Дни памяти:

Житие

Житие преподобномученицы Февронии Сирской

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Фев­ро­ния де­ва по­стра­да­ла в цар­ство­ва­ние Дио­кли­ти­а­на (284–305). Она вос­пи­ты­ва­лась в мо­на­сты­ре в го­ро­де Си­ва­по­ле (Ас­си­рий­ская об­ласть). На­сто­я­тель­ни­цей оби­те­ли бы­ла игу­ме­ния Ври­ен­на, тет­ка свя­той Фев­ро­нии. Игу­ме­ния, за­бо­тясь о спа­се­нии свя­той Фев­ро­нии, на­зна­чи­ла ей бо­лее стро­гий об­раз жиз­ни, чем осталь­ным ино­ки­ням. По уста­ву оби­те­ли по пят­ни­цам сест­ры остав­ля­ли свои по­слу­ша­ния и весь день про­во­ди­ли в мо­лит­ве и чте­нии Свя­щен­но­го Пи­са­ния. Обыч­но игу­ме­ния по­ру­ча­ла чте­ние свя­той Фев­ро­нии.

Сла­ва о ее бла­го­че­сти­вой жиз­ни рас­про­стра­ни­лась по го­ро­ду. Знат­ная мо­ло­дая вдо­ва Иерия, языч­ни­ца, ста­ла по­се­щать свя­тую Фев­ро­нию. Под вли­я­ни­ем ее на­став­ле­ний и мо­литв она при­ня­ла Свя­тое Кре­ще­ние и при­ве­ла к Хри­сто­вой ве­ре сво­их ро­ди­те­лей и род­ствен­ни­ков.

Дио­кли­ти­ан на­пра­вил в Ас­си­рию для ис­треб­ле­ния хри­сти­ан от­ряд во­и­нов во гла­ве с Ли­си­ма­хом, Се­ли­ном и При­мом. Се­лин, дя­дя Ли­си­ма­ха, от­ли­чал­ся же­сто­ко­стью в от­но­ше­нии хри­сти­ан, а Ли­си­мах был рас­по­ло­жен к ним, так как его мать ста­ра­лась вну­шить сы­ну лю­бовь к хри­сти­ан­ской ве­ре и умер­ла хри­сти­ан­кой. Ли­си­мах до­го­во­рил­ся со сво­им род­ствен­ни­ком При­мом по ме­ре воз­мож­но­сти из­бав­лять хри­сти­ан от рук му­чи­те­лей. Ко­гда от­ряд во­и­нов при­бли­зил­ся к оби­те­ли, на­сель­ни­цы скры­лись. В мо­на­сты­ре оста­лись толь­ко игу­ме­ния Ври­ен­на, ее по­мощ­ни­ца Фо­ма­и­да и свя­тая Фев­ро­ния, ко­то­рая в то вре­мя тя­же­ло бо­ле­ла. Игу­ме­ния силь­но скор­бе­ла, что ее пле­мян­ни­ца по­па­дет в ру­ки му­чи­те­лей, ко­то­рые мог­ли над­ру­гать­ся над ней, и го­ря­чо мо­ли­лась, чтобы Гос­подь со­хра­нил ее и укре­пил в ис­по­ве­да­нии Хри­ста Спа­си­те­ля. Се­лин при­ка­зал при­ве­сти к нему всех ино­кинь оби­те­ли. Прим с от­ря­дом во­и­нов не на­шел ни­ко­го, кро­ме двух ста­риц и свя­той Фев­ро­нии. Он со­жа­лел, что и они не скры­лись, и пред­ло­жил ино­ки­ням уй­ти. Но ино­ки­ни ре­ши­ли не по­ки­дать ме­ста сво­их по­дви­гов и по­ло­жить­ся на во­лю Гос­под­ню.

