Дни памяти:

5 мая  (переходящая) – Собор новомучеников, в Бутове пострадавших

15 декабря

Житие

Свя­щен­но­му­че­ник Кон­стан­тин ро­дил­ся 15 ок­тяб­ря 1872 го­да в го­ро­де Мо­жай­ске Мос­ков­ской гу­бер­нии в се­мье пса­лом­щи­ка Ни­ки­ты Некра­со­ва. В 1887 го­ду Кон­стан­тин окон­чил ду­хов­ное учи­ли­ще, а в 1893 го­ду — Вифан­скую Ду­хов­ную се­ми­на­рию. Же­нил­ся, впо­след­ствии у них с же­ной Алек­сан­дрой Пет­ров­ной ро­ди­лось чет­ве­ро де­тей. Кон­стан­тин Ни­ки­тич был ру­ко­по­ло­жен в сан свя­щен­ни­ка к од­но­му из хра­мов го­ро­да Мо­жай­ска и через неко­то­рое вре­мя на­зна­чен на­сто­я­те­лем Ни­коль­ско­го со­бо­ра и од­ним из бла­го­чин­ных епар­хии. Отец Кон­стан­тин был од­ним из де­я­тель­ней­ших свя­щен­ни­ков епар­хии, он ор­га­ни­зо­вал в Мо­жай­ске Об­ще­ство трез­во­сти и по­сто­ян­но вел ра­бо­ту сре­ди кре­стьян, де­лая все, чтобы они ис­це­ли­лись от па­губ­ной стра­сти. В 1923 го­ду свя­щен­ник был аре­сто­ван за ак­тив­ную цер­ков­ную де­я­тель­ность и при­го­во­рен к двум го­дам ссыл­ки в го­род Бе­ре­зов То­боль­ской гу­бер­нии. Вер­нув­шись из ссыл­ки, отец Кон­стан­тин стал слу­жить в хра­ме По­кро­ва Бо­жи­ей Ма­те­ри в се­ле Алек­си­но Руз­ско­го рай­о­на.
9 мая 1930 го­да со­труд­ни­ку ОГПУ Маль­ко­ву один из до­но­си­те­лей со­об­щил, что «в се­ле Алек­си­но име­ет­ся в на­сто­я­щее вре­мя силь­ная груп­па цер­ков­ни­ков, в ре­зуль­та­те ан­ти­со­вет­ской ра­бо­ты ко­то­рой ме­ро­при­я­тия со­вет­ской вла­сти про­хо­дят с тру­дом...» 13 и 14 ав­гу­ста сле­до­ва­тель до­про­сил неко­то­рых жи­те­лей се­ла Алек­си­но, из тех, кто враж­деб­но от­но­сил­ся к церк­ви. Ос­но­вы­ва­ясь на их по­ка­за­ни­ях, со­труд­ник ОГПУ Маль­ков 20 ав­гу­ста 1930 го­да аре­сто­вал свя­щен­ни­ка Кон­стан­ти­на Некра­со­ва и мо­на­хи­ню Па­рас­ке­ву Жу­ко­ву, ко­то­рые бы­ли за­клю­че­ны в ка­ме­ры при Руз­ском от­де­ле ОГПУ.
На сле­ду­ю­щий день по­сле аре­ста свя­щен­ни­ка сле­до­ва­тель до­про­сил его и отец Кон­стан­тин ска­зал: «Про­жи­вая в се­ле Алек­си­но, я ни­ка­кой ан­ти­со­вет­ской де­я­тель­но­стью не за­ни­мал­ся...Кро­ме то­го, я ни­ко­гда не жил бо­га­то, и стре­мить­ся к ка­кой-то луч­шей жиз­ни не в мо­их ин­те­ре­сах, тем бо­лее, что я бес­ко­ры­стен и же­лаю толь­ко нрав­ствен­но­го и ду­хов­но­го ми­ра. Прав­да, я го­во­рил про­по­ве­ди, но все­гда ста­рал­ся го­во­рить толь­ко сло­во Бо­жие, ста­ра­ясь на­учить ве­ру­ю­щих люб­ви и ми­ру… Го­во­рят, что я имею ав­то­ри­тет сре­ди граж­дан; мо­жет быть, это и прав­да, но ведь мой ав­то­ри­тет дер­жит­ся не на том, что я иду про­тив вла­сти, а по­то­му, что я по­сту­паю как ис­тин­ный хри­сти­а­нин… Ес­ли несколь­ко че­ло­век го­во­рят про­тив ме­ня, я ду­маю, что боль­ше най­дет­ся та­ких, ко­то­рые под­твер­дят мою неви­нов­ность. Я не про­тив то­го, чтобы власть на­ка­зы­ва­ла ме­ня как пре­ступ­ни­ка, но ес­ли я не ви­но­вен, то счи­таю, что бу­дет ма­ло це­ле­со­об­раз­но, ес­ли я бу­ду си­деть за ре­шет­кой или вы­слан, как му­че­ник. Вот и все, что я мо­гу ска­зать по су­ще­ству вы­став­лен­ных про­тив ме­ня об­ви­не­ний в контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти».
