День памяти

Житие

Краткое житие преподобной Ирины Каппадокийской[1]

В кон­це IX ве­ка Кон­стан­ти­но­поль­ский пат­ри­арх свя­той Ни­ко­лай Ми­стик († 925, па­мять 16/29 мая) в за­пад­ной ча­сти сво­е­го ка­фед­раль­но­го го­ро­да на­шел ко­шель со ста фун­та­ми зо­ло­та. По­тря­сен­ный на­ход­кой, свя­той Ни­ко­лай ос­но­вал на ме­сте на­ход­ки жен­ский мо­на­стырь, по­лу­чив­ший на­зва­ние Хри­со­во­лан­та (греч. "зо­ло­той ко­ше­лек"). Пер­вой игу­ме­ни­ей мо­на­сты­ря ста­ла ино­ки­ня Ири­на, ро­дом из Кап­па­до­кии. Она пре­ста­ви­лась ко Гос­по­ду в 900 или 924 го­ду. Учи­ты­вая по­мет­ку в од­ном из древ­них ме­ся­це­сло­вов "те­ло ее ле­жит в Хри­со­во­лан­тах", мож­но пред­по­ла­гать, что Гос­подь про­сла­вил ее по смер­ти нетле­ни­ем те­ла и ее св. мо­щи от­кры­то по­чи­ва­ли в ее оби­те­ли. Прео­свя­щен­ный Сер­гий ука­зы­ва­ет, что есть ее про­стран­ное жи­тие, на­пе­ча­тан­ное в "Де­я­ни­ях свя­тых" (в ре­дак­ции Штанд­ле­ра) Iul VI.602

Полное житие преподобной Ирины Каппадокийской

Ири­на Кап­па­до­кий­ская (греч. – Ири­на Хри­со­во­лан­ская; ум. 921) – игу­ме­нья кон­стан­ти­но­поль­ско­го мо­на­сты­ря Хри­со­ва­лан­ду во вто­рой по­ло­вине IX и на­ча­ле X ве­ка. Свя­тая пра­во­слав­ной церк­ви, па­мять со­вер­ша­ет­ся 28 июля (по юли­ан­ско­му ка­лен­да­рю).

В се­ре­дине IX ве­ка на­шей эры, при прав­ле­нии ви­зан­тий­ско­го им­пе­ра­то­ра Фе­о­фи­ла и его же­ны Фе­о­до­ры, в пе­ри­од ико­но­бор­че­ства, при ко­то­ром на про­тя­же­нии бо­лее чем 100 лет стра­да­ла вся им­пе­рия, в Кап­па­до­кии, в Ма­лой Азии, ро­ди­лась и жи­ла в мо­ло­до­сти свя­тая Ири­на Хри­со­во­лан­ская. Её отец Фила­рет был пат­ри­ци­ем Кап­па­до­кии и са­мым глав­ным ге­не­ра­лом. Он был из Ке­са­рии Кап­па­до­кий­ской, лю­бим­цем им­пе­ра­то­ра Фе­о­фи­ла и до­ве­рен­ным ли­цом его же­ны Фе­о­до­ры. Мать её бы­ла кра­си­вой жен­щи­ной, ко­то­рую ува­жа­ли во всей Ке­са­рии за доб­ро­де­тель­ную жизнь. Их се­мья име­ла двух до­че­рей – Кал­ли­ни­ку и Ири­ну. Кал­ли­ни­ка ро­ди­лась в 825 г. н. э. Сво­им кра­си­вым име­нем она обя­за­на тор­же­ствен­ной по­бе­де, одер­жан­ной её от­цом про­тив са­ра­ци­нов в год, ко­гда она по­яви­лась. Три го­да спу­стя, в 828 г., ро­ди­лась Ири­на. Фила­рет те­ря­ет свою мо­ло­дую же­ну. По­это­му двух до­че­рей вы­нуж­де­на вос­пи­ты­вать Пат­ри­сия Со­фия, стар­шая сест­ра ге­не­ра­ла.

