Дни памяти

7 июля

11 июля  (переходящая) – Собор Новгородских святых

Житие

Краткое житие праведных отроков Иакова и Иоанна Менюжских, Новгородских

Пра­вед­ные от­ро­ки Иа­ков и Иоанн Ме­нюж­ские бы­ли бра­тья­ми по пло­ти, де­ти бла­го­че­сти­вых су­пру­гов Ис­и­до­ра и Вар­ва­ры. Иа­ков в трех­лет­нем воз­расте, а Иоанн – в пя­ти­лет­нем бы­ли умерщ­вле­ны зло­де­я­ми. Меж­ду 1682–1689 гг. об­ре­те­ны их нетлен­ные мо­щи и по­ло­же­ны под спу­дом в Тро­иц­кой церк­ви се­ла Ме­нюж на ре­ке Ме­ню­ге в Нов­го­род­ской епар­хии, на ме­сте быв­ше­го здесь ко­гда-то Тро­иц­ко­го мо­на­сты­ря.

Полное житие праведных отроков Иакова и Иоанна Менюжских, Новгородских

Свя­тые Ио­анн и Иа­ков, от­ро­ки Ме­нюж­ские, бы­ли де­ти бла­го­че­сти­вых ро­ди­те­лей – Иси­до­ра и Вар­ва­ры, за­ни­мав­ших­ся зем­ле­па­ше­ством в од­ном из се­ле­ний Мед­вед­ско­го по­го­ста Нов­го­род­ской гу­бер­нии и уез­да, в цар­ство­ва­ние го­су­да­ря и ве­ли­ко­го кня­зя Ио­ан­на Ва­си­лье­ви­ча IV, при свя­том мит­ро­по­ли­те Мос­ков­ском Фи­лип­пе и при ар­хи­е­писко­пе Нов­го­род­ском Пи­ме­не, в по­след­ней по­ло­ви­не XVI ве­ка (око­ло 1570 г.) От­ро­ка­ми сии свя­тые на­зва­ны по­то­му, что они в от­ро­че­стве и да­же, мож­но ска­зать, в дет­стве, ко­г­да стар­ше­му из них бы­ло 5 лет, а млад­ше­му - 3 го­да, бы­ли за­стиг­ну­ты вне­зап­ною и не­обык­но­вен­ною смер­тию. И вот как это бы­ло.

Од­на­жды, в осен­нее вре­мя, Иси­дор, со­би­ра­ясь с же­ною сво­ею Вар­ва­рою на обыч­ную ра­бо­ту, убил ба­ра­на и, при­го­то­вив его как сле­ду­ет для упо­треб­ле­ния в пи­щу, от­пра­вил­ся вме­сте с же­ною в по­ле, на­хо­дя­ще­е­ся не в даль­нем рас­сто­я­нии от до­ма, оста­вив сво­их де­тей од­них - без вся­ко­го над­зо­ра. И они, ви­дев­ши упо­мя­ну­тое действие сво­е­го от­ца над ба­ра­ном и при­няв­ши оное за обык­но­вен­ную иг­ру или за­ба­ву, вз­ду­ма­ли и са­ми по­за­ба­вить­ся по­доб­ным об­ра­зом. Стар­ший брат ска­зал то­г­да млад­ше­му: «Бра­те, со­тво­рим и мы так же, как и отец наш со­тво­рил», и, по не­ра­зу­мию сво­е­му, не пред­ви­дя мо­гу­щих быть от то­го дур­ных по­след­ствий, взял пал­ку и уда­рил ею в го­ло­ву млад­ше­го бра­та сво­е­го, ко­то­рый тот­час же от уда­ра упал на зем­лю и умер. Уви­дев умер­шим бра­та сво­е­го, Ио­анн очень ис­пу­гал­ся и, не зная, что ему де­лать в та­ком слу­чае, скрыл­ся как мла­де­нец в пе­чи за дро­ва­ми, ко­то­рые за­ра­нее бы­ли в нее по­ло­же­ны для про­суш­ки, по слу­чаю дожд­ли­вой осе­ни. Воз­вра­тив­шись ве­че­ром с ра­бо­ты сво­ей и на­шед­ши мерт­вым млад­ше­го сы­на сво­е­го, отец и мать горько пла­ка­ли и ры­да­ли. Ко­г­да же они ни­где не мог­ли отыс­кать и стар­ше­го сы­на сво­е­го, то еще бо­лее уси­ли­ли свои ры­да­ния, чем и при­влек­ли в свой дом род­ствен­ни­ков и со­се­дей сво­их, ко­то­рые, уве­рив­шись в действи­тель­но­сти пе­чаль­но­го со­бытия, мно­го удив­ля­лись и го­ре­ва­ли с ро­ди­те­ля­ми, так что все ед­ва на­ко­нец не­сколько по­успо­ко­и­лись. По­сле се­го мать, по обы­чаю, за­жг­ла в пе­чи дро­ва, не ве­дая и не ду­мая о том, что за ни­ми скры­ва­ет­ся сын ее. Ко­г­да дро­ва в пе­чи про­го­ре­ли, и Вар­ва­ра за­г­ля­ну­ла в нее, то уви­де­ла там сво­е­го сы­на, ко­то­рый был уже мертв, но со­вер­шен­но цел и не­вре­дим от ог­ня.

