й ста́рицы Порфи́рии
в монасты́ре роди́тельми оста́влена была́ еси́.
Мы же, промышле́нию Бо́жию дивя́щеся, вопие́м ти сицева́я:
ра́дуйся, охране́нием черто́гов монасты́рских изде́тска осене́нная;
ра́дуйся, дух доброде́тели с млады́х лет восприи́мшая.
Ра́дуйся, в креще́нии твое́м и́менем си́лы и побе́ды Да́рией нарече́нная;
ра́дуйся, по и́мени твоему́ и житие́ твое́ проводи́вшая.
Ра́дуйся, сла́дость послуша́ния ра́нее собла́знов ми́ра сего́ позна́вшая;
ра́дуйся, огне́м боже́ственныя любве́ просвеще́нная.
Ра́дуйся, безмо́лвие всем се́рдцем возлюби́вшая;
ра́дуйся, блага́я уте́шительнице всех в моли́тве к тебе́ прибега́ющих;
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 2

Ви́дяще твое́ к благоче́стию устремле́ние, поче́т тя Дух Святы́й охране́нием свои́м измла́да да́же до престаре́ния. Мы же, чудя́щеся таково́му о тебе́ промышле́нию, взыва́ем Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 2

Разуме́ние и́стинное возыме́ла еси́, Досифе́е богому́драя, о ничто́жности жития́ сего́ и уте́х мирски́х; узре́ла бо очи́ма се́рдца твоего́ блаже́нство и́щущих на потре́бу еди́наго.
Просвети́ моли́твами твои́ми и на́ша омраче́нная сердца́, да зове́м ти:
ра́дуйся, тве́рдость в доброде́тели сохрани́вшая;
ра́дуйся, в ба́рстем до́ме на досце́ спа́вшая.
Ра́дуйся, преподо́бной Евфроси́нии в о́трочестве подража́вшая;
ра́дуйся, шестьна́десяти лет дом оте́ческий оста́вившая.
Ра́дуйся, сто́пы своя́ в мона́хов приста́нице напра́вившая;
ра́дуйся, Досифе́ем себе́ в Тро́ице-Се́ргиевой оби́тели наименова́вшая.
Ра́дуйся, ра́ди Бо́га и сию́ Ла́вру оста́вившая, и по сем в Ки́ев путь свой упра́вившая;
ра́дуйся, пеще́рным житие́м плоть свою́ ду́ху покори́вшая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Конда́к 3

Си́ла Вы́шняго осени́ тя, деви́це свята́я, егда́ оста́вила еси́ дом роди́тельский,
жития́ в нем су́етнаго ра́ди. Душа́ же твоя́ устремлена́ бысть вы́ну к Жениху́ твоему́ Небе́сному, Его́же возжеле́ла еси́, и Ему́же моли́твы о роди́вших тя возноси́ла еси́, всегда́ вопия́: Аллилу́иа.

И́кос 3

Име́я жела́ние укры́тися от ми́ра и сете́й его́ злоко́зненных, прибе́гла еси́ под кров уго́дников пече́рских, от поработи́ти тя ми́ру тща́щихся скрыва́яся. И не прия́та в Ла́вру бы́вше, со упова́нием Христо́вым в горе́ Кита́евской пеще́ру ископа́ла еси́, да моли́тву де́еши о всех, вопию́щих ти:
ра́дуйся, с кро́тостию во́лю Бо́жию испо́лнившая;
ра́дуйся, преподо́бному Анто́нию Пече́рскому поревнова́вшая.
Ра́дуйся, в Кита́еву го́ру всели́вшаяся; ра́́дуйся, суро́вую жи́знь избра́вшая.
Ра́дуйся, в хла́де и гла́де с Еди́ным Бо́гом пребы́вшая;
ра́дуйся, све́та веще́ственнаго в пеще́ре себе́ лиши́вшая и о́ком ума́ свет ве́чный узре́вшая.
Ра́дуйся, умиле́нным се́рдцем в ве́чной любви́ пребы́вшая;
ра́дуйся, лю́бящих тя под свой моли́твенный покро́в прие́млющая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 4

Бу́рею злоко́зненных ухищре́ний ополчи́ся на тя враг вселука́вый, ви́дя твое́ к Бо́гу устремле́ние, Досифе́е всехва́льная, поколеба́ти тя дмя́ся. Ты же, ум свой к Бо́гу возводя́, я́ко скала́ непристу́пная всем сопроти́вным си́лам яви́лася еси́, не́мощь же́нскую презира́я, укрепля́ющему тя Христу́ вопия́: Аллилу́иа.

