Ваш город - Сиэтл?

Для получения календаря в соответствии с Вашей временной зоной - пожалуйста, укажите город.

Не найден город с таким названием. Пожалуйста, укажите другой (например, ближайший региональный центр).

Дни памяти:

5 февраля  (переходящая) – Собор новомучеников и исповедников Церкви Русской

2 октября

Житие

Пре­по­доб­но­му­че­ни­ца Ма­рия ро­ди­лась в 1890 го­ду в се­ле Де­ди­но­во За­рай­ско­го уез­да Ря­зан­ской гу­бер­нии в се­мье кре­стья­ни­на Ива­на Ша­ши­на. Де­воч­ка окон­чи­ла сель­скую шко­лу. По­сле смер­ти от­ца она устро­и­лась ра­бо­тать по най­му, а в 1914 го­ду ушла под­ви­зать­ся по­слуш­ни­цей в Ко­лы­чев­ский жен­ский мо­на­стырь, по­свя­щен­ный Ка­зан­ской иконе Бо­жи­ей Ма­те­ри, рас­по­ла­гав­ший­ся в 18 вер­стах от го­ро­да Его­рьев­ска.
Без­бож­ная власть в 1920 го­ду за­кры­ла мо­на­стырь. Вме­сте с дру­ги­ми сест­ра­ми она по­се­ли­лась в род­ном се­ле. Ос­нов­ным за­ня­ти­ем ее бы­ло шить оде­я­ла. Во вре­мя бо­го­слу­же­ния она пе­ла на кли­ро­се, а так­же по прось­бе ве­ру­ю­щих чи­та­ла Псал­тирь по усоп­шим.
Вла­сти в 1930 го­ду на­ме­ри­ва­лись за­крыть в се­ле храм, по­сколь­ку об­щи­на не мог­ла вы­пла­тить боль­шой на­лог. Мо­на­стыр­ские сест­ры обо­шли дво­ры со­сед­них де­ре­вень и со­бра­ли необ­хо­ди­мую сум­му, а так­же ез­ди­ли в Моск­ву хло­по­тать о том, чтобы цер­ковь не бы­ла за­кры­та. Часть се­стер бы­ла аре­сто­ва­на в 1930 го­ду.
1 июня 1931 го­да по­слуш­ни­цу Ма­рию аре­сто­ва­ли и за­клю­чи­ли в Ря­зан­скую тюрь­му, а 16 июня до­про­си­ли. Сле­до­ва­тель рас­спро­сил ее о жиз­ни в мо­на­сты­ре, чем она за­ни­ма­лась по­сле за­кры­тия оби­те­ли, по­ин­те­ре­со­вал­ся, был ли бо­гат мо­на­стырь и ка­кие в нем бы­ли свя­ты­ни. «По де­лу по­ка­зать ни­че­го не мо­гу, – от­ве­ча­ла по­слуш­ни­ца. – Мо­на­стырь, в ко­то­ром я жи­ла, счи­тал­ся бо­га­тым, по­сколь­ку имел зем­лю и лес. Из икон чу­до­твор­ных у нас бы­ла Ка­зан­ская ико­на Бо­жи­ей Ма­те­ри».
Сле­до­ва­тель так пи­сал о вине по­слуш­ни­цы Ма­рии: «В се­ле Де­ди­но­во про­жи­ва­ю­щие мо­наш­ки Доб­ря­ко­ва Ва­ле­рия и Ша­ши­на Ма­рия, имея меж­ду со­бой ор­га­ни­зо­ван­ность и друж­бу, на­хо­дясь все вре­мя на служ­бе в церк­ви, через со­би­ра­ю­щих­ся к ним жен­щин со­би­ра­ли день­ги с кре­стьян для слу­жи­те­лей куль­та, на упла­ту на­ло­гов, тем са­мым вы­зы­ва­ли рез­кое недо­воль­ство кре­стьян по от­но­ше­нию су­ще­ству­ю­щих по­ряд­ков. Эти же мо­наш­ки, ко­гда об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции в про­шлом го­ду по­ста­ви­ли на об­суж­де­ние во­прос о за­кры­тии церк­ви, ак­тив­но по­ве­ли аги­та­цию про­тив это­го ре­ше­ния, в ре­зуль­та­те че­го кре­стьяне цер­ковь за­кры­вать не со­гла­си­лись».
Трой­ка ОГПУ 28 июня 1931 го­да при­го­во­ри­ла по­слуш­ни­цу Ма­рию к трем го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Эта­пом она бы­ла от­прав­ле­на в Ка­зах­стан в го­род Ак­мо­линск, где про­бы­ла до ав­гу­ста 1934 го­да.
По­сле воз­вра­ще­ния на ро­ди­ну по­слуш­ни­ца Ма­рия бы­ла из­бра­на чле­ном цер­ков­но­го со­ве­та. В 1936 го­ду вла­сти устро­и­ли в церк­ви склад. Как по­ка­зал впо­след­ствии сек­ре­тарь сель­со­ве­та, по­слуш­ни­ца Ма­рия сре­ди кол­хоз­ни­ков го­во­ри­ла: «Вот, ото­бра­ли у нас пра­во­слав­ных по­след­нее уте­ше­ние, где же мы долж­ны те­перь мо­лить­ся, раз­ве у со­вет­ской вла­сти дру­го­го по­ме­ще­ния не бы­ло под склад, кро­ме как цер­ковь?»
