День памяти

6 июля – Собор Владимирских святых

Житие

Изя­с­лав Вла­ди­мир­ский († окт. 1165, Вла­ди­мир-на-Клязь­ме), стар­ший сын вла­ди­ми­ро-суз­даль­ско­го кня­зя св. Ан­дрея Юрье­ви­ча Бо­го­люб­ско­го (имя и про­ис­хож­де­ние ма­те­ри неиз­вест­но), брат бла­го­вер­ных кня­зей Мсти­сла­ва и Гле­ба. В ис­точ­ни­ках Изя­с­лав Ан­дре­евич на­чи­на­ет упо­ми­нать­ся, по­сле то­го как его отец стал пра­ви­те­лем Ро­сто­во-Суз­даль­ской зем­ли.
Зи­мой 1159/60 г. Изя­с­лав Ан­дре­евич во гла­ве ро­стов­ско­го вой­ска, в ко­то­рое вхо­ди­ла так­же «му­ромь­ская по­мочь», был от­прав­лен в по­ход для ока­за­ния по­мо­щи сво­е­му на­ре­чен­но­му зятю вщиж­ско­му кня­зю Свя­то­сла­ву Вла­ди­ми­ро­ви­чу, ко­то­ро­го оса­ди­ли вой­ска чер­ни­гов­ско­го кня­зя Свя­то­сла­ва Оль­го­ви­ча и по­лоц­ко­го кня­зя Все­сла­ва Ва­силь­ко­ви­ча. При под­хо­де ро­стов­ских войск к Вщи­жу оса­да бы­ла сня­та, кня­зья за­клю­чи­ли мир. В кон­це мая – на­ча­ле июня 1160 г. нов­го­род­цы на­пра­ви­ли в Ро­стов по­соль­ство с пред­ло­же­ни­ем по­слать к ним на кня­же­ние сы­на Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го. В ле­то­пи­сях его имя не на­зва­но, но мож­но пред­по­ло­жить, что речь шла об Изя­с­ла­ве Ан­дре­еви­че. Од­на­ко князь Ан­дрей от­пра­вил в Нов­го­род сво­е­го пле­мян­ни­ка Мсти­сла­ва Ро­сти­сла­ви­ча.
В 1164 г. вме­сте с от­цом, дя­дей Яро­сла­вом Юрье­ви­чем и му­ром­ским кня­зем Юри­ем Яро­сла­ви­чем Изя­с­лав Ан­дре­евич участ­во­вал в по­бе­до­нос­ном по­хо­де на Волж­скую Бул­га­рию. Рус­ское вой­ско взя­ло «град слав­ный» Бря­хи­мов и еще 3 кре­по­сти. По мне­нию рус­ских кня­зей и во­и­нов, по­бе­да бы­ла одер­жа­на бла­го­да­ря за­ступ­ни­че­ству Бо­жи­ей Ма­те­ри через Ее чу­до­твор­ную Вла­ди­мир­скую ико­ну, на­хо­див­шу­ю­ся в рус­ском вой­ске. За­хва­чен­ные кня­зья­ми тро­феи бы­ли ис­поль­зо­ва­ны для укра­ше­ния хра­мов. Рас­сказ о чу­де от ико­ны и име­на рус­ских кня­зей во­шли в древ­ней­шую ре­дак­цию Ска­за­ния о Вла­ди­мир­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри, опи­са­ние чу­дес бы­ло вклю­че­но в ле­то­пис­ные сво­ды, со­здан­ные в Сев.-Вост. Ру­си в XIII–XVI вв.
Вско­ре по­сле окон­ча­ния по­хо­да Изя­с­лав Ан­дре­евич скон­чал­ся. 28 ок­тяб­ря 1165 г. в при­сут­ствии от­ца и млад­ше­го бра­та Мсти­сла­ва князь был по­хо­ро­нен в ка­фед­раль­ном со­бо­ре в честь Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы во Вла­ди­ми­ре[1]. В ис­точ­ни­ках XV–XVII вв. по­гре­бе­ние кня­зя оши­боч­но от­не­се­но к 28 сен­тяб­ря. В па­мять о сыне Ан­дрей Бо­го­люб­ский в 1165 г. при­ка­зал по­стро­ить По­кро­ва Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы храм на Нер­ли.