И́кос 4

Слы́шание по́двигов твои́х простре́ся да́же до престо́ла ца́рскаго, богому́драя.
Императри́ца же Елисаве́та на поклоне́нии в Ки́еве бы́вшая, возжела́ше ви́дети тя, Христа́ па́че ми́ра возлюби́вшую. И посети́в пеще́рное жили́ще твое́, дивя́ся му́дрости слове́с твои́х, умиле́нием преиспо́лнена бысть. Мы же чту́ще тя любо́вию, вопие́м:
ра́дуйся, по повеле́нию императри́цы в рясофо́р постри́женная;
ра́дуйся, и́ноческий чин, я́ко ма́нну нежда́нно обре́тшая.
Ра́дуйся, преподо́бному Ага́питу подража́вши, узельца́ со зла́том не прие́мшая;
ра́дуйся, я́ко благослове́нием твои́м на зла́то сие́ в Пирого́ве це́рковь устро́ена бысть.
Ра́дуйся, дар прозорли́вости име́вшая;
ра́дуйся, ю́наго Про́хора, серафи́мски ко Христу́ пламене́ющаго, на по́двиг в Саро́в благослови́вшая.
Ра́дуйся, в Ла́вру Пече́рскую на пеще́ры да́льния веле́нием игу́мена приведе́нная;
ра́дуйся, и та́мо по́двигов свои́х не оста́вившая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 5

Ви́дяще по́двиги твоя́, просла́вим Бо́га за да́нную тебе́ благода́ть окормля́ти ду́ши ко спасе́нию. И́нока Феофа́на, служа́щаго бо тебе́ всем се́рдцем, к Паи́сию Величко́вскому напра́вила еси́, да науче́н бу́дет непреста́нной моли́тве, и навы́кнет пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 5

Восходя́щую звезду́ не небосво́де Це́ркве Ру́сския в прише́дшем к тебе́ ю́ноше Про́хоре узре́ла еси́: стопы́ его́ напра́вив в Саро́вскую оби́тель, наставле́ние в моли́тве препо́дала еси́. Он же, го́ры Кита́евския благослове́нием заруче́нный, я́коже не́кода Анто́ний,
Афо́на благода́тию укрепле́нный, нача́т восхожде́ние к го́рнему Иерусали́му, взыва́я ти:
ра́дуйся, в моли́тве неотхо́дно пребы́вшая;
ра́дуйся, умо́м к небеси́ непреста́нно пари́вшая.
Ра́дуйся, та́йно твори́ти доброде́тели нас науча́ющая;
ра́дуйся, к благоче́стия по́двигам нас призыва́ющая.
Ра́дуйся, труды́ на́ши на пути́ спасе́ния моли́твами твои́ми облегча́ющая;
ра́дуйся, к тебе́ прибега́ющих ско́рая помо́щнице.
Ра́дуйся, всех скорбя́щих благода́тная уте́шительнице;
ра́дуйся, моли́твенников твои́х не оставля́ющая твои́ми пред Бо́гом хода́тайствы.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 6

Пропове́дуют лю́дие ки́евстии тебе́ моли́твенницу и хода́таицу пред Бо́гом о них бы́ти,
егда́ спасе́ни бы́вше от я́звы моровы́я приня́тием от тебе́ ла́дана на благослове́ние.
И изба́влени от сего́ неду́га лю́таго, жи́зней пожира́нием свирепе́ющаго,
благода́рно о тебе́ Бо́гу возопи́ша: Аллилу́иа.

