Дни памяти:

Житие

Краткое житие мученика Ермия Команского

Свя­той му­че­ник Ер­мий по­стра­дал за Хри­ста в го­ро­де Ко­ма­ны зо вре­мя го­не­ний при им­пе­ра­то­ре Ан­то­нине Пии (138–161). Пра­ви­тель Се­ва­сти­ан, при­быв­ший в Кап­па­до­кию для ис­пол­не­ния при­ка­за о пре­сле­до­ва­нии хри­сти­ан, пред­ло­жил свя­то­му при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, обе­щая за это по­че­сти и ми­лость им­пе­ра­то­ра. Но убе­лен­ный се­ди­на­ми во­ин му­же­ствен­но ис­по­ве­дал свою ве­ру во Хри­ста. По­сле дол­гих уго­во­ров пра­ви­тель по­ве­лел му­чить свя­то­го. Его би­ли по ли­цу так, что со­дра­ли с ли­ца ко­жу, а по­том бро­си­ли в рас­ка­лен­ную печь. Ко­гда через 3 дня печь от­кры­ли, му­че­ник Ер­мий вы­шел из нее невре­ди­мым. Пра­ви­тель Се­ва­сти­ан при­ка­зал волх­ву отра­вить свя­то­го Ер­мия ядом. Отрав­лен­ное пи­тье не при­нес­ло свя­то­му ни­ка­ко­го вре­да. Так же и вто­рой ку­бок с силь­ней­шим ядом не умерт­вил му­че­ни­ка. Волхв уве­ро­вал, при­нес по­ка­я­ние Хри­сту Спа­си­те­лю и был немед­лен­но обез­глав­лен, кре­стив­шись соб­ствен­ной кро­вью и вос­при­няв му­че­ни­че­ский ве­нец. А свя­той Ер­мий был пре­дан еще бо­лее же­сто­ким му­кам: из него вы­тя­ги­ва­ли жи­лы, бро­са­ли в ки­пя­щее оло­во, вы­ко­ло­ли гла­за, но он сми­рен­но бла­го­да­рил Гос­по­да Иису­са Хри­ста. По­том му­че­ни­ка Ер­мия по­ве­си­ли го­ло­вой вниз. Три дня ви­сел он в та­ком по­ло­же­нии. Лю­ди, по­слан­ные пра­ви­те­лем удо­сто­ве­рить­ся в смер­ти му­че­ни­ца, на­шли его жи­вым. По­ра­жен­ные чу­дом, они ослеп­ли от ужа­са и на­ча­ли взы­вать к свя­то­му, чтобы он по­мог им. Свя­той му­че­ник ве­лел по­дой­ти ослеп­шим к нему, воз­ло­жил на них ру­ки и ис­це­лил Име­нем Иису­са Хри­ста. В яро­сти пра­ви­тель при­ка­зал со­драть с те­ла свя­то­го всю ко­жу, но стра­сто­тер­пец по-преж­не­му оста­вал­ся жи­вым. То­гда обе­зу­мев­ший Се­ва­сти­ан соб­ствен­но­руч­но от­ре­зал ему го­ло­ву но­жом. Хри­сти­ане тай­но по­греб­ли те­ло му­че­ни­ка Ер­мия, от свя­тых мо­щей ко­то­ро­го по­да­ва­лись мно­го­чис­лен­ные ис­це­ле­ния.

Полное житие мученика Ермия Команского

Во вре­мя го­не­ния, воз­двиг­ну­то­го на хри­сти­ан в цар­ство­ва­ние нече­сти­во­го им­пе­ра­то­ра рим­ско­го Ан­то­ни­на[1], для му­че­ния хри­сти­ан был на­зна­чен им­пе­ра­то­ром некий вель­мо­жа, по име­ни Се­ва­сти­ан. При­быв из Ки­ли­кии в Кап­па­до­кию[2], он встре­тил в Ко­ма­нах[3] неко­е­го во­и­на, по име­ни Ер­мия, стар­ца, убе­лен­но­го се­ди­ною, хри­сти­а­ни­на, ве­ро­вав­ше­го во еди­но­го ис­тин­но­го Бо­га и про­во­див­ше­го жизнь доб­ро­де­тель­ную. Князь тот ска­зал Ер­мию:

– Ко мне при­слан указ им­пе­ра­то­ра рим­ско­го Ан­то­ни­на, при­ка­зы­ва­ю­щий всем хри­сти­а­нам при­но­сить жерт­вы бо­гам рим­ским; ес­ли же хри­сти­ане не за­хо­тят при­но­сить жертв, то бу­дут пре­да­ны мно­гим лю­тым му­кам. По­се­му и ты, Ер­мий, при­не­си жерт­ву бо­гам: то­гда ты бу­дешь дру­гом ца­ря; ты бу­дешь на­граж­ден ве­ли­ки­ми по­че­стя­ми. По­слу­шай­ся ме­ня, в про­тив­ном слу­чае я пре­дам му­кам и ду­шу, и те­ло твое.