Имя Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча бы­ло за­пи­са­но в си­но­ди­ки Ро­стов­ской и Суз­даль­ской епар­хий. На­ря­ду с дво­ю­род­ным бра­том кня­зем Изя­с­ла­вом Гле­бо­ви­чем Изя­с­лав Ан­дре­евич упо­ми­на­ет­ся в си­но­ди­ках вла­ди­мир­ских со­бо­ров и ни­же­го­род­ско­го Пе­чер­ско­го в честь Воз­не­се­ния Гос­под­ня мо­на­сты­ря[2]. Име­на бла­го­вер­ных кня­зей Изя­с­ла­ва и Мсти­сла­ва Бо­го­люб­ских за­пи­са­ны в по­мян­ни­ке ни­же­го­род­ско­го в честь Бла­го­ве­ще­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы мо­на­сты­ря[3]. До се­ре­ди­ны XVI в. па­мять об Изя­с­ла­ве Ан­дре­еви­че бы­ла свя­за­на с его при­над­леж­но­стью к пра­вя­щей ди­на­стии. В этом ка­че­стве князь упо­ми­на­ет­ся в ран­них ро­до­слов­цах ле­то­пис­ной ре­дак­ции, со­хра­нив­ших­ся в Нов­го­род­ской IV ле­то­пи­си, Ле­то­пис­ном сво­де 1418 г., Нов­го­род­ско-Со­фий­ском сво­де 30-х гг. XV в., Бе­ло­рус­ско-Ли­тов­ском сво­де 20-30-х гг. XVI в. и др.
В гра­мо­те ца­ря Иоан­на IV Ва­си­лье­ви­ча Гроз­но­го кли­ри­кам вла­ди­мир­ско­го Успен­ско­го со­бо­ра, со­став­лен­ной в кон­це 40-х – на­ча­ле 50-х гг. XVI в. (ве­ро­ят­но, в 1550), из­ло­жен по­ря­док по­ми­на­ния ар­хи­ере­ев, ве­ли­ких кня­зей, кня­гинь и их де­тей, чьи остан­ки по­чи­ва­ли в со­бо­ре. В свя­зи с гра­мо­той бы­ла со­став­ле­на «Вы­пис­ка о па­ни­хи­дах», в со­от­вет­ствии с ко­то­рой в со­бо­ре по Изя­с­ла­ву Ан­дре­еви­чу долж­ны бы­ли слу­жить­ся па­ни­хи­ды[4]. В опи­си вла­ди­мир­ских гроб­ниц 1-й по­ло­ви­ны XVII в. упо­ми­на­ют­ся «роз­ные гроб­ни­цы» 3 сы­но­вей ве­ли­ко­го кня­зя Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го, на­хо­див­ши­е­ся на ле­вой сто­роне Успен­ско­го со­бо­ра. В се­ре­дине XVII в., по­сле ре­кон­струк­ции за­хо­ро­не­ний, в свя­зи с пе­ре­не­се­ни­ем 22 ян­ва­ря 1645 г. в центр Успен­ско­го со­бо­ра гроб­ни­цы Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия (Юрия) Все­во­ло­до­ви­ча, гроб­ни­цы его дво­ю­род­ных бра­тьев бы­ли пе­ре­ме­ще­ны. Со­глас­но но­во­му опи­са­нию некро­по­ля, «на ле­вой стране у сто­рон­них две­рей», у гроб­ни­цы Вла­ди­мир­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя св. Ми­ха­и­ла Юрье­ви­ча «в го­ло­вах две гроб­ни­цы князь Ан­дре­евых де­тей Бо­го­люб­ска­го Гле­ба да Иже­сла­ва: од­на в стене, а дру­гая воз­ле»[5]. Над гроб­ни­цей Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча по­явил­ся лист, текст ко­то­ро­го в ви­де при­пис­ки вос­про­из­ве­ден