Ваш город - Ашберн?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

23 октября – Собор Волынских святых

5 декабря

Житие

Краткое житие благоверного князя Ярополка (в Крещении Петра) Владимиро-Волынского

Имя Петр да­но ему бы­ло при Кре­ще­нии. Сын Ки­ев­ско­го кня­зя Изя­с­ла­ва, внук Яро­сла­ва Муд­ро­го и пра­внук св. рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра. Точ­ное вре­мя рож­де­ния св. Яро­пол­ка неиз­вест­но, по­ла­га­ют, что не поз­же 50-х гг. XI сто­ле­тия. От­ли­чав­ший­ся сми­ре­ни­ем, кро­то­стью, ни­ще­лю­би­ем и бла­го­че­сти­ем, Яро­полк был ко­вар­но убит по про­ис­кам кня­зей Ро­сти­сла­ви­чей в 1086 г.

Полное житие благоверного князя Ярополка (в Крещении Петра) Владимиро-Волынского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Яро­полк, во Свя­том Кре­ще­нии Петр, был сын ве­ли­ко­го кня­зя Ки­ев­ско­го Изя­с­ла­ва Яро­сла­ви­ча, внук Яро­сла­ва Муд­ро­го (Яро­слав Муд­рый был ве­ли­ким кня­зем с 1019 по 1054 гг.), пра­внук свя­то­го Вла­ди­ми­ра. Вре­мя рож­де­ния кня­зя Яро­пол­ка неиз­вест­но, но су­дя по то­му, что уже в 1071 г. князь участ­ву­ет в бит­ве, на­до по­ла­гать, что ро­дил­ся он не поз­же, как в 50-х гг. XI сто­ле­тия. Он был, по­ла­га­ют, тре­тьим сы­ном кня­зя Изя­с­ла­ва. Мать свя­то­го кня­зя на­зы­ва­лась Гер­тру­да. Она бы­ла ра­нее поль­ская княж­на, сест­ра ко­ро­ля Ка­зи­ми­ра.

В тя­же­лые вре­ме­на жил бла­го­вер­ный князь Яро­полк, в го­ды усо­биц меж­ду бра­тья­ми-кня­зья­ми, детьми Яро­сла­ва Муд­ро­го, а так­же меж­ду ни­ми и их млад­ши­ми ро­ди­ча­ми1). Во вре­мя этих усо­биц ве­ли­кий князь Изя­с­лав два ра­за был при­нуж­ден оста­вить Ки­ев и ски­тать­ся по чу­жим зем­лям со всей се­мьей сво­ей. Бла­го­вер­ный князь Яро­полк де­лил с от­цом сво­им его го­ре и несча­стье.

По­сле Яро­сла­ва оста­лось пять сы­но­вей: Изя­с­лав, Свя­то­слав, Все­во­лод, Вя­че­слав и Игорь. Свя­той Яро­полк был сы­ном стар­ше­го из них – Изя­с­ла­ва Яро­сла­ви­ча (ро­див­ше­го­ся в 1024 г.). Три стар­ших Яро­сла­ви­ча по­мер­ли ве­ли­ки­ми кня­зья­ми Ки­ев­ски­ми (см. ни­же), Вя­че­слав Смо­лен­ский (умер в 1057 г.) и Игорь (сна­ча­ла Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский, по­том Смо­лен­ский; † 1060 г.) – не до­ждав­шись оче­ре­ди по­бы­вать на ве­ли­ко­кня­же­ском сто­ле. Еще ра­нее смер­ти Яро­сла­ва по­мер св. Вла­ди­мир Яро­сла­вич († 1052 г.; па­мять его 4/17 но­яб­ря), оста­вив сы­на Ро­сти­сла­ва, кня­зя Тму­та­ра­кан­ско­го (отрав­лен ядом в 1065 г.). У бла­го­вер­но­го кня­зя Яро­пол­ка бы­ли два род­ных бра­та: Мсти­слав, († 1068 г.) и Свя­то­полк (умер ве­ли­ким кня­зем в 1113 г.). Из дво­ю­род­ных бра­тьев его бу­дут упо­ми­нать­ся: Вла­ди­мир Все­во­ло­до­вич Мо­но­мах, зна­ме­ни­тый князь (род. в 1053 г., был ве­ли­ким кня­зем с 1114 г. по 1125 г., или с 1113 г. по 1126 г.), Бо­рис Вя­че­сла­вич, князь Тму­та­ра­кан­ский, пав­ший в бит­ве в 1078 г., Олег Свя­то­сла­вич, князь Чер­ни­гов­ский († 1115 г.), Да­вид Иго­ре­вич, князь Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский (по­сле св. Яро­пол­ка, † 1112 г.). Бу­дут упо­мя­ну­ты дво­ю­род­ные пле­мян­ни­ки св. кня­зя Яро­пол­ка, де­ти Ро­сти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча: Рю­рик, князь Пе­ре­мышль­ский († 1092 г.), Во­ло­дарь (то­же по­сле него князь Пе­ре­мышль­ский) и Ва­силь­ко, князь Те­ре­бо­вль­ский († 1024 г.). Даль­ше по род­ству сто­ял удель­ный князь По­лоц­кий Все­слав Бря­чи­сла­вич, внук Изя­с­ла­ва, сы­на св. Вла­ди­ми­ра (в 1066 г. он был схва­чен Изя­с­ла­вом и по­са­жен в Ки­е­ве в тем­ни­цу, † 1101 г.) и сын его Глеб, же­на­тый на до­че­ри кня­зя Яро­пол­ка († 1118 г.).