И́кос 6

Возсия́ гра́ду Ки́еву богопросвеще́нность ума́ твоего́, преподо́бная ма́ти, да́ром бо прозорли́вости предзре́ла еси́ приближе́ние ги́бели сея́ за грехи́ людски́я.
Умилостивля́я же Христа́ Бо́га смире́нным житие́м и покая́ния слеза́ми, испроси́ла у Него́ спасе́ние от напа́сти сея́, вопию́щим ти та́ко:
ра́дуйся, вся напа́сти Христа́ ра́ди доброво́льно претерпе́́вшая;
ра́дуйся, сла́́дость ра́йскую го́рестию жития́ твоего́ вкуси́вшая.
Ра́́дуйся, яко богообще́́ния ра́ди, тобо́ю всегда́ жела́ннаго, вся уте́хи ми́ра сего́ отве́ргшая;
ра́дуйся, яко́ всем существо́м свои́м в Бо́ге пребы́вшая.
Ра́дуйся, путь Христо́в всем се́рдцем возлюби́вшая;
ра́дуйся, крест свой любве́ ра́ди Бо́жия ра́достне поне́сшая.
Ра́дуйся, даро́в Ду́ха Свята́го преиспо́лненная;
ра́дуйся, напита́тися си́ми дара́ми приходя́щих к тебе́ не отверга́ющая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 7

Хотя́ще слы́шати сло́во спасе́ния из уст твои́х, наро́да тьмы окружа́ше смире́нную ке́ллию твою́, блаже́нная, я́ко не́кую кре́пость. Но ты, сим тяготя́ся, проси́ла игу́мена Ла́вры Пече́рския отпусти́ти тя в го́ру Кита́евскую, тобо́ю возлю́бленную, дабы́ в тишине́ пеще́рней угото́вити ду́шу ко исхо́ду в ве́чность, открове́нием свы́ше тебе́ возвеще́нному.
Мы же, дивя́щеся таково́му о тебе́ Бо́га попече́нию, вопие́м Ему́ усе́рдно: Аллилу́иа.

И́кос 7

Ди́вную показу́я любо́вь к Бо́гу, бли́жняго своего́ па́че себе́ возлюби́ла еси́, ра́ди за́поведи Его́, блаже́нная. При возвеще́нии же отше́ствия твоего́ в го́рния оби́тели, умо́м и се́рдцем та́мо неотхо́дно пребыва́ющи, не забы́ла и при́сных твои́х.
Сего́ ра́ди послу́шника твоего́ Феофа́на на по́двиг под покро́в Зоси́мы и Савва́тия Солове́цких благослови́ла еси́, явля́я сим забо́ту твою́ о ча́дех твои́х. Мы же тебе́ вопие́м:
ра́дуйся, све́ще неугаси́мая, в моли́тве к Бо́гу я́рко пламене́ющая;
ра́дуйся, предста́тельнице на́ша в беда́х и напа́стех.
Ра́дуйся, страстьми́ одержи́мых от ги́бели спаса́ющая;
ра́дуйся, клевето́ю уязвле́нных от отча́яния избавля́ющая.
Ра́дуйся, на суде́ непра́веднем ско́́рая защи́тнице;
ра́дуйся, сле́зы пла́чущих отира́вшая.
Ра́дуйся, благода́тию Ду́ха Свята́го во тьме пеще́рней чуде́сно просвеща́емая;
ра́дуйся, теплото́ю любве́ твоея́ олядене́вшыя ду́шы согрева́ющая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 8

Стра́нное чу́до яви́ся воо́чию бра́тии Пече́рския Ла́вры, егда́ ви́дяще тя,
изше́дшую из затво́рнаго пребыва́ния в мир, его́же бе́гала еси́ все житие́ твое́.
Но ты Ду́хом Святы́м о ско́ром отше́ствии из юдо́ли пла́ча извеще́нная,
пожела́ла от всех прия́ти проще́ние, сре́тения с Женихо́м Христо́м ожида́я,
Ему́же обручи́лася еси́, во умиле́нии взыва́ющи: Аллилу́иа.