в ру­ко­пи­си 1670 г. «Кни­ги сте­пен­ной цар­ско­го ро­до­сло­вия» из биб­лио­те­ки Успен­ско­го со­бо­ра[6]. В над­гроб­ном ли­сте Изя­с­лав Ан­дре­евич ха­рак­те­ри­зу­ет­ся как «крот­кий, и смыс­лен­ный, и храб­рый» князь, со­об­ща­ет­ся, что он «на со­про­тив­ных устрои се­бе са­мо­стрел­ные ору­жия – стре­лы же­лез­ныя ве­ли­кия» (в ле­то­пи­сях об этом ору­жии из­ве­стий нет), ко­то­рые «и ныне в со­бор­ной церк­ви об­ре­та­ют­ся, и до­днесь ви­ди­ми все­ми». «Же­лез­ные стре­лы» Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча оце­ни­ва­лись совре­мен­ни­ка­ми как важ­ные ре­лик­вии. 3 ок­тяб­ря 1697 г. по прось­бе на­сто­я­те­ля яро­слав­ско­го в честь Пре­об­ра­же­ния Гос­под­ня мо­на­сты­ря ар­хим. Иоси­фа вла­ди­мир­ский про­то­поп Гри­го­рий Гав­ри­лов пе­ре­дал в мо­на­стырь «же­лез­ную стре­лу ве­ли­ка­го кня­зя Ан­дрея с ча­ды… в по­хва­лу ве­ли­ка­го кня­зя Фе­о­до­ра с ча­ды, Смо­лен­ских и Яро­слав­ских чю­до­твор­цев, сро­ди­ча его Ан­дрея Бо­го­люб­ско­го с ча­ды»[7]. О по­чи­та­нии Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча во 2-й по­ло­вине XVII–XVIII в. сви­де­тель­ству­ет его упо­ми­на­ние вме­сте с от­цом и млад­ши­ми бра­тья­ми в ря­де спис­ков «Рос­пи­си, что во Вла­ди­ми­ре у Пре­чи­стые Бо­го­ро­ди­цы ле­жат бла­го­вер­ные и ве­ли­кие кня­зи и кня­ги­ни, и их де­ти, и епи­ско­пы», а так­же в «Опи­са­нии о Рос­сий­ских свя­тых» (С. 215-216). В 1882 г. в хо­де ре­став­ра­ции Успен­ско­го со­бо­ра за­хо­ро­не­ние Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча бы­ло осви­де­тель­ство­ва­но.
12 и 15 фев­ра­ля 1919 г. мо­щи Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча на­ря­ду с мо­ща­ми дру­гих Вла­ди­мир­ских свя­тых бы­ли под­верг­ну­ты вскры­тию, за­тем изъ­яты из со­бо­ра. Они бы­ли воз­вра­ще­ны Церк­ви в 50-х гг. XX в., в на­сто­я­щее вре­мя по­чи­ва­ют в Успен­ском со­бо­ре Вла­ди­ми­ра. Ка­но­ни­за­ция Изя­с­ла­ва Ан­дре­еви­ча со­вер­ши­лась, по-ви­ди­мо­му, вне­се­ни­ем его име­ни в Со­бор Вла­ди­мир­ских свя­тых, празд­но­ва­ние ко­то­ро­му бы­ло уста­нов­ле­но в 1982 г. по бла­го­сло­ве­нию Вла­ди­мир­ско­го и Суз­даль­ско­го ар­хи­еп. Се­ра­пи­о­на (Фа­де­е­ва).


При­ме­ча­ния

[1] Бе­реж­ков. 1963. С. 67, 158, 165, 176

[2] РГБ. Ф. 256. Рум. № 387. Л. 41, 42 об.

[3] НГОУНБ. Ф. 1. Оп. 2. № 37. Л. 18, нач. 30-х гг. XVII в.

[4] Рос­пись па­ни­хид вла­ди­мир­ским кня­зьям // ЛЗАК. 1910. Вып. 22. С. 67

[5] Ви­но­гра­дов. 1905. С. 67; Си­ре­нов. 2006. С. 410

[6] РГБ. Ф. 178. Муз. № 4288. Л. 616 об.

[7] См.: Си­ре­нов. 2003. С. 76-77

Случайный тест