Хри­стов по­движ­ник Ер­мий от­ве­чал на это:

– Я во­ин небес­но­го и бес­смерт­но­го Ца­ря Хри­ста, Его же Цар­ствию не бу­дет кон­ца; по­се­му я не бу­ду ис­пол­нять при­ка­за­ния смерт­но­го и нече­сти­во­го ца­ря, цар­ство­ва­ние ко­то­ро­го ма­ловре­мен­но, в то вре­мя как цар­ство­ва­ние Гос­по­да на­ше­го Иису­са Хри­ста пре­бу­дет неиз­мен­ным во ве­ки; вся­кий ве­ру­ю­щий в Него на­сле­ду­ет жизнь веч­ную. Вот и я ве­рую в Него. Рань­ше я слу­жил Ему тай­но, но ныне слу­жу яв­но; диа­вол не по­бе­дит ме­ня; ты же име­ешь власть лишь над те­лом мо­им, и то по по­пуще­нию Бо­жию; над ду­шою же мо­ею ни­кто не име­ет вла­сти, кро­ме од­но­го Бо­га, Ко­то­рый по­даст мне тер­пе­ние и со­хра­нит ме­ня невре­ди­мым во ве­ки.

По­сле то­го, как Се­ва­сти­ан вы­слу­шал свя­то­го Ер­мия, об­ра­тив­шись к нему, ска­зал:

– При­не­си жерт­ву бо­гам, ес­ли хо­чешь на­сла­дить­ся ра­до­стя­ми жиз­ни этой.

Но свя­той от­ве­чал:

– Ка­кая мо­жет быть для ме­ня ра­дость, ка­кое на­сла­жде­ние и ка­кая жизнь, ес­ли я, от­сту­пив от Со­зда­те­ля мо­е­го, по­кло­нюсь бе­сам? По­ис­ти­не, это не ра­дость, а пе­чаль; это не на­сла­жде­ние, а го­ре; это не жизнь, а смерть веч­ная.

Ска­зал князь:

– Я ви­жу, что ты очень мудр.

От­ве­чал свя­той:

– Я мудр о Гос­по­де, Бо­ге мо­ем, в Ко­то­ро­го я ве­рую и Ко­то­ро­му я слу­жу со всем усер­ди­ем; за Него я го­тов по­стра­дать и со­гла­сен с ра­до­стью уме­реть.

– Ува­жая се­ди­ны твои и ум твой, – ска­зал князь, – я го­тов по­ща­дить и по­ми­ло­вать те­бя.

От­ве­чал свя­той:

– Я не ищу ми­ло­сти у те­бя, но ищу ми­ло­сти у Бо­га, Ко­то­рый умуд­ря­ет ра­бов Сво­их Ду­хом Свя­тым.

На это князь ска­зал:

– Итак, ты пред­по­чи­та­ешь жизнь смер­ти?

– Эта смерть, – от­ве­чал свя­той, – не есть смерть, но жизнь веч­ная, ес­ли я с тер­пе­ни­ем пе­ре­не­су на­зна­чен­ные то­бою му­ки.

То­гда князь при­ка­зал со­кру­шать ли­цо свя­то­го кам­ня­ми, бить его в уста и сди­рать ко­жу с ли­ца его. И ска­зал свя­той:

– Бла­го­да­рю Бо­га мо­е­го, ибо бла­го­дать Его пре­бы­ва­ет со мною.

По­том князь спро­сил во­и­на:

– По­че­му ты не бе­решь сво­е­го об­ро­ка, как бе­рут его все про­чие во­и­ны?

– Так как вы неспра­вед­ли­во оби­ра­е­те убо­гих, – от­ве­чал му­че­ник, – то я по этой при­чине не бе­ру об­ро­ков ва­ших и не пи­та­юсь ими, ибо я имею ду­хов­ную пи­щу, по­да­ва­е­мую мне Ду­хом Свя­тым, от ко­то­рой и ни­ко­гда не взал­каю.

То­гда князь при­ка­зал раз­жечь печь и бро­сить в нее му­че­ни­ка Хри­сто­ва. Спу­стя три дня рас­кры­ли печь, но на­шли свя­то­го жи­вым и невре­ди­мым, про­слав­ля­ю­щим Бо­га, ибо огонь не при­кос­нул­ся те­лу его.

По­сле это­го князь, при­звав волх­ва, при­ка­зал ему дать отра­ву Ер­мию.

Свя­той же, по­мо­лив­шись Бо­гу, вы­пил отрав­лен­ное пи­тье и ни­сколь­ко не по­стра­дал, со­глас­но сло­ву Хри­ста Гос­по­да, ска­зав­ше­го: «ес­ли что смер­то­нос­ное вы­пьют, не по­вре­дит им» (Мк.16:18).