Прим рас­ска­зал Ли­си­ма­ху о необык­но­вен­ной кра­со­те свя­той Фев­ро­нии и со­ве­то­вал взять ее се­бе в же­ны. Ли­си­мах от­ве­тил, что не же­ла­ет со­блаз­нять дев, по­свя­щен­ных Бо­гу, и про­сил При­ма укрыть где-ни­будь остав­ших­ся ино­кинь, чтобы они не по­па­ли в ру­ки Се­ли­на. Один из сол­дат под­слу­шал раз­го­вор и до­нес Се­ли­ну. Свя­тую Фев­ро­нию со свя­зан­ны­ми ру­ка­ми и це­пью на шее при­ве­ли к во­е­на­чаль­ни­ку. Се­лин пред­ло­жил ей от­ка­зать­ся от ве­ры во Хри­ста и при­не­сти жерт­ву язы­че­ским бо­гам, он обе­щал по­че­сти, на­гра­ды и брак с Ли­си­ма­хом. Свя­тая де­ва твер­до и неустра­ши­мо от­ве­ти­ла, что име­ет Бес­смерт­но­го Же­ни­ха и не про­ме­ня­ет Его ни на ка­кие зем­ные бла­га. Се­лин под­верг ее же­сто­ким му­кам. Свя­тая мо­ли­лись: "Спа­си­тель мой, не по­кинь ме­ня в этот страш­ный час!" Му­че­ни­цу дол­го би­ли, кровь ру­чья­ми тек­ла из ран. Чтобы уве­ли­чить стра­да­ния свя­той Фев­ро­нии, ее по­ве­си­ли на де­ре­ве и разо­жгли под ней огонь. Му­че­ния бы­ли так бес­че­ло­веч­ны, что на­род стал кри­ком тре­бо­вать пре­кра­ще­ния ис­тя­за­ния ни в чем не по­вин­ной де­вуш­ки. Но Се­лин про­дол­жал из­де­вать­ся и на­сме­хать­ся над му­че­ни­цей. Свя­тая Фев­ро­ния мол­ча­ла. От сла­бо­сти она не мог­ла го­во­рить ни сло­ва. В яро­сти Се­лин при­ка­зал вы­рвать ей язык, вы­бить зу­бы, от­ре­зать гру­ди и, на­ко­нец, от­сечь обе ру­ки и но­ги. Лю­ди не вы­но­си­ли ужас­но­го зре­ли­ща и ухо­ди­ли с ме­ста му­че­ния, про­кли­ная Дио­кли­ти­а­на и его бо­гов.

Сре­ди тол­пы при­сут­ство­ва­ла ино­ки­ня Фо­ма­и­да, ко­то­рая впо­след­ствии по­дроб­но опи­са­ла му­че­ни­че­ский по­двиг свя­той Фев­ро­нии, и уче­ни­ца свя­той де­вы Иерия. Она вы­шла из тол­пы и во все­услы­ша­ние уко­ря­ла Се­ли­на за без­мер­ную же­сто­кость. Он при­ка­зал схва­тить ее, но, узнав, что Иерию как знат­ную жен­щи­ну небез­опас­но под­вер­гать ис­тя­за­ни­ям, оста­вил ее, ска­зав: "Сво­и­ми ре­ча­ми ты на­вле­ка­ешь на Фев­ро­нию еще боль­шие му­ки". На­ко­нец, свя­той му­че­ни­це Фев­ро­нии от­сек­ли го­ло­ву.

Ухо­дя с ме­ста каз­ни, Ли­си­мах пла­кал и за­тво­рил­ся в сво­ем по­ме­ще­нии. Се­лин со­би­рал­ся обе­дать, но не мог при­нять пи­щи и хо­дил по по­ко­ям сво­е­го двор­ца. Вне­зап­но, по­смот­рев вверх, он вдруг ли­шил­ся язы­ка, за­мы­чал по­доб­но во­лу, упал и, уда­рив­шись о мра­мор­ную ко­лон­ну, раз­бил се­бе го­ло­ву и тут же умер. Ко­гда Ли­си­мах узнал о про­ис­шед­шем, то про­из­нес: "Ве­лик Бог хри­сти­ан­ский, Он до­сто­ин по­чи­та­ния, по­то­му что ото­мстил за непо­вин­ную кровь!" Он при­го­то­вил ков­чег, вло­жил в него рас­се­чен­ное те­ло му­че­ни­цы и от­нес в мо­на­стырь. Игу­ме­ния Ври­ен­на упа­ла без чувств, уви­дев изуро­до­ван­ные остан­ки свя­той Фев­ро­нии. К ве­че­ру она при­шла в чув­ство и по­ве­ле­ла от­крыть мо­на­стыр­ские во­ро­та, чтобы все мог­ли прий­ти по­кло­нить­ся свя­той му­че­ни­це и про­сла­вить Бо­га, да­ро­вав­ше­го ей та­кое тер­пе­ние в стра­да­ни­ях за Хри­ста Спа­си­те­ля. Ли­си­мах и Прим то­гда же от­рек­лись от идо­ло­по­клон­ства, при­ня­ли Кре­ще­ние и ино­че­ство. Иерия пе­ре­да­ла свое бо­гат­ство в мо­на­стырь и про­си­ла игу­ме­нию Ври­ен­ну при­нять ее в оби­тель вме­сто свя­той Фев­ро­нии.