Все­бла­гой Гос­подь, при­зи­ра­ю­щий с вы­со­ты сво­ей все­ви­дя­щим оком сво­им на все жи­ву­щее на зем­ле, зная не­зло­бие и не­вин­ность сих мла­ден­цев, вос­хо­тел в них про­сла­вить имя Свое, по­чтив не­тле­ни­ем не­сквер­ные и не­по­роч­ные те­ла их и со­при­чис­лив их к ли­ку свя­тых Сво­их, - од­но­го, как не­по­вин­но уби­то­го, а дру­го­го, как при­няв­ше­го за убийство му­че­ни­че­скую от ог­ня кон­чи­ну. Услы­шав­ши крик и плач сво­ей же­ны Вар­ва­ры, Иси­дор, муж ее, тот­час по­спе­шил к ней и, уви­дев так же, как и она, сы­на сво­е­го, ле­жа­ще­го в пе­чи мерт­вым, но це­лым и не­вре­ди­мым от ог­ня, ис­пол­нил­ся стра­ха и ужа­са. По­че­му к пла­чу и кри­ку сво­ей же­ны при­со­еди­нил и он свой вопль ве­ли­кий. На этот вопль опять со­бра­лись род­ствен­ни­ки и со­се­ди, ко­то­рые, смот­ря на та­кое пре­слав­ное чу­до, весь­ма ди­ви­лись и сла­ви­ли Бо­га, со­твор­ше­го оное. А так как весть об этом чу­де быст­ро и да­ле­ко раз­нес­лась, то имя Бо­жие на­ча­ло про­слав­лять­ся и в дру­гих ме­стах. Опла­кав, на­ко­нец, де­тей сво­их, Иси­дор и Вар­ва­ра об­лек­ли их в по­гре­баль­ные одеж­ды, по­ло­жи­ли во гро­бы и по хри­сти­ан­ско­му об­ря­ду пре­да­ли те­ла их зем­ле при их при­ход­ской церк­ви во имя Свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, что в Мед­вед­ском по­го­сте.

Спу­стя не­сколько дней по­сле по­гре­бе­ния от­ро­ков Ио­ан­на и Иа­ко­ва, гро­бы их яви­лись пла­ва­ю­щи­ми на од­ном ма­лом озер­ке, со­сто­я­щем в двух по­при­щах (или вер­стах) от Ме­нюж­ско­го мо­на­стыря. И вот как это яв­ле­ние огла­си­лось.