Волхв при­го­то­вил еще бо­лее опас­ную отра­ву и дал му­че­ни­ку, ска­зав:

– Ес­ли ты ни­сколь­ко не по­тер­пишь от это­го яда, то я остав­лю свое вол­шеб­ство и уве­рую в рас­пя­то­го Бо­га, Ко­то­ро­му ты слу­жишь.

Свя­той же Ер­мий, вку­сив эту отра­ву и ис­пив ее до дна, ни­сколь­ко не по­стра­дал, но про­дол­жал пре­бы­вать здра­вым и невре­ди­мым. То­гда волхв воз­звал:

– Ты по­бе­дил ме­ня, Ер­мий! Ты одо­лел и пре­воз­мог ме­ня, раб Хри­стов! Ты спас от ада по­гиб­шую ду­шу мою и по­бу­дил ме­ня слу­жить Бо­гу. По­доб­но то­му, как ста­рое из­ва­я­ние, сде­лан­ное из же­ле­за, бу­дучи пе­ре­ко­ва­но, об­нов­ля­ет­ся, так об­нов­ля­юсь ду­шою и я, со­ста­рив­ший­ся во гре­хах и нече­стии; об­нов­ля­юсь я, об­ра­ща­ясь к Бо­гу жи­во­му, пре­бы­ва­ю­ще­му веч­но. О, Бо­же небес­ной, еди­ный ис­тин­ный, из­ба­вив­ший ме­ня от обо­льще­ния бе­сов­ско­го и от сквер­ны идо­ло­слу­же­ния по­сред­ством ра­ба Тво­е­го Ер­мия! При­ми ме­ня, греш­но­го, об­ра­ща­ю­ще­го­ся к Те­бе, и по­ми­луй ме­ня, ис­по­ве­ду­ю­ще­го Те­бя!

Ко­гда он взы­вал так, князь пре­ис­пол­нил­ся яро­сти и при­ка­зал обез­гла­вить его. И усе­чен был волхв тот, кре­стив­шись кро­вью сво­ею; и ото­шел но­вой хри­сти­а­нин и му­че­ник ко Хри­сту Бо­гу, ра­ди Ко­то­ро­го он по­ло­жил жизнь свою.

Свя­то­го же Ер­мия князь при­ка­зал му­чить без ми­ло­сер­дия, вы­тас­ки­вая жи­лы по все­му те­лу его. Бу­дучи так же­сто­ко му­чим, свя­той ска­зал:

– Я со­вер­шен­но не чув­ствую ни­ка­кой бо­ли от му­че­ния; ибо, по­доб­но то­му, как нож, раз­ре­зая жи­лу, вы­пус­ка­ет негод­ную кровь и да­ет здо­ро­вье те­лу, так и я, при­ни­мая ис­тор­га­ние жил из те­ла мо­е­го, де­ла­юсь всё бо­лее и бо­лее здра­вым в ве­ре Хри­сто­вой.

По­том му­чи­тель при­ка­зал бро­сить свя­то­го в ко­тёл, на­пол­нен­ный ки­пя­щим мас­лом. Но ко­тёл тот­час остыл, и мас­ло ки­пя­щее об­ра­ти­лось в про­хлад­ную ро­су. Му­че­ник же Хри­стов гро­мо­глас­но вос­кли­цал:

– Я не чув­ствую бо­ли и не ис­пол­ню тво­е­го при­ка­за­ния, му­чи­тель! Я лишь бу­ду ис­пол­нять во­лю От­ца небес­но­го, Ко­то­ро­му и при­но­шу се­бя са­мо­го в жерт­ву непо­роч­ную, ибо Он – Вла­ды­ка душ и тел на­ших.

В то вре­мя, как свя­той го­во­рил так, му­чи­тель при­ка­зал лить в гор­тань его горь­кий ук­сус, сме­шан­ный с жел­чью. Му­че­ник же го­во­рил:

– Эта го­речь для ме­ня всё рав­но что сот ме­до­вый ра­ди Бо­га мо­е­го, во имя Ко­то­ро­го я и терп­лю всё сие.

За­тем му­чи­тель при­ка­зал вы­ко­лоть гла­за свя­то­му Ер­мию. Услы­шав об этом, свя­той ска­зал му­чи­те­лю:

– Ес­ли те­бе нуж­ны очи мои те­лес­ные, ви­дя­щие су­е­ту ми­ра се­го, – то возь­ми их; я имею очи сер­деч­ные, ко­то­ры­ми яс­но со­зер­цаю свет ис­тин­ный.

И вы­ко­ло­ты бы­ли очи у свя­то­го му­че­ни­ка.