Еже­год­но в день му­че­ни­че­ский кон­чи­ны свя­той Фев­ро­нии в оби­те­ли со­вер­ша­лось тор­же­ство. Во вре­мя все­нощ­но­го бде­ния сест­ры оби­те­ли все­гда ви­де­ли свя­тую Фев­ро­нию, ко­то­рая за­ни­ма­ла свое обыч­ное ме­сто в хра­ме. От мо­щей свя­той му­че­ни­цы со­вер­ша­лись мно­го­чис­лен­ные чу­де­са и ис­це­ле­ния. Жи­тие свя­той Фев­ро­нии бы­ло на­пи­са­но сви­де­тель­ни­цей ее по­дви­га ино­ки­ней Фо­ма­и­дой.

В 363 го­ду мо­щи свя­той Фев­ро­нии бы­ли пе­ре­не­се­ны в Кон­стан­ти­но­поль.

Вско­ре по­сле кон­чи­ны свя­той Фев­ро­нии свя­той Иа­ков, епи­скоп Ни­зи­бий­ский (па­мять 13 ян­ва­ря), со­здал цер­ковь и пе­ре­нес в нее ча­сти­цу мо­щей свя­той му­че­ни­цы.

См.: "Жи­тие и стра­да­ние свя­той пре­по­доб­но­му­че­ни­цы Фев­ро­нии" в из­ло­же­нии свт. Ди­мит­рия Ро­стов­ско­го.

См. так­же: «Св. Фев­ро­ния-ца­рев­на» свт. Фила­ре­та Чер­ни­гов­ско­го.

Молитвы

Тропарь преподобномученице Февронии деве

глас 4

А́гница Твоя́, Иису́се, Февро́ния/ зове́т ве́лиим гла́сом:/ Тебе́, Женише́ мой, люблю́,/ и, Тебе́ и́щущи, страда́льчествую,/ и сраспина́юся, и спогреба́юся креще́нию Твоему́,/ и стражду́ Тебе́ ра́ди,/ я́ко да ца́рствую в Тебе́,/ и умира́ю за Тя, да и живу́ с Тобо́ю,/ но, я́ко же́ртву непоро́чную, приими́ мя, с любо́вию поже́ршуюся Тебе́.// Тоя́ моли́твами, я́ко Ми́лостив, спаси́ ду́ши на́ша.

Перевод: Агница Твоя, Иисусе, Феврония взывает громогласно: «Тебя, Жених мой, люблю, и, Тебя ища, страдаю, и распинаюсь и погребаюсь с Тобою в Твоем крещении, и терплю муки за Тебя, да царствую в Тебе, и умираю за Тебя, чтобы и жить с Тобою; но, прими меня как жертву непорочную, с любовью принесенную Тебе!» По ходатайствам ее, как Милостивый, спаси души наши.

Кондак преподобномученице Февронии деве

глас 6

Женише́ мой, сладча́йший Христе́, — взыва́ше Февро́ния, —/ не тру́дно ми тещи́ во след Тебе́,/ и́бо сла́дость любве́ Твоея́ ду́шу мою́ наде́ждею впери́/ и красота́ ми́лости Твоея́ се́рдце мое́ услади́/ испи́ти ча́шу страда́ний по Тебе́,/ да досто́йну мя в черто́зе с му́дрыми де́вами ликовствова́ти о Тебе́ сопричте́ши./ Те́мже, преподо́бная страстоте́рпице,/ почита́юще по́двиги трудо́в твои́х, мо́лим тя:// моли́ не затвори́тися и нам черто́га две́рем.

Перевод: Жених мой, сладчайший Христос, - взывала Феврония, - не трудно мне бежать вслед за Тобой, ибо сладость любви Твоей душу мою надеждой окрыляет и блаженство милости Твоей сердце мое услаждает, испить чашу страданий за Тебя, чтобы Ты удостоил причислить меня к мудрым девам (Мф.25:1-13) в Чертоге (Небесном) торжествовать о Тебе. Потому, преподобная страстотерпица, почитая подвиги трудов твоих, молим тебя: моли о том, чтобы и для нас не затворились двери Чертога.

Случайный тест