Окрест­ные по­се­ля­не, имев­шие обык­но­ве­ние охо­тить­ся в ле­сах на птиц и зве­рей, од­на­жды от­пра­ви­лись на та­ко­вую охо­ту утром с тем, что­бы, как и преж­де, воз­вра­тить­ся с нее до­мой ве­че­ром. Но, за­блу­див­шись в ле­су и не мог­ши ни­как отыс­кать до­ро­ги к до­му, не только ве­че­ром то­го дня, но и на дру­гой день не вер­ну­лись до­мой, оста­ва­ясь в ле­су. Про­дол­жая и на тре­тий день отыс­ки­вать там до­ро­гу, охот­ни­ки при­шли, на­ко­нец, к упо­мя­ну­то­му озер­ку и уви­де­ли в нем пла­ва­ю­щи­ми два гро­ба. Убе­див­шись по вни­ма­тель­ном осмот­ре в том, что это те са­мые гро­бы, в ко­то­рых так не­дав­но бы­ли по­гре­бе­ны Ио­анн и Иа­ков, охот­ни­ки на­ча­ли умо­лять свя­тых от­ро­ков об ука­за­нии им пу­ти или до­ро­ги, и вдруг гла­зам их пред­ста­ви­лась не­боль­шая тро­пин­ка, по ко­то­рой они и до­шли до жи­лищ сво­их.

По при­бытии до­мой, охот­ни­ки не­мед­лен­но воз­ве­сти­ли сво­им со­се­дям обо всем слу­чив­шем­ся с ни­ми. Со­бра­лись свя­щен­ни­ки окрест­ных по­го­стов со сво­и­ми прич­та­ми и в со­про­вож­де­нии мно­же­ства на­ро­да от­пра­ви­лись к ука­зан­но­му охот­ни­ка­ми озер­ку. Ока­за­лось, что на нем действи­тель­но пла­ва­ли зна­ко­мые им гро­бы, по­это­му и ре­ше­но бы­ло взять оные и не­сти опять к той церк­ви свя­ти­те­ля и чу­до­твор­ца Ни­ко­лая, при ко­то­рой они бы­ли по­гре­бе­ны. Но так как при этом охот­ни­ки-по­се­ля­не предъяви­ли, что явив­ши­е­ся им во сне свя­тые от­ро­ки же­ла­ют быть по­гре­бен­ны­ми не на по­го­сте у сей церк­ви, но в пу­стом ме­сте на Ме­ню­ше, где преж­де был мо­на­стырь, то гро­бы с ле­жа­щи­ми в них мо­ща­ми и бы­ли при­не­се­ны на то ме­сто, на ко­то­ром с по­до­ба­ю­щею че­стью и по­ло­же­ны бы­ли близ ма­ло­го ру­чейка, там те­ку­ще­го, где над гро­бом их вско­ре по­стро­е­на бы­ла ча­сов­ня.

Все­бла­гой Гос­подь спо­до­бил сих свя­тых от­ро­ков да­ра чу­до­тво­ре­ния, и мно­гие из при­те­ка­ю­щих к гро­бам их на­ча­ли по­лу­чать ис­це­ле­ния от раз­ных не­ду­гов и бо­лез­ней. И вот слу­чай та­ко­во­го ис­це­ле­ния, ко­то­рый, спу­стя не­сколько по­сле се­го лет, по во­ле Бо­жи­ей, осо­бен­но по­слу­жил к про­слав­ле­нию свя­тых от­ро­ков и к со­з­да­нию церк­ви на ме­сте по­гре­бе­ния их.