И́кос 8

Вся бра́тия удивля́шеся а́нгельскому смире́нию, егда́ ви́де ста́рицу, труды́ ве́лиими затво́ра пеще́рнаго изможде́нную и почте́нную дара́ми Ду́ха, ниц па́дшую и проще́ния грехо́в испроша́вшую. Мы же сим умиля́яся, поуча́емся духо́вне, похва́льныя ти вопию́ще:
ра́дуйся, бре́мя скорбе́й людски́х облегча́ющая;
ра́дуйся, боля́щих исцеля́ющая.
Ра́дуйся, на́́ша сердца́ огне́м боже́ственныя ре́вности воспламеня́ющая;
ра́дуйся, в го́рних оби́телях пребыва́ющая.
Ра́дуйся, о нас гре́шных та́мо моля́щаяся;
ра́дуйся, благи́й о́браз служе́ния Бо́гу яви́вшая.
Ра́дуйся, уничиже́́нных и гони́мых ми́ром покрови́тельнице;
ра́дуйся, о моля́щихся тебе́ неусы́пная пред Бо́гом хода́таице.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 9

Вся́кое естество́ а́нгельское удиви́ся вели́кому по́двигу твоему́, ма́ти блаже́нная, я́ко жена́ су́щи, дерзнове́нно среди́ муже́й пребыва́ла еси́. Но не возже́глася еси́ по́хотне, я́ко се́но от огня́, и́бо невозмо́жно есть пла́мени теле́сному затми́ти огнь любве́ Боже́ственныя,
и́мже объя́то бы́ло се́рдце твое́. И нас, чад твои́х, научи́ огреба́тися ни́зменных страсте́й и пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 9

Вети́я суему́дреныя твои́м житие́м посрамле́нныя умолка́ют я́ко ры́бы безгла́сныя.
Возлюби́ла бо еси́, преподо́бная ма́ти, па́че молча́ние, и богомы́слием к Спа́су Христу́ умо́м воспари́ла еси́, безпло́тным подо́бяся. Помяни́ и нас у Престо́ла Спа́сова, тебе́ вопию́щих:
ра́дуйся, Боже́ственнаго Ду́ха носи́тельнице;
ра́дуйся, красоту́ ве́ка сего́ спасе́ния ра́ди отве́ргшая.
Ра́дуйся, ревну́ющих о пра́вой ве́ре моли́твами твои́ми охраня́ющая;
ра́дуйся, неве́рных и глуми́телей посрамля́ющая.
Ра́дуйся, путь у́зкий, к простра́нству ра́йскому веду́щий возлюби́вшая;
ра́дуйся, к сему́ пути́ спасе́ния и нас призыва́ющая.
Ра́дуйся, ду́ши омраче́нныя ми́ра сего́ суето́ю, сло́вом твои́м просвеща́ющая;
ра́дуйся, тяготы́ и ско́рби притека́ющих к тебе́ на ра́мена своя́ любо́вно возлага́ющая.
Ра́дуйся, ма́ти на́́ша Досифе́я, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 10

Спасе́ние хотя́щи улучи́ти, ты плоть свою́ со страстьми́ и похотьми́ распя́ла еси́,
и невозвра́тно себе́ отве́ргши, крест свой на ра́мена своя́ возложи́ла еси́
и Христу́ всем се́рдцем после́довала еси́, поя́ Ему́: Аллилу́иа.

И́кос 10

Царю́ Небе́сный, Уте́шителю мой, на вся́кий час и вре́мя,
та́ко взыва́ла еси́ к возлю́бленному тобо́ю и возлюби́вшему тя Христу́, ма́ти блаже́нная,
Ему́же и дух свой преда́ла еси́, в моли́тве предстоя́. Нас же, чту́щих па́мять твою́, сподо́би моли́твами твои́ми христиа́нския кончи́ны и час́ти спаса́емых досто́йны бы́ти, да со умиле́нием зове́м ти:
ра́дуйся, на труд духо́вный нас повиза́ющая; ра́дуйся, от сете́й вра́жиих избавля́ющая.
Ра́дуйся, фимиа́м моли́твы твоея́, я́ко кади́ло богоприя́тное, к небеси́ вознося́щая;
ра́дуйся, мир Бо́жий в сердца́ привнося́щая.
Ра́дуйся, пла́мень зло́бный струя́ми любве́ твоея́ угаша́ющая;
ра́дуйся, детя́м благопослу́шливым благослове́ние пода́ющая.
Ра́дуйся, та́йными моли́твами на волна́х жите́йскаго мо́ря ча́да твоя́ охраня́ющая;
ра́дуйся, ми́ру до́льнему путь горе́ указу́ющая.
Ра́дуйся, ма́ти на́́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 11