23 ап­ре­ля след­ствие бы­ло за­кон­че­но; свя­щен­ник в про­то­кол об окон­ча­нии след­ствия по­про­сил за­пи­сать: «По су­ще­ству предъ­яв­лен­но­го мне об­ви­не­ния ви­нов­ным се­бя не при­знаю. В оправ­да­ние се­бя про­шу до­про­сить ве­ру­ю­щих, ко­то­рые, на­де­юсь, под­твер­дят, что я ни­ко­гда про­ти­во­за­кон­ны­ми де­ла­ми не за­ни­мал­ся. Все ма­те­ри­а­лы счи­таю лож­ны­ми, и ис­хо­дят они от тех лиц, ко­то­рые же­ла­ют ме­ня убрать из се­ла Алек­си­но».
По­сле это­го отец Кон­стан­тин по­пы­тал­ся пе­ре­дать близ­ким на во­лю за­пис­ку, в ко­то­рой, в част­но­сти, пи­сал: «Сту­пай­те сей­час в ГПУ и про­си­те у упол­но­мо­чен­но­го Маль­ко­ва раз­ре­ше­ния на сви­да­ние, он мне го­во­рил, что раз­ре­шит, то­гда и по­го­во­рим. Ес­ли же по­че­му-ли­бо не удаст­ся ви­деть­ся, то знай­те, что след­ствен­ное де­ло окон­че­но, об­ви­ня­юсь в аги­та­ции про­тив со­вет­ской вла­сти, в сры­ве со­бра­ний, буд­то бы был про­тив кол­лек­ти­ви­за­ции и хле­бо­за­го­то­вок. Все это ложь, и есть на­деж­да, что она об­на­ру­жит­ся…» То­гда же он на­пи­сал за­яв­ле­ние в Кол­ле­гию ОГПУ, в ко­то­ром пи­сал: «23 ав­гу­ста упол­но­мо­чен­ным ОГПУ Маль­ко­вым бы­ло мне объ­яв­ле­но по­ста­нов­ле­ние — об­ви­не­ние ме­ня по ста­тье 58, пункт 10. Из про­чи­тан­но­го вы­яс­ни­лось, что об­ви­не­ние ос­но­ва­но на до­но­се неиз­вест­ных мне лиц, и все по­ло­жи­тель­но лож­но. Чтобы по­ло­жить на­сто­я­щее пра­виль­ное опре­де­ле­ние по воз­ник­ше­му де­лу, необ­хо­ди­мо про­ве­рить дан­ные по­ка­за­ния, а по­се­му по­кор­ней­ше про­шу опро­сить лиц, кои все­гда ви­де­ли мои де­я­ния и слы­ша­ли все мои сло­ва (при­чт, со­се­дей и всех ве­ру­ю­щих мо­е­го при­хо­да). И, удо­сто­ве­рив­шись в лож­но­сти до­но­са, по­ста­вить на вид до­но­си­те­лям, чтобы они впредь не утруж­да­ли вла­сти сво­ей кле­ве­той, а со­об­ща­ли бы од­ни дей­стви­тель­ные фак­ты…» За­яв­ле­ние это не бы­ло пе­ре­да­но на­чаль­ству ОГПУ, а при­со­еди­не­но сле­до­ва­те­лем к де­лу. 25 сен­тяб­ря 1930 го­да трой­ка ОГПУ при­го­во­ри­ла свя­щен­ни­ка к трем го­дам ссыл­ки в Ка­зах­стан, ко­то­рую он был от­прав­лен от­бы­вать в Се­ми­па­ла­тинск. По окон­ча­нии ссыл­ки отец Кон­стан­тин при­е­хал в Мо­жайск и был на­зна­чен слу­жить в храм Илии про­ро­ка. 5 де­каб­ря 1937 го­да свя­щен­ник был вновь аре­сто­ван и за­клю­чен в тюрь­му в го­ро­де Мо­жай­ске. Через день со­сто­ял­ся до­прос, и на сле­ду­ю­щий день по­сле до­про­са бы­ло со­став­ле­но об­ви­ни­тель­ное за­клю­че­ние, где бы­ли из­ло­же­ны об­ви­не­ния про­тив свя­щен­ни­ка, за­клю­чав­ши­е­ся, в част­но­сти, в том, что он про­во­дил боль­шую ра­бо­ту «по ско­ла­чи­ва­нию цер­ков­но­го ак­ти­ва, для этой це­ли им был ор­га­ни­зо­ван хор из быв­ших мо­на­шек и ак­тив­ных цер­ков­ни­ков...»
9 де­каб­ря трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла от­ца Кон­стан­ти­на к рас­стре­лу. Свя­щен­ник Кон­стан­тин Некра­сов был рас­стре­лян 15 де­каб­ря 1937 го­да и по­гре­бен в без­вест­ной мо­ги­ле.


Игу­мен Да­мас­кин (Ор­лов­ский)

Му­че­ни­ки, ис­по­вед­ни­ки и по­движ­ни­ки бла­го­че­стия Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви ХХ сто­ле­тия. Жиз­не­опи­са­ния и ма­те­ри­а­лы к ним. Кни­га 7. Тверь, 2002. С. 203–209.

Ис­точ­ник: http://pstgu.ru

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)