При жиз­ни св. Яро­пол­ка на Ки­ев­ском сто­ле сме­ни­лось нема­ло кня­зей: отец его, Изя­с­лав Яро­сла­вич, пер­вый раз – с 1054 г. по 1068 г., Все­слав Бря­чи­сла­вич – с 1068 г. по 1069 г., Изя­с­лав Яро­сла­вич во вто­рой раз – с 1069 г. по 1073 г., Свя­то­слав Яро­сла­вич – с 1073 г. по 1076 г., Все­во­лод Яро­сла­вич – пер­вый раз с 1075 г. по 1076 г. (шесть ме­ся­цев), Изя­с­лав Яро­сла­вич тре­тий раз – с 1076 г. по 1078 г., Все­во­лод Яро­сла­вич во вто­рой раз – с 1078 г. по 1093 г.

Пер­вый раз Изя­с­лав был из­гнан из Ки­е­ва 15 сен­тяб­ря 1068 го­да по­сле по­ра­же­ния от по­лов­цев воз­му­тив­шим­ся про­тив него на­ро­дом, ко­то­рый про­воз­гла­сил сво­им кня­зем Все­сла­ва По­лоц­ко­го, си­дев­ше­го то­гда в ки­ев­ской тюрь­ме. Изя­с­лав бе­жал в Поль­шу, оста­вив свое иму­ще­ство на раз­граб­ле­ние ки­ев­ля­нам, а через семь ме­ся­цев (вес­ной 1069 го­да) с по­мо­щью по­ля­ков он сно­ва за­нял Ки­ев. В на­ка­за­ние за оби­ду Изя­с­лав из­гнал Все­сла­ва из По­лоц­ка и по­са­дил ту­да сы­на сво­е­го Мсти­сла­ва, а ко­гда Мсти­слав умер – дру­го­го сы­на, Свя­то­пол­ка. Но храб­рый и пред­при­им­чи­вый Все­слав вско­ре на­брал боль­шую и силь­ную рать, огра­бил Нов­го­род и, ра­зу­ме­ет­ся, вы­гнал Свя­то­пол­ка Изя­с­ла­ви­ча из По­лоц­ка. Про­тив Все­сла­ва по при­ка­за­нию от­ца по­шел с вой­ском бла­го­вер­ный князь Яро­полк. Они встре­ти­лись у Го­ло­тич­ска, и Яро­полк раз­бил Все­сла­ва (в 1071 г.). Од­на­ко по­беж­ден­ный Все­слав удер­жал­ся на По­лоц­ком сто­ле и при­ми­рил­ся с ве­ли­ким кня­зем.

Ско­ро от­кры­лась враж­да меж­ду бра­тья­ми Яро­сла­ви­ча­ми. Ве­ли­кий князь один те­перь вел вой­ну с По­лоц­ким кня­зем – бра­тья ему не по­мо­га­ли; один он за­клю­чал с ним и мир. Но это по­ка­за­лось по­до­зри­тель­ным. Бра­тья ста­ли ду­мать, что Изя­с­лав сно­сит­ся с Все­сла­вом «на ли­хо» им и по­то­му про­тив него вос­ста­ли: Свя­то­слав Чер­ни­гов­ский и Все­во­лод Пе­ре­я­с­лав­ский по­шли на ве­ли­ко­го кня­зя вой­ной. Изя­с­лав дол­жен был вто­рой раз бе­жать из Ки­е­ва в мар­те 1073 го­да, оста­вив­ши ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол Свя­то­сла­ву.