Вес­ной 839 г. н. э. Фила­рет го­стил во двор­це мо­ло­до­го Це­за­ря Вар­да, бра­та им­пе­ра­три­цы Фе­о­до­ры, ко­то­рый был по­слан­ни­ком им­пе­ра­то­ра Фе­о­фи­ла в Ке­са­рию для го­судар­ствен­ных дел. Там он и уви­дел че­тыр­на­дца­ти­лет­нюю Кал­ли­ни­ку, и, пле­нён­ный её кра­со­той, по­про­сил её вый­ти за него за­муж. Несколь­ко ме­ся­цев спу­стя вся Кап­па­до­кия съе­ха­лась на свадь­бу Кал­ли­ни­ки и Вар­да, там же при­сут­ство­вал и им­пе­ра­тор Фе­о­фил как сви­де­тель же­ни­ха.

Зи­мой 843 г. им­пе­ра­три­ца Фе­о­до­ра ов­до­ве­ла. Она и её сын Ми­ха­ил III ре­ша­ют по­кон­чить с ико­но­бор­че­ством, и им нуж­на бы­ла по­мощь ар­мии и свя­щен­ства. Они вы­зы­ва­ют ге­не­ра­ла, пат­ри­ция Фила­ре­та, в Кон­стан­ти­но­поль. Ко­гда цель бы­ла до­стиг­ну­та и по­чи­та­ние свя­тых икон бы­ло вос­ста­нов­ле­но (19 фев­ра­ля 843 г.), им­пе­ра­три­ца про­си­ла у Фила­ре­та при­ве­сти в Кон­стан­ти­но­поль его неза­муж­нюю дочь для свадь­бы с Ми­ха­и­лом. Она ис­ка­ла под­хо­дя­щую неве­сту, ко­то­рая бу­дет со­пра­вож­дать мо­ло­до­го им­пе­ра­то­ра, а её кра­со­та и доб­ро­де­тель­ность как раз бу­дут слу­жить этой це­ли. Фила­рет немед­лен­но по­слал со­об­ще­ние к сво­ей сест­ре Со­фии, чтобы она при­сла­ла Ири­ну, ко­то­рой бы­ло то­гда 15 лет, в Кон­стан­ти­но­поль. Со­про­вож­дать её дол­жен был пат­ри­ций ге­не­рал Ни­ки­фор, брат умер­шей су­пру­ги ге­не­ра­ла Фила­ре­та. Но­вость, что Ири­на вы­хо­дит за­муж за им­пе­ра­то­ра и бу­дет но­сить ко­ро­ну им­пе­рии, рас­про­стра­ня­ет­ся мол­ние­нос­но по всей Кап­па­до­кии.

Един­ствен­ной, кто оста­ва­лась хо­лод­ной и рав­но­душ­ной ко все­му это­му, бы­ла Ири­на. С са­мо­го на­ча­ла она жаж­да­ла мо­на­ше­ской жиз­ни, в её мыс­лях не бы­ло меч­ты стать ца­ри­цей в Кон­стан­ти­но­по­ле. По пу­ти в го­род она за­еха­ла к сво­ей лю­би­мой сест­ре, чтобы по­про­щать­ся, по­то­му что со дня свадь­бы они уже не ви­де­лись 4 го­да. А по­том долж­на бы­ла от­пра­вить­ся к от­цу, чтобы взять бла­го­сло­ве­ние на то, чтобы осу­ще­ствить свою меч­ту и уй­ти в мо­на­стырь.

Ири­на и её со­про­вож­да­ю­щие до­стиг­ли Кон­стан­ти­но­по­ля ран­ним ве­сен­ним утром, где они узна­ют но­вость о толь­ко что за­кон­чив­шей­ся свадь­бе ав­то­кра­то­ра с Ев­до­ки­ей из Де­ка­по­ти­са. Её отец, сест­ра, дя­дя ед­ва скры­ва­ли своё разо­ча­ро­ва­ние. Ири­на по­чув­ство­ва­ла ра­дость от та­ко­го по­во­ро­та со­бы­тий и толь­ко жда­ла воз­мож­но­сти по­го­во­рить с от­цом, чтобы он бла­го­сло­вил её на путь мо­на­ше­ства.