Дру­гой сви­де­тель рас­ска­зы­вал, что слы­шал, как по­слуш­ни­ца Ма­рия ру­га­ла ста­лин­скую кон­сти­ту­цию, го­во­ря: «Вот кон­сти­ту­ция пи­шет, что всем предо­став­ле­ны оди­на­ко­вые пра­ва, а по­про­буй что-ни­будь ска­жи, те­бя сра­зу аре­сту­ют, где же тут сво­бо­да сло­ва?», а во вре­мя убор­ки се­на сре­ди жен­щин го­во­ри­ла: «Как вам не стыд­но, что вы от­ка­зы­ва­е­тесь со­вер­шен­но от Церк­ви, в храм пе­ре­ста­ли хо­дить да­же в пре­столь­ные празд­ни­ки, за это вам при­дет Бо­жие на­ка­за­ние».
Во вре­мя мас­со­вых го­не­ний на Рус­скую Пра­во­слав­ную Цер­ковь 24 сен­тяб­ря 1937 го­да она бы­ла аре­сто­ва­на и за­клю­че­на в Ря­зан­скую тюрь­му. 25 сен­тяб­ря со­сто­ял­ся до­прос.
– По­че­му у вас двой­ная фа­ми­лия? – спро­сил сле­до­ва­тель.
– Фа­ми­лия Ма­мон­то­ва по ма­те­ри, по от­цу моя фа­ми­лия Ша­ши­на. На се­ле боль­ше ме­ня зна­ют как Ма­мон­то­ву, фак­ти­че­ски у ме­ня двой­ная фа­ми­лия – Ма­мон­то­ва-Ша­ши­на.
– Сколь­ко лет вы бы­ли мо­на­хи­ней?
– Мо­на­хи­ней я бы­ла с 1914 по 1920 год, по­сле че­го нас из мо­на­сты­ря вы­се­ли­ли…
– Во вре­мя вы­сел­ки вас из мо­на­сты­ря вы ве­ли гнус­ную контр­ре­во­лю­ци­он­ную кле­ве­ту про­тив ВКП(б). При­зна­е­те ли это?
– Нет, это я от­ри­цаю.
– Вы го­во­ри­те неправ­ду, мы тре­бу­ем от вас прав­ди­вых по­ка­за­ний.
– Нет, это­го я не при­знаю.
– След­ствие рас­по­ла­га­ет дан­ны­ми, что в 1934 го­ду по при­бы­тии из ссыл­ки вы у се­бя устра­и­ва­ли бо­го­слу­же­ния, при­гла­шая по­пов и мо­на­шек. Под­твер­жда­е­те ли это?
– Нет, это я от­ри­цаю.
– В 1935 го­ду во вре­мя од­но­го из мо­леб­ствия у се­бя на до­му вы ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ный раз­го­вор о пар­тии и со­вет­ской вла­сти. При­зна­е­те ли это?
– Нет, это­го я не при­знаю.
– В дни ре­ли­ги­оз­ных празд­ни­ков с це­лью сры­ва кол­хоз­ных ра­бот вы у се­бя на до­му устра­и­ва­ли про­смотр па­но­ра­мы церк­вей и мо­на­сты­рей, при­гла­шая с этой це­лью жен­щин кол­хоз­ниц.
– Это я при­знаю. Дей­стви­тель­но, в 1936 го­ду в на­шем до­ме у диа­ко­на в ком­на­те бы­ли жен­щи­ны кол­хоз­ни­цы, я им да­ла па­но­ра­му для про­смот­ра.
– В 1937 го­ду в ав­гу­сте сре­ди кол­хоз­ни­ков вы ве­ли ан­ти­со­вет­скую аги­та­цию в свя­зи с аре­стом ку­ла­ков ва­ше­го се­ла. При­зна­е­те ли это?
– Нет, это­го я не при­знаю.
– В 1936 го­ду вы сре­ди жен­щин кол­хоз­ниц в контр­ре­во­лю­ци­он­ных це­лях ве­ли контр­ре­во­лю­ци­он­ную аги­та­цию про­тив кол­хо­зов, ис­поль­зуя ре­ли­ги­оз­ные убеж­де­ния неко­то­рых из них. Под­твер­жда­е­те ли это?
– Нет, я это от­ри­цаю.
На все даль­ней­шие во­про­сы, сколь­ко бы сле­до­ва­тель ни за­пу­ты­вал и ни угро­жал, по­слуш­ни­ца неиз­мен­но от­ве­ча­ла, что об­ви­не­ния не при­зна­ет и по­ка­за­ния лже­сви­де­те­лей, а их бы­ло до­про­ше­но семь че­ло­век, от­ри­ца­ет.
13 ок­тяб­ря 1937 го­да трой­ка НКВД при­го­во­ри­ла по­слуш­ни­цу Ма­рию к вось­ми го­дам за­клю­че­ния в ис­пра­ви­тель­но-тру­до­вой ла­герь. Эта­пом она бы­ла от­прав­ле­на сна­ча­ла в Бу­тыр­скую тюрь­му в Москве, а за­тем в Бам­лаг НКВД.
По­слуш­ни­ца Ма­рия (Ма­мон­то­ва-Ша­ши­на) умер­ла в ла­ге­ре 2 ок­тяб­ря 1938 го­да и по­гре­бе­на в без­вест­ной мо­ги­ле.


Со­ста­ви­тель свя­щен­ник Мак­сим Мак­си­мов

«Жи­тия но­во­му­че­ни­ков и ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских ХХ ве­ка Мос­ков­ской епар­хии. До­пол­ни­тель­ный том 3». Тверь, 2005 год, стр. 93-96.

Биб­лио­гра­фия

ГАРФ. Ф. 10035, д. П-38133, д. П-16488.
Со­об­ще­ние ИЦ ГУВД Мос­ков­ской об­ла­сти.

Ис­точ­ник: http://www.fond.ru/

Случайный тест

(2 голоса: 5 из 5)