С иму­ще­ством и се­мьей Изя­с­лав вы­ехал сно­ва в Поль­шу. Из­гна­ние его про­дол­жа­лось на этот раз бо­лее трех лет.

Пе­чаль и го­ре из­гна­ния раз­де­лял с от­цом и вер­ный сын его Яро­полк. У поль­ско­го ко­ро­ля Бо­ле­сла­ва Сме­ло­го (Бо­ле­слав II Сме­лый, сын Ка­зи­ми­ра I, пра­вил Поль­шей с 1058 по 1082 гг.) Изя­с­лав про­сил по­мо­щи про­тив бра­тьев-обид­чи­ков. Но поль­ский ко­роль во­е­вал то­гда с Че­хи­ей и не мог ока­зать ему по­мо­щи. Это­го ма­ло. Ко­роль со сво­и­ми вель­мо­жа­ми за­хва­тил часть име­ния Изя­с­ла­ва и ука­зал ему путь.

То­гда из­гнан­ник по­ехал про­сить по­мо­щи к гер­ман­ско­му им­пе­ра­то­ру Ген­ри­ху IV (был им­пе­ра­то­ром с 1050 по 1106 гг.) и при­нес ему бо­га­тые да­ры. Им­пе­ра­тор не от­ка­зал­ся быть его за­щит­ни­ком и да­же по­слал в Ки­ев сво­е­го чи­нов­ни­ка, тре­буя под угро­зой вой­ны, чтобы рус­ские кня­зья воз­вра­ти­ли Изя­с­ла­ву за­кон­ную власть. Но и им­пе­ра­тор не мог ока­зать из­гнан­ни­ку-кня­зю ни­ка­кой су­ще­ствен­ной под­держ­ки, огра­ни­чил­ся лишь пу­сты­ми угро­за­ми Свя­то­сла­ву.

Ве­ро­ят­но, од­новре­мен­но с об­ра­ще­ни­ем к им­пе­ра­то­ру, а мо­жет быть, и вско­ре по­сле то­го, не до­ждав­шись им­пе­ра­тор­ской по­мо­щи, Изя­с­лав об­ра­щал­ся к па­пе Рим­ско­му, зна­ме­ни­то­му Гри­го­рию (Гри­го­рий VII Гиль­де­брандт, был Рим­ским па­пой с 1073 по 1085 гг.) и по­сы­лал к нему од­но­го из сво­их сы­но­вей. Сын Изя­с­ла­ва мо­лил­ся в свя­тых ме­стах Ри­ма. Бла­го­склон­но при­ня­тый па­пой, рус­ский князь про­сил его по­мо­щи и, ес­ли ве­рить сло­вам пап­ско­го по­сла­ния, сми­рен­но мо­лил, чтобы па­па вла­стью свя­то­го Пет­ра утвер­дил его на кня­же­нии, да­же буд­то дал при­ся­гу быть вер­ным Рим­ско­му пре­сто­лу, то есть при­знал и мир­скую, и ду­хов­ную власть па­пы над Русью (ед­ва ли мож­но ре­ши­тель­но от­ри­цать это груст­ное про­ис­ше­ствие – об­ра­ще­ние рус­ско­го ве­ли­ко­го кня­зя к Рим­ско­му па­пе и го­тов­ность при­знать власть по­след­не­го над го­су­дар­ством и да­же над Цер­ко­вью Рус­ской. Но оно бро­са­ет тень на ве­ли­ко­го кн. Изя­с­ла­ва, а не на сы­на его, ко­то­рый явил­ся лишь по­слом от сво­е­го от­ца и де­лал то, что ему бы­ло по­ру­че­но. При­том же неиз­вест­но, ко­то­рый из двух сы­но­вей Изя­с­ла­ва был у рим­ско­го пер­во­свя­щен­ни­ка – Яро­полк или Свя­то­полк (Мсти­слав Изя­с­ла­вич умер ра­нее). На­ко­нец, из это­го об­ра­ще­ния к па­пе ни­че­го не вы­шло для рас­про­стра­не­ния его вла­сти над Русью: Русь оста­лась пра­во­слав­ной и во­все неза­ви­си­мой от Ри­ма).