Вско­ре по­яви­лась но­вая воз­мож­ность для её за­му­же­ства. Фила­рет был по­слан с мис­си­ей в Адри­а­но­по­ли (Эдир­на), где встре­тил­ся с пре­фек­том го­ро­да, у ко­то­ро­го был сын. Фила­рет по­счи­тал наи­бо­лее под­хо­дя­щим до­го­во­рить­ся о за­му­же­стве до­че­ри. По­сле раз­го­во­ра оба от­ца да­ют сло­во на об­ру­че­ние сво­их де­тей. Ири­на, од­на­ко, со­об­ща­ет сво­е­му от­цу своё окон­ча­тель­ное ре­ше­ние уй­ти в мо­на­стырь. За этим по­сле­до­вал кон­фликт от­ца и до­че­ри, по­сле че­го хруп­кая Ири­на се­рьез­но за­бо­ле­ла, её жиз­ни угро­жа­ла опас­ность. Ко­гда её здо­ро­вье бы­ло вос­ста­нов­ле­но, пат­ри­ций Фила­рет, по­ни­мая, что Ири­на при­ня­ла жиз­нен­но важ­ное ре­ше­ние, сам по­ехал вме­сте с ней в жен­ский мо­на­стырь Ар­хан­ге­лов Ми­ха­и­ла и Гав­ри­и­ла Хри­со­ва­лан­ду, ко­то­рый был рас­по­ло­жен на окра­ине Кон­стан­ти­но­по­ля, для то­го, чтобы от­дать её ту­да.

В воз­расте око­ло 15 лет Ири­на ста­ла мо­на­хи­ней и шесть лет спу­стя на­сто­я­тель­ни­цей мо­на­сты­ря Хри­со­ва­лан­ду. Бы­ло очень мно­го чу­дес, со­вер­шён­ных ею, но три из них бы­ли осо­бо важ­ны, так что непо­сред­ствен­но оста­лись в пра­во­слав­ной ико­но­гра­фии.

Ан­гел-про­вод­ник

Ири­на при­да­ва­ла очень боль­шое зна­че­ние ис­по­ве­ди. Каж­дое утро пред­ла­га­ла сест­рам из мо­на­сты­ря Ар­хан­ге­лов ис­по­ве­до­вать­ся. Ча­сто её по­се­ща­ли и ми­ряне, чтобы про­сить у неё ру­ко­вод­ства. Ири­на мо­ли­лась, чтобы ей был нис­по­слан дар ви­де­ния, что скры­ва­ет ис­по­ве­да­ю­щий в сво­ем серд­це. Од­на­жды ут­ром, ко­гда Ири­на за­хо­ди­ла в храм по­мо­лить­ся для на­ча­ла пас­тыр­ской ра­бо­ты, она уви­де­ла пе­ред со­бой Ан­ге­ла и вы­слу­ша­ла от него сле­ду­ю­щее при­вет­ствие: «Ра­дуй­ся, ра­ба Все­выш­не­го, Ири­на. Он по­слал ме­ня к те­бе в по­мощь в со­от­вет­ствии с тво­ей прось­бой. Мне да­на власть быть все­гда ря­дом с то­бой, чтобы по­ка­зы­вать те­бе, ка­кие тай­ны скры­ва­ют че­ло­ве­че­ские серд­ца». С это­го мо­мен­та Ан­гел был все­гда ря­дом с ней и по­ка­зы­вал внут­рен­ний мир лю­дей, ко­то­рые при­хо­ди­ли для со­ве­та к Ирине. Дей­стви­тель­но, с та­кой тон­ко­стью она ис­прав­ля­ла ошиб­ки и да­ва­ла муд­рые со­ве­ты, что все, мо­на­хи­ни и ми­ряне из всех сло­ёв го­ро­да, по­сто­ян­но стре­ми­лись к ней для ис­прав­ле­ния сво­их гре­хов. Ан­гел, ко­то­рый ру­ко­во­дил ею (по сви­де­тель­ствам то­го вре­ме­ни и её био­гра­фии), на­зы­вал­ся «Власть Фила­ре­та», он был од­ним из ря­дов Ар­хан­ге­лов из ря­дов Се­ра­фи­мов.