Пе́ние хвале́бное принося́ще твоему́ Христа́ ра́ди мироотрече́нию, диви́мся чу́дному смотре́нию Боже́ственному о те́бе, блаже́нная, и́же охраня́ше тя на все́х путе́х жи́зни твоея́, явля́я на тебе́ ди́вная и та́йная чуде́с Свои́х, понужда́ет нас пе́ти Ему́, я́ко Творцу́ и Промысли́телю на́шему: Аллилу́иа.

И́кос 11

Светоза́рными осиява́еми луча́ми жития́ твоего́ богоуго́днаго, блаже́нная,
просвеща́емся душа́ми и телесы́, и на покая́ние подвиза́еми, мо́лим тя: огради́ на́ша сердца́ от ненави́снаго мра́ка страсте́й, вою́ющих на нас, да со упова́нием зове́м ти:
ра́дуйся, люде́й правосла́вных Боже́ственным свет́ом просвеща́ющая;
ра́дуйся, приходя́щих к тебе́ от ра́бства диа́воля свобожда́ющая.
Ра́дуйся, труды́ мно́гими ве́лию благода́ть стяжа́вшая;
ра́дуйся, во тьме ми́ра сего́ благода́тиею Бо́жиею сия́вшая.
Ра́дуйся, отча́явшимся на пути́ спасе́ния ру́ку по́мощи подаю́щая;
ра́дуйся, немощны́х в ве́ре укрепля́ющая.
Ра́дуйся, ду́хи зло́бы посрами́вшая; ра́дуйся, житие́м твои́м а́нгелов удиви́вшая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 12

Благода́тию почте́нная Христо́вою на земли́, указа́ла еси́ мно́гим путь ко спасе́нию, и по сло́ву Его́: иде́же Аз есмь, та́мо и слуга́ Мой бу́дет, ны́не ликовству́еши со а́нгелы на небеси́, Святу́ю Тро́ицу поя́. Нас же ду́хом немощны́х испо́лни сил духо́вных, да досто́йни бу́дем пе́ти Бо́гу: Аллилу́иа.

И́кос 12

Пою́ще чудеса́ твоя́, восхваля́ем ве́лии по́двиги затво́ра твоего́ и ди́вимся бога́тству благода́ти, бы́вшей на тебе́. Те́мже и нас, убо́гих сло́вом и ра́зумом, научи́ вопи́ти тебе́ си́це:
ра́дуйся, сострада́ти стра́ждущым нас науча́ющая;
ра́дуйся, не́мощи на́ша всеусе́рдно врачу́ющая.
Ра́дуйся, е́же не ослабе́ти на пути́ кре́стнем о нас всегда́ моля́щаяся;
ра́дуйся, чту́щих па́мять твою́ от вся́ких зол охраня́ющая.
Ра́дуйся, ско́рбный путь проше́дшая; ра́дуйся, спасе́ние ве́чное улучи́вшая.
Ра́дуйся, ко гро́бу твоему́ притека́ющым отра́ду подаю́щая;
ра́дуйся, любо́вию Боже́ственною всегда́ храни́мая.
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Кондак 13

О всеблаже́нная ма́ти Досифе́е, в житии́ твое́м крест тя́жкий поне́сшая, приими́ от нас гре́шных моле́ние сие́, к тебе́ приноси́мое. Огради́ нас моли́твами твои́ми от наве́тов ду́хов тьмы и всех мы́слящих нам зла́я. Умоли́ Всеще́драго Бо́га пода́ти нам си́лу и кре́пость,
да ки́йждо возме́т крест свой и всле́д Христу́ гряде́т, с тобо́ю вопия́ Ему́: Аллилу́иа.