Сверх то­го, князь жа­ло­вал­ся па­пе на хищ­ни­че­ство поль­ско­го ко­ро­ля, ис­по­ве­до­вав­ше­го рим­скую ве­ру, и по­чти­тель­но про­сил, чтобы па­па сво­ей ду­хов­ной вла­стью по­бу­дил ко­ро­ля Бо­ле­сла­ва воз­вра­тить Изя­с­ла­ву ограб­лен­ные у него со­кро­ви­ща. Па­па ис­пол­нил по­след­нюю прось­бу и в по­сла­нии сво­ем к ко­ро­лю за­кли­нал его име­нем Бо­жи­им воз­вра­тить рус­ско­му кня­зю по­хи­щен­ное име­ние.

Но вме­ша­тель­ство па­пы в рус­ские де­ла не при­нес­ло из­гнан­но­му кня­зю поль­зы, хо­тя поль­ский ко­роль и ре­шил по­мо­гать ему. Бо­лее го­да Изя­с­лав дол­жен был оста­вать­ся за гра­ни­ца­ми род­ной зем­ли и вер­нул се­бе Ки­ев­ский стол в си­лу до­го­во­ра с бра­том.

В са­мом кон­це 1075 го­да умер в Ки­е­ве Свя­то­слав, оста­вив­ши ве­ли­кое кня­же­ние бра­ту сво­е­му Все­во­ло­ду, ко­то­рый всту­пил на Ки­ев­ский стол 1 ян­ва­ря 1076 г. Но Все­во­лод вско­ре при­ми­рил­ся с стар­шим бра­том сво­им Изя­с­ла­вом, ко­то­рый, впро­чем, шел то­гда на Русь с по­ля­ка­ми, и доб­ро­воль­но усту­пил ему ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол. Изя­с­лав в тре­тий раз сел в Ки­е­ве 15 июля 1076 го­да.

Ско­ро бла­го­вер­ный князь Яро­полк по­лу­чил от от­ца сво­е­го в управ­ле­ние го­род Вы­ш­го­род. Но нена­дол­го успо­ко­ил­ся бла­го­вер­ный князь Яро­полк, недол­го он мир­но пра­вил Вы­ш­го­ро­дом. В 1078 го­ду он сно­ва дол­жен был при­нять уча­стие в пе­чаль­ных со­бы­ти­ях то­го вре­ме­ни: меж­ду кня­зья­ми про­изо­шли но­вые раз­до­ры, под­ня­лась меж­до­усоб­ная вой­на. Сын по­кой­но­го Свя­то­сла­ва Яро­сла­ви­ча Олег вме­сте с Бо­ри­сом, сы­ном Вя­че­сла­ва Яро­сла­ви­ча, на­ня­ли по­лов­цев (по­лов­цы – ко­че­вой на­род та­тар­ско­го про­ис­хож­де­ния и язы­ка, по­яви­лись в юж­но­рус­ской сте­пи в 1055 г.). Вой­дя с ни­ми в пре­де­лы Чер­ни­гов­ско­го кня­же­ства, раз­би­ли дя­дю сво­е­го Все­во­ло­да (25 ав­гу­ста) и вы­гна­ли его из Чер­ни­го­ва. Все­во­лод по­ехал в Ки­ев, к ве­ли­ко­му кня­зю Изя­с­ла­ву, и рас­ска­зал ему про свое несча­стье. Изя­с­лав уте­шил бра­та, обе­щал ему по­мощь и ска­зал меж­ду про­чим: «Я сло­жу за те­бя го­ло­ву».

Немед­лен­но со­брал Изя­с­лав вой­ско и вы­сту­пил на пле­мян­ни­ков с бла­го­вер­ным кня­зем Яро­пол­ком; Все­во­лод по­шел с сы­ном сво­им Вла­ди­ми­ром Мо­но­ма­хом. 3 ок­тяб­ря про­изо­шла злая се­ча на Нежа­тине Ни­ве. В ней пал Бо­рис Вя­че­сла­вич, хва­став­ший пе­ред бит­вой, что с од­ним сво­им вой­ском разо­бьет вра­гов, по­том убит был и ве­ли­кий князь Изя­с­лав. Он сто­ял с пе­ши­ми пол­ка­ми, как вдруг на­е­хал непри­я­тель­ский всад­ник и уда­рил его ко­пьем в пле­чо. Ра­на бы­ла смер­тель­на, и ве­ли­кий князь тут же скон­чал­ся. Бит­ва про­дол­жа­лась, и по­беж­ден­ный Олег ед­ва убе­жал в Тму­та­ра­кань. Те­ло уби­то­го кня­зя вез­ли сна­ча­ла на лод­ке, а по­том на са­нях. Бла­го­вер­ный князь Яро­полк сле­до­вал за ним до са­мо­го Ки­е­ва и вме­сте с дру­жи­ной сво­ей горь­ко опла­ки­вал вне­зап­ную кон­чи­ну от­ца. «Отец, отец мой, – го­во­рил он, – не без пе­ча­ли ты по­жил на этом све­те; мно­го на­па­стей при­нял от лю­дей и от бра­тии сво­ей. И вот по­гиб ты не от бра­та, а за бра­та сло­жил го­ло­ву!»