Скло­нив­ши­е­ся ки­па­ри­сы

Вто­рое чу­до про­изо­шло сле­ду­ю­щим об­ра­зом. В звёзд­ные но­чи ста­ри­ца Ири­на лю­би­ла сто­ять за пре­де­ла­ми сво­ей ке­ллии и мо­лить­ся. В од­ну из та­ких но­чей дру­гая мо­на­хи­ня то­же со­вер­ша­ла ноч­ное сто­я­ние на ули­це, спря­тав­шись за ке­ллию свя­той Ири­ны, и уви­де­ла стран­ное: два очень вы­со­ких ки­па­ри­са, ко­то­рые все­гда сто­я­ли с ле­вой и пра­вой сто­ро­ны у вхо­да в храм, со­гну­лись пе­ред свя­той, как буд­то мо­ли­лись вме­сте с ней. Са­ма же свя­тая Ири­на не при­ка­са­лась к зем­ле, а па­ри­ла при­мер­но на метр над зем­лей. Ко­гда ста­ри­ца за­вер­ши­ла мо­лит­вы, пе­ре­кре­сти­ла оба ки­па­ри­са, и те вер­ну­лись в нор­маль­ное по­ло­же­ние. Удив­лён­ная мо­на­хи­ня на­хо­ди­лась меж­ду чув­ством стра­ха и вос­хи­ще­ния, ни­че­го не ска­зав осталь­ным сест­рам. Сле­ду­ю­щую ночь мо­на­хи­ня сно­ва при­шла к ке­ллии свя­той, и всё сно­ва по­вто­ри­лось, и так три но­чи под­ряд. В по­след­нюю ночь мо­на­хи­ня осто­рож­но, чтобы игу­ме­нья не за­ме­ти­ла, про­бра­лась к ки­па­ри­сам, на са­мую вер­хуш­ку при­вя­за­ла по бе­ло­му плат­ку и вер­ну­лась в свою ке­ллию. На сле­ду­ю­щее утро спо­кой­ная ат­мо­сфе­ра мо­на­сты­ря бы­ла на­ру­ше­на, ко­гда мо­на­хи­ни уви­де­ли при­вя­зан­ные на вер­хуш­ках ки­па­ри­сов плат­ки и очень уди­ви­лись, кто мог за­лезть так вы­со­ко и за­чем при­вя­за­ли бе­лые плат­ки. Мо­на­хи­ня, ко­то­рая бы­ла сви­де­те­лем это­го чу­да, рас­ска­за­ла всю прав­ду, а за­тем все пла­ка­ли от ра­до­сти и от пе­ре­из­быт­ка эмо­ций. Поз­же жа­ло­ва­лись, по­че­му игу­ме­нья не рас­ска­за­ла всем, чтобы и они уви­де­ли это чу­до. В это вре­мя по­до­шла к ним и свя­тая Ири­на. А ко­гда она по­ня­ла, что про­изо­шло и как стал всем из­ве­стен сек­рет, ко­то­рый она дер­жа­ла в тайне в те­че­ние мно­гих лет, то сде­ла­ла стро­гий вы­го­вор мо­на­хине. Она по­ло­жи­ла тя­жё­лый за­прет для всех на­хо­дя­щих­ся в мо­на­сты­ре, что ес­ли они уви­дят ка­кое ли­бо чу­до, то бу­дут дер­жать всё в тайне до скон­ча­ния жиз­ни. По­это­му мно­гих из чу­дес свя­той ни­кто и не узнал.

Рай­ские яб­ло­ки

В день празд­ни­ка Ва­си­лия Ве­ли­ко­го по­сле окон­ча­ния ве­чер­ни свя­тая про­во­ди­ла в мо­лит­ве всю ночь. Ко­гда при­бли­жал­ся час рас­све­та, свя­тая Ири­на услы­ша­ла го­лос, ко­то­рый со­об­щил ей: «Воз­ве­щаю, что идёт суд­но, ко­то­рое ве­зёт осо­бые пло­ды, от­ве­дав их, воз­ра­ду­ет­ся ду­ша твоя». По­сле Бо­же­ствен­ной ли­тур­гии свя­тая ска­за­ла мо­на­хине, ко­то­рая бы­ла на глав­ных во­ро­тах, от­крыть глав­ные две­ри мо­на­сты­ря и при­ве­сти че­ло­ве­ка, ждав­ше­го за ни­ми, внутрь, где мож­но бы­ло бы с ним встре­тить­ся.