По­том свя­той был по­ве­шен вниз го­ло­вою и ви­сел в та­ком по­ло­же­нии три дня, так что мно­го кро­ви вы­шло через нозд­ри его. По про­ше­ствии же трех дней, при­шли неко­то­рые по­смот­реть на свя­то­го, ду­мая, что он уже скон­чал­ся, но на­шли его жи­вым и сла­вя­щим Бо­га, че­му весь­ма уди­ви­лись. Но за неве­рие их очи их по­кры­лись мра­ком; они ослеп­ли и на­ча­ли взы­вать:

– По­ми­луй нас, раб Бо­га ис­тин­но­го, ибо мы по­ра­же­ны сле­по­тою!

Свя­той же ска­зал им:

– По­дой­ди­те ко мне!

Ко­гда они по­до­шли к нему, то он, воз­ло­жив на них свои ру­ки, ска­зал:

– Во имя Гос­по­да мо­е­го Иису­са Хри­ста, про­зри­те.

И тот­час все про­зре­ли и, воз­вра­тив­шись, рас­ска­за­ли обо всем про­ис­шед­шем.

Князь же, при­дя в еще боль­ший гнев, при­ка­зал со­драть ко­жу со все­го те­ла му­че­ни­ка. Ко­гда слу­ги ис­пол­ня­ли при­ка­за­ние му­чи­те­ля, свя­той по­но­сил кня­зя и уко­рял его мерз­ких бо­гов, чем вы­звал кня­зя на еще боль­ший гнев. За­ры­чав как лев, он но­жом от­ре­зал чест­ную гла­ву свя­то­го му­че­ни­ка.

Так окон­чил по­двиг свой му­че­ник Хри­стов Ер­мий[4].

Хри­сти­ане, при­дя тай­но на ме­сто то, взя­ли чест­ное те­ло его и по­хо­ро­ни­ли в Кап­па­до­кии на ме­сте, на­зы­вав­шем­ся Ко­ма­на. Здесь со­вер­ша­лись мно­гие чу­де­са от чест­ных мо­щей му­че­ни­ка и по­да­ва­лись мно­го­раз­лич­ные ис­це­ле­ния во сла­ву Хри­ста, Бо­га на­ше­го, Ко­то­ро­му вме­сте со От­цом и Свя­тым Ду­хом вос­сы­ла­ет­ся сла­ва, честь и по­кло­не­ние, ныне и в бес­ко­неч­ные ве­ки. Аминь.


При­ме­ча­ния

[1] Им­пе­ра­тор Ан­то­нин 1-й цар­ство­вал с 138 г. по 161 г.

[2] Ки­ли­кия и Кап­па­до­кия – об­ла­сти в Ма­лой Азии.

[3] Го­род Ко­ма­ны на­хо­дил­ся в се­ве­ро-вост. ча­сти Ма­лой Азии, в про­вин­ции Пон­те. – В ис­то­рии хри­сти­ан­ской Церк­ви этот го­род из­ве­стен как ме­сто ссыл­ки св. Иоан­на Зла­то­усто­го (см. жи­тие его под 13 но­яб­ря). Впро­чем, неко­то­рые ра­зу­ме­ют здесь го­род Ко­ма­ны, на­хо­див­ший­ся в Кап­па­до­кии.

[4] Кон­чи­на св. му­че­ни­ка Ер­мия по­сле­до­ва­ла ок. 166 г.

Молитвы

Тропарь мученику Ермию Команскому

глас 4

Му́ченик Твой, Го́споди, Ерме́й/ во страда́нии свое́м вене́ц прия́т нетле́нный от Тебе́, Бо́га на́шего:/ име́яй бо кре́пость Твою́,/ мучи́телей низложи́,/ сокруши́ и де́монов немощны́я де́рзости./ Того́ моли́твами// спаси́ ду́ши на́ша.

Перевод: Мученик Твой, Господи, Ермий подвигом своим венец нетленный получил от Тебя, Бога нашего; ибо он, имея силу Твою, мучителей низложил, сокрушил и демонов немощные дерзости. По молитвам его, Христе Боже, спаси души наши.

Кондак мученику Ермию Команскому

глас 6

И́же по Христе́ усе́рдно подвиза́вся,/ в седи́нах до́блих му́жество стяжа́, му́чениче Ерме́е,/ беззако́нных злоумышле́ния попра́в Христо́вою си́лою,/ от чаро́вных напое́ний невреди́м пребы́сть, зовы́й:// Бог есть со мно́ю, и никто́же на мя.

Перевод: Подвизавшись усердно во Христе, убеленный сединой, ты обрел мужество, мученик Ермий, попрать силой Христовой злые намерения язычников, испив ядовитый напиток от волхва, ты остался невредим, взывая: «Бог со мной и никто против меня».

Случайный тест

(7 голосов: 5 из 5)