Остан­ки кня­зя Изя­с­ла­ва по­ло­жи­ли в мра­мор­ную гроб­ни­цу и с че­стью по­хо­ро­ни­ли в од­ном из хра­мов Ки­е­ва.

По­сле смер­ти Изя­с­ла­ва ве­ли­ко­кня­же­ский стол за­нял Все­во­лод Яро­сла­вич. Доб­рый князь по­спе­шил на­гра­дить пле­мян­ни­ка за его вер­ную служ­бу: он дал Яро­пол­ку в том же 1078 го­ду Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ское кня­же­ство, при­со­еди­нив к нему и Ту­ров.

Бо­лее пя­ти лет бла­го­вер­ный князь мир­но пра­вил сво­им кня­же­ством. Мир на­ру­ши­ли при­ня­тые и обла­го­де­тель­ство­ван­ные Яро­пол­ком кня­зья – из­гои Ро­сти­сла­ви­чи. Сы­но­вья его, дво­ю­род­ные бра­тья Ро­сти­сла­ва Вла­ди­ми­ро­ви­ча – Во­ло­дарь, Рю­рик и Ва­силь­ко, не имев­шие ни­ка­кой во­ло­сти, не зна­ли да­же, где при­к­ло­нить го­ло­ву, и на­шли при­ют у доб­ро­го кня­зя Яро­пол­ка во Вла­ди­ми­ре Во­лын­ском. Но Во­ло­дарь вско­ре убе­жал от него ис­кать сча­стья в чу­жой зем­ле, а Рю­рик и Ва­силь­ко от­пла­ти­ли сво­е­му доб­ро­му дя­де чер­ной небла­го­дар­но­стью.

В 1084 го­ду бла­го­вер­ный князь Яро­полк от­пра­вил­ся на Пас­ху в Ки­ев, чтобы про­ве­сти свет­лый празд­ник у дя­ди сво­е­го, ве­ли­ко­го кня­зя. От­сут­стви­ем Яро­пол­ка и вос­поль­зо­ва­лись Ро­сти­сла­ви­чи. Они убе­жа­ли из Вла­ди­ми­ра, со­бра­ли дру­жи­ны и, ко­гда Яро­полк вер­нул­ся, вы­гна­ли его. Пра­ва из­гнан­но­го кня­зя вос­ста­но­вил ве­ли­кий князь Все­во­лод. Он по­слал Мо­но­ма­ха, ко­то­рый про­гнал Ро­сти­сла­ви­чей и по­са­дил Яро­пол­ка на Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский стол. Но борь­ба с Ро­сти­сла­ви­ча­ми еще не кон­чи­лась. По край­ней ме­ре, Вла­ди­мир Мо­но­мах не раз хо­дил с вой­ском на Во­лынь и за­клю­чил тес­ный дру­же­ствен­ный со­юз с Яро­пол­ком.