Всё так и слу­чи­лось, дей­стви­тель­но, свя­тая Ири­на Хри­со­ва­лан­ская встре­ти­ла че­ло­ве­ка, ко­то­рый по­ве­дал ей уди­ви­тель­ную ис­то­рию: он был мо­ря­ком, вла­де­ле­цем лод­ки из Пат­мо­са. Ко­рабль от­плыл из се­вер­ной ча­сти ост­ро­ва для по­езд­ки в дру­гой го­род, и ко­гда они от­плы­ли и бы­ли уже в несколь­ких мет­рах от бе­ре­га, он и дру­гие его мо­ря­ки уви­де­ли по­чтен­но­го стар­ца, ко­то­рый кри­чал им, чтобы они оста­но­ви­лись. Но это бы­ло невоз­мож­но из-за силь­но­го вет­ра, ко­то­рый толк­нул лод­ку в от­кры­тое мо­ре. То­гда ста­рик стал кри­чать изо всех сил, чтобы ко­рабль оста­но­вил­ся. Ко­рабль сам со­бой оста­но­вил­ся, и ста­рик по­шёл к ним по во­де. Он по­явил­ся пе­ред удив­лён­ны­ми мо­ря­ка­ми и по­дал ка­пи­та­ну три яб­ло­ка со сло­ва­ми: «Ко­гда вы при­е­де­те к ца­рю, пе­ре­дай­те их пат­ри­ар­ху и ска­жи­те ему, что этот дар от­пра­вил ему Гос­подь Бог через ра­ба сво­е­го Иоан­на, это рай­ские яб­ло­ки». По­том до­стал дру­гие три яб­ло­ка и от­дал их боц­ма­ну, до­бав­ляя: «Эти пе­ре­дай игу­ме­нье Ирине Хри­со­ва­лан­ской и ска­жи ей, что это пло­ды из рай­ско­го са­да, о ко­то­рых меч­та­ла её чи­стая ду­ша». Бла­го­сло­вив эки­паж и ко­рабль, ста­рик ис­чез, и путь их с лёг­ко­стью был воз­об­нов­лён. За­вер­шив своё по­вест­во­ва­ние, мо­ряк по­кло­нил­ся Ирине и пе­ре­дал яб­ло­ки. Свя­тая взя­ла их со сле­за­ми пре­дан­но­сти и бла­го­дар­но­сти и бла­го­да­ри­ла свя­то­го апо­сто­ла и еван­ге­ли­ста Иоан­на. А в ке­лли сво­ей на ко­ле­нях бла­го­да­ри­ла Иису­са за по­слан­ный им доб­рый знак к ра­бе Его. Свя­тая Ири­на бла­го­да­ри­ла Свя­то­го Ду­ха, по­ни­мая, что это был Бо­же­ствен­ный дар, как при­гла­ше­ние её на небе­са. Ко­гда при­шло вре­мя Ве­ли­ко­го по­ста, она раз­ре­за­ла од­но яб­ло­ко на тон­кие ку­соч­ки и ела по од­но­му ку­соч­ку каж­дый день, воз­дер­жи­ва­ясь от лю­бой пи­щи и да­же во­ды. В Ве­ли­кий Чет­верг по­сле служ­бы, ко­гда все мо­на­хи­ни при­ня­ли Свя­тое При­ча­стие, Ири­на раз­ре­за­ла вто­рое яб­ло­ко и да­ла по од­но­му ку­соч­ку каж­дой сест­ре. И толь­ко то­гда она по­ве­да­ла им ис­то­рию о Бо­же­ствен­ном да­ре. Тре­тье яб­ло­ко Ири­на со­хра­ни­ла на по­след­ние дни сво­ей зем­ной жиз­ни. В Страст­ную пят­ни­цу мо­на­хи­ни пе­ли Свя­тые Стра­сти. Ири­на, стоя на ко­ле­нях, од­на мо­ли­лась в ал­та­ре. Ря­дом с ней был толь­ко Ан­гел-про­вод­ник, ко­то­рый про­пел: «Ста­но­вись го­то­вой», и она по­ня­ла, что при­бли­жа­ет­ся вре­мя ухо­да с зем­ли.