Один мо­нах, по име­ни Ма­ка­рий, про­хо­див­ший из го­ро­да Пско­ва в Нов­го­род ми­мо то­го ме­ста, где по­чи­ва­ли мо­щи свя­тых от­ро­ков Ио­ан­на и Иа­ко­ва, вне­зап­но за­стиг­нут был лю­тою бо­лез­нью, на из­бав­ле­ние от ко­то­рой не бы­ло ни­ка­кой на­деж­ды. В та­ком тяж­ком и горьком по­ло­же­нии он кое-как до­брал­ся до мо­щей свя­тых, по­мо­лил­ся пред ни­ми со всем усер­ди­ем и ве­рою – и тот­час по­лу­чил ис­це­ле­ние. Бу­дучи пре­ис­пол­нен глу­бо­чай­шею бла­го­дар­но­стью к свя­тым от­ро­кам за по­лу­чен­ную от них ми­лость, мо­нах этот ре­шил­ся остать­ся при мо­щах их с на­ме­ре­ни­ем упо­тре­бить все свое ста­ра­ние на изыс­ка­ние средств к воз­об­нов­ле­нию быв­ше­го Ме­нюж­ско­го мо­на­стыря. С этой це­лью он, воз­ве­щая всем по­клон­ни­кам свя­ты­ни о по­лу­чен­ном им при мо­щах ис­це­ле­нии от бо­лез­ни сво­ей, умо­лял их о по­да­я­нии на со­з­да­ние церк­ви, ко­то­рую, по ми­ло­сти Бо­жи­ей и по мо­лит­вам свя­тых угод­ни­ков Его, и уда­лось ему устро­ить над мо­ща­ми сих свя­тых от­ро­ков Ио­ан­на и Иа­ко­ва на доб­ро­хот­ные да­я­ния при­шель­цев и по­клон­ни­ков свя­ты­ни. Этим ино­ком впо­след­ствии был воз­рож­ден Тро­иц­кий Ме­нюж­ский муж­ской мо­на­стырь. (См. Све­де­ния о Ма­ка­рии Ме­нюж­ском. – Сост.)

В цар­ство­ва­ние бла­го­че­сти­вей­ших Го­су­да­рей - ца­рей и ве­ли­ких кня­зей Ио­ан­на и Пет­ра Алек­се­е­ви­чей при Нов­го­род­ском мит­ро­по­ли­те Кор­ни­лии, мо­щи свя­тых от­ро­ков Ио­ан­на и Иа­ко­ва Ме­нюж­ских бы­ли сви­де­тельство­ва­ны и об­ре­те­ны це­лы­ми и не­вре­ди­мы­ми, ка­ко­вы­ми по­чи­ва­ют и до­ны­не, по­да­вая ис­це­ле­ния всем, с ве­рою при­хо­дя­щим к ним во сла­ву Хри­ста Бо­га, Ко­то­ро­му честь и по­кло­не­ние во ве­ки ве­ков.

Па­мять свя­тых от­ро­ков Ио­ан­на и Иа­ко­ва со­вер­ша­ет­ся 24 июня, в ка­ко­вый день по пре­да­нию они скон­ча­лись.

Новгородская епархия

См. также: Православная энциклопедия

Молитвы

Тропарь праведным отрокам Иакову и Иоанну Менюжским, Новгородским, глас 1

Боле́зньми святы́х пра́ведных отроко́в/ Иа́кова и Иоа́нна,/ и́миже о Тебе́ пострада́ша,/ умоле́н бу́ди, Го́споди,/ и вся на́ша боле́зни исцели́,// Человеколю́бче, мо́лимся.

Перевод: Страданиями святых праведных отроков Иакова и Иоанна, которые они для Тебя перенесли, умолен будь Господи, и все наши болезни исцели, Человеколюбивый, молимся.

Ин тропарь праведным отрокам Иакову и Иоанну Менюжским, Новгородским, глас 4

Имущим непорочную душу, от купели святаго крещения и в младенчестве Христа ради страдания претерпевшии, Богом избраннии блаженнии отроцы Иоанне и Иакове, молите милостивого Бога телесные немощи недужных младенцев целити, мир стране Российстей даровати, и душам нашим велию милость.

показать все

Кондак праведным отрокам Иакову и Иоанну Менюжским, Новгородским, глас 8

Преудобренную и похвальную двоицу почтим по достоянию, Иакова блаженного и Иоанна всехвального; тии бо младенческую немощь отвергша, страдания претерпеша, тем вси вопием, слава Давшего вам крепость, слава Венчавшему вас, слава Дающему вас ради исцеления.

Случайный тест