К со­жа­ле­нию, друж­ба эта бы­ла вско­ре на­ру­ше­на опять бла­го­да­ря кня­зьям из­го­ям. По­буж­да­е­мый по­сто­ян­ны­ми тре­бо­ва­ни­я­ми без­зе­мель­ных и бес­по­кой­ных кня­зей, осо­бен­но Да­ви­да Иго­ре­ви­ча, ко­то­рый гра­бил ку­пе­че­ские ка­ра­ва­ны, иду­щие в Ки­ев из Кон­стан­ти­но­по­ля, и тем пре­се­кал тор­гов­лю Ру­си с Ви­зан­ти­ей, и двух Ро­сти­сла­ви­чей, ве­ли­кий князь, же­лая усми­рить их, роз­дал им го­ро­да в за­пад­ной ча­сти Во­лын­ско­го кня­же­ства: Да­ви­ду – До­ро­го­буж, а Ро­сти­сла­ви­чам – Пе­ре­мышль и Те­ре­бо­вль. Но так как го­ро­да эти с дав­них пор вхо­ди­ли в со­став Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ско­го кня­же­ства и со­став­ля­ли с ним од­но це­лое, то Яро­полк Изя­с­ла­вич был оби­жен за­хва­том сво­их зе­мель. Под вли­я­ни­ем этой оби­ды, да к то­му же по­буж­да­е­мый злы­ми со­вет­ни­ка­ми, Яро­полк стал го­то­вить­ся в по­ход на ве­ли­ко­го кня­зя. Но Все­во­лод пре­ду­пре­дил его. Он по­слал про­тив Яро­пол­ка свои вой­ска под на­чаль­ством Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, и во­лын­ский князь бе­жал в Поль­шу, оста­вив свою мать, же­ну Ири­ну и дру­жи­ну в Луц­ке. Мо­но­мах за­хва­тил их в плен и от­вел в Ки­ев, взял его име­ние, а стол Вла­ди­ми­ро-Во­лын­ский от­дал Да­ви­ду Иго­ре­ви­чу. Это слу­чи­лось в 1085 го­ду.

На сле­ду­ю­щий год Яро­полк воз­вра­тил­ся из из­гна­ния, за­клю­чил мир с Мо­но­ма­хом и опять, бла­го­да­ря его друж­бе, стал кня­жить на Во­лы­ни. Но не дол­го, все­го несколь­ко дней, при­шлось ему управ­лять кня­же­ством: ско­ро бла­го­вер­ный князь Яро­полк был пре­да­тель­ски убит.

По ка­ким-то де­лам, мо­жет быть по­хо­дом, он от­пра­вил­ся в Зве­ни­го­род, один из го­ро­дов Га­лиц­ких. Ко­гда до­ро­гою князь по­кой­но ле­жал на са­нях, ка­кой-то неря­дец, ехав­ший под­ле на коне и, ве­ро­ят­но, на­хо­див­ший­ся в дру­жине Яро­пол­ка, вдруг при­бли­зил­ся к нему и вон­зил саб­лю в бок. Яро­полк вско­чил, из­влек из се­бя окро­вав­лен­ное ору­жие и, гром­ко вос­клик­нув: «Ох! Этот враг по­гу­бил ме­ня!», ис­пу­стил дух.

Кон­чи­на бла­го­вер­но­го кня­зя по­сле­до­ва­ла 22 но­яб­ря 1086 го­да. Неря­дец со­вер­шил убий­ство кня­зя, го­во­рит ле­то­пи­сец, по на­у­ще­нию диа­во­ла и злых лю­дей – ка­ких имен­но, не ука­зы­ва­ют. Но су­дя по то­му, что убий­ца бе­жал к Рю­ри­ку Ро­сти­сла­ви­чу в Пе­ре­мышль и что впо­след­ствии Ро­сти­сла­ви­чей об­ви­ня­ли пря­мо в этом убий­стве, мож­но пред­по­ла­гать, что неря­дец был по­до­слан ими.

Кня­жие от­ро­ки взя­ли те­ло бла­го­вер­но­го кня­зя-му­че­ни­ка и по­вез­ли сна­ча­ла во Вла­ди­мир-Во­лын­ский, а от­ту­да в Ки­ев, чтобы по­хо­ро­нить его там. 5 де­каб­ря чест­ные остан­ки бла­жен­но­го кня­зя при­бы­ли к Ки­е­ву. Ве­ли­кий князь Все­во­лод с дву­мя сы­но­вья­ми сво­и­ми, мит­ро­по­лит Иоанн с со­бо­ром ду­хо­вен­ства, бо­яре и весь на­род от ма­ла до ве­ли­ка вы­шли встре­тить те­ло бла­го­вер­но­го кня­зя Яро­пол­ка. Пла­ка­ли ки­ев­ляне над безвре­мен­но скон­чав­шим­ся кня­зем. С тор­же­ствен­ным пе­ни­ем псал­мов и мо­лит­вен­ных пес­но­пе­ний про­во­ди­ли его до мо­на­сты­ря свя­то­го Ди­мит­рия и, при­го­то­вив к по­гре­бе­нию, с че­стью по­ло­жи­ли в мра­мор­ном гро­бе, в ка­мен­ной церк­ви свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, ко­то­рую сам бла­го­вер­ный князь на­чал стро­ить.