Кондак 1

Избра́нная уго́днице Христо́ва, свята́я ма́ти Досифе́е,
избра́вшая по́двигом твои́м терпе́ние и Бо́га ра́ди злострада́ние, хвале́бное пе́ние прино́сим ти, чту́щии святу́ю па́мять твою́. Ты же заступи́ нас от враг ви́димых и неви́димых, да зове́м ти:
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

И́кос 1

А́нгелы с младе́нчества от суеты́ ми́ра охраня́ема,
в сто́льнем гра́де Москве́ у ба́бки твое́й ста́рицы Порфи́рии
в монасты́ре роди́тельми оста́влена была́ еси́.
Мы же, промышле́нию Бо́жию дивя́щеся, вопие́м ти сицева́я:
ра́дуйся, охране́нием черто́гов монасты́рских изде́тска осене́нная;
ра́дуйся, дух доброде́тели с млады́х лет восприи́мшая.
Ра́дуйся, в креще́нии твое́м и́менем си́лы и побе́ды Да́рией нарече́нная;
ра́дуйся, по и́мени твоему́ и житие́ твое́ проводи́вшая.
Ра́дуйся, сла́дость послуша́ния ра́нее собла́знов ми́ра сего́ позна́вшая;
ра́дуйся, огне́м боже́ственныя любве́ просвеще́нная.
Ра́дуйся, безмо́лвие всем се́рдцем возлюби́вшая;
ра́дуйся, блага́я уте́шительнице всех в моли́тве к тебе́ прибега́ющих;
Ра́дуйся, ма́ти на́ша Досифе́е, моли́твеннице о душа́х на́ших.

Моли́тва

О прекра́сная неве́сто Христо́ва, чи́стая голуби́це, позлаще́нная Ду́хом Святы́м,
де́вственная похвало́ и пеще́рная собесе́днице а́нгелов, под спу́дом ми́ра сего́ скры́вшаяся,
но на све́щнице церко́внем высо́це сами́м Бо́гом поста́вленная, преподо́бная ма́ти Досифе́е! Что досто́йное в дар тебе́ принесе́м кро́ме смире́нных и гре́шных моле́ний на́ших, я́же прии́мши, очи́сти я святы́ми твои́ми моли́твами и принеси́ к Жениху́ твоему́, Христу́ Бо́гу на́шему. Ублажа́ем тя, оби́тели Кита́евския украше́ние, на́ша засту́пнице и храни́тельнице во тьме грехо́вней блужда́ющым, я́ко звезда́ путево́дная путь ко Христу́ указу́ющая. Ты я́ко хра́брый во́ин Христо́в в борьбу́ с ду́хом зло́бы вступи́ла еси́, не́мощь же́нскую презира́я, и му́жеством от Бо́га укрепля́ема, сохрани́ла еси́ цвет де́вства и чистоту́ целому́дрия твоего́, ме́жду мужа́ми житие́ провожда́я и Досифе́ем ра́ди сокры́тия от ми́ра наре́кшаяся. Моли́ Бо́га о нас, о преподо́бная ма́ти, да не я́ростию свое́ю обличи́т нас Госпо́дь, ниже́ гне́вом Свои́м нака́жет нас за премно́гия грехи́ на́ша, но ми́лостию свое́ю да огради́т нас и да да́рует нам вре́мя на покая́ние и исправле́ние.
О преподо́бная Досифе́е! Всех собрав́шихся во хра́ме сем и с любо́вию чту́щих святу́ю па́мять твою́, твои́м заступле́нием осени́, и испроси́ у Царя́ сил, Ему́же со а́нгелы предстои́ши, коему́ждо благоприя́тная во вре́менней жи́зни сей, па́че же помози́ нам Небе́снаго Ца́рствия дости́гнути твои́ми те́плыми моли́твами и хода́тайством ко Го́споду на́шему Иису́су Христу́, Ему́же подоба́ет вся́кая сла́ва, честь и поклоне́ние, со Отцем и Святы́м Ду́хом, ны́не и при́сно, и во ве́ки веко́в. Ами́нь.

Случайный тест

(4 голоса: 5 из 5)