Кон­чи­на ста­ри­цы

Через неболь­шой про­ме­жу­ток вре­ме­ни по­сле по­лу­чен­но­го небес­но­го со­об­ще­ния ста­ри­ца по­сле­до­ва­тель­но го­то­ви­лась к сво­е­му ухо­ду из зем­ной жиз­ни. В Церк­ви Ар­хан­ге­лов она учи­ла тайне смер­ти, кри­зи­су на­сто­я­ще­го и жиз­ни веч­ной. Смерть труд­на для лю­бо­го че­ло­ве­ка, и, как че­ло­ве­че­ская плаз­ма, с каж­дым ми­гом при­бли­же­ния кон­чи­ны она чув­ство­ва­ла аго­нию. Она устро­и­ла де­ла мо­на­сты­ря и ука­за­ла до­стой­но­го пре­ем­ни­ка. За неде­лю до боль­шо­го для неё дня по­сти­лась, упо­треб­ляя толь­ко рай­ское яб­ло­ко, и каж­дый день при­ни­ма­ла Свя­тое При­ча­стие. На рас­све­те в вос­кре­се­нье Ири­на в по­след­ний раз при­ня­ла уча­стие в служ­бе, про­чи­та­ла Сим­вол ве­ры («Ве­рую…»), при­ча­сти­лась, об­ня­ла каж­дую из се­стёр, у каж­дой по­про­си­ла про­ще­ния, а за­тем вста­ла на ко­ле­ни пе­ред Ве­ли­ки­ми вра­та­ми, под­ня­ла ру­ки и на­ча­ла мо­лить­ся в по­след­ний раз та­ки­ми сло­ва­ми: «Гос­по­ди, Гос­по­ди Иису­се Хри­сте, Сыне Бо­га Жи­ва­го, Свя­тый Доб­рый Пас­тырь со Свя­той и дра­го­цен­ной Кро­вью Тво­ей, ко­то­рой осво­бо­дил нас от раб­ства гре­ха, услышь по­след­нюю мо­лит­ву по­кор­ной ра­бы Тво­ей. В ру­ки Твои вве­ряю дух мой. Огра­ди по­кро­вом Сво­им от на­па­де­ния неви­ди­мых вра­гов. Яко Ты еси наш Путь и Спа­се­ние и Те­бе сла­ву воз­сы­ла­ем во ве­ки ве­ков. Аминь». По­сле это­го она ти­хо и спо­кой­но уда­ли­лась в сво­ею ке­лью и усну­ла на ас­ке­ти­че­ском ло­же. Ко­гда мо­на­хи­ни за­шли в ке­ллию, то, окру­жив её в бла­го­го­вей­ной ти­шине, уви­де­ли её улыб­ку. По этой небес­ной улыб­ке все по­ня­ли, что её ду­ша об­ре­ла бла­жен­ство и спо­кой­ствие.

Свя­тая Ири­на Хри­со­ва­лан­ская пре­да­ла дух Гос­по­ду в воз­расте 104 лет. На по­хо­ро­ны ста­ри­цы сте­ка­лись в мо­на­стырь ты­ся­чи лю­дей со все­го Кон­стан­ти­но­по­ля, чтобы по­кло­нить­ся мо­щам их ду­хов­ной ма­те­ри. Пат­ри­арх вме­сте с пер­во­свя­щен­ни­ка­ми и дру­ги­ми свя­щен­но­слу­жи­те­ля­ми и с со­гла­сия всех лю­дей из всех со­сло­вий бла­го­сло­вил мо­щи игу­ме­ньи на на­хож­де­ние в ча­совне свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Фе­о­до­ра.

Ико­но­пи­са­ние свя­той Ири­ны

Свя­тая Ири­на все­гда изо­бра­жа­ет­ся в одеж­дах игу­ме­ньи, дер­жа­щей в пра­вой ру­ке три рай­ских яб­ло­ка. Ан­гел, ко­то­рый по­мо­гал ей в труд­ной за­да­че спа­се­ния душ, на­хо­дит­ся пе­ред ней и в ру­ках дер­жит сви­ток, где на­пи­са­но: «Ра­дуй­ся, ра­ба Все­выш­не­го, Ири­на…» Сви­ток он дер­жит ле­вой ру­кой, что го­во­рит о уве­ще­ва­ни­ях свя­той: «Свет мо­на­ше­ский, Ан­ге­лы све­том для ми­ра, мо­на­хи…» Ря­дом со свя­той изо­бра­же­ны два со­гну­тых ки­па­ри­са, вер­хуш­ки ко­то­рых бы­ли пе­ре­вя­зан­ны бе­лы­ми плат­ка­ми, а с дру­гой сто­ро­ны изо­бра­жён сам мо­на­стырь Хри­со­ва­лан­ду. Ча­сто ри­су­ют пря­чу­щу­ю­ся фигу­ру мо­на­хи­ни, ко­то­рая под­смот­ре­ла это чу­до, по­ка свя­тая Ири­на мо­ли­лась. Пра­во­слав­ная Цер­ковь празд­ну­ет па­мять свя­той Ири­ны, игу­ме­ньи мо­на­сты­ря Хри­со­ва­лан­ду, 28 июля по гре­че­ско­му (ста­ро­му) сти­лю.


При­ме­ча­ние

[1] Память 10 августа (греч.). Не включена в совре­мен­ный Ме­ся­це­слов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви.

Случайный тест