По сви­де­тель­ству совре­мен­ни­ка-ле­то­пис­ца, князь Яро­полк в жиз­ни сво­ей явил об­ра­зец ис­тин­но хри­сти­ан­ско­го бла­го­че­стия.

«Бла­жен­ный князь Яро­полк, – пи­шет древ­ний ле­то­пи­сец, – был кро­ток, сми­рен, бра­то­лю­бив и ни­ще­лю­бив; да­вал де­ся­ти­ну церк­ви Свя­той Бо­го­ро­ди­цы еже­год­но от все­го сво­е­го име­ния: от всех стад сво­их и от хле­ба». Осо­бен­но усерд­но по­чи­тал князь свя­то­го апо­сто­ла Пет­ра, имя ко­то­ро­го но­сил. В древ­ней ру­ко­пи­си, при­над­ле­жав­шей ма­те­ри свя­то­го Яро­пол­ка, кня­гине Гер­тру­де, свя­той князь изо­бра­жен мо­ля­щим­ся с воз­де­ты­ми ру­ка­ми пе­ред свя­тым апо­сто­лом Пет­ром. Име­ни пер­во­вер­хов­но­го апо­сто­ла он по­свя­ща­ет храм в мо­на­сты­ре от­ца сво­е­го, как упо­мя­ну­то вы­ше.

Бла­го­вер­ный князь был усерд­ный жерт­во­ва­тель. В Ки­е­во-Пе­чер­ский мо­на­стырь он по­жерт­во­вал, – по­вест­ву­ет ле­то­пи­сец, – «все иму­ще­ство свое: Неболь­скую во­лость, Де­ревь­скую и Луч­скую и (зем­ли) око­ло Ки­е­ва». Это зна­чит или то, что князь от­дал мо­на­сты­рю все свои част­ные недви­жи­мые име­ния, или то, что он дал наи­бо­лее устро­ен­ные с сто­ро­ны их хо­зяй­ства. Од­но­го это­го вкла­да бы­ло до­ста­точ­но, чтобы мо­на­стырь Пе­чер­ский стал бо­га­тым.

Мно­го бед при­нял бла­го­вер­ный князь: без ви­ны из­го­ня­ем был сво­ей бра­ти­ей, оби­дим, ограб­лен, на­ко­нец, при­нял и горь­кую смерть, за что и спо­до­бил­ся упо­ко­е­ния в веч­ной жиз­ни. Все­гдаш­няя мо­лит­ва кня­зя бы­ла та­ко­ва: «Гос­по­ди Бо­же мой, Иису­се Хри­сте! При­и­ми мо­лит­ву мою и дай мне смерть та­кую же, ка­кую Ты дал бра­тьям мо­их – Бо­ри­су и Гле­бу, от чу­жих рук, чтобы омыть мне все гре­хи сво­ею кро­вию, из­ба­вить­ся от су­ет­но­го ми­ра и се­ти вра­жи­ей».

И Гос­подь услы­шал мо­лит­ву бла­жен­но­го кня­зя: да­ро­вал ему бла­го­дат­ную кон­чи­ну му­че­ни­ка и спо­до­бил тех неизъ­яс­ни­мых благ, их­же око не ви­де, и ухо не слы­ша, и на серд­це че­ло­ве­ку не взы­до­ша, яже уго­то­ва Бог лю­бя­щим Его (1Кор.2:9).

Бла­го­вер­ный князь оста­вил по­сле се­бя се­мью, по край­ней ме­ре двух сы­но­вей, упо­ми­на­е­мых в ле­то­пи­сях, – Яро­сла­ва и Вя­че­сла­ва, и од­ну не из­вест­ную по име­ни дочь, быв­шую в за­му­же­стве за По­лоц­ко-Мин­ским кня­зем Гле­бом Все­сла­ви­чем.

Празд­но­ва­ние свя­то­му бла­го­вер­но­му кня­зю Яро­пол­ку Изя­с­ла­ви­чу со­вер­ша­ет­ся мест­но в По­ча­ев­ской Лав­ре. Ко­гда на­ча­лось оно, точ­но неиз­вест­но, но пер­вый раз имя кня­зя Яро­пол­ка в чис­ле свя­тых встре­ча­ет­ся в кон­це XVI или на­ча­ле XVII вв.

Иное жизнеописание благоверного князя Ярополка (в Крещении Петра) Владимиро-Волынского

Свя­той бла­го­вер­ный князь Яро­полк Изя­с­ла­вич, в Свя­том Кре­ще­нии Петр, был вну­ком Яро­сла­ва Муд­ро­го, пра­вну­ком рав­ноап­о­столь­но­го Вла­ди­ми­ра. Он раз­де­лил пе­чаль­ную участь сво­е­го от­ца, ве­ли­ко­го кня­зя Ки­ев­ско­го Изя­с­ла­ва, из­гнан­но­го бра­тья­ми из Ки­е­ва. Яро­полк ез­дил с раз­лич­ны­ми по­ру­че­ни­я­ми от от­ца к поль­ско­му ко­ро­лю, гер­ман­ско­му им­пе­ра­то­ру и Рим­ско­му епи­ско­пу свя­то­му Гри­го­рию VII (1073–1085). По смер­ти ве­ли­ко­го кня­зя Свя­то­сла­ва в 1078 го­ду кня­зю Изя­с­ла­ву был воз­вра­щен ве­ли­ко­кня­же­ский пре­стол, а Яро­полк по­лу­чил Вы­ш­го­род. По­сле смер­ти от­ца ему был дан в удел го­род Вла­ди­мир-Во­лын­ский, от­ку­да его ста­ра­лись из­гнать Ро­сти­сла­ви­чи. На пу­ти из Вла­ди­ми­ра в Зве­ни­го­род Га­лиц­кий Яро­полк был ве­ро­лом­но убит неря­де­цем, ко­то­рый был в чис­ле его сви­ты († 1086). Убий­ца, ве­ро­ят­но, был под­куп­лен Ро­сти­сла­ви­ча­ми. Те­ло Яро­пол­ка пе­ре­не­се­но бы­ло в Ки­ев и 5 де­каб­ря по­гре­бе­но в церк­ви свя­то­го Пет­ра, ко­то­рую он сам на­чал стро­ить. Мно­гие цер­ков­ные па­мят­ни­ки, на­чи­ная с ле­то­пи­си пре­по­доб­но­го Несто­ра, сви­де­тель­ству­ют, что уби­ен­ный бла­го­вер­ный князь Яро­полк по­чи­тал­ся в чис­ле свя­тых угод­ни­ков Бо­жи­их.

Молитвы

Тропарь благоверному князю Ярополку, в Крещении Петру, Владимиро-Волынскому

глас 4

Я́ко благове́рен и пра́веден,/ за любо́вь Христа́ Бо́га от свои́х си смерть прия́л еси́, Яропо́лче,/ страстоте́рпче святы́й, благове́рный кня́же Волы́нский,/ и пролия́л еси́ кровь твою́,/ я́коже пре́жде сро́дницы твои́ и страстоте́рпцы, Богоблаже́ннии Бори́с и Глеб,/ и́хже подвиго́м ревну́я благоче́стно,/ Го́сподеви взыва́л еси́ усе́рдно:/ да́руй ми кончи́ну, я́коже бра́тиям мои́м,/ да и аз омы́ю грехи́ моя́ кро́вию мое́ю/ и изба́влюся ми́ра сего́ тще́тнаго и мяте́жнаго./ Те́мже, днесь соше́дшеся в па́мять твою́,/ ве́рою и любо́вию сла́вим Го́спода,/ укрепи́вшаго Тебе́ в по́двизе напра́сныя сме́рти,/ я́коже бо а́гнец незло́бивый,/ от раба́ заколе́н еси́,/ и себе́ сама́го же́ртву непоро́чну Го́сподеви прине́сл еси́,/ Его́же моли́, присноблаже́нне,/ спасти́ Оте́чество твое́ // и сыново́м Росси́йским спасти́ся.

Кондак благоверному князю Ярополку, в Крещении Петру, Владимиро-Волынскому

глас 3

Возсия́ днесь пресла́вная па́мять твоя́,/ благоро́дне страстоте́рпче Христо́в, Яропо́лче Богому́жне,/ созыва́ющи нас к похвале́нию Христа́, Бо́га на́шего./ Те́мже, к тебе́ днесь притека́юще,/ с любо́вию взыва́ем ра́достно:/ блаже́нна земля́, упи́тавшаяся кровьми́ твои́ми,/ и свя́та селе́ния, прии́мшая дух твой,/ иде́же в раи́, нетле́нныя пи́щи наслажда́яся,/ не забу́ди нас, воспева́ющих тя,/ но при́сно помина́й в моли́твах твои́х к Бо́гу,/ да изба́вимся от всех бед и скорбе́й,// и́же при́сно па́мять твою́ почита́ющи.

Случайный тест

(3 голоса: 5 из 5)